ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Майор в отставке 5. Тунгуска

Майор в отставке 5. Тунгуска

14 ноября 2017 - Владимир Винников


 

Выйдя из землянки, старшина столкнулся с командиром второго взвода младшим лейтенантом Поляковым, который нес в руках гимнастёрку. Тот, увидев старшину, улыбнулся и сказал:

- За гимнастёрку спасибо, но это Николаю, у него лопнула под мышками и на спине, он ведь здоровый у нас.

Переходя от взвода к взводу, старшина никак не мог забыть предложение Виноградова про баню, месяц у них взводный, а будто так давно.

Покормив оставшихся в живых бойцов, старшина выбрался из своей норы наружу покурить, он так сравнил своё строение с землянкой Виноградова.

К старшине подошёл капитан Проков, командира батальона. Проков, словно катился по траншее, такие у него были кривые ноги. Проков сам не раз подшучивал над собой, что он потомственный Амурский казак, ему бы коня сейчас, вот тогда…

Увидев старшину, капитан сказал:

- Я знаю, у тебя есть эмалевые треугольники, четыре отнеси Грошеву, два Ивлеву. Не забудь про кубари для Виноградова!

У нас теперь есть младшие командиры во взводе Виноградова. А сам присмотрись к Ивлеву, готовь его себе на замену, завтра примешь под командование третий взвод.

 

Через несколько минут Коробкин помогал Ивлеву и Грошеву прикреплять треугольники в петлицах.

Лейтенант Виноградов снял с рваной гимнастерки свои два «кубаря» прикрепил на новую, которую принёс Поляков.

-Товарищ лейтенант, - обратился к нему старшина, - вот вам ещё два, а то всё ходите в старом звании.

Виноградов прикрепил ещё по одному в каждую петлицу новой гимнастёрки, достал из нагрудного кармана старой гимнастерки какой-то свёрток и положил в нагрудный карман у своего сердца.

Метрах в десяти от землянки раздался взрыв мины, второй, третий и опять стало тихо.

 

 

- Лейтенант, что ты там всё высматриваешь? - Виноградов услышал за своей спиной голос комбата. - Не доверяешь своим бойцам? Или заметил что интересное?

- Товарищ капитан, - ответил Николай Прокову, - у меня складывается убеждение, что немцы готовят новую атаку и главный удар будет здесь!

-  Обоснуй! - ответил капитан.

- Последние два дня они сменили время обстрела наших траншей. Вон там, они крупнокалиберными снарядами сделали склон оврага таким пологим, что можно будет по склону подняться легким танкам. Немцы знают, что кроме гранат у нас нет средств, против их бронетехники.

Во время последней атаки они засекли все наши пулеметные точки, хотя сержант Грошев несколько раз менял сектора обстрела. Кроме того, они знают, что у нас от батальона осталась только треть состава, два раза мы уничтожали их разведгруппы…

 

- А что, Николай, - капитан впервые обратился к Виноградову по имени. - Мыслишь ты толково. Поделюсь твоими замечаниями с командиром полка.

 

Капитан посмотрел на лейтенанта, тот гладко выбрит, на гимнастерке чистый подворотничок. Крупные губы лейтенанта посинели, похоже, в окопе он давно. Руки без перчаток, кожа  обветрила, под ногтями грязь, что не удивительно, лейтенант упирался то одной, то другой рукой в бруствер.

 

- Вот, что, пришлю я тебе толкового сержанта, - капитан помолчал, посмотрел в глаза Николаю. - Он прибыл с Дальнего Востока, был майором, но ты его не расспрашивай, не надо.

 

Взгляд капитана был убедительнее слов.

- И вот ещё, - капитан опять помолчал. Тебя хотят у нас забрать. Командир полка майор Зубков, вызывал меня к себе, он говорил, что в тылу в Тульской области в октябре действовали тридцать один партизанский отряд и семьдесят три диверсионные группы  НКВД.

 

Виноградов удивился, но промолчал.

 

- Товарищ капитан, разрешите обратиться к товарищу лейтенанту.

 

Выпрямившись во весь рост, за спиной командиров стоял сержант Ивлев.

 

- А, наш новый старшина роты, валяй, обращайся.

 

Не прощаясь, капитан пошёл к своему командному пункту.

 

- Товарищ лейтенант, - улыбнувшись, начал Ивлев, жаль, что мы с вами не успели баньку построить, но мы её наладим.

 

Николай крепко обнял старшину роты и прошептал ему в ухо:

- Спасибо отец!

 

Раздался вой мины, взрыв, потом ещё, ещё…

 

 

Через пятнадцать минут в землянку вошёл плотный высокий мужчина в шинели.

- Старший сержант Винник прибыл, - разглядев лицо лейтенанта, сержант замолчал.

 

Николай сразу узнал прибывшего сержанта.

Это был его земляк, тоже родом из Белоруссии, местечка Костюковичи. Недавний начальник пехотного училища, который окончил Виноградов.

 

Павел Николаевич рассказывал ему, что в тридцатых годах, он работал на строительстве Колымской трассы, а потом воевал на озере Хасан.

 

- Лейтенант, наступают!

 

Выскочив из землянки, Виноградов крикнул:

- Примете отделение Ивлева, позже поговорим.

 

 

- Хорошо, что мы поменяли огневые точки, а так бы всех накрыли, спасибо, лейтенант, - сержант Грошев внёс с собой в землянку «Льюис», который был весь в земле. Ствол его сильно поцарапан осколками.

- Это вам спасибо, Пётр Васильевич, если бы вы не восстановили один «Дегтярёв», ворвались бы фашисты в наши окопы.

- Новый сержант хорошо им поработал, только ранили его, - ответил Грошев.

 

В землянке на нарах, накрытый двумя шинелями,  лежал старший сержант Винник.

 

Николай подошёл к нему, присел на край нар:

- Павел Николаевич, а как вы оказались на Колыме?

- Неправильно поставлен вопрос. Это стратегическая дорога! Помнишь, я тебе давал читать книгу известного исследователя Молодых.

- Пути связи и снабжение Колымско-Индигирского края, изданной Востсибкрайгизом в Иркутске в 1931 году, - сразу ответил лейтенант.

 

 

 


© Copyright: Владимир Винников, 2017

Регистрационный номер №0401601

от 14 ноября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0401601 выдан для произведения:


 

Выйдя из землянки, старшина столкнулся с командиром второго взвода младшим лейтенантом Поляковым, который нес в руках гимнастёрку. Тот, увидев старшину, улыбнулся и сказал:

- За гимнастёрку спасибо, но это Николаю, у него лопнула под мышками и на спине, он ведь здоровый у нас.

Переходя от взвода к взводу, старшина никак не мог забыть предложение Виноградова про баню, месяц у них взводный, а будто так давно.

Покормив оставшихся в живых бойцов, старшина выбрался из своей норы наружу покурить, он так сравнил своё строение с землянкой Виноградова.

К старшине подошёл капитан Проков, командира батальона. Проков, словно катился по траншее, такие у него были кривые ноги. Проков сам не раз подшучивал над собой, что он потомственный Амурский казак, ему бы коня сейчас, вот тогда…

Увидев старшину, капитан сказал:

- Я знаю, у тебя есть эмалевые треугольники, четыре отнеси Грошеву, два Ивлеву. Не забудь про кубари для Виноградова!

У нас теперь есть младшие командиры во взводе Виноградова. А сам присмотрись к Ивлеву, готовь его себе на замену, завтра примешь под командование третий взвод.

 

Через несколько минут Коробкин помогал Ивлеву и Грошеву прикреплять треугольники в петлицах.

Лейтенант Виноградов снял с рваной гимнастерки свои два «кубаря» прикрепил на новую, которую принёс Поляков.

-Товарищ лейтенант, - обратился к нему старшина, - вот вам ещё два, а то всё ходите в старом звании.

Виноградов прикрепил ещё по одному в каждую петлицу новой гимнастёрки, достал из нагрудного кармана старой гимнастерки какой-то свёрток и положил в нагрудный карман у своего сердца.

Метрах в десяти от землянки раздался взрыв мины, второй, третий и опять стало тихо.

 

 

- Лейтенант, что ты там всё высматриваешь? - Виноградов услышал за своей спиной голос комбата. - Не доверяешь своим бойцам? Или заметил что интересное?

- Товарищ капитан, - ответил Николай Прокову, - у меня складывается убеждение, что немцы готовят новую атаку и главный удар будет здесь!

-  Обоснуй! - ответил капитан.

- Последние два дня они сменили время обстрела наших траншей. Вон там, они крупнокалиберными снарядами сделали склон оврага таким пологим, что можно будет по склону подняться легким танкам. Немцы знают, что кроме гранат у нас нет средств, против их бронетехники.

Во время последней атаки они засекли все наши пулеметные точки, хотя сержант Грошев несколько раз менял сектора обстрела. Кроме того, они знают, что у нас от батальона осталась только треть состава, два раза мы уничтожали их разведгруппы…

 

- А что, Николай, - капитан впервые обратился к Виноградову по имени. - Мыслишь ты толково. Поделюсь твоими замечаниями с командиром полка.

 

Капитан посмотрел на лейтенанта, тот гладко выбрит, на гимнастерке чистый подворотничок. Крупные губы лейтенанта посинели, похоже, в окопе он давно. Руки без перчаток, кожа  обветрила, под ногтями грязь, что не удивительно, лейтенант упирался то одной, то другой рукой в бруствер.

 

- Вот, что, пришлю я тебе толкового сержанта, - капитан помолчал, посмотрел в глаза Николаю. - Он прибыл с Дальнего Востока, был майором, но ты его не расспрашивай, не надо.

 

Взгляд капитана был убедительнее слов.

- И вот ещё, - капитан опять помолчал. Тебя хотят у нас забрать. Командир полка майор Зубков, вызывал меня к себе, он говорил, что в тылу в Тульской области в октябре действовали тридцать один партизанский отряд и семьдесят три диверсионные группы  НКВД.

 

Виноградов удивился, но промолчал.

 

- Товарищ капитан, разрешите обратиться к товарищу лейтенанту.

 

Выпрямившись во весь рост, за спиной командиров стоял сержант Ивлев.

 

- А, наш новый старшина роты, валяй, обращайся.

 

Не прощаясь, капитан пошёл к своему командному пункту.

 

- Товарищ лейтенант, - улыбнувшись, начал Ивлев, жаль, что мы с вами не успели баньку построить, но мы её наладим.

 

Николай крепко обнял старшину роты и прошептал ему в ухо:

- Спасибо отец!

 

Раздался вой мины, взрыв, потом ещё, ещё…

 

 

Через пятнадцать минут в землянку вошёл плотный высокий мужчина в шинели.

- Старший сержант Винник прибыл, - разглядев лицо лейтенанта, сержант замолчал.

 

Николай сразу узнал прибывшего сержанта.

Это был его земляк, тоже родом из Белоруссии, местечка Костюковичи. Недавний начальник пехотного училища, который окончил Виноградов.

 

Павел Николаевич рассказывал ему, что в тридцатых годах, он работал на строительстве Колымской трассы, а потом воевал на озере Хасан.

 

- Лейтенант, наступают!

 

Выскочив из землянки, Виноградов крикнул:

- Примете отделение Ивлева, позже поговорим.

 

 

- Хорошо, что мы поменяли огневые точки, а так бы всех накрыли, спасибо, лейтенант, - сержант Грошев внёс с собой в землянку «Льюис», который был весь в земле. Ствол его сильно поцарапан осколками.

- Это вам спасибо, Пётр Васильевич, если бы вы не восстановили один «Дегтярёв», ворвались бы фашисты в наши окопы.

- Новый сержант хорошо им поработал, только ранили его, - ответил Грошев.

 

В землянке на нарах, накрытый двумя шинелями,  лежал старший сержант Винник.

 

Николай подошёл к нему, присел на край нар:

- Павел Николаевич, а как вы оказались на Колыме?

- Неправильно поставлен вопрос. Это стратегическая дорога! Помнишь, я тебе давал читать книгу известного исследователя Молодых.

- Пути связи и снабжение Колымско-Индигирского края, изданной Востсибкрайгизом в Иркутске в 1931 году, - сразу ответил лейтенант.

 

 

 


Рейтинг: 0 25 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
129
120
106
97
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
93
92
91
89
86
79
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
66
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
59
57
53
45
40
38