ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Сплетение судеб Глава 28 (заключительная)

Сплетение судеб Глава 28 (заключительная)

26 мая 2019 - Татьяна Белая
article448092.jpg
         

         Увидев свекровь, Ольга в первый момент обомлела. По спине пробежал холодок. Две ровесницы, мать и жена некоторое время молча, смотрели друг на друга. Первой не выдержала Ольга.
         -Здравствуйте, Екатерина Максимовна, - глухо произнесла она и отступила от двери. – Проходите, пожалуйста.
         -Да уж войду, коли пришла, - ответила та и шагнула в прихожую. – Здравствуйте, Ольга Сергеевна, - несколько язвительно поздоровалась она, делая акцент на имя-отчество.
         Женщина разделась и проследовала вслед за хозяйкой в зал. Екатерина волновалась не меньше Ольги. Только она знала, каково ей далось это решение прийти и поговорить с бывшей учительницей сына с глазу на глаз. Честно говоря, все продуманные слова застряли в горле. Она напрочь забыла, с чего хотела начать разговор.
         -Вам чай или кофе? – поинтересовалась Оля.
         -Чай, пожалуй, - ответила та. – Вредно, на ночь глядя, кофе распивать.
         Ольга сходила на кухню и вернулась, неся на подносе чайник, чашки и оставшийся от встречи с подругой сладкий пирог. Разлила чай и уселась напротив свекрови в кресло. «Зачем она пришла? Зачем? – стучало в мозгу женщины. - Неужели скандалить будет?»
         -Вот что, Ольга Сергеевна, - начала, было, Катерина, но та перебила ее.
         -Екатерина Максимовна, - решительно произнесла невестка, сама пугаясь своих слов, но остановиться уже не могла, - смею заметить, что я давно уже не учительница вашего сына, а его жена. Поэтому буду очень вам признательна, если вы станете обращаться ко мне просто по имени и на «ты».
         -Предлагаете перейти с вами на «ты»? – после некоторого замешательства переспросила мать мужа, с удивлением глядя на женщину.
         -Я предлагаю вам обращаться ко мне на «ты», поправила ее Ольга. – Мне, простите, по рангу не положено такое к вам обращение.
 
         Екатерина Максимовна некоторое время молчала, видимо переваривая в голове слова невестки. Она сделала несколько глотков из чашки, откусила кусочек пирога и, прожевав его, согласно кивнула головой.
         -Ну что ж, пожалуй, это будет справедливо, - сказала она, продолжая пить чай. - Артемка уже спит? – неожиданно поинтересовалась свекровь.
         -Давно спит. Время то девятый час. Он у меня рано ложится, - стараясь говорить, как можно спокойнее, ответила хозяйка.
         -Хороший у тебя парнишка. Умненький такой, шустрый, улыбчивый.
         -А вы откуда знаете? – изумленно спросила Ольга.
         -Так Мирка не один раз ко мне с ним заезжал, - ответила та. – Однажды даже на пару часов оставлял со мной. Он что, не рассказывал тебе?
         -Не-е-ет, - протянула потрясенная таким сообщением женщина. – Ничего не говорил.
         -Вот видишь, - со смешком произнесла Катерина, - у Мирки уже секреты от тебя есть.
         -Странно, - растерянно пожала плечами Оля. – А зачем он у вас Темку оставлял?
         -Да ладно, не расстраивайся, - снисходительно усмехнулась свекровь. – Мирка сказал, что ты по работе занята, а ему срочно тоже по делам отлучиться надо. Не могла же я сыну отказать.
         -Ничего не понимаю, - пожала плечами Ольга. – Я в любой момент от своей работы оторваться могу. Не у станка стою, - сказала она, нервно отпивая уже остывший чай.
         -Вот, Оля, - иронично заметила Катерина, - плохо ты еще знаешь моего сына. Как не крути, порода-то Крылатовская. А Новомир, хитрюга еще тот! И Мирка папочке под стать. Я уж потом поняла, чего он добивается. Знает ведь, что я детишек  обожаю. Вот и решил мостик между нами перекинуть с помощью мальчонки, - лукаво заметила она. – Слушай, чай-то подогрей. Совсем остыл.
         -Может, чего-нибудь покрепче налить? – неуверенно спросила хозяйка.
         -Можно и покрепче, ради такого случая, - согласилась свекровь. – Красного сухого вина, если есть, я бы выпила.
 
         Ольга выставила на стол бутылку замечательного вина, которое приготовила к приеду мужа. Разлила вино в красивые хрустальные бокалы и принесла вазу с фруктами. Женщины пригубили из бокалов, и мать Мирика продолжила свою мысль:
         -А уж твой Артемка помог новому папе, - с доброй улыбкой сказала она. – Остался со мной без капризов. Прошелся по всем комнатам, как хозяин. Все проверил, все потрогал. Поел очень хорошо. С Мишей своим меня «познакомил». Из рук его не выпускает. Славный малыш. В душу мне запал. Очень развитый ребенок, для своего возраста.
         -Спасибо, конечно, за такую оценку моего сынули, - все еще насторожено ответила Оля. – Но вы меня удивили. Почему же Мирик от меня это скрыл?
         -Чего сейчас гадать, - усмехнулась Катерина. – Приедет, спросишь. Надеюсь, ты догадалась, какой вопрос, прежде всего, я хотела бы у тебя выяснить?
         -Думаю, да, - уже более уверенно ответила Ольга. – Коли вы завели разговор о моем ребенке, видимо, желаете поговорить об еще не рожденном вашем внуке.
         -Правильно мыслишь, - согласно кивнула свекровь, делая глоток из бокала. – У тебя какой срок?
         -Очень небольшой. Так что месяц на раздумье у меня еще есть, - ответила та, отщипывая ягодку винограда.
         -Ольга, давай будем откровенны, - предложила Екатерина Максимовна, придвигаясь к столу и глядя невестке прямо в глаза. – Я уж не знаю и никогда не пойму, каким образом ты смогла охмурить моего сына. И, наверное, в душе никогда с этим не смирюсь, - с тяжелым вздохом произнесла она. – Но Мирочка мой единственный, ненаглядный сын. Став врагом тебе, я автоматически рискую оказаться врагом Мирке. Ты сама мать и прекрасно понимаешь, что это конец всему. Конец моей жизни, - она откинулась на спинку кресла и замолчала, видимо, находясь в сильном волнении.
 
         Ольга слушала ее и не знала, что ответить. Чувство вины перед женщиной вновь шевельнулось у нее в душе. Она понимала страдания матери, как никто другой. «Сейчас Екатерина потребует сделать аборт», - решила женщина и приготовилась дать отпор. Но слова, которые произнесла вскоре женщина, обескуражили ее.
         -О каком таком раздумье может идти речь? – строго спросила Екатерина Максимовна, не отрывая от Ольги настороженного взгляда. – Если ты не родишь ему сейчас, то не родишь уже никогда. Не забывай о нашем с тобой возрасте.
         -Ну, можно было об этом и не напоминать, - с обидой в голосе парировала Ольга, слух которой резанули слова свекрови. – Как раз о возрасте то я и не забываю. Потому и не приняла окончательного решения насчет ребенка.
         -Да что тут думать-то? – не скрывая возмущения, воскликнула мать мужа. – Ты посмотри, как Мирка к твоему сыну относится! Неужели у тебя хватит наглости лишить его радости отцовства? Счастья иметь своего родного малыша?
 
         Лучше бы женщина не употребляла этого слова - «наглости». Обида вдруг захлестнула Ольгу. Она представила, какие слова в ее адрес говорит Екатерина Максимовна Мирке и Павлу. Женщина уже давно и твердо решила родить, но сейчас ей захотелось немного отыграться на свекрови за негативное отношение к себе.
         -А подумать-то мне как раз есть о чем, - продолжая отщипывать виноградинки, спокойно произнесла Ольга. – Именно в силу своего возраста и жизненного опыта, - совершенно серьезно добавила она. – Нравится вам или нет, но я очень люблю вашего сына и ценю его. В чем-то Мирик во многом превосходит своих ровесников. Наверное, со временем он станет очень серьезным и крупным бизнесменом. Но, смею вам заметить, избаловали вы его донельзя, - иронично произнесла она. – Он совершенно не умеет за собой ухаживать. За ним, не хуже, чем за Артемкой надо ухаживать. Убери, прибери, подай, покорми. Работу бросать я не намерена. Не думайте, что буду сидеть на шее вашего сына балластом. А мамы моей рядом нет. Помочь некому в уходе за детьми. Если рожу еще одного ребенка, то придется её из Тюмени выписывать. В садик, раньше исполнения трех лет отдавать не хочется. А няне своих детей я не доверю.
         -Погоди, погоди, погоди, - в волнении Екатерина даже встала с кресла и заходила по залу. – Ни о няне, ни о садике вообще никакой речи быть не может, - решительно заявила женщина. – А я-то на что? Зачем тебе вызывать маму, если у детей в Питере бабушка под боком. Меня, знаешь ли, деньги не поджимают. Могу и бросить переводами заниматься.  Что я с двумя детьми не справлюсь? – возмущенно спросила она и снова уселась в кресло.
 
         Ольга с удивлением смотрела на разволновавшуюся женщину. Она вдруг поняла, что одна только мысль, что ее ненаглядный сын станет жить вместе с тещей, приводила Катерину в шок. Мирик рассказывал Оле о негативном отношении родителей Павла к его матери. Это, видимо, и пугало мать мужа. Теща, по законам жанра, должна была ненавидеть молодого зятя.  И потом, она составляла ей конкуренцию, как бабушка к еще не родившемуся внуку или внучке. Оле стало жаль женщину, и она решила ее немного успокоить.
         -Да вы не волнуйтесь, - сказала она. – В любом случае, вопрос о ребенке мы будем решать вместе с Мирой.
         -Ну-ка, плесни еще, - неожиданно попросила свекровь, подвигая свой бокал. – Тут и решать нечего. Мирик так радовался известию, что ты забеременела. Вне себя от счастья был, - сказала она, делая несколько глотков вина. – Давай уж, мы не будем ходить вокруг да около. Врать, глядя в глаза друг другу. Мне бы, вроде, только перекреститься и пожелать, чтобы ты от ребенка освободилась. Какие Миркины годы? Настрогает еще себе детишек. А тебя бросит, если ты его дитя убьешь, - убежденно сказала она, ставя почти пустой бокал на стол. – Но, вот ведь незадача, любит он твоего Артемку, как родного. Видать, это у Крылатовых в генах сидит. Любовь к детям. Оторвать мальчонку от Мирки сейчас, это уже, как кусок мяса от живой плоти. Я не враг своему сыну. Мирик его принял, значит, и я приму, как внука. Решай. А уж об общем вашем ребенке и говорить не стоит.
 
         Женщины беседовали в тот вечер еще долго. В ходе разговоров обе расслабились и даже прониклись сочувствием друг к другу. И обида у Ольги, и злость у Екатерины сами по себе поутихли. Они уже беседовали, почти, как приятельницы. Катерина спросила у невестки, не опасается ли она за дочь, которую доверила Крылатову, отослав ее в Бостон? Свекровь призналась, что не думает, будто Новомир станет приставать к Яне с сексуальными притязаниями. Но не исключала мысль, что ее бывший муж сможет пробудить в девушке романтические чувства к себе. Она, видимо, до сих пор считала Крылатова неотразимым.  Конечно, Ольга не могла признаться, что тот является отцом девушки. Это бы вмиг разрушило хрупкое, возникающее понимание между женщинами.
         Насколько было в ее силах, Оля постаралась развеять в Екатерине ее сомнения.  Попыталась убедить, что и опасения свекрови, как бы и Мирик не стал в дальнейшем заглядываться на молодую дочь супруги, беспочвенны.  Но опять же, Ольга не могла признаться, что Яна с Мириком брат и сестра. Ситуация сложилась весьма неоднозначная. Оставалось только надеяться, что время все расставит на свои места. Однако, тайну рождения Яны надо было скрывать. Это стало бы настоящей бомбой.
 
         В десять часов вечера Екатерине на сотовый телефон позвонил Павел. Он был очень обеспокоен отсутствием жены.  Узнав, где она находится, примчался к Ольге. Увидев двух женщин, мирно беседующих друг с другом, был несказанно удивлен. И все-таки постарался, как можно быстрее увезти жену домой. В машине Катя призналась мужу, что у нее слегка изменилось мнение об Ольге. Единственно, что убивает - это возраст невестки.  Павел повернулся к ней и задал неожиданный вопрос: «Катя, а может и нам еще не поздно родить ребенка?»
         Катерина протрезвела в один миг. Она прижалась к плечу мужа и тихо произнесла:
         -Пашенька, я не способна на такой подвиг. Если не сделала это много лет назад, не смогу и сейчас. Прости, если можешь.
         -Катюша, я все тебе прощаю, - тихо ответил мужчина, целуя ее руку. – И Мирку я понимаю именно потому как знаю, что такое любить. Будем внуков воспитывать. А, бабушка Катя? – иронично спросил он.
         -Будем, Павлик. Куда мы денемся? – умиротворенно произнесла женщина.  – Второго такого, как ты, нет на Земле. У меня есть только ты и Мирка.
         Но мудрый Павел Милорадов прекрасно понимал, что есть в жизни его супруги другой мужчина. Он не ненавидел Крылатова. Нет. И не ревновал. Это было бессмысленно. Но прекрасно понимал, что вычеркнуть из жизни ничего невозможно. Ревновал к Новомиру, скорее, Мирика. Это его сын. Его надежда. И то, что Мирка не охладел к нему с обретением биологического отца, очень обнадеживало мужчину. «Все будет хорошо, все будет хорошо», - повторял он по дороге домой.  
   
         В день приезда дорогого Мирочки Ольга приготовила праздничный обед. Они уселись всем семейством в зале. Артемка забрался к любимому папочке на колени и без умолку что-то лопотал, даже родители толком не могли понять, о чем говорит их сынуля. Потом стали рассматривать папины подарки. Артемка обрядился в привезенный ему красивый пуховичок, бегал по комнате, специально падал и кричал, чтобы «миенький» папа его поднял и подкинул. Пока сорванца не уложили спать, он совершенно не давал возможности Оле с Мирой поговорить. Усыпить Темочку удалось с большим трудом только отцу, которому пришлось сказать сыну, что если он не будет слушаться, то папа снова уедет в Лондон. Мальчонка уснул в обнимку с новыми игрушками, которые затем Мирик тихонько убрал из его кроватки. 
           Выйдя из детской комнаты, он увидел, что его жена сидит на диване с печальным взглядом.
         -Ольгунь, что это ты у меня такая грустная? – с улыбкой поинтересовался он, присаживаясь рядом и обнимая жену. – Не рада моему приезду?
         -Конечно, рада, - ответила та, прижимаясь к нему. – Просто мне уже кажется, что мой сын тебя больше любит, чем свою маму.
         -Ничего умнее ты не могла придумать? - рассмеялся он. – Мальчонка просто соскучился. И я тоже по вам очень скучал, - продолжил парень, припадая к ее губам.
         -Расскажи, как ты съездил-то? – попросила Оля, пытаясь немного отодвинуться от мужа.
         -Все потом, - прошептал он ей на ушко, начиная расстегивать кофточку, - потом, потом, потом. Я соскучился, я по тебе безумно соскучился.
         Ольга моментально оказалась в полной власти своего молодого мужа, вновь с наслаждением окунаясь в его страстность и обаяние. Они осыпали друг друга бесконечными поцелуями. Диван не был раздвинут, и супруги буквально скатились с него на ковер. Оба расхохотались, поднялись и направились в спальню комнату.
        
         -Мирка, - с улыбкой обратилась к нему жена, - вот скажи мне, почему у тебя такие странные эротические фантазии? Посмотри, какое у нас с тобой великолепное супружеское ложе. Нет, тебя на любовь тянет, порой, в самом неподходящем месте.
         -Оленька, - сверкая глазами, ответил муж, - ну, во-первых, это означает, что моя жена возбуждает и заводит меня. Разве плохо?
         -Нет, конечно, - продолжая улыбаться, ответила Ольга. – Мне это очень даже приятно сознавать.
         -А потом еще, знаешь, Оль, - хитро прищурившись, продолжил Мира, приподнимаясь на подушке и устраиваясь поудобнее, - мне кажется, что в мужчину вложен инстинкт победителя или покорителя, не знаю, как точнее сказать. Вот, когда я проявляю инициативу не в спальне, ты начинаешь даже  сопротивляться. Это вообще распаляет безумно. Мне хочется почувствовать свою власть, свое право на обладание тобой в любой момент, когда я этого хочу.
         -Другими словами, - усмехнулась женщина, - можно сказать, что в тебе просыпается инстинкт самца.
         -Ну, может быть, и так, - улыбнулся он. - Ой, - хлопнул парень себя по лбу, - надо же родителям позвонить. Они ведь знают, что я уже несколько часов, как в Питере. Извини, я сейчас вернусь, - добавил Мирочка и вышел из комнаты.       
           Когда муж вернулся, Ольга увидела, что на его лице  написано неподдельное удивление.
         -Что-то я не понял, - пожимая плечами, произнес он. - Я ожидал, мамуля мне сейчас втык сделает, что сын хоть на несколько минут не заехал к ним по дороге домой, что сразу им не позвонил, а она знаешь, что мне сказала?
         -Что?
         -Она обрадовалась моему звонку и спросила, во сколько мы завтра сможем к ним прийти? Я так растерялся и спросил, кто это мы? А она говорит, ну как кто? Ты с моей невесткой и внуком.
         -И что ты ей ответил? – со смешком поинтересовалась жена.
         -Да я, честно говоря, даже не знал, что сказать и ответил, дескать, спрошу у тебя. У меня вообще, можно сказать, «челюсть отвалилась и глаз выпал» от таких ее слов, - со смехом продолжил Мирик. – Это что за метаморфозы с моей мамой? Нет, она ведь пригласила меня не просто с Ольгой и Темой, а со своей невесткой и внуком. Именно так она выразилась.
          Тогда Оля в подробностях описала ему приход Екатерины Максимовны к ней и их разговор.
         -Ну, вот видишь, видишь, - обрадовано произнес Мирочка, обнимая жену, - я же говорил тебе, что все наладится. Моя мама добрая женщина и, кстати, очень любит детей. Всех маленьких ребятишек во дворе по имени знает.
         -А ты почему мне не говорил, что несколько раз приезжал с Артемкой к ним домой? – строго поинтересовалась Ольга.
         -Честно говоря, - ответил тот, - я боялся, что ты будешь меня за это ругать. В первый раз я с Темкой заехал вынужденно, мне кое-что из дому срочно надо было взять. Гляжу, маманя Артемку на руки взяла, конфетку ему какую-то дала, смотрит на мальчишку с умилением. Сама ему сказала, что она баба Катя. Тогда меня и осенила мысль хоть изредка привозить его к родителям. Пусть, думаю, мама к нему привыкнет, привяжется. А Темка, надо сказать, - с ухмылкой продолжил Мирик, - совершенно по-хозяйски себя вел. Прошел по всем комнатам, все высмотрел, все выспросил у бабы Кати. Отец только вошел в дом, он сразу к нему. «Деда Паса», - как бы представил моей мамуле. Его-то Темка уже хорошо знает.
         -А я, честно скажу, - с улыбкой произнесла Ольга, - ну, если и не испугалась, когда ее увидела, то растерялась сильно.
         -Оленька, - тихо прошептал ей на ушко муж, - а зачем ты маме сказала, что еще не решила, будешь ли рожать? У тебя действительно до сих пор сомнения есть? – обеспокоенно поинтересовался он.
         -Мирка, ты мой Мирка, - с ласковой улыбкой ответила женщина, привычным жестом вороша его волосы, - да если бы я не решила родить, то вообще о своей беременности тебе не сообщила. Уехал ты в Лондон, я могла бы сделать аборт и поставить спиральку.
         -Умничка, - ответил он, чмокая жену. – Нам ведь нужно доченьку иметь, правда? Сын у нас уже есть, он, как старший брат, будет ее оберегать и защищать.
         -Ну, кто у нас родится еще неизвестно, - ответила Оля, - но если будет девочка, я ее Катей назову. Мне очень нравится это имя.
         -Господи, Оль, если ты маме внучку родишь, да еще и Катькой назовешь, так будешь для нее самой желанной невесткой. Вот погоди, вы с ней со временем лучшими подругами станете, - с воодушевлением произнес Мирик.
         -Ну, это уж ты размечтался о несбыточном, - даже рассмеялась жена. – Хоть бы маломальские, нормальные отношения со свекровью наладить.
         -Оля, - серьезно посмотрел на нее супруг, - я тоже далеко не всегда согласен с мнением Екатерины Максимовны. Но это ничего не значит. Все равно она моя мама, - с затаенной нежностью произнес он. – И другой у меня нет, и не будет. Надо принимать мамулю такой, какая она есть. Не станет она уже скандалить, тем более на людях. Побухтит и перестанет. Постарайся с ней не ссориться.
        -И не думаю даже, успокойся. Ты лучше расскажи, чем там в Лондоне занимался? – с иронией спросила жена.
 
          Мирик рассказал, что после сдачи экзаменов устроил своим друзьям, как бы отвальную, в связи с переходом на другую форму обучения, чего не успел сделать в феврале. Сказал, что очень удивил их тем, что сам оплатил полностью столики в кафе. Оказывается, несмотря на то, что там обучаются дети не бедных родителей, такое не принято. Обычно все делают в складчину. Показал друзьям фото своей семьи и похвастался, что скоро у него родится второй ребенок.
         -Ну, хорошо, будем считать, что о своей поездке в Лондон ты кратко отчитался, - улыбнулась Ольга. - Я вот что у тебя хотела спросить. Если твоя мама так любит детей, почему она в свое время Павлу ребенка не родила?
         -Думаю, это моя вина, - ответил Мира. – Мама опасалась, что в этом случае Павел меня меньше любить станет. По словам родственников, маленьким я был очень капризным ребенком. Бабушка рассказывала, чуть что не по-моему, я сразу в рев. И мама тут же давала любимому чаду все, что захочет. Насколько помню, у родителей разногласия были только по поводу моего воспитания. А вот перед папой Павлом, хоть ори, хоть плачь, если он сказал нет, значит, нет. Я ведь тебе никогда не рассказывал, какой хитрый способ «укрощения» строптивого пасынка нашел Павел, - поинтересовался Мирик.
        -Нет, не рассказывал.
        -Физически Павел никогда не наказывал, и долго, наверное,  искал способ воздействия на меня. Сразу после возвращения из Германии, Милорадов открыл станцию автосервиса. Когда я первый раз попал в «Белочку», увидел такое большое количество настоящих машин, в которых мне разрешалось посидеть, поиграть, порулить, то судьба моя была, видимо, предопределена, - усмехнулся Мира, усаживаясь на краю кровати. - Я готов был пропадать там с утра до ночи. А первого сентября пришлось пойти в первый класс. Ходить в школу мне нравилось ровно два дня, - иронично заметил Мирик. – Мама рассказывала, когда я узнал, что в школу мне придется ходить почти каждый день и целых десять лет, я страшно возмутился и учиться в первое время не хотел совсем. Сразу после уроков бежал в «Белочку», благо станция располагалась в двух шагах от дома, и возвращался весь грязный и чумазый.
 
           Ольга слушала не перебивая. Ей было интересно знать о своем Мирке все. До этого о своих детских годах он не рассказывал. Узнать, как господину Милорадову удалось завоевать такое уважение и доверие приемного сына.
          -Мама в то время еще на работу не устроилась, - сказал он, - она встречала меня из школы, кормила и заставляла делать уроки. Вот тогда отец и придумал для меня самую суровую меру наказания, - тихонько захихикал парень. - Если я не слушался и получал плохие оценки, он на определенное время запрещал мне появляться в автосервисе. Это возымело действие. После школы я быстро все съедал, быстро рисовал противные палочки и кружочки в тетрадках и сломя голову несся в «Белочку» к дяде Васе, с которым мы сразу подружились. Однако парнишкой я был шкодливый, - весело продолжил Мирик. – Как-то уже зимой, не помню, что я натворил, но Милорадов очень на меня рассердился и запретил появляться на станции целый месяц. Такого длительного наказания я, конечно, вытерпеть не мог, и под видом того, что пошел гулять, тайком пробирался в ремонтный цех и прятался в машинах от папы. Однажды он меня там выловил и, взяв за шиворот, привел домой, - изобразил он, как это выглядело.   
            -Такого унижения я стерпеть не мог, - с улыбкой произнес  Мирка. -  На глазах у всех ребят, он провел меня по двору, держа за воротник. Этот яркий момент своей детской жизни я очень хорошо помню. Мамуле, ясное дело, сыночка сразу стало жалко. Она начала высказывать мужу свои претензии, а я, почувствовав ее поддержку, устроил страшную истерику. Я кричал Милорадову, что он не мой папа, что я его ненавижу, что найду своего родного папу и уйду к нему жить.    
           -Да уж, - покачала головой Ольга, - видать намучился Пал Палыч с тобой. И как вы потом помирились?
          -Честно говоря, этот момент у меня в памяти не сохранился, - ответил Мира, - наверное, отец нашел какие-то способы убедить мальчишку. А еще одним из наставников у меня был дядя Вася, - расплылся в улыбке муж. - Он давал мне и гайки подкрутить и уровень масла замерить, и учил по шуму мотора неисправность угадать. Все секреты и премудрости за столько лет передал мне. Если мой бизнес накроется, уж автослесарем то всегда устроюсь, - рассмеялся он.
 
         -Так, с одним отцом мне все ясно, - заметила Оля, - а за что ты уважаешь своего папу Крылатова?
         -Ну, во-первых, он меня все-таки родил, - ответил муж. – Вернее, не родил, а зачал, дал мне жизнь. Только за одно это я ему бесконечно благодарен. Общаясь с ним, я вдруг ясно понял, как много во мне отцовских генов. Павел, который меня воспитал, человек строгий и довольно суровый даже по отношению к самому себе. А папа Новомир - такой веселый, увлекающийся, радующийся жизни философ. Он большая умница. У Крылатова просто какой-то неисчерпаемый кладезь разносторонних знаний, - с явной гордостью произнес парень. - Но он совершенно не бизнесмен, - с доброй усмешкой заметил Мира. - Отец читает лекции, пишет свои книги, помогает людям решить их психологические проблемы. А всеми его финансовыми делами занимается другой человек. Издание книг, организация публичных выступлений, гонорары и прочие подобные вопросы отец, я уверен, сам правильно решить бы не смог. Да он и не желает тратить на это свое драгоценное время.      
           -Часто вы с отцом общаетесь? – поинтересовалась жена.
           -По скайпу постоянно на связи. Он ко мне в Лондон приезжает, а я у него два раза бывал в Бостоне. Знаешь, Ольга, -  продолжил Мирка, - я не перестаю удивляться смелости Крылатова. Уехать в совершенно чужую страну и не просто выжить, а сделать такую карьеру, - с восхищением произнес он. -  Отец ведь чуть постарше меня был в то время. Я бы на такой подвиг не решился, - покачал Мирик головой. - Насколько мне известно, в этой Америке психологов, как грязи, - красноречиво закатил он глаза. – Новомир мне рассказывал, что в Бостонском университете читал курс лекций, а студентам из других учебных заведений по объявлению в газете писал курсовые, эссе по психологии и даже дипломные работы. Чтобы деньги заработать, даже и по философии работы писал. Говорил, что пришлось ему уйму книг перелопатить.
        -Ну, правильно, жизнь в Америке дорогая. Ладно, что улицы не подметал. Некоторые даже интеллигентные эмигранты из бывшего Союза и так выживали, – заметила жена.
        -Знаешь, Оля, - продолжил Мирик, - папа мне признался, что ему помогло попасть в высокие научные круги. Этот Саймон, который ему вызов сделал, был из семьи, так называемых, ярых антисоветчиков, сбежавших в свое время за границу. Вот Новомира Львовича Саймон и представил, как талантливого молодого ученого, не оцененного на Родине. Его научные работы прочли высокие американские магистры психологии.  Труды Крылатова понравились и ему стали предлагать читать лекции в разных институтах и разных странах. За границей его тоже высоко оценили, а потому с получением американского гражданства уже проблем не было. Чтобы профессор Крылатов в других странах был представлен, как американский ученый. Его публичные выступления даже по специальным каналам телевидения стали транслировать. Так постепенно он и утверждался.
         -Повезло, значит, папе твоему, - улыбнулась Оля.
         -Ничего себе повезло, - возмутился Мирик. – Курс лекций и кучу учебников никто за него не писал. Дураков за границей нет, если бы его научные труды ничего не стоили, никто бы его не продвигал и не приглашал. Папа говорил, что первые десять лет – это была работа на износ. И я ему верю.
         -Все, успокойся, я поняла, - прижала голову мужа к своей груди Ольга, - твой папа трудяга и замечательный ученый. Кто спорит то? И ты его достойный сын.
         -Ой, чего я-то, - фыркнул парень. – Я, можно сказать, везунчик в шоколаде. Мне к совершеннолетию, считай, с неба упало прекрасное предприятие в новеньком здании, с новейшим оборудованием и профессиональным коллективом. Бери и владей, - развел он руками. – И потом, я в своей стране и еще за спиной такая глыба, как Пал Палыч. От близких ему людей по бизнесу, знаю, что господин Милорадов, пока свою империю строил, как говорится, «и Крым, и Рым» прошел, - уверенно заявил парень. – Знаешь, Оля, - с усмешкой произнес Мирка, - если я могу машину по винтикам разобрать и собрать, как вояки автомат Калашникова, еще не значит, что готовый бизнесмен. Этому учиться и учиться надо.
          -Правильно мыслишь, дорогой, - вмешалась жена, - а ты на заочное обучение перевелся.
          -Оленька, - ехидно возразил молодой супруг, - бизнесу учатся на практике. Особенно, ведению дел в России. Теорию я и заочно освою. Или хочешь, чтобы я в Лондоне спокойно ходил на лекции, бегал в тренажерный зал, по ночным барам, дискотекам, а ты тут с двумя детишками крутилась? – лукаво улыбнулся он, притягивая женщину к себе.
         -Все, все, все, - согласилась она. – Закрыли тему, - чмокнула она своего дорогого и накрыла его одеялом. – Спи, давай, поздно уже. Ишь, чего придумал, - тихо ворчала она, - по ночным барам и дискотекам он собрался бегать. Вот и взыграют в тебе Крылатовские гены, загуляешь.
          Мирик вдруг резко откинул одеяло и сел на кровати. Ольга удивленно уставилась на него.
          -Вот только не надо из моего родного отца делать какого-то монстра-обольстителя, - возмущенно произнес парень. - В конце концов, у каждого человека есть свои слабости. Мне приходилось наблюдать, как Крылатов ведет себя в женском обществе в Бостоне. Я с ним на светские приемы ходил. Отец ведь и роста не высокого, и плечи у него не широкие, и лицом не самый красивый, но он моментально притягивает к себе внимание женщин. Как истинный психолог, папа слету настраивается на волну понравившейся ему дамы. И играет на струнах ее души, как на инструменте, - увлеченно продолжил Мирка. - Понимаешь, Оленька, - чисто Крылатовской улыбкой озарил он супругу, - папа сам мне сказал, что для него, в принципе, не так и важно, уложит он ее постель или нет. Новомир Львович получает необыкновенное удовлетворение тогда, когда понимает, что она уже согласна. Вот это для него полный драйв.
         -Прямо так сыну и сказал про постель? – недоверчиво посмотрела на мужа Ольга.
         -Елы-палы, - выдохнул тот, - да я уже не пацан, а женатый мужчина, на всякий случай. Мы обо всем с Новомиром  разговариваем спокойно. А вообще-то, знаешь, что я думаю, - лукаво прищурился Мирка, - у меня два таких классных отца, которые больших высот в жизни достигли, так я-то, как сын, обязан их в достижениях перегнать. Ну, дети ведь должны превосходить своих родителей. Какую-то цель надо поставить для этого, - демонстративно почесал он затылок. - Я даже и не представляю, - пожал молодой муж плечами. – Может, мне запланировать стать президентом России? – хихикнул Милорадов, вопросительно глянув на супругу. - Чего мелочиться то?
        -Точно, - насмешливо воскликнула Ольга, указывая на него пальцем. – Главное, и прецедент в мире уже есть. Президент Макрон со своей престарелой супругой, бывшей училкой, - тихонько рассеялась она. – Ситуация один в один, - продолжала жена беззвучно хохотать, прикрывая рот руками. – Я прямо так и вижу. Высокий, стройный президент Российской Федерации Новомир Павлович Мирорадов со старенькой, располневшей от родов, седой супругой, - уже с выступившими от смеха слезами на глазах, насмешливо произнесла женщина.
        -Седину закрасить можно, - хихикнул Мирик. - Думаешь, мне слабо стать президентом? – язвительно поинтересовался он.
        -Мирочка, - вытирая слезы и поднимаясь с кровати, - ответила Ольга. – Я бы предпочла быть женой высококлассного автослесаря, чем президента. Оно как-то спокойнее. Пойду я Темку проверю, - сказала она, выходя из спальни.
 
        Вернувшись в спальню, Ольга увидела, что «везунчик в шоколаде», будущий президент России мирно посапывает, мало, чем отличаясь во сне от ее маленького сына. Мирка порой   напоминал ей подростка, у которого ломается голос. Вроде, уже баском начинает разговаривать, но иногда еще прорывается мальчишеский фальцет. Вот и ее супруг бывает таким не по годам взрослым и серьезным кажется. А иногда, как ребенок, который мечтает – вырасту, буду космонавтом. Или президентом, тихо  усмехнулась она. Какая разница? Как же был прав Новомир, сказавший, что их свадьба с Мириком, далеко не хэппи енд. Все только начинается.
         Она тихонько прилегла рядом и закрыла глаза. Мысленно перенеслась в далекую Америку, где сейчас находится ее дочь. Более всего мать опасалась, как бы Яне не захотелось остаться жить за границей. А это не исключено. Прижился же там Крылатов. Хотя, дочь говорила, что у Новомира в доме даже прислуга исключительно русскоговорящая. Дескать, он считает эту территорию частью России. День Победы девятого мая празднует. Но молодая девчонка вполне может плениться жизнью за океаном. Не понимая еще, что чужбина, она и есть чужбина. Все, вылетела ее голубка из гнезда. И с этим придется смириться, понимала Ольга. Никто не знает, что его ждет. Какие только сюжеты не рисует нам жизнь. Писателям-фантастам и не снилось. А колесо судьбы крутится, не взирая на наши желания.
 
 
 
 

© Copyright: Татьяна Белая, 2019

Регистрационный номер №0448092

от 26 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0448092 выдан для произведения: Увидев свекровь, Ольга в первый момент обомлела. По спине пробежал холодок. Две ровесницы, мать и жена некоторое время молча, смотрели друг на друга. Первой не выдержала Ольга.
         -Здравствуйте, Екатерина Максимовна, - глухо произнесла она и отступила от двери. – Проходите, пожалуйста.
         -Да уж войду, коли пришла, - ответила та и шагнула в прихожую. – Здравствуйте, Ольга Сергеевна, - несколько язвительно поздоровалась она, делая акцент на имя-отчество.
         Женщина разделась и проследовала вслед за хозяйкой в зал. Екатерина волновалась не меньше Ольги. Только она знала, каково ей далось это решение прийти и поговорить с бывшей учительницей сына с глазу на глаз. Честно говоря, все продуманные слова застряли в горле. Она напрочь забыла, с чего хотела начать разговор.
         -Вам чай или кофе? – поинтересовалась Оля.
         -Чай, пожалуй, - ответила та. – Вредно, на ночь глядя, кофе распивать.
         Ольга сходила на кухню и вернулась, неся на подносе чайник, чашки и оставшийся от встречи с подругой сладкий пирог. Разлила чай и уселась напротив свекрови в кресло. «Зачем она пришла? Зачем? – стучало в мозгу женщины. - Неужели скандалить будет?»
         -Вот что, Ольга Сергеевна, - начала, было, Катерина, но та перебила ее.
         -Екатерина Максимовна, - решительно произнесла невестка, сама пугаясь своих слов, но остановиться уже не могла, - смею заметить, что я давно уже не учительница вашего сына, а его жена. Поэтому буду очень вам признательна, если вы станете обращаться ко мне просто по имени и на «ты».
         -Предлагаете перейти с вами на «ты»? – после некоторого замешательства переспросила мать мужа, с удивлением глядя на женщину.
         -Я предлагаю вам обращаться ко мне на «ты», поправила ее Ольга. – Мне, простите, по рангу не положено такое к вам обращение.
 
         Екатерина Максимовна некоторое время молчала, видимо переваривая в голове слова невестки. Она сделала несколько глотков из чашки, откусила кусочек пирога и, прожевав его, согласно кивнула головой.
         -Ну что ж, пожалуй, это будет справедливо, - сказала она, продолжая пить чай. - Артемка уже спит? – неожиданно поинтересовалась свекровь.
         -Давно спит. Время то девятый час. Он у меня рано ложится, - стараясь говорить, как можно спокойнее, ответила хозяйка.
         -Хороший у тебя парнишка. Умненький такой, шустрый, улыбчивый.
         -А вы откуда знаете? – изумленно спросила Ольга.
         -Так Мирка не один раз ко мне с ним заезжал, - ответила та. – Однажды даже на пару часов оставлял со мной. Он что, не рассказывал тебе?
         -Не-е-ет, - протянула потрясенная таким сообщением женщина. – Ничего не говорил.
         -Вот видишь, - со смешком произнесла Катерина, - у Мирки уже секреты от тебя есть.
         -Странно, - растерянно пожала плечами Оля. – А зачем он у вас Темку оставлял?
         -Да ладно, не расстраивайся, - снисходительно усмехнулась свекровь. – Мирка сказал, что ты по работе занята, а ему срочно тоже по делам отлучиться надо. Не могла же я сыну отказать.
         -Ничего не понимаю, - пожала плечами Ольга. – Я в любой момент от своей работы оторваться могу. Не у станка стою, - сказала она, нервно отпивая уже остывший чай.
         -Вот, Оля, - иронично заметила Катерина, - плохо ты еще знаешь моего сына. Как не крути, порода-то Крылатовская. А Новомир, хитрюга еще тот! И Мирка папочке под стать. Я уж потом поняла, чего он добивается. Знает ведь, что я детишек  обожаю. Вот и решил мостик между нами перекинуть с помощью мальчонки, - лукаво заметила она. – Слушай, чай-то подогрей. Совсем остыл.
         -Может, чего-нибудь покрепче налить? – неуверенно спросила хозяйка.
         -Можно и покрепче, ради такого случая, - согласилась свекровь. – Красного сухого вина, если есть, я бы выпила.
 
         Ольга выставила на стол бутылку замечательного вина, которое приготовила к приеду мужа. Разлила вино в красивые хрустальные бокалы и принесла вазу с фруктами. Женщины пригубили из бокалов, и мать Мирика продолжила свою мысль:
         -А уж твой Артемка помог новому папе, - с доброй улыбкой сказала она. – Остался со мной без капризов. Прошелся по всем комнатам, как хозяин. Все проверил, все потрогал. Поел очень хорошо. С Мишей своим меня «познакомил». Из рук его не выпускает. Славный малыш. В душу мне запал. Очень развитый ребенок, для своего возраста.
         -Спасибо, конечно, за такую оценку моего сынули, - все еще насторожено ответила Оля. – Но вы меня удивили. Почему же Мирик от меня это скрыл?
         -Чего сейчас гадать, - усмехнулась Катерина. – Приедет, спросишь. Надеюсь, ты догадалась, какой вопрос, прежде всего, я хотела бы у тебя выяснить?
         -Думаю, да, - уже более уверенно ответила Ольга. – Коли вы завели разговор о моем ребенке, видимо, желаете поговорить об еще не рожденном вашем внуке.
         -Правильно мыслишь, - согласно кивнула свекровь, делая глоток из бокала. – У тебя какой срок?
         -Очень небольшой. Так что месяц на раздумье у меня еще есть, - ответила та, отщипывая ягодку винограда.
         -Ольга, давай будем откровенны, - предложила Екатерина Максимовна, придвигаясь к столу и глядя невестке прямо в глаза. – Я уж не знаю и никогда не пойму, каким образом ты смогла охмурить моего сына. И, наверное, в душе никогда с этим не смирюсь, - с тяжелым вздохом произнесла она. – Но Мирочка мой единственный, ненаглядный сын. Став врагом тебе, я автоматически рискую оказаться врагом Мирке. Ты сама мать и прекрасно понимаешь, что это конец всему. Конец моей жизни, - она откинулась на спинку кресла и замолчала, видимо, находясь в сильном волнении.
 
         Ольга слушала ее и не знала, что ответить. Чувство вины перед женщиной вновь шевельнулось у нее в душе. Она понимала страдания матери, как никто другой. «Сейчас Екатерина потребует сделать аборт», - решила женщина и приготовилась дать отпор. Но слова, которые произнесла вскоре женщина, обескуражили ее.
         -О каком таком раздумье может идти речь? – строго спросила Екатерина Максимовна, не отрывая от Ольги настороженного взгляда. – Если ты не родишь ему сейчас, то не родишь уже никогда. Не забывай о нашем с тобой возрасте.
         -Ну, можно было об этом и не напоминать, - с обидой в голосе парировала Ольга, слух которой резанули слова свекрови. – Как раз о возрасте то я и не забываю. Потому и не приняла окончательного решения насчет ребенка.
         -Да что тут думать-то? – не скрывая возмущения, воскликнула мать мужа. – Ты посмотри, как Мирка к твоему сыну относится! Неужели у тебя хватит наглости лишить его радости отцовства? Счастья иметь своего родного малыша?
 
         Лучше бы женщина не употребляла этого слова - «наглости». Обида вдруг захлестнула Ольгу. Она представила, какие слова в ее адрес говорит Екатерина Максимовна Мирке и Павлу. Женщина уже давно и твердо решила родить, но сейчас ей захотелось немного отыграться на свекрови за негативное отношение к себе.
         -А подумать-то мне как раз есть о чем, - продолжая отщипывать виноградинки, спокойно произнесла Ольга. – Именно в силу своего возраста и жизненного опыта, - совершенно серьезно добавила она. – Нравится вам или нет, но я очень люблю вашего сына и ценю его. В чем-то Мирик во многом превосходит своих ровесников. Наверное, со временем он станет очень серьезным и крупным бизнесменом. Но, смею вам заметить, избаловали вы его донельзя, - иронично произнесла она. – Он совершенно не умеет за собой ухаживать. За ним, не хуже, чем за Артемкой надо ухаживать. Убери, прибери, подай, покорми. Работу бросать я не намерена. Не думайте, что буду сидеть на шее вашего сына балластом. А мамы моей рядом нет. Помочь некому в уходе за детьми. Если рожу еще одного ребенка, то придется её из Тюмени выписывать. В садик, раньше исполнения трех лет отдавать не хочется. А няне своих детей я не доверю.
         -Погоди, погоди, погоди, - в волнении Екатерина даже встала с кресла и заходила по залу. – Ни о няне, ни о садике вообще никакой речи быть не может, - решительно заявила женщина. – А я-то на что? Зачем тебе вызывать маму, если у детей в Питере бабушка под боком. Меня, знаешь ли, деньги не поджимают. Могу и бросить переводами заниматься.  Что я с двумя детьми не справлюсь? – возмущенно спросила она и снова уселась в кресло.
 
         Ольга с удивлением смотрела на разволновавшуюся женщину. Она вдруг поняла, что одна только мысль, что ее ненаглядный сын станет жить вместе с тещей, приводила Катерину в шок. Мирик рассказывал Оле о негативном отношении родителей Павла к его матери. Это, видимо, и пугало мать мужа. Теща, по законам жанра, должна была ненавидеть молодого зятя.  И потом, она составляла ей конкуренцию, как бабушка к еще не родившемуся внуку или внучке. Оле стало жаль женщину, и она решила ее немного успокоить.
         -Да вы не волнуйтесь, - сказала она. – В любом случае, вопрос о ребенке мы будем решать вместе с Мирой.
         -Ну-ка, плесни еще, - неожиданно попросила свекровь, подвигая свой бокал. – Тут и решать нечего. Мирик так радовался известию, что ты забеременела. Вне себя от счастья был, - сказала она, делая несколько глотков вина. – Давай уж, мы не будем ходить вокруг да около. Врать, глядя в глаза друг другу. Мне бы, вроде, только перекреститься и пожелать, чтобы ты от ребенка освободилась. Какие Миркины годы? Настрогает еще себе детишек. А тебя бросит, если ты его дитя убьешь, - убежденно сказала она, ставя почти пустой бокал на стол. – Но, вот ведь незадача, любит он твоего Артемку, как родного. Видать, это у Крылатовых в генах сидит. Любовь к детям. Оторвать мальчонку от Мирки сейчас, это уже, как кусок мяса от живой плоти. Я не враг своему сыну. Мирик его принял, значит, и я приму, как внука. Решай. А уж об общем вашем ребенке и говорить не стоит.
 
         Женщины беседовали в тот вечер еще долго. В ходе разговоров обе расслабились и даже прониклись сочувствием друг к другу. И обида у Ольги, и злость у Екатерины сами по себе поутихли. Они уже беседовали, почти, как приятельницы. Катерина спросила у невестки, не опасается ли она за дочь, которую доверила Крылатову, отослав ее в Бостон? Свекровь призналась, что не думает, будто Новомир станет приставать к Яне с сексуальными притязаниями. Но не исключала мысль, что ее бывший муж сможет пробудить в девушке романтические чувства к себе. Она, видимо, до сих пор считала Урылатова неотразимым.  Конечно, Ольга не могла признаться, что тот является отцом девушки. Это бы вмиг разрушило хрупкое, возникающее понимание между женщинами.
         Насколько было в ее силах, Оля постаралась развеять в Екатерине ее сомнения.  Попыталась убедить, что и опасения свекрови, как бы и Мирик не стал в дальнейшем заглядываться на молодую дочь супруги, беспочвенны.  Но опять же, Ольга не могла признаться, что Яна с Мириком брат и сестра. Ситуация сложилась весьма неоднозначная. Оставалось только надеяться, что время все расставит на свои места. Однако, тайну рождения Яны надо было скрывать. Это стало бы настоящей бомбой.
 
         В десять часов вечера Екатерине на сотовый телефон позвонил Павел. Он был очень обеспокоен отсутствием жены.  Узнав, где она находится, примчался к Ольге. Увидев двух женщин, мирно беседующих друг с другом, был несказанно удивлен. И все-таки постарался, как можно быстрее увезти жену домой. В машине Катя призналась мужу, что у нее слегка изменилось мнение об Ольге. Единственно, что убивает - это возраст невестки.  Павел повернулся к ней и задал неожиданный вопрос: «Катя, а может и нам еще не поздно родить ребенка?»
         Катерина протрезвела в один миг. Она прижалась к плечу мужа и тихо произнесла:
         -Пашенька, я не способна на такой подвиг. Если не сделала это много лет назад, не смогу и сейчас. Прости, если можешь.
         -Катюша, я все тебе прощаю, - тихо ответил мужчина, целуя ее руку. – И Мирку я понимаю именно потому как знаю, что такое любить. Будем внуков воспитывать. А, бабушка Катя? – иронично спросил он.
         -Будем, Павлик. Куда мы денемся? – умиротворенно произнесла женщина.  – Второго такого, как ты, нет на Земле. У меня есть только ты и Мирка.
         Но мудрый Павел Милорадов прекрасно понимал, что есть в жизни его супруги другой мужчина. Он не ненавидел Крылатова. Нет. И не ревновал. Это было бессмысленно. Но прекрасно понимал, что вычеркнуть из жизни ничего невозможно. Ревновал к Новомиру, скорее, Мирика. Это его сын. Его надежда. И то, что Мирка не охладел к нему с обретением биологического отца, очень обнадеживало мужчину. «Все будет хорошо, все будет хорошо», - повторял он по дороге домой.  
   
         В день приезда дорогого Мирочки Ольга приготовила праздничный обед. Они уселись всем семейством в зале. Артемка забрался к любимому папочке на колени и без умолку что-то лопотал, даже родители толком не могли понять, о чем говорит их сынуля. Потом стали рассматривать папины подарки. Артемка обрядился в привезенный ему красивый пуховичок, бегал по комнате, специально падал и кричал, чтобы «миенький» папа его поднял и подкинул. Пока сорванца не уложили спать, он совершенно не давал возможности Оле с Мирой поговорить. Усыпить Темочку удалось с большим трудом только отцу, которому пришлось сказать сыну, что если он не будет слушаться, то папа снова уедет в Лондон. Мальчонка уснул в обнимку с новыми игрушками, которые затем Мирик тихонько убрал из его кроватки. 
           Выйдя из детской комнаты, он увидел, что его жена сидит на диване с печальным взглядом.
         -Ольгунь, что это ты у меня такая грустная? – с улыбкой поинтересовался он, присаживаясь рядом и обнимая жену. – Не рада моему приезду?
         -Конечно, рада, - ответила та, прижимаясь к нему. – Просто мне уже кажется, что мой сын тебя больше любит, чем свою маму.
         -Ничего умнее ты не могла придумать? - рассмеялся он. – Мальчонка просто соскучился. И я тоже по вам очень скучал, - продолжил парень, припадая к ее губам.
         -Расскажи, как ты съездил-то? – попросила Оля, пытаясь немного отодвинуться от мужа.
         -Все потом, - прошептал он ей на ушко, начиная расстегивать кофточку, - потом, потом, потом. Я соскучился, я по тебе безумно соскучился.
         Ольга моментально оказалась в полной власти своего молодого мужа, вновь с наслаждением окунаясь в его страстность и обаяние. Они осыпали друг друга бесконечными поцелуями. Диван не был раздвинут, и супруги буквально скатились с него на ковер. Оба расхохотались, поднялись и направились в спальню комнату.
        
         -Мирка, - с улыбкой обратилась к нему жена, - вот скажи мне, почему у тебя такие странные эротические фантазии? Посмотри, какое у нас с тобой великолепное супружеское ложе. Нет, тебя на любовь тянет, порой, в самом неподходящем месте.
         -Оленька, - сверкая глазами, ответил муж, - ну, во-первых, это означает, что моя жена возбуждает и заводит меня. Разве плохо?
         -Нет, конечно, - продолжая улыбаться, ответила Ольга. – Мне это очень даже приятно сознавать.
         -А потом еще, знаешь, Оль, - хитро прищурившись, продолжил Мира, приподнимаясь на подушке и устраиваясь поудобнее, - мне кажется, что в мужчину вложен инстинкт победителя или покорителя, не знаю, как точнее сказать. Вот, когда я проявляю инициативу не в спальне, ты начинаешь даже  сопротивляться. Это вообще распаляет безумно. Мне хочется почувствовать свою власть, свое право на обладание тобой в любой момент, когда я этого хочу.
         -Другими словами, - усмехнулась женщина, - можно сказать, что в тебе просыпается инстинкт самца.
         -Ну, может быть, и так, - улыбнулся он. - Ой, - хлопнул парень себя по лбу, - надо же родителям позвонить. Они ведь знают, что я уже несколько часов, как в Питере. Извини, я сейчас вернусь, - добавил Мирочка и вышел из комнаты.       
           Когда муж вернулся, Ольга увидела, что на его лице  написано неподдельное удивление.
         -Что-то я не понял, - пожимая плечами, произнес он. - Я ожидал, мамуля мне сейчас втык сделает, что сын хоть на несколько минут не заехал к ним по дороге домой, что сразу им не позвонил, а она знаешь, что мне сказала?
         -Что?
         -Она обрадовалась моему звонку и спросила, во сколько мы завтра сможем к ним прийти? Я так растерялся и спросил, кто это мы? А она говорит, ну как кто? Ты с моей невесткой и внуком.
         -И что ты ей ответил? – со смешком поинтересовалась жена.
         -Да я, честно говоря, даже не знал, что сказать и ответил, дескать, спрошу у тебя. У меня вообще, можно сказать, «челюсть отвалилась и глаз выпал» от таких ее слов, - со смехом продолжил Мирик. – Это что за метаморфозы с моей мамой? Нет, она ведь пригласила меня не просто с Ольгой и Темой, а со своей невесткой и внуком. Именно так она выразилась.
          Тогда Оля в подробностях описала ему приход Екатерины Максимовны к ней и их разговор.
         -Ну, вот видишь, видишь, - обрадовано произнес Мирочка, обнимая жену, - я же говорил тебе, что все наладится. Моя мама добрая женщина и, кстати, очень любит детей. Всех маленьких ребятишек во дворе по имени знает.
         -А ты почему мне не говорил, что несколько раз приезжал с Артемкой к ним домой? – строго поинтересовалась Ольга.
         -Честно говоря, - ответил тот, - я боялся, что ты будешь меня за это ругать. В первый раз я с Темкой заехал вынужденно, мне кое-что из дому срочно надо было взять. Гляжу, маманя Артемку на руки взяла, конфетку ему какую-то дала, смотрит на мальчишку с умилением. Сама ему сказала, что она баба Катя. Тогда меня и осенила мысль хоть изредка привозить его к родителям. Пусть, думаю, мама к нему привыкнет, привяжется. А Темка, надо сказать, - с ухмылкой продолжил Мирик, - совершенно по-хозяйски себя вел. Прошел по всем комнатам, все высмотрел, все выспросил у бабы Кати. Отец только вошел в дом, он сразу к нему. «Деда Паса», - как бы представил моей мамуле. Его-то Темка уже хорошо знает.
         -А я, честно скажу, - с улыбкой произнесла Ольга, - ну, если и не испугалась, когда ее увидела, то растерялась сильно.
         -Оленька, - тихо прошептал ей на ушко муж, - а зачем ты маме сказала, что еще не решила, будешь ли рожать? У тебя действительно до сих пор сомнения есть? – обеспокоенно поинтересовался он.
         -Мирка, ты мой Мирка, - с ласковой улыбкой ответила женщина, привычным жестом вороша его волосы, - да если бы я не решила родить, то вообще о своей беременности тебе не сообщила. Уехал ты в Лондон, я могла бы сделать аборт и поставить спиральку.
         -Умничка, - ответил он, чмокая жену. – Нам ведь нужно доченьку иметь, правда? Сын у нас уже есть, он, как старший брат, будет ее оберегать и защищать.
         -Ну, кто у нас родится еще неизвестно, - ответила Оля, - но если будет девочка, я ее Катей назову. Мне очень нравится это имя.
         -Господи, Оль, если ты маме внучку родишь, да еще и Катькой назовешь, так будешь для нее самой желанной невесткой. Вот погоди, вы с ней со временем лучшими подругами станете, - с воодушевлением произнес Мирик.
         -Ну, это уж ты размечтался о несбыточном, - даже рассмеялась жена. – Хоть бы маломальские, нормальные отношения со свекровью наладить.
-Оля, - серьезно посмотрел на нее супруг, - я тоже далеко не всегда согласен с мнением Екатерины Максимовны. Но это ничего не значит. Все равно она моя мама, - с затаенной нежностью произнес он. – И другой у меня нет, и не будет. Надо принимать мамулю такой, какая она есть. Не станет она уже скандалить, тем более на людях. Побухтит и перестанет. Постарайся с ней не ссориться.
-И не думаю даже, успокойся. Ты лучше расскажи, чем там в Лондоне занимался? – с иронией спросила жена.
 
Мирик рассказал, что после сдачи экзаменов устроил своим друзьям, как бы отвальную, в связи с переходом на другую форму обучения, чего не успел сделать в феврале. Сказал, что очень удивил их тем, что сам оплатил полностью столики в кафе. Оказывается, несмотря на то, что там обучаются дети не бедных родителей, такое не принято. Обычно все делают в складчину. Показал друзьям фото своей семьи и похвастался, что скоро у него родится второй ребенок.
         -Ну, хорошо, будем считать, что о своей поездке в Лондон ты кратко отчитался, - улыбнулась Ольга. - Я вот что у тебя хотела спросить. Если твоя мама так любит детей, почему она в свое время Павлу ребенка не родила?
         -Думаю, это моя вина, - ответил Мира. – Мама опасалась, что в этом случае Павел меня меньше любить станет. По словам родственников, маленьким я был очень капризным ребенком. Бабушка рассказывала, чуть что не по-моему, я сразу в рев. И мама тут же давала любимому чаду все, что захочет. Насколько помню, у родителей разногласия были только по поводу моего воспитания. А вот перед папой Павлом, хоть ори, хоть плачь, если он сказал нет, значит, нет. Я ведь тебе никогда не рассказывал, какой хитрый способ «укрощения» строптивого пасынка нашел Павел, - поинтересовался Мирик.
        -Нет, не рассказывал.
        -Физически Павел никогда не наказывал, и долго, наверное,  искал способ воздействия на меня. Сразу после возвращения из Германии, Милорадов открыл станцию автосервиса. Когда я первый раз попал в «Белочку», увидел такое большое количество настоящих машин, в которых мне разрешалось посидеть, поиграть, порулить, то судьба моя была, видимо, предопределена, - усмехнулся Мира, усаживаясь на краю кровати. - Я готов был пропадать там с утра до ночи. А первого сентября пришлось пойти в первый класс. Ходить в школу мне нравилось ровно два дня, - иронично заметил Мирик. – Мама рассказывала, когда я узнал, что в школу мне придется ходить почти каждый день и целых десять лет, я страшно возмутился и учиться в первое время не хотел совсем. Сразу после уроков бежал в «Белочку», благо станция располагалась в двух шагах от дома, и возвращался весь грязный и чумазый.
 
           Ольга слушала не перебивая. Ей было интересно знать о своем Мирке все. До этого о своих детских годах он не рассказывал. Узнать, как господину Милорадову удалось завоевать такое уважение и доверие приемного сына.
          -Мама в то время еще на работу не устроилась, - сказал он, - она встречала меня из школы, кормила и заставляла делать уроки. Вот тогда отец и придумал для меня самую суровую меру наказания, - тихонько захихикал парень. - Если я не слушался и получал плохие оценки, он на определенное время запрещал мне появляться в автосервисе. Это возымело действие. После школы я быстро все съедал, быстро рисовал противные палочки и кружочки в тетрадках и сломя голову несся в «Белочку» к дяде Васе, с которым мы сразу подружились. Однако парнишкой я был шкодливый, - весело продолжил Мирик. – Как-то уже зимой, не помню, что я натворил, но Милорадов очень на меня рассердился и запретил появляться на станции целый месяц. Такого длительного наказания я, конечно, вытерпеть не мог, и под видом того, что пошел гулять, тайком пробирался в ремонтный цех и прятался в машинах от папы. Однажды он меня там выловил и, взяв за шиворот, привел домой, - изобразил он, как это выглядело.   
            -Такого унижения я стерпеть не мог, - с улыбкой произнес  Мирка. -  На глазах у всех ребят, он провел меня по двору, держа за воротник. Этот яркий момент своей детской жизни я очень хорошо помню. Мамуле, ясное дело, сыночка сразу стало жалко. Она начала высказывать мужу свои претензии, а я, почувствовав ее поддержку, устроил страшную истерику. Я кричал Милорадову, что он не мой папа, что я его ненавижу, что найду своего родного папу и уйду к нему жить.    
           -Да уж, - покачала головой Ольга, - видать намучился Пал Палыч с тобой. И как вы потом помирились?
          -Честно говоря, этот момент у меня в памяти не сохранился, - ответил Мира, - наверное, отец нашел какие-то способы убедить мальчишку. А еще одним из наставников у меня был дядя Вася, - расплылся в улыбке муж. - Он давал мне и гайки подкрутить и уровень масла замерить, и учил по шуму мотора неисправность угадать. Все секреты и премудрости за столько лет передал мне. Если мой бизнес накроется, уж автослесарем то всегда устроюсь, - рассмеялся он.
 
         -Так, с одним отцом мне все ясно, - заметила Оля, - а за что ты уважаешь своего папу Крылатова?
         -Ну, во-первых, он меня все-таки родил, - ответил муж. – Вернее, не родил, а зачал, дал мне жизнь. Только за одно это я ему бесконечно благодарен. Общаясь с ним, я вдруг ясно понял, как много во мне отцовских генов. Павел, который меня воспитал, человек строгий и довольно суровый даже по отношению к самому себе. А папа Новомир - такой веселый, увлекающийся, радующийся жизни философ. Он большая умница. У Крылатова просто какой-то неисчерпаемый кладезь разносторонних знаний, - с явной гордостью произнес парень. - Но он совершенно не бизнесмен, - с доброй усмешкой заметил Мира. - Отец читает лекции, пишет свои книги, помогает людям решить их психологические проблемы. А всеми его финансовыми делами занимается другой человек. Издание книг, организация публичных выступлений, гонорары и прочие подобные вопросы отец, я уверен, сам правильно решить бы не смог. Да он и не желает тратить на это свое драгоценное время.      
           -Часто вы с отцом общаетесь? – поинтересовалась жена.
           -По скайпу постоянно на связи. Он ко мне в Лондон приезжает, а я у него два раза бывал в Бостоне. Знаешь, Ольга, -  продолжил Мирка, - я не перестаю удивляться смелости Крылатова. Уехать в совершенно чужую страну и не просто выжить, а сделать такую карьеру, - с восхищением произнес он. -  Отец ведь чуть постарше меня был в то время. Я бы на такой подвиг не решился, - покачал Мирик головой. - Насколько мне известно, в этой Америке психологов, как грязи, - красноречиво закатил он глаза. – Новомир мне рассказывал, что в Бостонском университете читал курс лекций, а студентам из других учебных заведений по объявлению в газете писал курсовые, эссе по психологии и даже дипломные работы. Чтобы деньги заработать, даже и по философии работы писал. Говорил, что пришлось ему уйму книг перелопатить.
        -Ну, правильно, жизнь в Америке дорогая. Ладно, что улицы не подметал. Некоторые даже интеллигентные эмигранты из бывшего Союза и так выживали, – заметила жена.
        -Знаешь, Оля, - продолжил Мирик, - папа мне признался, что ему помогло попасть в высокие научные круги. Этот Саймон, который ему вызов сделал, был из семьи, так называемых, ярых антисоветчиков, сбежавших в свое время за границу. Вот Новомира Львовича Саймон и представил, как талантливого молодого ученого, не оцененного на Родине. Его научные работы прочли высокие американские магистры психологии.  Труды Крылатова понравились и ему стали предлагать читать лекции в разных институтах и разных странах. За границей его тоже высоко оценили, а потому с получением американского гражданства уже проблем не было. Чтобы профессор Крылатов в других странах был представлен, как американский ученый. Его публичные выступления даже по специальным каналам телевидения стали транслировать. Так постепенно он и утверждался.
         -Повезло, значит, папе твоему, - улыбнулась Оля.
         -Ничего себе повезло, - возмутился Мирик. – Курс лекций и кучу учебников никто за него не писал. Дураков за границей нет, если бы его научные труды ничего не стоили, никто бы его не продвигал и не приглашал. Папа говорил, что первые десять лет – это была работа на износ. И я ему верю.
         -Все, успокойся, я поняла, - прижала голову мужа к своей груди Ольга, - твой папа трудяга и замечательный ученый. Кто спорит то? И ты его достойный сын.
         -Ой, чего я-то, - фыркнул парень. – Я, можно сказать, везунчик в шоколаде. Мне к совершеннолетию, считай, с неба упало прекрасное предприятие в новеньком здании, с прекрасным оборудованием и профессиональным коллективом. Бери и владей, - развел он руками. – И потом, я в своей стране и еще за спиной такая глыба, как Пал Палыч. От близких ему людей по бизнесу, знаю, что господин Милорадов, пока свою империю строил, как говорится, «и Крым, и Рым» прошел, - уверенно заявил парень. – Знаешь, Оля, - с усмешкой произнес Мирка, - если я могу машину по винтикам разобрать и собрать, как вояки автомат Калашникова, еще не значит, что готовый бизнесмен. Этому учиться и учиться надо.
          -Правильно мыслишь, дорогой, - вмешалась жена, - а ты на заочное обучение перевелся.
          -Оленька, - ехидно возразил молодой супруг, - бизнесу учатся на практике. Особенно, ведению дел в России. Теорию я и заочно освою. Или хочешь, чтобы я в Лондоне спокойно ходил на лекции, бегал в тренажерный зал, по ночным барам, дискотекам, а ты тут с двумя детишками крутилась? – лукаво улыбнулся он, притягивая женщину к себе.
         -Все, все, все, - согласилась она. – Закрыли тему, - чмокнула она своего дорогого и накрыла его одеялом. – Спи, давай, поздно уже. Ишь, чего придумал, - тихо ворчала она, - по ночным барам и дискотекам он собрался бегать. Вот и взыграют в тебе Крылатовские гены, загуляешь.
Мирик вдруг резко откинул одеяло и сел на кровати. Ольга удивленно уставилась на него.
          -Вот только не надо из моего родного отца делать какого-то монстра-обольстителя, - возмущенно произнес парень. - В конце концов, у каждого человека есть свои слабости. Мне приходилось наблюдать, как Крылатов ведет себя в женском обществе в Бостоне. Я с ним на светские приемы ходил. Отец ведь и роста не высокого, и плечи у него не широкие, и лицом не самый красивый, но он моментально притягивает к себе внимание женщин. Как истинный психолог, папа слету настраивается на волну понравившейся ему дамы. И играет на струнах ее души, как на инструменте, - увлеченно продолжил Мирка. - Понимаешь, Оленька, - чисто Крылатовской улыбкой озарил он супругу, - папа сам мне сказал, что для него, в принципе, не так и важно, уложит он ее постель или нет. Новомир Львович получает необыкновенное удовлетворение тогда, когда понимает, что она уже согласна. Вот это для него полный драйв.
         -Прямо так сыну и сказал про постель? – недоверчиво посмотрела на мужа Ольга.
         -Елы-палы, - выдохнул тот, - да я уже не пацан, а женатый мужчина, на всякий случай. Мы обо всем с Новомиром  разговариваем спокойно. А вообще-то, знаешь, что я думаю, - лукаво прищурился Мирка, - у меня два таких классных отца, которые больших высот в жизни достигли, так я-то, как сын, обязан их в достижениях перегнать. Ну, дети же должны превосходить своих родителей. Какую-то цель надо поставить для этого, - демонстративно почесал он тыковку. - Я даже и не представляю, - пожал молодой муж плечами. – Может, мне запланировать стать президентом России? – хихикнул Милорадов, вопросительно глянув на супругу. - Чего мелочиться то?
        -Точно, - насмешливо воскликнула Ольга, указывая на него пальцем. – Главное, и прецедент в мире уже есть. Президент Макрон со своей престарелой супругой, бывшей училкой, - тихонько рассеялась она. – Ситуация один в один, - продолжала жена беззвучно хохотать, прикрывая рот руками. – Я прямо так и вижу. Высокий, стройный президент Российской Федерации Новомир Павлович Мирорадов со старенькой, располневшей от родов, седой супругой, - уже с выступившими от смеха слезами на глазах, насмешливо произнесла женщина.
        -Седину закрасить можно, - хихикнул Мирик. - Думаешь, мне слабо стать президентом? – язвительно поинтересовался он.
        -Мирочка, - вытирая слезы и поднимаясь с кровати, - ответила Ольга. – Я бы предпочла быть женой высококлассного автослесаря, чем президента. Оно как-то спокойнее. Пойду я Темку проверю, - сказала она, выходя из спальни.
 
        Вернувшись в спальню, Ольга увидела, что «везунчик в шоколаде», будущий президент России мирно посапывает, мало, чем отличаясь во сне от ее маленького сына. Мирка порой   напоминал ей подростка, у которого ломается голос. Вроде, уже баском начинает разговаривать, но иногда еще прорывается мальчишеский фальцет. Вот и ее супруг бывает таким не по годам взрослым и серьезным кажется. А иногда, как ребенок, который мечтает – вырасту, буду космонавтом. Или президентом, тихо  усмехнулась она. Какая разница? Как же был прав Новомир, сказавший, что их свадьба с Мириком, далеко не хэппи енд. Все только начинается.
         Она тихонько прилегла рядом и закрыла глаза. Мысленно перенеслась в далекую Америку, где сейчас находится ее дочь. Более всего мать опасалась, как бы Яне не захотелось остаться жить за границей. А это не исключено. Прижился же там Крылатов. Хотя, дочь говорила, что у Новомира в доме даже прислуга исключительно русскоговорящая. Дескать, он считает эту территорию частью России. Даже День Победы девятого мая празднует. Но молодая девчонка вполне может плениться жизнью за океаном. Не понимая еще, что чужбина, она и есть чужбина. Эх-ма, какие только сюжеты не рисует нам жизнь. Писателям-фантастам и не снилось.
 
 
 
 
 
Рейтинг: +5 59 просмотров
Комментарии (9)
Альфия Умарова # 26 мая 2019 в 12:10 +4
Тата, так не хочется расставаться с твоими - нет, с нашими - героями. Хочется узнать, как у них всё будет складываться дальше - у Яны в Америке или России, кого родит Оля, как сложатся отношения с родителями Мирика... Но я понимаю, что таким образом роман будет просто бесконечным, тем более, что он практически о дне сегодняшнем, а будущего нам знать доподлинно не дано. мы можем лишь планировать, мечтать, предполагать...
В любом случае, огромное спасибо тебе за роман, за доставленное удовольствие от чтения. Прямо вижу произведение это экранизированным. А что - прекрасный сериал получился бы.
А еще жду обещанного послесловия. Надеюсь, ты нас им порадуешь?)
Татьяна Белая # 26 мая 2019 в 12:33 +3
Аля, выставила уже. менять там тоже ничего не стала. Писала 10 лет назад. одно предложение только в конце.
Сергей Шевцов # 26 мая 2019 в 19:11 +2
Слушай, Таня, а я сейчас на Макрона совсем другими глазами посмотрел. Когда включу телевизор с вечерними новостями, обязательно погрожу пальчиком этим противным жёлтым жилетам, так раздражающих милого французского президента. И Путину эту главу нельзя показывать, а то он посчитает, что ему уже готовится достойная замена.
Чой-то я отклонился от своей новой традиции писать отзыв в колонке под комментарием Альфии, которая является ярким представителем женской читательской аудитории. А ведь я с ней опять согласен: неплохо было-бы узнать дальнейшую судьбу твоих героев, но это уже будущее, которое нельзя предугадать. Пойду почитаю послесловие, может там прольётся хоть какой-то свет.
Татьяна Белая # 26 мая 2019 в 19:36 +2
Ничего там не прольется. Там совсем о другом речь. спасибо, Серега, ты настоящий друг. Выдержал единственный из мужчин до конца. Больше в моих "подвалах" старых, забытых романов нет. Ну, если не считать "Любви все возрасты покорны 1". Но его я точно не стану публиковать. Он у меня книжкой издан. Самый-самый первый мог опыт. Там вообще все править надо. Помолчу пока. emotions-5
Сергей Шевцов # 26 мая 2019 в 19:51 +3
Таня, ты молодец. Это тебе: flo
Татьяна Белая # 26 мая 2019 в 19:55 +3
7719ff2330f1c2943c4983ed6b446267
Ольга Баранова # 29 мая 2019 в 12:53 +2
Дочитала, Таня.
Честно? Меня удивил полный штиль в заключительной главе. Такая тишь, да благодать))
Но, смею предположить, что у Екатерины было достаточно времени обдумать провокационную женитьбу своего сына. И она предпочла стабильность в отношениях с сыном конфронтации с невесткой. Это умно.
Младший Милорадов-Крылатов меня чем-то слегка напряг...и это в конце романа!))
Тебе, Таня, как автору-трудяге, честь и хвала.
love
Татьяна Белая # 29 мая 2019 в 13:41 +2
Оля, я треть глав последних удалила. Там понятно, что не такая уж в Мирика и тишь да гладь. Просто хотела уже закончить роман. А мать парня действительно не дура. Понимает, что может морально потерять сына из-за конфронтации с невесткой. Тут еще много чего можно было насочинять. Жизнь продолжается. Что там дальше будет, пусть читатель додумывает. Я свой роман "Арабская сказка" недавно просмотрела. Как меня читатели просили продолжение написать. И подумалось, прошло то уже пять лет. А не написать ли мне часть вторую этого романа? Смеюсь. Пока буду отдыхать. emotions-5
Ольга Баранова # 29 мая 2019 в 13:45 +2
Отдыхай, заслужила))
emotions-5
Популярная проза за месяц
95
94
92
92
81
78
78
77
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
74
74
73
68
67
66
66
65
65
64
61
60
59
56
55
54
54
53
51
39
35
35