ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Автобиография. 32я гл. Красноводск, разные жизненные неурядицы"

Автобиография. 32я гл. Красноводск, разные жизненные неурядицы"

26 августа 2020 - Марта Шаула
 
 Жизнь в Красноводске,разные жизненные неурядицы и перипетия! май-ноябрь 1954г. 
В начале мая мы переехали на квартиру к хозяину туркмену.
 Она состояла из маленькой прихожей и двух комнат, расположенных трамвайчиком и были капельные.  В первой комнате расположились родители, а во второй- мы. Она была чуть больше, с двумя  окошками с решётками на окнах  от воров, полы деревянные, двери двустворчатые, низенькие. Из мебели, стоял шкаф без дверей, солдатская койка, маленький столик и две табуретки. Прихожую приспособили под кухню со всей утварью.    Туалет был во дворе, закрытый на висячий замок. Ключ находился у хозяина.
И опять нужно было приспосабливаться!!!
Свёкор продолжал отбирать деньги у Бориса, и у какого-то знакомого, взял на прокат легковой автомобиль. Ведь ему не чем было заняться!  Сам раскатывал на нём по городу, а Борису не разрешал садиться за руль.
Условия жизни оставались сложными.    
Я ещё работала в ОРСе   и продолжала заниматься в танцевальном и вокальном кружках Дворца культуры нефтяников им. И.В. Сталина.
Борис тоже участвовал в работе драмкружка, когда была возможность.  

Жара наступила как-то сразу, а у меня было всего два ситцевых платьица. Нужно было что-то придумывать.

Как- то меня пристыдил художественный руководитель Дворца-азербайджанец:
« Что ты так бедно одета, ведь у тебя муж офицер!  Если бы  у меня была такая жена, я бы одел её, как куколку, и она бы нежилась на мягком диване, как кошечка!»

А мне было стыдно и обидно, и  тут же начала ходить на занятия кружка «Кроя и шитья» во Дворце. Моя учёба принесла плоды, и сшила два нарядных штапельных платья.  К майским праздникам готовилась большая праздничная программа, и я была задействована в танцах и сольном пении, да ещё запевала в хоре.
И, естественно, после работы ходила на репетиции.  

Свёкор постоянно злился,  устраивал перебранки, зло срывал на свекрови, обзывая старой дурой и т. п. Она безответно всё терпела, и когда мы с Борисом вечером ложились спать, она без стука входила, садилась на край нашей койки и рассказывала о чём ей взбредёт в голову! Так продолжалось ежедневно, о какой интимной жизни могла быть речь!!!  
У Бориса терпение кончилось, я же вся была на нервах, и он был вынужден запретить ей эти посещения без стука!  

А жара добивала нас: вынуждены были спать на полу, завернувшись в мокрые простыни.
Когда наступил день праздничного концерта на день Победы 9го мая, Борис был на дежурстве, свёкор закрыл меня в комнате и не выпускал!  
Со мной случилась истерика, и тут  прибежал худ. рук. Дворца, ведь срывались номера  программы, утвержденной в Горкоме партии( тогда это было обязательно). Увидев всю картину, пригрозил Леониду, что заявит на него в Горком партии, и он вынужден был меня отпустить. Во Дворце  загримировали меня, одели танцевальный костюм, и я вышла на сцену, которая всегда лечила!
 
 
Я третья слева  в украинском Гопаке.
 Папаша малость поутих, но обстановка в доме накалилась до предела!
И вот, в один из субботних дней, когда я с утра занялась стиркой у крыльца во дворе, а это: два постельных комплекта, мужское бельё. состоящее  из хлопковых белых рубах, кальсон, портянок, и женское тоже в полном наборе.
Стирала руками не доске стиральной. Воду нужно было экономить, а жара стояла невыносимая. Маманя  что-то готовила на керогазе, папаня раскатывался на машине. Борис только что вернулся с  очередного дежурства, и не успел сдать пистолет.       
Подойдя к машине, попросил отца  разрешить прокатиться, но тот его осадил и обозвал «щенком»!  Борис, недолго думая, выхватил пистолет, и наставил на отца!  На счастье, рядом оказался знакомый, оттолкнул Бориса, чем спас обоих!  Но дело могло обернуться военным трибуналом. Как-то удалось всё замять, но жить вместе с родителями уже было невозможно!!!
Наконец. Папаша собрал вещи, мамашу, и они уехали в Кара-Богаз-Гол. Там он тоже успел отличиться, чуть не попал под суд за попытку к изнасилованию малолетки.   В общем- сплошная  «радость»!

Мы, наконец, вздохнули свободно, но хозяин туркмен, будучи свидетелем разразившегося скандала,  велел Борису искать другое место жительства.

Единственной радостью в это время был приезд моей сестрички Леночки. Работая в конторе ж.д. станции Раздельной, пользовалась бесплатным  билетом в любой конец страны. И она приехала к нам.

Родители только уехали, а мы ещё жили у туркмена.
Она не ожидала той обстановки , в которую попала: жара, кругом песок, отсутствие воды, овощей и фруктов (ведь был разгар лета), а главное, те жилищные условия, в которых мы жили!

На радостях, сварили суп, в надежде пообедать! Пока собирались, в течение часа, наш суп прокис. Солнце и очень высокая влажность сыграли с нами злую шутку!

Но я пыталась скрасить всю обстановку, повела её во Дворец культуры, а там было на что посмотреть!  Тут же в ресторане, что находился в левом крыле Дворца, мы пообедали, затем покатала на автобусе по городу, показала достопримечательности. В магазине купила отрез шифона на блузку и шелк на юбку ( тогда в магазине были разные китайские шелка и другие натуральные ткани). Дома скроила и сметала, чтобы она, по приезде домой, дошила, и была нарядно одета. В общем, постаралась скрасить впечатление, чтобы она домой ехала с лёгким сердцем. Собрала  в  дорогу, и мы проводили её до парохода.

22ого августа 1954года по приглашению председателя Завкома завода нефтехимии и газа, я была  принята на работу во Дворец культуры нефтяников им. И.В. Сталина на должность ст. бухгалтера. 
Начинался новый этап жизни, как служебной, так и семейной.  
О том,что происходило дальше,расскажу в следующей 33й гл. повести.

 

© Copyright: Марта Шаула, 2020

Регистрационный номер №0479143

от 26 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0479143 выдан для произведения:  
 Жизнь в Красноводске,разные жизненные неурядицы и перипетия! май-ноябрь 1954г. 
В начале мая мы переехали на квартиру к хозяину туркмену.
 Она состояла из маленькой прихожей и двух комнат, расположенных трамвайчиком и были капельные.  В первой комнате расположились родители, а во второй- мы. Она была чуть больше, с двумя  окошками с решётками на окнах  от воров, полы деревянные, двери двустворчатые, низенькие. Из мебели, стоял шкаф без дверей, солдатская койка, маленький столик и две табуретки. Прихожую приспособили под кухню со всей утварью.    Туалет был во дворе, закрытый на висячий замок. Ключ находился у хозяина.
И опять нужно было приспосабливаться!!!
Свёкор продолжал отбирать деньги у Бориса, и у какого-то знакомого, взял на прокат легковой автомобиль. Ведь ему не чем было заняться!  Сам раскатывал на нём по городу, а Борису не разрешал садиться за руль.
Условия жизни оставались сложными.    
Я ещё работала в ОРСе   и продолжала заниматься в танцевальном и вокальном кружках Дворца культуры нефтяников им. И.В. Сталина.
Борис тоже участвовал в работе драмкружка, когда была возможность.  

Жара наступила как-то сразу, а у меня было всего два ситцевых платьица. Нужно было что-то придумывать.

Как- то меня пристыдил художественный руководитель Дворца-азербайджанец:
« Что ты так бедно одета, ведь у тебя муж офицер!  Если бы  у меня была такая жена, я бы одел её, как куколку, и она бы нежилась на мягком диване, как кошечка!»

А мне было стыдно и обидно, и  тут же начала ходить на занятия кружка «Кроя и шитья» во Дворце. Моя учёба принесла плоды, и сшила два нарядных штапельных платья.  К майским праздникам готовилась большая праздничная программа, и я была задействована в танцах и сольном пении, да ещё запевала в хоре.
И, естественно, после работы ходила на репетиции.  

Свёкор постоянно злился,  устраивал перебранки, зло срывал на свекрови, обзывая старой дурой и т. п. Она безответно всё терпела, и когда мы с Борисом вечером ложились спать, она без стука входила, садилась на край нашей койки и рассказывала о чём ей взбредёт в голову! Так продолжалось ежедневно, о какой интимной жизни могла быть речь!!!  
У Бориса терпение кончилось, я же вся была на нервах, и он был вынужден запретить ей эти посещения без стука!  

А жара добивала нас: вынуждены были спать на полу, завернувшись в мокрые простыни.
Когда наступил день праздничного концерта на день Победы 9го мая, Борис был на дежурстве, свёкор закрыл меня в комнате и не выпускал!  
Со мной случилась истерика, и тут  прибежал худ. рук. Дворца, ведь срывались номера  программы, утвержденной в Горкоме партии( тогда это было обязательно). Увидев всю картину, пригрозил Леониду, что заявит на него в Горком партии, и он вынужден был меня отпустить. Во Дворце  загримировали меня, одели танцевальный костюм, и я вышла на сцену, которая всегда лечила!
 
 
Я третья слева  в украинском Гопаке.
 Папаша малость поутих, но обстановка в доме накалилась до предела!
И вот, в один из субботних дней, когда я с утра занялась стиркой у крыльца во дворе, а это: два постельных комплекта, мужское бельё. состоящее  из хлопковых белых рубах, кальсон, портянок, и женское тоже в полном наборе.
Стирала руками не доске стиральной. Воду нужно было экономить, а жара стояла невыносимая. Маманя  что-то готовила на керогазе, папаня раскатывался на машине. Борис только что вернулся с  очередного дежурства, и не успел сдать пистолет.       
Подойдя к машине, попросил отца  разрешить прокатиться, но тот его осадил и обозвал «щенком»!  Борис, недолго думая, выхватил пистолет, и наставил на отца!  На счастье, рядом оказался знакомый, оттолкнул Бориса, чем спас обоих!  Но дело могло обернуться военным трибуналом. Как-то удалось всё замять, но жить вместе с родителями уже было невозможно!!!
Наконец. Папаша собрал вещи, мамашу, и они уехали в Кара-Богаз-Гол. Там он тоже успел отличиться, чуть не попал под суд за попытку к изнасилованию малолетки.   В общем- сплошная  «радость»!

Мы, наконец, вздохнули свободно, но хозяин туркмен, будучи свидетелем разразившегося скандала,  велел Борису искать другое место жительства.

Единственной радостью в это время был приезд моей сестрички Леночки. Работая в конторе ж.д. станции Раздельной, пользовалась бесплатным  билетом в любой конец страны. И она приехала к нам.

Родители только уехали, а мы ещё жили у туркмена.
Она не ожидала той обстановки , в которую попала: жара, кругом песок, отсутствие воды, овощей и фруктов (ведь был разгар лета), а главное, те жилищные условия, в которых мы жили!

На радостях, сварили суп, в надежде пообедать! Пока собирались, в течение часа, наш суп прокис. Солнце и очень высокая влажность сыграли с нами злую шутку!

Но я пыталась скрасить всю обстановку, повела её во Дворец культуры, а там было на что посмотреть!  Тут же в ресторане, что находился в левом крыле Дворца, мы пообедали, затем покатала на автобусе по городу, показала достопримечательности. В магазине купила отрез шифона на блузку и шелк на юбку ( тогда в магазине были разные китайские шелка и другие натуральные ткани). Дома скроила и сметала, чтобы она, по приезде домой, дошила, и была нарядно одета. В общем, постаралась скрасить впечатление, чтобы она домой ехала с лёгким сердцем. Собрала  в  дорогу, и мы проводили её до парохода.

22ого августа 1954года по приглашению председателя Завкома завода нефтехимии и газа, я была  принята на работу во Дворец культуры нефтяников им. И.В. Сталина на должность ст. бухгалтера. 
Начинался новый этап жизни, как служебной, так и семейной.  
О том,что происходило дальше,расскажу в следующей 33й гл. повести.

 
 
Рейтинг: +1 47 просмотров
Комментарии (1)
Марта Шаула # 28 августа 2020 в 21:39 0
Большое спасибо,дорогой Всеволод,что заглянул на страничку!!!
Всегда тебе рада!!! spasibo-20