ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Сплетение судеб 27

Сплетение судеб 27

23 мая 2019 - Татьяна Белая
article447896.jpg
         

            Между тем, Екатерина Максимовна страдала безмерно. Любящее материнское сердце обливалось кровью от переживаний за сына. Разум отказывался понимать происходящее. Вначале, когда на кадрах видео она увидела Ольгу рядом с Мириком, женщина испытала шок. Она готова была, как львица кинуться на защиту своего детеныша и разорвать подлую совратительницу в клочья. Но женщина слишком уважала себя, чтобы опуститься до унизительного скандала. Потом наступил ступор, полная растерянность и бессилие что-либо изменить.
 
 
         Поделиться своим несчастьем ей было не с кем. У нее не оказалось близкой, задушевной подруги, которой можно было бы поплакаться в жилетку и попросить совета. Так сложилось в силу довольно высокомерного характера женщины. Будучи замужем за таким уважаемым человеком, как Милорадов, Екатерина чувствовала себя надежно и уверенно. В общении со знакомыми она никогда не упускала случая лишний раз похвастаться и своим мужем, и сыном. Мирик был ее гордостью и надеждой. Самолюбивой женщине нравилось вызывать зависть у окружающих людей. За Павлом Милорадовым Екатерина чувствовала себя не просто, как за каменной стеной, а как за неприступной огромной скалой, оберегающей ее от любых жизненных невзгод. И вдруг, такое! Ее молоденький сын намерен взять в жены ровесницу матери с двумя детьми. Никто из нынешних знакомых понятия не имел, что Мирик приемный сын Милорадова. Близкие друзья Павла хранили эту тайну свято. Все знали, что они вернулись из Германии с сыном и все. Ни с кем из своих старых знакомых Екатерина связь не поддерживала.
 
         По большому счету госпоже Милорадовой грех было жаловаться на судьбу. В тяжелый момент разрыва с первым мужем рядом с ней оказался любящий и преданный человек, который сделал все, чтобы смягчить удар судьбы. Павел окружил вниманием и заботой не только ее, но и маленького Мирика.  А найти контакт с сынишкой оказалось совсем непросто. Мальчику было уже три годика, и он очень любил своего родного папу. В молодости Крылатов был весьма легкомысленным, бесшабашным  парнем, но оказался изумительным отцом. Все свободное время проводил с сыном. Гулял с ним, кормил, купал, читал книжки, играл, бесконечно баловал. И Мирик отвечал ему необыкновенной привязанностью. Открывая глазки, сын первым звал не маму, а папу. Очень скучал по отцу, даже когда тот уходил на работу. Первое время, когда они переехали к Милорадову, мальчик постоянно спрашивал: «Где папа?» Залезал под стол, забивался в дальний уголок, плакал и звал его. Выманить ребенка оттуда было невозможно даже любимой конфетой или игрушкой.
 
         Павлу пришлось проявить просто невероятную выдержку и терпение, чтобы завоевать доверие мальчишки. Переезд в Германию, новые впечатления помогли постепенно стереть из памяти ребенка образ Крылатова. Со временем Мира стал понимать, что у него теперь новый папа. Мама, как могла, объяснила ребенку, что папа умер, улетел на небо и теперь смотрит на сына оттуда. Несмотря на огромную занятость, Милорадов уделял воспитанию приемного сына массу времени. Но по характеру Павел был совсем другим.  В отличие от Новомира, который при встрече с сыном мог броситься на колени, обнимать, целовать и тискать ребенка, выполнять все его капризы и прихоти, новый папа был сдержан в эмоциях. С первых дней знакомства Милорадов старался втянуть мальчика в разговор. Естественно на уровне его возраста. Когда ребенок начинал капризничать и со слезами требовать чего-либо от матери, он умел отвлечь его внимание чем-нибудь и заговорить в то время, когда Катерина готова была уступить во всем, лишь бы сын не ревел.
 
         И постепенно, год за годом с завидным упорством Павел внушал сыну незыблемые истины, которых придерживался сам. Мужчина должен: крепко подумать, прежде, чем принять решение, отвечать за свои поступки, защищать женщину и быть опорой в семье, зарабатывать деньги и тому подобное. Когда Мирик немного подрос, приемный отец часто втягивал сына в обсуждение каких-либо семейных проблем, с самым серьезным видом спрашивал его мнения и даже делал вид, что именно Мира помог ему принять правильное решение. Потом мальчик с гордостью говорил матери: «Мы тут с папой подумали и решили сделать так».
 
         Более всего Екатерине нравилось, что Павел никогда не читал нотации. Он не говорил просто «нет» на какое-либо требование сына, а терпеливо объяснял, почему именно не может выполнить его желание. И всегда предлагал компромиссное решение. Еще совсем недавно женщина гордилась, что Павлу удалось заложить в ее сына такой жизненный стержень, что не вырос Мирка бездельником и баловнем судьбы, что было у него дело, которым хотел заниматься. И вдруг появилась эта мерзкая Ольга. «Господи, -  с отчаянием думала убитая горем мать, - лучше бы Мирка по девкам бегал, чем обременять себя такой ношей – старой женой с двумя детьми. Пусть бы он загулял напропалую, тогда Ольга сама отказалась бы от этой дикой идеи замужества с ним», - рассуждала она.
 
          Теперь мать молилась, чтобы в ее сыночке проснулись гены родного отца. Веселого, бесшабашного, легкомысленного и влюбчивого Крылатова. Ведь Катя влюбилась в Новомира, когда ему было столько лет, сколько сейчас их сыну. Если бы только она. Молодой Крылатов, не отличающийся ни статью, ни особой красотой, был предметом воздыханий многих девушек в столичном городе. И гордая, избалованная, весьма капризная Катерина не стала исключением.  Парень из Сибири - это сгусток неиссякаемой энергии, жизнелюбия и оптимизма. Прочел неимоверное количество книг. На все случаи жизни у него находилась цитата из каких-то древних философов, мудрецов и поэтов. Он сыпал этими цитатами налево и направо. На русском и на латыни. На немецком и древнегреческом. Когда и где он начитался всех этих книг, оставалось загадкой. Новомир был младшим сыном в многодетной семье, берущей корни где-то на Крайнем Севере.
               
          Катя влюбилась в него по уши. Хитрющие серые глаза парня сводили девушку с ума. А когда Новомир загорался очередной идеей, читал ей стихи, признавался в любви и находился в порыве страсти, цвет его глаз менялся. В такие моменты очи любимого мерцали какими-то синевато-голубыми вспышками. У молодого Крылатова была репутация Дон Жуана. Но это не удержало Катю от замужества.
 
          Мирик был для матери не просто горячо любимым сыном. Богу захотелось сделать так, чтобы он родился абсолютной копией ее первой любви. В каждом жесте, повороте головы, интонации, взгляде, походке, Катерина видела Новомира. Это было и радостью, и невыносимой болью для женщины. К своему неописуемому ужасу, в последнее время мать заметила, что и глаза сына в определенные моменты светятся той же голубизной, что и у его биологического отца. А это могло означать лишь одно – парень не на шутку влюблен. Природа издевалась над самолюбивой женщиной.
            Сейчас Екатерина Максимовна отдалилась не только от сына, но и от мужа. Ей было совершенно непонятно молчаливое согласие Павла с решением Мирика. Просыпаясь и засыпая, женщина думала об одном – как спасти сына? Много раз она набирала номер телефона Крылатова, и сбрасывала, не дождавшись ответа. Наконец, все-таки насмелилась. Звонки шли не долго.
            -Здравствуй, Катюша, - ответил до боли знакомый голос.
            Она даже вздрогнула. Складывалась впечатление, что говорит сын.
            -Как ты узнал, кто это, ясновидящий? – насмешливо спросила женщина. – Я еще и поздороваться не успела.
           -У ясновидящего телефон с определителем. Не Павел же мне с вашего номера звонит.
           -Новомир, ты должен мне помочь, - взволнованно произнесла Катерина. - Мой сын сошел с ума. Он живет со своей старой учительницей и намерен на ней жениться.
           -Наш сын, - поправил он ее. – Я в курсе.
           -В курсе и молчишь! – возмущенно воскликнула она. – Тебе все равно?!
           -Катенька, мне не все равно, - со вздохом ответил тот. – Видит Бог, я пытался его переубедить. Но это бесполезно. Мирка не просто влюблен. Он любит эту женщину каждой своей клеточкой и уже очень давно.
           -Пытался! – закричала женщина. – Не надо пытаться! Надо что-то делать! Он же мальчишка. Ничего еще в жизни не видел. Ничего не испытал. В конце концов, не нагулялся еще. Подвернулась ему эта старая курица и окрутила его. Заморочила парню голову.
          -Катенька, погоди, - пытался перебить поток ее слов Крылатов. – Мне тоже эта ситуация не нравится.  Только сын наш уже не мальчишка. Он молодой мужчина. И не Ольга ему голову заморочила, а Мирка свел с ума зрелую и здравомыслящую женщину.
           -Она же никогда ему не родит! – громко продолжала возмущаться Катерина. – У меня никогда не будет внуков.
          -Я бы не был столь категоричен, - усмехнулся Новомир. – Катя, отпусти ситуацию, - начал он, но женщина не дала ему договорить.
           -Вы не мужики! Вы тряпки! И ты, и Павел! – уже в полный голос кричала женщина. – Каждый из вас считает себя его отцом и оба ручки опустили. Смирились. Что это? Бессилие или мужская солидарность?
          -Катюша, милая, - сказал Крылатов, - ты просто ревнуешь своего сына. Даже если б Мирка намеревался жениться на наследной принцессе, мисс Мира, ты все равно осталась бы, недовольна.  Смирись. Это его жизнь. 
          -Ненавижу! Обоих вас ненавижу! Вы не любите Мирика, – продолжала кричать женщина.
          -Извини, Катерина, - строго произнес Новомир Львович, - но что-то мне подсказывает, что это ты не способна никого любить кроме себя. Твой сын счастлив, что тебе еще надо? Он выбрал сердцем, а не разумом, как сделала много лет назад его мама, - закончил он и отключился.
 
           Услышав короткие гудки в трубке, женщина обессилено опустилась в кресло и долгое время сидела, уставившись в одну точку. Она прекрасно поняла, на что намекнул ее бывший супруг. Тяжелые, мрачные мысли, как валуны ворочались в мозгу и возвращали ее в тот проклятый девяносто четвертый год, когда в стране хаос, работы нет, надежды на лучшее, тоже никакой. Вдруг, Кате выпадает необыкновенная удача. Ее приглашают переводчицей в солидную фирму некого господина Милорадова. Здесь царит совершенно другая атмосфера. Приезжают неведомые партнеры из Германии, заключаются какие-то сделки. В суть переводчица не вникает. Главное, деньги платят солидные и вовремя. С Пал Палычем у новой сотрудницы складываются хорошие, доверительные отношения.
 
          Хозяин фирмы – видный, представительный, сорокалетний мужчина. Спокойный, уравновешенный, невозмутимый, но каким восхищенным взглядом он смотрит на молодую сотрудницу. Начальник не позволяет себе никаких вольностей по отношению к переводчице, но женщину не обманешь. Она просто купается в его благосклонности. Екатерине Максимовне в офисе позволено многое, чего нельзя другим сотрудникам. И это как раз то, чего самолюбивой женщине так не хватает сейчас. А дома  ждет безработный муж. Новоиспеченный кандидат психологических наук и не думает заняться каким-то другим делом, чтобы заработать деньги на содержание семьи. Наивный мечтатель, который бредит идеей уехать читать лекции в Америку. Ждет приглашения от какого-то там Саймона. Катерина считает это сумасшествием и скандалы в семье происходят почти каждый день.
 
          Павел, заметив однажды на глазах Кати слезы, просит ее остаться после работы для беседы. Так в первый раз она «поплакалась» боссу в жилетку. А в дальнейшем, эти откровенные разговоры стали регулярными. Тогда она и узнала, что вскоре господин Милорадов намерен уехать в Германию, где располагается головной офис компании. Женщина  рисковала  остаться без работы. Начальник пространно намекнул, что переводчик ему нужен и там. Но… Куда деть мужа, который мечтает покорить Америку? Раньше, когда он читал лекции в университете, жена могла хоть устроить ему скандал ревности. Правда, за руку, как говорится, ни разу Крылатова не поймала. Все обвинения строились на домыслах. А  теперь, когда он сидит дома, и повода для развода нет. И вот тут наглая соседка Наташка сделала ей просто царский подарок. Вернувшись домой раньше времени и застав «голубков», просто сидящими близко на диване, Катерина не стала разбираться, было там между ними чего или не было. Дым стоял коромыслом. Крик на всю округу: «Я вкалываю, как лошадь, а ты, бездельник, развлекаешься, с кем попало»! И все в этом духе. Супруге нужен был повод для развода, и он представился. Екатерина тут же позвонила Павлу и сообщила, якобы застала мужа с любовницей в постели. То же самое она заявила и на суде. А Новомир почему-то даже отпираться не стал, что изменял супруге. Катя ушла к Милорадову в тот же день. Маленький сын в это время находился у ее родителей в Краснодаре.
 
          Вот так любящая жена в свое время сбросила ненужный балласт с хрупких женских плеч. На чаше весов оказался «гениальный», но легкомысленный и никому не нужный психолог и состоятельный, уверенно стоящий на ногах, бизнесмен. Екатерина оправдывала свой поступок просто, у нее был маленький ребенок на руках. Все сделано ради благополучия Мирика. Ошеломленный моментальным уходом жены к другому мужчине, Крылатов не стал чинить никаких препятствий супруге. Не претендовал на часть общей квартиры, подписал разрешение на вывоз ребенка за границу и улетел в неведомую страну. А она ждала, что муж падет на колени, и будет умолять ее вернуться. Ведь факт измены, все-таки был. Не дождалась. И, видит Бог, тогда женщина мысленно пожелала ему сгинуть в этой Америке. Не в смысле физической гибели, а моральной. Она надеялась, что в лучшем случае, он устроится там таксистом или вообще станет бездомным бродягой. Это с его-то апломбом! И вот теперь ее давнее предательство вернулось к ней бумерангом. Ее ненаглядный Мирочка живет со старой училкой, а бывший муж «нагло»  добился успеха и признания далеко за пределами России. Пришло время Екатерине собирать камни.
 
            Раздался звонок городского телефона. С трудом заставив себя подняться, женщина вышла в прихожую и сняла трубку. Звонил Дима Золотарев. Интересовался, нет ли дома Мирика? Сказал, что ни сотовый, ни городской у того не отвечают. Мать сухо ответила, что понятия не имеет, где сын и отключилась. Положив трубку, Екатерина автоматически задержала взгляд на своем отражении в зеркале. «Интересно, - неожиданно осенила ее мысль, а кто-нибудь из Миркиных друзей смог бы обратить на меня внимание, как на женщину?»
Перебрав в уме всех приятелей сына, она пришла к печальному выводу, что ни разу не замечала на себе чьих-либо заинтересованных взглядов. Молодые люди скорее побаивались маму Мирки. Да и она совершенно не воспринимала его друзей, как мужчин. Для Катерины они были просто выросшими детьми. Но Ольга была ее ровесницей. «Как же она умудрилась влюбить в себя моего сына?» – с недоумением думала женщина.
           Тяжело вздохнув, Екатерина направилась на кухню. На сегодня она планировала испечь любимый Миркин рыбный пирог. В последнее время сын стал заглядывать к ним чаще. Он следил за работой ремонтников в Ольгиной квартире, и по пути заезжал к родителям. Тесто уже подошло, и женщина принялась за работу. Екатерина Максимовна понимала, что рассчитывать на чью-то помощь в спасении сына от этой женщины не приходится.
            К положенному времени на обед приехал муж. Исчерпав весь запас аргументов для успокоения жены от горестных мыслей, Павел сам больше не возвращался к обсуждению предстоящей женитьбы сына, дабы вновь не вызвать негативную реакцию жены.
           -Паша, - неожиданно обратилась к нему Катерина, - может, мне самой спокойно у Мирика спросить – чем Ольга его покорила? За что он ее полюбил?
           -На мой взгляд, - пожав плечами, ответил тот, отодвигая от себя пустую тарелку, - с этого вопроса надо было и начинать, а не с оскорблений и проклятий в адрес его любимой женщины.
           -А ты ему такой вопрос не задавал? – спросила она, подавая мужу кусок пирога и чай.
           -Нет, Катюша. Я не спрашивал. У меня на этот счет есть свое мнение.
           -И что ты думаешь? – чуть ли не шепотом спросил та.
           -Думаю, что не интересно Мирке со своими ровесницами. Он много умнее своих сверстников по осознанию и восприятию жизни, - уверенно ответил Павел. – Если бы в нем просто гормоны играли, на секс потянуло, то с этим-то в нынешней жизни проблем нет. Здесь все гораздо глубже.
            Катерина ничего не успела ответить мужу. Они услышали, что открыв своим ключом двери, вошел Мирик.           
            -Ой, - радостно произнес Мира, заходя на кухню, - в коридоре еще запах учуял. Неужели мой любименький пирог? – спросил он, потирая руки и чмокая мать в щечку. – Вот уж угодила, мамуля.
            -Руки помой, - насмешливо напомнила мать, расплываясь в довольной улыбке.
            Мирка находился в прекрасном расположении духа. Рассказывал за столом о ходе ремонта. Ругал нерадивых мастеров. Поделился с отцом задумкой о реконструкции оборудования в «Белочке». В общем, все было как в старые добрые времена. Сын выглядел счастливым. Отец довольным его планами и матери так хотелось верить, что вечером Мирик придет домой, усядется в своей комнате за компьютер, а все проблемы с женитьбой исчезнут, как страшный сон.
 *
 
            Прошло несколько месяцев. В ноябре Мирик уехал по учебным делам в Лондон. Ольга с сыном жили в уже отремонтированной и перепланированной квартире. В тот день женщина ждала встречи с Анастасией. Подруги не виделись давно. Весной она ездила на курсы по продвижению бизнеса. Потом в отпуск. Ольге, тем более, было не до встреч с приятельницей. Слишком много изменений произошло за эти месяцы в ее жизни. И, конечно, ей не терпелось поделиться всем этим с самой близкой теперь подругой.
           -Ну-ка, ну-ка, покажись! – радостно воскликнула Анастасия, заходя в квартиру и обнимаясь с Ольгой. – Футы-нуты, ножки гнуты – со смехом заметила она, рассматривая подругу и заставляя ее повернуться вокруг своей оси. – Это кто у нас такая молоденькая и симпатичная? Я вас, девушка, не знаю.
           -Да ладно тебе, - весело ответила Ольга, чмокая подружку в щеку. – Я просто стрижку сделала.
           -Кстати, тебе очень идет, - заметила та. – Ты и похудела еще, - с завистью произнесла Настя.
           -Похудеешь тут, - иронично заметила Ольга, провожая подругу в комнату. – Столько стрессов и все до кучи.
 
           Женщины обошли всю квартиру. Настя охала и ахала, выражая свой восторг по поводу изменений в квартире. На кухне появилась арка с выходом в зал. Прихожая увеличилась за счет совмещения ванной комнаты с туалетом. Все отделано добротно и красиво.  Из бывшей мебели, практически, ничего не осталось.
             -Молодец, Мирка, - сказала Настя, когда они закончили осмотр и уселись в зале за накрытым прозрачным столиком. – Твою квартиру не узнать.
             -Да Мирка-то не причем, - возразила Ольга. – Это мы дизайнера приглашали.
             -Ладно, давай во всех подробностях рассказывай, как ты тут поживаешь? Судя по твоему сияющему виду – очень даже неплохо. Шортики коротюсенькие нацепила. Все ягодички на виду, - насмешливо произнесла она.
             -Ой, - махнула рукой подруга. – Это Янка над моим имиджем поработала. Мы теперь с ней оказались в одной весовой категории. Она перед отъездом кучу своих вещей мне оставила. Сказала, коли у тебя муж молодой, и ты должна соответствовать.
             -Перед каким отъездом?
            -Так дочь моя сейчас у папы в Бостоне живет, - сообщила Оля, разливая вино по бокалам. – Его университет с нашим оказывается уже много лет по обмену студентами работает. Вот, посодействовал, чтобы дочь на год в Америку поехала. Как и он сам в свое время.
              -Да ты что? – изумилась Настя, беря в руку бокал. – Ну,  давай, вначале немного выпьем за все хорошее, - предложила она, делая глоток. – Значит, с Крылатовым дочка общий язык нашла?
             -Я и не сомневалась, что Новомир ее очарует, - с усмешкой сказала Ольга. – Он же летом в Питер приезжал. Долго они наедине общались. Гуляли по городу. Даже какие-то места Янке показал, где она и не бывала. Потом вместе в круиз по Средиземному морю ездили.
          -Ясненько, - кивнула подруга головой. – Это у тебя, что за салатик новый? – поинтересовалась Настя. – С грецким орехом, вроде. И чернослив еще, насколько могу разобрать, - вопросительно посмотрела она на хозяйку.
          -Да, - гордо ответила Ольга. – Королевский называется.
          -Понятно, - с веселой иронией произнесла Настя. – Тебе сейчас только королевской едой и питаться. Дочь теперь - богатая наследница. И у самой муженек не из бедных.
          -Настя, - серьезно произнесла хозяйка, - главное, чтобы Янка с Крылатовым общий язык нашли. Чтобы она его отцом признала. Первая реакция, когда я ей о Крылатове рассказала, у девчонки была весьма негативной. Сейчас, после близкого общения, вроде налаживается. Но папой она его, конечно, не называет.
 
        -А ничего тебе дочь не говорила, есть у Новомира в Бостоне какая-нибудь пассия?
        -Ой, - покачала Ольга головой, - есть у него дама сердца. Джиной зовут. Они много лет вместе. Женщине около тридцати. По-русски с акцентом, но вполне грамотно изъясняется. Это я все от Янки узнала.
        -Так они все вместе и живут? – удивленно спросила Анастасия, доставая сигареты.
        -Нет, - ответила хозяйка, беря в руки пульт и включая кондиционер. – Яна с Крылатовым вдвоем в огромном доме проживают. У Джины свой дом. Кстати, - с усмешкой добавила она, - дочь говорит, что эта дама с первой минуты ее невзлюбила.
          -А чего так? – поинтересовалась подруга, с удовольствием выпуская струйку дыма. – Чем ей девчонка помешала?
          -Ну как чем? – пожала плечами Ольга, отмахиваясь от дыма. – Сначала Новомир с сыном отношения наладил. Потом, вдруг, дочь нежданно-негаданно откуда-то выпала. Да он еще ее и в Америку привез.
         -И что? – хмыкнула Настя, стряхивая пепел в изящную пепельницу, выставленную хозяйкой на стол. – Ей-то какое дело?
         -Как, какое? – насмешливо ответила Ольга, откидываясь на спинку кресла. – Крылатов уже и завещание переписал в пользу обоих своих детей. Он мне сам сообщил по телефону. А женщина-то, наверняка, надеялась замуж за него выйти. Своих наследников мужику родить.
         -Ишь, ты, - фыркнула Анстасия, залпом выпивая наполненный бокал. – Перетопчется! Если он на ней раньше не женился, то теперь, вряд ли.
         -Главное, эта Джина понять не может, откуда у него дочь появилась, - иронично произнесла Ольга. – Янка слышала, как женщина настоятельно советовала Крылатову сделать генетическую экспертизу. Сомневается, что девушка действительно его дочь.
          -А он?
          -Дочь говорит, если его слова перевести на русский язык, так просто послал её куда подальше, - рассмеялась Оля.
         -Хорошо, - махнула рукой Настя, подцепляя жирный кусочек лососины на вилку, - что-то мы все не о том. Рассказывай, как у тебя с Мириком дела? Как с его родителями отношения складываются?
          -Погоди, может, уже горячее принести? – поинтересовалась та.
          -Давай, неси свою курочку, - насмешливо согласилась подруга. – Ты ведь ничего больше готовить не умеешь.
          -Обижаешь, - хмыкнула Оля, вставая и направляясь на кухню.
 
          Через некоторое время она вернулась с дымящимся на большом блюде угощением. Поставила его на середину стола. Анастасия внимательно рассматривала блюдо и не могла понять, что там находится.
          -Мясо по-французски! – торжественно объявила хозяйка. – Или попросту мясо под шубой. Пробуй, дорогая. Уверена, тебе понравится, - с улыбкой произнесла она, выкладывая кусочек подруге на тарелку.
           -Ну, ты меня подруга удивила, - с довольным видом произнесла Настя, отведав угощение. - Прямо во рту тает. Откуда такие таланты проявились?
           -Приходится, - со смешком ответила та. – Мой дорогой большим гурманом оказался. Ой, Настенька, - улыбаясь, продолжила женщина, - теперь у меня, можно сказать, два сына. Младший Темка и старший Мирка. И еще неизвестно, с кем больше хлопот.
            -Не поняла, - удивилась подруга. – С Миркой-то, какие такие особые хлопоты?
           -А, такие, - лукаво ответила Ольга. – Младший свои игрушки по всему дому раскидывает, еду ему отдельную готовить надо.  И старший не лучше. Придет, пальто, куртку в одну сторону, джинсы, футболку в другую. Обувь посередине коридора оставит. Надо за ним ходить и подбирать. Утром вопит: «Где мое то? Где мое это?» Я своего Валеру особо угощениями не баловала. Наварю борща на два-три дня и довольна. Вечно куча тетрадей на проверку дома лежит. А Мирочка вчерашний суп есть не будет. Ему свеженькое подавай. Видать, мама его так приучила. Вот и кручусь.
            -Ничего себе, - возмутилась Анастасия. – Перевоспитывай. Неужто, такой привереда?
           -Да нет, Настена, - с улыбкой возразила Ольга. – Это я шучу. Хороший он у меня мальчишка. Я его еще больше теперь люблю.
 
           Неожиданно в дверях комнаты появился ребенок в красивенькой пижамке. Мальчик хлопал заспанными глазками. В руке за заднюю лапу держал белого мишку. Он вопросительно смотрел на мать и незнакомую тетю.
           -Господи! – воскликнула Ольга, подходя и беря сына на руки. – Ну, это не ребенок, а маленькая обезьянка. Представляешь, Настя, научился из кроватки вылезать. Через такую высокую загородку. Кто у нас обезьянка? – шутливо спросила она, тормоша мальчонку.
          -Ноу, ноу, ноу, - смеясь, ответил сынок. – Ноу абизянка.
          -Боже, Оля, - изумленно воскликнула подруга. – Он у тебя что, по-английски говорит?
           -Немного, - усмехнулась та, присаживаясь с ребенком на диван. – Он еще и по-русски толком не научился. Это папа у нас так решил, что у сына на слуху должно быть сразу два языка. Он с ним, то по-русски, то по-английски разговаривает.
             -И как же этого красивого мальчика зовут? – спросила Настя, обращаясь к ребенку и протягивая к нему руку.
           -Атем, - громко ответил мальчик, прижимая к себе мишку. Потом, немного подумав, двумя ручками протянув в сторону Анастасии свою игрушку, представил: «Миша». И вновь прижал его к себе.
            -Мама, - насмешливо произнесла подруга, - ты поприличнее медведя для ребенка не нашла? Этот замызганный весь. Еще, наверное, со времен детства Янки остался.
           -Нет, - ответила та. – Этого медведя Темке сразу после рождения Валера купил. Он с игрушкой ни на минуту не расстается. Засыпает только с Мишей. Положу его, выйду из комнаты и слышу, как тот что-то ему говорит, рассказывает. Может минут тридцать еще болтать с другом. Болтушкой будет, как девчонка. Полный рот дикции. Ничего не понять. На своем языке изъясняется.
           Переодев и накормив сына, Ольга вновь присела в кресло. Мальчик убежал в свою комнату и вернулся с фотографией Мирика в руках. «Папа» - сказал он, показывая снимок Насте. Затем прижал фото к щечке, нежно поводил по снимку и поцеловал изображение.
          -О, какая любовь, - улыбнулась Анастасия.
         -Да уж, - согласилась Оля. – С этой фотографией мы тоже не расстаемся. Мирки уже больше недели нет. Так он сядет, ножки раздвинет, положит снимок, наклоняется и целует. «Папа миенький, папа юбименький» В цирке можно показывать.
         -Так папу любит?
         -А чего ему папу не любить? – пожала плечами Ольга. – Папа и под потолок подкинет, и на плечах, на карачках покатает. Не то, что мама, - усмехнулась она. – Мама кашу доесть заставляет. То нельзя, говорит, другое нельзя. С папой ему все можно. Мирка с ним, как с живой игрушкой забавляется, - укоризненно произнесла женщина. - У его родителей в загородном доме сауна и бассейн. Так папа сына плавать учит. Вода в бассейне холодная. Мы-то после парилки ныряем. Нам ничего. А ребенок простыть может. Нет, папа считает, что закаляться надо. Я в такие моменты, как курица бегаю рядом и требую вылезать. Темка хохочет, радуется. И Мирка с ним.
           -Ну и ты радуйся, - посоветовала Настя. – Не всякий родной отец столько внимания ребенку оказывает.
          -Я радуюсь, - покачала головой Ольга. – Только уже ревновать своего сына к Мирке начинаю. Он его балует.         
          -Оля, а вы с Мириком расписываться думаете? – поинтересовалась Настя.
         -А мы уже все оформили, - усмехнулась та, - у нас даже своеобразная свадьба была.
         -Ну-ка, расскажи поподробнее, - пересаживаясь с кресла на диван рядом с подругой, попросила Анастасия.
         -В то время Крылатов как раз в Питере был, - начала рассказывать Ольга. - Мы с Миркой никому ничего не сказали. Я попросила Янку посидеть с Темочкой несколько часов потому, что нам вроде бы необходимо кое-куда сходить. Они вместе с Новомиром взяли мальчишку и отправились гулять. А мы с Мириком принарядились и поехали в обыкновенный ЗАГС, в который у нас уже было подано заявление. Расписывают теперь даже без свидетелей. Мира попросил просто случайного парня сделать на нашу видеокамеру запись церемонии регистрации. 
            Заранее им был откуплен шикарный номер в сауне. У нас и стол был накрыт, и шампанское было, и музыка. Всю нашу необычную свадьбу Мирочка записал на видео. Просто пристроил на полочке камеру, и все чем мы занимались, записалось. Не было у нас гостей, не было криков «Горько!». Только знаешь, Настя, мне кажется, у нас была самая счастливая свадьба из всех, на которых я бывала, - с улыбкой поведала Оля.     
          -Ой, так давай показывай записи-то, - попросила Анастасия.
         -Ну как я тебе покажу? – засмеялась Ольга. – Мы ведь там не в вечерних нарядах были. Мы и в сауне попарились, и в бассейне поныряли, в общем, все у нас с ним там было. Мирочка у меня, вообще, на фантазии горазд, - усмехнулась она. – Полил мне на грудь вишневый сироп, а потом слизывал его с упоением. Так что эту кассету мы можем смотреть только вдвоем. Я просила Мирика кое-какие эротические, если не сказать хуже, сцены стереть; ни за что не согласился. Говорит, что будем в старости смотреть и вспоминать счастливейшие моменты нашей жизни.
         -Да, - усмехнулась Настя, - с твоим Мирочкой не заскучаешь.
         -Потом мы вернулись домой, и показали свидетельство о браке. Темку спать уложили и посидели вчетвером за столом. Крылатов нам целую речь с пожеланиями выдал, чуть ли не в стихах. Они с Янкой даже «Горько» прокричали. Вот так мы поженились.
         -Слушай, а Крылатов-то как прореагировал, что вы официально зарегистрировались? Не знаешь, он сына не отговаривал? – поинтересовалась Анастасия.
         -Нет, - решительно ответила Ольга. - Новомир давно знал, что Мирик в меня влюблен, и был очень даже рад за сына. Только, знаешь, какие он слова нам в тот день сказал? Дескать, вы не думайте, что поженились и это хэппи енд всей истории. У вас все только начинается. И он прав, - рассмеялась Ольга. - Я ведь тебе еще самую главную новость не рассказала, - с таинственной улыбкой произнесла она, протирая убранный уже стол. – Случилось то, чего я очень сильно опасалась.  Забеременела я.
         -Иди ты! – поразилась подруга. – Неужели залетела? Чего уж ты так? Не юная девушка. Двадцать лет с первым мужем прожила, и предохраняться не научилась?
         -Настенька, Мирка-то молоденький, - присаживаясь на диван, ответила Ольга. - Ему неинтересно и скучно только в супружеской постели любовью заниматься. В спальне-то у меня всегда таблетки надежные и проверенные в тумбочке лежат. Я читала, что в мужском организме где-то с шестнадцати до двадцати пяти лет, вырабатывается очень большое количество гормонов. Это же требует выхода, - с улыбкой произнесла она. - Так что желание у него может появиться в любой момент и в самом неожиданном месте. Не буду же я с собой в лес за грибами таблетки брать. Или на дачу, или еще куда. Я, конечно, могу ему отказать, попросить потерпеть до вечера, - иронично заметила женщина, - раз откажу, два откажу, и побежит мой дорогой муж туда, где ему не отказывают. Коли уж решилась выйти замуж на молодого мужчину, приходится подстраиваться под него. Кстати, это мне совсем не в тягость, - с хитрой улыбкой призналась Ольга. - У него гормоны играют, кровь бурлит. В нашей квартире, наверное, только люстра осталась, где мы сексом не занимались. У нас, можно сказать, с февраля медовый месяц продолжается.
         -Оля, неужели рожать будешь? – с удивлением спросила Настя.
         -Я долго думала, сказать ему или нет. Была мысль втихушку сделать миниаборт и сразу поставить спиральку. Но все-таки призналась. А меня, по-моему, уже ничто не испугает, - с усмешкой махнула женщина рукой. - Не смогла я решиться загубить Миркиного ребенка.
         -А он как отреагировал?
         -Прыгал от радости, - усмехнулась та. – Даже родителям похвастался. Это перед самым его отъездом случилось. Сам-то Павел Милорадов к нам частенько заходит. Мы с ним в хороших отношениях. У Темки теперь дедов и бабушек полно. Мои и Валерины родители, Новомир себя его дедом считает, да еще и Милорадов  старший заявил, что он тоже его дедушка.
 
         -А со свекровью как отношения складываются? Вы с ней-то встречаетесь?
         - Я сталкивалась с Екатериной Максимовной только один раз. И то издалека.
         -Как это издалека? – удивилась Настя.
         -Дело было так. У Милорадовых тоже есть загородный дом. Мирка меня все уговаривал съездить посмотреть. Тогда как раз ягоды пошли. Клубника, малина, смородина ранняя уже начала созревать кое-где. Короче, уговорил он меня, поехали. У них, когда в ворота въезжаешь, то перед домом цветы, травка, дорожки все из плитки. А с другой стороны дома уже всяческие посадки, теплицы и прочее.        
           Хоть и жара стояла, но Мирка все-таки растопил сауну. Мы немного там посидели, поплавали в довольно большом бассейне и отправились в его комнату отдохнуть. Комната эта на первом этаже. Окно мы полностью распахнули, чтобы не душно было, ну и муженька моего, конечно же, потянуло на любовные утехи, - усмехнулась женщина. - И в это время, как на грех, на своей машине приехала его мать за ягодами. Проходя мимо окна, она услышала охи, вздохи. Мирочка у меня мальчишка эмоциональный, молча сексом заниматься не умеет, - хмыкнула она. – Может, мать и в окно заглянула, у них окна довольно низко расположены. Короче, маманя поняла, чем занимается ее сын, и решила, что Мирка привез в дом какую-то деваху и с упоением предается любви. Я-то там никогда до этого не появлялась.         Когда мы уже отдыхали, то услышали, что по двору кто-то ходит. Мирка вышел посмотреть, а мать, увидев его, заорала на всю округу. Я подсматривала из окна и видела, что он даже растерялся в какой-то момент. Настя, как она на него кричала, даже с неприличными словами. «Не успел жениться, уже шлюх в дом таскаешь!» Всю кобелиную Крылатовскую породу вспомнила. Всю его родню по отцовской линии и в хвост и в гриву отчехвостила. Пока он ее не остановил и не объяснил, что приехал со мной ягодок поесть. Я вижу, Екатерина Максимовна сначала замолчала, губки поджала, а потом и говорит ехидненько так:
         -А что, у себя-то дома ни времени, ни места нет, такими делами заняться?
         -Это тоже наш дом, - усмехнувшись, ответил ей Мирка. – А Ольга, как моя законная жена, является здесь такой же полноправной хозяйкой, как и ты. И разрешения, когда, где и сколько заниматься с любимой женщиной сексом, я ни у кого спрашивать не буду.
        
           Ничего она ему не ответила и пошла ягоды собирать. Мирик еще там чего-то пошарился во дворе, покурил, клубнички немного мне набрал, а когда вернулся, я уже была одета и на высоком старте стояла возле дверей. У них отдельный вход со стороны ворот и со стороны внутреннего двора. Я надеялась, не сталкиваясь со свекровью лицом к лицу, исчезнуть. Мне уже ни ягод, ничего не надо было, только домой.     
          А когда мы садились в машину, мать окликнула его и вручила трехлитровое пластмассовое ведерко клубники. Она из-за угла дома вышла, я ей издали головой кивнула, и мы уехали. Мирик потом мне всю дорогу мозги вправлял. Говорил, что я неправильно себя веду. Дескать, мать надо не бояться, а пытаться наладить с ней отношения. Что в данной ситуации я могла бы выйти во двор, поздороваться, сама насобирать ягод, поговорить с ней. «Она ведь кричала не потому, что я с тобой приехал, - сказал он, - а потому, что решила, будто я девицу какую-то приволок».
        
          -Ну, правильно он тебе сказал. Чего тебе бояться? Ты его законная жена и действительно имеешь все права и на загородный дом тоже.
         -Да мы потом туда не раз ездили вместе с Темкой. Но Мирик заранее предупреждал, что мы едем на дачу, и свекровь в такие дни там не появлялась.
 
         Потом Ольга пошла проводить подругу и за одним погулять с сынишкой. Они тихо шли по скверику, Темка сидел в коляске и что-то весело рассказывал своему другу Мише.
        -Соседей уже не опасаешься? – с улыбкой поинтересовалась Настя.
        -Ой, - махнула рукой подруга, - Новомир Львович, когда приезжал, сумел убедить меня, что окружающих людей, прежде всего, волнуют свои личные проблемы, а не то, за кого вышла замуж Ольга Сергеевна. И что я не только сама лишаю себя полноценной радости жизни с любимым человеком, но и заставляю страдать Мирку от осознания того, что он не может сделать свою жену счастливой. «Ты же любишь моего сына», - сказал он мне, - так должна идти по улице грудь вперед, с гордо поднятой головой. Пусть все завидуют, что у тебя молодой и симпатичный муж. Как только все поймут, что тебе наплевать на их мнение, им станет совсем неинтересно тебя обсуждать».     
          Короче, провел он со мной три полноценных таких сеанса, еще потом мы с ним долго обо всем говорили. И в одно прекрасное утро я проснулась и вдруг ясно осознала, что свободна, что у меня просто легко и радостно на душе. Теперь я спокойно разговариваю и с соседями по двору, и с бывшими учениками, и на даче прекрасно себя чувствую. Даже на работу к Мирке прихожу без всякого смущения, - с улыбкой закончила она. 
 
           -Оленька, - с чувством произнесла Анастасия, обнимая подругу за плечи, - я так рада за тебя, честное слово. Как вошла, так сразу увидела, что передо мной совершенно другая женщина. Когда мы с тобой в последний раз виделись, то у тебя как бы раздвоение личности было. С одной стороны, Оля, вроде, счастлива, что соединилась со своим ненаглядным Мирочкой. А с другой, ты походила на человека, который с ужасом ждет звонка в дверь и ареста за похищение молодого парня.
         -Ты права, Настя, - с улыбкой ответила Ольга. – Так и было, а я настолько, можно сказать, по идиотски счастлива в данный момент, что сама себе не верю. Хотя не могу сказать, что мой Мирочка очень покладистый, послушный и безропотный мальчик. Я не сомневаюсь, что он меня любит, но чувство собственного достоинства у парня очень развито.      Он хочет чувствовать себя главой семейства и никак иначе.
            -Подь ты на фиг, глава семейства, - усмехнулась Анастасия. – Если разобраться, мальчишка он еще, желторотик.
         -Ну, уж нет, - возразила Ольга. – Ему очень не нравится, когда я его мальчишкой называю. По его понятиям, мужчина должен быть хозяином в доме. И он хочет себя дома таковым и чувствовать.     
          Вот мы с Валерой жили, так хотя он и был добытчиком, но последнее слово всегда было за мной. Семейным бюджетом полностью распоряжалась я. Знала, сколько у него в месяц было операций, сколько он заработал денег, и практически единолично решала, куда и на что их потратить. То есть из его же зарплаты я ему выделяла деньги на бензин, другие расходы и покупки кое-какие. Можно сказать, что главой семьи была я.  
           С Мирочкой все не так, - сказала она, заглядывая в коляску и убеждаясь, что сын заснул.  – В семье Милорадовых другой уклад жизни заведен. Домашним хозяйством занимается женщина, а деньгами распоряжается мужчина. Я знаю только какой оклад у Мирки, как у директора, а какие там у него еще доходы, акции, ценные бумаги и вообще, сколько денег муж в целом зарабатывает в месяц, мне неизвестно. Я как-то поинтересовалась, так он страшно удивился. «Мне что, - спросил Мирка, - авансовый отчет необходимо тебе ежемесячно предоставлять? Если тебе хочется такими делами голову себе забивать, приходи в бухгалтерию и главбух перед тобой отчитываться будет, я распоряжусь».
           У нас есть такая шкатулочка, куда Мирка деньги кладет. Я беру оттуда на ежедневные расходы. А ремонт, мебель и другие крупные покупки он оплачивает сам. Сколько у него наличных денег в кармане, я понятия не имею. Мне это, честно говоря, даже понравилось, - с ухмылкой произнесла Ольга. – Я сняла с себя ответственность за распределение семейного бюджета.
         -А твоими деньгами тоже муж распоряжается?
         -Господи, - даже рассмеялась Оля, - Мирка сказал, что эту «мелочь» я вольна тратить на все, на что мне вздумается.
         -Оля, а что, Мирка по хозяйству тебе совсем не помогает? – с удивлением спросила Настя.
         -Нет, - возразила Ольга. – Руки у него нужным концом вставлены. Что-то починить, прибить, мебель собрать, тут он, конечно, мастер. Ну и на даче землю вскопать или еще какие мужские дела, он делает без напоминаний. Сам лучше меня замечает, что где не так, что нужно поправить. А вот посуду за собой помыть, вещи свои в шкаф положить, это для него без понятия. Да даже посидит за компьютером, какие-то распечатки разбросает по всему столу и не сообразит, что нужно все это собрать и выбросить в мусоропровод.
         -Мама, видать, так его воспитала, - иронично заметила Анастасия.
         -Конечно, а кто еще? – согласилась Оля, разворачивая коляску и направляясь к дому. – Только, знаешь, Настя, я как-то стараюсь не очень обращать на это внимания. Все-таки это не самые страшные недостатки в мужчине.  Знаешь, Настя, почему еще я все-таки решилась родить? Пусть неизвестно, сколько продлится мое счастье с Миркой. В жизни всякое может случиться. Я совсем не исключаю возможности, что мой муж вдруг влюбится в молодую женщину. Но, благодаря моим детям, даже в старости я не останусь одна. Янка вполне может уже очень скоро мне внуков подарить. Малыши мои подрастут, и всем нужна будет и мама, и бабушка. А сейчас я благодарю Бога за каждый день, каждый час, каждую минуту, проведенную с моим Мирочкой. И не перестаю повторять своей дочери, что замуж надо идти только по большой любви, чтобы не было в душе сожаления за потерянные с нелюбимым человеком годы жизни, - закончила, наконец, Ольга свою исповедь.
          -Оля, ты посмотри, как переплелись ваши судьбы, - покачала головой Анастасия. - Крылатов и отец твоей дочери, и свёкр твой. Янка Мирику и сестра, и падчерица. Он ей и брат, и отчим. Ты Мирочке своему и жена, и мать его сестры. Не разбери поймешь ваше родство.
 
           -Это ты точно подметила, - усмехнулась Ольга. – Вот представь себе, как более двадцати лет тому назад, молоденькая студентка Оля Демина стояла у окна в институте и наблюдала, что к ее любимому Новомиру Львовичу приехала жена с ребенком. Мирику было тогда месяца четыре. Как уж Новомир его целовал, миловал. Насмотреться на своего сыночка не мог. А мне-то это было, как кинжал в сердце. Разве могла я тогда предположить, что этот младенец станет моим мужем. Что его очень красивая молодая жена будет моей свекровью. В то время, когда я наблюдала эту семейную идиллию, в моем животике уже Янка зародилась, только я об этом еще не знала.        
            Мне так тяжело и обидно было все это наблюдать, что именно на следующем свидании с Новомиром я призналась в своей давней любви к нему, и сказка моя закончилась. А своего будущего мужа обнаженным я видела уже более двадцати лет тому назад, - со смешком продолжила Ольга. – У Крылатова в машине была приделана очень интересная фотография его сынули, где младенчик лежит голеньким и из «крантика» у него струйка бьет. Поймал такой интересный момент отец и сфотографировал сына.
         -У тебя, когда Мирочка приезжает? – поинтересовалась Настя.
         -Со дня на день, - ответила та. – Жду, не дождусь.
          Анастасия не стала подниматься к подруге домой. Возле подъезда они распрощались. Дома Оля осторожно раздела уснувшего сына и уложила его в кровать. Затем заглянула в опустевшую комнату дочери. Как всегда, на окне сидел кот Тимофей. Кошки всегда сами из всех домочадцев выбирают себе хозяина. У Тимы хозяйкой была Яна. Он страдал после ее отъезда. Мог часами сидеть на подоконнике и, не мигая, ждать возвращения своей любимой Яночки        
         -Ну, что мой дорогой, - спросила Ольга, беря его на руки, - скучаешь? Я тоже скучаю. Приедет твоя Яна. Подожди немного. «М-р-р-р», - хрипло проурчал кот и выпрыгнул из ее рук.
         В это время раздался звонок в дверь. «Интересно, - подумала Оля, если звонок в дверь, а не по домофону, значит, кто-то из соседей». Не глядя на монитор, женщина открыла двери. На пороге стояла Екатерина Максимовна.
 
 

© Copyright: Татьяна Белая, 2019

Регистрационный номер №0447896

от 23 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447896 выдан для произведения:           Между тем, Екатерина Максимовна страдала безмерно. Любящее материнское сердце обливалось кровью от переживаний за сына. Разум отказывался понимать происходящее. Вначале, когда на кадрах видео она увидела Ольгу рядом с Мириком, женщина испытала шок. Она готова была, как львица кинуться на защиту своего детеныша и разорвать подлую совратительницу в клочья. Но женщина слишком уважала себя, чтобы опуститься до унизительного скандала. Потом наступил ступор, полная растерянность и бессилие что-либо изменить.
 
 
         Поделиться своим несчастьем ей было не с кем. У нее не оказалось близкой, задушевной подруги, которой можно было бы поплакаться в жилетку и попросить совета. Так сложилось в силу довольно высокомерного характера женщины. Будучи замужем за таким уважаемым человеком, как Милорадов, Екатерина чувствовала себя надежно и уверенно. В общении со знакомыми она никогда не упускала случая лишний раз похвастаться и своим мужем, и сыном. Мирик был ее гордостью и надеждой. Самолюбивой женщине нравилось вызывать зависть у окружающих людей. За Павлом Милорадовым Екатерина чувствовала себя не просто, как за каменной стеной, а как за неприступной огромной скалой, оберегающей ее от любых жизненных невзгод. И вдруг, такое! Ее молоденький сын намерен взять в жены ровесницу матери с двумя детьми. Никто из нынешних знакомых понятия не имел, что Мирик приемный сын Милорадова. Близкие друзья Павла хранили эту тайну свято. Все знали, что они вернулись из Германии с сыном и все. Ни с кем из своих старых знакомых Екатерина связь не поддерживала.
 
         По большому счету госпоже Милорадовой грех было жаловаться на судьбу. В тяжелый момент разрыва с первым мужем рядом с ней оказался любящий и преданный человек, который сделал все, чтобы смягчить удар судьбы. Павел окружил вниманием и заботой не только ее, но и маленького Мирика.  А найти контакт с сынишкой оказалось совсем непросто. Мальчику было уже три годика, и он очень любил своего родного папу. В молодости Крылатов был весьма легкомысленным, бесшабашным  парнем, но оказался изумительным отцом. Все свободное время проводил с сыном. Гулял с ним, кормил, купал, читал книжки, играл, бесконечно баловал. И Мирик отвечал ему необыкновенной привязанностью. Открывая глазки, сын первым звал не маму, а папу. Очень скучал по отцу, даже когда тот уходил на работу. Первое время, когда они переехали к Милорадову, мальчик постоянно спрашивал: «Где папа?» Залезал под стол, забивался в дальний уголок, плакал и звал его. Выманить ребенка оттуда было невозможно даже любимой конфетой или игрушкой.
 
         Павлу пришлось проявить просто невероятную выдержку и терпение, чтобы завоевать доверие мальчишки. Переезд в Германию, новые впечатления помогли постепенно стереть из памяти ребенка образ Крылатова. Со временем Мира стал понимать, что у него теперь новый папа. Мама, как могла, объяснила ребенку, что папа умер, улетел на небо и теперь смотрит на сына оттуда. Несмотря на огромную занятость, Милорадов уделял воспитанию приемного сына массу времени. Но по характеру Павел был совсем другим.  В отличие от Новомира, который при встрече с сыном мог броситься на колени, обнимать, целовать и тискать ребенка, выполнять все его капризы и прихоти, новый папа был сдержан в эмоциях. С первых дней знакомства Милорадов старался втянуть мальчика в разговор. Естественно на уровне его возраста. Когда ребенок начинал капризничать и со слезами требовать чего-либо от матери, он умел отвлечь его внимание чем-нибудь и заговорить в то время, когда Катерина готова была уступить во всем, лишь бы сын не ревел.
 
         И постепенно, год за годом с завидным упорством Павел внушал сыну незыблемые истины, которых придерживался сам. Мужчина должен: крепко подумать, прежде, чем принять решение, отвечать за свои поступки, защищать женщину и быть опорой в семье, зарабатывать деньги и тому подобное. Когда Мирик немного подрос, приемный отец часто втягивал сына в обсуждение каких-либо семейных проблем, с самым серьезным видом спрашивал его мнения и даже делал вид, что именно Мира помог ему принять правильное решение. Потом мальчик с гордостью говорил матери: «Мы тут с папой подумали и решили сделать так».
 
         Более всего Екатерине нравилось, что Павел никогда не читал нотации. Он не говорил просто «нет» на какое-либо требование сына, а терпеливо объяснял, почему именно не может выполнить его желание. И всегда предлагал компромиссное решение. Еще совсем недавно женщина гордилась, что Павлу удалось заложить в ее сына такой жизненный стержень, что не вырос Мирка бездельником и баловнем судьбы, что было у него дело, которым хотел заниматься. И вдруг появилась эта мерзкая Ольга. «Господи, -  с отчаянием думала убитая горем мать, - лучше бы Мирка по девкам бегал, чем обременять себя такой ношей – старой женой с двумя детьми. Пусть бы он загулял напропалую, тогда Ольга сама отказалась бы от этой дикой идеи замужества с ним», - рассуждала она.
 
          Теперь мать молилась, чтобы в ее сыночке проснулись гены родного отца. Веселого, бесшабашного, легкомысленного и влюбчивого Крылатова. Ведь Катя влюбилась в Новомира, когда ему было столько лет, сколько сейчас их сыну. Если бы только она. Молодой Крылатов, не отличающийся ни статью, ни особой красотой, был предметом воздыханий многих девушек в столичном городе. И гордая, избалованная, весьма капризная Катерина не стала исключением.  Парень из Сибири - это сгусток неиссякаемой энергии, жизнелюбия и оптимизма. Прочел неимоверное количество книг. На все случаи жизни у него находилась цитата из каких-то древних философов, мудрецов и поэтов. Он сыпал этими цитатами налево и направо. На русском и на латыни. На немецком и древнегреческом. Когда и где он начитался всех этих книг, оставалось загадкой. Новомир был младшим сыном в многодетной семье, берущей корни где-то на Крайнем Севере.
               
          Катя влюбилась в него по уши. Хитрющие серые глаза парня сводили девушку с ума. А когда Новомир загорался очередной идеей, читал ей стихи, признавался в любви и находился в порыве страсти, цвет его глаз менялся. В такие моменты очи любимого мерцали какими-то синевато-голубыми вспышками. У молодого Крылатова была репутация Дон Жуана. Но это не удержало Катю от замужества.
 
          Мирик был для матери не просто горячо любимым сыном. Богу захотелось сделать так, чтобы он родился абсолютной копией ее первой любви. В каждом жесте, повороте головы, интонации, взгляде, походке, Катерина видела Новомира. Это было и радостью, и невыносимой болью для женщины. К своему неописуемому ужасу, в последнее время мать заметила, что и глаза сына в определенные моменты светятся той же голубизной, что и у его биологического отца. А это могло означать лишь одно – парень не на шутку влюблен. Природа издевалась над самолюбивой женщиной.
            Сейчас Екатерина Максимовна отдалилась не только от сына, но и от мужа. Ей было совершенно непонятно молчаливое согласие Павла с решением Мирика. Просыпаясь и засыпая, женщина думала об одном – как спасти сына? Много раз она набирала номер телефона Крылатова, и сбрасывала, не дождавшись ответа. Наконец, все-таки насмелилась. Звонки шли не долго.
            -Здравствуй, Катюша, - ответил до боли знакомый голос.
            Она даже вздрогнула. Складывалась впечатление, что говорит сын.
            -Как ты узнал, кто это, ясновидящий? – насмешливо спросила женщина. – Я еще и поздороваться не успела.
           -У ясновидящего телефон с определителем. Не Павел же мне с вашего номера звонит.
           -Новомир, ты должен мне помочь, - взволнованно произнесла Катерина. - Мой сын сошел с ума. Он живет со своей старой учительницей и намерен на ней жениться.
           -Наш сын, - поправил он ее. – Я в курсе.
           -В курсе и молчишь! – возмущенно воскликнула она. – Тебе все равно?!
           -Катенька, мне не все равно, - со вздохом ответил тот. – Видит Бог, я пытался его переубедить. Но это бесполезно. Мирка не просто влюблен. Он любит эту женщину каждой своей клеточкой и уже очень давно.
           -Пытался! – закричала женщина. – Не надо пытаться! Надо что-то делать! Он же мальчишка. Ничего еще в жизни не видел. Ничего не испытал. В конце концов, не нагулялся еще. Подвернулась ему эта старая курица и окрутила его. Заморочила парню голову.
          -Катенька, погоди, - пытался перебить поток ее слов Крылатов. – Мне тоже эта ситуация не нравится.  Только сын наш уже не мальчишка. Он молодой мужчина. И не Ольга ему голову заморочила, а Мирка свел с ума зрелую и здравомыслящую женщину.
           -Она же никогда ему не родит! – громко продолжала возмущаться Катерина. – У меня никогда не будет внуков.
          -Я бы не был столь категоричен, - усмехнулся Новомир. – Катя, отпусти ситуацию, - начал он, но женщина не дала ему договорить.
           -Вы не мужики! Вы тряпки! И ты, и Павел! – уже в полный голос кричала женщина. – Каждый из вас считает себя его отцом и оба ручки опустили. Смирились. Что это? Бессилие или мужская солидарность?
          -Катюша, милая, - сказал Крылатов, - ты просто ревнуешь своего сына. Даже если б Мирка намеревался жениться на наследной принцессе, мисс Мира, ты все равно осталась бы, недовольна.  Смирись. Это его жизнь. 
          -Ненавижу! Обоих вас ненавижу! Вы не любите Мирика, – продолжала кричать женщина.
-Извини, Катерина, - строго произнес Новомир Львович, - но что-то мне подсказывает, что это ты не способна никого любить кроме себя. Твой сын счастлив, что тебе еще надо? Он выбрал сердцем, а не разумом, как сделала много лет назад его мама, - закончил он и отключился.
 
           Услышав короткие гудки в трубке, женщина обессилено опустилась в кресло и долгое время сидела, уставившись в одну точку. Она прекрасно поняла, на что намекнул ее бывший супруг. Тяжелые, мрачные мысли, как валуны ворочались в мозгу и возвращали ее в тот проклятый девяносто четвертый год, когда в стране хаос, работы нет, надежды на лучшее, тоже никакой. Вдруг, Кате выпадает необыкновенная удача. Ее приглашают переводчицей в солидную фирму некого господина Милорадова. Здесь царит совершенно другая атмосфера. Приезжают неведомые партнеры из Германии, заключаются какие-то сделки. В суть переводчица не вникает. Главное, деньги платят хорошие и вовремя. С Пал Палычем у новой сотрудницы складываются хорошие, доверительные отношения.
 
          Хозяин фирмы – видный, представительный, сорокалетний мужчина. Спокойный, уравновешенный, невозмутимый, но каким восхищенным взглядом он смотрит на молодую сотрудницу. Начальник не позволяет себе никаких вольностей по отношению к переводчице, но женщину не обманешь. Она просто купается в его благосклонности. Екатерине Максимовне в офисе позволено многое, чего нельзя другим сотрудникам. И это как раз то, чего самолюбивой женщине так не хватает сейчас. А дома ее ждет безработный муж. Новоиспеченный кандидат психологических наук и не думает заняться каким-то другим делом, чтобы заработать деньги на содержание семьи. Он бредит идеей уехать читать лекции в Америку. Ждет приглашения от какого-то там Саймона. Катерина считает это сумасшествием и скандалы в семье происходят почти каждый день.
 
          Павел, заметив однажды на глазах Кати слезы, просит ее остаться после работы для беседы. Так в первый раз она «поплакалась» боссу в жилетку. А в дальнейшем, эти откровенные разговоры стали регулярными. Тогда она и узнала, что вскоре господин Милорадов намерен уехать в Германию, где располагается головной офис компании. Женщина  рисковала  остаться без работы. Начальник пространно намекнул, что переводчик ему нужен и там. Но… Куда деть мужа, который мечтает покорить Америку? Раньше, когда он читал лекции в университете, жена могла устроить ему скандал ревности. Хотя, за руку, как говорится, ни разу Крылатова не поймала. Все обвинения строились на домыслах. А  теперь, когда он сидит дома, и повода для развода нет. И вот тут наглая соседка Наташка сделала ей просто царский подарок. Вернувшись домой раньше времени и застав «голубков», просто сидящими близко на диване, Катерина не стала разбираться, было там между ними чего или не было. Дым стоял коромыслом. Крик стоял на всю округу: «Я вкалываю, как лошадь, а ты, бездельник, развлекаешься, с кем попало»! И все в этом духе. Супруге нужен был повод для развода, и он представился. Екатерина тут же позвонила Павлу и сообщила, якобы застала мужа с любовницей в постели. То же самое она заявила и на суде. А Новомир почему-то даже отпираться не стал, что изменял супруге. Катя ушла к Милорадову в тот же день. Маленький сын в это время находился у ее родителей в Краснодаре.
 
          Вот так любящая жена в свое время сбросила ненужный балласт с хрупких женских плеч. На чаше весов оказался «гениальный», никому не нужный психолог и состоятельный, уверенно стоящий на ногах, бизнесмен. Екатерина оправдывала свой поступок просто, у нее был маленький ребенок на руках. Все сделано ради благополучия Мирика. Ошеломленный моментальным уходом жены к другому мужчине, Крылатов не стал чинить никаких препятствий супруге. Не претендовал на часть общей квартиры, подписал разрешение на вывоз ребенка за границу и улетел в неведомую страну. А она ждала, что муж падет на колени, и будет умолять ее вернуться. Ведь факт измены, все-таки был. Не дождалась. И, видит Бог, тогда женщина мысленно пожелала ему сгинуть в этой Америке. Не в смысле физической гибели, а моральной. Она надеялась, что в лучшем случае, он устроится там таксистом или вообще станет бездомным бродягой. Это с его-то апломбом! И вот теперь ее давнее предательство вернулось к ней бумерангом. Ее ненаглядный Мирочка живет со старой училкой, а бывший муж «нагло»  добился успеха и признания далеко за пределами России. Пришло время Екатерине собирать камни.
 
            Раздался звонок городского телефона. С трудом заставив себя подняться, женщина вышла в прихожую и сняла трубку. Звонил Дима Золотарев. Интересовался, нет ли дома Мирика? Сказал, что ни сотовый, ни городской у того не отвечают. Мать сухо ответила, что понятия не имеет, где сын и отключилась. Положив трубку, Екатерина автоматически задержала взгляд на своем отражении в зеркале. «Интересно, - неожиданно осенила ее мысль, а кто-нибудь из Миркиных друзей смог бы обратить на меня внимание, как на женщину?»
Перебрав в уме всех приятелей сына, она пришла к печальному выводу, что ни разу не замечала на себе чьих-либо заинтересованных взглядов. Молодые люди скорее побаивались маму Мирки. Да и она совершенно не воспринимала его друзей, как мужчин. Для Катерины они были просто выросшими детьми. Но Ольга была ее ровесницей. «Как же она умудрилась влюбить в себя моего сына?» – с недоумением думала женщина.
           Тяжело вздохнув, Екатерина направилась на кухню. На сегодня она планировала испечь любимый Миркин рыбный пирог. В последнее время сын стал заглядывать к ним чаще. Он следил за работой ремонтников в Ольгиной квартире, и по пути заезжал к родителям. Тесто уже подошло, и женщина принялась за работу. Екатерина Максимовна понимала, что рассчитывать на чью-то помощь в спасении сына от этой женщины не приходится.
            К положенному времени на обед приехал муж. Исчерпав весь запас аргументов для успокоения жены от горестных мыслей, Павел сам больше не возвращался к обсуждению предстоящей женитьбы сына, дабы вновь не вызвать негативную реакцию жены.
           -Паша, - неожиданно обратилась к нему Катерина, - может, мне самой спокойно у Мирика спросить – чем Ольга его покорила? За что он ее полюбил?
           -На мой взгляд, - пожав плечами, ответил тот, отодвигая от себя пустую тарелку, - с этого вопроса надо было и начинать, а не с оскорблений и проклятий в адрес его любимой женщины.
           -А ты ему такой вопрос не задавал? – спросила она, подавая мужу кусок пирога и чай.
           -Нет, Катюша. Я не спрашивал. У меня на этот счет есть свое мнение.
           -И что ты думаешь? – чуть ли не шепотом спросил та.
           -Думаю, что не интересно Мирке со своими ровесницами. Он много умнее своих сверстников по осознанию и восприятию жизни, - уверенно ответил Павел. – Если бы в нем просто гормоны играли, на секс потянуло, то с этим-то в нынешней жизни проблем нет. Здесь все гораздо глубже.
            Катерина ничего не успела ответить мужу. Они услышали, что открыв своим ключом двери, вошел Мирик.           
            -Ой, - радостно произнес Мира, заходя на кухню, - в коридоре еще запах учуял. Неужели мой любименький пирог? – спросил он, потирая руки и чмокая мать в щечку. – Вот уж угодила, мамуля.
            -Руки помой, - насмешливо напомнила мать, расплываясь в довольной улыбке.
            Мирка находился в прекрасном расположении духа. Рассказывал за столом о ходе ремонта. Ругал нерадивых мастеров. Поделился с отцом задумкой о реконструкции оборудования в «Белочке». В общем, все было как в старые добрые времена. Сын выглядел счастливым. Отец довольным его планами и матери так хотелось верить, что вечером Мирик придет домой, усядется в своей комнате за компьютер, а все проблемы с женитьбой исчезнут, как страшный сон.
 *
 
            Прошло несколько месяцев. В ноябре Мирик уехал по учебным делам в Лондон. Ольга с сыном жили в уже отремонтированной и перепланированной квартире. В тот день женщина ждала встречи с Анастасией. Подруги не виделись давно. Весной она ездила на курсы по продвижению бизнеса. Потом в отпуск. Ольге, тем более, было не до встреч с приятельницей. Слишком много изменений произошло за эти месяцы в ее жизни. И, конечно, ей не терпелось поделиться всем этим с самой близкой теперь подругой.
           -Ну-ка, ну-ка, покажись! – радостно воскликнула Анастасия, заходя в квартиру и обнимаясь с Ольгой. – Футы-нуты, ножки гнуты – со смехом заметила она, рассматривая подругу и заставляя ее повернуться вокруг своей оси. – Это кто у нас такая молоденькая и симпатичная? Я вас, девушка, не знаю.
           -Да ладно тебе, - весело ответила Ольга, чмокая подружку в щеку. – Я просто стрижку сделала.
           -Кстати, тебе очень идет, - заметила та. – Ты и похудела еще, - с завистью произнесла Настя.
           -Похудеешь тут, - иронично заметила Ольга, провожая подругу в комнату. – Столько стрессов и все до кучи.
 
           Женщины обошли всю квартиру. Настя охала и ахала, выражая свой восторг по поводу изменений в квартире. На кухне появилась арка с выходом в зал. Прихожая увеличилась за счет совмещения ванной комнаты с туалетом. Все отделано добротно и красиво.  Из бывшей мебели, практически, ничего не осталось.
             -Молодец, Мирка, - сказала Настя, когда они закончили осмотр и уселись в зале за накрытым прозрачным столиком. – Твою квартиру не узнать.
             -Да Мирка-то не причем, - возразила Ольга. – Это мы дизайнера приглашали.
             -Ладно, давай во всех подробностях рассказывай, как ты тут поживаешь? Судя по твоему сияющему виду – очень даже неплохо. Шортики коротюсенькие нацепила. Все ягодички на виду, - насмешливо произнесла она.
             -Ой, - махнула рукой подруга. – Это Янка над моим имиджем поработала. Мы теперь с ней оказались в одной весовой категории. Она перед отъездом кучу своих вещей мне оставила. Сказала, коли у тебя муж молодой, и ты должна соответствовать.
             -Перед каким отъездом?
            -Так дочь моя сейчас у папы в Бостоне живет, - сообщила Оля, разливая вино по бокалам. – Его университет с нашим оказывается уже много по обмену студентами работает. Вот, посодействовал, чтобы дочь на год в Америку поехала. Как и он сам в свое время.
              -Да ты что? – изумилась Настя, беря в руку бокал. – Ну,  давай, вначале немного выпьем за все хорошее, - предложила она, делая глоток. – Значит, с Крылатовым дочка общий язык нашла?
             -Я и не сомневалась, что Новомир ее очарует, - с усмешкой сказала Ольга. – Он же летом в Питер приезжал. Долго они наедине общались. Гуляли по городу. Даже какие-то места Янке показал, где она и не бывала. Потом вместе в круиз по Средиземному морю ездили.
          -Ясненько, - кивнула подруга головой. – Это у тебя, что за салатик новый? – поинтересовалась Настя. – С грецким орехом, вроде. И чернослив еще, насколько могу разобрать, - вопросительно посмотрела она на хозяйку.
          -Да, - гордо ответила Ольга. – Королевский называется.
          -Понятно, - с веселой иронией произнесла Настя. – Тебе сейчас только королевской едой и питаться. Дочь теперь - богатая наследница. И у самой муженек не из бедных.
          -Настя, - серьезно произнесла хозяйка, - главное, чтобы Янка с Крылатовым общий язык нашли. Чтобы она его отцом признала. Первая реакция, когда я ей о Крылатове рассказала, у девчонки была весьма негативной. Сейчас, после близкого общения, вроде налаживается. Но папой она его, конечно, не называет.
 
        -А ничего тебе дочь не говорила, есть у Новомира в Бостоне какая-нибудь пассия?
        -Ой, - покачала Ольга головой, - есть у него дама сердца. Джиной зовут. Они много лет вместе. Женщине около тридцати. По-русски с акцентом, но вполне грамотно изъясняется. Это я все от Янки узнала.
        -Так они все вместе и живут? – удивленно спросила Анастасия, доставая сигареты.
        -Нет, - ответила хозяйка, беря в руки пульт и включая кондиционер. – Яна с Крылатовым вдвоем в огромном доме проживают. У Джины свой дом. Кстати, - с усмешкой добавила она, - дочь говорит, что эта дама с первой минуты ее невзлюбила.
          -А чего так? – поинтересовалась подруга, с удовольствием выпуская струйку дыма. – Чем ей девчонка помешала?
          -Ну как чем? – пожала плечами Ольга, отмахиваясь от дыма. – Сначала Новомир с сыном отношения наладил. Потом, вдруг, дочь нежданно-негаданно откуда-то выпала. Да он еще ее и в Америку привез.
         -И что? – хмыкнула Настя, стряхивая пепел в изящную пепельницу, выставленную хозяйкой на стол. – Ей-то какое дело?
         -Как, какое? – насмешливо ответила Ольга, откидываясь на спинку кресла. – Крылатов уже и завещание переписал в пользу обоих своих детей. Он мне сам сообщил по телефону. А женщина-то, наверняка, надеялась замуж за него выйти. Своих наследников мужику родить.
         -Ишь, ты, - фыркнула Анстасия, залпом выпивая наполненный бокал. – Перетопчется! Если он на ней раньше не женился, то теперь, вряд ли.
         -Главное, эта Джина понять не может, откуда у него дочь появилась, - иронично произнесла Ольга. – Янка слышала, как женщина настоятельно советовала Крылатову сделать генетическую экспертизу. Сомневается, что девушка действительно его дочь.
          -А он?
          -Дочь говорит, если его слова перевести на русский язык, так просто послал её куда подальше, - рассмеялась Оля.
         -Хорошо, - махнула рукой Настя, подцепляя жирный кусочек лососины на вилку, - что-то мы все не о том. Рассказывай, как у тебя с Мириком дела? Как с его родителями отношения складываются?
          -Погоди, может, уже горячее принести? – поинтересовалась та.
          -Давай, неси свою курочку, - насмешливо согласилась подруга. – Ты ведь ничего больше готовить не умеешь.
          -Обижаешь, - хмыкнула Оля, вставая и направляясь на кухню.
 
          Через некоторое время она вернулась с дымящимся на большом блюде угощением. Поставила его на середину стола. Анастасия внимательно рассматривала блюдо и не могла понять, что там находится.
          -Мясо по-французски! – торжественно объявила хозяйка. – Или попросту мясо под шубой. Пробуй, дорогая. Уверена, тебе понравится, - с улыбкой произнесла она, выкладывая кусочек подруге на тарелку.
           -Ну, ты меня подруга удивила, - с довольным видом произнесла Настя, отведав угощение. - Прямо во рту тает. Откуда такие таланты проявились?
           -Приходится, - со смешком ответила та. – Мой дорогой большим гурманом оказался. Ой, Настенька, - улыбаясь, продолжила женщина, - теперь у меня, можно сказать, два сына. Младший Темка и старший Мирка. И еще неизвестно, с кем больше хлопот.
            -Не поняла, - удивилась подруга. – С Миркой-то, какие такие особые хлопоты?
           -А, такие, - лукаво ответила Ольга. – Младший свои игрушки по всему дому раскидывает, еду ему отдельную готовить надо.  И старший не лучше. Придет, пальто, куртку в одну сторону, джинсы, футболку в другую. Обувь посередине коридора оставит. Надо за ним ходить и подбирать. Утром вопит: «Где мое то? Где мое это?» Я своего Валеру особо угощениями не баловала. Наварю борща на два-три дня и довольна. Вечно куча тетрадей на проверку дома лежит. А Мирочка вчерашний суп есть не будет. Ему свеженькое подавай. Видать, мама его так приучила. Вот и кручусь.
            -Ничего себе, - возмутилась Анастасия. – Перевоспитывай. Неужто, такой привереда?
           -Да нет, Настена, - с улыбкой возразила Ольга. – Это я шучу. Хороший он у меня мальчишка. Я его еще больше теперь люблю.
 
           Неожиданно в дверях комнаты появился ребенок в красивенькой пижамке. Мальчик хлопал заспанными глазками. В руке за заднюю лапу держал белого мишку. Он вопросительно смотрел на мать и незнакомую тетю.
           -Господи! – воскликнула Ольга, подходя и беря сына на руки. – Ну, это не ребенок, а маленькая обезьянка. Представляешь, Настя, научился из кроватки вылезать. Через такую высокую загородку. Кто у нас обезьянка? – шутливо спросила она, тормоша мальчонку.
          -Ноу, ноу, ноу, - смеясь, ответил сынок. – Ноу абизянка.
          -Боже, Оля, - изумленно воскликнула подруга. – Он у тебя что, по-английски говорит?
           -Немного, - усмехнулась та, присаживаясь с ребенком на диван. – Он еще и по-русски толком не научился. Это папа у нас так решил, что у сына на слуху должно быть сразу два языка. Он с ним, то по-русски, то по-английски разговаривает.
             -И как же этого красивого мальчика зовут? – спросила Настя, обращаясь к ребенку и протягивая к нему руку.
           -Атем, - громко ответил мальчик, прижимая к себе мишку. Потом, немного подумав, двумя ручками протянув в сторону Анастасии свою игрушку, представил: «Миша». И вновь прижал его к себе.
            -Мама, - насмешливо произнесла подруга, - ты поприличнее медведя для ребенка не нашла? Этот замызганный весь. Еще, наверное, со времен детства Янки остался.
           -Нет, - ответила та. – Этого медведя Темке сразу после рождения Валера купил. Он с игрушкой ни на минуту не расстается. Засыпает только с Мишей. Положу его, выйду из комнаты и слышу, как тот что-то ему говорит, рассказывает. Может минут тридцать еще болтать с другом. Болтушкой будет, как девчонка. Полный рот дикции. Ничего не понять. На своем языке изъясняется.
           Переодев и накормив сына, Ольга вновь присела в кресло. Мальчик убежал в свою комнату и вернулся с фотографией Мирика в руках. «Папа» - сказал он, показывая снимок Насте. Затем прижал фото к щечке, нежно поводил по снимку и поцеловал изображение.
          -О, какая любовь, - улыбнулась Анастасия.
         -Да уж, - согласилась Оля. – С этой фотографией мы тоже не расстаемся. Мирки уже больше недели нет. Так он сядет, ножки раздвинет, положит снимок, наклоняется и целует. «Папа миенький, папа юбименький» В цирке можно показывать.
         -Так папу любит?
         -А чего ему папу не любить? – пожала плечами Ольга. – Папа и под потолок подкинет, и на плечах, на карачках покатает. Не то, что мама, - усмехнулась она. – Мама кашу доесть заставляет. То нельзя, говорит, другое нельзя. С папой ему все можно. Мирка с ним, как с живой игрушкой забавляется, - укоризненно произнесла женщина. - У его родителей в загородном доме сауна и бассейн. Так папа сына плавать учит. Вода в бассейне холодная. Мы-то после парилки ныряем. Нам ничего. А ребенок простыть может. Нет, папа считает, что закаляться надо. Я в такие моменты, как курица бегаю рядом и требую вылезать. Темка хохочет, радуется. И Мирка с ним.
           -Ну и ты радуйся, - посоветовала Настя. – Не всякий родной отец столько внимания ребенку оказывает.
          -Я радуюсь, - покачала головой Ольга. – Только уже ревновать своего сына к Мирке начинаю. Он его балует.         
          -Оля, а вы с Мириком расписываться думаете? – поинтересовалась Настя.
         -А мы уже все оформили, - усмехнулась та, - у нас даже своеобразная свадьба была.
         -Ну-ка, расскажи поподробнее, - пересаживаясь с кресла на диван рядом с подругой, попросила Анастасия.
         -В то время Крылатов как раз в Питере был, - начала рассказывать Ольга. - Мы с Миркой никому ничего не сказали. Я попросила Янку посидеть с Темочкой несколько часов потому, что нам вроде бы необходимо кое-куда сходить. Они вместе с Новомиром взяли мальчишку и отправились гулять. А мы с Мириком принарядились и поехали в обыкновенный ЗАГС, в который у нас уже было подано заявление. Расписывают теперь даже без свидетелей. Мира попросил просто случайного парня сделать на нашу видеокамеру запись церемонии регистрации. 
            Заранее им был откуплен шикарный номер в сауне. У нас и стол был накрыт, и шампанское было, и музыка. Всю нашу необычную свадьбу Мирочка записал на видео. Просто пристроил на полочке камеру, и все чем мы занимались, записалось. Не было у нас гостей, не было криков «Горько!». Только знаешь, Настя, мне кажется, у нас была самая счастливая свадьба из всех, на которых я бывала, - с улыбкой поведала Оля.     
          -Ой, так давай показывай записи-то, - попросила Анастасия.
         -Ну как я тебе покажу? – засмеялась Ольга. – Мы ведь там не в вечерних нарядах были. Мы и в сауне попарились, и в бассейне поныряли, в общем, все у нас с ним там было. Мирочка у меня, вообще, на фантазии горазд, - усмехнулась она. – Полил мне на грудь вишневый сироп, а потом слизывал его с упоением. Так что эту кассету мы можем смотреть только вдвоем. Я просила Мирика кое-какие эротические, если не сказать хуже, сцены стереть; ни за что не согласился. Говорит, что будем в старости смотреть и вспоминать счастливейшие моменты нашей жизни.
         -Да, - усмехнулась Настя, - с твоим Мирочкой не заскучаешь.
         -Потом мы вернулись домой, и показали свидетельство о браке. Темку спать уложили и посидели вчетвером за столом. Крылатов нам целую речь с пожеланиями выдал, чуть ли не в стихах. Они с Янкой даже «Горько» прокричали. Вот так мы поженились.
         -Слушай, а Крылатов-то как прореагировал, что вы официально зарегистрировались? Не знаешь, он сына не отговаривал? – поинтересовалась Анастасия.
         -Нет, - решительно ответила Ольга. - Новомир давно знал, что Мирик в меня влюблен, и был очень даже рад за сына. Только, знаешь, какие он слова нам в тот день сказал? Дескать, вы не думайте, что поженились и это хэппи енд всей истории. У вас все только начинается. И он прав, - рассмеялась Ольга. - Я ведь тебе еще самую главную новость не рассказала, - с таинственной улыбкой произнесла она, протирая убранный уже стол. – Случилось то, чего я очень сильно опасалась.  Забеременела я.
         -Иди ты! – поразилась подруга. – Неужели залетела? Чего уж ты так? Не юная девушка. Двадцать лет с первым мужем прожила, и предохраняться не научилась?
         -Настенька, Мирка-то молоденький, - присаживаясь на диван, ответила Ольга. - Ему неинтересно и скучно только в супружеской постели любовью заниматься. В спальне-то у меня всегда таблетки надежные и проверенные в тумбочке лежат. Я читала, что в мужском организме где-то с шестнадцати до двадцати пяти лет, вырабатывается очень большое количество гормонов. Это же требует выхода, - с улыбкой произнесла она. - Так что желание у него может появиться в любой момент и в самом неожиданном месте. Не буду же я с собой в лес за грибами таблетки брать. Или на дачу, или еще куда. Я, конечно, могу ему отказать, попросить потерпеть до вечера, - иронично заметила женщина, - раз откажу, два откажу, и побежит мой дорогой муж туда, где ему не отказывают. Коли уж решилась выйти замуж на молодого мужчину, приходится подстраиваться под него. Кстати, это мне совсем не в тягость, - с хитрой улыбкой призналась Ольга. - У него гормоны играют, кровь бурлит. В нашей квартире, наверное, только люстра осталась, где мы сексом не занимались. У нас, можно сказать, с февраля медовый месяц продолжается.
         -Оля, неужели рожать будешь? – с удивлением спросила Настя.
         -Я долго думала, сказать ему или нет. Была мысль втихушку сделать миниаборт и сразу поставить спиральку. Но все-таки призналась. А меня, по-моему, уже ничто не испугает, - с усмешкой махнула женщина рукой. - Не смогла я решиться загубить Миркиного ребенка.
         -А он как отреагировал?
         -Прыгал от радости, - усмехнулась та. – Даже родителям похвастался. Это перед самым его отъездом случилось. Сам-то Павел Милорадов к нам частенько заходит. Мы с ним в хороших отношениях. У Темки теперь дедов и бабушек полно. Мои и Валерины родители, Новомир себя его дедом считает, да еще и Милорадов  старший заявил, что он тоже его дедушка.
 
         -А со свекровью как отношения складываются? Вы с ней-то встречаетесь?
         - Я сталкивалась с Екатериной Максимовной только один раз. И то издалека.
         -Как это издалека? – удивилась Настя.
         -Дело было так. У Милорадовых тоже есть загородный дом. Мирка меня все уговаривал съездить посмотреть. Тогда как раз ягоды пошли. Клубника, малина, смородина ранняя уже начала созревать кое-где. Короче, уговорил он меня, поехали. У них, когда в ворота въезжаешь, то перед домом цветы, травка, дорожки все из плитки. А с другой стороны дома уже всяческие посадки, теплицы и прочее.        
           Хоть и жара стояла, но Мирка все-таки растопил сауну. Мы немного там посидели, поплавали в довольно большом бассейне и отправились в его комнату отдохнуть. Комната эта на первом этаже. Окно мы полностью распахнули, чтобы не душно было, ну и муженька моего, конечно же, потянуло на любовные утехи, - усмехнулась женщина. - И в это время, как на грех, на своей машине приехала его мать за ягодами. Проходя мимо окна, она услышала охи, вздохи. Мирочка у меня мальчишка эмоциональный, молча сексом заниматься не умеет, - хмыкнула она. – Может, мать и в окно заглянула, у них окна довольно низко расположены. Короче, маманя поняла, чем занимается ее сын, и решила, что Мирка привез в дом какую-то деваху и с упоением предается любви. Я-то там никогда до этого не появлялась.         Когда мы уже отдыхали, то услышали, что по двору кто-то ходит. Мирка вышел посмотреть, а мать, увидев его, заорала на всю округу. Я подсматривала из окна и видела, что он даже растерялся в какой-то момент. Настя, как она на него кричала, даже с неприличными словами. «Не успел жениться, уже шлюх в дом таскаешь!» Всю кобелиную Крылатовскую породу вспомнила. Всю его родню по отцовской линии и в хвост и в гриву отчехвостила. Пока он ее не остановил и не объяснил, что приехал со мной ягодок поесть. Я вижу, Екатерина Максимовна сначала замолчала, губки поджала, а потом и говорит ехидненько так:
         -А что, у себя-то дома ни времени, ни места нет, такими делами заняться?
         -Это тоже наш дом, - усмехнувшись, ответил ей Мирка. – А Ольга, как моя законная жена, является здесь такой же полноправной хозяйкой, как и ты. И разрешения, когда, где и сколько заниматься с любимой женщиной сексом, я ни у кого спрашивать не буду.
        
           Ничего она ему не ответила и пошла ягоды собирать. Мирик еще там чего-то пошарился во дворе, покурил, клубнички немного мне набрал, а когда вернулся, я уже была одета и на высоком старте стояла возле дверей. У них отдельный вход со стороны ворот и со стороны внутреннего двора. Я надеялась, не сталкиваясь со свекровью лицом к лицу, исчезнуть. Мне уже ни ягод, ничего не надо было, только домой.     
          А когда мы садились в машину, мать окликнула его и вручила трехлитровое пластмассовое ведерко клубники. Она из-за угла дома вышла, я ей издали головой кивнула, и мы уехали. Мирик потом мне всю дорогу мозги вправлял. Говорил, что я неправильно себя веду. Дескать, мать надо не бояться, а пытаться наладить с ней отношения. Что в данной ситуации я могла бы выйти во двор, поздороваться, сама насобирать ягод, поговорить с ней. «Она ведь кричала не потому, что я с тобой приехал, - сказал он, - а потому, что решила, будто я девицу какую-то приволок».
        
          -Ну, правильно он тебе сказал. Чего тебе бояться? Ты его законная жена и действительно имеешь все права и на загородный дом тоже.
         -Да мы потом туда не раз ездили вместе с Темкой. Но Мирик заранее предупреждал, что мы едем на дачу, и свекровь в такие дни там не появлялась.
 
         Потом Ольга пошла проводить подругу и за одним погулять с сынишкой. Они тихо шли по скверику, Темка сидел в коляске и что-то весело рассказывал своему другу Мише.
        -Соседей уже не опасаешься? – с улыбкой поинтересовалась Настя.
        -Ой, - махнула рукой подруга, - Новомир Львович, когда приезжал, сумел убедить меня, что окружающих людей, прежде всего, волнуют свои личные проблемы, а не то, за кого вышла замуж Ольга Сергеевна. И что я не только сама лишаю себя полноценной радости жизни с любимым человеком, но и заставляю страдать Мирку от осознания того, что он не может сделать свою жену счастливой. «Ты же любишь моего сына», - сказал он мне, - так должна идти по улице грудь вперед, с гордо поднятой головой. Пусть все завидуют, что у тебя молодой и симпатичный муж. Как только все поймут, что тебе наплевать на их мнение, им станет совсем неинтересно тебя обсуждать».     
          Короче, провел он со мной три полноценных таких сеанса, еще потом мы с ним долго обо всем говорили. И в одно прекрасное утро я проснулась и вдруг ясно осознала, что свободна, что у меня просто легко и радостно на душе. Теперь я спокойно разговариваю и с соседями по двору, и с бывшими учениками, и на даче прекрасно себя чувствую. Даже на работу к Мирке прихожу без всякого смущения, - с улыбкой закончила она. 
 
           -Оленька, - с чувством произнесла Анастасия, обнимая подругу за плечи, - я так рада за тебя, честное слово. Как вошла, так сразу увидела, что передо мной совершенно другая женщина. Когда мы с тобой в последний раз виделись, то у тебя как бы раздвоение личности было. С одной стороны, Оля, вроде, счастлива, что соединилась со своим ненаглядным Мирочкой. А с другой, ты походила на человека, который с ужасом ждет звонка в дверь и ареста за похищение молодого парня.
         -Ты права, Настя, - с улыбкой ответила Ольга. – Так и было, а я настолько, можно сказать, по идиотски счастлива в данный момент, что сама себе не верю. Хотя не могу сказать, что мой Мирочка очень покладистый, послушный и безропотный мальчик. Я не сомневаюсь, что он меня любит, но чувство собственного достоинства у парня очень развито.      Он хочет чувствовать себя главой семейства и никак иначе.
            -Подь ты на фиг, глава семейства, - усмехнулась Анастасия. – Если разобраться, мальчишка он еще, желторотик.
         -Ну, уж нет, - возразила Ольга. – Ему очень не нравится, когда я его мальчишкой называю. По его понятиям, мужчина должен быть хозяином в доме. И он хочет себя дома таковым и чувствовать.     
          Вот мы с Валерой жили, так хотя он и был добытчиком, но последнее слово всегда было за мной. Семейным бюджетом полностью распоряжалась я. Знала, сколько у него в месяц было операций, сколько он заработал денег, и практически единолично решала, куда и на что их потратить. То есть из его же зарплаты я ему выделяла деньги на бензин, другие расходы и покупки кое-какие. Можно сказать, что главой семьи была я.  
           С Мирочкой все не так, - сказала она, заглядывая в коляску и убеждаясь, что сын заснул.  – В семье Милорадовых другой уклад жизни заведен. Домашним хозяйством занимается женщина, а деньгами распоряжается мужчина. Я знаю только какой оклад у Мирки, как у директора, а какие там у него еще доходы, акции, ценные бумаги и вообще, сколько денег муж в целом зарабатывает в месяц, мне неизвестно. Я как-то поинтересовалась, так он страшно удивился. «Мне что, - спросил Мирка, - авансовый отчет необходимо тебе ежемесячно предоставлять? Если тебе хочется такими делами голову себе забивать, приходи в бухгалтерию и главбух перед тобой отчитываться будет, я распоряжусь».
           У нас есть такая шкатулочка, куда Мирка деньги кладет. Я беру оттуда на ежедневные расходы. А ремонт, мебель и другие крупные покупки он оплачивает сам. Сколько у него наличных денег в кармане, я понятия не имею. Мне это, честно говоря, даже понравилось, - с ухмылкой произнесла Ольга. – Я сняла с себя ответственность за распределение семейного бюджета.
         -А твоими деньгами тоже муж распоряжается?
         -Господи, - даже рассмеялась Оля, - Мирка сказал, что эту «мелочь» я вольна тратить на все, на что мне вздумается.
         -Оля, а что, Мирка по хозяйству тебе совсем не помогает? – с удивлением спросила Настя.
         -Нет, - возразила Ольга. – Руки у него нужным концом вставлены. Что-то починить, прибить, мебель собрать, тут он, конечно, мастер. Ну и на даче землю вскопать или еще какие мужские дела, он делает без напоминаний. Сам лучше меня замечает, что где не так, что нужно поправить. А вот посуду за собой помыть, вещи свои в шкаф положить, это для него без понятия. Да даже посидит за компьютером, какие-то распечатки разбросает по всему столу и не сообразит, что нужно все это собрать и выбросить в мусоропровод.
         -Мама, видать, так его воспитала, - иронично заметила Анастасия.
         -Конечно, а кто еще? – согласилась Оля, разворачивая коляску и направляясь к дому. – Только, знаешь, Настя, я как-то стараюсь не очень обращать на это внимания. Все-таки это не самые страшные недостатки в мужчине.  Знаешь, Настя, почему еще я все-таки решилась родить? Пусть неизвестно, сколько продлится мое счастье с Миркой. В жизни всякое может случиться. Я совсем не исключаю возможности, что мой муж вдруг влюбится в молодую женщину. Но, благодаря моим детям, даже в старости я не останусь одна. Янка вполне может уже очень скоро мне внуков подарить. Малыши мои подрастут, и всем нужна будет и мама, и бабушка. А сейчас я благодарю Бога за каждый день, каждый час, каждую минуту, проведенную с моим Мирочкой. И не перестаю повторять своей дочери, что замуж надо идти только по большой любви, чтобы не было в душе сожаления за потерянные с нелюбимым человеком годы жизни, - закончила, наконец, Ольга свою исповедь.
          -Оля, ты посмотри, как переплелись ваши судьбы, - покачала головой Анастасия. - Крылатов и отец твоей дочери, и свёкр твой. Янка Мирику и сестра, и падчерица. Он ей и брат, и отчим. Ты Мирочке своему и жена, и мать его сестры. Не разбери поймешь ваше родство.
 
           -Это ты точно подметила, - усмехнулась Ольга. – Вот представь себе, как более двадцати лет тому назад, молоденькая студентка Оля Демина стояла у окна в институте и наблюдала, что к ее любимому Новомиру Львовичу приехала жена с ребенком. Мирику было тогда месяца четыре. Как уж Новомир его целовал, миловал. Насмотреться на своего сыночка не мог. А мне-то это было, как кинжал в сердце. Разве могла я тогда предположить, что этот младенец станет моим мужем. Что его очень красивая молодая жена будет моей свекровью. В то время, когда я наблюдала эту семейную идиллию, в моем животике уже Янка зародилась, только я об этом еще не знала.        
            Мне так тяжело и обидно было все это наблюдать, что именно на следующем свидании с Новомиром я призналась в своей давней любви к нему, и сказка моя закончилась. А своего будущего мужа обнаженным я видела уже более двадцати лет тому назад, - со смешком продолжила Ольга. – У Крылатова в машине была приделана очень интересная фотография его сынули, где младенчик лежит голеньким и из «крантика» у него струйка бьет. Поймал такой интересный момент отец и сфотографировал сына.
         -У тебя, когда Мирочка приезжает? – поинтересовалась Настя.
         -Со дня на день, - ответила та. – Жду, не дождусь.
          Анастасия не стала подниматься к подруге домой. Возле подъезда они распрощались. Дома Оля осторожно раздела уснувшего сына и уложила его в кровать. Затем заглянула в опустевшую комнату дочери. Как всегда, на окне сидел кот Тимофей. Кошки всегда сами из всех домочадцев выбирают себе хозяина. У Тимы хозяйкой была Яна. Он страдал после ее отъезда. Мог часами сидеть на подоконнике и, не мигая, ждать возвращения своей любимой Яночки        
         -Ну, что мой дорогой, - спросила Ольга, беря его на руки, - скучаешь? Я тоже скучаю. Приедет твоя Яна. Подожди немного. «М-р-р-р», - хрипло проурчал кот и выпрыгнул из ее рук.
         В это время раздался звонок в дверь. «Интересно, - подумала Оля, если звонок в дверь, а не по домофону, значит, кто-то из соседей». Не глядя на монитор, женщина открыла двери. На пороге стояла Екатерина Максимовна.
 
 
 
Рейтинг: +5 90 просмотров
Комментарии (7)
Альфия Умарова # 23 мая 2019 в 20:23 +3
Ого, сколько новостей: и Яна в Бостон укатила, и расписались наши влюбленные, и Оля забеременела... Но ощущения, что всё слишком быстро, - нет. Всё логично, всё по делу.
Теперь вот свекровушка "нарисовалась") Как уж с ней сложится - одному автору известно.
А чуть позже - и нам тоже станет известно.
Так что ждем-с!)
Да, чуть не забыла сказать: спасибо за новую главу, Тат.
Татьяна Белая # 23 мая 2019 в 20:31 +3
Так восемь месяцев прошло. Если каждый не то что день, месяц описывать, еще сколько глав получится. Я и так две главы совместила. Завтра еще две совмещу и все. Чего-то я со своими правками и переделками намудрила. Надо было выкладывать в первом варианте. Ну, теперь уж чего? Как получилось. Потом сдвину этот роман на последнее место на странице. Спасибо, что зашла. emotions-5
Сергей Шевцов # 24 мая 2019 в 19:02 +3
Поскольку роман женский, опять присоседюсь к Альфии. "Теперь вот свекровушка "нарисовалась") Как уж с ней сложится - одному автору известно" - пишет она. Наверное, девушка забыла, что автор, то бишь ты, Татьяна, как-то заявила, что герои неповторимых нетленок живут у тебя в голове самостоятельной жизнью и действуют практически автономно, не советуясь с тобой. Эх, Таня, разбаловала ты своих персонажей, смотри, как бы они на голову тебе не сели. Предупреждаю: поосторожнее с Екатериной Максимовной - от этой дамы можно ожидать всего, что угодно.

пы.сы. А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо! joke
Татьяна Белая # 24 мая 2019 в 20:06 +3
Да, Серега, Екатерина Максимовна женщина суровая. Но все дело в том, что у нее сын. А матери сыновей дамы особенные. Даже, если ее сынок ничего не стоит, она будет считать его неповторимым. Я прожила долгую жизнь и с подобным встречалась неоднократно. Но мой герой, Мирочка, парнишка хитрый. У него же гены Крылатова. В следующей главе узнаешь, чем он маму свою "подкупил". Слава Богу, надеюсь, что завтра точно закончу повествование. Уберу всякие подробности и выставлю. Ну, еще послесловие, но там ничего менять не надо. Оно уже написано жизнью. Завтра решу, может, и не стану сокращать. Вы с Альфией все равно прочтете. Последнюю то главу. laugh
Сергей Шевцов # 24 мая 2019 в 20:23 +3
Прочтём, прочтём - не сомневайся. yesyes
Ольга Баранова # 25 мая 2019 в 12:09 +3
"...теперь у меня, можно сказать, два сына. Младший Темка и старший Мирка".
Источник: http://parnasse.ru/prose/large/romance/spletenie-sudeb-27.html
Таня, вот это ты верные слова вложила в уста девушки Оли))
А от разъяренной свекрови ничего хорошего ожидать не придётся, я правильно поняла?
Татьяна Белая # 25 мая 2019 в 12:40 +2
Ну, как тебе сказать?! Поживем, увидим. emotions-5
Популярная проза за месяц
122
100
99
88
88
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
83
77
75
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
70
69
68
67
58
56
56
55
54
53
53
53
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
52
51
51
50
Глубинка 29 августа 2019 (Сергей Гридин)
50
45
41
40
37