Ложь - Глава 1

20 апреля 2018 - Вера Голубкова
article414804.jpg
Изящная пирога, длинная и узкая, словно лезвие меча, плыла вверх по реке Куяба. Под монотонные удары шести весел она натужно, судорожными рывками продвигалась вперед, преодолевая быстрое течение.

- И-и, вверх!.. И-и, вверх!.. И-и, вверх!..

Шесть потных, смуглых, мускулистых гребцов снова и снова сгибались и с неимоверным трудом, через силу выпрямлялись, погружая в зеленоватую воду широкие лопасти весел...

- И-и, вверх!.. И-и, вверх!.. И-и, вверх!..

Рослый, крепкий, словно вырезанный из кряжистого красного дерева, индеец племени тупи подавал гребцам команды, задавая ритм... Кажется, его голос вселял в них новые силы, и они еще дружнее налегали на весла. Их иссиня черные, узенькие, как щелки, глаза в ожидании похвалы, не отрываясь, глядели на белого человека, сидевшего в середине пироги, но тот не замечал их. Сдвинув на затылок шлем из коры пробкового дуба, он с тревогой вглядывался в неприветливые, мрачные заросли тропического леса, вздымающегося по берегам реки.

- Когда мы приплывем в эту деревню?..

- Люди споро гребут, патрон, но течение сильное.

- Я спросил тебя, когда мы приплывем?..

- Сегодня, патрон, если нас не настигнет буря.

Среди нависших над рекой угрюмых деревьев взору открывался длинный, узкий лоскут неба, и белый человек взглянул на него, словно задавая безмолвные вопросы черным тучам, сулящим ливень и грозу.

- Уже восьмой день, как я в пути. Восьмой день борюсь с рекой. Кажется, этому не будет конца...

- Подниматься по реке – не спускаться. Наберись терпения, патрон.

- Терпение... Терпение! – белый человек крепко стиснул зубы, сдерживая переполнявшую его боль. Он судорожно сжал в руке конверт, лежавший в кармане сюртука, и вновь пристально вгляделся в темно-зеленый берег.

- Ты нанял мою лодку, чтобы отвезти тебя в Порто-Нуэво, я и везу тебя в Порто-Нуэво, – коротко ответил индеец с ледяной невозмутимостью, свойственной его народу.

- Порто-Нуэво там?.. Это вон те соломенные лачуги, что виднеются на песчаном пляже?..

- Нет, патрон, Порто-Нуэво еще далеко, намного дальше...

- Где-то на краю света, как я погляжу!

Это и в самом деле так. На краю света стоит Порто-Нуэво, в самом сердце непроходимой сельвы, в дальнем, глухом уголке штата Мату-Гросу, что в центре Америки, в неизведанных бескрайних чащобах Бразилии. Деревенька горняков, искателей золота – алчных отчаявшихся авантюристов, рискующих жизнью в неприкрытой войне с этим враждебным миром... Таким предстает Порто-Нуэво глазам добравшегося сюда человека.

- Приплыли, патрон... Вот Порто-Нуэво.

Не медля ни минуты, Деметрио де Сан Тельмо выпрыгнул из пироги на плохо скрепленные доски причала. Словно задыхаясь, он глубоко и жадно втянул в себя липкие, влажные и теплые испарения болот, посреди которых возвышается деревня.

Деметрио высокий, поджарый мужчина с широкой спиной и крепкими кулаками. Пряди его прямых, влажных и слипшихся от жары, темно-каштановых волос свисают на лоб. Серо-стальные глаза постоянно щурятся, непроизвольно демонстрируя природную силу. И лишним доказательством этой силы может служить богатырская грудь, проглядывающая в распахнутом вороте льняной рубашки. Деметрио нетерпеливо топчется на месте, стараясь размять затекшие от долгого неподвижного сидения в пироге длинные ноги.

- Сколько я тебе должен?

- Как договорились, патрон, и сколько пожелаешь на огненную воду этим парням, они хорошо гребли.

- Получай, возьми свои деньги, а остальные для них...

- Да поможет тебе Бог, патрон.

- Надеюсь. Можешь сказать мне, где живет Рикардо Сильвейра?

- Много лет я привожу на эти пристани груз и отвожу его, патрон, но никогда не высаживаюсь в Порто-Нуэво. Почему бы тебе не спросить в таверне?

Индеец снова запрыгнул в пирогу, дал знак гребцам, и лодка отплыла от берега. Деметрио протянул вперед руку, словно желая задержать гребцов, но те продолжали взмахивать веслами, так же размеренно и невозмутимо.

- И-и, вверх!.. И-и, вверх!.. И-и, вверх!..

Лодка уплывала все дальше вверх по реке. Гребцы во главе с индейцем продолжали свой путь, даже не взглянув на Деметрио. Сан Тельмо нахмурился – до сих пор этот загадочный и бесстрастный индеец был его единственным товарищем... Деметрио повернулся и посмотрел на деревушку, с ужасом осознав свое полное одиночество. Вряд ли благородство и знатность обитают в этих разбросанных на берегу реки бараках, в двух дюжинах домишек из необожженного кирпича, сгрудившихся в центре жалкого подобия главной площади, где церковь и таверна сошлись лицом к лицу в извечном противостоянии.

- Порто-Нуэво...

Деметрио сунул руку в карман сюртука и стиснул в кулаке сложенный пополам конверт. В письме брат умолял помочь ему, и теперь Сан Тельмо крепко сжимал листок бумаги, словно советуясь с ним, что делать дальше. Секунду поколебавшись, Деметрио решительно направился к таверне.

- Кто-нибудь может сказать, где живет Рикардо Сильвейра?

Посетители таверны ошеломленно и непонимающе уставились на вошедшего. Кто-то указал ему на стоящего у стойки бара рослого, грузного и краснощекого мужчину, с лицом пропойцы, который в эту самую минуту вырывал из рук буфетчика придвинутую к нему бутылку, чтобы еще больше напиться.

- Вы можете ответить на мой вопрос, сеньор?..

- Ботель... Меня зовут Ботель. А с какой стати мне Вам отвечать? Может, Ваши поиски Рикардо не доведут Вас до добра.

- Если Вы знакомы с Рикардо, то прошу рассказать мне о нем. Я только что прибыл в Порто-Нуэво. Восемь дней плавания на лодке лишь для того, чтобы увидеться с ним. Индеец, который привез меня, посоветовал, чтобы я расспросил о нем в таверне.

- Минули те добрые времена, когда Рикардо был с нами. Он пошел своей дорогой... так что спрашивайте о нем в другом краю. А до Вас нам дела нет. Какая нам разница, что привело Вас сюда.Внезапно лицо незваного пришельца исказилось от ярости; он рванулся к пьянчужкам, собираясь что-то сказать, но чья-то крепкая рука мягко, но решительно схватила его за плечо. Всё закончилось, не успев начаться...

- Идите со мной, сеньор.

- С какой это стати?!

- Прошу Вас, идемте. Думаю, я могу рассказать то, что Вам нужно. Рикардо Сильвейра ждал Вас... Идемте...

Несколько шагов через зал таверны, и вот они уже снаружи. Деметрио с удивлением разглядывал застегнутую наглухо черную сутану, гладко выбритое лицо и синие, спокойные и ясные глаза, смотрящие на него с неподдельным интересом.

- Я видел, как Вы вылезали из пироги... А когда Вы проходили через площадь, я стоял у дверей церкви. Вы – Деметрио де Сан Тельмо, не так ли?

- Верно... Откуда Вам это известно?

- Я – преподобный Вильямс Джонсон. Я был довольно близким другом Вашего брата.

- Был?.. Вы хотите сказать, что больше не друг?.. И тем не менее...

- Я отведу Вас в дом Рикардо после того, как мы поговорим, и Вы передохнете с дороги. Я вижу, Вы очень устали, друг мой. Идемте со мной... Я живу недалеко отсюда, возле церкви.

- Не придавайте значения моей усталости... Если Вам известно, где живет Рикардо, умоляю, покажите мне. Я должен немедленно встретиться с ним. Я уверен, что он в отчаянии, и с нетерпением ждет меня.

- Теперь уже не ждет, к сожалению... Не может ждать...

- Что Вы имеете в виду?..

- Ваш брат умер...




***




- Выпейте, друг мой... Пейте, прошу Вас. Сейчас немного виски будет очень кстати... Я вижу, как Вы страдаете, и понимаю, что бедный Рикардо не зря ждал Вас, надеялся, что все будет по-другому, стоит Вам только оказаться рядом с ним. У него были на это причины, но, к несчастью...

- Я опоздал!.. Приехал, но поздно!.. Рикардо слишком долго ждал, нужно было написать мне письмо гораздо раньше, а теперь все мои усилия оказались напрасными... Господь не захотел, чтобы мы снова были вместе!.. Похоже, Бог не смотрит на землю!..

- Успокойтесь, друг мой... Я понимаю Вашу боль. От Рикардо я узнал, как много он значил для Вас...

- Он был моим единственным братом, преподобный отец.

- Полагаю, больше, чем братом, Вы были для него отцом... Несмотря на небольшую разницу в возрасте... Всего несколько лет, кажется восемь, верно?

- Да... Мы были сводными братьями по матери, поэтому у нас разные фамилии.

- Рикардо подробно рассказал мне об этом за несколько дней нашей дружбы.

- Несколько дней?

- Собственно говоря, мы не были друзьями, как таковыми. Понимаете, Рикардо являлся завсегдатаем таверны, и его неразлучным дружком стал тот самый человек, к которому Вы подошли вначале, его имя Ботель. Они были не разлей вода все эти долгие девять месяцев, что Рикардо прожил в Порто-Нуэво. С Ботелем Ваш брат обнаружил залежи золота, и с ним же пил дни и ночи напролет.

- Что Вы говорите?.. Этот человек был другом моего брата?..

- Рикардо был не таким, каким Вы его знали. Он сильно изменился здесь, и Вы не должны винить его в этом. Здешняя обстановка, окружение... Впрочем, страдания и боль могут изменить даже самого благородного человека, ослепить его, свести с ума...

- Страдания и боль?

Деметрио вскочил на ноги. В простенькой комнатушке преподобного отца он казался еще выше и сильнее. Его губы беспокойно подрагивали. 

- Простите меня, преподобный, но я не хочу пить. – Деметрио почти грубо отталкнул стакан, который настойчиво предлагал ему священник. – Сейчас мне позарез необходимы трезвый ум и здравый рассудок... А еще мне нужна правда... Вы сказали, страдания и боль. Неужели именно они привели Рикардо в Порто-Нуэво, заставили его бросить дела, друзей, карьеру, и счастливую жизнь в Рио-де-Жанейро?.. Я всегда боялся чего-либо подобного!..

- В такие места, как это, приходят одни честолюбцы. Те, кто вожделеет золота и алмазов, как Ботель. И те, кто, как я, страстно желает обратить души к небесам... Ваш брат Рикардо был одержим манией разбогатеть, он неутомимо искал залежи, которые за несколько месяцев превратили бы его в миллионера... Но, получив какое-то письмо от некоей дамы, он бросил все...

- Кто она?.. Договаривайте, преподобный Вильямс, прошу Вас... Это точно была дама?

- По-моему, та самая, что заставила его искать богатство, а впоследствии и смерть. Когда Рикардо всего добился, она бросила его...

- Подождите-подождите... Что Вы имеете в виду?.. Рикардо покончил с собой?

- Видите ли, все так туманно. Я разговаривал с Рикардо и понял только одно – он знал, что скоро умрет... Залежь, разумеется, он нотариально оформил на Ваше имя...

- На мое имя!..

- Все бумаги находятся у меня, и они в полном порядке... Ну вот, а теперь, когда Вы успокоились и собрались с силами, ступайте в дом Рикардо. Это на окраине поселка, не очень далеко. Там все его вещи. В своей записке Ваш брат просил меня, чтобы все досталось Вам.

- Выходит, мой брат покончил с собой?.. Из-за какой-то женщины!.. Могу я узнать ее имя, святой отец?.. Не соблаговолите ли назвать мне его прямо сейчас?..

- Мой бедный друг... Ее имя... я не знаю ее имени. Подозреваю, что один только Рикардо мог бы назвать его, но эту тайну он унес с собой в могилу... Ваш брат страшно пил, а потом принимал лекарства, наркотики, глотал таблетки, чтобы успокоиться... Кто его знает... возможно, и более сильный человек не смог бы вынести этого, и выбился из сил.

- Это немыслимо!.. Невообразимо!.. Беззаботный весельчак Рикардо, который так радовался жизни... Зачем Вы рассказываете мне это, зачем уверяете, что он покончил с собой? Можно подумать, что все это – правда...

- Он что-нибудь написал Вам в письме? Мне он сказал только о самом письме, и ничего больше. Ваш брат верил, что Вы приедете и освободите его, вырвете отсюда, даже против его воли, если будет нужно. Рикардо часто говорил мне о Вашей предприимчивости и решительности, Деметрио...- Какой от этого прок, если ничего нельзя исправить?

- Они пригодятся Вам на рудниках, так Вам будет легче выдержать это неимоверно мучительное испытание...

- Мои собственные чувства не волнуют меня, преподобный, но... брат... Он был каким-то странным с тех пор, как покинул Рио-де-Жанейро. Его нельзя было понять. Рикардо написал мне какое-то нелепое письмо, в котором даже не указал, куда он едет.

- Как я понял из его слов, он и сам этого не знал. Рикардо уехал из столицы, куда глаза глядят. В поезде он познакомился с Ботелем, который привез его сначала в Мату-Гросу, а затем перетащил в Порто-Нуэво. Ваш брат был не в себе, он, как одержимый, искал золото, то самое вожделенное богатство.

- И все ради нее!.. Такова была цена той дамы! Святой отец, расскажите мне честно все, что Вам известно... Я думал, что проеду всю страну, лишь бы быть с ним, я добрался сюда в надежде защитить брата, избавить его от опасности, о которой говорилось в письме... четыре строчки отчаяния и безумия... и что же? Я приезжаю и узнаю, что Рикардо умер. И какой смертью! Он свел счеты с жизнью, чтобы свести меня с ума... и меня тоже!..

- Я понимаю Ваши чувства, но ничего нельзя поделать. Постарайтесь смириться и достойно примите Ваше наследство...

- Меня не волнует это наследство!.. Плевать я хотел на эту проклятую залежь, которая стоила жизни моему брату!.. Единственное, что я хочу, единственное, в чем нуждаюсь, – это выяснить все, узнать правду... Идемте к нему домой, преподобный!..

- К несчастью, я не могу пойти прямо сейчас... Он жил вон в том домишке, что виднеется на вершине холма... с шиферной крышей. Но, повторяю, было бы лучше, если...

- Спасибо за все, преподобный... Увидимся позже. – Деметрио поспешно вышел.

- Святой отец, – за спиной пастора раздался нежный голос, и в проеме двери, отделявшей скромную комнатушку от церкви, появилась босоногая девчушка и неслышно подошла к пастору. Девчушка явно была из местных, медный цвет кожи выдавал ее с головой. Огромные темные, со стальным отливом, глаза задорно сверкали. Одета она была в узкую пеструю тунику – Это новый хозяин, да?

- Именно.

- Он брат патрона Рикардо?..

- Верно.

- Он пошел туда?..

- Да, но ты не должна ему мешать... Он хочет побыть один, так нужно.

- Но там моя одежда... и там моя постель... И господин Рикардо заплатил мне за работу на год вперед, а также купил и подарил мне это ожерелье. Я должна расплатиться за это и работать теперь на его брата.

- Возможно, новый хозяин отблагодарит тебя гораздо больше, если ты оставишь его в покое, по крайней мере, до завтра. Позже вы обо всем договоритесь...

- Он останется здесь?..

- Я ничего не знаю, Аеша.

- И он будет жить там, на этой горе, один... и не будет никого, кто приготовит ему еду?.. В доме сейчас беспорядок, ведь ключи были у Вас, и Вы не разрешили мне входить в дом... Только откуда Вам известно, что я не нужна новому хозяину, святой отец?..

- Ладно, Аеша... Позже я спрошу его и отвечу на твой вопрос. А сейчас иди со мной. Тебе предстоит очень внимательно выслушать проповедь, которую я произнесу нынче вечером...




***




На вершине одиноко возвышающегося над окрестностями холма,  стояли три деревянных лачуги. Первый из домишек был позабыт-позаброшен. Мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять: в нем уже давным-давно никто не жил. Второй, окруженный деревьями, своего рода тропическим садом, напротив, был недавно покрашен в яркие, кричащие цвета и теперь вызывающе выделялся из прочих. А вот и последний из троицы, с толстой шиферной крышей и мрачными, бесцветными стенами, стоявший на отшибе, и, возможно, самый бедный, невзрачный и унылый на вид. Именно в нем и жил Рикардо. Деметрио де Сан Тельмо открыл дверь дома, и печально оглядел жилище. На душе у него с каждой секундой становилось все тоскливее.

- И это здесь жил и умер мой брат?.. По чьей вине?.. Ради чего?..

В небольшом, настежь распахнутом шкафу, беспорядочно разбросано множество флаконов со снадобьями от малярии, тропической лихорадки и укусов ядовитых насекомых...

- Нет, Рикардо не жил, а существовал здесь. Он был болен и ужасно одинок... Здесь он думал о смерти, а, может быть, отчаявшись, и сам искал ее...

- Здравствуйте...

- Кто Вы?

- Добрый вечер, сеньор... Вы, верно, тот самый родственник Рикардо, которого он ждал?..

- Совершенно верно, но...

- А я – его ближайшая соседка... Живу в том желтом доме... Я – жена доктора Ботеля...

- Вот как! – превозмогая душевную боль, Деметрио де Сан Тельмо пригляделся внимательней к незаметно, чуть ли не украдкой, вошедшей женщине. Она была молода и недурна собой, но несмотря на это, в ее лице читалась усталость. Вот и на висках преждевременно белеет седина. Взгляд женщины печален, а движения плавны. Деметрио невольно залюбовался ею.

- Вы удивлены?

- Признáюсь, да. Я никогда не думал, что этот самый сеньор Ботель женат, и к тому же на истинной даме.

- О-о... Вы очень любезны, впрочем, муж так не считает.

- Если это он послал Вас...

- Нет-нет, что Вы... Муж еще не вернулся. Я заметила Вас давно, когда Вы поднимались на холм от деревни. По одежде и внешнему виду Вы не похожи на искателей золота, Вы совсем другой... Когда я увидела, что Вы открыли двери дома Рикардо и вошли сюда, у меня не осталось сомнения, что Вы – его брат, Деметрио. Он очень много рассказывал о Вас... Словом, я решила представиться... Это довольно бесцеремонно, но, видите ли... Тут не так, как в городе. Здешняя жизнь совершенно иная...

- Догадываюсь, сколь это ужасно для такой дамы, как Вы.

- Вы даже не можете представить себе, насколько... Поэтому не стоит осуждать и слишком сильно винить невесту Вашего брата...- Невесту брата?..

- Вам, вероятно, известна эта история...

- Я абсолютно ничего не знаю. Преподобный Джонсон был единственным, с кем я поговорил в деревне. Впрочем, он не сказал ничего определенного. Насколько я понял, мой брат был болен, и его жизнь превратилась в ад. Рикардо потерял всякую надежду и, возможно, от отчаяния даже покончил  собой... И виной всему была какая-то дама... которую Вы, похоже, знали.

- Всего лишь по фотографии.

- Какой фотографии?

- Той, что находилась в этой рамке. Ваш брат порвал ее на куски в тот вечер, когда получил письмо... С тех самых пор он ничем больше не занимался. Он словно с ума сошел, пил и пил беспробудно... На рассвете он с большим трудом притащился домой... И еще приказал девчонке принести побольше виски из таверны... Вот и все... Однако мой муж и батраки продолжали работать в том месте, что он указал, и обнаружили золотую жилу.

- Невероятно...

- Неужели Вы этого не знали?

- Не знал. Брат уехал из Сан-Паулу, чтобы работать. Его ждала ответственная должность...

- Кем был Ваш брат?

- Адвокатом. Вы этого не знали?

- Он никогда не говорил об этом.

- Рикардо приехал в Рио-де-Жанейро будучи поверенным в делах миллионера Кастело Бранко... И вот он бросил свою должность. Как оказалось, его свела с ума золотая лихорадка.

- Как-то ночью он разговаривал с моим мужем. Оба они крепко выпили, и я подслушала кое-что из их разговора... Рикардо хотел разбогатеть. Его невеста запретила ему надеяться на что-либо, если он не разбогатеет за год. Он приехал в Мату-Гросу, торговал скотом, пожил среди искателей алмазов в Рио-Парана, мучился от болотной лихорадки и малярии... а в Порто-Нуэво его привез мой муж...

- Рикардо страдал, боролся, преодолевал все трудности и лишения ради презренной, ничтожной женщины, чтобы купить ее за деньги... Уму непостижимо!..

- Ваш брат и сам понимал это, сеньор Сан Тельмо, но та женщина завладела им... Он был одержим ею и надеялся, что заставит ее измениться... Когда он получил письмо...

- Уже дважды Вы сказали мне о каком-то письме... Вы его видели?.. Читали?.. Быть может, Вам известно, о чем в нем говорилось?..

- Та женщина писала, что хочет выйти замуж за другого... За какого-то миллионера...

- Вот как!

- Тем вечером Ваш брат напился, как никогда. Тогда-то я и услышала его крики и грохот, с которым он крушил мебель... Аеша, индианка, работавшая у него, в ужасе примчалась ко мне домой и заявила, что ее хозяин спятил... Мужа не было дома, но я, несмотря на сильный страх, решилась пойти к нему. Рикардо был один. Он порвал в клочья фотографию той женщины и плакал, как ребенок, над этими обрывками, стоя посреди комнаты.

- Чудовищно!..

- И тем не менее, он ждал Вас... Я понимаю Ваши страдания, понимаю, как Вам больно... – Неожиданно женщина умолкла, заметив муку, отразившуюся на лице сан Тельмо. Ни слова не говоря, она смотрела на него. Под неумолимым бременем горя Деметрио опустил голову, а затем резко откинул ее назад, словно бросая кому-то вызов.

- Как выглядела та женщина с фотографии? – спросил он.

- Настоящая красавица, утонченная, изысканная, с аристократической осанкой. В какой-то степени можно понять, что она боялась разделять все эти тяготы с Вашим братом. Для девушки из хорошей семьи, выросшей в столице, здешние места хуже преисподней.

- Однако я не сомневаюсь, что она вертела им, как хотела... Вот он и погряз в этом аду...

- Если родился в роскоши – боишься обеднеть.

- Мой брат никогда не называл ее имени?

- Никогда... Он был истинным кабальеро.

- Как это понимать?..

- Боюсь показаться нескромной, но мне кажется, что прежде она очень сильно любила его...

- Вы имеете в виду, что она была его любовницей?

- Все это столь щекотливо... Конечно, я не совсем уверена, но, думаю, что да... Ваш брат хранил это в секрете даже тогда, когда напился почти до бесчувствия, а это что-то значит, не так ли?

- Полагаю, Вы близки к истине... Последнее, чего не хватало даме с фотографии – быть потаскухой... Будь она проклята!!!

- Сеньор Сан Тельмо...

- Простите меня... я настолько возбужден, что не отвечаю за свои слова. Однако уверяю Вас, что...

- Ой, взгляните!.. Святой отец...

- Не тревожьтесь, сеньора Ботель. – Пастор, как всегда степенно, вошел в дверь. – Я искал сеньора Сан Тельмо на случай, если он захочет переночевать в моем доме и оказать мне честь, поужинав вместе со мной.

- Вы очень любезны, но...

- Надеюсь, Вы не откажете мне в этом. Давайте спустимся в деревню...

- Преподобный отец, не думайте, что я пришла сюда из любопытства... Я...

- Ваш муж уже покинул таверну, сеньора Ботель, и вот-вот придет сюда. Ему не понравится, если Вас не будет дома.

- Он уже ушел?.. В таком случае с Вашего позволения... Я со спокойной совестью оставляю Вас в хорошей компании, сеньор Сан Тельмо... Если я могу быть Вам чем-то полезной...

- Доброй ночи, сеньора Ботель...

Женщина торопливо вышла из дома.

- Надеюсь, визит сеньоры Ботель не слишком Вас побеспокоил... –  на губах его преподобия появилась сочувственная улыбка. – Сеньора Ботель – хорошая женщина, но муж безбожно тиранит ее. Правда, иной раз она бывает слишком болтлива, но...

- Сейчас она рассказала меньше, чем мне хотелось бы услышать... Прискорбно, но ее и Ваши слова убедили меня в том, что никому не известно имя этой скверной женщины, которая разрушила жизнь моего брата...

- А Вам не кажется, что это к лучшему? Какой прок питать злобу, которая портит Вам жизнь?

- К несчастью, эта злоба живет во мне и разгорается помимо моей воли.

- Вам лучше передать права на залежь какому-нибудь банку и покончить с этим делом. Это будет совсем нетрудно, жила – богатейшая. Золота хватит и на продажу, и на подарки.- Меня не интересует золото. Этим деньгам я нашел одно достойное применение – месть.

- Ради Бога!.. Это безумие... Против кого направлена ваша месть? Против дамы, чье имя никому не известно?

- Быть может, еще не все потеряно, и отыщется возможность узнать, кто она. Эта женщина молода, красива, она из высшего общества Рио-де-Жанейро и непременно из тех, кто часто бывает в доме миллионера Кастело Бранко. Два года мой брат вращался в этом мире и был счастлив... Подарив ему ложное счастье, она приблизила его к небесам, чтобы затем утопить в этом аду.

- Вы так возбуждены. Прошу Вас, успокойтесь. Вы пугаете меня... Это безумие – думать о мести... Что случилось, то случилось. Вы ничего не сможете исправить, просто погубите свою жизнь.

- Вы думаете, сейчас моя жизнь не разрушена?.. Вы полагаете, что я смогу спокойно жить, после всего? Смогу пользоваться этими деньгами?.. Нет, Ваше преподобие, не смогу... Вы другой породы, у Вас другая кровь... Вы посвятили себя Богу и не понимаете, что творится в моей душе... Но я знаю, что в моей жизни нет ничего, кроме одной цели – получить сполна долг, покарать эту подлость...

- Но как Вам помочь?

- Этого я не знаю.

- Ваше стремление абсурдно. Пусть будет так, как Вы говорите – в моих жилах течет другая кровь, я из другого теста, но я – мужчина, я молод и тоже глубоко возмущен поступком этой женщины. Я, как и Вы, думаю, что это преступление должно быть наказано, но я предоставляю Богу позаботиться о возмездии и наказании... Когда-нибудь ее настигнет Высший суд, и тогда она пожалеет обо всех слезах, что заставила пролиться, и тогда она будет страдать также, как страдал Рикардо...

- Все так и будет, преподобный отец, так и будет. В этом Вы можете быть абсолютно уверены.

- Отгоните от себя дурные мысли, они причиняют Вам боль. Чтобы взять в руки вещи Вашего брата, Вы на все должны смотреть спокойно. Вот в этом саквояже находятся бумаги Рикардо, кое какие драгоценности и добрая пригоршня крупинок чистого золота. Содержимое этого саквояжа стоит несколько сотен миллионов реалов, и все это принадлежит Вам.

Преподобный открыл маленький кожаный саквояжик, который чуть раньше достал из шкафа. Глаза Деметрио безразлично скользнули по крупным кускам золота, на мгновение с грустью задержались на кольце и часах брата и, наконец, заметили какую-то вещицу, которую он через миг уже держал в руках.

- Кружевной платок... Как пить дать – ее!.. – В бешенстве Деметрио смял платок, крошечный, слегка благоухающий шелковый квадратик с кружевами по краям. Крупные буквы, по всей видимости, инициалы владелицы сразу же бросились в глаза Деметрио, словно вызывая его на дуэль. Преподобный Джонсон наклонился к платку и спросил:

- Что это?

- Так, пустячок... Кружевной платок. Однако этого довольно, чтобы указать мне дорогу мести.

© Copyright: Вера Голубкова, 2018

Регистрационный номер №0414804

от 20 апреля 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0414804 выдан для произведения: Изящная пирога, длинная и узкая, словно лезвие меча, плыла вверх по реке Куяба. Под монотонные удары шести весел она натужно, судорожными рывками продвигалась вперед, преодолевая быстрое течение.

- И-и, вверх!.. И-и, вверх!.. И-и, вверх!..

Шесть потных, смуглых, мускулистых гребцов снова и снова сгибались и с неимоверным трудом, через силу выпрямлялись, погружая в зеленоватую воду широкие лопасти весел...

- И-и, вверх!.. И-и, вверх!.. И-и, вверх!..

Рослый, крепкий, словно вырезанный из кряжистого красного дерева, индеец племени тупи подавал гребцам команды, задавая ритм... Кажется, его голос вселял в них новые силы, и они еще дружнее налегали на весла. Их иссиня черные, узенькие, как щелки, глаза в ожидании похвалы, не отрываясь, глядели на белого человека, сидевшего в середине пироги, но тот не замечал их. Сдвинув на затылок шлем из коры пробкового дуба, он с тревогой вглядывался в неприветливые, мрачные заросли тропического леса, вздымающегося по берегам реки.

- Когда мы приплывем в эту деревню?..

- Люди споро гребут, патрон, но течение сильное.

- Я спросил тебя, когда мы приплывем?..

- Сегодня, патрон, если нас не настигнет буря.

Среди нависших над рекой угрюмых деревьев взору открывался длинный, узкий лоскут неба, и белый человек взглянул на него, словно задавая безмолвные вопросы черным тучам, сулящим ливень и грозу.

- Уже восьмой день, как я в пути. Восьмой день борюсь с рекой. Кажется, этому не будет конца...

- Подниматься по реке – не спускаться. Наберись терпения, патрон.

- Терпение... Терпение! – белый человек крепко стиснул зубы, сдерживая переполнявшую его боль. Он судорожно сжал в руке конверт, лежавший в кармане сюртука, и вновь пристально вгляделся в темно-зеленый берег.

- Ты нанял мою лодку, чтобы отвезти тебя в Порто-Нуэво, я и везу тебя в Порто-Нуэво, – коротко ответил индеец с ледяной невозмутимостью, свойственной его народу.

- Порто-Нуэво там?.. Это вон те соломенные лачуги, что виднеются на песчаном пляже?..

- Нет, патрон, Порто-Нуэво еще далеко, намного дальше...

- Где-то на краю света, как я погляжу!

Это и в самом деле так. На краю света стоит Порто-Нуэво, в самом сердце непроходимой сельвы, в дальнем, глухом уголке штата Мату-Гросу, что в центре Америки, в неизведанных бескрайних чащобах Бразилии. Деревенька горняков, искателей золота – алчных отчаявшихся авантюристов, рискующих жизнью в неприкрытой войне с этим враждебным миром... Таким предстает Порто-Нуэво глазам добравшегося сюда человека.

- Приплыли, патрон... Вот Порто-Нуэво.

Не медля ни минуты, Деметрио де Сан Тельмо выпрыгнул из пироги на плохо скрепленные доски причала. Словно задыхаясь, он глубоко и жадно втянул в себя липкие, влажные и теплые испарения болот, посреди которых возвышается деревня.

Деметрио высокий, поджарый мужчина с широкой спиной и крепкими кулаками. Пряди его прямых, влажных и слипшихся от жары, темно-каштановых волос свисают на лоб. Серо-стальные глаза постоянно щурятся, непроизвольно демонстрируя природную силу. И лишним доказательством этой силы может служить богатырская грудь, проглядывающая в распахнутом вороте льняной рубашки. Деметрио нетерпеливо топчется на месте, стараясь размять затекшие от долгого неподвижного сидения в пироге длинные ноги.

- Сколько я тебе должен?

- Как договорились, патрон, и сколько пожелаешь на огненную воду этим парням, они хорошо гребли.

- Получай, возьми свои деньги, а остальные для них...

- Да поможет тебе Бог, патрон.

- Надеюсь. Можешь сказать мне, где живет Рикардо Сильвейра?

- Много лет я привожу на эти пристани груз и отвожу его, патрон, но никогда не высаживаюсь в Порто-Нуэво. Почему бы тебе не спросить в таверне?

Индеец снова запрыгнул в пирогу, дал знак гребцам, и лодка отплыла от берега. Деметрио протянул вперед руку, словно желая задержать гребцов, но те продолжали взмахивать веслами, так же размеренно и невозмутимо.

- И-и, вверх!.. И-и, вверх!.. И-и, вверх!..

Лодка уплывала все дальше вверх по реке. Гребцы во главе с индейцем продолжали свой путь, даже не взглянув на Деметрио. Сан Тельмо нахмурился – до сих пор этот загадочный и бесстрастный индеец был его единственным товарищем... Деметрио повернулся и посмотрел на деревушку, с ужасом осознав свое полное одиночество. Вряд ли благородство и знатность обитают в этих разбросанных на берегу реки бараках, в двух дюжинах домишек из необожженного кирпича, сгрудившихся в центре жалкого подобия главной площади, где церковь и таверна сошлись лицом к лицу в извечном противостоянии.

- Порто-Нуэво...

Деметрио сунул руку в карман сюртука и стиснул в кулаке сложенный пополам конверт. В письме брат умолял помочь ему, и теперь Сан Тельмо крепко сжимал листок бумаги, словно советуясь с ним, что делать дальше. Секунду поколебавшись, Деметрио решительно направился к таверне.

- Кто-нибудь может сказать, где живет Рикардо Сильвейра?

Посетители таверны ошеломленно и непонимающе уставились на вошедшего. Кто-то указал ему на стоящего у стойки бара рослого, грузного и краснощекого мужчину, с лицом пропойцы, который в эту самую минуту вырывал из рук буфетчика придвинутую к нему бутылку, чтобы еще больше напиться.

- Вы можете ответить на мой вопрос, сеньор?..

- Ботель... Меня зовут Ботель. А с какой стати мне Вам отвечать? Может, Ваши поиски Рикардо не доведут Вас до добра.

- Если Вы знакомы с Рикардо, то прошу рассказать мне о нем. Я только что прибыл в Порто-Нуэво. Восемь дней плавания на лодке лишь для того, чтобы увидеться с ним. Индеец, который привез меня, посоветовал, чтобы я расспросил о нем в таверне.

- Минули те добрые времена, когда Рикардо был с нами. Он пошел своей дорогой... так что спрашивайте о нем в другом краю. А до Вас нам дела нет. Какая нам разница, что привело Вас сюда.Внезапно лицо незваного пришельца исказилось от ярости; он рванулся к пьянчужкам, собираясь что-то сказать, но чья-то крепкая рука мягко, но решительно схватила его за плечо. Всё закончилось, не успев начаться...

- Идите со мной, сеньор.

- С какой это стати?!

- Прошу Вас, идемте. Думаю, я могу рассказать то, что Вам нужно. Рикардо Сильвейра ждал Вас... Идемте...

Несколько шагов через зал таверны, и вот они уже снаружи. Деметрио с удивлением разглядывал застегнутую наглухо черную сутану, гладко выбритое лицо и синие, спокойные и ясные глаза, смотрящие на него с неподдельным интересом.

- Я видел, как Вы выходили из пироги... А когда Вы проходили через площадь, я стоял у дверей церкви. Вы – Деметрио де Сан Тельмо, не так ли?

- Верно... Откуда Вам это известно?

- Я – преподобный Вильямс Джонсон. Я был довольно близким другом Вашего брата.

- Был?.. Вы хотите сказать, что больше не друг?.. И тем не менее...

- Я отведу Вас в дом Рикардо после того, как мы поговорим, и Вы передохнете с дороги. Я вижу, Вы очень устали, друг мой. Идемте со мной... Я живу недалеко отсюда, возле церкви.

- Не придавайте значения моей усталости... Если Вам известно, где живет Рикардо, умоляю, покажите мне. Я должен немедленно встретиться с ним. Я уверен, что он в отчаянии, и с нетерпением ждет меня.

- Теперь уже не ждет, к сожалению... Не может ждать...

- Что Вы имеете в виду?..

- Ваш брат умер...




***




- Выпейте, друг мой... Пейте, прошу Вас. Сейчас немного виски будет очень кстати... Я вижу, как Вы страдаете, и понимаю, что бедный Рикардо не зря ждал Вас, надеялся, что все будет по-другому, стоит Вам только оказаться рядом с ним. У него были на это причины, но, к несчастью...

- Я опоздал!.. Приехал, но поздно!.. Рикардо слишком долго ждал, нужно было написать мне письмо гораздо раньше, а теперь все мои усилия оказались напрасными... Господь не захотел, чтобы мы снова были вместе!.. Похоже, Бог не смотрит на землю!..

- Успокойтесь, друг мой... Я понимаю Вашу боль. От Рикардо я узнал, как много он значил для Вас...

- Он был моим единственным братом, преподобный отец.

- Полагаю, больше, чем братом, Вы были для него отцом... Несмотря на небольшую разницу в возрасте... Всего несколько лет, кажется восемь, верно?

- Да... Мы были сводными братьями по матери, поэтому у нас разные фамилии.

- Рикардо подробно рассказал мне об этом за несколько дней нашей дружбы.

- Несколько дней?

- Собственно говоря, мы не были друзьями, как таковыми. Понимаете, Рикардо являлся завсегдатаем таверны, и его неразлучным дружком стал тот самый человек, к которому Вы подошли вначале, его имя Ботель. Они были не разлей вода все эти долгие девять месяцев, что Рикардо прожил в Порто-Нуэво. С Ботелем Ваш брат обнаружил залежи золота, и с ним же пил дни и ночи напролет.

- Что Вы говорите?.. Этот человек был другом моего брата?..

- Рикардо был не таким, каким Вы его знали. Он сильно изменился здесь, и Вы не должны винить его в этом. Здешняя обстановка, окружение... Впрочем, страдания и боль могут изменить даже самого благородного человека, ослепить его, свести с ума...

- Страдания и боль?

Деметрио вскочил на ноги. В простенькой комнатушке преподобного отца он казался еще выше и сильнее. Его губы беспокойно подрагивали. 

- Простите меня, преподобный, но я не хочу пить. – Деметрио почти грубо отталкнул стакан, который настойчиво предлагал ему священник. – Сейчас мне позарез необходимы трезвый ум и здравый рассудок... А еще мне нужна правда... Вы сказали, страдания и боль. Неужели именно они привели Рикардо в Порто-Нуэво, заставили его бросить дела, друзей, карьеру, и счастливую жизнь в Рио-де-Жанейро?.. Я всегда боялся чего-либо подобного!..

- В такие места, как это, приходят одни честолюбцы. Те, кто вожделеет золота и алмазов, как Ботель. И те, кто, как я, страстно желает обратить души к небесам... Ваш брат Рикардо был одержим манией разбогатеть, он неутомимо искал залежи, которые за несколько месяцев превратили бы его в миллионера... Но, получив какое-то письмо от некоей дамы, он бросил все...

- Кто она?.. Договаривайте, преподобный Вильямс, прошу Вас... Это точно была дама?

- По-моему, та самая, что заставила его искать богатство, а впоследствии и смерть. Когда Рикардо всего добился, она бросила его...

- Подождите-подождите... Что Вы имеете в виду?.. Рикардо покончил с собой?

- Видите ли, все так туманно. Я разговаривал с Рикардо и понял только одно – он знал, что скоро умрет... Залежь, разумеется, он нотариально оформил на Ваше имя...

- На мое имя!..

- Все бумаги находятся у меня, и они в полном порядке... Ну вот, а теперь, когда Вы успокоились и собрались с силами, ступайте в дом Рикардо. Это на окраине поселка, не очень далеко. Там все его вещи. В своей записке Ваш брат просил меня, чтобы все досталось Вам.

- Выходит, мой брат покончил с собой?.. Из-за какой-то женщины!.. Могу я узнать ее имя, святой отец?.. Не соблаговолите ли назвать мне его прямо сейчас?..

- Мой бедный друг... Ее имя... я не знаю ее имени. Подозреваю, что один только Рикардо мог бы назвать его, но эту тайну он унес с собой в могилу... Ваш брат страшно пил, а потом принимал лекарства, наркотики, глотал таблетки, чтобы успокоиться... Кто его знает... возможно, и более сильный человек не смог бы вынести этого, и выбился из сил.

- Это немыслимо!.. Невообразимо!.. Беззаботный весельчак Рикардо, который так радовался жизни... Зачем Вы рассказываете мне это, зачем уверяете, что он покончил с собой? Можно подумать, что все это – правда...

- Он что-нибудь написал Вам в письме? Мне он сказал только о самом письме, и ничего больше. Ваш брат верил, что Вы приедете и освободите его, вырвете отсюда, даже против его воли, если будет нужно. Рикардо часто говорил мне о Вашей предприимчивости и решительности, Деметрио...- Какой от этого прок, если ничего нельзя исправить?

- Они пригодятся Вам на рудниках, так Вам будет легче выдержать это неимоверно мучительное испытание...

- Мои собственные чувства не волнуют меня, преподобный, но... брат... Он был каким-то странным с тех пор, как покинул Рио-де-Жанейро. Его нельзя было понять. Рикардо написал мне какое-то нелепое письмо, в котором даже не указал, куда он едет.

- Как я понял из его слов, он и сам этого не знал. Рикардо уехал из столицы, куда глаза глядят. В поезде он познакомился с Ботелем, который привез его сначала в Мату-Гросу, а затем перетащил в Порто-Нуэво. Ваш брат был не в себе, он, как одержимый, искал золото, то самое вожделенное богатство.

- И все ради нее!.. Такова была цена той дамы! Святой отец, расскажите мне честно все, что Вам известно... Я думал, что проеду всю страну, лишь бы быть с ним, я добрался сюда в надежде защитить брата, избавить его от опасности, о которой говорилось в письме... четыре строчки отчаяния и безумия... и что же? Я приезжаю и узнаю, что Рикардо умер. И какой смертью! Он свел счеты с жизнью, чтобы свести меня с ума... и меня тоже!..

- Я понимаю Ваши чувства, но ничего нельзя поделать. Постарайтесь смириться и достойно примите Ваше наследство...

- Меня не волнует это наследство!.. Плевать я хотел на эту проклятую залежь, которая стоила жизни моему брату!.. Единственное, что я хочу, единственное, в чем нуждаюсь, – это выяснить все, узнать правду... Идемте к нему домой, преподобный!..

- К несчастью, я не могу пойти прямо сейчас... Он жил вон в том домишке, что виднеется на вершине холма... с шиферной крышей. Но, повторяю, было бы лучше, если...

- Спасибо за все, преподобный... Увидимся позже. – Деметрио поспешно вышел.

- Святой отец, – за спиной пастора раздался нежный голос, и в проеме двери, отделявшей скромную комнатушку от церкви, появилась босоногая девчушка и неслышно подошла к пастору. Девчушка явно была из местных, медный цвет кожи выдавал ее с головой. Огромные темные, со стальным отливом, глаза задорно сверкали. Одета она была в узкую пеструю тунику – Это новый хозяин, да?

- Именно.

- Он брат патрона Рикардо?..

- Верно.

- Он пошел туда?..

- Да, но ты не должна ему мешать... Он хочет побыть один, так нужно.

- Но там моя одежда... и там моя постель... И господин Рикардо заплатил мне за работу на год вперед, а также купил и подарил мне это ожерелье. Я должна расплатиться за это и работать теперь на его брата.

- Возможно, новый хозяин отблагодарит тебя гораздо больше, если ты оставишь его в покое, по крайней мере, до завтра. Позже вы обо всем договоритесь...

- Он останется здесь?..

- Я ничего не знаю, Аеша.

- И он будет жить там, на этой горе, один... и не будет никого, кто приготовит ему еду?.. В доме сейчас беспорядок, ведь ключи были у Вас, и Вы не разрешили мне входить в дом... Только откуда Вам известно, что я не нужна новому хозяину, святой отец?..

- Ладно, Аеша... Позже я спрошу его и отвечу на твой вопрос. А сейчас иди со мной. Тебе предстоит очень внимательно выслушать проповедь, которую я произнесу нынче вечером...




***




На вершине одиноко возвышающегося над окрестностями холма,  стояли три деревянных лачуги. Первый из домишек был позабыт-позаброшен. Мимолетного взгляда было достаточно, чтобы понять: в нем уже давным-давно никто не жил. Второй, окруженный деревьями, своего рода тропическим садом, напротив, был недавно покрашен в яркие, кричащие цвета и теперь вызывающе выделялся из прочих. А вот и последний из троицы, с толстой шиферной крышей и мрачными, бесцветными стенами, стоявший на отшибе, и, возможно, самый бедный, невзрачный и унылый на вид. Именно в нем и жил Рикардо. Деметрио де Сан Тельмо открыл дверь дома, и печально оглядел жилище. На душе у него с каждой секундой становилось все тоскливее.

- И это здесь жил и умер мой брат?.. По чьей вине?.. Ради чего?..

В небольшом, настежь распахнутом шкафу, беспорядочно разбросано множество флаконов со снадобьями от малярии, тропической лихорадки и укусов ядовитых насекомых...

- Нет, Рикардо не жил, а существовал здесь. Он был болен и ужасно одинок... Здесь он думал о смерти, а, может быть, отчаявшись, и сам искал ее...

- Здравствуйте...

- Кто Вы?

- Добрый вечер, сеньор... Вы, верно, тот самый родственник Рикардо, которого он ждал?..

- Совершенно верно, но...

- А я – его ближайшая соседка... Живу в том желтом доме... Я – жена доктора Ботеля...

- Вот как! – превозмогая душевную боль, Деметрио де Сан Тельмо пригляделся внимательней к незаметно, чуть ли не украдкой, вошедшей женщине. Она была молода и недурна собой, но несмотря на это, в ее лице читалась усталость. Вот и на висках преждевременно белеет седина. Взгляд женщины печален, а движения плавны. Деметрио невольно залюбовался ею.

- Вы удивлены?

- Признáюсь, да. Я никогда не думал, что этот самый сеньор Ботель женат, и к тому же на истинной даме.

- О-о... Вы очень любезны, впрочем, муж так не считает.

- Если это он послал Вас...

- Нет-нет, что Вы... Муж еще не вернулся. Я заметила Вас давно, когда Вы поднимались на холм от деревни. По одежде и внешнему виду Вы не похожи на искателей золота, Вы совсем другой... Когда я увидела, что Вы открыли двери дома Рикардо и вошли сюда, у меня не осталось сомнения, что Вы – его брат, Деметрио. Он очень много рассказывал о Вас... Словом, я решила представиться... Это довольно бесцеремонно, но, видите ли... Тут не так, как в городе. Здешняя жизнь совершенно иная...

- Догадываюсь, сколь это ужасно для такой дамы, как Вы.

- Вы даже не можете представить себе, насколько... Поэтому не стоит осуждать и слишком сильно винить невесту Вашего брата...- Невесту брата?..

- Вам, вероятно, известна эта история...

- Я абсолютно ничего не знаю. Преподобный Джонсон был единственным, с кем я поговорил в деревне. Впрочем, он не сказал ничего определенного. Насколько я понял, мой брат был болен, и его жизнь превратилась в ад. Рикардо потерял всякую надежду и, возможно, от отчаяния даже покончил  собой... И виной всему была какая-то дама... которую Вы, похоже, знали.

- Всего лишь по фотографии.

- Какой фотографии?

- Той, что находилась в этой рамке. Ваш брат порвал ее на куски в тот вечер, когда получил письмо... С тех самых пор он ничем больше не занимался. Он словно с ума сошел, пил и пил беспробудно... На рассвете он с большим трудом притащился домой... И еще приказал девчонке принести побольше виски из таверны... Вот и все... Однако мой муж и батраки продолжали работать в том месте, что он указал, и обнаружили золотую жилу.

- Невероятно...

- Неужели Вы этого не знали?

- Не знал. Брат уехал из Сан-Паулу, чтобы работать. Его ждала ответственная должность...

- Кем был Ваш брат?

- Адвокатом. Вы этого не знали?

- Он никогда не говорил об этом.

- Рикардо приехал в Рио-де-Жанейро будучи поверенным в делах миллионера Кастело Бранко... И вот он бросил свою должность. Как оказалось, его свела с ума золотая лихорадка.

- Как-то ночью он разговаривал с моим мужем. Оба они крепко выпили, и я подслушала кое-что из их разговора... Рикардо хотел разбогатеть. Его невеста запретила ему надеяться на что-либо, если он не разбогатеет за год. Он приехал в Мату-Гросу, торговал скотом, пожил среди искателей алмазов в Рио-Парана, мучился от болотной лихорадки и малярии... а в Порто-Нуэво его привез мой муж...

- Рикардо страдал, боролся, преодолевал все трудности и лишения ради презренной, ничтожной женщины, чтобы купить ее за деньги... Уму непостижимо!..

- Ваш брат и сам понимал это, сеньор Сан Тельмо, но та женщина завладела им... Он был одержим ею и надеялся, что заставит ее измениться... Когда он получил письмо...

- Уже дважды Вы сказали мне о каком-то письме... Вы его видели?.. Читали?.. Быть может, Вам известно, о чем в нем говорилось?..

- Та женщина писала, что хочет выйти замуж за другого... За какого-то миллионера...

- Вот как!

- Тем вечером Ваш брат напился, как никогда. Тогда-то я и услышала его крики и грохот, с которым он крушил мебель... Аеша, индианка, работавшая у него, в ужасе примчалась ко мне домой и заявила, что ее хозяин спятил... Мужа не было дома, но я, несмотря на сильный страх, решилась пойти к нему. Рикардо был один. Он порвал в клочья фотографию той женщины и плакал, как ребенок, над этими обрывками, стоя посреди комнаты.

- Чудовищно!..

- И тем не менее, он ждал Вас... Я понимаю Ваши страдания, понимаю, как Вам больно... – Неожиданно женщина умолкла, заметив муку, отразившуюся на лице сан Тельмо. Ни слова не говоря, она смотрела на него. Под неумолимым бременем горя Деметрио опустил голову, а затем резко откинул ее назад, словно бросая кому-то вызов.

- Как выглядела та женщина с фотографии? – спросил он.

- Настоящая красавица, утонченная, изысканная, с аристократической осанкой. В какой-то степени можно понять, что она боялась разделять все эти тяготы с Вашим братом. Для девушки из хорошей семьи, выросшей в столице, здешние места хуже преисподней.

- Однако я не сомневаюсь, что она вертела им, как хотела... Вот он и погряз в этом аду...

- Если родился в роскоши – боишься обеднеть.

- Мой брат никогда не называл ее имени?

- Никогда... Он был истинным кабальеро.

- Как это понимать?..

- Боюсь показаться нескромной, но мне кажется, что прежде она очень сильно любила его...

- Вы имеете в виду, что она была его любовницей?

- Все это столь щекотливо... Конечно, я не совсем уверена, но, думаю, что да... Ваш брат хранил это в секрете даже тогда, когда напился почти до бесчувствия, а это что-то значит, не так ли?

- Полагаю, Вы близки к истине... Последнее, чего не хватало даме с фотографии – быть потаскухой... Будь она проклята!!!

- Сеньор Сан Тельмо...

- Простите меня... я настолько возбужден, что не отвечаю за свои слова. Однако уверяю Вас, что...

- Ой, взгляните!.. Святой отец...

- Не тревожьтесь, сеньора Ботель. – Пастор, как всегда степенно, вошел в дверь. – Я искал сеньора Сан Тельмо на случай, если он захочет переночевать в моем доме и оказать мне честь, поужинав вместе со мной.

- Вы очень любезны, но...

- Надеюсь, Вы не откажете мне в этом. Давайте спустимся в деревню...

- Преподобный отец, не думайте, что я пришла сюда из любопытства... Я...

- Ваш муж уже покинул таверну, сеньора Ботель, и вот-вот придет сюда. Ему не понравится, если Вас не будет дома.

- Он уже ушел?.. В таком случае с Вашего позволения... Я со спокойной совестью оставляю Вас в хорошей компании, сеньор Сан Тельмо... Если я могу быть Вам чем-то полезной...

- Доброй ночи, сеньора Ботель...

Женщина торопливо вышла из дома.

- Надеюсь, визит сеньоры Ботель не слишком Вас побеспокоил... –  на губах его преподобия появилась сочувственная улыбка. – Сеньора Ботель – хорошая женщина, но муж безбожно тиранит ее. Правда, иной раз она бывает слишком болтлива, но...

- Сейчас она рассказала меньше, чем мне хотелось бы услышать... Прискорбно, но ее и Ваши слова убедили меня в том, что никому не известно имя этой скверной женщины, которая разрушила жизнь моего брата...

- А Вам не кажется, что это к лучшему? Какой прок питать злобу, которая портит Вам жизнь?

- К несчастью, эта злоба живет во мне и разгорается помимо моей воли.

- Вам лучше передать права на залежь какому-нибудь банку и покончить с этим делом. Это будет совсем нетрудно, жила – богатейшая. Золота хватит и на продажу, и на подарки.- Меня не интересует золото. Этим деньгам я нашел одно достойное применение – месть.

- Ради Бога!.. Это безумие... Против кого направлена ваша месть? Против дамы, чье имя никому не известно?

- Быть может, еще не все потеряно, и отыщется возможность узнать, кто она. Эта женщина молода, красива, она из высшего общества Рио-де-Жанейро и непременно из тех, кто часто бывает в доме миллионера Кастело Бранко. Два года мой брат вращался в этом мире и был счастлив... Подарив ему ложное счастье, она приблизила его к небесам, чтобы затем утопить в этом аду.

- Вы так возбуждены. Прошу Вас, успокойтесь. Вы пугаете меня... Это безумие – думать о мести... Что случилось, то случилось. Вы ничего не сможете исправить, просто погубите свою жизнь.

- Вы думаете, сейчас моя жизнь не разрушена?.. Вы полагаете, что я смогу спокойно жить, после всего? Смогу пользоваться этими деньгами?.. Нет, Ваше преподобие, не смогу... Вы другой породы, у Вас другая кровь... Вы посвятили себя Богу и не понимаете, что творится в моей душе... Но я знаю, что в моей жизни нет ничего, кроме одной цели – получить сполна долг, покарать эту подлость...

- Но как Вам помочь?

- Этого я не знаю.

- Ваше стремление абсурдно. Пусть будет так, как Вы говорите – в моих жилах течет другая кровь, я из другого теста, но я – мужчина, я молод и тоже глубоко возмущен поступком этой женщины. Я, как и Вы, думаю, что это преступление должно быть наказано, но я предоставляю Богу позаботиться о возмездии и наказании... Когда-нибудь ее настигнет Высший суд, и тогда она пожалеет обо всех слезах, что заставила пролиться, и тогда она будет страдать также, как страдал Рикардо...

- Все так и будет, преподобный отец, так и будет. В этом Вы можете быть абсолютно уверены.

- Отгоните от себя дурные мысли, они причиняют Вам боль. Чтобы взять в руки вещи Вашего брата, Вы на все должны смотреть спокойно. Вот в этом саквояже находятся бумаги Рикардо, кое какие драгоценности и добрая пригоршня крупинок чистого золота. Содержимое этого саквояжа стоит несколько сотен миллионов реалов, и все это принадлежит Вам.

Преподобный открыл маленький кожаный саквояжик, который чуть раньше достал из шкафа. Глаза Деметрио безразлично скользнули по крупным кускам золота, на мгновение с грустью задержались на кольце и часах брата и, наконец, заметили какую-то вещицу, которую он через миг уже держал в руках.

- Кружевной платок... Как пить дать – ее!.. – В бешенстве Деметрио смял платок, крошечный, слегка благоухающий шелковый квадратик с кружевами по краям. Крупные буквы, по всей видимости, инициалы владелицы сразу же бросились в глаза Деметрио, словно вызывая его на дуэль. Преподобный Джонсон наклонился к платку и спросил:

- Что это?

- Так, пустячок... Кружевной платок. Однако этого довольно, чтобы указать мне дорогу мести.
 
Рейтинг: +1 244 просмотра
Комментарии (2)
Светлана Казаринова # 27 апреля 2018 в 20:26 0
Вы молодчина, хорошо строите фразы, легко читается!
buket4
Вера Голубкова # 27 апреля 2018 в 23:18 0
Спасибо за оценку c0411