ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияУжасы → А ты ощущаешь вкус?

А ты ощущаешь вкус?

20 февраля 2018 - Элла Жежелла
article410207.jpg
Едва открыв глаза, я подумала, что нужно хотя бы сегодня послушать классическую музыку. С утра, да. Чтобы начать, наконец, добром пропитываться. Не то станет слишком поздно. Или я себя обманываю и давно уже упустила возможность стать лучше? 

Из соседнего окна зазвучала «Лунная соната» Бетховена. У меня по телу пробежали мурашки. Всегда было тяжело слушать классическую музыку. С одной стороны, душа ликует, что есть в мире нечто большее, чем ты сам. Вместе с тем, музыка пронзает душу. Начинаешь верить в нечто прекрасное, в справедливость, в любовь. Я не хотела этого - зачем тешить себя надеждами? Лелеять веру в то, чего нет… 

Я поскорее вышла в коридорчик, чтобы не оставаться в одиночестве, терзаемая классикой. 
Маринка, как всегда, горела и постанывала. 
— Что у нас опять? – зевнула я. Уже догадывалась, но хотелось о чем-то спросить сестру - любой диалог снимает напряжение, вызванное ожиданием своей участи. 
— Помнишь Лильку? 
— Кого? 
— Ну, Лилю, которая училась на два класса младше меня? 
— Конечно, нет. 

Моя сестрица Марина ревностно следила не только за судьбами бывших одноклассников, но и, кажется, всей школы: кто родил, развелся, заболел. «Потому что нет своей жизни» - предположат многие. И будут правы. Образовался замкнутый круг: нет своей жизни-занята чужой – оттого и нет собственной. Уже и не будет. 
— Эта Лилька была гулящей девкой из моей школы. Ни одного парня не пропускала. Училась отвратно. Представь, недавно вышла замуж! За богатого. На отдых – то на Мальдивы, то в Исландию отправилась за экзотикой. Муж осыпает цветами и драгоценностями. 
— А, конечно, вспомнила ее. Ты же три ночи не спала из-за такой вящей несправедливости, рыдала. 
Меня всегда удручало, что у сестры совершенно не было целей в жизни, кроме как выйти замуж. Ни хобби, ни интересов. 
— Да! – подтвердила сестра. — Эта Лиля была такой распущенной! Аборт в 16 лет делала. И вот нашелся ей муж. Хороший. А мне – нет. Я же мужчин не знала, скромницей была, ждала любовь, не хотела я абы с кем, но мне Провидение не послало жениха. Где справедливость? Я ей так тогда позавидовала! Аж внутри загорелось. Бог накажет меня! – всхлипнула Марина, даже не пытаясь потушить свою руку. 

Опять та же песня. Сестрица моя, как и при жизни, постоянно занимается самобичеванием, выискивая в своей недолгой биографии все новые «грехи» (в кавычках из-за того, что вина ее во многом преувеличена, как мне думается). Вчера вспоминала, как обещала уйти в монастырь, если не выйдет замуж до 25 лет, но не выполнила данный зарок. Она рыдала, а волосы ее полыхали. Картина была больше забавной, чем страшной. Ужаснулась я только в первый раз, когда на Маринке вдруг загорелось платье средь бела дня. Мне было многое непривычно… 

Не каждый день умираешь, узнавая ТАЙНУ, разгадка которой щекотала всю жизнь. Не каждый день оказывается, что тайны нет. Все после смерти примерно также. Та же квартира. Улицы. Только безлюдные. Пищи нет. И что-то на теле непременно загорается, когда тебе становится стыдно или неприятно. 
Это некое чистилище перед распределение в Ад или в Рай, или такое странное существование и будет длиться веками? 

Тем не менее, я старалась не думать о том, справедлив ли мой уход в мир иной в довольно молодом возрасте, то, что не сбылись мои мечты и не реализовались многие планы. Мне было 28, а не 18. Если бы хотела, то давно бы претворила в жизнь часть задуманного. Значит, сама виновата, что прокрастинировала и ждала случая. Я сама, а не вселенская несправедливость. 


Даже сейчас, вместо того, чтобы очищаться, хотя бы слушая классическую музыку, бегу от собственных мыслей. Разговариваю, и все равно даже, кто собеседник, хотя общение с сестрицей порядком утомило. Гуляю. Это всегда было проблемой для меня. 

— Марин, — в сотый раз увещевала я, — мы не знаем, что ждет нас дальше. Как тут вообще всё происходит. Если мы зависли здесь, значит, судьба еще не решена. Накажут нас или наградят? Может, нет никакого Бога, ангелов, Страшного суда. 
Марина заголосила: 
— За мной скоро придут черти! 
Я, устав от нее, решила прогуляться. 
Сестрица меня раздражала своими стонущими интонациями. Всю жизнь. И после смерти - тоже. 
Дернуло же меня тогда пойти с ней в ресторан, так как она встречала 26-летие одна, а потом позвонить и попросить моего бывшего мужа Дениса нас забрать и отвезти домой! 

*** 

Город был пустым. Опять. Как неуютно и… странно. Иначе я никак не могу описать свои эмоции. Наверное, не привыкла еще. 
Самым сложным поначалу казалось… банальное отсутствие вкуса. Так привычны ароматный кофе и пироженка с утра, что не задумываешься об этом. После смерти же отсутствие этой мелкой радости терзает неимоверно. 
Пончик хочу. 


Вот почему многие учения советуют отказаться от земных привычек. Сластолюбцам и чревоугодникам заняться явно нечем. Как и нет возможности уйти от своих мыслей заеданием.Или от отсутствия мыслей. 
Странно, что я умерла, а никому не жаль. Даже мне. Нет ни возмущения, ни обиды на судьбу. Рабская покорность - это хорошо, если тут есть Кто-то, способный оценить это и снизить «срок», коль таковой имеется, за мои прижизненные преступления, вроде чревоугодия по ночам, злости на сестру, пожеланий провалиться этой самой Лильке (на самом деле, конечно, я ее помнила – она увела у меня моего будущего мужа Дениса, причем мне было двадцать два, а ей – семнадцать, она только школу закончила, узнать, что любимый оставил меня ради того, чтобы сожительствовать с малолеткой было болезненно, как и услышать от Маринки, что впоследствии эта Лилька неплохо устроилась). 
Я плутала по заспанным улочкам, думая о жизни, пытаясь раскаяться, осознать свои ошибки. 


До меня донеслась громкая дискотечная музыка. Тут есть люди? Кому-то весело?! 
Я поспешила на звук. 

*** 

В первый момент мне показалось, что Рай открыл свои врата. Я случайно на него набрела. 
Или… раскаяние помогло? 
Роскошный сад, усыпанный цветами, да с журчащим фонтаном посередине. Море… или океан. Как на Мальдивах. Или в Черногории. Прозрачнейшая вода. 
Как это прекрасно! 
Вот только музыка… чудовищный ор никак не сочетался с благословенным пейзажем. 

— Это ты?! – услышала я удивленный мужской голос и обернулась. 
На самом настоящем троне восседал он. 
Мой бывший муж Денис. 

*** 

Даже у большинства женщин, рвущих шаблоны, феминизированных и независимых, в жизни случается свой ОН (с придыханием). Пресловутый ТОТ, который САМЫЙ. 
Владыка «козлов». Он же - идеальный мужчина. С годами границы стираются, ты уже не помнишь, кем ТОТ САМЫЙ являлся на самом деле. 
Я ощутила, как подкашиваются ноги. 
Так всегда бывало со мной в его присутствии. Сначала от любви, затем от ненависти, разрушительной и страшной, а потом, наверное, по инерции. 
Когда он первый раз ушел от меня к этой Лильке, не к ночи будет помянута, надо было забыть его, надо. 
Во мне, как я сейчас сознаю, играла гордыня: «Посмели отвергнуть!» - желание вернуть и укротить бабника, сделать ручным подлеца, чтобы он «ах, осознал, что лучшей была я». Из-за этого упустила кучу возможностей. Утоление этой гордыни было частью моей жизни. Сама, правда, называла этой «любовью». 
В итоге он стал моим мужем. Счастья это не принесло, да и тщеславие не удовлетворилась. 

Я так и не поняла, любил он меня или нет. То медом он меня обдавал, то дегтем. Я же всякий раз надеялась, что-теперь-то все устаканится. Буду уверена в его любви, в стабильности. Как только я успокаивалась, происходила ссора, из-за которой отношения вновь становились напряженными, а он уходил, чтобы снова вернуться и уверять, что впредь будет иначе. 
Это и стало источником гибели. Надо же мне было позвонить ему и попросить нас забрать! Денис вдруг затеял ссору из-за пустяка, а потом не справился с управлением, разоравшись. 

— Ты тоже тут! Не ожидал!— весело воскликнул бывший супруг. 
— Почему же? – мне хотелось услышать сожаление, что ли, за то, что я оказалась тут. Он так усердно винил меня за неудавшийся брак, что даже умер, прихватив меня за собой. 
Денис же молчал. 
— Ты попал в Рай, я смотрю… 
— Видимо. Здесь все, что я хотел при жизни. 
— Интересно, за какие заслуги? – удивилась я. 
— А почему нет? 
— Ты безгрешен? 
— Конечно. Мне абсолютно не в чем себя упрекнуть, — хмыкнул он. 

Мне хотелось, чтобы Денис обнял меня, развеяв тревоги. Пригласил с собой в свой Рай. Хотя бы объяснил, как попал туда. Он же смотрел на меня с превосходством. 


— А мы с Маринкой в других условиях… - пролепетала я, ощущая страшное разочарование. 
Вместо того, чтобы поинтересоваться нашей судьбой, он мстительно скривил губы: 
— Да так вам и надо! Из-за вас я оказался тут. Первое время было жутко страшно. Ни пожрать, ни покурить! У меня могло быть будущее. 
— Мечтай. 
— Это твоя сестра - ходячий труп. Ей ничего не светило,хотя всего 26 исполнилось. Она уже была мертва, ее так и тянуло поскорее к праотцам отправить, неудачницу ноющую, а себя мне жаль, - он упивался, упивался, упивался каждым своим словом. Жалил и радовался, сидя на троне в райских садах. 


Я с ужасом смотрела на него. 
Всякий раз, когда Денис орал, поднимал руку (правда, не бил, но замахивался, но и это было унизительно), я думала, что происходящее с ним - помутнение сознания. На самом деле, конечно, человек хороший, просто жизнь была нелегкой, бла-бла. Тем более, после вспышек он вновь становился ласковым и заботливым. 
Теперь видела его истинное лицо. Самодовольное, безобразное. Как я могла не замечать этого при жизни? Вернее, отрицать очевидное, оправдывать? 

Стало стыдно. А я еще ходила в церковь и просила Бога дать мне шанс остаться с этим человеком! Никого не надо, только бы он одумался, осознал… мама дорогая. Как я могла не разглядеть его душу? Вернее, ее отсутствие?! 

— Ладно, одиноко тебе, наверно! Дай обниму! – вдруг весело предложил он. Как всегда. Ничего не изменилось. – Хочешь пироженку? Есть твои любимые. И халва, - Денис даже потрудился встать с трона, взять с подноса пирожное и протянуть мне. Я машинально переняла его. — У меня все есть! Даже красный Феррари. Всю жизнь о нем мечтал. 

— Ка-а-ак, ты чувствуешь вкус? 
— А что? – насторожился бывший муж. 
— Я – нет, - не знаю, зачем отвечала ему. Мне казалось, еще немного, и узнаю другую тайну. Более важную, чем смерть и то, что после. 
— Как так? — искренне удивился он. 
— Ну, мы же лишились физического тела. Значит, и вкус ощутить не можем. 
— Ерунда! У меня тоже так было, я упомянул об этом, - озадаченно сказал Денис. – А потом понял, что жизнь – это и есть жизнь. Какая разница, где? И стал ощущать. Я здесь лучше, чем при жизни устроился. 
— Это и удивляет. Да тебя должна рассечь молния за то, что творил! – не сдержалась я. 


И тут небеса разверзлись. 
Я похолодела. Как в страшном кино. 
Не верилось, что я вижу это. Черные небеса разразились дождем. 

— Я достоин лучшего! Никто не смеет меня судить, ясно? - вскрикнул Денис. И дождь прекратился. – Я живу… жил… так, как хочу! И мне плевать на то, что думают другие! Изыди! 
И все вмиг растворилось. 

Я стояла посреди пустынной улицы. Не было ни Рая, ни Дениса, ни молний. 
Первые секунды я ловила ртом воздух: как так? Он – в райских кущах, счастлив и доволен! Даже ощущает вкус! Неужели можно? 
Я лизнула пирожное, что все еще держала в руках. 
Вкусно. 
Что? 
То есть, и я могу? 
Ошпаренная новым открытием, быстро побежала домой. В то место, которое так называла. Сказать Маринке. И себе. 
И слушать классическую музыку. 
В подтверждение моих слов, зазвучал Бетховен. 
Отовсюду. Кажется, что с неба. 


Все оказалось так просто: Денис верит, что непогрешим, потому и получил Рай. Правда, в его понимании это Феррари, поесть и океан. 
Он верил и в то, что можно ощутить вкус, не имея физического тела – пожалуйста. Балуется пироженками. 
Моя наивная сестренка корит себя за малейшую провинность – и горит. Не исключено, что к ней придут черти, раз она их так ждет. 

Скорее, скорее. 
Слушать классику. И поверить в справедливость. В прекрасное. Чтобы получить это. 

© Copyright: Элла Жежелла, 2018

Регистрационный номер №0410207

от 20 февраля 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0410207 выдан для произведения: Картина: французская художница Луиза Аббема (Louise Abbéma) «Флора» (1913)
Может быть, содержанию рассказа она не совсем соответствует, а вот его духу-вполне.

Признаться, раньше я не верила в живительную силу молитв, как и в сверхъестественное в целом, относила себя к агностикам: возможно, на Том свете что-то и есть, но точно никто не знает, поэтому жить нужно по совести, а не из желания заслужить благодарность от небесных сил или из страха, что попадешь в ад, где рогатые черти будут колоть тебя вилами в одно место.
Тем страннее, что я решила читать акафист Николаю Чудотворцу по совету моей верующей матушки.
Наверное, потому что тогда достигла дна. Жизнь изменилась в худшую сторону: меня сократили на работе, найти новую не получалось – на собеседования приглашали, но выбирали по итогу других кандидатов. Идти работать в CALL-центр, например, или кассиром, где диапазон приемлемости ниже, не хотелось – с этого я начинала в Москве, зачем возвращаться к истокам? Потом будет еще труднее объяснить взыскательным кадровикам свою «многоходовочку». Моя личная жизнь была катастрофична своим отсутствием в последний год. Да еще и соседка по квартире решила переехать к своему бойфренду. Причем объявила об этом за неделю до конца месяца, когда пришло время платить: «Ну, так вышло, ты… это… найди другую комнату. Или соседку. Твои проблемы, короче». А ведь я считала ее подругой. Всерьез задумалась о возвращении в родной город.   Деньги таяли.
Коллега помог решить одну из моих проблем – явилась на прошлую работу, чтобы забрать положенные отпускные, поныла ему о своей долюшке, а он обрадовал новостью:
— Моя бабушка как раз собирается комнату сдавать! Все спрашивала, не хочет ли кто из моих знакомых снять. Комната в двушке. Очень маленькая, правда, зато и просит бабуля немного. Самое главное: она уехала на дачу и пробудет там до конца лета. Может, и до октября – при хорошей погоде. Если пока с работой не выйдет или решишь уехать в родной город – предупреди заранее и ключи мне верни, да и все.
  Это показалось просто подарком судьбы! Я переехала в тесную комнатенку на Нижней Масловке.  Мне стало казаться, что все не так плохо. Я уже забыла, что такое жить одной, как это может быть прекрасно!
Только радость моя оказалась недолгой – через неделю явилась хозяйка. Я проснулась утром, ощущая чей-то взгляд, и подпрыгнула на кровати, вскрикнув: в дверном проеме стояла сухопарая старушка, внимательно меня разглядывая.  Глаза ее сверкнули.
— Вы – Анна Юрьевна? – сообразила я.
— Она самая.
— А я и есть Марта, — да, глупо, но спросонья вообще соображаешь с трудом.
— Нервы-то у тебя слабые, Марта, — неприятненько хихикнула она. – Между прочим, уже двенадцать часов дня, а ты все спишь.
— Суббота ведь.
— Я вот привыкла в шесть утра вставать. Уже вовсю готовлю, убираюсь, а молодые… только бы поспать. Неудивительно, что ты не замужем. Мужчинам ленивые не нравятся! – одарила она меня нравоучением, открывая ключом дверь в свою комнату, хотя и пяти минут с момента знакомства не прошло.     
— А Ваш внук говорил, что Вы на даче до конца лета пробудете… — не смогла я сдержать разочарования.
— А вот я хочу с молодежью пообщаться. Энергией попитаться. Что мне там сидеть?
М-да. Коллега говорил, что Анна Юрьевна – добрая, интеллигентная бабуля, а так и не скажешь. Обманул, паразит, чтобы комнату сняла. Еще бы. Не каждая согласится жить в такой тесноте! Помещаются только шкаф и кровать. Теперь даже за столом на кухне не посидишь, раз хозяйка приехала.
Увы, первое впечатление не обмануло. Ко всем моим переживаниям добавилось и еще одно – Анна Юрьевна. Я ее буквально возненавидела уже в первые дни. Никакие увещевания самой себя, вроде «Она же старенькая, надо быть снисходительнее!» не помогали. Бабуля придиралась с видимым удовольствием. Верно она сама сказала, хочет питаться энергией. Вплоть до того, что, когда я готовила, квартирная хозяйка тут же прибегала на кухню и начинала комментировать    каждое мое действие, попутно пугая одиночеством – «Макароны ты не так варишь, понятно, почему у тебя нет мужика!».  Могла ворваться и в душ, когда я мылась (щеколды не было) и начать отчитывать.
— Можно хотя бы мне вытереться, а?
— Я у себя дома!
Впрочем, и в «своей» комнате мне покоя не было. Она могла войти без стука и, остановившись на пороге, бубнить:
— У тебя простынь плохо отглажена. Вот мою видела? А я видела из окна, как ты домой возвращалась. Словно медведь переваливаешься! Разве женщины так должны ходить?
Возможно, это не кажется таким уж раздражающим, но у меня и без нее нервы были на пределе.  Словно она и правда из меня высасывала жизненные силы. Сама же Анна Юрьевна выглядела после этого румянее и будто бы даже полнее. И ее взгляд. Он пугал.  Иногда снилось, что Анна Юрьевна смотрит на меня, стоя неподвижно в дверях – как тогда, в день знакомства.   
Иногда я ей высказывала:
— У нас, кажется… рыночные отношения, а не дружеские. Я плачу Вам деньги за комнату. Вы мне помещение предоставляете. Нам совершенно необязательно общаться постоянно.
Она только хмыкала, глядя на меня:
— Я у себя дома!
Как-то проснулась среди ночи. Мне снова виделся кошмар - первый день приезда Анны Юрьевны, ее взгляд. Я пошла попить водички на кухню и… буквально столкнулась хозяйкой лоб в лоб -  она стояла около моей двери и смотрела на нее.
— А, Марта проснулась! – оживилась Анна Юрьевна.  – А вот я в твои годы по ночам не вставала. Что-то не так у тебя со здоровьем. 
Было не по себе. Я пролила воду, когда наливала ее в стакан – руки подрагивали.
— О, руки-крюки! Какая ты неуклюжая… -  комментировала хозяйка.
Я, ничего не отвечая, пошла в «свою» комнату, легла в кровать. Анна Юрьевна - за мной, остановившись на пороге.
— Я хочу спать! Завтра у меня важное собеседование!   
— Ага, — ответила она, продолжая стоять в проеме, глядя на меня.
Я не могла отделаться от сосущего чувства под ложечкой. Пришлось встать и закрыть дверь прямо перед ее носом. Я не сомневалась, что она так и простояла там всю ночь. Ибо утром снова застала ее «на посту», выходя из комнаты.  
В общем, жизнь казалась адом, поэтому, когда моя матушка посоветовала мне получить благословение священника и начать читать акафист, я согласилась.
Помню, какое лазоревое чувство легкости охватило меня, когда я, сидя в комнате, начала читать акафист. Специально гасила свет, зажигала церковные свечи.  Не знаю, в силе молитвы дело, или же я просто была напряжена, а монотонное чтение как-то успокаивало.  Отвлекало.
На сороковой день я дочитала акафист в последний раз перед сном. 
На душе было легко и тепло.
Как только легла в кровать, раздался стук в дверь. Сначала решила, будто показалось. Стук повторился.
— Марта, — голос Анны Юрьевны, — открой.
Я удивилась. Обычно ей не требовалось разрешения. Недоуменно пожав плечами, я открыла. Анна Юрьевна стояла напротив меня. Бледная, сверкая глазами.
— Что-то случилось? Почему Вы стучите? У себя же дома, — не могла не съязвить я.
— Плохо себя чувствую я что-то, Марта, - ответила она, покачиваясь. – Даже сил нет дверь открыть. Ты могла бы мне помочь? Иди сюда! – вкрадчиво прошептала она.
У меня внутри все сжалось. Снова стало не по себе. Я решила   включить свет. Его не было.
— Может, Скорую вызвать? – предложила я, медля.  Выходить к ней почему-то не хотелось.
— Да. Точно. Иди в мою комнату, там телефон!  — сказала Анна Юрьевна, и обхватив живот руками, рухнула на пол. Первым порывом было подбежать к ней, я уже занесла ногу за порог, но тут она подняла голову и издала гортанный вопль.
У меня ноги отнялись.  
— Иди же, позвони! – завопила она и легла на спину.
— Могу с сотового набрать! – сказала я, не узнавая свой голос.  Он стал чужим. Деревянные ноги меня не слушались. Я взяла сумку, пытаясь найти дрожащими руками телефон.
— Тебе не удастся! – крикнула она и рассмеялась, ударившись затылком об пол. Волосы, которые Анна Юрьевна убирала назад, разметались вокруг нее. В темноте они казались черными, а не седыми. – Ты не сможешь никому позвонить! – взвизгнула Анна Юрьевна, пытаясь встать, но снова схватилась за живот и упала на ковер. – Только из моей комнаты! Иди туда, сказала! Быстро!
Ее руки словно свела судорога – их выкручивало в разные стороны.
— Мне плохо! – орала она. – Иди сюда!
Я захлопнула дверь, дрожа от ужаса и паники, метавшейся внутри. Села на кровать, поджав ноги.
Крики стихли.
Я укрылась одеялом с головой.
Снаружи что-то стало царапать дверь.
— Марта! Девочка! Выйди ко мне, — раздался ласковый голос Анны Юрьевны.
— Изыди! – заверещала я, не вы силах справиться со своим ужасом. Он выплескивался наружу криком.     
— Открой дверь!  — продолжала она вкрадчиво.
Наверное, от стресса, пережитого ужаса, я быстро уснула, зажав уши руками.
Проснулась рано. Солнечный выплескивался сквозь занавески. Словно ничего и не было.
Долго я себя заставляла встать с кровати, но не могла. Раздался телефонный звонок. Как? Телефон же «умер» вчера!
Я достала его из сумки — зарядки достаточно. Странно, однако.
Звонила HR одной из компании, где я проходила собеседование месяц назад. Кандидат, которого они выбрали, не прошел испытательный срок, теперь хотели пригласить меня.
Я подпрыгнула до потолка.
Неужели и правда акафист помог?
Вспомнив о событиях вчерашней ночи, я вздрогнула. Но, обрадованная новостью, решилась открыть дверь (вооружившись, правда, шваброй, чудом оказавшейся в «моей» комнате). Вышла в коридор. Никого. Комната Анны Юрьевны была закрыта на ключ. Я постучала.
— Анна Юрьевна!
Ответом была тишина.
Меня охватило волнение. Может, она сама вызвала Скорую и ее увезли больницу?
В самом, что на меня нашло, на истеричку? Бабушке стало плохо. А мое больное воображение, опутанное стрессом, додумало, должно быть, несуществующие подробности.
Только как бы выяснить, куда ее увезли? Она, конечно, вреднющая, но…
Щелкнул замок.
В коридор вошла полненькая седая бабуля с огромными авоськами и широкой улыбкой на лице:
— Ох, еле дотащила. Яблочки свои, сливки даже. И малинку тебе привезла! – поприветствовала она меня.
Я так и стояла… ни живая ни мертвая.
— Здравствуй! Тебя, кажется, Мартой зовут? А я – Анна Юрьевна! – представилась бабуля. – Вот, навестить заехала. О, ты уже с утра со шваброй? Надо же. Какая чистоплотная девочка! Любо-дорого смотреть.
— Приятно познакомиться, — не своим голосом произнесла я. — Давайте, помогу сумки на кухню отнести.
— Спасибо!
Я потащила тюки на кухню, бабуля открыла дверь в свою комнату.
—Извини, что напугала. Я ведь вчера звонила тебе, чтобы предупредить о приезде. Мне внук-то дал телефон твой. Только абонент- не абонент…
— Да, разрядился телефон вчера, — заторможено произнесла я.
— Батюшки, что тут в моей комнате творится?! Все разбросано, окна настежь… Домовой, поди, расшалился, он у нас такой. Или ураган пронесся?
— Да, — ответила я. – Был.  Но сейчас все хорошо.
Теперь я уже не так категорична в отношении сверхъественных сил, сами понимаете.
 
Рейтинг: +13 438 просмотров
Комментарии (8)
Элиана Долинная # 14 марта 2018 в 23:31 +3
Да... история )) Читала с замиранием сердца )))
Наверное, приснилось героине всё, да? ))
Ещё вижу новое на страничке, пойду читать, а то
давно не гостила - ни здесь, ни в сайте, ни в ФБ )
Кеша Яд # 16 августа 2018 в 16:56 +2
я знаю точно невозможное возможно!))) радость. просто радость ощущаешь читая такие вот классные вещи! классные! с захватывающим сюжетом, интеллектуальным юмором и конечно мудростью, кагбэ невзначай оброненной между строк.
Валентина Егоровна Серёдкина # 28 августа 2018 в 05:46 +1

Мелодии звучат и на Земле, и на Небе... Элла, благодарю за творчество! МИР ДОМУ!

50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e rose
Ивушка # 27 сентября 2018 в 05:00 +2
верить и ощущать-это прекрасно
с удовольствием читала рассказ
спасибо
Den is Ural Ursus arctos Plushy I # 27 сентября 2018 в 14:51 +2
На днях мне сказали,что все Денисы любят чтобы их хвалили.И типа это научный факт.Не знаю,за собой не замечал и мне трудно сравнить себя с кем-то другим))Круто!Надо взять на заметку,что самовлюбленность и наглость пригодятся в раю!А почему бы и нет?Откуда мы знаем?Нам кажется,что рай это белое облако где не надо работать и бороться за место под солнцем,а вот зря.Надо ко всему быть готовым!
Не знаю,на месте ЛГ,я бы побрезговал таким пирожным!Как-то жутко от мысли,что это угощение из неизвестности!
Элла Жежелла # 28 сентября 2018 в 02:56 +1
Насчет Денисов - у меня был молодой человек с таким именем, причем встречались довольно долго. И Денис, с которым недолго. Нет, героя-подлеца зовут не в честь этих мужчин)

Что могу сказать, как "специалист по Денисам"? Ну, исходя из тех, кого знала лично. Немного хвастливые - любили невинное бахвальство. Энергичные. Темпераментные. Можно сказать, "душа компании". Лидеры. Правда, часто носят маску легкомыслия. А чтобы хвалили, ИМХО, любят все люди.

Понятие о рае у каждого разное. Не для всех это Феррари и жратва. Тут и вспоминается библейское, ну,что дано будет нам по нашей вере. Марина думает, что попадет в ад-вот. Горит. У Дениса другие представления.
ORIT GOLDMANN # 21 октября 2018 в 14:14 0
... Единственный аргумент против холодного ветра — теплое пальто. ... t7709 ...перевоспитание самоё ,ох ...))судьба-единственно исполняемое в жизни. sad
Галина Карташова # 23 декабря 2018 в 22:04 0
Emotions-6 Как всегда, превосходно!
Популярная проза за месяц
120
96
93
88
87
Ты говорил… 1 сентября 2019 (Жанна Зудрагс)
86
Самый лучший!! 22 августа 2019 (Анна Гирик)
82
76
75
70
70
69
68
67
63
На селе 27 августа 2019 (Алексей Ананьев)
55
55
53
52
51
51
50
50
Прощай! 30 августа 2019 (Василий Акименко)
49
Глубинка 29 августа 2019 (Сергей Гридин)
49
48
45
40
38
37