ГлавнаяПрозаПереводы и проза на других языкахЛитературные переводы → С добрым утром, принцесса! - Глава 17

С добрым утром, принцесса! - Глава 17

20 марта 2019 - Вера Голубкова
article443052.jpg
Зачем ей туда идти, если она об этом не просила? И вообще, она считает, что ей это совсем не нужно – в разводе родителей не она виновата, так что это им нужно заглянуть к психологу.

Она неразговорчива и необщительна вовсе не потому, что у нее не все дома. Неужели так трудно понять, что она предпочитает быть одна потому, что очень стеснительна и застенчива? 

Судя по всему – трудно.

Ненавистная училка, которая посоветовала обратиться к психологу, – дура набитая.

- Мне кажется, Валерии очень нужна помощь, – услышала она слова постылой преподши. Спрятавшись за дверью кабинета, Валерия подслушивала разговор учительницы с матерью.

- Какая помощь? О чем Вы?

- Валерия почти ни с кем не разговаривает, у нее нет друзей. Она учится у нас уже два месяца, а я ни разу не видела, чтобы она хоть с кем-то из ребят общалась.

- Так Вы об этом! И в чем, по-вашему, причина? Знаете, моя дочь никогда не была очень яркой личностью и душой компании, но в прежней школе у нее были друзья.

Ха, были, как же! Это родители так считали. Слишком озабоченные другими вещами, они не разглядели, что постепенно она ушла в свой собственный мир и отдалилась от всех.

- Точно не знаю. Причины могут быть самые разные: переход из начальной школы в среднюю,  замкнутость Валерии, а может быть, у нее просто не сложилось в новом коллективе.

- Вот еще забота! Даже не знаю, что сказать.

- Видите ли, очень трудно понять, что творится в голове у двенадцатилетней девочки. Сами понимаете – переходный возраст.

- И что Вы мне советуете? Отвести ее к психологу?

- Возможно, это было бы правильным решением: у нас очень хороший психолог. Если хотите, я попрошу его встретиться с Вал и разобраться в том, что с ней происходит.

И вот несколько дней спустя Валерия сидела в приемной у школьного медкабинета, ожидая своей очереди. Она была зла на всех – на мать, на отца, на училку и на психолога, который согласился встретиться с ней. Самого психолога Валерия еще и в глаза не видела, но уже заранее знала, что он ей не понравится, и не смылась из приемной только для того, чтобы не идти на урок.

- Ты первый раз здесь? – раздался голос с противоположной стороны.

Там сидела какая-то худющая девчонка с длинными темными волосами и прыщавым лицом, ровесница Валерии. Они учились в одной школе, но в разных классах, и временами сталкивались в школьных коридорах. Имени болтушки Валерия не знала, да и говорить с ней вовсе не собиралась, но настырная девчонка неотрывно глядела ей прямо в глаза.

- Не бойся, – как ни в чем не бывало продолжала девчонка, – Даниэль – клевый, и не станет заставлять тебя рассказывать о чем-то, если ты не хочешь. Я вот уже полтора месяца общаюсь с ним по средам.

А вот оно ей надо? Только этой трещотки и не хватало для полного счастья. Мало того, что придется терпеть этого психолога-психушника, так терпи еще и его пациентов. И что теперь учудит эта психопатка?

Прыщавая встала со стула и пересела поближе к Валерии. А вообще-то у этой девчонки была довольно милая улыбка и красивые глаза. Но вот лицо все сплошь в прыщах… Через мгновение Валерия уже жалела девчонку.

- Я вообще не собираюсь ничего рассказывать этому мужику. 

Неужели она ответила? Она же не хотела говорить. Теперь эта еще решит, что они подружки и все такое прочее. Ну уж нет, этот номер не пройдет!

- Я тоже так говорила в самом начале, а теперь рассказываю ему обо всем. Меня привели сюда родители, а зачем я так толком и не поняла. Раньше я ходила в другую школу, а после начальной меня перевели сюда, и, знаешь, я рада. Даниэль – классный парень.

- Да мне по барабану. 

Что-о, опять? Эта дура снова заставила ее говорить. Может, она помощница психолога? Пожалуй, это приманка, чтобы заставить ее расслабиться. Как же – держи карман шире! Хватит, это были ее последние слова за сегодняшнее утро.

- Знаешь, я познакомлю тебя со своей подругой Алисией. Она тебе понравится. Она тоже терпеть не может Даниэля, хотя он – очень хороший человек, как я говорила, и потрясный терапевт.

Терапевт, словечко-то какое! И эта девчонка... такая чуднáя, улыбается ей. Похоже, все это ее забавляет. 

Девчонка продолжала болтать, несмотря на то, что Валерия не произнесла больше не слова. Она трещала без умолку до тех пор, пока не открылась дверь кабинета, в котором психолог проводил прием, и оттуда не вышел невысокий, страшненький паренек по имени Бруно. Валерия своими глазами видела, как старшеклассники частенько задирали его. Паренек пожал руку высокому мужчине в белом халате и вприпрыжку убежал из медчасти.

- Привет, Элизабет. Как дела?

Ага, значит, прыщавую девчонку зовут Элизабет. Красивое имя, хотя оно не слишком ей подходит.

- Отлично, Даниэль. Я хочу с тобой поговорить.

- Чудесно. Превосходное начало, – улыбнулся психолог и посмотрел на другую девочку, полную противоположность Элизабет. – А ты Валерия, верно? – спросил он, но ответа от Валерии так и не дождался.

- Да, ее зовут Валерия. Она из 1“Б”.

От удивления глаза Валерии стали похожи на блюдца, когда она услышала ответ своей подружки по ожиданию в приемной. Надо же, эта девчонка знает, как ее зовут, и в каком классе она учится. Но откуда?

- Вот и славно. Рад познакомиться с тобой, Валерия, – ответил психолог, поглядывая на часы. – Сегодня мне нужно уйти пораньше, и я подумал, почему бы не принять разом вас обеих?

- Вот здорово! – восторженно воскликнула Эли. – Расчудесная идея!

Валерия же, напротив, не выказывала никакой радости. Она досадливо прищелкнула языком, проклиная тот день, когда ее училку посетила идея о психологе. Хотя, если хорошенько поразмыслить, в предложении психушника есть один плюс: если она войдет в кабинет вместе с надоедливой болтушкой, ей не придется говорить. Она просто молча выслушает чушь, которую будет молоть эта странная девчонка, а по окончании спектакля спокойно все забудет.

- Ладно, чем быстрее закончим, тем лучше.

“Чем раньше начнется этот кошмар, тем быстрей и закончится,” – подумала про себя Валерия, даже не представляя, как она ошиблась. С того дня они с Элизабет не только вместе ходили к психологу в среду по утрам, но и крепко сдружились.




Подружка, ну где тебя носит? Мне так хреново, Рауль отказался встречаться со мной, и мне позарез нужно поговорить с тобой. Перезвони мне. 




Это было уже третье безответное сообщение Эли, посланное Валерии. Та не перезвонила ей и ничего не написала. Куда она могла запропаститься? Последний раз Эли видела Вал на дискотечном танцполе перед поцелуем с Раулем. Возможно, Валерия познакомилась с каким-нибудь сногсшибательным красавчиком-студентом, и теперь отлично проводит с ним время?

Вообще-то, это на нее непохоже: Вал не стала бы связываться абы с кем. Она уже давно ни с кем не встречалась. Многие парни приглашали ее на свидания, но она всех отшивала, так не могла же она измениться за один вечер, в самом деле.

Эли было горько и тоскливо, словно у нее украли душу, и она как никогда нуждалась в утешении. Элизабет без сил повалилась на кровать; в голове непрерывно крутились слова, сказанные ей Раулем.

А что, если ее вообще никто не рассматривает как пару? В последние месяцы она, пожалуй, слишком разошлась, дав волю своим чувствам. Уйма ни к чему не обязывающих, мимолетных интрижек на один вечерок, но для ее возраста это нормально, ведь ей шестнадцать лет. Да и парни, наверняка, не искали ничего большего.

Элизабет снова посмотрела на свой темно-лиловый смартфон: от Валерии ни слуху, ни духу. Подружка так и не откликнулась, ничего не написала. Эли пребывала в полном отчаянии; от безнадежности хотелось зареветь белугой. Девушка крепко стиснула подушку и закрыла глаза; если сейчас побыстрее уснуть, то завтра поутру, когда она проснется, сегодняшний кошмар, возможно, испарится.

© Copyright: Вера Голубкова, 2019

Регистрационный номер №0443052

от 20 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0443052 выдан для произведения: Зачем ей туда идти, если она об этом не просила? И вообще, она считает, что ей это совсем не нужно – в разводе родителей не она виновата, так что это им нужно заглянуть к психологу.

Она неразговорчива и необщительна вовсе не потому, что у нее не все дома. Неужели так трудно понять, что она предпочитает быть одна потому, что очень стеснительна и застенчива? 

Судя по всему – трудно.

Ненавистная училка, которая посоветовала обратиться к психологу, – дура набитая.

- Мне кажется, Валерии очень нужна помощь, – услышала она слова постылой преподши. Спрятавшись за дверью кабинета, Валерия подслушивала разговор учительницы с матерью.

- Какая помощь? О чем Вы?

- Валерия почти ни с кем не разговаривает, у нее нет друзей. Она учится у нас уже два месяца, а я ни разу не видела, чтобы она хоть с кем-то из ребят общалась.

- Так Вы об этом! И в чем, по-вашему, причина? Знаете, моя дочь никогда не была очень яркой личностью и душой компании, но в прежней школе у нее были друзья.

Ха, были, как же! Это родители так считали. Слишком озабоченные другими вещами, они не разглядели, что постепенно она ушла в свой собственный мир и отдалилась от всех.

- Точно не знаю. Причины могут быть самые разные: переход из начальной школы в среднюю,  замкнутость Валерии, а может быть, у нее просто не сложилось в новом коллективе.

- Вот еще забота! Даже не знаю, что сказать.

- Видите ли, очень трудно понять, что творится в голове у двенадцатилетней девочки. Сами понимаете – переходный возраст.

- И что Вы мне советуете? Отвести ее к психологу?

- Возможно, это было бы правильным решением: у нас очень хороший психолог. Если хотите, я попрошу его встретиться с Вал и разобраться в том, что с ней происходит.

И вот несколько дней спустя Валерия сидела в приемной у школьного медкабинета, ожидая своей очереди. Она была зла на всех – на мать, на отца, на училку и на психолога, который согласился встретиться с ней. Самого психолога Валерия еще и в глаза не видела, но уже заранее знала, что он ей не понравится, и не смылась из приемной только для того, чтобы не идти на урок.

- Ты первый раз здесь? – раздался голос с противоположной стороны.

Там сидела какая-то худющая девчонка с длинными темными волосами и прыщавым лицом, ровесница Валерии. Они учились в одной школе, но в разных классах, и временами сталкивались в школьных коридорах. Имени болтушки Валерия не знала, да и говорить с ней вовсе не собиралась, но настырная девчонка неотрывно глядела ей прямо в глаза.

- Не бойся, – как ни в чем не бывало продолжала девчонка, – Даниэль – клевый, и не станет заставлять тебя рассказывать о чем-то, если ты не хочешь. Я вот уже полтора месяца общаюсь с ним по средам.

А вот оно ей надо? Только этой трещотки и не хватало для полного счастья. Мало того, что придется терпеть этого психолога-психушника, так терпи еще и его пациентов. И что теперь учудит эта психопатка?

Прыщавая встала со стула и пересела поближе к Валерии. А вообще-то у этой девчонки была довольно милая улыбка и красивые глаза. Но вот лицо все сплошь в прыщах… Через мгновение Валерия уже жалела девчонку.

- Я вообще не собираюсь ничего рассказывать этому мужику. 

Неужели она ответила? Она же не хотела говорить. Теперь эта еще решит, что они подружки и все такое прочее. Ну уж нет, этот номер не пройдет!

- Я тоже так говорила в самом начале, а теперь рассказываю ему обо всем. Меня привели сюда родители, а зачем я так толком и не поняла. Раньше я ходила в другую школу, а после начальной меня перевели сюда, и, знаешь, я рада. Даниэль – классный парень.

- Да мне по барабану. 

Что-о, опять? Эта дура снова заставила ее говорить. Может, она помощница психолога? Пожалуй, это приманка, чтобы заставить ее расслабиться. Как же – держи карман шире! Хватит, это были ее последние слова за сегодняшнее утро.

- Знаешь, я познакомлю тебя со своей подругой Алисией. Она тебе понравится. Она тоже терпеть не может Даниэля, хотя он – очень хороший человек, как я говорила, и потрясный терапевт.

Терапевт, словечко-то какое! И эта девчонка... такая чуднáя, улыбается ей. Похоже, все это ее забавляет. 

Девчонка продолжала болтать, несмотря на то, что Валерия не произнесла больше не слова. Она трещала без умолку до тех пор, пока не открылась дверь кабинета, в котором психолог проводил прием, и оттуда не вышел невысокий, страшненький паренек по имени Бруно. Валерия своими глазами видела, как старшеклассники частенько задирали его. Паренек пожал руку высокому мужчине в белом халате и вприпрыжку убежал из медчасти.

- Привет, Элизабет. Как дела?

Ага, значит, прыщавую девчонку зовут Элизабет. Красивое имя, хотя оно не слишком ей подходит.

- Отлично, Даниэль. Я хочу с тобой поговорить.

- Чудесно. Превосходное начало, – улыбнулся психолог и посмотрел на другую девочку, полную противоположность Элизабет. – А ты Валерия, верно? – спросил он, но ответа от Валерии так и не дождался.

- Да, ее зовут Валерия. Она из 1“Б”.

От удивления глаза Валерии стали похожи на блюдца, когда она услышала ответ своей подружки по ожиданию в приемной. Надо же, эта девчонка знает, как ее зовут, и в каком классе она учится. Но откуда?

- Вот и славно. Рад познакомиться с тобой, Валерия, – ответил психолог, поглядывая на часы. – Сегодня мне нужно уйти пораньше, и я подумал, почему бы не принять разом вас обеих?

- Вот здорово! – восторженно воскликнула Эли. – Расчудесная идея!

Валерия же, напротив, не выказывала никакой радости. Она досадливо прищелкнула языком, проклиная тот день, когда ее училку посетила идея о психологе. Хотя, если хорошенько поразмыслить, в предложении психушника есть один плюс: если она войдет в кабинет вместе с надоедливой болтушкой, ей не придется говорить. Она просто молча выслушает чушь, которую будет молоть эта странная девчонка, а по окончании спектакля спокойно все забудет.

- Ладно, чем быстрее закончим, тем лучше.

“Чем раньше начнется этот кошмар, тем быстрей и закончится,” – подумала про себя Валерия, даже не представляя, как она ошиблась. С того дня они с Элизабет не только вместе ходили к психологу в среду по утрам, но и крепко сдружились.




Подружка, ну где тебя носит? Мне так хреново, Рауль отказался встречаться со мной, и мне позарез нужно поговорить с тобой. Перезвони мне. 




Это было уже третье безответное сообщение Эли, посланное Валерии. Та не перезвонила ей и ничего не написала. Куда она могла запропаститься? Последний раз Эли видела Вал на дискотечном танцполе перед поцелуем с Раулем. Возможно, Валерия познакомилась с каким-нибудь сногсшибательным красавчиком-студентом, и теперь отлично проводит с ним время?

Вообще-то, это на нее непохоже: Вал не стала бы связываться абы с кем. Она уже давно ни с кем не встречалась. Многие парни приглашали ее на свидания, но она всех отшивала, так не могла же она измениться за один вечер, в самом деле.

Эли было горько и тоскливо, словно у нее украли душу, и она как никогда нуждалась в утешении. Элизабет без сил повалилась на кровать; в голове непрерывно крутились слова, сказанные ей Раулем.

А что, если ее вообще никто не рассматривает как пару? В последние месяцы она, пожалуй, слишком разошлась, дав волю своим чувствам. Уйма ни к чему не обязывающих, мимолетных интрижек на один вечерок, но для ее возраста это нормально, ведь ей шестнадцать лет. Да и парни, наверняка, не искали ничего большего.

Элизабет снова посмотрела на свой темно-лиловый смартфон: от Валерии ни слуху, ни духу. Подружка так и не откликнулась, ничего не написала. Эли пребывала в полном отчаянии; от безнадежности хотелось зареветь белугой. Девушка крепко стиснула подушку и закрыла глаза; если сейчас побыстрее уснуть, то завтра поутру, когда она проснется, сегодняшний кошмар, возможно, испарится.
 
Рейтинг: 0 47 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
94
93
91
Светка 26 мая 2019 (Тая Кузмина)
89
89
81
77
76
71
71
70
67
66
66
65
62
62
61
60
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
59
57
56
56
55
53
52
50
47
39
35