ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Автобиография 10 глава: "ВОВ 1944год. "Наступления по всем фронтам"

Автобиография 10 глава: "ВОВ 1944год. "Наступления по всем фронтам"

19 августа 2020 - Марта Шаула
 ЖИЗНЬ  В ЭВАКУАЦИИ.  ТАДЖИКИСТАН.  ОКТЯБРЬСКИЙ  РАЙОН.  1944 год ( продолжение).
Наступил 1944 год. Война продолжалась  уже третий год,  и до ею окончания было ещё далеко. С упорными, тяжёлыми боями  фашистские войска отступали   под натиском Советской армии, но потери с обеих сторон были очень освобождали Украину, ожесточённо сражались за Днепр. 4ого апреля освободили Одессу – мою малую родину. Фашисты, отступая, зверели: сжигали села вместе с сельчанами, уничтожали  здания,  оставляя за собой сплошные руины, пепел, разруху и трупы мирных жителей. Сносили памятники старины, вывозили художественные ценности из страны. И только чудом удавалось кое-что спасти. Так в Одессе они надругались над зданием театра Оперы и балета, изрезав бархат на креслах, отодрав золотую инкрустацию, которой была украшена вся мебель. В зрительном зале оправлялись и чинили разбой. Затем, заминировали все здание, но в спешке не успели его взорвать. Эту операцию приказали осуществить капитану их армии итальянцу. Но он оказался музыкантом и преклоняясь перед величием театра, сдался в плен и признался о полученном приказе об его уничтожении. Так был спасён наш знаменитый Оперный театр – единственный в мире по  архитектуре!
Об этом и гибели комсомольского подполья в Краснодоне, где всех его членов заживо сбросили в шахту и придавили вагонеткой, и о 25000х расстрелянных и повешенных на улице Полицейской в Одессе и других зверствах фашистов мы узнали только после войны. Многострадальной была наша земля и люди. Но фашистов выметали постепенно, освобождая один за другим населённые пункты, города. Разруха и голод были везде и повсюду. Каждая семья страдала и выживала, как могла.
Наконец-то США и Великобритания открыли второй фронт.
В Октябрьском районе Таджикистана, где мы тогда жили, жизнь шла своим чередом со всеми заботами, хлопотами, а их было очень много.
Моя сестра Елена лечила больных, которых всегда было много.
Мама готовила еду, что было очень не просто. Накормить семью из пяти человек, когда минимум продуктов и топлива. Но она изощрялась, а мы говорили, что наша мама может сварить кашу из топора и вареники из веников.
Жорж служил в военкомате, отвечал за мобилизацию парней таджиков на фронт. Это дело было не из лёгких. Патриотов среди них было очень мало, а призывали всех. Прощальный ритуал с парнями был ужасен в своей дикости. Женщины в кровь расцарапывали лица, рвали волосы и дико кричали. Доставлять призывников нужно было в Сталинабад, переезжая через горный перевал. В пути следования некоторые из них сбегали, зная все тропы, и уходили к басмачам. Возвращать их было очень трудно, а порой не возможно.
Мы с моим племянником Толиком росли и набирались жизненного опыта. Толик уже подрос, ему шёл третий год и уже проявлял самостоятельность.
Помогал мне мести двор, а однажды я его застала у хауса(ставка)  с бидоном в руках. Он собирался набрать воду. Хорошо, что я во время увидела, а то так бы и нырнул в воду.
Я отлично училась в школе, любила все предметы и продолжала участвовать во всех внеклассных мероприятиях.
Очень любила петь и для себя дома распевала под патефон. Меня заметила учительница пения и стала готовить меня на конкурс вокалистов среди школьников. Песня, которую она выбрала, была патриотическая, но мелодия какая-то замысловатая и маршеобразная. В общем, мне не нравилась, но нужно было петь, и я пела. Выступала на конкурсе  г. Курган-Тюбе и заработала грамоту. На репетиции ходила после школы и, естественно, возвращалась домой позже положенного часа. Однажды, по дороге домой встретила завуча школы Маргариту Ильиничну. Она очень удивилась, а на следующий день сделала мне выговор в присутствии учеников всего класса: «Марта Шаула! Говорят, что Вы постоянно поздно возвращаетесь домой. Это не порядок!» А я ей отвечаю, став в позу: «Говорят, что в Москве кур доят!» Ведь она была из сосланных, якобы, « врагов народа», которых я презирала. И, конечно, в очередной раз за дерзость получила четвёрку по поведению.
Вся наша жизнь состоит из различных событий и похожа на зебру с белыми и черными полосами. И, почему-то, белые-всегда узкие, а черные полосы -широкие.  И моя жизнь не исключение!
 


Прололжение в следующей главе повести.

© Copyright: Марта Шаула, 2020

Регистрационный номер №0478748

от 19 августа 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0478748 выдан для произведения:  ЖИЗНЬ  В ЭВАКУАЦИИ.  ТАДЖИКИСТАН.  ОКТЯБРЬСКИЙ  РАЙОН.  1944 год ( продолжение).
Наступил 1944 год. Война продолжалась  уже третий год,  и до ею окончания было ещё далеко. С упорными, тяжёлыми боями  фашистские войска отступали   под натиском Советской армии, но потери с обеих сторон были очень освобождали Украину, ожесточённо сражались за Днепр. 4ого апреля освободили Одессу – мою малую родину. Фашисты, отступая, зверели: сжигали села вместе с сельчанами, уничтожали  здания,  оставляя за собой сплошные руины, пепел, разруху и трупы мирных жителей. Сносили памятники старины, вывозили художественные ценности из страны. И только чудом удавалось кое-что спасти. Так в Одессе они надругались над зданием театра Оперы и балета, изрезав бархат на креслах, отодрав золотую инкрустацию, которой была украшена вся мебель. В зрительном зале оправлялись и чинили разбой. Затем, заминировали все здание, но в спешке не успели его взорвать. Эту операцию приказали осуществить капитану их армии итальянцу. Но он оказался музыкантом и преклоняясь перед величием театра, сдался в плен и признался о полученном приказе об его уничтожении. Так был спасён наш знаменитый Оперный театр – единственный в мире по  архитектуре!
Об этом и гибели комсомольского подполья в Краснодоне, где всех его членов заживо сбросили в шахту и придавили вагонеткой, и о 25000х расстрелянных и повешенных на улице Полицейской в Одессе и других зверствах фашистов мы узнали только после войны. Многострадальной была наша земля и люди. Но фашистов выметали постепенно, освобождая один за другим населённые пункты, города. Разруха и голод были везде и повсюду. Каждая семья страдала и выживала, как могла.
Наконец-то США и Великобритания открыли второй фронт.
В Октябрьском районе Таджикистана, где мы тогда жили, жизнь шла своим чередом со всеми заботами, хлопотами, а их было очень много.
Моя сестра Елена лечила больных, которых всегда было много.
Мама готовила еду, что было очень не просто. Накормить семью из пяти человек, когда минимум продуктов и топлива. Но она изощрялась, а мы говорили, что наша мама может сварить кашу из топора и вареники из веников.
Жорж служил в военкомате, отвечал за мобилизацию парней таджиков на фронт. Это дело было не из лёгких. Патриотов среди них было очень мало, а призывали всех. Прощальный ритуал с парнями был ужасен в своей дикости. Женщины в кровь расцарапывали лица, рвали волосы и дико кричали. Доставлять призывников нужно было в Сталинабад, переезжая через горный перевал. В пути следования некоторые из них сбегали, зная все тропы, и уходили к басмачам. Возвращать их было очень трудно, а порой не возможно.
Мы с моим племянником Толиком росли и набирались жизненного опыта. Толик уже подрос, ему шёл третий год и уже проявлял самостоятельность.
Помогал мне мести двор, а однажды я его застала у хауса(ставка)  с бидоном в руках. Он собирался набрать воду. Хорошо, что я во время увидела, а то так бы и нырнул в воду.
Я отлично училась в школе, любила все предметы и продолжала участвовать во всех внеклассных мероприятиях.
Очень любила петь и для себя дома распевала под патефон. Меня заметила учительница пения и стала готовить меня на конкурс вокалистов среди школьников. Песня, которую она выбрала, была патриотическая, но мелодия какая-то замысловатая и маршеобразная. В общем, мне не нравилась, но нужно было петь, и я пела. Выступала на конкурсе  г. Курган-Тюбе и заработала грамоту. На репетиции ходила после школы и, естественно, возвращалась домой позже положенного часа. Однажды, по дороге домой встретила завуча школы Маргариту Ильиничну. Она очень удивилась, а на следующий день сделала мне выговор в присутствии учеников всего класса: «Марта Шаула! Говорят, что Вы постоянно поздно возвращаетесь домой. Это не порядок!» А я ей отвечаю, став в позу: «Говорят, что в Москве кур доят!» Ведь она была из сосланных, якобы, « врагов народа», которых я презирала. И, конечно, в очередной раз за дерзость получила четвёрку по поведению.
Вся наша жизнь состоит из различных событий и похожа на зебру с белыми и черными полосами. И, почему-то, белые-всегда узкие, а черные полосы -широкие.  И моя жизнь не исключение!
 
Весна 1944 года была  тёплая,  и вся наша жизнь проходила во дворе на воздухе. Занятия в школе шли своим. У меня, как всегда были подружки, которым помогала в учёбе и, одной из них Вера, старше меня, выше ростом, но какая-то не складная. Она жила с матерью и отчимом. Мать работала заведующей торговым отделом райисполкома, а отчим заведовал пив. баром, тогда он назывался «американкой». Жили они безбедно: сытно ели и хорошо одевались. Мы же выживали, как могли! Однажды, увидев у них кусок заплесневелого белого хлеба, возмутилась. Я же тогда грызла сухой горох, чтобы утолить голод. Мне было очень обидно, но виду не подала. Ведь «сытый голодного не разумеет!» Вера была ленивой и тугодумкой.
Учёба ей давалась трудно и я ей помогала. И вот, 2ого мая у неё был день рождения и родители именины. Пригласили одноклассников и меня в том числе.
Вера попросила меня прийти пораньше. Я, исполнив ею просьбу, явилась нарядная раньше всех. Стол в большой комнате уже был накрыт, но гостей ещё не было. Вера повела меня в другую комнату и показала десяти-
литровый бочонок с молдавским вином, который отчиму откуда-то привезли. Вера достала кружку, наполнила вином и стала меня угощать, приговаривая: «Они нам не дадут вино, а оно очень вкусное! Пей быстрее, пока никого нет!» Вкуснее вина я в своей жизни больше не пила. Это был нектар пахучий, сладкий и густой. Я выпила половины кружки и не могла оторваться, но Вера должна была допить вторую половину. Только мы завершили это деяние, зашли родители, и комната начала заполняться гостями, гомоном шумным весельем. Всех детей рассадили за стол и, к нашему изумлению, поставили пиалы, наполненные тем самым вином.
Мы с Врушей переглянулись, но делать было нечего и, как все, осушили свои пиалы. Угощение было отменное, от чего я отвыкла, но пили то на голодный желудок. Естественно, опьянение было ужасное, но виду нельзя показывать. Я пела, танцевала, хоть ужасно кружилась голова, а затем, отправилась домой. Пака шла, раз шесть упала, поднималась, шла дальше и пела песни.  А мне было всего двенадцать лет.
У дома меня встретил мой друг Рекс – замечательный, преданный пёс!  С громким лаем, встав на задние лапы, облизал моё  лицо,  и мы в объятиях упали в траву перед домом. Услыхав громкий лай, мама выбежала на поляну и подобрала свою «горькую пьяницу». Мне было очень плохо, но мама помогла прийти в себя. А я все приговаривала: «я хорошая девочка, не ругай меня!!!» Вот такой был мой первый опыт знакомства с вином.
 
Наступили каникулы, и это совпало с приятным событием. К нам в Октябрьский район Таджикистана в порядке помощи семьям погибших отцов, привезли вещи из Америки, которые раздавали по талонам бесплатно, Теперь это называют second hand.
Мне подарили два шёлковых  платья: одно было чёрного цвета из креп фаи,  другое – розовое из шёлкового трикотажа. Оба платья благоухали какими-то шикарными духами. Когда их постирали,  весь двор наполнился ароматом. Сатиновое платье было очень красиво пошито, состояло из восемнадцати клиньев. Причём, клинья к низу расширялись так, что юбка получалась в полтора солнце клёша. Больше такого кроя никогда не видела. Он подчёркивал фигуру, и я щеголяла в нем всем на зависть. И ещё нам досталась меховая пелерина. Эти все вещи нам пригодились и после войны.
Каждый день я занималась обычными делами: уход за домом, двором, добычей топлива и другими хозяйственными делами. А вечером нарядно одевалась, наряжала племянника Толика и мы с ним шли в центр района на прогулку. На нашем пути нужно было перейти через арык по мостику, состоявшему из досок. Одна из них отсутствовала, образовав провал, а мне нужно было перенести малыша на другой берег. Не рассчитав шаг, левой ногой  провалилась в дырку, но, чтобы не уронить дитя, оперлась ногой о доску и поползла назад.  А  хотелось  продолжить путь, ведь мы собрались гулять! Недолго думая, взяла Толика на руки и пошла вброд через арык. Обуви не  было и я ходила босиком и не предала значения ободранной ноге.
Дальше продолжали путь по песку, который был в изобилии на всех дорогах и тропах. Мы погуляли, посмотрели на верблюда,  и пошли домой.
А ночью меня пронзила острая боль в ноге и поднялась температура в сорок градусов. Образовался ужасный воспалённый очаг, обрамлённый ярко красной полосой в окружности. Это оказалось рожистое воспаление  с пятью свищами, которые гноились на протяжении всего лета. Это было противное зрелище, не говоря уже о боли, промываниях утром и вечером марганцовкой и перекисью водорода и присыпкой стрептоцидом.
Повязка не держалась и постоянно  сползала. И опять пострадала левая нога, ранее обваренная кипятком. Вот такое невезение. Шрамы на ноге остались на всю жизнь! Но я не унывала и училась, училась, училась, набираясь житейского опыта!!!

Прололжение в следующей главе повести.
 
Рейтинг: +6 108 просмотров
Комментарии (5)
Марта Шаула # 22 августа 2020 в 13:13 +1
И ВНОВЬ Я НИЗКО КЛАНЯЮСЬ ЗА ПОСЕЩЕНИЕ ОЧЕРЕДНОЙ ГЛАВЫ!
В НЕЙ ОПИСАЛА О ПЕРЕЖИТЫХ СОБЫТИЯХ,БОЛИ И СТРАДАНИИ,
ТАКОВА ЖИЗНЬ! МЕНЯ ОНА НЕ БАЛОВАЛА, НО ЗАКАЛЯЛА!!!
spasibo-7
Sall Славик*оf # 23 августа 2020 в 21:17 0
7719ff2330f1c2943c4983ed6b446267 cvety-11
Марта Шаула # 31 августа 2020 в 00:19 0
СЛАВИК, ОПЯТЬ ТЫ ЛИШИЛСЯ ДАРА РЕЧИ!!!АХ,КАК ЖАЛЬ!!! 29
Anabella Go # 9 сентября 2020 в 07:11 0
musik-8 flo spasibo-10
Марта Шаула # 9 сентября 2020 в 14:02 +1
И ВАС,АНАБЕЛЬ, СЕРДЕЧНО БЛАГОДАРЮ!!!ДА,О СКРИПКЕ ОСТАЛИСЬ ЛИШЬ ВОСПОМИНАНИЯ!!! 7719ff2330f1c2943c4983ed6b446267