ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Автобиография гл.25я. Жизнь и работа в Раздельной, полна событиями"

Автобиография гл.25я. Жизнь и работа в Раздельной, полна событиями"

24 августа 2020 - Марта Шаула
Жизнь в Раздельной била ключом с разными событиями(продолжение)!

Пошла по делам  бухгалтерии в кафе со служебного входа и не заметила цепь, прикреплённую к проволоке, на которой сидела огромная овчарка.
Когда я её заметила, было уже поздно. Икра левой ноги была прокушена так, что чулок врезался в тело. Тут и прививки от бешенства, и боль, и обида. Но всё прошло и зажило.
 Наступила весна 1951го года. Однажды, майским, солнечным днём шла с работы и встретила молодого, красивого мужчину.   Его я прежде не видела, Мы прошли мимо и, как по команде, оглянулись. Для меня это было, как наваждение. Тут же узнала, что это новый заведующий железнодорожным клубом Ковальчук Александр Васильевич. Ещё ничего о нем,  не зная, уже размечталась, он запал мне в душу. Я, видно, тоже ему приглянулась! На очередной репетиции в клубе мы встретились, и, расспросив меня обо всём, предложил перейти в клуб пока на должность кассира и руководителя танцевального детского коллектива со следующим переходом на должность бухгалтера, т.к. прежняя работница уходила на пенсию. Я, естественно, согласилась. Положенный год  отработала в РПС, и меня отпустили в августе месяце. Я тут же приступила к работе в клубе. Днём по три раза в неделю занималась с танцорами, а вечером продавала билеты на разные зрелища: кино, концерты, танцы.
 
Во взаимоотношениях с Виктором произошли резкие изменения.  Он почувствовал мою холодность и начал пить.
 
А тут на семью свалилось новое горе. Наш Толик, видимо, унаследовав худшее у отца, в десять лет стал собирать окурки и курить. Сначала не заметили, а когда заметили, было уже поздно.   В ноябре месяце заболел септическим менингитом с возобновлением хореи  (пляска святого Вита), непроизвольное подёргивание руки.  Парализовало всю левую сторону, а правая рука дёргалась постоянно. Его срочно направили в Одессу.       Мы с Леночкой везли его в вагоне и уже планировали, во что оденем, если умрёт, так он был плох. При температуре +40  уговаривал нас не плакать. Этот ужас растянулся на три месяца. Леночка взяла отпуск, чтобы сидеть возле него. У мамы на нервной почве обострился радикулит, и её скорая помощь увезла в больницу.
 
Я с Танюшей, которой было 6ть лет, осталась дома. Причём, нужно было ходить в больницу к маме, куда брала с собой её, ездить в Одессу к Леночке и Толику, чтобы привезти продукты, работать, и какое-то время уделять Танюше. Тут уж было не до кавалеров!!!.Возвращаясь с работы     поздно  домой, по дороге забирали Танюшу, которую на вечер брала к себе Домна Фёдоровна. Она с тремя злющими собаками охраняла элеватор (это-то в прошлом аристократка  репрессированной семьи). Когда она уходила кормить собак, Танюша оставалась одна и очень боялась львов, украшавших старинный буфет.
 
  Через неделю решила  Танюшу не забирать каждый раз домой, и она всё время находилась у Домны Фёдоровны. Но, чтобы ей не было так одиноко, брала иногда с собой в клуб на танцы или в кино.
 
Наступили холода, ходить мне было не в чем. Ткань на зимнем пальто изорвалась от ветхости. Но мне успели пошить костюм из плотной шерстяной ткани.
Он в настоящий момент должен был заменить зимнее пальто. Хорошо, что у нас была котиковая пелерина, которую ещё в Таджикистане выдали мне в качестве помощи. В неё заворачивали сначала Толика, затем Танюшу и, естественно, на ней остались кое-какие целые места. Пришлось вырезать полосы и ими обшить низ жакета и юбки, и ещё хватило на манжеты и воротник, сшитый уже из кусочков, и немножко на капор.
Вот так выглядел мой зимний наряд с декабря 1951 по март 1952г.
Но, наконец, кризис миновал. Мама, пройдя курс лечения,  вернулась домой, и тут же поехала в Одессу на смену Леночке в больницу. Толику предстоял ещё долгий путь к выздоровлению. У Леночки кончился отпуск. Приехав домой, устроила Танюшу в детский садик, и вышла на работу. Но до налаживания жизни было ещё далеко.
 
В одну из поездок в  Одессу, я встретилась с  Яшей Шехтерманом, моим техникумовским другом. Много было воспоминаний, и он рассказал, что через несколько дней уезжает учиться в артиллерийское училище в Тамбов, и я пообещала его проводить.
В назначенный день и час я была в Одессе на вокзале,  проводила своего дружка. Он всё ещё  признавался в любви, обещал писать. Но я его воспринимала только, как друга!
А впереди было ещё много разных событий.

О чём расскажу в следующей 26й главе повести.

© Copyright: Марта Шаула, 2020

Регистрационный номер №0478982

от 24 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0478982 выдан для произведения: Жизнь в Раздельной била ключом с разными событиями(продолжение)!

Пошла по делам  бухгалтерии в кафе со служебного входа и не заметила цепь, прикреплённую к проволоке, на которой сидела огромная овчарка.
Когда я её заметила, было уже поздно. Икра левой ноги была прокушена так, что чулок врезался в тело. Тут и прививки от бешенства, и боль, и обида. Но всё прошло и зажило.
 Наступила весна 1951го года. Однажды, майским, солнечным днём шла с работы и встретила молодого, красивого мужчину.   Его я прежде не видела, Мы прошли мимо и, как по команде, оглянулись. Для меня это было, как наваждение. Тут же узнала, что это новый заведующий железнодорожным клубом Ковальчук Александр Васильевич. Ещё ничего о нем,  не зная, уже размечталась, он запал мне в душу. Я, видно, тоже ему приглянулась! На очередной репетиции в клубе мы встретились, и, расспросив меня обо всём, предложил перейти в клуб пока на должность кассира и руководителя танцевального детского коллектива со следующим переходом на должность бухгалтера, т.к. прежняя работница уходила на пенсию. Я, естественно, согласилась. Положенный год  отработала в РПС, и меня отпустили в августе месяце. Я тут же приступила к работе в клубе. Днём по три раза в неделю занималась с танцорами, а вечером продавала билеты на разные зрелища: кино, концерты, танцы.
 
Во взаимоотношениях с Виктором произошли резкие изменения.  Он почувствовал мою холодность и начал пить.
 
А тут на семью свалилось новое горе. Наш Толик, видимо, унаследовав худшее у отца, в десять лет стал собирать окурки и курить. Сначала не заметили, а когда заметили, было уже поздно.   В ноябре месяце заболел септическим менингитом с возобновлением хореи  (пляска святого Вита), непроизвольное подёргивание руки.  Парализовало всю левую сторону, а правая рука дёргалась постоянно. Его срочно направили в Одессу.       Мы с Леночкой везли его в вагоне и уже планировали, во что оденем, если умрёт, так он был плох. При температуре +40  уговаривал нас не плакать. Этот ужас растянулся на три месяца. Леночка взяла отпуск, чтобы сидеть возле него. У мамы на нервной почве обострился радикулит, и её скорая помощь увезла в больницу.
 
Я с Танюшей, которой было 6ть лет, осталась дома. Причём, нужно было ходить в больницу к маме, куда брала с собой её, ездить в Одессу к Леночке и Толику, чтобы привезти продукты, работать, и какое-то время уделять Танюше. Тут уж было не до кавалеров!!!.       Виктор пытался хоть чем-то помочь, провожал с работы поздно  домой, по дороге забирали Танюшу, которую на вечер брала к себе Домна Фёдоровна. Она с тремя злющими собаками охраняла элеватор (это-то в прошлом аристократка  репрессированной семьи). Когда она уходила кормить собак, Танюша оставалась одна и очень боялась львов, украшавших старинный буфет.
 
  Через неделю решили Танюшу не забирать каждый раз домой, и она всё время находилась у Домны Фёдоровны. Но, чтобы ей не было так одиноко, брала иногда с собой в клуб на танцы или в кино.
 
Наступили холода, ходить мне было не в чем. Ткань на зимнем пальто изорвалась от ветхости. Но мне успели пошить костюм из плотной шерстяной ткани.
Он в настоящий момент должен был заменить зимнее пальто. Хорошо, что у нас была котиковая пелерина, которую ещё в Таджикистане выдали мне в качестве помощи. В неё заворачивали сначала Толика, затем Танюшу и, естественно, на ней остались кое-какие целые места. Пришлось вырезать полосы и ими обшить низ жакета и юбки, и ещё хватило на манжеты и воротник, сшитый уже из кусочков, и немножко на капор.
Вот так выглядел мой зимний наряд с декабря 1951 по март 1952г.
Но, наконец, кризис миновал. Мама, пройдя курс лечения,  вернулась домой, и тут же поехала в Одессу на смену Леночке в больницу. Толику предстоял ещё долгий путь к выздоровлению. У Леночки кончился отпуск. Приехав домой, устроила Танюшу в детский садик, и вышла на работу. Но до налаживания жизни было ещё далеко.
 
В одну из поездок в  Одессу, я встретилась с  Яшей Шехтерманом, моим техникумовским другом. Много было воспоминаний, и он рассказал, что через несколько дней уезжает учиться в артиллерийское училище в Тамбов, и я пообещала его проводить.
В назначенный день и час я была в Одессе на вокзале,  проводила своего дружка. Он всё ещё  признавался в любви, обещал писать. Но я его воспринимала только, как друга!
А впереди было ещё много разных событий.

О чём расскажу в следующей 26й главе повести.
 
Рейтинг: +2 54 просмотра
Комментарии (3)
Анна-Мария Кёр ღ Little stories # 24 августа 2020 в 14:34 +1
Здравствуйте, Марта!

Сегодня вернулась к прочтению вашей Автобиографии...
Я помню содержание этой Главы...Читала и думала о вас...
Какой это ТРУД - восстановление содержания повести!
И я рада, что ещё впереди Главы с вашим чудесным ГОЛОСОМ!

Пусть в Жизни вашей будет меньше печали и больше СОЛНЦА!
priroda-5
Всеволод Селоустьев # 24 августа 2020 в 17:12 0
Прочитал очередную главу Вашей автобиографической повести, Марта.
Трудности и печали всё не заканчиваются...
Но Ваш оптимизм помогает преодолеть тяжёлые жизненные ситуации!
Ждём новые главы повести.
read-6
Марта Шаула # 9 сентября 2020 в 14:44 0
СПАСИБО,ДОРОГОЙ СЕВУШКА,ЗА ПОСТОЯНСТВО И СЕРДЕЧНЫЙ ОТЗЫВ!
ЖИЗНЬ ВСЯ,КАК ТЕЛЬНЯШКА ПОЛОСАТАЯ,И,КАК ПРАВИЛО, ЧЁРНЫЕ ПОЛОСЫ ШИРЕ БЕЛЫХ!!!
БЕЗ ОПТИМИЗМА НЕ ПРОЖИВЁШЬ!!! spasibo-10