ГлавнаяПрозаПереводы и проза на других языкахЛитературные переводы → С добрым утром, принцесса! - Глава 54

С добрым утром, принцесса! - Глава 54

16 сентября 2019 - Вера Голубкова
article457455.jpg
Наконец-то несносная малышня ушла на занятия. Сестренка, самая младшая из всех, ходит в балетный кружок, а братишка играет в теннис. Старшие братья – оба в институте, и вернутся домой только вечером, так что полная свобода!

Бруно нервничал: на часах было почти четыре, и несколько минут назад Эстер прислала сообщение, что уже идет к нему. Утром Эстер упомянула об уроках, но, думается, у них найдутся и другие дела. К примеру, их незаконченный разговор, касающийся Мэри. Говорить о подобных вещах по телефону не совсем уместно, лучше с глазу на глаз. Бруно надеялся, что не станет смущаться слишком сильно, когда окажется в комнате наедине с Эстер.

- Ты убрался у себя, Бруно? – поинтересовалась мать, без стука входя в комнату.

- Все в полном ажуре, ма.

- Вот и замечательно.

Эсперанса придирчиво оглядела комнату сына и с удивлением отметила, что тот не соврал, хотя обычно здесь царит полный разгром.

- Тебе нужно что-нибудь стирать?

- Нет.

- Значит, нет? А это что такое? – грозно рявкнула мать, указывая на висящую на спинке стула толстовку, в которой Бруно с утра ходил в школу.

- Она же чистая.

- Куда уж чище! – Эсперанса схватила толстовку и принюхалась к ней. – Подумать только! Сколько раз я тебе твердила, чтобы ты не разбрасывал грязную одежду по всему дому!

- Я и не разбрасываю, и толстовка эта чистая.

- Это ты так считаешь!

- Что ты так разоралась на меня?

- Потрудись-ка весь день дома, как я, подбери все, что вы разбросали, может, тогда хоть чуточку меня поймешь!

- Вечно мне одному достается, остальных ты не ругаешь.

- Потому что ты неряшливее всех.

Зазвонил домофон. Мать и сын переглянулись. Бруно впервые пригласил девушку к себе домой и ничего не сказал об этом.

- Я подойду, – выдавил он, задыхаясь от волнения.

- Ты кого-то ждешь?

- Одну подружку.

- Девушку? Неужели? – с радостным изумлением переспросила Эсперанса. Для нее это была сногсшибательная новость. Она знала только рыжую девчонку в очках, да и то постольку-поскольку, даже имени ее не помнила.

- Мы весь вечер будем делать уроки.

- Вот и славно.

- Так что не мешай нам, ладно?

- Конечно, не буду. За кого ты меня принимаешь?

Домофон снова затрезвонил, и Бруно бросился к двери. Сгорая от любопытства, мать чинно шла следом – ей не терпелось посмотреть на девушку сына.

- Кто там?

- Эстер.

- Привет, я тебя заждался, – Бруно нажал кнопку, чтобы открыть входную дверь. – Дверь открылась?

- Да!

Парень улыбнулся и поглубже вдохнул от волнения. Эстер уже здесь! Однако и мать тоже тут. Кажется, она собирается встретить Эстер вместе с ним.

- Мам, ты чего?

- Ничего.

- Как это ничего? Тебе совершенно не обязательно торчать тут.

- Еще как обязательно! Я собираюсь познакомиться с нашей гостьей.

- С нашей?

- Твоя подруга приходит ко мне домой, и, по-моему, вполне естественно, если я как гостеприимная хозяйка поздороваюсь с ней.

- Не ты ли только что сказала, что оставишь нас в покое и не будешь мешать?

- Я и не буду, но мне хочется узнать, что это за девушка.

Бруно удрученно помотал головой: мать была в своем репертуаре, и он от души надеялся, что она не будет доставать их, пока Эстер у них в гостях.

Наконец-то прозвенел долгожданный звонок, и Бруно, опередив мать, открыл дверь, но не тут-то было: Эсперанса высунула голову из-за плеча сына и принялась рассматривать симпатичную брюнетку с прямой, спадающей на лицо челкой. Девушка чмокнула Бруно в обе щеки и мило улыбнулась, забавно сморщив нос.

- Здравствуйте, рада с вами познакомиться. Меня зовут Эстер, – сказала она, обращаясь к Эсперансе и тоже поцеловала ее в щеку.

- А я – Эсперанса, и не выкай мне, я еще не старуха.

Дамы довольно мило общались, и Бруно не встревал в разговор, желая только одного – чтобы их беседа не затянулась надолго.

- Мам, мы уже пойдем ко мне, – с отчаянием в голосе произнес он наконец, видя, что разговору нет конца и края. – Не мешай нам, ладно?

- Вот, милая, видишь, как он со мной разговаривает? А я столько для него делаю!..

- Конечно, ма, конечно.

Под жалобные причитания и сетования Эсперансы Бруно потащил Эстер к своей комнате, избавляя подругу от обязанности вежливо отвечать на вопросы матери, не отличающиеся особой деликатностью. Пропустив девушку вперед, Бруно вошел в комнату и громко – так, чтобы услышала мать, – захлопнул за собой дверь.

- Вы с мамой не очень-то ладите, верно? – поинтересовалась Эстер, садясь на стул.

- Бывает, цапаемся иногда.

- И сейчас у вас черная полоса.

- Типа того, хотя полоса эта изрядно затянулась.

- А мне твоя мама понравилась, очень приятная женщина.

- Потому что ты ее не знаешь, а вот если рассказать…

Бруно взял другой стул, поставил его поближе к Эстер и сел. Он по-прежнему был как на иголках, и не мать была тому виной, а сидевшая рядом с ним девушка.

- Ты больше не разговаривал с Мэри? – немного помолчав, спросила Эстер.

- Нет, она не писала и не звонила мне, только послала в чат сообщение, что вечером не сможет пойти в кино. Она сейчас с отцом и сестрой.

- Так что с Мэри? Она точно не больна?

- Мэри абсолютно здорова.

- У нее что-то случилось? Я вся испереживалась за день.

- Сейчас я все тебе скажу, но дай слово, что никому не проболтаешься. Важно хранить ее секрет в тайне, пока Мэри сама не расскажет о нем.

- Я поняла, Бруно, и обещаю, что ничего никому не скажу.

Ребята пристально смотрели друг на друга. Бруно было нелегко говорить о Мэри, хотя их троих связывала тесная дружба. На душе было погано, будто он предал давнюю подругу, но обратного пути уже не было.

- Пока Мэри и сама ничего не знает толком, – начал Бруно, – но, возможно, она уедет жить к отцу, в Барселону.

- Ты шутишь?

- К несчастью, нет.

Бруно передал Эстер их с Марией вчерашний разговор. Та взволнованно слушала друга, широко раскрыв глаза. Эта новость не на шутку растревожила Эстер: они с Марией были неразлучны с тех пор, как она приехала в Мадрид. Мэри очень быстро помогла ей освоиться в городе и классе, была ей поддержкой и опорой; она никогда не выражала своего недовольства и не сердилась, а потому Эстер запросто могла рассказывать ей обо всем.

- Даже не верится, что Мэри уедет, – еле слышно прошептала опечаленная Эстер. – Не знаю, что я буду делать без нее.

- Да уж, без нее нам будет чертовски тяжело.

- Мы все делали вместе… А сколько нам еще предстояло. Она всегда была очень добра ко мне. Нет, мне и вправду не верится, что она уедет.

- Ну, это еще не точно, может, и не уедет.

- Мэри придется ехать, ведь отец главнее. На ее месте я тоже уехала бы, хотя и нелегко все бросить.

Бруно задумчиво взъерошил волосы и досадливо поморщился, не зная, как поступил бы сам в подобной ситуации. Безусловно, он любит родителей, но их отношения издавна не отличаются теплотой. Если бы перед ним стоял выбор – ехать с кем-то из родителей в другой город или остаться в Мадриде с Эстер, Мэри и остальными – вряд ли он решился бы на отъезд, несмотря на то что для клуба наступили не лучшие времена.

- У каждого своя жизнь, и все люди разные.

- Верно… Ты не знаешь, когда Мэри уезжает?

- Думаю, скоро, если поедет.

- О, боже.

- Ну как бы то ни было, у нас остаются мобильники, инет и смс-ки.

- Бруно, это все не то.

Бруно привык видеть Эстер с улыбкой на лице, а сейчас смотрел на нее и понимал, насколько ей тяжело, и от этого страдал. Особую боль причиняло осознание того, что он не в силах ей помочь. Он не может – да и не желает – заменять Мэри, но если та уедет, он будет рядом с Эстер столько, сколько понадобится, и плевать, что его муки от безответной любви станут еще сильнее.

Ради Эстер он отдал бы все.

- Ладно, не будем об этом, пока ее отъезд не подтвердится.

- Ты прав, это бессмысленно.

- А если Мэри все-таки поедет с отцом, мы постараемся, чтобы ей было не так тяжело.

- Конечно, ведь ей будет хуже всех. Нужно будет поддержать ее.

- Даже если она уедет...

Бруно и Эстер понимающе переглянулись и улыбнулись друг другу, словно разрабатывая наиважнейший план серьезной операции. Пискнул мобильник Бруно, оповещая о пришедшем в чат сообщении. Бруно шепотом прочел его и со вздохом протянул мобильник Эстер. Та поспешно взглянула на экран, и ее глаза мигом покраснели от еле сдерживаемых слез.

- Как я и говорила, – печально промолвила Эстер. – Я поступила бы так же.

В сообщении Мария написала, что скоро будет жить далеко от Мадрида, а значит, и от своих лучших друзей.

© Copyright: Вера Голубкова, 2019

Регистрационный номер №0457455

от 16 сентября 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0457455 выдан для произведения: Наконец-то несносная малышня ушла на занятия. Сестренка, самая младшая из всех, ходит в балетный кружок, а братишка играет в теннис. Старшие братья – оба в институте, и вернутся домой только вечером, так что полная свобода!

Бруно нервничал: на часах было почти четыре, и несколько минут назад Эстер прислала сообщение, что уже идет к нему. Утром Эстер упомянула об уроках, но, думается, у них найдутся и другие дела. К примеру, их незаконченный разговор, касающийся Мэри. Говорить о подобных вещах по телефону не совсем уместно, лучше с глазу на глаз. Бруно надеялся, что не станет смущаться слишком сильно, когда окажется в комнате наедине с Эстер.

- Ты убрался у себя, Бруно? – поинтересовалась мать, без стука входя в комнату.

- Все в полном ажуре, ма.

- Вот и замечательно.

Эсперанса придирчиво оглядела комнату сына и с удивлением отметила, что тот не соврал, хотя обычно здесь царит полный разгром.

- Тебе нужно что-нибудь стирать?

- Нет.

- Значит, нет? А это что такое? – грозно рявкнула мать, указывая на висящую на спинке стула толстовку, в которой Бруно с утра ходил в школу.

- Она же чистая.

- Куда уж чище! – Эсперанса схватила толстовку и принюхалась к ней. – Подумать только! Сколько раз я тебе твердила, чтобы ты не разбрасывал грязную одежду по всему дому!

- Я и не разбрасываю, и толстовка эта чистая.

- Это ты так считаешь!

- Что ты так разоралась на меня?

- Потрудись-ка весь день дома, как я, подбери все, что вы разбросали, может, тогда хоть чуточку меня поймешь!

- Вечно мне одному достается, остальных ты не ругаешь.

- Потому что ты неряшливее всех.

Зазвонил домофон. Мать и сын переглянулись. Бруно впервые пригласил девушку к себе домой и ничего не сказал об этом.

- Я подойду, – выдавил он, задыхаясь от волнения.

- Ты кого-то ждешь?

- Одну подружку.

- Девушку? Неужели? – с радостным изумлением переспросила Эсперанса. Для нее это была сногсшибательная новость. Она знала только рыжую девчонку в очках, да и то постольку-поскольку, даже имени ее не помнила.

- Мы весь вечер будем делать уроки.

- Вот и славно.

- Так что не мешай нам, ладно?

- Конечно, не буду. За кого ты меня принимаешь?

Домофон снова затрезвонил, и Бруно бросился к двери. Сгорая от любопытства, мать чинно шла следом – ей не терпелось посмотреть на девушку сына.

- Кто там?

- Эстер.

- Привет, я тебя заждался, – Бруно нажал кнопку, чтобы открыть входную дверь. – Дверь открылась?

- Да!

Парень улыбнулся и поглубже вдохнул от волнения. Эстер уже здесь! Однако и мать тоже тут. Кажется, она собирается встретить Эстер вместе с ним.

- Мам, ты чего?

- Ничего.

- Как это ничего? Тебе совершенно не обязательно торчать тут.

- Еще как обязательно! Я собираюсь познакомиться с нашей гостьей.

- С нашей?

- Твоя подруга приходит ко мне домой, и, по-моему, вполне естественно, если я как гостеприимная хозяйка поздороваюсь с ней.

- Не ты ли только что сказала, что оставишь нас в покое и не будешь мешать?

- Я и не буду, но мне хочется узнать, что это за девушка.

Бруно удрученно помотал головой: мать была в своем репертуаре, и он от души надеялся, что она не будет доставать их, пока Эстер у них в гостях.

Наконец-то прозвенел долгожданный звонок, и Бруно, опередив мать, открыл дверь, но не тут-то было: Эсперанса высунула голову из-за плеча сына и принялась рассматривать симпатичную брюнетку с прямой, спадающей на лицо челкой. Девушка чмокнула Бруно в обе щеки и мило улыбнулась, забавно сморщив нос.

- Здравствуйте, рада с вами познакомиться. Меня зовут Эстер, – сказала она, обращаясь к Эсперансе и тоже поцеловала ее в щеку.

- А я – Эсперанса, и не выкай мне, я еще не старуха.

Дамы довольно мило общались, и Бруно не встревал в разговор, желая только одного – чтобы их беседа не затянулась надолго.

- Мам, мы уже пойдем ко мне, – с отчаянием в голосе произнес он наконец, видя, что разговору нет конца и края. – Не мешай нам, ладно?

- Вот, милая, видишь, как он со мной разговаривает? А я столько для него делаю!..

- Конечно, ма, конечно.

Под жалобные причитания и сетования Эсперансы Бруно потащил Эстер к своей комнате, избавляя подругу от обязанности вежливо отвечать на вопросы матери, не отличающиеся особой деликатностью. Пропустив девушку вперед, Бруно вошел в комнату и громко – так, чтобы услышала мать, – захлопнул за собой дверь.

- Вы с мамой не очень-то ладите, верно? – поинтересовалась Эстер, садясь на стул.

- Бывает, цапаемся иногда.

- И сейчас у вас черная полоса.

- Типа того, хотя полоса эта изрядно затянулась.

- А мне твоя мама понравилась, очень приятная женщина.

- Потому что ты ее не знаешь, а вот если рассказать…

Бруно взял другой стул, поставил его поближе к Эстер и сел. Он по-прежнему был как на иголках, и не мать была тому виной, а сидевшая рядом с ним девушка.

- Ты больше не разговаривал с Мэри? – немного помолчав, спросила Эстер.

- Нет, она не писала и не звонила мне, только послала в чат сообщение, что вечером не сможет пойти в кино. Она сейчас с отцом и сестрой.

- Так что с Мэри? Она точно не больна?

- Мэри абсолютно здорова.

- У нее что-то случилось? Я вся испереживалась за день.

- Сейчас я все тебе скажу, но дай слово, что никому не проболтаешься. Важно хранить ее секрет в тайне, пока Мэри сама не расскажет о нем.

- Я поняла, Бруно, и обещаю, что ничего никому не скажу.

Ребята пристально смотрели друг на друга. Бруно было нелегко говорить о Мэри, хотя их троих связывала тесная дружба. На душе было погано, будто он предал давнюю подругу, но обратного пути уже не было.

- Пока Мэри и сама ничего не знает толком, – начал Бруно, – но, возможно, она уедет жить к отцу, в Барселону.

- Ты шутишь?

- К несчастью, нет.

Бруно передал Эстер их с Марией вчерашний разговор. Та взволнованно слушала друга, широко раскрыв глаза. Эта новость не на шутку растревожила Эстер: они с Марией были неразлучны с тех пор, как она приехала в Мадрид. Мэри очень быстро помогла ей освоиться в городе и классе, была ей поддержкой и опорой; она никогда не выражала своего недовольства и не сердилась, а потому Эстер запросто могла рассказывать ей обо всем.

- Даже не верится, что Мэри уедет, – еле слышно прошептала опечаленная Эстер. – Не знаю, что я буду делать без нее.

- Да уж, без нее нам будет чертовски тяжело.

- Мы все делали вместе… А сколько нам еще предстояло. Она всегда была очень добра ко мне. Нет, мне и вправду не верится, что она уедет.

- Ну, это еще не точно, может, и не уедет.

- Мэри придется ехать, ведь отец главнее. На ее месте я тоже уехала бы, хотя и нелегко все бросить.

Бруно задумчиво взъерошил волосы и досадливо поморщился, не зная, как поступил бы сам в подобной ситуации. Безусловно, он любит родителей, но их отношения издавна не отличаются теплотой. Если бы перед ним стоял выбор – ехать с кем-то из родителей в другой город или остаться в Мадриде с Эстер, Мэри и остальными – вряд ли он решился бы на отъезд, несмотря на то что для клуба наступили не лучшие времена.

- У каждого своя жизнь, и все люди разные.

- Верно… Ты не знаешь, когда Мэри уезжает?

- Думаю, скоро, если поедет.

- О, боже.

- Ну как бы то ни было, у нас остаются мобильники, инет и смс-ки.

- Бруно, это все не то.

Бруно привык видеть Эстер с улыбкой на лице, а сейчас смотрел на нее и понимал, насколько ей тяжело, и от этого страдал. Особую боль причиняло осознание того, что он не в силах ей помочь. Он не может – да и не желает – заменять Мэри, но если та уедет, он будет рядом с Эстер столько, сколько понадобится, и плевать, что его муки от безответной любви станут еще сильнее.

Ради Эстер он отдал бы все.

- Ладно, не будем об этом, пока ее отъезд не подтвердится.

- Ты прав, это бессмысленно.

- А если Мэри все-таки уедет, мы постараемся, чтобы ей было не так тяжело.

- Конечно, ведь ей будет хуже всех. Нужно будет поддержать ее.

- Хотя она выдюжит...

Бруно и Эстер понимающе переглянулись и улыбнулись друг другу, словно разрабатывая наиважнейший план серьезной операции. Пискнул мобильник Бруно, оповещая о пришедшем в чат сообщении. Бруно шепотом прочел его и со вздохом протянул мобильник Эстер. Та поспешно взглянула на экран, и ее глаза мигом покраснели от еле сдерживаемых слез.

- Как я и говорила, – печально промолвила Эстер. – Я поступила бы так же.

В сообщении Мария написала, что скоро будет жить далеко от Мадрида, а значит, и от своих лучших друзей.
 
Рейтинг: +1 67 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!