ГлавнаяПрозаКрупные формыРоманы → Кровь ангела. Глава 6. "В гостях"

Кровь ангела. Глава 6. "В гостях"

article447875.jpg
— Здравствуйте, Афаэл, — Натаниэль вежливо улыбнулась, встретившему её на пороге старосте. — Сандал сказал, что я могу прийти, чтобы… — она не договорила, потому что Афаэл посторонился, пропуская её в дом.

— Лайла! — как только блондинка очутилась внутри, коротко позвал он дочь.

Та выскочила из гостиной и, сияя улыбкой, выхватила у Натаниэль торт, другой рукой радостно обнимая её за шею.

— Спасибо, что согласилась прийти к нам! — прощебетала она, за плечи подталкивая подругу к дверям гостиной. — Мы тебя уже заждались! Проходи, Ната!

Лайла была одета по-праздничному, но не слишком броско. В модных джинсах и топе, она вся лучилась от счастья.

Пройдя в гостиную, Натаниэль увидела Сандала, который тоже приоделся по случаю праздника. В тёмных брюках и синей рубашке он выглядел совсем взрослым и непривычно мужественным. Странно, но только сейчас Натаниэль вдруг заметила, что Сандал очень вырос за последние месяцы. Кроме того, его волосы были гораздо темнее, чем у сестры и имели не медный, а скорее шоколадный оттенок. Глаза тоже были не просто серыми, как у Лайлы, а больше тёмно-синими с примесью серого. Они походили на тучи, собравшиеся перед грозой. И, вообще, парень выглядел чертовски привлекательно в этом своём взрослом прикиде, в который, по всей видимости, заставил его вырядиться Афаэл. И ещё его рост… Натаниэль и раньше знала, что он выше своей сестры, но сейчас вдруг поняла, что сама едва достаёт ему до подбородка. Очень красивого подбородка, надо заметить.

С лёгким прищуром из-под тёмных, густых ресниц, Сандал также внимательно разглядывал именинницу. Это отчего-то смутило Натаниэль, но она быстро взяла себя в руки.

— Тебе очень идёт синий цвет, — оправдывая свой непозволительно долгий взгляд, который она задержала на юноше, небрежным тоном заметила блондинка. — Никогда раньше не видела тебя в таком прикиде.

— Вот-вот, я себя тоже никогда в нём не видел, — парень вздохнул и улыбнулся. — Чудесно выглядишь, — не остался он в долгу, подходя к Нате. — С Днём рождения!

— Спасибо, — ответила та, чувствуя, как обстановка переходит в привычное непринужденное русло. Это заставило плечи девушки расслабиться и вспомнить о том, зачем она пришла. — Ну, что, чай пить будем? Или вы решили пропустить такую мелочь и сосредоточиться на торте?

— О, нет! — Лайла вернулась в комнату, неся на подносе чайник и чашки. — Я зря, что ли все ноги оттоптала сегодня по магазинам? Я уже думала, отец меня бросит там и уедет один, потому что… — она осеклась, сделав загадочное лицо. — В общем, у нас есть кое-что для тебя… — мурлыкнула Лайла, поджав губки так, что на щеках проступили ямочки. — Прошу никуда не уходить! — торжественно предупредила она, вновь исчезая в дверях.

Через несколько минут Лайла вернулась, неся в руках большой пакет, и очень помпезно вручила его подруге. Натаниэль оглянулась на Сандала, который сейчас сидел на подлокотнике кресла, вытянув свои длинные ноги, и, хитро прищурившись, наблюдал за всей сценой.

— Открывай! — поторопила рыжая, подпрыгивая от нетерпения.

Натаниэль сделала глубокий вздох и полезла в пакет. Вынув из него светло-голубое, воздушное платье, она развернула его и застыла, раскрыв рот.

— Ох! — только и вырвалось у неё, потому что все слова застряли в горле.

— Ты должна его примерить! — довольно рассмеявшись, Лайла схватила подругу за локоть, и, не давая ей опомниться, потащила в соседнюю комнату. Тут в гостиную вошёл Афаэл и взглянул на сына. Сандал тут же помрачнел, а его загорелое лицо немного побледнело.

— А где девушки? — спросил староста, не переставая сверлить сына задумчивым внимательным взглядом.

— Пошли платье примерять.

— Что ж, пожалуй, стоит и мне взглянуть. Вдруг не подойдёт?

Сандал не ответил. Лишь поджал губы, отрешённо уставившись на изящный золотой подсвечник, стоявший на каминной полке.

Повисло напряжённое молчание. Слышны были лишь возбуждённые голоса девушек, переговаривавшихся о чём-то в соседней комнате.

— После праздника отправляйся во флигель, Сандал, — внезапно прервал паузу Афаэл. — А если захочешь поговорить, придёшь ко мне.

— О чём мне с тобой говорить? — юноша презрительно фыркнул. — О том, как ты мечтаешь от меня избавиться?

— Если захочешь, можем поговорить и об этом, — староста невозмутимо кивнул. — Но, думаю, у тебя скоро будут темы поважнее.

— О чём это ты? — Сандал всё-таки обратил внимание на отца.

— Ты поймёшь, когда придёт время. А пока тебе лучше просто меня слушаться.

И опять парень не ответил. Шумно выдохнув, он демонстративно отвернулся. Тут дверь распахнулась и в комнату вернулась Лайла. За ней, немного смущённая и раскрасневшаяся от волнения, шагнула Натаниэль. Она успела не только переодеться, но и изменить причёску. Теперь её белокурые волосы были аккуратно уложены и лишь несколько витых локонов падали на приоткрытые плечи. Платье нежно-голубыми волнами грациозно обволакивало её фигуру, подчёркивая стройные девичьи формы. Вырез у платья был достаточно открытым так, что медальон с лунным камнем был хорошо виден на бледно-розовой коже груди. Цвет ткани идеально сочетался с цветом глаз Натаниэль, оттеняя их и делая ещё более глубокими.

— Ну, как? — нетерпеливо спросила Лайла, вполне удовлетворённая восхищением, вспыхнувшим в глазах брата. — Она станет королевой бала, как считаешь?

— Непременно, — к всеобщему удивлению, за него ответил Афаэл. Он подошёл к Натаниэль и чуть заметно ей улыбнулся. При этом его взгляд пробежал по медальону у неё на груди. — У Лайлы отличный вкус, — между тем констатировал он. — Платье тебе очень идёт, Натаниэль.

— Спасибо, — выдавила девушка, окончательно смутившись от неожиданного комплимента. — Лайла мне сказала, что это была Ваша идея, Афаэл.

— Я лишь чуть-чуть подсказал, — он повёл плечами. Потом снова взглянул на медальон. — И подскажу ещё, если позволишь… Мне кажется, этот медальон не слишком подходит к столь элегантному наряду. Он грубоват для такого платья… Лайла, — староста обернулся к дочери. — Принеси свои безделушки. Нужно подобрать что-нибудь получше.

— Нет. Не стоит, — Натаниэль быстро качнула головой, не желая утруждать подругу и чувствуя себя неуютно от такого внимания. — Я дома что-нибудь подберу. Тем более что этот медальон… Он не снимается.

— Не снимается? — брови Афаэла приподнялись, а зрачки чуть сузились.

— Ну, да, — Ната кивнула, чувствуя себя полной идиоткой, и уже жалея, что ляпнула про медальон. — Там… замок сломался. В общем, это неважно, — она махнула рукой и улыбнулась, надеясь, что этого хватит, чтобы закрыть тему.

Однако закрыть тему, как оказалось, было не так-то просто.

— Давай-ка, посмотрим, что там у тебя, — и прежде, чем Ната успела придумать, как возразить, Афаэл уже шагнул к ней и, подцепив двумя пальцами цепочку, стал внимательно её осматривать. Добравшись до оправы медальона, он замер, словно о чём-то размышляя. Натаниэль, чувствуя себя ужасно неловко, подняла глаза и взглянула ему в лицо. Странно, но она вдруг поняла, что никогда не знала, сколько лет этому мужчине. То ли его непререкаемый авторитет, то ли само звание старосты вызывали невольную ассоциацию с хмурым, дряхлым и вечно брюзжащим мужиком в представлении девушки. Она никогда толком не разглядывала его, но теперь, оказавшись так близко, с изумлением поняла, как ошибалась. Афаэл был совсем не стар. На вид лет сорока, не больше. Он выглядел сильным, властным, уверенным в себе и очень мужественным. Его тёмно-каштановые волосы были красиво пострижены, а длинная чёлка закинута назад. Резко очерченные скулы, прямой нос, густые брови, длинные тёмные ресницы и чёрные глаза — делали его внешность харизматичной, обладающей какой-то дикой, первобытной красотой. А ещё от него исходила такая невероятная сила, что у Натаниэль забегали мурашки по спине. И едва не остановилось сердце, когда она вдруг встретилась с ним взглядом. На мгновение. Но этого хватило, чтобы заметить волну ненависти, промелькнувшую в его чёрных зрачках. Впрочем, она исчезла прежде, чем девушка смогла убедиться, что всё это ей не показалось.

Афаэл выпустил цепочку и вновь улыбнулся своей, ничего не выражающей, улыбкой. 

— Замок не сломался, — ровным тоном проговорил он. — Его там просто нет… Эта цепочка с секретом. Я видел подобные когда-то. У кого-то из моих родственников была похожая вещь… — он помолчал, словно вспоминая. — В старину любили безделушки с секретами. Это ведь старинный медальон, да?

— Я не знаю, — Ната пожала плечами, довольная тем, что Афаэл отошёл, наконец, подальше. — Мне он от мамы достался. Касиэра говорила, что это семейная реликвия, но вряд ли слишком ценная.

— Я помню, что её можно снять, только если вытащить камень, — как бы, между прочим, заметил староста. — Если я не ошибаюсь, замок должен оказаться под ним… Но давайте пить чай! — предложил он, вдруг вспомнив о торте. — В конце концов, мы ведь для этого собрались.

— Тогда мне лучше переодеться, а то моё платье до выпускного не доживёт. Обязательно обляпаю по «закону подлости», — и, не дожидаясь возражений, Натаниэль скрылась в соседней комнате.

— Я тогда чайник разогрею, а то остыл совсем, — вздохнула Лайла, с сожалением отпуская подругу.

***
Натаниэль пробыла в гостях у близнецов до позднего вечера. Афаэл, выпив чаю, ушёл, оставив молодёжь в покое, чему вся компания была несказанно рада. Они болтали, веселились, обсуждали выпускной и свои планы по окончанию школы. Лайла призналась, что всегда мечтала стать учителем и втайне от отца уже подала заявление сразу в три колледжа. Сандал решил, что займётся механикой, а если не удастся, то запишется в армию и пойдёт служить на флот. Парень с самого детства мечтал о море, но ни разу не выезжал никуда дальше города. Похоже, море ассоциировалось у юноши со свободой, которой он никогда не имел — так, по крайней мере, казалось Натаниэль. И ещё она заметила, что, несмотря на все усилия выглядеть весёлым и общительным, Сандал весь вечер с трудом находил в себе силы поддерживать разговор. Что-то его угнетало, и иногда было слишком заметно, что мысли парня витают где-то далеко. Он явно нервничал, бросая на сестру и на саму Нату задумчивые, напряжённые взгляды, словно собирался, но никак не мог решиться что-то сказать.

Солнце уже упало за горизонт, когда ребята, доев последние крошки именинного торта, решили расходиться. Лайле не хотелось отпускать подругу, но тут вернулся Афаэл и напомнил компании, что завтра всем рано вставать в школу.

— Я провожу Нату, — пожелав сестре спокойной ночи, и даже не взглянув на отца, Сандал взял пакет с подарком и повёл девушку к дверям.

— Не задерживайся, — коротко бросил Афаэл ему в след, и лишь небрежно кивнул Натаниэль, когда та поблагодарила его за подарок и гостеприимство.

Очутившись на улице, блондинка только тогда поняла, как устала. День выдался ужасно суматошным и перенасыщенным от разного рода событий. Поэтому, едва втянув в лёгкие свежий ночной воздух, девушка зевнула, мечтая только об одном: поскорее добраться до постели. Они шли медленно, потому что Ната едва передвигала ноги. Впрочем, идти было недалеко, и очень скоро парочка добралась до её дома. Сандал заметил состояние подруги и невольно усмехнулся.

— Не проспи завтрашний экзамен, — предостерёг он, глядя на девушку сверху вниз и помогая открыть ржавую щеколду калитки. — Может, звякнуть тебе утром на всякий случай?

— Давай, — Ната благодарно кивнула, останавливаясь на крыльце и забирая у него подарок. Затем посмотрела в лицо юноши. — Спасибо за всё, — улыбнулась она напоследок и развернулась, собираясь уйти, как неожиданно Сандал остановил её, тронув за плечо.

— Послушай, Ната, — как-то неуверенно заговорил парень, нервно оглянувшись по сторонам. — Не подумай, что я параноик, но тебе лучше не снимать свой медальон.

— Что? — девушке показалось, что она ослышалась, но сердце почему-то пропустило удар и заколотилось сильнее. — Ты… что-то знаешь про…

— Просто не снимай его, — буркнул парень сквозь зубы. — Никогда! — и, сунув руки в карманы ветровки, Сандал спрыгнул с крыльца и быстро растаял во мраке ночи.

© Copyright: Светлана Фетисова, 2019

Регистрационный номер №0447875

от 23 мая 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0447875 выдан для произведения: — Здравствуйте, Афаэл, — Натаниэль вежливо улыбнулась, встретившему её на пороге старосте. — Сандал сказал, что я могу прийти, чтобы… — она не договорила, потому что Афаэл посторонился, пропуская её в дом.

— Лайла! — как только блондинка очутилась внутри, коротко позвал он дочь.

Та выскочила из гостиной и, сияя улыбкой, выхватила у Натаниэль торт, другой рукой радостно обнимая её за шею.

— Спасибо, что согласилась прийти к нам! — прощебетала она, за плечи подталкивая подругу к дверям гостиной. — Мы тебя уже заждались! Проходи, Ната!

Лайла была одета по-праздничному, но не слишком броско. В модных джинсах и топе, она вся лучилась от счастья.

Пройдя в гостиную, Натаниэль увидела Сандала, который тоже приоделся по случаю праздника. В тёмных брюках и синей рубашке он выглядел совсем взрослым и непривычно мужественным. Странно, но только сейчас Натаниэль вдруг заметила, что Сандал очень вырос за последние месяцы. Кроме того, его волосы были гораздо темнее, чем у сестры и имели не медный, а скорее шоколадный оттенок. Глаза тоже были не просто серыми, как у Лайлы, а больше тёмно-синими с примесью серого. Они походили на тучи, собравшиеся перед грозой. И, вообще, парень выглядел чертовски привлекательно в этом своём взрослом прикиде, в который, по всей видимости, заставил его вырядиться Афаэл. И ещё его рост… Натаниэль и раньше знала, что он выше своей сестры, но сейчас вдруг поняла, что сама едва достаёт ему до подбородка. Очень красивого подбородка, надо заметить.

С лёгким прищуром из-под тёмных, густых ресниц, Сандал также внимательно разглядывал именинницу. Это отчего-то смутило Натаниэль, но она быстро взяла себя в руки.

— Тебе очень идёт синий цвет, — оправдывая свой непозволительно долгий взгляд, который она задержала на юноше, небрежным тоном заметила блондинка. — Никогда раньше не видела тебя в таком прикиде.

— Вот-вот, я себя тоже никогда в нём не видел, — парень вздохнул и улыбнулся. — Чудесно выглядишь, — не остался он в долгу, подходя к Нате. — С Днём рождения!

— Спасибо, — ответила та, чувствуя, как обстановка переходит в привычное непринужденное русло. Это заставило плечи девушки расслабиться и вспомнить о том, зачем она пришла. — Ну, что, чай пить будем? Или вы решили пропустить такую мелочь и сосредоточиться на торте?

— О, нет! — Лайла вернулась в комнату, неся на подносе чайник и чашки. — Я зря, что ли все ноги оттоптала сегодня по магазинам? Я уже думала, отец меня бросит там и уедет один, потому что… — она осеклась, сделав загадочное лицо. — В общем, у нас есть кое-что для тебя… — мурлыкнула Лайла, поджав губки так, что на щеках проступили ямочки. — Прошу никуда не уходить! — торжественно предупредила она, вновь исчезая в дверях.

Через несколько минут Лайла вернулась, неся в руках большой пакет, и очень помпезно вручила его подруге. Натаниэль оглянулась на Сандала, который сейчас сидел на подлокотнике кресла, вытянув свои длинные ноги, и, хитро прищурившись, наблюдал за всей сценой.

— Открывай! — поторопила рыжая, подпрыгивая от нетерпения.

Натаниэль сделала глубокий вздох и полезла в пакет. Вынув из него светло-голубое, воздушное платье, она развернула его и застыла, раскрыв рот.

— Ох! — только и вырвалось у неё, потому что все слова застряли в горле.

— Ты должна его примерить! — довольно рассмеявшись, Лайла схватила подругу за локоть, и, не давая ей опомниться, потащила в соседнюю комнату. Тут в гостиную вошёл Афаэл и взглянул на сына. Сандал тут же помрачнел, а его загорелое лицо немного побледнело.

— А где девушки? — спросил староста, не переставая сверлить сына задумчивым внимательным взглядом.

— Пошли платье примерять.

— Что ж, пожалуй, стоит и мне взглянуть. Вдруг не подойдёт?

Сандал не ответил. Лишь поджал губы, отрешённо уставившись на изящный золотой подсвечник, стоявший на каминной полке.

Повисло напряжённое молчание. Слышны были лишь возбуждённые голоса девушек, переговаривавшихся о чём-то в соседней комнате.

— После праздника отправляйся во флигель, Сандал, — внезапно прервал паузу Афаэл. — А если захочешь поговорить, придёшь ко мне.

— О чём мне с тобой говорить? — юноша презрительно фыркнул. — О том, как ты мечтаешь от меня избавиться?

— Если захочешь, можем поговорить и об этом, — староста невозмутимо кивнул. — Но, думаю, у тебя скоро будут темы поважнее.

— О чём это ты? — Сандал всё-таки обратил внимание на отца.

— Ты поймёшь, когда придёт время. А пока тебе лучше просто меня слушаться.

И опять парень не ответил. Шумно выдохнув, он демонстративно отвернулся. Тут дверь распахнулась и в комнату вернулась Лайла. За ней, немного смущённая и раскрасневшаяся от волнения, шагнула Натаниэль. Она успела не только переодеться, но и изменить причёску. Теперь её белокурые волосы были аккуратно уложены и лишь несколько витых локонов падали на приоткрытые плечи. Платье нежно-голубыми волнами грациозно обволакивало её фигуру, подчёркивая стройные девичьи формы. Вырез у платья был достаточно открытым так, что медальон с лунным камнем был хорошо виден на бледно-розовой коже груди. Цвет ткани идеально сочетался с цветом глаз Натаниэль, оттеняя их и делая ещё более глубокими.

— Ну, как? — нетерпеливо спросила Лайла, вполне удовлетворённая восхищением, вспыхнувшим в глазах брата. — Она станет королевой бала, как считаешь?

— Непременно, — к всеобщему удивлению, за него ответил Афаэл. Он подошёл к Натаниэль и чуть заметно ей улыбнулся. При этом его взгляд пробежал по медальону у неё на груди. — У Лайлы отличный вкус, — между тем констатировал он. — Платье тебе очень идёт, Натаниэль.

— Спасибо, — выдавила девушка, окончательно смутившись от неожиданного комплимента. — Лайла мне сказала, что это была Ваша идея, Афаэл.

— Я лишь чуть-чуть подсказал, — он повёл плечами. Потом снова взглянул на медальон. — И подскажу ещё, если позволишь… Мне кажется, этот медальон не слишком подходит к столь элегантному наряду. Он грубоват для такого платья… Лайла, — староста обернулся к дочери. — Принеси свои безделушки. Нужно подобрать что-нибудь получше.

— Нет. Не стоит, — Натаниэль быстро качнула головой, не желая утруждать подругу и чувствуя себя неуютно от такого внимания. — Я дома что-нибудь подберу. Тем более что этот медальон… Он не снимается.

— Не снимается? — брови Афаэла приподнялись, а зрачки чуть сузились.

— Ну, да, — Ната кивнула, чувствуя себя полной идиоткой, и уже жалея, что ляпнула про медальон. — Там… замок сломался. В общем, это неважно, — она махнула рукой и улыбнулась, надеясь, что этого хватит, чтобы закрыть тему.

Однако закрыть тему, как оказалось, было не так-то просто.

— Давай-ка, посмотрим, что там у тебя, — и прежде, чем Ната успела придумать, как возразить, Афаэл уже шагнул к ней и, подцепив двумя пальцами цепочку, стал внимательно её осматривать. Добравшись до оправы медальона, он замер, словно о чём-то размышляя. Натаниэль, чувствуя себя ужасно неловко, подняла глаза и взглянула ему в лицо. Странно, но она вдруг поняла, что никогда не знала, сколько лет этому мужчине. То ли его непререкаемый авторитет, то ли само звание старосты вызывали невольную ассоциацию с хмурым, дряхлым и вечно брюзжащим мужиком в представлении девушки. Она никогда толком не разглядывала его, но теперь, оказавшись так близко, с изумлением поняла, как ошибалась. Афаэл был совсем не стар. На вид лет сорока, не больше. Он выглядел сильным, властным, уверенным в себе и очень мужественным. Его тёмно-каштановые волосы были красиво пострижены, а длинная чёлка закинута назад. Резко очерченные скулы, прямой нос, густые брови, длинные тёмные ресницы и чёрные глаза — делали его внешность харизматичной, обладающей какой-то дикой, первобытной красотой. А ещё от него исходила такая невероятная сила, что у Натаниэль забегали мурашки по спине. И едва не остановилось сердце, когда она вдруг встретилась с ним взглядом. На мгновение. Но этого хватило, чтобы заметить волну ненависти, промелькнувшую в его чёрных зрачках. Впрочем, она исчезла прежде, чем девушка смогла убедиться, что всё это ей не показалось.

Афаэл выпустил цепочку и вновь улыбнулся своей, ничего не выражающей, улыбкой. 

— Замок не сломался, — ровным тоном проговорил он. — Его там просто нет… Эта цепочка с секретом. Я видел подобные когда-то. У кого-то из моих родственников была похожая вещь… — он помолчал, словно вспоминая. — В старину любили безделушки с секретами. Это ведь старинный медальон, да?

— Я не знаю, — Ната пожала плечами, довольная тем, что Афаэл отошёл, наконец, подальше. — Мне он от мамы достался. Касиэра говорила, что это семейная реликвия, но вряд ли слишком ценная.

— Я помню, что её можно снять, только если вытащить камень, — как бы, между прочим, заметил староста. — Если я не ошибаюсь, замок должен оказаться под ним… Но давайте пить чай! — предложил он, вдруг вспомнив о торте. — В конце концов, мы ведь для этого собрались.

— Тогда мне лучше переодеться, а то моё платье до выпускного не доживёт. Обязательно обляпаю по «закону подлости», — и, не дожидаясь возражений, Натаниэль скрылась в соседней комнате.

— Я тогда чайник разогрею, а то остыл совсем, — вздохнула Лайла, с сожалением отпуская подругу.

***
Натаниэль пробыла в гостях у близнецов до позднего вечера. Афаэл, выпив чаю, ушёл, оставив молодёжь в покое, чему вся компания была несказанно рада. Они болтали, веселились, обсуждали выпускной и свои планы по окончанию школы. Лайла призналась, что всегда мечтала стать учителем и втайне от отца уже подала заявление сразу в три колледжа. Сандал решил, что займётся механикой, а если не удастся, то запишется в армию и пойдёт служить на флот. Парень с самого детства мечтал о море, но ни разу не выезжал никуда дальше города. Похоже, море ассоциировалось у юноши со свободой, которой он никогда не имел — так, по крайней мере, казалось Натаниэль. И ещё она заметила, что, несмотря на все усилия выглядеть весёлым и общительным, Сандал весь вечер с трудом находил в себе силы поддерживать разговор. Что-то его угнетало, и иногда было слишком заметно, что мысли парня витают где-то далеко. Он явно нервничал, бросая на сестру и на саму Нату задумчивые, напряжённые взгляды, словно собирался, но никак не мог решиться что-то сказать.

Солнце уже упало за горизонт, когда ребята, доев последние крошки именинного торта, решили расходиться. Лайле не хотелось отпускать подругу, но тут вернулся Афаэл и напомнил компании, что завтра всем рано вставать в школу.

— Я провожу Нату, — пожелав сестре спокойной ночи, и даже не взглянув на отца, Сандал взял пакет с подарком и повёл девушку к дверям.

— Не задерживайся, — коротко бросил Афаэл ему в след, и лишь небрежно кивнул Натаниэль, когда та поблагодарила его за подарок и гостеприимство.

Очутившись на улице, блондинка только тогда поняла, как устала. День выдался ужасно суматошным и перенасыщенным от разного рода событий. Поэтому, едва втянув в лёгкие свежий ночной воздух, девушка зевнула, мечтая только об одном: поскорее добраться до постели. Они шли медленно, потому что Ната едва передвигала ноги. Впрочем, идти было недалеко, и очень скоро парочка добралась до её дома. Сандал заметил состояние подруги и невольно усмехнулся.

— Не проспи завтрашний экзамен, — предостерёг он, глядя на девушку сверху вниз и помогая открыть ржавую щеколду калитки. — Может, звякнуть тебе утром на всякий случай?

— Давай, — Ната благодарно кивнула, останавливаясь на крыльце и забирая у него подарок. Затем посмотрела в лицо юноши. — Спасибо за всё, — улыбнулась она напоследок и развернулась, собираясь уйти, как неожиданно Сандал остановил её, тронув за плечо.

— Послушай, Ната, — как-то неуверенно заговорил парень, нервно оглянувшись по сторонам. — Не подумай, что я параноик, но тебе лучше не снимать свой медальон.

— Что? — девушке показалось, что она ослышалась, но сердце почему-то пропустило удар и заколотилось сильнее. — Ты… что-то знаешь про…

— Просто не снимай его, — буркнул парень сквозь зубы. — Никогда! — и, сунув руки в карманы ветровки, Сандал спрыгнул с крыльца и быстро растаял во мраке ночи.
 
Рейтинг: +1 44 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
120
95
93
88
87
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
Самый лучший!! 22 августа 2019 (Анна Гирик)
82
76
73
70
68
68
67
67
67
63
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
55
53
53
52
51
51
50
50
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
48
48
45
40
38
37