ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияУжасы → "Улыбка Смерти"(Истории одной жизни)

 

"Улыбка Смерти"(Истории одной жизни)

14 января 2012 - Августина Энн
article14996.jpg

Март. Снег и не думал таять. За окном было морозно и холодно. Я стояла у единственного окна и всматривалась в сумерки. Мне было видно, как ночь спускается на этот большой и грязный город. А ведь когда-то я восхищалась им. Когда-то я надеялась, что он изменит мою жизнь. Казалось, это было так давно, но на самом деле прошло всего два года, как я стала жить здесь. Я снова потерялась во времени…

Комната, погруженная во мрак, казалась совсем безжизненной и пустой. Немногочисленная мебель черными неясными пятнами зияла в темноте. Шторы, заменяющие дверь, тихонько колыхались от сквозняка, пропуская желтоватый скупой свет из зала, где работал телевизор. Я уже давно не смотрела этот бесполезный ящик и даже не обращала на него внимания. Все мое сознание было погружено в непонятную пустоту и темноту.

Я не помнила, как пролетел целый месяц. Просто в один момент я поняла, что это время просто пропало из жизни! Мне с трудом вспоминались мой день рождения и небольшой период, в несколько дней, до того, как я потерялась…

…В памяти всплыла боль в грудной клетке, сжимающая изнутри, не дающая дышать и произнести хоть слово. Боль, выворачивающую наизнанку, спазмами в воспаленных почках, а может и легких.  Я вспомнила, как ломило руку, в которой торчал катетер. Как мне было холодно, как меня знобило под тонкой простыней в холодной палате реанимации. Я вспомнила лицо врача, у которого, сквозь боль, спросила: «Я умру?» Он ничего не ответил, кажется…

…Я вспомнила, как оказалась в большой палате уже в отделении. Мне с большим трудом удалось понять, что я не дома… что я сутки была почти без сознания… что я снова могла умереть… Я помнила, как боялась людей. Как бродила тенью по коридорам и шугалась каждого шороха или голоса. Я долго стояла около большого окна в коридоре и думала, а что будет, если я открою его и перешагну через подоконник? Как это, лететь вниз, когда ледяной ветер пронизывает все твое тело и рвет волосы? Как это, оказаться там, на промерзшей земле? И что будет потом? Что скажут и сделают родные, знакомые? Как себя поведут два, самых дорогих мне человека на тот момент, Тони и Лорд? Но мне не удалось получить ответы на эти вопросы…

…Я вспомнила, как с температурой убегала из этой больницы. Как до этого ругалась с врачами из-за того, что мне не дают возможности лечиться, и что вообще, все они просто бесполезная кучка идиотов! Неужели это говорила я? Видимо да, но сейчас это не имело никакого значения…

Я снова была в своей комнате, которая так и не стала мне родной. Но хотя бы здесь я могла побыть одна и подумать обо всем, что случилось и еще может случиться…

Я отошла от окна, пытаясь отбросить от себя воспоминания о больнице. В комнате стало совсем темно, но мне все было видно. Проходя мимо зеркала, я резко остановилась и посмотрела на свое отражение. Из глубины зеркала на меня смотрела белокожая девушка с потухшими черными глазами и длинными, до плеч волосами смоляного цвета. Это я? Неужели это я? Не веря своим глазам, я подошла ближе к зеркалу и начала рассматривать отражение.

Все же это было мое отражение, но узнала я себя с большим трудом. Кожа стала совсем бледной, почти белой. Глаза словно провалились и под ними зияли синяки. И волосы, они стали длиннее. Как же я раньше этого не замечала? Я снова вспомнила, что три недели провела в больнице. Мне стало очень не по себе. Я поежилась и пошла к кровати, на которой лежал плеер.

…Несколько дней назад ко мне приходили друзья. Я была безумно рада, что про меня не забыли. Если меня помнили, значит, я была еще живой… Мы долго сидели на кухне, пили горячий чай и разговаривали. Ёжи принес мне МР-3 плеер и кучу дисков с музыкой. Моей радости не было предела. Я быстро разобралась, как работает это устройство, и  вот все эти дни большую часть времени проводила за прослушиванием дисков. Я быстро проникалась мелодиями зарубежных исполнителей, а потом писала стихи и рисовала то, что видела и чувствовала.

Плеер тихо зажужжал, когда я вставила в него очередной диск. Это была группа «System Of A Down». Уже с первых аккордов я поняла, что раньше никогда ничего подобного не слышала. Мне понравились жесткие равные ритмы этих ребят, а когда вступил вокал, я была готова умереть от смеха! Эти восточные блеяния  вперемешку с металлическими рифами привели меня в полный восторг. Я, широко и глупо улыбаясь, села на жесткую кровать и, облокотившись спиной о стену, углубилась в восприятие музыки.

Перед глазами мелькали какие-то образы, навеянные музыкой в наушниках. Я пыталась уловить их смысл, но не получалось, а потому я просто расслабилась. Мне стало спокойно и уютно в кромешной темноте комнаты. Я растворялась в резких мелодиях «системы» и погружалась в беспамятство…

В какой-то момент я поняла, что что-то изменилось. Я открыла глаза и огляделась. В комнате по-прежнему было темно, и кроме меня в ней никого не было. А может, я ошиблась? Я хотела подняться и оглядеться, но не смогла. Мое тело словно парализовало! Воздух стал каким-то плотным, почти вязким и ощущаемым. В горле встал ком, а сердце бешено заколотилось. Что происходит? Если бы я знала…

Внезапно грудь зажгла невыносимая боль. Нет, не такая, что была в реанимации, эта была иного происхождения… Я, не в силах двинуться с места, хватала ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Я не могла даже закричать. В горле пересохло, и изнутри вырвался глухой хрип. Грудь продолжало рвать изнутри все сильнее и сильнее. Буд-то кто-то или что-то пыталось вырваться наружу! Оно скреблось и металось, не находя выхода! Из глаз хлынули слезы, и в тот же момент я услышала душераздирающий крик внутри себя. Нечто просило о помощи! Я сжалась на кровати и вцепилась онемевшими пальцами в горящую грудь. А что я могла сделать?

Крики и боль становились все громче и сильнее. Я захлебывалась в слезах. Мне не хватало воздуха. Мне не хватало сил справиться с этой невыносимой болью! Казалось, время просто перестало существовать, ровно, как и все вокруг. Я утопала в боли и криках, в темноте и этом вязком непонятном мне пространстве. Казалось, я оглохла и ослепла, когда вдруг боль резко отступила, и все стихло.

Я осторожно пошевелила рукой. Паралич отступил, но я не спешила подниматься. Внутри была полная пустота. Я уже не помнила, как нечто рвало мою грудь и кричало. Не помнила этого вязкого пространства, в которое провалилась. На меня нахлынуло забвение, и я упала на кровать…

Я пришла в себя, только когда ощутила дуновение ветра, ледяного, пронизывающего до костей. Откуда он здесь? Я приподняла тяжелую голову с подушки и огляделась, на сколько это было возможно. Темная комната с желтоватыми бликами на полу около дверного проема. Черные пятна шкафов и мерцающая гладь зеркала. Небольшое зашторенное окно. Все как и всегда, но… но что-то не так… По коже пробежали мурашки. Я осторожно села на кровати, еще раз осмотрелась… И грудь снова разорвала жгучая боль. Слезы с новой силой хлынули по лицу. И я поняла, что снова не могу двигаться. По комнате пробежал ледяной ветерок, и я четко поняла, что в комнате не одна.

Сквозь слезы, я еще раз просмотрела комнату и остолбенела окончательно. Слезы прекратились и боль, словно замерла в неком страхе. В дальнем углу, между письменным шкафом и трельяжем клубами сгущалась тень. С каждым мгновением тень приобретала все более четкие и плотные очертания. Я, не отводя глаз, смотрела в темный угол. Ужас закрадывался все глубже в душу.

Тень, принявшая четкие очертания, грозно возвышалась в темном углу. Она парила над полом и искажала пространство. Я четко видела фигуру, облаченную в черный балахон, с длинными широкими рукавами и капюшоном, закрывающим почти все лицо. Я видела, светящиеся белым, тонкие иссушенные кисти рук и часть лица незваной гостьи. Немой ужас лишил меня остатка разума и воли. Я как завороженная смотрела на фигуру, и лишь где-то на задворках сознания гремел сигнал тревоги.

Немую сцену нарушило какое-то движение. Я с ужасом осознала, что фигура двинулась с места! Она медленно, вытянув руку вперед, направлялась ко мне! Я ощущала холод  и сладковатый запах, исходящие от нее.  Мне хотелось закричать, но из горла снова вырвался лишь хрип. Тело пробила дрожь, и мне удалось побороть, овладевший моим телом, паралич. Я резко вжалась в стену и вцепилась заледеневшими руками в покрывало, будто это могло меня спасти. А фигура продолжала приближаться, тихо плывя над полом. Сердце было готово выпрыгнуть наружу. Я снова начала задыхаться. Страх почти полностью овладел моим существом, когда я резко дернулась, выставив руку вперед, и мысленно прокричала: «Кто ты?! Что тебе нужно?!»

Гостья прекратила движение и остановилась посередине комнаты. Полы ее балахона колыхнулись и замерли. Я в полном ужасе посмотрела туда, где должно было находиться лицо… Она улыбалась! Улыбалась так, словно маленький ребенок задал ей глупый вопрос! Ехидно и с насмешкой от всей души, если она, конечно, была у моей гостьи. Меня пробила крупная дрожь. Я сильнее вжалась в стену и снова залилась слезами. «Не подходи ко мне! Не трогай меня! Уходи! Уходи!» Фигура улыбнулась еще шире и резко двинулась в мою сторону…

…Я провалилась в темноту. Исчезло все, пространство, время, запахи, ощущения, воспоминания, может быть даже и я сама…

Открыв опухшие от слез глаза, я поняла, что гостья ушла. В комнате по-прежнему царила темнота, нарушаемая лишь желтыми бликами из зала. Диск уже давно закончился, и в наушниках была тишина. Я приподнялась на локте, но тут же обессилев, упала на жесткий щит кровати. Нет, мне было не больно от падения. Мне было просто все равно… Меня поглотила пустота…

Некоторое время я просто лежала, не думая ни о чем. Казалось, я даже забыла этот непонятный визит. Но нет… Меня била дрожь, от воспоминаний… Эта улыбка… Гостья не сказала мне ни слова, но мне казалось, что это наша не последняя встреча…

Свет в доме давно погас, а я все продолжала лежать на кровати. Паралич давно отпустил, но я по-прежнему не могла сдвинуться с места. Пустота внутри  постепенно сменялась некой паникой, а с наружи, ко мне мягко подкрадывался сон. Загнанная в угол страхом от такого визита, я была не в силах сопротивляться ему. На грани реальности и сна, мне снова вспомнилась улыбка гостьи… Я вспомнила, что где-то уже видела ее, но не могла вспомнить где… Я провалилась в бездонную черноту беспокойного сна…

… Через полгода я снова увидела эту улыбку на грани жизни и смерти…

 

08.04.10

© Copyright: Августина Энн, 2012

Регистрационный номер №0014996

от 14 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0014996 выдан для произведения:

Март. Снег и не думал таять. За окном было морозно и холодно. Я стояла у единственного окна и всматривалась в сумерки. Мне было видно, как ночь спускается на этот большой и грязный город. А ведь когда-то я восхищалась им. Когда-то я надеялась, что он изменит мою жизнь. Казалось, это было так давно, но на самом деле прошло всего два года, как я стала жить здесь. Я снова потерялась во времени…

Комната, погруженная во мрак, казалась совсем безжизненной и пустой. Немногочисленная мебель черными неясными пятнами зияла в темноте. Шторы, заменяющие дверь, тихонько колыхались от сквозняка, пропуская желтоватый скупой свет из зала, где работал телевизор. Я уже давно не смотрела этот бесполезный ящик и даже не обращала на него внимания. Все мое сознание было погружено в непонятную пустоту и темноту.

Я не помнила, как пролетел целый месяц. Просто в один момент я поняла, что это время просто пропало из жизни! Мне с трудом вспоминались мой день рождения и небольшой период, в несколько дней, до того, как я потерялась…

…В памяти всплыла боль в грудной клетке, сжимающая изнутри, не дающая дышать и произнести хоть слово. Боль, выворачивающую наизнанку, спазмами в воспаленных почках, а может и легких.  Я вспомнила, как ломило руку, в которой торчал катетер. Как мне было холодно, как меня знобило под тонкой простыней в холодной палате реанимации. Я вспомнила лицо врача, у которого, сквозь боль, спросила: «Я умру?» Он ничего не ответил, кажется…

…Я вспомнила, как оказалась в большой палате уже в отделении. Мне с большим трудом удалось понять, что я не дома… что я сутки была почти без сознания… что я снова могла умереть… Я помнила, как боялась людей. Как бродила тенью по коридорам и шугалась каждого шороха или голоса. Я долго стояла около большого окна в коридоре и думала, а что будет, если я открою его и перешагну через подоконник? Как это, лететь вниз, когда ледяной ветер пронизывает все твое тело и рвет волосы? Как это, оказаться там, на промерзшей земле? И что будет потом? Что скажут и сделают родные, знакомые? Как себя поведут два, самых дорогих мне человека на тот момент, Тони и Лорд? Но мне не удалось получить ответы на эти вопросы…

…Я вспомнила, как с температурой убегала из этой больницы. Как до этого ругалась с врачами из-за того, что мне не дают возможности лечиться, и что вообще, все они просто бесполезная кучка идиотов! Неужели это говорила я? Видимо да, но сейчас это не имело никакого значения…

Я снова была в своей комнате, которая так и не стала мне родной. Но хотя бы здесь я могла побыть одна и подумать обо всем, что случилось и еще может случиться…

Я отошла от окна, пытаясь отбросить от себя воспоминания о больнице. В комнате стало совсем темно, но мне все было видно. Проходя мимо зеркала, я резко остановилась и посмотрела на свое отражение. Из глубины зеркала на меня смотрела белокожая девушка с потухшими черными глазами и длинными, до плеч волосами смоляного цвета. Это я? Неужели это я? Не веря своим глазам, я подошла ближе к зеркалу и начала рассматривать отражение.

Все же это было мое отражение, но узнала я себя с большим трудом. Кожа стала совсем бледной, почти белой. Глаза словно провалились и под ними зияли синяки. И волосы, они стали длиннее. Как же я раньше этого не замечала? Я снова вспомнила, что три недели провела в больнице. Мне стало очень не по себе. Я поежилась и пошла к кровати, на которой лежал плеер.

…Несколько дней назад ко мне приходили друзья. Я была безумно рада, что про меня не забыли. Если меня помнили, значит, я была еще живой… Мы долго сидели на кухне, пили горячий чай и разговаривали. Ёжи принес мне МР-3 плеер и кучу дисков с музыкой. Моей радости не было предела. Я быстро разобралась, как работает это устройство, и  вот все эти дни большую часть времени проводила за прослушиванием дисков. Я быстро проникалась мелодиями зарубежных исполнителей, а потом писала стихи и рисовала то, что видела и чувствовала.

Плеер тихо зажужжал, когда я вставила в него очередной диск. Это была группа «System Of A Down». Уже с первых аккордов я поняла, что раньше никогда ничего подобного не слышала. Мне понравились жесткие равные ритмы этих ребят, а когда вступил вокал, я была готова умереть от смеха! Эти восточные блеяния  вперемешку с металлическими рифами привели меня в полный восторг. Я, широко и глупо улыбаясь, села на жесткую кровать и, облокотившись спиной о стену, углубилась в восприятие музыки.

Перед глазами мелькали какие-то образы, навеянные музыкой в наушниках. Я пыталась уловить их смысл, но не получалось, а потому я просто расслабилась. Мне стало спокойно и уютно в кромешной темноте комнаты. Я растворялась в резких мелодиях «системы» и погружалась в беспамятство…

В какой-то момент я поняла, что что-то изменилось. Я открыла глаза и огляделась. В комнате по-прежнему было темно, и кроме меня в ней никого не было. А может, я ошиблась? Я хотела подняться и оглядеться, но не смогла. Мое тело словно парализовало! Воздух стал каким-то плотным, почти вязким и ощущаемым. В горле встал ком, а сердце бешено заколотилось. Что происходит? Если бы я знала…

Внезапно грудь зажгла невыносимая боль. Нет, не такая, что была в реанимации, эта была иного происхождения… Я, не в силах двинуться с места, хватала ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Я не могла даже закричать. В горле пересохло, и изнутри вырвался глухой хрип. Грудь продолжало рвать изнутри все сильнее и сильнее. Буд-то кто-то или что-то пыталось вырваться наружу! Оно скреблось и металось, не находя выхода! Из глаз хлынули слезы, и в тот же момент я услышала душераздирающий крик внутри себя. Нечто просило о помощи! Я сжалась на кровати и вцепилась онемевшими пальцами в горящую грудь. А что я могла сделать?

Крики и боль становились все громче и сильнее. Я захлебывалась в слезах. Мне не хватало воздуха. Мне не хватало сил справиться с этой невыносимой болью! Казалось, время просто перестало существовать, ровно, как и все вокруг. Я утопала в боли и криках, в темноте и этом вязком непонятном мне пространстве. Казалось, я оглохла и ослепла, когда вдруг боль резко отступила, и все стихло.

Я осторожно пошевелила рукой. Паралич отступил, но я не спешила подниматься. Внутри была полная пустота. Я уже не помнила, как нечто рвало мою грудь и кричало. Не помнила этого вязкого пространства, в которое провалилась. На меня нахлынуло забвение, и я упала на кровать…

Я пришла в себя, только когда ощутила дуновение ветра, ледяного, пронизывающего до костей. Откуда он здесь? Я приподняла тяжелую голову с подушки и огляделась, на сколько это было возможно. Темная комната с желтоватыми бликами на полу около дверного проема. Черные пятна шкафов и мерцающая гладь зеркала. Небольшое зашторенное окно. Все как и всегда, но… но что-то не так… По коже пробежали мурашки. Я осторожно села на кровати, еще раз осмотрелась… И грудь снова разорвала жгучая боль. Слезы с новой силой хлынули по лицу. И я поняла, что снова не могу двигаться. По комнате пробежал ледяной ветерок, и я четко поняла, что в комнате не одна.

Сквозь слезы, я еще раз просмотрела комнату и остолбенела окончательно. Слезы прекратились и боль, словно замерла в неком страхе. В дальнем углу, между письменным шкафом и трельяжем клубами сгущалась тень. С каждым мгновением тень приобретала все более четкие и плотные очертания. Я, не отводя глаз, смотрела в темный угол. Ужас закрадывался все глубже в душу.

Тень, принявшая четкие очертания, грозно возвышалась в темном углу. Она парила над полом и искажала пространство. Я четко видела фигуру, облаченную в черный балахон, с длинными широкими рукавами и капюшоном, закрывающим почти все лицо. Я видела, светящиеся белым, тонкие иссушенные кисти рук и часть лица незваной гостьи. Немой ужас лишил меня остатка разума и воли. Я как завороженная смотрела на фигуру, и лишь где-то на задворках сознания гремел сигнал тревоги.

Немую сцену нарушило какое-то движение. Я с ужасом осознала, что фигура двинулась с места! Она медленно, вытянув руку вперед, направлялась ко мне! Я ощущала холод  и сладковатый запах, исходящие от нее.  Мне хотелось закричать, но из горла снова вырвался лишь хрип. Тело пробила дрожь, и мне удалось побороть, овладевший моим телом, паралич. Я резко вжалась в стену и вцепилась заледеневшими руками в покрывало, будто это могло меня спасти. А фигура продолжала приближаться, тихо плывя над полом. Сердце было готово выпрыгнуть наружу. Я снова начала задыхаться. Страх почти полностью овладел моим существом, когда я резко дернулась, выставив руку вперед, и мысленно прокричала: «Кто ты?! Что тебе нужно?!»

Гостья прекратила движение и остановилась посередине комнаты. Полы ее балахона колыхнулись и замерли. Я в полном ужасе посмотрела туда, где должно было находиться лицо… Она улыбалась! Улыбалась так, словно маленький ребенок задал ей глупый вопрос! Ехидно и с насмешкой от всей души, если она, конечно, была у моей гостьи. Меня пробила крупная дрожь. Я сильнее вжалась в стену и снова залилась слезами. «Не подходи ко мне! Не трогай меня! Уходи! Уходи!» Фигура улыбнулась еще шире и резко двинулась в мою сторону…

…Я провалилась в темноту. Исчезло все, пространство, время, запахи, ощущения, воспоминания, может быть даже и я сама…

Открыв опухшие от слез глаза, я поняла, что гостья ушла. В комнате по-прежнему царила темнота, нарушаемая лишь желтыми бликами из зала. Диск уже давно закончился, и в наушниках была тишина. Я приподнялась на локте, но тут же обессилев, упала на жесткий щит кровати. Нет, мне было не больно от падения. Мне было просто все равно… Меня поглотила пустота…

Некоторое время я просто лежала, не думая ни о чем. Казалось, я даже забыла этот непонятный визит. Но нет… Меня била дрожь, от воспоминаний… Эта улыбка… Гостья не сказала мне ни слова, но мне казалось, что это наша не последняя встреча…

Свет в доме давно погас, а я все продолжала лежать на кровати. Паралич давно отпустил, но я по-прежнему не могла сдвинуться с места. Пустота внутри  постепенно сменялась некой паникой, а с наружи, ко мне мягко подкрадывался сон. Загнанная в угол страхом от такого визита, я была не в силах сопротивляться ему. На грани реальности и сна, мне снова вспомнилась улыбка гостьи… Я вспомнила, что где-то уже видела ее, но не могла вспомнить где… Я провалилась в бездонную черноту беспокойного сна…

… Через полгода я снова увидела эту улыбку на грани жизни и смерти…

 

08.04.10

Рейтинг: +3 423 просмотра
Комментарии (2)
Маргарита Светлая (Моргана). # 15 октября 2012 в 18:35 0
Жутко, мистично и красиво. big_smiles_138
Августина Энн # 16 октября 2012 в 12:02 0
Жутко... согласна. столько времени спустя, даже не могу решить что же было страшнее и тяжелее - лицезреть это или ,позднее, выкладывать воспоминания на бумагу...
спасибо за отзыв, Моргана 5min