ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Автобиография. гл.24я. "Семья, работа, друзья 1950-51гг"

Автобиография. гл.24я. "Семья, работа, друзья 1950-51гг"

24 августа 2020 - Марта Шаула
Станция Раздельная. Семья, работа, друзья, общественная деятельность. 1950-51гг.
   Днепропетровская эпопея была закончена. 5го ноября 1950г. я приехала к родным на железнодорожную станция Раздельную Одесской области, где предстояло начинать новую жизнь, приобретать навыки в работе, обзаводиться друзьями, помогать семье и быть готовой к  новым испытаниям, без которых не возможно обойтись. Семья нуждалась во мне, а я в ней!

После отъезда Жоржа-мужа сестры Леночки, семья продолжала жить в жилом доме,  принадлежавшем  МТС. Мама занималась семьёй, внуками:
Толиком 10 лет и Танюшей 5 семи лет. Леночка работала  помощником первого секретаря Райкома партии,  Толик учился в школе, Танюша была дома с бабушкой.        Жили очень скромно. От Жоржа никакой  материальной помощи не было, хоть он хорошо устроился в Мурманском пароходстве механиком на рыболовецком судне.
Наши  две  большие комнаты  с высоким потолком,  большими окнами и деревянным полом из широких досок,  были обставлены необходимой мебелью: кроватями на пружинах с никелевыми шарами, кушеткой, столом, стульями, дубовым шифоньером, тумбочкой, письменным столом, туалетным столиком с гнутыми ножками, кухонным столом и тумбочкой для посуды.
Комнаты обогревала большая плита, но еду готовили на примусе.        
А зимой обогревались «буржуйкой» - чугунной времянкой. Воду носили из колонки, туалет был во дворе.                 
Так выглядели жилищные условия нашей семьи. Одевались очень скромно, ведь из доходов была только Леночкина зарплата. Благо, что Раздельная утопала в зелени, вся в садах и огородах.
Местные жители, оправившись после войны, жили за счёт своих хозяйств.  
На рынке было всё дешевле, чем в  Одессе. И это  облегчало жизнь.
 
Контора Рай. Потреб. Союза, объединявшего все торговые предприятия района: Универмаг все продовольственные магазины, кафе, ларьки, лотки, находились в центре, в получасе ходьбы от нашего дома. Дорога проезжая, пешеходная, не мощённая тянулась вдоль района параллельно ж.-д. путям. Вдоль дороги аллея лиственных деревьев, создавала тень и пролегала мимо элеватора. В летнюю пору проходили по ней  с большим удовольствием, а осенью и особенно зимой было весьма проблематично. Но для молодых ног всё  «ни по чём!!!»

 15го ноября я пришла к председателю РПС  и предъявила вызов, который получила в Днепропетровске. Он тут же направил меня к главному бухгалтеру, и тот определил моё место бухгалтера-картотетчика. Работа была уже знакома, т.к. в Днепропетровске три месяца проработала в такой же должности.
В бухгалтерской конторе было несколько человек, и каждый занимался своими операциями. Мне пришлось исправлять ошибки предыдущей картотетчицы, которая на днях уходила в декрет и очень безалаберно относилась к обязанностям, округляя копейки до ровного счёта, чего допускать никак нельзя, ведь баланс - очень точная вещь и его не обманешь. Порой приходилось сидеть до ночи, чтобы найти злосчастную копейку! Занятие было очень кропотливое, нудное, не интересное, не по моему темпераменту, но нужно отрабатывать положенный год, и зарабатывать на жизнь.
Работали с 8 00 до 17 00 шесть дней в неделю. Домой приходила в 18 00.  Мне было тесно в таком режиме.             
В ближайшее воскресенье отправилась в клуб железнодорожников на танцы.
Он находился на треть пути ближе к дому, чем РПС.
На меня, как мухи на мёд, слетелись кавалеры, ведь я была новой персоной. Приглашения на танец следовали одно за другим, а местные девчата сразу приняли меня в штыки. Провожатых до дома было трое: Толик Таран, Виктор,  Жора Жиличи. С песнями под гитару приходили  к дому, а потом под окном пели серенады. Так продолжалось некоторое время
.
От Валентина Непомнящего, моего друга из Киева, не было  никаких известий, и сестра Леночка попросила своего сослуживца, который ехал в Киев, зайти по адресу и узнать в чём дело! Домашние почему-то решили, что между мной и Валентином были близкие отношения, и я страдаю!  Вернувшись, сослуживец рассказал, что пришёл по адресу и застал у Валентина трёх расфуфыренных девиц.
Валентин не ожидал такого оборота, и   написал записку в несколько слов типа: « "любовь прошла, завяли помидоры». Мама боялась мне об этом поведать, но когда рассказала, сразу успокоилась, т.к. я известие приняла очень спокойно.
А кавалеры продолжали петь серенады, пока Виктор Жилич не предложил серьёзно встречаться.
 
Его судьба не пощадила, попав в детстве под машину, лишился правой ноги по колено, ходил на протезе и даже танцевал. Был хорош собой, обладал приятным голосом,  пел в концертах задушевные песни, и как-то, пришёлся мне по духу.
Он всегда заезжал за мной на велосипеде и катал по всей Раздельной, завозил в лесопитомник с шикарными лиственными деревьями и кустарником.
Здесь не прекращалось пение птиц и благоухание цветов.  Местные девчата постепенно оттаяли, и у меня образовался круг друзей и подружек.
Все Ухаживания Виктора я принимала, как дружеские, не обнадёживая.
С Яшей вела переписку.                                                                      
Виктор же и его родители понадеялись увидеть меня своей невесткой, приглашали в гости, передавали с Виктором фрукты, которых у них было вдоволь.
Даже поехали с Виктором в Одессу, чтобы купить в комиссионном магазине костюм, тогда  готовую одежду можно было купить только там.
Но я ко всему относилась спокойно, т.к. замуж не собиралась, считая себя «вольной птицей».
 
На работе всё шло  своим чередом. Началась пора бухгалтерских ревизий, и меня главный бухгалтер брал с собой в помощь. А для меня этот процесс был, как нож в сердце. В Универмаге, да и в других торговых точках работали знакомые, подруги. Время трудное, и у каждой не доставало в кассе денег. Прежде, чем идти к кому-то на ревизию, я тихонечко предупреждала, чтобы всё привели в порядок и вложили в кассу деньги. Вот такой я была ревизор.
 
В клубе железнодорожников проявляла свои сценические способности: пела, танцевала на концертах  художественной самодеятельности, которые тогда были  из важных зрелищ. У нас организовалась отличная концертная бригада, и мы ездили в Молдавию с концертами в Кучурган и Тирасполь-это 20-30км. От Раздельной. Нас отлично принимали, после концерта на полевом стане накрывали столы, ломящиеся от калорийной, вкусной еды, различных фруктов и винограда превосходных сортов. Но зима была не столь щедра. Однажды произошёл такой случай:
Мне в ту пору  восемнадцать было.
Диплом бухгалтера общепита и торговли
В Одесском техникуме я получила.
И по направлению в Раздельнянский  потреб союз,
Где проживала моя семья,
Тут же укатила.
И там под Новый Год по дороге на роботу
Вот, что со мной случилось:
Землю снегом припорошило,
Потом вдруг сильный дождь полил,
Крепкий мороз затем ударил,
И ветки на деревьях в сосульки превратил.
Под ногами каток сплошной-
И на землю ни ногой
Наступить уж невозможно!
Пешком на роботу идти так сложно.
Летом, чтоб на службу попасть,
Можно спокойно полчаса прошагать.
А тут ноги разъезжаются, идти, как положено не получается.
То ты падаешь, то встаёшь!!!
Но все равно идешь-идешь.
Вся одежда на тебе обледенела,
И ты, как Снегурочка, - вся в белом.
Наконец за два часа
Я до конторы доползла.
Слава Богу!
Меня не бранили,
За опоздание не корили.
И в честь наступающего Нового Года,
Меня пожалели и простили.
Горячим чаем напоили и тортом угостили.
 Мне было всего лишь восемнадцать
И я была самой младшей в коллективе.
Ах, как давно все это было,
Но я этого не забыла!!!
 
 
Помимо всех дел, в Райкоме комсомола мне вручили удостоверение внештатного инструктора. В обязанности входило посещение комсомольских ячеек района, что находились за 20-30- км. От Раздельной. А в посевную страду ездить на поля, в бригады, развозить почту и вести беседы с колхозниками. Это было ответственно, освобождали от работы и отправляли в командировку. Вот такая насыщенная, полная забот жизнь вокруг меня била ключом! И опять не обошлось без приключений.
 

О чём расскажу в следующей 25й главе повести.
 

© Copyright: Марта Шаула, 2020

Регистрационный номер №0478980

от 24 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0478980 выдан для произведения: Станция Раздельная. Семья, работа, друзья, общественная деятельность. 1950-51гг.
   Днепропетровская эпопея была закончена. 5го ноября 1950г. я приехала к родным на железнодорожную станция Раздельную Одесской области, где предстояло начинать новую жизнь, приобретать навыки в работе, обзаводиться друзьями, помогать семье и быть готовой к  новым испытаниям, без которых не возможно обойтись. Семья нуждалась во мне, а я в ней!

После отъезда Жоржа-мужа сестры Леночки, семья продолжала жить в жилом доме,  принадлежавшем  МТС. Мама занималась семьёй, внуками:
Толиком 10 лет и Танюшей 5 семи лет. Леночка работала  помощником первого секретаря Райкома партии,  Толик учился в школе, Танюша была дома с бабушкой.        Жили очень скромно. От Жоржа никакой  материальной помощи не было, хоть он хорошо устроился в Мурманском пароходстве механиком на рыболовецком судне.
Наши  две  большие комнаты  с высоким потолком,  большими окнами и деревянным полом из широких досок,  были обставлены необходимой мебелью: кроватями на пружинах с никелевыми шарами, кушеткой, столом, стульями, дубовым шифоньером, тумбочкой, письменным столом, туалетным столиком с гнутыми ножками, кухонным столом и тумбочкой для посуды.
Комнаты обогревала большая плита, но еду готовили на примусе.        
А зимой обогревались «буржуйкой» - чугунной времянкой. Воду носили из колонки, туалет был во дворе.                 
Так выглядели жилищные условия нашей семьи. Одевались очень скромно, ведь из доходов была только Леночкина зарплата. Благо, что Раздельная утопала в зелени, вся в садах и огородах.
Местные жители, оправившись после войны, жили за счёт своих хозяйств.  
На рынке было всё дешевле, чем в  Одессе. И это  облегчало жизнь.
 
Контора Рай. Потреб. Союза, объединявшего все торговые предприятия района: Универмаг все продовольственные магазины, кафе, ларьки, лотки, находились в центре, в получасе ходьбы от нашего дома. Дорога проезжая, пешеходная, не мощённая тянулась вдоль района параллельно ж.-д. путям. Вдоль дороги аллея лиственных деревьев, создавала тень и пролегала мимо элеватора. В летнюю пору проходили по ней  с большим удовольствием, а осенью и особенно зимой было весьма проблематично. Но для молодых ног всё  «ни по чём!!!»

 15го ноября я пришла к председателю РПС  и предъявила вызов, который получила в Днепропетровске. Он тут же направил меня к главному бухгалтеру, и тот определил моё место бухгалтера-картотетчика. Работа была уже знакома, т.к. в Днепропетровске три месяца проработала в такой же должности.
В бухгалтерской конторе было несколько человек, и каждый занимался своими операциями. Мне пришлось исправлять ошибки предыдущей картотетчицы, которая на днях уходила в декрет и очень безалаберно относилась к обязанностям, округляя копейки до ровного счёта, чего допускать никак нельзя, ведь баланс - очень точная вещь и его не обманешь. Порой приходилось сидеть до ночи, чтобы найти злосчастную копейку! Занятие было очень кропотливое, нудное, не интересное, не по моему темпераменту, но нужно отрабатывать положенный год, и зарабатывать на жизнь.
Работали с 8 00 до 17 00 шесть дней в неделю. Домой приходила в 18 00.  Мне было тесно в таком режиме.             
В ближайшее воскресенье отправилась в клуб железнодорожников на танцы.
Он находился на треть пути ближе к дому, чем РПС.
На меня, как мухи на мёд, слетелись кавалеры, ведь я была новой персоной. Приглашения на танец следовали одно за другим, а местные девчата сразу приняли меня в штыки. Провожатых до дома было трое: Толик Таран, Виктор,  Жора Жиличи. С песнями под гитару приходили  к дому, а потом под окном пели серенады. Так продолжалось некоторое время
.
От Валентина Непомнящего, моего друга из Киева, не было  никаких известий, и сестра Леночка попросила своего сослуживца, который ехал в Киев, зайти по адресу и узнать в чём дело! Домашние почему-то решили, что между мной и Валентином были близкие отношения, и я страдаю!  Вернувшись, сослуживец рассказал, что пришёл по адресу и застал у Валентина трёх расфуфыренных девиц.
Валентин не ожидал такого оборота, и   написал записку в несколько слов типа: « "любовь прошла, завяли помидоры». Мама боялась мне об этом поведать, но когда рассказала, сразу успокоилась, т.к. я известие приняла очень спокойно.
А кавалеры продолжали петь серенады, пока Виктор Жилич не предложил серьёзно встречаться.
 
Его судьба не пощадила, попав в детстве под машину, лишился правой ноги по колено, ходил на протезе и даже танцевал. Был хорош собой, обладал приятным голосом,  пел в концертах задушевные песни, и как-то, пришёлся мне по духу.
Он всегда заезжал за мной на велосипеде и катал по всей Раздельной, завозил в лесопитомник с шикарными лиственными деревьями и кустарником.
Здесь не прекращалось пение птиц и благоухание цветов.  Местные девчата постепенно оттаяли, и у меня образовался круг друзей и подружек.
Все Ухаживания Виктора я принимала, как дружеские, не обнадёживая.
С Яшей вела переписку.                                                                      
Виктор же и его родители понадеялись увидеть меня своей невесткой, приглашали в гости, передавали с Виктором фрукты, которых у них было вдоволь.
Даже поехали с Виктором в Одессу, чтобы купить в комиссионном магазине костюм, тогда  готовую одежду можно было купить только там.
Но я ко всему относилась спокойно, т.к. замуж не собиралась, считая себя «вольной птицей».
 
На работе всё шло  своим чередом. Началась пора бухгалтерских ревизий, и меня главный бухгалтер брал с собой в помощь. А для меня этот процесс был, как нож в сердце. В Универмаге, да и в других торговых точках работали знакомые, подруги. Время трудное, и у каждой не доставало в кассе денег. Прежде, чем идти к кому-то на ревизию, я тихонечко предупреждала, чтобы всё привели в порядок и вложили в кассу деньги. Вот такой я была ревизор.
 
В клубе железнодорожников проявляла свои сценические способности: пела, танцевала на концертах  художественной самодеятельности, которые тогда были  из важных зрелищ. У нас организовалась отличная концертная бригада, и мы ездили в Молдавию с концертами в Кучурган и Тирасполь-это 20-30км. От Раздельной. Нас отлично принимали, после концерта на полевом стане накрывали столы, ломящиеся от калорийной, вкусной еды, различных фруктов и винограда превосходных сортов. Но зима была не столь щедра. Однажды произошёл такой случай:
Мне в ту пору  восемнадцать было.
Диплом бухгалтера общепита и торговли
В Одесском техникуме я получила.
И по направлению в Раздельнянский  потреб союз,
Где проживала моя семья,
Тут же укатила.
И там под Новый Год по дороге на роботу
Вот, что со мной случилось:
Землю снегом припорошило,
Потом вдруг сильный дождь полил,
Крепкий мороз затем ударил,
И ветки на деревьях в сосульки превратил.
Под ногами каток сплошной-
И на землю ни ногой
Наступить уж невозможно!
Пешком на роботу идти так сложно.
Летом, чтоб на службу попасть,
Можно спокойно полчаса прошагать.
А тут ноги разъезжаются, идти, как положено не получается.
То ты падаешь, то встаёшь!!!
Но все равно идешь-идешь.
Вся одежда на тебе обледенела,
И ты, как Снегурочка, - вся в белом.
Наконец за два часа
Я до конторы доползла.
Слава Богу!
Меня не бранили,
За опоздание не корили.
И в честь наступающего Нового Года,
Меня пожалели и простили.
Горячим чаем напоили и тортом угостили.
 Мне было всего лишь восемнадцать
И я была самой младшей в коллективе.
Ах, как давно все это было,
Но я этого не забыла!!!
 
 
Помимо всех дел, в Райкоме комсомола мне вручили удостоверение внештатного инструктора. В обязанности входило посещение комсомольских ячеек района, что находились за 20-30- км. От Раздельной. А в посевную страду ездить на поля, в бригады, развозить почту и вести беседы с колхозниками. Это было ответственно, освобождали от работы и отправляли в командировку. Вот такая насыщенная, полная забот жизнь вокруг меня била ключом! И опять не обошлось без приключений.
 

О чём расскажу в следующей 25й главе повести.
 
 
Рейтинг: +1 59 просмотров
Комментарии (1)
Марта Шаула # 9 сентября 2020 в 14:40 0
ЗДРАВСТВУЙ,МОЙ ДОРОГОЙ ДРУГ! ВСЕГДА ТЕБЕ РАДА.
ЖДУ НА НОВЫХ ГЛАВАХ!!! spasibo-8