ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Покой нам только снится. Часть 3. Глава 18

Покой нам только снится. Часть 3. Глава 18

27 октября 2021 - Татьяна Белая
article499725.jpg



          - Да, как не знать этого бандита, - хмыкнул Соболев. – Я, когда еще опером работал, в начале девяностых, мне о нем начальник мой, Олег Николаевич, рассказывал. По молодости этот Рыбалко был обыкновенным хулиганом, гопником с кликухой «Славик Рыбачок». Очень рано и удачно женился на дочери олигарха. Вот, тогда и поменял окрас. Стал, вдруг, бизнесменом. Насколько я знаю, тесть вскоре умер, а дочь единственной наследницей была. С ней и Славик разбогател. Жив, что ли? – хмыкнул Денис. – Давно я о нем не слышал.
 
          - Представь себе, - кивнул Баринов. – И живет получше некоторых. Тебя, во всяком случае, уж точно - иронично заметил он. - Славик внешне тот еще красавчик. И годы не берут. Посмотришь на него, само благородство.
          - Вот, гнида, - с досадой стукнул кулаком по столу Денис. – Я был уверен, что его свои же порешат в какой-нибудь разборке. Сколько мой наставник полковник Разин здоровья положил, чтобы этого дельца разоблачить. Два раза мы его «закрывали» и приходилось выпускать. Нет четких доказательств его причастности к убийствам, хоть лопни, - зло проговорил Денис. – Ну, да ладно, - махнул он рукой. – Одного не пойму, причем здесь бандит Рыбалко  и мой Миро? Ты ничего не перепутал?
 
          - Так он давным-давно уже не бандит, - криво усмехнулся бизнесмен. – Солидным предпринимателем Вячеславом Львовичем Рыбалко стал. Как ты, наверное, знаешь, к концу девяностых «Славик» метнулся на Дальний Восток страны. Где и сделал прекрасную карьеру. Даже помощником губернатора поработал в одной из областей. В партии Роста числился, потом перебегал из одной в другую. Сейчас, вроде, в ЛДПР состоит.
          - Слушай, Вадим, - поморщился сыщик, - для чего ты мне его биографию рассказываешь? Где здесь Мирка? К 1999 году, когда пасынок мой только родился, Рыбалко уже, как говорится, «и Крым, и Рым прошел». Он приблизительно наш с тобой ровесник.
          - Не нервничай, - остановил Соболева движением руки, бизнесмен. – Имей терпение. В двух словах скажу. Все это время, пока Рыбалко набивал себе карманы на Дальнем Востоке, его официальная семья проживала в Питере. В 2017 году жена Вячеслава Львовича умерла. Осталась только дочь Елена. Сейчас ей 30 лет. И теперь этот бывший «гопник» намеревается жениться на подружке своей дочери с экзотичным именем Ирэн.
 
          Сидевший до этого с недовольным и скучающим видом, Соболев, встрепенулся, услышав имя «роковой красотки». И далее, Баринов пояснил ему, что он дважды встречал госпожу Скуратову в компании Рыбалко на светских «тусовках». Оказалось, что его тесть, Эммануил Яковлевич, имел «счастье» быть довольно близко знакомым с этим бандитом.  У Ротенберга тоже есть свой бизнес на Дальнем Востоке.
          - Чтобы тебя не томить, - продолжил Вадим, я тут на днях заехал в компанию к Ирэн по поводу нашей рекламы. Мы тоже иногда к ним обращаемся. Хорошо работают, ничего не скажешь. И цены у них приемлемые, - пояснил он. - Хозяйки на месте не оказалось, решил подождать. Разговорился с секретаршей и узнал, что их начальницу в последнее время не узнать. Она же дамочка весьма надменная обычно, - усмехнулся бизнесмен. – А теперь, говорят, просто светится от счастья. Вроде, молодого любовника завела. Потом гляжу в окно, подъезжают на машине, и выходит оттуда твой кучерявый пасынок. Уж, его-то я ни с кем не перепутаю.
          - Да, знаю я о связи Мирки с Ирэн, - вздохнул Соболев. – Выходит, он поперек дороги этому бандюгану встал.
          - Именно, - воскликнул Баринов. – А, насколько мне известно,  от тестя, Рыбалко своих соперников с дороги убирает безжалостно. Нет, сейчас, конечно, не девяностые годы, убивать Миро, вероятней всего, не станут. Но навредить, какую-нибудь пакость парню устроить могут.
 
          - Типун тебе на язык, «убивать», - возмутился сыщик. – А, в вашем кругу бизнесменов, - ехидно заметил Денис, -  пакость человеку сделать – это даже престижно. У нашего Миро просто удивительная способность «встрять» в какую-нибудь мерзкую  историю, - со вздохом, развел он руками. - Даже мать не решается с сыном разговор об этой женщине завести. Он парень упрямый до безобразия, - поморщился Соболев. – Остается только рассчитывать, что быстро перегорит у него эта страсть.
          - Судя по тому, как они «сюсюкаются» друг с другом, долго вам ждать придется, - хмыкнул Баринов. – Я не мог тебя не предупредить. Ой, с огнем твой пасынок играет.
          - У тебя-то как дела с Артемом, с тестем? – поинтересовался сыщик. – Нашли какое-нибудь понимание после всех трагических  событий?
          - Тьфу-тьфу-тьфу, - «сплюнул» в сторону Вадим и постучал по столу. – Не знаю, что там понял мой сын, чего не понял, но, вроде, душой отошел. И я, конечно, прощения у него за все попросил, - признался Вадим Григорьевич. – К ним, молодым, в башку то не залезешь. А тут он мне намедни заявляет, что решил в армию пойти служить. Представляешь?
 
          - Ну, и пусть отслужит, - улыбнулся Соболев. – На пользу пойдет.
          - С тестем тоже, вроде, немного отношения наладил, - продолжил бизнесмен. – Показал ему всю документацию, где и как его дочь лечилась. Убедил, что это врачи проглядели прогресс болезни. Но, дело не в этом. Денис, я вот что еще хотел тебе рассказать.
 
          И далее, Вадим поведал, что когда они с Эммануилом Яковлевичем во время его последнего приезда пошли на светский прием, там как раз Рыбалко и встретили в сопровождении Ирэн. Тесть был весьма удивлен, что Вячеслав Львович спокойно живет и процветает. Куда, дескать, органы МВД смотрят? У него, якобы, есть неопровержимые доказательства причастности Рыбалко, по меньшей мере, к трем убийствам. И имя исполнителя ему известно, который 18 лет отсидел уже, но заказчика не сдал.
          - Я у него поинтересовался, чего же он тогда не сообщит, куда следует? – с усмешкой продолжил Баринов. – А тот ответил, дескать, ему жить пока не надоело. Еще раз подтвердил мне, что «Славик Рыбачок» очень опасный зверюга, с которым лучше не связываться. Ты как-то своему Мирке это объясни.
          - Много они нас слушают, сыновья? – усмехнулся Денис. – Мне легче с Ирэн поговорить. Чего она тогда молодому парню голову морочит, если по светским приемам с бандитом ходит?
 
          Настроение после разговора с Бариновым у сыщика было хуже некуда. Это уже не шуточки. Миро действительно может грозить серьезная опасность. Хотя, больше всего Соболева заинтересовал как раз бизнесмен Рыбалко. А вдруг, у Ротенберга действительно есть доказательства причастности «Славика» к убийствам?  В разговоре с Бариновым Денис попросил у него номер телефона тестя и адрес его на скайпе. Особой надежды, что вредный старик будет с ним разговаривать, у сыщика не было. Однако решил, все-таки, позвонить ему.
 
          Эммануил Яковлевич весьма удивился звонку из Питера. Когда понял, что частного детектива интересует, неожиданно согласился переговорить с Соболевым предметно и сам предложил связаться на скайпе. Так они и сделали.
          Разговор оказался долгим. По всему было видно, что Ротенберг всеми фибрами своей души желает, чтобы Рыбалко понес наказание. Из его рассказа, Соболев узнал, что на одно из крупнейших предприятий на Дальнем Востоке было три претендента. Он, Рыбалко и еще один предприниматель по фамилии Потапов. Буквально накануне финального торга, этот предприниматель сгорел в своей машине. Тогда «Славик» лично встретился с Эммануилом Яковлевичем и намекнул, дескать, следующим «пострадавшим» может стать Ротенберг, если не откажется от предприятия сам.
 
          - Я тогда сразу понял, что Рыбалко не шутит, - признался старик. – Этот хмырь мне даже «отступные» предлагал, - скривился, как от боли, Ротенберг. – Я «гордо» отказался, сказав, что у меня самого денег достаточно. Обещал уйти с торгов сам. Но, - расплылся в улыбке, старый еврей, - на всякий пожарный, этот наш разговор тайно записал. Диктофон у меня в кармане пиджака был включен. Там много чего интересного «Славик» наговорил.
          - Эммануил Яковлевич, - боясь верить удаче, поинтересовался Денис, - неужели эта запись у вас сохранилась?
          - А как же, - высокомерно заявил тот. – Могу сбросить вам на почту. Надеюсь, она послужит доказательством вины Рыбалко.
          - Буду вам очень признателен, - ответил сыщик. – У меня тоже есть некие косвенные доказательства причастности Вячеслава Львовича к  убийствам. На огромный срок можно наскрести. Тем более, как вы знаете, у меня прямая связь со следственным комитетом, где я в свое время работал.
 
 
                                                                    ***
 
          В тот самый день, когда Соболев встречался с Бариновым, в шикарный загородный дом господина Рыбалко ворвалась его единственная дочь Елена со скандалом. Молодая женщина кричала на отца и посылала ему проклятия.
          - С какой это стати ты на светские приемы таскаешься с Иркой Скуратовой? – орала она. – Цветы ей корзинами посылаешь, подарки делаешь? Не в мачехи ли мне ты эту стерву пророчишь?
          - Цыц! – грозно оборвал ее отец. – Будет она мне тут истерики устраивать! Не забывайся! На ком хочу, на том и женюсь, - уже более спокойно хихикнул он. – Молодая жена мне еще сына-наследника родит.
          - Ага, родит, - расхохоталась дочь, - от кого-нибудь молодого. И подкинет тебе. Ты еще рекламный ролик по телевизору не видел? Там она своего любовничка Миро Закошанского сняла. Два огромных билборда  уже висят в Питере с его изображением.
          - Ленок, - подошел к ней отец и обнял за плечи, - что мне ее ухажеры? Молодые, или не очень, - язвительно продолжил он. – Пусть «перебесится», нагуляется перед замужеством. Я уже двоих ее поклонников дискредитировал в глазах дамы. Она им отказала.
          - Отказала, потому что не любила этих поклонников, - слезно произнесла дочь. – А в этого парня Ирка без ума влюбилась. Я вчера с ней виделась. Она думать ни о чем и ни о ком не хочет, кроме него. И чего ты сделать можешь? Убить парня?
 
          - Дурочка ты моя маленькая, - чмокнул девушку в щечку папаша. – Буду я об какого-то малолетнего щенка руки марать. Он сам ее бросит, благодаря мне, - хитро усмехнулся старый бандит. – Ну, что ты своего отца не знаешь? Все будет так, как я хочу, - вновь перешел на угрожающий тон мужчина. – Когда Ирэн поймет,  что ее ровесники или женаты, или не чисты на руку и помыслы. Что молоденькие ее бросают, тогда наступит мое время. Сама прибежит, деваться некуда будет. Мне просто в данный момент не до свадьбы, - признался отец. – Надо закончить кое-какие дела с зарубежными партнерами. Но мои люди пристально наблюдают за Ирэн. Молоденького парня нейтрализовать еще проще, - гаденько улыбнулся мужик. – Да просто заслать к нему одну из моих юных  красоток. И все, никуда не денется. Поплывет парень и забудет про «старушку» Ирэн. Она же гордая, самолюбивая, измены не простит.
          - Сильно я сомневаюсь? – покачала головой Елена. – Видела я его, даже разговаривала. Столько апломба у парня, - ехидно заметила она. – Мечтает в Голливуде сниматься. Кстати, в данный момент он тоже от Ирэн без ума. Молится на свою королеву.
          - Вот, «в Голливуд» прямым рейсом я его и отправлю, - рассмеялся отец. – Чего ты боишься? Твоя часть наследства никуда не денется. Папа такой богатый, что всем достанется, - хмыкнул бизнесмен, наливая себе на донышко бокала коньяк. – Никого не обижу.
 
          - Хочешь сказать, что у тебя и в Голливуде свои люди? – продолжала язвить дочь. – Не морочь мне голову.
          - Это ты мне голову не морочь! – прикрикнул Рыбалко. – Ты не истерить должна, а помогать отцу. Тихонечко, по-женски, с хитрецой подготавливать свою давнюю подружку к мысли, что твой папа самый лучший вариант в ее жизни. И не дай Бог, узнаю, что ты Ирэн отговариваешь от брака со мной, - со стуком поставил он опустошенный бокал на стол. – Не дай Бог, - повторил отец и погрозил девушке пальцем с огромным, дорогим перстнем. – Я ведь еще не умер. Переписать завещание в любой момент могу. Останешься с голой задницей, поняла?
          Вот такой «душевный» разговор состоялся у папы с любимой доченькой.
 
                                                                  ***
 
          Прослушав, полученную запись, собрав и свои косвенные доказательства причастности Рыбалко к нескольким убийствам,  сыщик Соболев, по кличке «Шерлок», отправился к своему другу Александру Белых. Надежды на успех имелись, но самому с таким противником, как Рыбалко, сыщику было не справиться. Он ввел Александра  в курс дела, подробно рассказал о беседе с Бариновым и разговоре с Ротенбергом. Когда Денис предложил подполковнику сходить в архив и поднять дело «Славика Рыбачка», тот энтузиазма не проявил.
          - Дэн, - с усмешкой проговорил Белых, - в архив мы, конечно, сходить можем. Только для чего? Снова до одурения перебирать бесконечные листы давно закрытого дела? Твоя аудиозапись для суда не аргумент. Рыбалко ведь там конкретно не признается, что он устроил аварию Потапову. Скажет, просто хотел припугнуть  соперника по торгам. Время тебе некуда девать?
          - Шура, - иронично поинтересовался Соболев, - а не засиделся ли ты в своем звании? Не пора ли погоны полковника примерить? Если такое громкое, в свое время, дело раскрутишь, - покачал он головой. - Чего ты боишься? Ротенберга я беру на себя. Лично снова в Краснодар слетаю, еще раз побеседую. Может, еще чего выужу из старика. У меня дома в компьютере материала на этого Рыбалко, море. А из архива можем узнать, кто там был осужден за убийства? Может, тот поменяет показания, и имя заказчика назовет? Он свое отсидел, новый срок не дадут. А убийство срока давности не имеет. Можно и через столько лет Рыбалко «за жабры» взять, как заказчика.
          - Сам по себе, я возобновить это дело не могу, - ответил Белых. – Сможешь убедить генерала? – строго посмотрел он на друга.
          - Ну, я попробую, - улыбнулся Соболев. – Можно ведь без всякого шума, тайно начать копать это дело. Получится, прекрасно. Не выйдет, хоть напугаем этого монстра. Может, слиняет на свой Дальний Восток, от Мирки отстанет.
 
          - Денис, - укоризненно произнес следователь, - неужели ты все это готов затеять только ради «спасения» своего пасынка?
          - Причем здесь мой Мирка? – досадливо отмахнулся сыщик. – Какой он соперник этому магнату? Парень сегодня влюбился, завтра перегорел. Не в этом дело. Я как про этого Рыбалко услышал от Вадима, у меня сразу перед глазами мой первый наставник полковник Разин встал. Как он бился, чтобы дело не закрывали! – с возмущением воскликнул Соболев. – Нет, отказали. Был у этого бандита какой-то высокий покровитель из наших органов. Не мне тебе рассказывать, как в девяностых нашу страну разворовывали такие, как Рыбалко, - вздохнул он. – Ради памяти Олега Николаевича хочу это дело до конца довести. Не просто хочу, жажду.
          - Да, понял я, не кипятись, - кивнул Белых. – Давай твой план, обсудим.
          Друзья стали изучать, какие доказательства на данный момент есть у Соболева. Перед тем, как идти к начальнику, Белых посоветовал Денису:
          - Ты бы пасынка то своего на всякий случай предупредил, что на его любовницу серьезный претендент имеется.
 
          - Шура, - возмущенно воскликнул Денис, - да ты моего Мирку не знаешь! Если он только заподозрит, что какой-то там богатый старикан на его Ирэн глаз положил, хочет ее отобрать, он же «грудью на амбразуру» пойдет. Миро, вроде, серьезный парень, но мальчишество из него еще выпирает. Он и так по жизни считает себя защитником всех женщин. А тут его любимой кто-то грозит, - покачал головой сыщик, закуривая. – Нет, ничего пасынку моему говорить не надо. Слава Богу, с понедельника все на самоизоляцию уходят. Мы решили «схорониться» от ковида в загородном доме в Лесной сказке.
          - Да, локдаун объявлен на две недели, но, я думаю, продлится он много дольше, - задумчиво произнес подполковник. - Мы-то все равно работать будем. Тебе я тоже пропуск сделаю, - пообещал он.
 
          У генерала друзья просидели целый час. Детально обсудили с начальником шаги, которые решили предпринять. В конце концов, Громов дал добро и распорядился выдать из архива всю документацию на Вячеслава Львовича Рыбалко. Приказал никого не посвящать не только в детали, но и вообще, что СК вновь вернулся к расследованию трех давних убийств.
          В архив они сходили сами, не доверяя даже принести документы никому. Главное было не вспугнуть самого «Славика».
 
          Все это произошло в пятницу, а с понедельника С-Петербург уходил на режим самоизоляции. Передвижение на автомобиле только по специальным пропускам. Соболев получил такой пропуск. На руках у Дениса был адрес Бориса Шнурова, киллера, который отсидел за несколько убийств. Его ему сообщил именно Ротенберг. После освобождения киллер не вернулся в родные пенаты. По переписке еще в колонии познакомился с женщиной, а после освобождения женился на ней и взял фамилию супруги. Видимо, для того, чтобы бывший заказчик не смог разыскать его. Сыщик намеревался приехать к Борису и уговорить дать показания на Рыбалко.                              
 
                                                                 ***
 
          Владислав Львович встретился в своем рабочем кабинете с начальником личной охраны Сергеем Ратниковым. Они выросли в одном дворе. Вместе хулиганили по молодости. Обчищали ларьки, делали набеги на дачи. Слава Богу, на «горячем» не попались, но  были поставлены на учет в детскую комнату милиции. А потом в красавца Славку влюбилась девочка из порядочной, состоятельной семьи. Людочка была единственной, любимой дочерью. Отец воспитывал ее один. Мама рано умерла. Когда девушка забеременела, отец вынужден был дать согласие на свадьбу.
          Так Слава Рыбалко оказался на время оторван от своих приятелей. Даже успел закончить техникум. Но, когда Людин папа умер, он вновь возобновил дружбу с бывшими друзьями, особенно с Сергеем. Дружки понадобились молодому предпринимателю для криминальных разборок. Он платил щедро, и пацаны выполняли все его приказы. Ратников со временем возглавил службу безопасности бизнесмена. Все эти годы они были неразлучны.
 
          Сегодня Ратников докладывал боссу, что ему удалось узнать о молодом любовнике Ирэн. Выслушав все подробности о Миро Закошанском, Рыбалко скривился, наливая в стопочки коньяк.
          - Ирэн, вроде, такая умная, разборчивая дама, - недовольно проворчал он, - что она нашла в этом патлатом сосунке? Кто его родители узнал? Из какой семьи?
          - Мать актриса Кларисса Закошанска, - ответил Сергей. – Биологический отец, цыган. Замужем она за ним не была. Нагуляла в молодости. А вот насчет отчима, - вздохнул начальник охраны, - мне придется тебя огорчить.
          - Большой человек, что ли? – вопросительно посмотрел на него бизнесмен.
 
          - Большой, не большой, - поморщился Сергей, - но ты должен его знать еще с девяностых годов. Помнишь оперативника  Соболева, который тебя дважды «закрывал»?
 
          - А, - прищурился бизнесмен, - это опер Разина, противный такой, он как клещ тогда в меня впился. И причем здесь он?
          - Притом, что он сейчас женат на этой самой актрисе и Миро приходится ему пасынком. Соболев, уже в отставке, но работает частным детективом.
          - И пусть работает, - усмехнулся Рыбалко. – Серый, ты меня каким-то частным детективом хочешь напугать, что ли? – рассмеялся он.
          - Да я тут поспрошал у некоторых уважаемый людей, - покачал головой старый дружбан, - никто не советует с этим Соболевым связываться. Вредный мужик. Но его даже братва уважает. А из органов, вроде как, поперли за то, что внутренних врагов вычислял. Так сказать, оборотней.
          - А я его и не собираюсь трогать, - хмыкнул бизнесмен. – Мне его пасынка надо дискредитировать в глазах Ирэн. Лилечку к нему подослать следует, - заулыбался он. – Против нее никто не устоит. И все.
 
          - Слава, ты меня тоже за дурака то не держи, - возмутился Ратников. – Я все про их семью вызнал. У Соболева сейчас трое малых детей. Он не только свою женушку обожает, но и за пасынка горой стоит. Пытался не так давно очень большой человек Миро этого в тюрьму по ложному обвинению отправить. Соболев во всем разобрался сам. У него связи в следственном комитете. Он туда, как к себе домой заходит.
          - Ой, не смеши меня, - отмахнулся Вячеслав Львович. – Что, он следит, с кем его пасынок в постель ложится? Я тебе объясняю, этого пацана надо «устранить» без всякого криминала. Лилю к нему подослать, фотки компрометирующие сделать и даме сердца сбросить. Понял меня? – сурово посмотрел он на начальника охраны. – Все, иди.
 
 
          Настроение ушлому бизнесмену Серый, все-таки, испортил. Этого опера Соболева Рыбалко на всю жизнь запомнил, хоть и прошло много лет. И следователя Разина тоже век не забудет. Кучу денег тогда пришлось отвалить «своему» человеку из органов, чтобы выпутаться из ситуации. Да и исполнителю убийства соперника, немалую сумму. Борька попался потом на другом преступлении, но Разин как-то раскрыл его участие в устранении неугодного Рыбалко человека. Слава Богу, Шнур заказчика не выдал. Теперь уж тот давно отсидел свое. Вячеславу доложили, что киллер умер от туберкулеза.
          Старый бизнесмен вновь налил себе в рюмку и блаженно улыбнулся. Какие чудные были времена в девяностые. Он молод, дерзок, нечаянно разбогател за счет почившего зятя. Супруга Люда преданно смотрит ему в глаза. А в стране наступил хаос, неразбериха. «Умные» дельцы ловили момент. Ведущие предприятия распродавались. Убрать соперника ничего не стоило. Плати, и «получай готовенького». Уйти от ответственности было легко. И лишь иногда на пути вставали такие упертые следователи, как Разин со своими преданными операми, типа Соболева.
 
          Олег Николаевич, практически, доказал причастность Рыбалко к убийству другого предпринимателя. К счастью, у бандита была хорошая «крыша» в органах. Выкрутился. Именно после этого случая Вячеслав уехал на Дальний Восток. Подальше от Питера. А там уже других исполнителей пришлось искать. Рыбалко предпочитал убирать соперников, которые ему мешали, радикально. Так надежнее. Но, это, как говорится, «дела давно минувших дней». Кто теперь будет в этом копаться? Однако  злоба на нахального опера у него сохранилась. И сейчас так хотелось посмеяться ему в харю. Дескать, что съел? Сидишь на нищенской пенсии, частным детективом подрабатываешь, а я вот какой. Богатый и счастливый.
          После еще нескольких рюмок коньяка, Рыбалко вновь вызвал Ратникова и потребовал у него номер телефона Соболева. Напрасно начальник службы безопасности пытал отговорить босса от звонка бывшему оперу. Тот не хотел ничего слышать. Пришлось дать.
 
          Соболев сидел в своем кабинете и размышлял, как построить разговор с Борисом Шнуровым так, чтобы бывший киллер согласился сдать заказчика. Обдумывал аргументы, чем можно бывшего сидельца «купить»? В это время раздался звонок его телефона. Номер оказался не знакомым. Денис ответил.
          - Привет, Соболев, - раздался явно не трезвый голос, - тебя хоть в каком звании то выкинули из органов? Не знаю, как к тебе и обращаться.
          - Надо понимать, сам Славик Рыбачок по мне соскучился, - ехидно ответил сыщик, автоматически включая запись разговора. - Чего хотел?
          - Отстал ты от жизни, опер поганый, - зло прошипел бандит, - давно пора забыть это детское погоняло. Теперь я уже не рыбачок, а полноценный рыбак, который на свою удочку наматывает своих врагов, - хихикнул он. – А потому, пока, просто «по-дружески» советую поговорить со своим пасынком. Зачем ему старая бабенка? Что девок молодых мало? Пусть отстанет от Ирэн. У меня на эту даму свои планы.
          - И не подумаю, - хмыкнул Денис, - пусть парень развлекается сколько ему угодно и с кем хочет. А твои планы я порушу одним щелчком, если понадобится.
 
          - Вот так даже! - возопил Рыбалко. – Насколько я знаю, у тебя еще трое малых детишек имеются. Не боишься меня разозлить? – кричал бандит, и по звуку в трубке, можно было предположить, что он пьет по ходу. Видимо, не водичку.
          - Так бояться то тебе надо, - ехидно ответил Соболев. – Я про тебя, бандюгана, и думать давно забыл. И вдруг, такая нечаянная радость. Бориска Шнуров нарисовался. Помнишь такого? – язвительно поинтересовался сыщик. – Мужик давно отсидел свое, осознал свою вину, женился и взял фамилию супруги. Так что, ты его не найдешь.  И представляешь, сам решил сдать своего заказчика. Тебя, то есть. Как тебе такой расклад?
          - Че ты лепишь, сука ментовская? – продолжал вопить Рыбалко. – Да, Борька давным-давно в сырой земле упакован. Помер он от чахотки, как откинулся. Я точно знаю.
          - Неверные у тебя сведения, Славик, - продолжал язвить Соболев. – Совсем скоро я к нему на своей машине намереваюсь ехать. Чтобы показания на видео записать. А уж на суде он выступит лично. И охранять его будут очень тщательно. Как, впрочем, и моих деток, - добавил он.
 
          - Стал быть, ты со своими бывшими дружками из ментовки работаешь, - буквально, со скрежетом зубов, прошипел бандит Рыбалко. – Гордость, значит, в одно место засунул. Они тебя выгнали, а ты на них продолжаешь пахать.
          - Откуда ты такие гнусные сведения получаешь? – удивленно поинтересовался Денис. – То киллер помер, то меня из органов выгнали. Сам я ушел, - усмехнулся сыщик. – В частном сыске денежка другая. А у меня, считай, четверо ребятишек теперь. Всех кормить, одевать, учить надо. Что касается доказательств твоих преступлений, то я сам, без официальных лиц, этим делом займусь на первом этапе. Ради памяти полковника Разина. Помнишь такого? – глухо, но очень сурово, произнес он. – А уж потом, когда все доказательства соберу, естественно, принесу в следственный комитет. Так что жди. Трясись от страха и даже не думай никуда скрыться. Это ты у меня на крючке, Рыбачок, - сказал Соболев и отключился.
 
          От пьяного рыка хозяина содрогнулся весь дом. «Серый, - орал он, - быстро сюда!» Начальник службы безопасности мгновенно предстал перед боссом. Рыбалко, захлебываясь матом, и приставив пистолет к горлу подельника, требовал пояснить, почему ему доложили, что Шнуров умер, а Соболев уверяет, что тот жив?  Ратников, хладнокровно и спокойно отвел рукой направленное на него оружие и пояснил, что его люди были  в поселке, куда должен был вернуться киллер после отсидки. В его доме теперь проживает совсем другой человек, который и пояснил, что Борис прислал ему письмо из тубдиспансера, где лежал. Написал, дескать, умирает и приложил официально оформленный документ о дарении своего дома. Мать Шнурова давно померла и больше у него из родни никого не осталось.
 
          - Что, получше проверить нельзя было?! – продолжал бесноваться Рыбалко. – Если Шнур действительно жив и даст показания, нам ведь с тобой только за питерские дела пожизненное светит! – вдруг перешел на шепот, бандит.
          - Да врет он все, твой Соболев, - уверенно заявил Ратников. – Блефует просто. Чтобы тебя позлить.
          - А если не врет? – выпучив глаза, спросил Рыбалко. – Шнурок ведь много, чего знает о наших с тобой делах. Вроде факты разрозненные, а в следственном комитете не дураки сидят. Сумеют все эти события в одну мозаику сложить, - продолжил хозяин, судорожно хватаясь за бутылку. – Сегодня, сейчас, немедленно этот бывший опер должен исчезнуть с лица Земли, -  буквально истерически взвизгнул Вячеслав Львович. – Исполнителя ищи, где хочешь, кого хочешь, но чтобы надежно!
 
          Начальник службы безопасности Ратников был страшно разозлен приказом босса. Сейчас действительно не девяностые годы. Надежного исполнителя убийства найти гораздо сложнее. Да еще и такого профессионала, как Соболев. Этого мужика, прошедшего еще и настоящую войну, просто так не подловишь. Сергей рылся в своей старой записной книжке. Пытался вспомнить тех, кто был зашифрован в давних записях. И, наконец, нашел, что искал. В. Б. – Валерий Беглов, вот, кто ему нужен сейчас. Этот парень ненавидел Соболева всеми фибрами своей души и, надо полагать, шанса отомстить не упустит. Тогда Ратников сидел с ним в одной камере предварительного заключения.
          Беглов рассказывал, что воевал вместе с этим опером в Афганестане в восьмидесятом. Там они были друзьями. Но, когда парень вернулся с тяжелым ранением с войны в свою деревню, работы там не нашел, помощи от государства тоже не было.  Метнулся в город. Но и здесь удача не улыбнулась. Валерий по военной специальности был подрывником. И со временем стал за деньги изготовлять подрывные устройства бандитам. Его не интересовало, куда его устройства устанавливали. Тупо зарабатывал деньги. А в 1996 году попался. Арестовал его именно Соболев. Тогда Валера грозился, как освободится, расправится с  бывшим однополчанином.
          Номер телефона был городской. Его Валерка дал Ратникову, когда того выпустили вместе со Славиком. Просил позвонить родственнице, у которой он в Питере жил. Соврать тетке, что племяш уехал на заработки.
 
                                                 
                                                    ***
 
          Сразу после разговора с Рыбалко, Денис поехал в СК. Когда он рассказал и дал послушать Белых запись их «дружеской беседы» с бандитом, подполковник взорвался.
          - Дэн, ты совсем нюх потерял? – изумленно уставился он на друга. – Зачем ты Рыбалко про Шнурова сказал? – стукнул следователь по столу. - Мы же договорились вести расследование тайно!
          - Шура, не кипятись, - спокойно ответил сыщик. – Пока Вячеслав Львович на воле, киллер, вряд ли признается, кто ему убийство заказал. Себе дороже. Значит, бандита Рыбалко надо заставить сделать нечто такое, за что его можно арестовать. Причем, очень серьезное. Этот псих теперь же охотиться на меня начнет. Тут мы его и схватим.
          - Хочешь сказать, будем ловить Рыбалко на живца, а в качестве наживки решил выступить сам? – уже не смог сдерживаться Александр, бормоча под нос весьма не приличные словечки. – С дуба рухнул, майор? – вскочил он с кресла и нервно заходил по кабинету. – Тебя, отца семейства, просто пристрелят в самое ближайшее время.
 
          - Но, вы же, надеюсь, установите слежку за ним и его окружением, - ответил Денис. – Можно телефоны Рыбалко и Ратникова на прослушку поставить. Или как?
          - Наивный лох ты, Соболев, а не сыщик, - продолжал возмущаться Белых. – Ты думаешь, у них по одному зарегистрированному телефончику имеется? Нет, я иду к генералу с докладом. И будет тебе такая «самоизоляция», какая другим и не снилась.
          Спорили друзья долго и на повышенных тонах. Но к начальнику, все-таки, отправились вдвоем. Что решили, никто не знал. А пропуск на передвижение Соболев все равно получил. Умные люди прекрасно понимали, что четырнадцатью днями самоизоляция не обойдется. Локдаун продлится не один месяц. Работать будет в разы сложнее, чем раньше.
 
          В воскресенье все семейство Соболевых собралось в Лесной сказке. Обсудили, как будут проводить время на самоизоляции, пошутили. А потом Денис объявил домочадцам, что он продолжает работать в прежнем режиме. Показал супруге, которая, было, возмутилась, свой пропуск.
          - А почему частный сыщик пару недель дома посидеть не может? – возмутился Миро. – Зачем вам пропуск? Побыли бы с семьей, хоть пару недель.
          - Да, потому, дорогой, - иронично ответил Соболев, - что мафия, как говорится, не дремлет. Кстати, к тебе у меня будет отдельный мужской разговор.
          Уединившись, он поведал пасынку, что на него возлагается особая миссия по защите всех, кто живет в доме. Намекнул, что некие люди могут посягнуть на жизнь членов его семьи. Сказал, что он очень надеется на Миро. При этом, не стал говорить, что кроме этого, за домом следят сотрудники следственного комитета.
Денис опасался, как бы влюбленный парень не сорвался к своей королеве. На следующий день он вернулся в Питер. Обещал своим звонить каждый день по скайпу, а в выходные навещать.
 
          Ранним утром 2 апреля во дворе дома на Кутузовском проспекте прогремел взрыв. На телевидении в новостях прошло сообщение, что взорвался автомобиль частного детектива Соболева. Хозяин погиб при взрыве машины.
 
                                                                 ***
 
          Когда в дом бизнесмена явились представители следственного комитета, господин Рыбалко и начальник его службы безопасности Ратников, как говорится, «сидели на чемоданах». Им предъявили  ордер на арест обоих, и незадачливые путешественники были доставлены в СК. Допрос с задержанными, вели параллельно в разных кабинетах. Вячеслав Львович отказался разговаривать без своего адвоката, который и был немедленно вызван. Следователя Белых это ничуть не смутило. После стандартных вопросов подполковник поинтересовался, когда Рыбалко в последний раз общался с Денисом Соболевым?
          - А кто это? – «честно» глядя в глаза следователю, - поинтересовался бизнесмен.
          - Это тот самый оперативный работник, который задерживал вас в последний раз в 1996 году, - холодно ответил Александр.
          - Бог с вами, - недоуменно пожал плечами бизнесмен, - вы действительно думаете, что за столько лет, я помню фамилию какого-то опера? Я ее и тогда, наверняка, не знал.
 
          На лице Белых не дрогнул ни один мускул. Он просто нажал кнопку, и послышалась запись телефонного разговора Рыбалко с Соболевым. У адвоката удивленно брови поползли вверх. Видимо, он не был в курсе этой беседы, но явно узнал голос своего подзащитного.
          - Голосовую экспертизу делать будем, – поинтересовался следователь - или сразу признаете себя?
          Рыбалко был тертый калач, записи он, безусловно, огорчился, но держался «молодцом». Объяснил свой звонок просто. Служба безопасности установила, что за его «невестой» ухаживает пасынок этого Соболева. Дескать, они и наполнили бизнесмену, что это именно тот, кто задерживал его много лет назад.
          - Мои люди все о нем разузнали, - небрежно продолжил Рыбалко, - кто такой, чем занимается, как зовут. Я в тот день больше нормы принял на грудь, вот и решил просто припугнуть мужика. Не в тюрьму же за это сажать? – развел бизнесмен руками. – Вы мне запланированную зарубежную встречу с партнерами сорвали.
 
          - Что-то мне подсказывает, что вашу встречу придется отложить надолго, - слегка усмехнулся подполковник. – У нас тут сидит некий Валерий Беглов, не слышали о таком? – насмешливо посмотрел он на Вячеслава Львовича. – Очень разговорчивый оказался арестант. Это именно он заложил взрывное устройство в машину майора Соболева. Имеется видеозапись с навигатора другой машины, как он это делал. Так злоумышленник уверяет, что выполнял ваш заказ. Что скажете?
          Адвокат, сидевший рядом с подследственным, незаметно схватил того за руку и заявил, что ему необходимо переговорить со своим клиентом. До этого, тот не будет отвечать ни на какие вопросы.
          - Ваше право, - сухо ответил Белых. – А я пока схожу,  послушаю, что там Ратников «поет». – А потом мы устроим вам очную встречу и с охранником, и с исполнителем. Так что, готовьтесь.
 
          В это время в комнате за стеклом сидел не кто иной, как живой и здоровый сыщик Соболев. Душа его ликовала. Все улики против Рыбалко у СК есть. Теперь он надолго задержится под арестом. Далее, следователю Белых необходимо было «разговорить» киллера давнего убийства. Он очень надеялся, что это удастся. Денис откинулся на кресле и с улыбкой вспомнил тот вечер, когда он только поставил свой автомобиль возле дома, и вдруг услышал:
           - Какие люди и без охраны! – сказал, подходя вплотную, на первый взгляд, совершенно не знакомый мужчина. – Привет, Соболь, - с усмешкой продолжил тот.
          И только тогда он узнал своего однополчанина Валерку, которого арестовывал много лет назад. Беглова тогда осудили. Ничего хорошего эта встреча не сулила. Рука сыщика автоматически потянулась к карману с оружием.
 
 

© Copyright: Татьяна Белая, 2021

Регистрационный номер №0499725

от 27 октября 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0499725 выдан для произведения: - Да, как не знать этого бандита, - хмыкнул Соболев. – Я, когда еще опером работал, в начале девяностых, мне о нем начальник мой, Олег Николаевич, рассказывал. По молодости этот Рыбалко был обыкновенным хулиганом, гопником с кликухой «Славик Рыбачок». Очень рано и удачно женился на дочери олигарха. Вот, тогда и поменял окрас. Стал, вдруг, бизнесменом. Насколько я знаю, тесть вскоре умер, а дочь единственной наследницей была. С ней и Славик разбогател. Жив, что ли? – хмыкнул Денис. – Давно я о нем не слышал.
 
- Представь себе, - кивнул Баринов. – И живет получше некоторых. Тебя, во всяком случае, уж точно - хмыкнул он.
- Вот, гнида, - с досадой стукнул кулаком по столу Денис. – Я был уверен, что его свои же порешат в какой-нибудь разборке. Сколько мой наставник полковник Разин здоровья положил, чтобы этого дельца разоблачить. Два раза мы его «закрывали» и приходилось выпускать. Нет четких доказательств его причастности к убийствам, хоть лопни, - зло проговорил Денис. – Ну, да ладно, - махнул он рукой. – Одного не пойму, причем здесь бандит Рыбалко  и мой Миро? Ты ничего не перепутал?
 
- Так он давным-давно уже не бандит, - криво усмехнулся бизнесмен. – Солидным предпринимателем Вячеславом Львовичем Рыбалко стал. Как ты, наверное, знаешь, к концу девяностых «Славик» метнулся на Дальний Восток страны. Где и сделал прекрасную карьеру. Даже помощником губернатора поработал в одной из областей. В партии Роста числился, потом перебегал из одной в другую. Сейчас, вроде, в ЛДПР состоит.
- Слушай, Вадим, - поморщился сыщик, - для чего ты мне его биографию рассказываешь? Где здесь Мирка? К 1999 году, когда пасынок мой только родился, Рыбалко уже, как говорится, «и Крым, и Рым прошел». Он приблизительно наш с тобой ровесник.
- Не нервничай, - остановил Соболева движением руки, бизнесмен. – Имей терпение. В двух словах скажу. Все это время, пока Рыбалко набивал себе карманы на Дальнем Востоке, его официальная семья проживала в Питере. В 2017 году жена Вячеслава Львовича умерла. Осталась только дочь Елена. Сейчас ей 30 лет. И теперь этот бывший «гопник» намеревается жениться на подружке своей дочери с экзотичным именем Ирэн.
 
Сидевший до этого с недовольным и скучающим видом, Соболев, встрепенулся, услышав имя «роковой красотки». И далее, Баринов пояснил ему, что он дважды встречал госпожу Скуратову в компании Рыбалко на светских «тусовках». Оказалось, что его тесть, Эммануил Яковлевич, имел «счастье» быть довольно близко знакомым с этим бандитом.  У Ротенберга тоже есть свой бизнес на Дальнем Востоке.
- Чтобы тебя не томить, - продолжил Вадим, я тут на днях заехал в компанию к Ирэн по поводу нашей рекламы. Мы тоже иногда к ним обращаемся. Хорошо работают, ничего не скажешь. И цены у них приемлемые, - пояснил он. - Хозяйки на месте не оказалось, решил подождать. Разговорился с секретаршей и узнал, что их начальницу в последнее время не узнать. Она же дамочка весьма надменная обычно, - усмехнулся бизнесмен. – А теперь, говорят, просто светится от счастья. Вроде, молодого любовника завела. Потом гляжу в окно, подъезжают на машине, и выходит оттуда твой кучерявый пасынок. Уж, его-то я ни с кем не перепутаю.
- Да, знаю я о связи Мирки с Ирэн, - вздохнул Соболев. – Выходит, он поперек дороги этому бандюгану встал.
- Именно, - воскликнул Баринов. – А, насколько мне известно,  от тестя, Рыбалко своих соперников с дороги убирает безжалостно. Нет, сейчас, конечно, не девяностые годы, убивать Миро, вероятней всего, не станут. Но навредить, какую-нибудь пакость парню устроить могут.
 
- Типун тебе на язык, «убивать», - возмутился сыщик. – А, в вашем кругу бизнесменов, - ехидно заметил Денис, -  пакость человеку сделать – это даже престижно. У нашего Миро просто удивительная способность «встрять» в какую-нибудь мерзкую  историю, - со вздохом, развел он руками. - Даже мать не решается с сыном разговор об этой женщине завести. Он парень упрямый до безобразия, - поморщился Соболев. – Остается только рассчитывать, что быстро перегорит у него эта страсть.
- Судя по тому, как они «сюсюкаются» друг с другом, долго вам ждать придется, - хмыкнул Баринов. – Я не мог тебя не предупредить. Ой, с огнем твой пасынок играет.
- У тебя-то как дела с Артемом, с тестем? – поинтересовался сыщик. – Нашли какое-нибудь понимание после всех трагических  событий?
- Тьфу-тьфу-тьфу, - «сплюнул» в сторону Вадим и постучал по столу. – Не знаю, что там понял мой сын, чего не понял, но, вроде, душой отошел. И я, конечно, прощения у него за все попросил, - признался Вадим Григорьевич. – К ним, молодым, в башку то не залезешь. А тут он мне намедни заявляет, что решил в армию пойти служить. Представляешь?
 
- Ну, и пусть отслужит, - улыбнулся Соболев. – На пользу пойдет.
- С тестем тоже, вроде, немного отношения наладил, - продолжил бизнесмен. – Показал ему всю документацию, где и как его дочь лечилась. Убедил, что это врачи проглядели прогресс болезни. Но, дело не в этом. Денис, я вот что еще хотел тебе рассказать.
 
И далее, Вадим поведал, что когда они с Эммануилом Яковлевичем во время его последнего приезда пошли на светский прием, там как раз Рыбалко и встретили в сопровождении Ирэн. Тесть был весьма удивлен, что Вячеслав Львович спокойно живет и процветает. Куда, дескать, органы МВД смотрят? У него, якобы, есть неопровержимые доказательства причастности Рыбалко, по меньшей мере, к трем убийствам. И имя исполнителя ему известно, который 18 лет отсидел уже, но заказчика не сдал.
- Я у него поинтересовался, чего же он тогда не сообщит, куда следует? – с усмешкой продолжил Баринов. – А тот ответил, дескать, ему жить пока не надоело. Еще раз подтвердил мне, что «Славик Рыбачок» очень опасный зверюга, с которым лучше не связываться. Ты как-то своему Мирке это объясни.
- Много они нас слушают, сыновья? – усмехнулся Денис. – Мне легче с Ирэн поговорить. Чего она тогда молодому парню голову морочит, если по светским приемам с бандитом ходит?
 
Настроение после разговора с Бариновым у сыщика было хуже некуда. Это уже не шуточки. Миро действительно может грозить серьезная опасность. Хотя, больше всего Соболева заинтересовал как раз бизнесмен Рыбалко. А вдруг, у Ротенберга действительно есть доказательства причастности «Славика» к убийствам?  В разговоре с Бариновым Денис попросил у него номер телефона тестя и адрес его на скайпе. Особой надежды, что вредный старик будет с ним разговаривать, у сыщика не было. Однако решил, все-таки, позвонить ему.
 
Эммануил Яковлевич весьма удивился звонку из Питера. Когда понял, что частного детектива интересует, неожиданно согласился переговорить с Соболевым предметно и сам предложил связаться на скайпе. Так они и сделали.
Разговор оказался долгим. По всему было видно, что Ротенберг всеми фибрами своей души желает, чтобы Рыбалко понес наказание. Из его рассказа, Соболев узнал, что на одно из крупнейших предприятий на Дальнем Востоке было три претендента. Он, Рыбалко и еще один предприниматель по фамилии Потапов. Буквально накануне финального торга, этот предприниматель сгорел в своей машине. Тогда «Славик» лично встретился с Эммануилом Яковлевичем и намекнул, дескать, следующим «пострадавшим» может стать Ротенберг, если не откажется от предприятия сам.
 
- Я тогда сразу понял, что Рыбалко не шутит, - признался старик. – Этот хмырь мне даже «отступные» предлагал, - скривился, как от боли, Ротенберг. – Я «гордо» отказался, сказав, что у меня самого денег достаточно. Обещал уйти с торгов сам. Но, - расплылся в улыбке, старый еврей, - на всякий пожарный, этот наш разговор тайно записал. Диктофон у меня в кармане пиджака был включен. Там много чего интересного «Славик» наговорил.
- Эммануил Яковлевич, - боясь верить удаче, поинтересовался Денис, - неужели эта запись у вас сохранилась?
- А как же, - высокомерно заявил тот. – Могу сбросить вам на почту. Надеюсь, она послужит доказательством вины Рыбалко.
- Буду вам очень признателен, - ответил сыщик. – У меня тоже есть некие косвенные доказательства причастности Вячеслава Львовича к  убийствам. На огромный срок можно наскрести. Тем более, как вы знаете, у меня прямая связь со следственным комитетом, где я в свое время работал.
 
 
                                 ***
 
В тот самый день, когда Соболев встречался с Бариновым, в шикарный загородный дом господина Рыбалко ворвалась его единственная дочь Елена со скандалом. Молодая женщина кричала на отца и посылала ему проклятия.
- С какой это стати ты на светские приемы таскаешься с Иркой Скуратовой? – орала она. – Цветы ей корзинами посылаешь, подарки делаешь? Не в мачехи ли мне ты эту стерву пророчишь?
- Цыц! – грозно оборвал ее отец. – Будет она мне тут истерики устраивать! Не забывайся! На ком хочу, на том и женюсь, - уже более спокойно хихикнул он. – Молодая жена мне еще сына-наследника родит.
- Ага, родит, - расхохоталась дочь, - от кого-нибудь молодого. И подкинет тебе. Ты еще рекламный ролик по телевизору не видел? Там она своего любовничка Миро Закошанского сняла. Два огромных билборда  уже висят в Питере с его изображением.
- Ленок, - подошел к ней отец и обнял за плечи, - что мне ее ухажеры? Молодые, или не очень, - язвительно продолжил он. – Пусть «перебесится», нагуляется перед замужеством. Я уже двоих ее поклонников дискредитировал в глазах дамы. Она им отказала.
- Отказала, потому что не любила этих поклонников, - слезно произнесла дочь. – А в этого парня Ирка без ума влюбилась. Я вчера с ней виделась. Она думать ни о чем и ни о ком не хочет, кроме него. И чего ты сделать можешь? Убить парня?
 
- Дурочка ты моя маленькая, - чмокнул девушку в щечку папаша. – Буду я об какого-то малолетнего щенка руки марать. Он сам ее бросит, благодаря мне, - хитро усмехнулся старый бандит. – Ну, что ты своего отца не знаешь? Все будет так, как я хочу, - вновь перешел на угрожающий тон мужчина. – Когда Ирэн поймет,  что ее ровесники или женаты, или не чисты на руку и помыслы. Что молоденькие ее бросают, тогда наступит мое время. Сама прибежит, деваться некуда будет. Мне просто в данный момент не до свадьбы, - признался отец. – Надо закончить кое-какие дела с зарубежными партнерами. Но мои люди пристально наблюдают за Ирэн. Молоденького парня нейтрализовать еще проще, - гаденько улыбнулся мужик. – Да просто заслать к нему одну из моих юных  красоток. И все, никуда не денется. Поплывет парень и забудет про «старушку» Ирэн. Она же гордая, самолюбивая, измены не простит.
- Сильно я сомневаюсь? – покачала головой Елена. – Видела я его, даже разговаривала. Столько апломба у парня, - ехидно заметила она. – Мечтает в Голливуде сниматься. Кстати, в данный момент он тоже от Ирэн без ума. Молится на свою королеву.
- Вот, «в Голливуд» прямым рейсом я его и отправлю, - рассмеялся отец. – Чего ты боишься? Твоя часть наследства никуда не денется. Папа такой богатый, что всем достанется, - хмыкнул бизнесмен, наливая себе на донышко бокала коньяк. – Никого не обижу.
 
- Хочешь сказать, что у тебя и в Голливуде свои люди? – продолжала язвить дочь. – Не морочь мне голову.
- Это ты мне голову не морочь! – прикрикнул Рыбалко. – Ты не истерить должна, а помогать отцу. Тихонечко, по-женски, с хитрецой подготавливать свою давнюю подружку к мысли, что твой папа самый лучший вариант в ее жизни. И не дай Бог, узнаю, что ты Ирэн отговариваешь от брака со мной, - со стуком поставил он опустошенный бокал на стол. – Не дай Бог, - повторил отец и погрозил девушке пальцем с огромным, дорогим перстнем. – Я ведь еще не умер. Переписать завещание в любой момент могу. Останешься с голой задницей, поняла?
Вот такой «душевный» разговор состоялся у папы с любимой доченькой.
 
                                  ***
 
Прослушав, полученную запись, собрав и свои косвенные доказательства причастности Рыбалко к нескольким убийствам,  сыщик Соболев, по кличке «Шерлок», отправился к своему другу Александру Белых. Надежды на успех имелись, но самому с таким противником, как Рыбалко, сыщику было не справиться. Он ввел Александра  в курс дела, подробно рассказал о беседе с Бариновым и разговоре с Ротенбергом. Когда Денис предложил подполковнику сходить в архив и поднять дело «Славика Рыбачка», тот энтузиазма не проявил.
- Дэн, - с усмешкой проговорил Белых, - в архив мы, конечно, сходить можем. Только для чего? Снова до одурения перебирать бесконечные листы давно закрытого дела? Твоя аудиозапись для суда не аргумент. Рыбалко ведь там конкретно не признается, что он устроил аварию Потапову. Скажет, просто хотел припугнуть  соперника по торгам. Время тебе некуда девать?
- Шура, - иронично поинтересовался Соболев, - а не засиделся ли ты в своем звании? Не пора ли погоны полковника примерить? Если такое громкое, в свое время, дело раскрутишь, - покачал он головой. - Чего ты боишься? Ротенберга я беру на себя. Лично снова в Краснодар слетаю, еще раз побеседую. Может, еще чего выужу из старика. У меня дома в компьютере материала на этого Рыбалко, море. А из архива можем узнать, кто там был осужден за убийства? Может, тот поменяет показания, и имя заказчика назовет? Он свое отсидел, новый срок не дадут. А убийство срока давности не имеет. Можно и через столько лет Рыбалко «за жабры» взять, как заказчика.
- Сам по себе, я возобновить это дело не могу, - ответил Белых. – Сможешь убедить генерала? – строго посмотрел он на друга.
- Ну, я попробую, - улыбнулся Соболев. – Можно ведь без всякого шума, тайно начать копать это дело. Получится, прекрасно. Не выйдет, хоть напугаем этого монстра. Может, слиняет на свой Дальний Восток, от Мирки отстанет.
 
- Денис, - укоризненно произнес следователь, - неужели ты все это готов затеять только ради «спасения» своего пасынка?
- Причем здесь мой Мирка? – досадливо отмахнулся сыщик. – Какой он соперник этому магнату? Парень сегодня влюбился, завтра перегорел. Не в этом дело. Я как про этого Рыбалко услышал от Вадима, у меня сразу перед глазами мой первый наставник полковник Разин встал. Как он бился, чтобы дело не закрывали! – с возмущением воскликнул Соболев. – Нет, отказали. Был у этого бандита какой-то высокий покровитель из наших органов. Не мне тебе рассказывать, как в девяностых нашу страну разворовывали такие, как Рыбалко, - вздохнул он. – Ради памяти Олега Николаевича хочу это дело до конца довести. Не просто хочу, жажду.
- Да, понял я, не кипятись, - кивнул Белых. – Давай твой план, обсудим.
Друзья стали изучать, какие доказательства на данный момент есть у Соболева. Перед тем, как идти к начальнику, Белых посоветовал Денису:
- Ты бы пасынка то своего на всякий случай предупредил, что на его любовницу серьезный претендент имеется.
 
- Шура, - возмущенно воскликнул Денис, - да ты моего Мирку не знаешь! Если он только заподозрит, что какой-то там богатый старикан на его Ирэн глаз положил, хочет ее отобрать, он же «грудью на амбразуру» пойдет. Миро, вроде, серьезный парень, но мальчишество из него еще выпирает. Он и так по жизни считает себя защитником всех женщин. А тут его любимой кто-то грозит, - покачал головой сыщик, закуривая. – Нет, ничего пасынку моему говорить не надо. Слава Богу, с понедельника все на самоизоляцию уходят. Мы решили «схорониться» от ковида в загородном доме в Лесной сказке.
- Да, локдаун объявлен на две недели, но, я думаю, продлится он много дольше, - задумчиво произнес подполковник. - Мы-то все равно работать будем. Тебе я тоже пропуск сделаю, - пообещал он.
 
У генерала друзья просидели целый час. Детально обсудили с начальником шаги, которые решили предпринять. В конце концов, Громов дал добро и распорядился выдать из архива всю документацию на Вячеслава Львовича Рыбалко. Приказал никого не посвящать не только в детали, но и вообще, что СК вновь вернулся к расследованию трех давних убийств.
В архив они сходили сами, не доверяя даже принести документы никому. Главное было не вспугнуть самого «Славика».
 
Все это произошло в пятницу, а с понедельника С-Петербург уходил на режим самоизоляции. Передвижение на автомобиле только по специальным пропускам. Соболев получил такой пропуск. На руках у Дениса был адрес Бориса Шнурова, киллера, который отсидел за несколько убийств. Его ему сообщил именно Ротенберг. После освобождения киллер не вернулся в родные пенаты. По переписке еще в колонии познакомился с женщиной, а после освобождения женился на ней и взял фамилию супруги. Видимо, для того, чтобы бывший заказчик не смог разыскать его. Сыщик намеревался приехать к Борису и уговорить дать показания на Рыбалко.                              
 
                                      ***
 
Владислав Львович встретился в своем рабочем кабинете с начальником личной охраны Сергеем Ратниковым. Они выросли в одном дворе. Вместе хулиганили по молодости. Обчищали ларьки, делали набеги на дачи. Слава Богу, на «горячем» не попались, но  были поставлены на учет в детскую комнату милиции. А потом в красавца Славку влюбилась девочка из порядочной, состоятельной семьи. Людочка была единственной, любимой дочерью. Отец воспитывал ее один. Мама рано умерла. Когда девушка забеременела, отец вынужден был дать согласие на свадьбу.
Так Слава Рыбалко оказался на время оторван от своих приятелей. Даже успел закончить техникум. Но, когда Людин папа умер, он вновь возобновил дружбу с бывшими друзьями, особенно с Сергеем. Дружки понадобились молодому предпринимателю для криминальных разборок. Он платил щедро, и пацаны выполняли все его приказы. Ратников со временем возглавил службу безопасности бизнесмена. Все эти годы они были неразлучны.
 
Сегодня Ратников докладывал боссу, что ему удалось узнать о молодом любовнике Ирэн. Выслушав все подробности о Миро Закошанском, Рыбалко скривился, наливая в стопочки коньяк.
- Ирэн, вроде, такая умная, разборчивая дама, - недовольно проворчал он, - что она нашла в этом патлатом сосунке? Кто его родители узнал? Из какой семьи?
- Мать актриса Кларисса Закошанска, - ответил Сергей. – Биологический отец, цыган. Замужем она за ним не была. Нагуляла в молодости. А вот насчет отчима, - вздохнул начальник охраны, - мне придется тебя огорчить.
- Большой человек, что ли? – вопросительно посмотрел на него бизнесмен.
 
- Большой, не большой, - поморщился Сергей, - но ты должен его знать еще с девяностых годов. Помнишь оперативника  Соболева, который тебя дважды «закрывал»?
 
- А, - прищурился бизнесмен, - это опер Разина, противный такой, он как клещ тогда в меня впился. И причем здесь он?
- Притом, что он сейчас женат на этой самой актрисе и Миро приходится ему пасынком. Соболев, уже в отставке, но работает частным детективом.
- И пусть работает, - усмехнулся Рыбалко. – Серый, ты меня каким-то частным детективом хочешь напугать, что ли? – рассмеялся он.
- Да я тут поспрошал у некоторых уважаемый людей, - покачал головой старый дружбан, - никто не советует с этим Соболевым связываться. Вредный мужик. Но его даже братва уважает. А из органов, вроде как, поперли за то, что внутренних врагов вычислял. Так сказать, оборотней.
- А я его и не собираюсь трогать, - хмыкнул бизнесмен. – Мне его пасынка надо дискредитировать в глазах Ирэн. Лилечку к нему подослать следует, - заулыбался он. – Против нее никто не устоит. И все.
 
- Слава, ты меня тоже за дурака то не держи, - возмутился Ратников. – Я все про их семью вызнал. У Соболева сейчас трое малых детей. Он не только свою женушку обожает, но и за пасынка горой стоит. Пытался не так давно очень большой человек Миро этого в тюрьму по ложному обвинению отправить. Соболев во всем разобрался сам. У него связи в следственном комитете. Он туда, как к себе домой заходит.
- Ой, не смеши меня, - отмахнулся Вячеслав Львович. – Что, он следит, с кем его пасынок в постель ложится? Я тебе объясняю, этого пацана надо «устранить» без всякого криминала. Лилю к нему подослать, фотки компрометирующие сделать и даме сердца сбросить. Понял меня? – сурово посмотрел он на начальника охраны. – Все, иди.
 
 
Настроение ушлому бизнесмену Серый, все-таки, испортил. Этого опера Соболева Рыбалко на всю жизнь запомнил, хоть и прошло много лет. И следователя Разина тоже век не забудет. Кучу денег тогда пришлось отвалить «своему» человеку из органов, чтобы выпутаться из ситуации. Да и исполнителю убийства соперника, немалую сумму. Борька попался потом на другом преступлении, но Разин как-то раскрыл его участие в устранении неугодного Рыбалко человека. Слава Богу, Шнур заказчика не выдал. Теперь уж тот давно отсидел свое. Вячеславу доложили, что киллер умер от туберкулеза.
Старый бизнесмен вновь налил себе в рюмку и блаженно улыбнулся. Какие чудные были времена в девяностые. Он молод, дерзок, нечаянно разбогател за счет почившего зятя. Супруга Люда преданно смотрит ему в глаза. А в стране наступил хаос, неразбериха. «Умные» дельцы ловили момент. Ведущие предприятия распродавались. Убрать соперника ничего не стоило. Плати, и «получай готовенького». Уйти от ответственности было легко. И лишь иногда на пути вставали такие упертые следователи, как Разин со своими преданными операми, типа Соболева.
 
Олег Николаевич, практически, доказал причастность Рыбалко к убийству другого предпринимателя. К счастью, у бандита была хорошая «крыша» в органах. Выкрутился.
Именно после этого случая Вячеслав уехал на Дальний Восток. Подальше от Питера. А там уже других исполнителей пришлось искать. Рыбалко предпочитал убирать соперников, которые ему мешали, радикально. Так надежнее. Но, это, как говорится, «дела давно минувших дней». Кто теперь будет в этом копаться? Однако  злоба на нахального опера у него сохранилась. И сейчас так хотелось посмеяться ему в харю. Дескать, что съел? Сидишь на нищенской пенсии, частным детективом подрабатываешь, а я вот какой. Богатый и счастливый.
После еще нескольких рюмок коньяка, Рыбалко вновь вызвал Ратникова и потребовал у него номер телефона Соболева. Напрасно начальник службы безопасности пытал отговорить босса от звонка бывшему оперу. Тот не хотел ничего слышать. Пришлось дать.
 
Соболев сидел в своем кабинете и размышлял, как построить разговор с Борисом Шнуровым так, чтобы бывший киллер согласился сдать заказчика. Обдумывал аргументы, чем можно бывшего сидельца «купить»? В это время раздался звонок его телефона. Номер оказался не знакомым. Денис ответил.
- Привет, Соболев, - раздался явно не трезвый голос, - тебя хоть в каком звании то выкинули из органов? Не знаю, как к тебе и обращаться.
- Надо понимать, сам Славик Рыбачок по мне соскучился, - ехидно ответил сыщик, автоматически включая запись разговора. - Чего хотел?
- Отстал ты от жизни, опер поганый, - зло прошипел бандит, - давно пора забыть это детское погоняло. Теперь я уже не рыбачок, а полноценный рыбак, который на свою удочку наматывает своих врагов, - хихикнул он. – А потому, пока, просто «по-дружески» советую поговорить со своим пасынком. Зачем ему старая бабенка? Что девок молодых мало? Пусть отстанет от Ирэн. У меня на эту даму свои планы.
- И не подумаю, - хмыкнул Денис, - пусть парень развлекается сколько ему угодно и с кем хочет. А твои планы я порушу одним щелчком, если понадобится.
 
- Вот так даже! - возопил Рыбалко. – Насколько я знаю, у тебя еще трое малых детишек имеются. Не боишься меня разозлить? – кричал бандит, и по звуку в трубке, можно было предположить, что он пьет по ходу. Видимо, не водичку.
- Так бояться то тебе надо, - ехидно ответил Соболев. – Я про тебя, бандюгана, и думать давно забыл. И вдруг, такая нечаянная радость. Бориска Шнуров нарисовался. Помнишь такого? – язвительно поинтересовался сыщик. – Мужик давно отсидел свое, осознал свою вину, женился и взял фамилию супруги. Так что, ты его не найдешь.  И представляешь, сам решил сдать своего заказчика. Тебя, то есть. Как тебе такой расклад?
- Че ты лепишь, сука ментовская? – продолжал вопить Рыбалко. – Да, Борька давным-давно в сырой земле упакован. Помер он от чахотки, как откинулся. Я точно знаю.
- Неверные у тебя сведения, Славик, - продолжал язвить Соболев. – Совсем скоро я к нему на своей машине намереваюсь ехать. Чтобы показания на видео записать. А уж на суде он выступит лично. И охранять его будут очень тщательно. Как, впрочем, и моих деток, - добавил он.
 
- Стал быть, ты со своими бывшими дружками из ментовки работаешь, - буквально, со скрежетом зубов, прошипел бандит Рыбалко. – Гордость, значит, в одно место засунул. Они тебя выгнали, а ты на них продолжаешь пахать.
- Откуда ты такие гнусные сведения получаешь? – удивленно поинтересовался Денис. – То киллер помер, то меня из органов выгнали. Сам я ушел, - усмехнулся сыщик. – В частном сыске денежка другая. А у меня, считай, четверо ребятишек теперь. Всех кормить, одевать, учить надо. Что касается доказательств твоих преступлений, то я сам, без официальных лиц, этим делом займусь на первом этапе. Ради памяти полковника Разина. Помнишь такого? – глухо, но очень сурово, произнес он. – А уж потом, когда все доказательства соберу, естественно, принесу в следственный комитет. Так что жди. Трясись от страха и даже не думай никуда скрыться. Это ты у меня на крючке, Рыбачок, - сказал Соболев и отключился.
 
От пьяного рыка хозяина содрогнулся весь дом. «Серый, - орал он, - быстро сюда!» Начальник службы безопасности мгновенно предстал перед боссом. Рыбалко, захлебываясь матом, и приставив пистолет к горлу подельника, требовал пояснить, почему ему доложили, что Шнуров умер, а Соболев уверяет, что тот жив?  Ратников, хладнокровно и спокойно отвел рукой направленное на него оружие и пояснил, что его люди были  в поселке, куда должен был вернуться киллер после отсидки. В его доме теперь проживает совсем другой человек, который и пояснил, что Борис прислал ему письмо из тубдиспансера, где лежал. Написал, дескать, умирает и приложил официально оформленный документ о дарении своего дома. Мать Шнурова давно померла и больше у него из родни никого не осталось.
 
- Что, получше проверить нельзя было?! – продолжал бесноваться Рыбалко. – Если Шнур действительно жив и даст показания, нам ведь с тобой только за питерские дела пожизненное светит! – вдруг перешел на шепот, бандит.
- Да врет он все, твой Соболев, - уверенно заявил Ратников. – Блефует просто. Чтобы тебя позлить.
- А если не врет? – выпучив глаза, спросил Рыбалко. – Шнурок ведь много, чего знает о наших с тобой делах. Вроде факты разрозненные, а в следственном комитете не дураки сидят. Сумеют все эти события в одну мозаику сложить, - продолжил хозяин, судорожно хватаясь за бутылку. – Сегодня, сейчас, немедленно этот бывший опер должен исчезнуть с лица Земли, -  буквально истерически взвизгнул Вячеслав Львович. – Исполнителя ищи, где хочешь, кого хочешь, но чтобы надежно!
 
Начальник службы безопасности Ратников был страшно разозлен приказом босса. Сейчас действительно не девяностые годы. Надежного исполнителя убийства найти гораздо сложнее. Да еще и такого профессионала, как Соболев. Этого мужика, прошедшего еще и настоящую войну, просто так не подловишь. Сергей рылся в своей старой записной книжке. Пытался вспомнить тех, кто был зашифрован в давних записях. И, наконец, нашел, что искал. В. Б. – Валерий Беглов, вот, кто ему нужен сейчас. Этот парень ненавидел Соболева всеми фибрами своей души и, надо полагать, шанса отомстить не упустит. Тогда Ратников сидел с ним в одной камере предварительного заключения.
Беглов рассказывал, что воевал вместе с этим опером в Афганестане в восьмидесятом. Там они были друзьями. Но, когда парень вернулся с тяжелым ранением с войны в свою деревню, работы там не нашел, помощи от государства тоже не было.  Метнулся в город. Но и там удача не улыбнулась. Валерий по военной специальности был подрывником. И со временем стал за деньги изготовлять подрывные устройства бандитам. Его не интересовало, куда его устройства устанавливали. Тупо зарабатывал деньги. А в 1996 году попался. Арестовал его именно Соболев. Тогда Валера грозился, как освободится, расправится с  Соболевым.
Номер телефона был городской. Его Валерка дал Ратникову, когда тот уходил. Просил позвонить родственнице, у которой он в Питере жил. Соврать тетке, что племяш уехал на заработки.
 
                              ***
 
Сразу после разговора с Рыбалко, Денис поехал в СК. Когда он рассказал и дал послушать Белых запись их «дружеской беседы» с бандитом, подполковник взорвался.
- Дэн, ты совсем нюх потерял? – изумленно уставился он на друга. – Зачем ты Рыбалко про Шнурова сказал? – стукнул следователь по столу. - Мы же договорились вести расследование тайно!
- Шура, не кипятись, - спокойно ответил сыщик. – Пока Вячеслав Львович на воле, киллер, вряд ли признается, кто ему убийство заказал. Себе дороже. Значит, бандита Рыбалко надо заставить сделать нечто такое, за что его можно арестовать. Причем, очень серьезное. Этот псих теперь же охотиться на меня начнет. Тут мы его и схватим.
- Хочешь сказать, будем ловить Рыбалко на живца, а в качестве наживки решил выступить сам? – уже не смог сдерживаться Александр, бормоча под нос весьма не приличные словечки. – С дуба рухнул, майор? – вскочил он с кресла и нервно заходил по кабинету. – Тебя, отца семейства, просто пристрелят в самое ближайшее время.
 
- Но, вы же, надеюсь, установите слежку за ним и его окружением, - ответил Денис. – Можно телефоны Рыбалко и Ратникова на прослушку поставить. Или как?
- Наивный лох ты, Соболев, а не сыщик, - продолжал возмущаться Белых. – Ты думаешь, у них по одному зарегистрированному телефончику имеется? Нет, я иду к генералу с докладом. И будет тебе такая «самоизоляция», какая другим и не снилась.
Спорили друзья долго и на повышенных тонах. Но к начальнику, все-таки, отправились вдвоем. Что решили, никто не знал. А пропуск на передвижение Соболев все равно получил. Умные люди прекрасно понимали, что четырнадцатью днями самоизоляция не обойдется. Локдаун продлится не один месяц. Работать будет в разы сложнее, чем раньше.
 
В воскресенье все семейство Соболевых собралось в Лесной сказке. Обсудили, как будут проводить время на самоизоляции, пошутили. А потом Денис объявил домочадцам, что он продолжает работать в прежнем режиме. Показал супруге, которая, было, возмутилась, свой пропуск.
- А почему частный сыщик пару недель дома посидеть не может? – возмутился Миро. – Зачем вам пропуск? Побыли бы с семьей, хоть пару недель.
- Да, потому, дорогой, - иронично ответил Соболев, - что мафия, как говорится, не дремлет. Кстати, к тебе у меня будет отдельный мужской разговор.
Уединившись, он поведал пасынку, что на него возлагается особая миссия по защите всех, кто живет в доме. Намекнул, что некие люди могут посягнуть на жизнь членов его семьи. Сказал, что он очень надеется на Миро. При этом, не стал говорить, что кроме этого, за домом следят сотрудники следственного комитета.
Денис опасался, как бы влюбленный парень не сорвался к своей королеве. На следующий день он вернулся в Питер. Обещал своим звонить каждый день по скайпу, а в выходные навещать.
 
Ранним утром 2 апреля во дворе дома на Кутузовском проспекте прогремел взрыв. На телевидении и в новостях прошло сообщение, что взорвался автомобиль частного детектива Соболева. Хозяин погиб при взрыве машины.
 
                                  ***
 
Когда в дом бизнесмена явились представители следственного комитета, господин Рыбалко и начальник его службы безопасности Ратников, как говорится, «сидели на чемоданах». Им предъявили  ордер на арест обоих, и незадачливые путешественники были доставлены в СК. Допрос с задержанными, вели параллельно в разных кабинетах. Вячеслав Львович отказался разговаривать без своего адвоката, который и был немедленно вызван. Следователя Белых это ничуть не смутило. После стандартных вопросов подполковник поинтересовался, когда Рыбалко в последний раз общался с Денисом Соболевым?
- А кто это? – «честно» глядя в глаза следователю, - поинтересовался бизнесмен.
- Это тот самый оперативный работник, который задерживал вас в последний раз в 1996 году, - холодно ответил Александр.
- Бог с вами, - недоуменно пожал плечами бизнесмен, - вы действительно думаете, что за столько лет, я помню фамилию какого-то опера? Я ее и тогда, наверняка, не знал.
 
На лице Белых не дрогнул ни один мускул. Он просто нажал кнопку, и послышалась запись телефонного разговора Рыбалко с Соболевым. У адвоката удивленно брови поползли вверх. Видимо, он не был в курсе этой беседы, но явно узнал голос своего подзащитного.
- Голосовую экспертизу делать будем? – поинтересовался следователь или сразу признаете себя?
Рыбалко был тертый калач, записи он, безусловно, огорчился, но держался «молодцом». Объяснил свой звонок просто. Служба безопасности установила, что за его «невестой» ухаживает пасынок этого Соболева. Дескать, они и наполнили бизнесмену, что это именно тот, кто задерживал его много лет назад.
- Мои люди все о нем разузнали, - небрежно продолжил Рыбалко, - кто такой, чем занимается, как зовут. Я в тот день больше нормы принял на грудь, вот и решил просто припугнуть мужика. Не в тюрьму же за это сажать? – развел бизнесмен руками. – Вы мне запланированную зарубежную встречу с партнерами сорвали.
 
- Что-то мне подсказывает, что вашу встречу придется отложить надолго, - слегка усмехнулся подполковник. – У нас тут сидит некий Валерий Беглов, не слышали о таком? – насмешливо посмотрел он на Вячеслава Львовича. – Очень разговорчивый оказался арестант. Это именно он заложил взрывное устройство в машину майора Соболева. Имеется видеозапись с навигатора другой машины, как он это делал. Так злоумышленник уверяет, что выполнял ваш заказ. Что скажете?
Адвокат, сидевший рядом с подследственным, незаметно схватил того за руку и заявил, что ему необходимо переговорить со своим клиентом. До этого, тот не будет отвечать ни на какие вопросы.
- Ваше право, - сухо ответил Белых. – А я пока схожу,  послушаю, что там Ратников «поет». – А потом мы устроим им очную встречу и с охранником, и с исполнителем. Так что, готовьтесь.
 
В это время в комнате за стеклом сидел не кто иной, как живой и здоровый сыщик Соболев. Душа его ликовала. Все улики против Рыбалко у СК есть. Теперь он надолго задержится под арестом. Далее, следователю Белых необходимо было «разговорить» киллера давнего убийства. Он очень надеялся, что это удастся. Денис откинулся на кресле и с улыбкой вспомнил тот вечер, когда он только поставил свой автомобиль возле дома, и вдруг услышал:
- Какие люди и без охраны! – сказал, подходя вплотную, на первый взгляд, совершенно не знакомый мужчина. – Привет, Соболь, - с усмешкой продолжил тот.
И только тогда он узнал своего однополчанина Валерку, которого арестовывал много лет назад. Беглова тогда осудили. Ничего хорошего эта встреча не сулила. Рука сыщика автоматически потянулась к карману с оружием.
 
 
 
Рейтинг: +7 116 просмотров
Комментарии (14)
Альфия Умарова # 27 октября 2021 в 14:28 +1
Ух ты, какая большая глава, а ведь читается просто на раз! Потому что интересная, захватывающая сюжетом. И написано как всегда - на уровне! Молодец, Тата!
Я вот одного только не могу понять, почему Ирэн встречалась с этим Славой Рыбачком? Он так хорошо "шифровался" под благонамеренного бизнесмена, что у нее и подозрений не было о его "героическом" прошлом? Или не воспринимала всерьез его ухаживаний?
Татьяна Белая # 27 октября 2021 в 14:42 +1
Аля, как ты сама заметила, глава получилась большая. Все объяснения по поводу Ирэн в следующей главе.
Сергей Шевцов # 27 октября 2021 в 19:53 +2
Вот ты так всегда, Таня, намешаешь детективный коктейль, а в самый критический момент вырвешь его из рук с иезуитской улыбкой: "А про это вы узнаете в следующей главе". Злая ты девушка, Таня. А может расчётливая? И ещё жаловалась мне, что тебя вдохновение покинуло. Так я тебе и поверил! В прошлой главе ты запустила интригу с Рыбалко, а сейчас, до этого не знакомый читателю, однополчанин Соболева готовится разнести фронтового друга на мелкие части.

пы. сы. Когда будешь раздавать коктейли с 19-й главой, не забудь про меня.
Татьяна Белая # 27 октября 2021 в 20:35 +2
Серега, я про тебя никогда не забываю. Вначале хотела закончить главу на взрыве машины Соболева. А потом подумала, ну кто поверит, что автор главного героя убьет? Интрига пропадает сразу. Большая у меня глава получилась. Теперь бы запал не потерять. Завтра с утречка начну 19 главу сочинять. Ждите.
Валентина Карпова # 27 октября 2021 в 20:17 +2
Ну, ни фига себе... не продохнуть! Ждём продолжения!
super
Татьяна Белая # 27 октября 2021 в 20:36 +2
Старюсь, Валя. Не всегда вдохновение приходит, но стараюсь.
Валентин Воробьев # 28 октября 2021 в 08:34 +1
Намедни перечитал Диккенса, "Приключения Оливера Твиста". Вот времечко-то было: за карманную кражу дешёвого портсигара парня упекли на пожизненную каторгу; а за убийство сразу вешали. А в наше цивилизованное время киллеров выпускают из тюрем, матёрые бандюганы становятся богатеями и живут припеваючи. И где тут справедливость? Как не было её, так и нет!
А глава, Тата, интересная получилась. Правда, я тоже недоумевал, зачем Соболев раскрыл все карты этому Рыбалко. Но тут, конечно, автору виднее. Будем ждать продолжения!
Татьяна Белая # 28 октября 2021 в 09:20 +1
Зачем Соболев раскрыл карты Рыбалко, мне кажется, понятно. В следующей главе подробнее напишу. Сыщику надо было спровоцировать бандита на активные действия. Его надо было срочно задержать, чтобы не сбежал, пока идет долгое расследование давних преступлений. Денис просто рискнул. Ладно, до следующей главы.
Валерий Куракулов # 30 октября 2021 в 08:53 +1
Ну, что ж, Тата, глава получилась насыщенная и энергичная, с чем и поздравляю. Напомнила сравнительно недавние события на Дальнем Востоке, от чего роман только выигрывает. Мне кажется, что подставлять семью для разоблачения убийцы несколько опрометчиво со стороны Соболева. Хотя, должны же быть у главного героя ошибки!)) А в остальном хорошо, Тата, давай следующую!
man-s-cvetami-3 read-3 best-1
Татьяна Белая # 30 октября 2021 в 11:07 +1
Подставлять себя, конечно, не осмотрительно. Но Соболев ведь надеется на помощь СК. Уверен, что его подстрахуют. Есть еще такие люди, способные рисковать.
Светлана Казаринова # 6 ноября 2021 в 20:14 +1
Прочитала, несмотря на запрет, читать мелким шрифтом, надо поберечь глаза. Но все равно прочитала. Думала, что буду читать по частям, однако прочитала все. Да, интересная глава получилась. Удачи!
Татьяна Белая # 6 ноября 2021 в 21:21 0
Света, у меня вроде шрифт не мелкий. Или это мне так кажется. Рада, что зашла. Уже и 19 глава выставлена.
Светлана Казаринова # 7 ноября 2021 в 17:14 +1
Таня, я видела, но я же после операции на глазе, один глаз еще не видит, надо делать вторую операцию, поэтому у меня глаз утомляется, я не могу сразу много читать. Прочитаю и следующую главу, не переживай.
Татьяна Белая # 7 ноября 2021 в 17:42 +1
Лечись, дорогая, все остальное не важно.