ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Случайность – это непознанная закономерность, ч. 2, гл. 26. Блокнот А.П.Лукьянова – 1949 год

Случайность – это непознанная закономерность, ч. 2, гл. 26. Блокнот А.П.Лукьянова – 1949 год

17 августа 2019 - Владимир Винников


 

О некоторых операциях, в которых участвовал мой друг Виноградов, я узнавал из оперативных сводок.

 

Казис запоздал и привел гостя с людьми, когда отделения войск МВД на месте уже не было. Решили перехватить в другом месте, там, где дорога выписывала восьмерку, среди заболоченной из-за старой мельницы местности.

Видно было, что Ионас, с двумя «братьями» в Латвии и здесь хорошо поработал. Столько могил осталось за их спиной, жаль не сожгли машины, но это поправимо.

 

Ионас стоял в стороне и думал. Он отнимает жизнь людей, во имя чего? Своей свободы? Спокойной и богатой жизни хуторян? Или всех граждан его маленькой страны? 

Он следил за разведчиками, что-то мешало. Идя следом, Ионас хотел захватить врага врасплох, когда те растеряются, ослабеют от страха. Начнут метаться по лесу, вот тогда он, Ионас, сам застрелит их. Но молодые ребята действовали смело. 

А в Латвии он Ионас не стал стрелять, видя смелость и решительность старшего лейтенанта единственного из группы войск НКВД оставшегося в живых в незнакомом лесу.

Когда капитан полез на дерево, Ионас поднял винтовку, прицелился, но заметил, как его враг любовно оберегает от ударов об ствол дерева автомат. Ионас понял, что старший лейтенант не трус. Он не может быть трусом, если так заботится об оружии.

Тогда Ионас выстрелил в воздух, пусть думают, что он кончил старшего лейтенанта, а сам повернулся и подставил свою спину под выстрел старшего лейтенанта. Шёл, открыто, желая и ожидая выстрела в спину, старший лейтенант не выстрелил.

 

На этот раз засаду легионеры сделали не аккуратно. Зная марку грузовика, по высоте, аккуратно над крышей кабины натянули тонкий стальной трос. Посчитали, что не заметят из машины.

Немного позже услышали шум мотора.

 

Вторая депортация пособников бандитских формирований началась, когда 29 января 1949 года было принято постановление Совета Министров СССР: «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализованных бандитов, продолжающих вести вражескую работу, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов».

 

В феврале 1949 года командиры всех партизанских округов на своем съезде обсудили политическое и военное положение в Литве и за рубежом.

22 февраля приняли решение переименовать свою военную организацию в «Саюдис» — Движение борьбы за свободу Литвы, а партизан официально назвали воинами свободы, всем были присвоены партизанские воинские звания воинов свободы.

На съезде высшего командования воинов свободы была принята важная для будущего Литовского государства политическая Декларация Движения борьбы за свободу Литвы.

 

Исполнение решения о депортации началось 25 марта 1949 года. Лица, подлежавшие выселению, направлялись на жительство в районы Казахстана, Башкирской, Бурятской, Якутской и Коми АССР, Красноярского края, Архангельской, Иркутской, Новосибирской, Омской и ряда других областей под административный надзор органов милиции.

 

Из Эстонии  было выселено двадцать тысяч человек, из Литвы тридцать две тысячи, из Латвии сорок две тысячи человек.

 

 Виноградов, заметил натянутый над дорогой трос, но бойцы лежали, а не сидели в кузове, поэтому избежали верной смерти. 

- Вот гады, второй раз хотят поймать на том же, -пробормотал он.

 

Одетого в солдатскую гимнастерку и пилотку Виноградова бандиты не признали. Опустив стекло дверцы, капитан положил на дверку машины автомат, приказал водителю ехать, не сбавляя скорости, приблизится к засаде, место он укажет, и по сигналу резко затормозить.

Заметив, что кусты по сторонам дороги шевелятся не от ветра:

- Тормози! О-о-гонь!

 

Николай стал стрелять длинными очередями, не замечая, что впервые в жизни, стал выкрикивать ругательства.  

Автоматные очереди затрещали из кузова полуторки, срезая ветки придорожных кустов, вколачивая в землю находящихся в засаде людей. Очереди сливались одна за другой, стреляли бесконечно, кончался один диск, брали автомат погибшего. Казалось, сами погибшие, мстят за себя.

Казис приподнялся, хотел переползти в лес, но поймал затылком пулю, уткнулся головой в землю.

Ионас медленно поднявшись, выпрямился во весь рост, ну же…

Но пули не нашли его. Ионас повернулся, медленно пошёл вслед за гостем. Однако чья-то пуля нашла Ионаса, вырвала мякоть ноги, он упал, потянулся за пистолетом. Жизнь для него кончилась.

 

 Встав на подножку машины, Виноградов вглядывался в заросли, совсем не думая о том, что оттуда может раздаться выстрел.

Из-за поворота навстречу им, тяжело рыча перегретым двигателем, показался бронетранспортер, угрожающе поводя  пулеметом.

Подъехал вплотную к полуторке Виноградова, остановился. Из кабины выбрался майор Балзарис, начальник районного отдела НКВД. Он осмотрел место боя, прошёл, вглядываясь в лица убитых, но не нашёл того, кого искал, зло махнул рукой, подошел к Николаю:

- Хорошо, что жив парторг. У нас еще так много дел.  

 

Сидя в кабине легковой машины, Виноградов задремал и сквозь дремоту вспоминал информацию начальника штаба об этапах борьбы войск с повстанцами.

Первый этап продлился с 1944 по 1945 год. В это время организовывали проведение контрпартизанских операций на территории всей республики.

Второй этап начался в марте 1946 года, когда войска были размещены в двухстах гарнизонах. Этот период закончился в 1948 году, когда были подавлены основные очаги сопротивления повстанцев.

Третий этап начался в этом, 1949 году, когда большинство населения Литвы начало поддерживать советскую власть.

 

Непосредственное участие в облавах, обысках и арестах принимали не все военнослужащие полков НКВД, средняя численность каждого из которых была около полутора тысяч солдат и офицеров.

Виноградов прекрасно знал, что из полка только восемьсот самых опытных, чаще фронтовиков, окончивших специальные курсы, брали для участия в боевых операциях.

Остальные охраняли штаб полка, командование батальонов, служили во вспомогательных подразделениях - связь, транспорт, медицина, снабжение.

 Начальник штаба закончил тем, что всех выпускников курсов усовершенствования Высшей школы НКВД СССР этого года отправили на Украину и Молдавию, где большинство из них возглавили районные и городские органы милиции, будут выполнять специальные секретные задания.

 

Николай подумал, что теперь его другу Лукьянову станет легче решать оперативные вопросы, ведь важную роль в выявлении бандеровцев будут играть легендированные бандформирования.

Это группы наиболее опытных сотрудников, хорошо владевшие галицким наречием украинского языка, которые имитировали мнимые отряды ОУН-УПА, созданные МГБ и НКВД.

В такие отряды входили бывшие боевики, перешедшие на сторону советской власти. Они под руководством опытных сотрудников НКВД, МГБ направлялись в лес, там жили в подземных бункерах и пытались вступить в контакт с настоящими бандитами.

Использовались для этого искусно «переписанные» специалистами МГБ и НКВД «грипсы». Копировался почерк автора, сохранялась общая суть приказа, но меняли время и место встречи.

Бывали случаи, когда «грипсы» начиняли взрывчаткой — такие послания назвали «сюрпризами».

По мере того как росла агентурная сеть, спецслужбы стали ближе подбираться к руководству подполья. Было ясно, только обезглавив ОУН-УПА можно было окончательно покончить с бандеровщиной.

29  августа   1949   года   боевые   подразделения         УПА

приостановили свою деятельность и ушли в глубокое подполье.  

Валя задержалась в больнице дольше обычного. Уже трое суток отсутствовал Николай. Домой идти не хотелось, пустая комната её пугала. Слезы навернулись сами собой, пряча глаза от подруг, оделась, вышла из больницы.

 Дома было холодно, сыро, пахло плесенью. Валя устало присела на край кровати, собралась лечь спать, но вспомнила, что у неё сегодня день рождения, а мужа все нет.

Заплакала горько, громко всхлипывая. Она даже не услышала, как открылась дверь, и вошёл Николай. Он снял у порога чужие кирзовые сапоги, и, стесняясь грязных, пахнущих потом ног, на цыпочках пошел к рукомойнику.

 

Валя вскочила с кровати, увидела его прямо перед собой, большого, сильного, в чужой, пропахшей порохом гимнастерке, с криком бросилась на шею.

Николай гладил жену по спине, русым волосам и никак не мог подобрать слова, чтобы успокоить любимую. Осторожно отстранил Валю, расстегнул ремешок планшетки, достал оттуда три маленьких полевых цветка и раздавленную плитку шоколада. 

- С днем рождения!

 

 Она, не давая ему говорить, обливаясь слезами, стала рассказывать о пережитом за эти дни.

Николай стоял на холодном полу, переступая с ноги на ногу. Валя, не прерывая своего рассказа, подвела его к стулу, усадила. Принесла тазик с водой, обмыла всего, смазала йодом ранку на пятке, накормила картофельными оладьями, оделила шоколадом и уложила спать.

Она сразу заметила его новые морщинки и густую седину на висках. Сама села рядом и вдруг почувствовала, как бьёт ножками в животе матери ребенок, переживая боль вместе с  ней.

22 июля у Виноградовых родился сын, которого они с Валей назвали Владимиром.

Вечером позвонил Лукьянов, который сообщил, что 22 июля у него родился сын, которого назвали Михаилом.

 

Николай Виноградов и Анатолий Лукьянов так и не узнали, что 12 января 1999 года Литовский Сейм  подтвердил Декларацию Движения борьбы за свободу Литвы от 1949 года, как основополагающий государственный документ Литвы.

В настоящее время в странах Прибалтики депортацию называют  трагедией, однако они лукавят.

В период фашисткой оккупации из Литвы в Германию было угнано шестьдесят семь тысяч человек, из Латвии сто шестьдесят тысяч, из Эстонии семьдесят четыре тысячи.

В первую очередь угоняли женщин от семнадцати до сорока лет, подростков от пятнадцати до шестнадцати лет, которых направляли в немецкие трудовые лагеря.

 

О тех, давних депортациях фашистов, предпочитают не вспоминать, чтобы не раздражать некоторых своих хозяев из стран НАТО.

© Copyright: Владимир Винников, 2019

Регистрационный номер №0455477

от 17 августа 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0455477 выдан для произведения:


 

О некоторых операциях, в которых участвовал мой друг Виноградов, я узнавал из оперативных сводок.

 

Казис запоздал и привел гостя с людьми, когда отделения войск МВД на месте уже не было. Решили перехватить в другом месте, там, где дорога выписывала восьмерку, среди заболоченной из-за старой мельницы местности.

Видно было, что Ионас, с двумя «братьями» в Латвии и здесь хорошо поработал. Столько могил осталось за их спиной, жаль не сожгли машины, но это поправимо.

 

Ионас стоял в стороне и думал. Он отнимает жизнь людей, во имя чего? Своей свободы? Спокойной и богатой жизни хуторян? Или всех граждан его маленькой страны? 

Он следил за разведчиками, что-то мешало. Идя следом, Ионас хотел захватить врага врасплох, когда те растеряются, ослабеют от страха. Начнут метаться по лесу, вот тогда он, Ионас, сам застрелит их. Но молодые ребята действовали смело. 

А в Латвии он Ионас не стал стрелять, видя смелость и решительность старшего лейтенанта единственного из группы войск НКВД оставшегося в живых в незнакомом лесу.

Когда капитан полез на дерево, Ионас поднял винтовку, прицелился, но заметил, как его враг любовно оберегает от ударов об ствол дерева автомат. Ионас понял, что старший лейтенант не трус. Он не может быть трусом, если так заботится об оружии.

Тогда Ионас выстрелил в воздух, пусть думают, что он кончил старшего лейтенанта, а сам повернулся и подставил свою спину под выстрел старшего лейтенанта. Шёл, открыто, желая и ожидая выстрела в спину, старший лейтенант не выстрелил.

 

На этот раз засаду легионеры сделали не аккуратно. Зная марку грузовика, по высоте, аккуратно над крышей кабины натянули тонкий стальной трос. Посчитали, что не заметят из машины.

Немного позже услышали шум мотора.

 

Вторая депортация пособников бандитских формирований началась, когда 29 января 1949 года было принято постановление Совета Министров СССР: «О выселении с территории Литвы, Латвии и Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализованных бандитов, продолжающих вести вражескую работу, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов».

 

В феврале 1949 года командиры всех партизанских округов на своем съезде обсудили политическое и военное положение в Литве и за рубежом.

22 февраля приняли решение переименовать свою военную организацию в «Саюдис» — Движение борьбы за свободу Литвы, а партизан официально назвали воинами свободы, всем были присвоены партизанские воинские звания воинов свободы.

На съезде высшего командования воинов свободы была принята важная для будущего Литовского государства политическая Декларация Движения борьбы за свободу Литвы.

 

Исполнение решения о депортации началось 25 марта 1949 года. Лица, подлежавшие выселению, направлялись на жительство в районы Казахстана, Башкирской, Бурятской, Якутской и Коми АССР, Красноярского края, Архангельской, Иркутской, Новосибирской, Омской и ряда других областей под административный надзор органов милиции.

 

Из Эстонии  было выселено двадцать тысяч человек, из Литвы тридцать две тысячи, из Латвии сорок две тысячи человек.

 

 Виноградов, заметил натянутый над дорогой трос, но бойцы лежали, а не сидели в кузове, поэтому избежали верной смерти. 

- Вот гады, второй раз хотят поймать на том же, -пробормотал он.

 

Одетого в солдатскую гимнастерку и пилотку Виноградова бандиты не признали. Опустив стекло дверцы, капитан положил на дверку машины автомат, приказал водителю ехать, не сбавляя скорости, приблизится к засаде, место он укажет, и по сигналу резко затормозить.

Заметив, что кусты по сторонам дороги шевелятся не от ветра:

- Тормози! О-о-гонь!

 

Николай стал стрелять длинными очередями, не замечая, что впервые в жизни, стал выкрикивать ругательства.  

Автоматные очереди затрещали из кузова полуторки, срезая ветки придорожных кустов, вколачивая в землю находящихся в засаде людей. Очереди сливались одна за другой, стреляли бесконечно, кончался один диск, брали автомат погибшего. Казалось, сами погибшие, мстят за себя.

Казис приподнялся, хотел переползти в лес, но поймал затылком пулю, уткнулся головой в землю.

Ионас медленно поднявшись, выпрямился во весь рост, ну же…

Но пули не нашли его. Ионас повернулся, медленно пошёл вслед за гостем. Однако чья-то пуля нашла Ионаса, вырвала мякоть ноги, он упал, потянулся за пистолетом. Жизнь для него кончилась.

 

 Встав на подножку машины, Виноградов вглядывался в заросли, совсем не думая о том, что оттуда может раздаться выстрел.

Из-за поворота навстречу им, тяжело рыча перегретым двигателем, показался бронетранспортер, угрожающе поводя  пулеметом.

Подъехал вплотную к полуторке Виноградова, остановился. Из кабины выбрался майор Балзарис, начальник районного отдела НКВД. Он осмотрел место боя, прошёл, вглядываясь в лица убитых, но не нашёл того, кого искал, зло махнул рукой, подошел к Николаю:

- Хорошо, что жив парторг. У нас еще так много дел.  

 

Сидя в кабине легковой машины, Виноградов задремал и сквозь дремоту вспоминал информацию начальника штаба об этапах борьбы войск с повстанцами.

Первый этап продлился с 1944 по 1945 год. В это время организовывали проведение контрпартизанских операций на территории всей республики.

Второй этап начался в марте 1946 года, когда войска были размещены в двухстах гарнизонах. Этот период закончился в 1948 году, когда были подавлены основные очаги сопротивления повстанцев.

Третий этап начался в этом, 1949 году, когда большинство населения Литвы начало поддерживать советскую власть.

 

Непосредственное участие в облавах, обысках и арестах принимали не все военнослужащие полков НКВД, средняя численность каждого из которых была около полутора тысяч солдат и офицеров.

Виноградов прекрасно знал, что из полка только восемьсот самых опытных, чаще фронтовиков, окончивших специальные курсы, брали для участия в боевых операциях.

Остальные охраняли штаб полка, командование батальонов, служили во вспомогательных подразделениях - связь, транспорт, медицина, снабжение.

 Начальник штаба закончил тем, что всех выпускников курсов усовершенствования Высшей школы НКВД СССР этого года отправили на Украину и Молдавию, где большинство из них возглавили районные и городские органы милиции, будут выполнять специальные секретные задания.

 

Николай подумал, что теперь его другу Лукьянову станет легче решать оперативные вопросы, ведь важную роль в выявлении бандеровцев будут играть легендированные бандформирования.

Это группы наиболее опытных сотрудников, хорошо владевшие галицким наречием украинского языка, которые имитировали мнимые отряды ОУН-УПА, созданные МГБ и НКВД.

В такие отряды входили бывшие боевики, перешедшие на сторону советской власти. Они под руководством опытных сотрудников НКВД, МГБ направлялись в лес, там жили в подземных бункерах и пытались вступить в контакт с настоящими бандитами.

Использовались для этого искусно «переписанные» специалистами МГБ и НКВД «грипсы». Копировался почерк автора, сохранялась общая суть приказа, но меняли время и место встречи.

Бывали случаи, когда «грипсы» начиняли взрывчаткой — такие послания назвали «сюрпризами».

По мере того как росла агентурная сеть, спецслужбы стали ближе подбираться к руководству подполья. Было ясно, только обезглавив ОУН-УПА можно было окончательно покончить с бандеровщиной.

29  августа   1949   года   боевые   подразделения         УПА

приостановили свою деятельность и ушли в глубокое подполье.  

Валя задержалась в больнице дольше обычного. Уже трое суток отсутствовал Николай. Домой идти не хотелось, пустая комната её пугала. Слезы навернулись сами собой, пряча глаза от подруг, оделась, вышла из больницы.

 Дома было холодно, сыро, пахло плесенью. Валя устало присела на край кровати, собралась лечь спать, но вспомнила, что у неё сегодня день рождения, а мужа все нет.

Заплакала горько, громко всхлипывая. Она даже не услышала, как открылась дверь, и вошёл Николай. Он снял у порога чужие кирзовые сапоги, и, стесняясь грязных, пахнущих потом ног, на цыпочках пошел к рукомойнику.

 

Валя вскочила с кровати, увидела его прямо перед собой, большого, сильного, в чужой, пропахшей порохом гимнастерке, с криком бросилась на шею.

Николай гладил жену по спине, русым волосам и никак не мог подобрать слова, чтобы успокоить любимую. Осторожно отстранил Валю, расстегнул ремешок планшетки, достал оттуда три маленьких полевых цветка и раздавленную плитку шоколада. 

- С днем рождения!

 

 Она, не давая ему говорить, обливаясь слезами, стала рассказывать о пережитом за эти дни.

Николай стоял на холодном полу, переступая с ноги на ногу. Валя, не прерывая своего рассказа, подвела его к стулу, усадила. Принесла тазик с водой, обмыла всего, смазала йодом ранку на пятке, накормила картофельными оладьями, оделила шоколадом и уложила спать.

Она сразу заметила его новые морщинки и густую седину на висках. Сама села рядом и вдруг почувствовала, как бьёт ножками в животе матери ребенок, переживая боль вместе с  ней.

22 июля у Виноградовых родился сын, которого они с Валей назвали Владимиром.

Вечером позвонил Лукьянов, который сообщил, что 22 июля у него родился сын, которого назвали Михаилом.

 

Николай Виноградов и Анатолий Лукьянов так и не узнали, что 12 января 1999 года Литовский Сейм  подтвердил Декларацию Движения борьбы за свободу Литвы от 1949 года, как основополагающий государственный документ Литвы.

В настоящее время в странах Прибалтики депортацию называют  трагедией, однако они лукавят.

В период фашисткой оккупации из Литвы в Германию было угнано шестьдесят семь тысяч человек, из Латвии сто шестьдесят тысяч, из Эстонии семьдесят четыре тысячи.

В первую очередь угоняли женщин от семнадцати до сорока лет, подростков от пятнадцати до шестнадцати лет, которых направляли в немецкие трудовые лагеря.

 

О тех, давних депортациях фашистов, предпочитают не вспоминать, чтобы не раздражать некоторых своих хозяев из стран НАТО.

 
Рейтинг: +2 29 просмотров
Комментарии (4)
Anabella Go # 17 августа 2019 в 12:28 0
spasibo-10 cvety-landyshi-2
Владимир Винников # 18 августа 2019 в 05:20 0
spasibo-6
Марта Шаула # 17 августа 2019 в 17:43 0
ДА, ЭТО ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЕ ,ЩЕМЯЩИЕ ДУШУ ФАКТЫ!!! ВСЁ БЫЛО ИМЕННО ТАК! СПАСИБО ЗА ПОДРОБНОСТИ, ВЕДЬ В ОБЩИХ ЧЕРТАХ ЭТО ДАВНО ИЗВЕСТНО!!! ВСЁ БЫЛО СЛОЖНО И ОЧЕНЬ ТРУДНО!!!СПАСИБО ЗА ТО,ЧТО ОБ ЭТОМ ВОСКРЕСИЛИ ПАМЯТЬ!!! spasibo-20
Владимир Винников # 18 августа 2019 в 05:20 0
Спасибо за добрые слова!
Популярная проза за месяц
120
95
93
88
87
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
Самый лучший!! 22 августа 2019 (Анна Гирик)
82
76
73
70
68
67
67
67
65
63
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
55
53
53
52
51
51
50
50
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
48
48
45
40
38
37