ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Связанные вечностью. Роман. Глава 3 (любовь, мистика, приключения)

 

Связанные вечностью. Роман. Глава 3 (любовь, мистика, приключения)

18 октября 2014 - Александра Треффер
article246425.jpg
Пока читается, публикую с удовольствием  :-)
Неведомая опасность, новый сон, нарастающая тревога...
 
Битва сущностей продолжается, энергетические удары сыплются один за другим. Постепенно становится ясно, на чьей стороне перевес. Тёмная сила всё слабее сопротивляется натиску и, наконец, распластав крылья, летит вниз на чёрные камни. Сгусток света некоторое время следит за падением врага, а потом медленно спускается к нему. Красные глаза порождения ужаса едва мерцают, и недавний противник почти не виден на фоне своего предсмертного ложа. Анжела снова слышит его мысли:
– Ну, что же ты медлишь, зевгари. Добей меня, я в твоей власти.
Она садится рядом с поверженным на ослизлую траву.
– Нет.
Тот изумлен, Анжела чувствует это.
– Почему?
– Я не верю в абсолютное зло. Когда-то мы с тобой были очень близки. Именно в те времена сложилась наша пара, я выбрала тебя и не могу убить.
Существо, в которое превращена девушка, ощущает смятение чувств противника. Несмотря на усталость, она пытается залечить тяжёлые повреждения, поделиться энергией. И это ей удаётся. Улетая в сумеречные дали, светлое создание слышит тихий голос чужого разума:
– Я никогда не забуду этого, зевгари! Никогда!


Шёпот переходит в настойчивый треск, от которого, кажется, взорвётся голова.
Под воздействием стороннего возбудителя мозг заработал в режиме реальности, и Анжела вскочила, осознав, что кто-то звонит у входа. Повернув ключ, она отшатнулась. На мгновение ей, затуманенной сном, показалось, что перед дверью стоит недавний монстр.
Но, увидев встревоженный взгляд доктора Блэка, девушка опомнилась и посторонилась, пропуская того в квартиру.
– Анжи, что с вами?  – обеспокоенно спросил он.
– Кошмар приснился, никак не могу прийти в себя.
Мисс Брайт пригласила мужчину войти. Не теряя времени, хирург осмотрел ногу и торжественно поздравил свою недавнюю пациентку с чудесным выздоровлением. Анжела вновь увидела улыбку на его лице.
Решившись, она предложила ему чай, и Дэймон с готовностью согласился. За разговорами минуты бежали незаметно, одна тема сменяла другую, оба собеседника вспоминали разные забавные истории из жизни, и девушку распирал восторг. Давно ей не было так хорошо.
– Что за сон вы видели, Анжи?  – вдруг спросил мужчина.
– Да бред какой-то, – отозвалась она, – скорее всего, навеянный последними событиями.
И начала рассказ, не замечая, как бледнеет её визави.
– И, когда я вас увидела меня тряхнуло. Померещилось, что вы – то чудовище, – смеясь, закончила Анжела. – Не обижайтесь, в тот момент я ещё не проснулась.
Раздался звон бьющегося фарфора. Сделав неловкое движение, Блэк смахнул на пол наполовину опорожненную чашку и, пробормотав извинения, наклонился, чтобы собрать осколки.
– Не надо, прошу, я сейчас всё уберу.
Девушка нырнула под стол и встретилась глазами с погасшим взглядом гостя.
– Простите, мне надо идти, – избегая смотреть на неё, глухо сказал он.
– Дэймон!
Она сама не ожидала, что так отчаянно выкрикнет его имя. Мужчина медленно повернулся.
– Мне, действительно, пора, не сердитесь. И отдохните ещё пару дней, у вас есть прекрасный предлог, чтобы не ходить на работу.
Блэк усмехнулся, но улыбка выглядела вымученной. Склонившись над рукой девушки, он поцеловал её, и Анжела увидела у него на пальце не замеченное раньше обручальное кольцо.
Охваченная отчаяньем она не запомнила, как проводила свою несбывшуюся надежду на лучшее. Заперев дверь, Анжела легла на ковёр, свернувшись в позе зародыша и трясясь в ознобе. В таком состоянии её и обнаружила вернувшаяся с работы Грейс.
 
Утром подруга ни за что не хотела отпускать Анжелу. Всю ночь пичкая приятельницу транквилизаторами, толстушка привела её в чувство. Но сколько она не расспрашивала о причине срыва, вытянуть из девушки полную информацию не удалось. А та, привыкшая к ударам судьбы, настояла на своём и, протрясшись всю дорогу в переполненном автобусе, явилась на работу.
Только пользы от неё оказалось немного: заторможенной и разбитой мисс Брайт едва удавалось справляться с повседневными обязанностями. Несколько раз она ловила обращённый к ней обеспокоенный взгляд миссис Селби, старалась ещё больше и всё чаще делала ошибки.
Наконец, старшая сестра решительно втащила Анжелу к себе в кабинет и принялась расспрашивать. Та уверяла, что с ней всё в порядке, но, в конце концов, не выдержала и разрыдалась. Обливаясь слезами, девушка сбивчиво жаловалась на жизнь, и постепенно Барбаре удалось выяснить, что или, точнее, кто именно стал причиной сегодняшнего состояния коллеги.
– Успокойся, глупышка, – сказала Селби, удручённо глядя на медсестру, – доктор Блэк не женат. Это кольцо – военная хитрость против особо настойчивых сестричек его отделения. Вероятно, спеша к тебе, он забыл от него избавиться.
Всхлипывая, Анжела подняла на начальницу наполняющиеся счастьем глаза, а та продолжила:
– Но я рекомендую тебе, Анжи, держаться как можно дальше от этого человека.
И, увидев ошеломлённый и вопрошающий взгляд, дополнила:
– Сам он тебя не обидит, не так уж он и плох для того, кем является, но через него найдут другие, и тогда ты окажешься в большой опасности.
– Я ничего не понимаю! – воскликнула девушка. – Кто меня найдёт? Кто он такой? И почему мне нельзя оставаться с ним рядом?
Женщина изумлённо посмотрела на неё и поняла….
– Так Дэймон ничего тебе не рассказал?
– А что он должен сообщить?
Миссис Селби задумалась.
– Пока он молчит, я не имею права открывать рот, – произнесла она после паузы. – И всё же настоятельно советую тебе, девочка – беги. Подальше от него, от Лондона, от Англии. С твоей профессией и новыми способностями ты устроишься везде. Но готовься к тому, чтобы снова бежать.
Анжела казалось, что она находится в затянувшемся кошмарном сне.
– Я никуда не уеду, пока не пойму, что происходит, – неожиданно твёрдо сказала она. – Поговорю с Дэймоном и выясню, чего я должна опасаться и не смогу ли бороться….
– Однажды ты успешно это сделала, уложив своего зевгари на обе лопатки.…
Селби внезапно осеклась, а Анжела забросала её вопросами:
– Вы тоже знаете это слово, Барбара?  Откуда?  Что оно значит? Почему так часто звучит?
– Я ничего не могу тебе объяснить, пока этого не сделает Блэк, – решительно ответила женщина.
И поднялась, указывая на дверь.
– Иди, Анжи, ты свободна. Очень советую прислушаться к моим словам и исчезнуть, иначе я и гроша ломаного не дам за твою жизнь!
Растерянная мисс Брайт, покинув кабинет, пошла на пост. Весь остаток рабочего дня она размышляла и, так и не придя ни к каким выводам, отправилась домой.
 
Когда она вышла на освещённую солнцем дорогу, по спине неожиданно пробежал холодок жути. Интуиция настойчиво уверяла её, что дальше идти не следует, страх становился всё сильнее, и, сделав ещё пару шагов к остановке, Анжела, развернувшись, кинулась обратно. Из холла госпиталя она вызвала такси и вскоре была у себя.
Грейс ещё не вернулась, и девушка, обессилевшая от мыслей и тревоги, уже намеревалась лечь, когда зазвонил телефон. Взяв трубку, она услышала голос Блэка:
– Анжи, вы дома?  С вами всё в порядке?
– Да, – растерянно отозвалась она. –  А что со мной могло произойти?
– Не знаю. Но около получаса назад мне показалось, что вы в страшной опасности.
Она молчала, охваченная ужасом.
– Анжи!
– Я здесь. Полчаса назад и я почувствовала то же самое, поэтому вернулась в больницу, чтобы вызвать машину.
– Вы умница, Анжела!
В выразительном низком голосе прозвучало такое облегчение, что на девушку вновь накатила волна тёплых чувств к этому человеку. А он говорил:
– Пожалуйста, пообещайте мне прислушиваться к своим предчувствиям. Выполняйте всё, что вам подсказывает внутренний голос. Если в этот момент вы будете в госпитале, немедленно идите ко мне или к Барбаре. Анжи?!
– Я так и сделаю, Дэймон. Но вам не кажется, что вокруг меня слишком много загадок. Миссис Селби намекнула, что вы можете всё объяснить.
В трубке воцарилось молчание.
– Дэймон?
Тот глухо откашлялся в сторону, прочищая горло.
– Да, – ответил он, – могу. Но пока не готов. Я всё расскажу позже. Берегите себя, я не хочу снова вас потерять.
Раздались короткие гудки, и девушка, недоумевающе посмотрев на гудящую трубку, нажала кнопку отбоя.
Опять у неё появилась информация к размышлению – странная и противоречивая, как и до этого момента. Что можно понять по таким обрывкам различных сведений? Одно лишь порадовало Анжелу – Дэймон не женат, и она ему явно небезразлична.
Утомлённая событиями и треволнениями дня девушка, наконец, добралась до постели и уснула, не раздеваясь. То, что привиделось ей на сей раз, оказалось намного страшнее и реалистичнее всех предыдущих кошмаров.

Анжела, нет, здесь её зовут Элизабет,[1] выйдя из отеля «Билтмор», пересекает дорогу и, ёжась от вечернего холода, прибавляет шаг. Когда она минует громаду банка, в душе внезапно возникает чувство страха, постепенно перерастающего в панику. Говорил же этот комми[2], как его там, ах, да, Бобби Мэнли[3], что Бетти небезопасно бродить одной по улицам Лос-Анджелеса. Он настаивал, чтобы девушка не покидала лобби[4] и находилась среди людей. Почему она его не послушала?
Развернувшись, Элизабет бежит обратно, сердце чуть не выскакивает у неё из груди. Рядом тормозит машина и начинает двигаться вдоль тротуара с той же скоростью, что и Анжела-Бет. Из открытого окна доносятся слова, пугающие её ещё больше:
– Чёрный георгин проветривает свои лепесточки? – вопрошает насмешливый мужской голос. – Где же, цветочек, ты потеряла своего зевгари? Надеюсь, я сумею его заменить.
– Что вам нужно?  – лепечет она, пытаясь прорваться на дорогу.

Внутренний голос подсказывает мисс Шорт, такова её фамилия в этой реальности, что гибель под колёсами автомобилей станет лучшим исходом, чем уготованное человеком в машине. Надежда вспыхивает, когда девушка видит, как авто Мэнли, остановившееся у «Билтмора», пытается развернуться, но в этот момент Элизабет ударяют по голове и грубо затаскивают в салон.
Она не может помнить гонку автомашин по улицам и не должна, казалось бы, видеть врезавшийся боком в стену автомобиль спасителя, из которого тот выскакивает живым и невредимым, с отчаянием глядя вслед удаляющейся душегубке, но какая-то сила демонстрирует ей эту картину.
Вскоре девушка приходит в себя от холода и понимает, что обнажена. Черный, зловещий силуэт склоняется над ней, и тело пронзает дикая боль. Садист режет Бетти живьём, и низкий злобный смех его вторит воплям жертвы.
– Такова участь всех цветов, – произносит он, – они попадают в гербарий, но сначала их препарируют. И эта работа, конечно же, предназначена осквернителю.
Вместе с кровью из Элизабет уходит и жизнь, поэтому она уже не чувствует, как её разрубленное пополам тело забрасывают в багажник и вскоре выкидывают в Леймерт-парке. Темнота.


 Анжела проснулась, тяжело дыша. То, что она увидела, ужаснуло её. Однажды краем уха девушка слышала трагическую историю Элизабет Шорт, на момент смерти той было чуть больше двадцати. Но почему подробности гибели несчастной привиделись именно ей?  И почему во всех своих снах она выступает в роли жертвы? Ещё одна загадка, которую не представлялось возможным разгадать.
В дверь зацарапались, и нервы, взведённые кошмаром, заставили девушку напрячься и негромко вскрикнуть. Но это оказалась Грейс. Она прошла в комнату, рассказывая о чём-то, настолько незначительном, что Анжела даже не вникала в её слова, а только молча кивала головой и одобрительно мычала.
– Ты меня совсем не слушаешь! – возмутилась приятельница.
– Не слушаю, - призналась подруга. – Прости, мне приснился кошмар, и я вся в нём.
– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовалась толстушка, – В последнее время к тебе приходят сны со значением. Что на этот раз?
Вздохнув, Анжела пересказала ей содержание двух последних снов.
– Интересно, – задумчиво произнесла Грейс. – Обрати внимание, в двух случаях ты погибаешь от рук неизвестных злодеев, а некто, кто тебе  знаком, пытается тебя защитить. А в видении с чудовищем сохраняешь жизнь зловещему персонажу, и он клянётся этого не забыть. И всё время называет тебя своей парой, так, кажется, переводится слово «зевгари». Ты не думаешь, что это как-то связано?
Анжи смотрела на подругу, приоткрыв рот.
– Хочешь сказать, что в каких-то иных жизни и измерении я выручила монстра, а теперь, когда мои реинкарнации преследует другое чудовище, первое в благодарность пытается меня спасти?
– А может, твой враг изменился?  Возможно, ты обратила его к свету?
Девушка покачала головой.
– Грейс, это же не кино. Что ты мне мистические ужастики рассказываешь?
– Это ты мне их рассказываешь, – нахохлилась приятельница, – а я пытаюсь свести всё к одному знаменателю.
– Извини, если обидела. Только выводы твои не слишком правдоподобны.
– А то, что у тебя появилась способность исцелять – неправда? И разве женщина с раздвоённым языком – выдумка?
– Ну, это могло мне померещиться….
– Неет, Анжи, не придумывай. Тебе посылают знамения, знаки, недоступные для обычного человека, а ты пытаешься найти рациональное объяснение. Проанализируй события, и поймёшь, что я права.
Анжела с удивлением глядела на подругу. Оказывается, толстушка Грейс, с которой она прожила бок о бок два года, была умна. И почему она не замечала этого раньше?
– Хорошо, я подумаю над твоими словами, хотя всё это звучит дико. А сейчас давай поедим. Со вчерашнего вечера я не проглотила ни крошки.
Пышка с энтузиазмом согласилась, и девушки отправились на кухню.


[1] Элизабет Шорт по прозвищу Чёрный георгин – реальное лицо, молодая актриса, жертва оставшегося нераскрытым преступления, произошедшего в окрестностях Лос-Анджелеса в 1947 году.
[2] Комми ( коммивояжер) – Разъездной торговый агент какой-либо фирмы, заключающий торговые сделки и имеющий при себе образцы товаров, прейскуранты.
[3] Роберт Мэнли – случайный знакомый Шорт.
[4] Лобби–бар – главная гостиная отеля, обслуживающая не только постояльцев, но и обычных посетителей.

© Copyright: Александра Треффер, 2014

Регистрационный номер №0246425

от 18 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0246425 выдан для произведения:

Пока читается, публикую с удовольствием  :-)

Неведомая опасность, новый сон, нарастающая тревога...

 

 

 

Битва сущностей продолжается, энергетические удары сыплются один за другим. Постепенно становится ясно, на чьей стороне перевес. Тёмная сила всё слабее и слабее сопротивляется натиску и, наконец, распластав крылья, летит вниз на чёрные камни. Сгусток света, всё более напоминающий человека, следит за падением врага, а потом медленно опускается рядом. Красные глаза порождения ужаса потухли, и сейчас недавний противник почти не виден на фоне своего предсмертного ложа. Шерил вновь слышит его мысли:

– Ну, что же ты медлишь, зевгари. Добей меня, теперь я в твоей власти.

Она садится рядом с поверженным на ослизлую траву.

– Нет!

Тот изумлен, она чувствует это.

– Почему?

– Я не верю в абсолютное зло. Когда-то мы с тобой были очень близки. Именно тогда сложилась наша пара, я выбрала тебя и не могу убить.

Существо, в которое превращена сейчас девушка, ощущает смятение чувств поверженного. Несмотря на усталость, Шер пытается залечить нанесённые повреждения, поделиться энергией. И это ей удаётся. Улетая в сумеречные дали, светлое создание слышит тихий голос чужого разума:

– Я никогда не забуду этого, зевгари! Никогда!

 

Шёпот переходит в настойчивый треск, от которого, кажется, сейчас взорвётся голова.

Под воздействием стороннего возбудителя мозг заработал в режиме реальности, и Шерил вскочила, осознав, что кто-то звонит у входа. Повернув ключ, она отшатнулась. На мгновение ей, затуманенной сном, показалось, что перед дверью стоит недавний монстр.

Но девушка тут же опомнилась, увидев встревоженный взгляд доктора Сандерса. Она посторонилась, пропуская того в квартиру.

– Шер, что с вами? – обеспокоенно спросил он.

– Кошмар приснился, никак не могу прийти в себя.

Мисс Бёртон пригласила мужчину войти. Не теряя времени, хирург сразу же осмотрел ногу, а потом торжественно поздравил свою недавнюю пациентку с чудесным выздоровлением и приобретением нового дара. И Шерил вновь увидела улыбку на его лице.

Решившись, она предложила ему чай, и Дэниель с готовностью согласился. За разговорами минуты бежали незаметно, одна тема сменяла другую, оба собеседника вспоминали разные забавные истории из жизни, и девушку распирал восторг. Давно ей не было так хорошо.

– А что за сон вы видели, Шер? – вдруг спросил мужчина.

– Да бред какой-то, – отозвалась она. – Думаю, что его навеяло последними событиями.

И начала рассказ, не замечая, как бледнеет её визави.

– Вот потому-то меня и тряхнуло, когда я увидела вас. Померещилось, что вы – то чудовище, – смеясь, закончила Шерил. – Не обижайтесь, я тогда ещё не совсем проснулась.

Раздался звон бьющегося фарфора. Сделав неловкое движение, Сандерс смахнул на пол наполовину опорожненную чашку и, пробормотав извинения, наклонился, чтобы собрать осколки.

– Не надо, прошу, я сейчас всё уберу.

Девушка нырнула под стол и встретилась глазами с погасшим взглядом гостя.

– Простите, мне надо идти, – глухо сказал он и поднялся, избегая смотреть на неё.

– Дэниель!

Она сама не ожидала, что так отчаянно выкрикнет его имя. Мужчина замер, а потом медленно повернулся.

– Мне, действительно, пора, не сердитесь. И отдохните ещё пару дней, у вас есть прекрасный предлог, чтобы не ездить на работу.

Сандерс усмехнулся, но улыбка выглядела вымученной. Склонившись над рукой девушки, он поцеловал её, и, прежде чем визитёр повернулся к двери, Шерил заметила то, чего не видела до сих пор – обручальное кольцо у него на пальце.

Охваченная отчаяньем она не помнила, как заперла дверь, навсегда проводив свою надежду на лучшее, и легла на ковёр, свернувшись в позе зародыша и трясясь в ознобе. В таком состоянии её и обнаружила вернувшаяся с работы Грейс.

 

Утром подруга ни за что не хотела отпускать девушку. Всю ночь пичкая приятельницу транквилизаторами, толстушка привела её в чувство. Но сколько бы она не расспрашивала о причине срыва, вытянуть из Шерил полную информацию так и не удалось. А та, привыкшая к ударам судьбы, всё же настояла на своём и, протрясясь всю дорогу в переполненном автобусе, явилась на работу.

Правда, толка от неё сегодня оказалось немного. Заторможенной и разбитой мисс Бёртон едва удавалось справляться с повседневными обязанностями. Несколько раз она ловила обеспокоенный взгляд миссис Селби, обращённый к ней, старалась ещё больше и всё чаще делала ошибки.

Наконец, старшая сестра решительно втащила Шерил к себе в кабинет и начала расспрашивать. Та долго уверяла, что с ней всё в порядке, но, в конце концов, не выдержала и разрыдалась. Обливаясь слезами, девушка сбивчиво жаловалась на жизнь, и постепенно Барбаре удалось узнать у коллеги, что или, точнее, кто именно явился причиной её сегодняшнего состояния.

– Успокойся, глупышка, – сказала Селби, глядя на медсестру удручённым взглядом, – доктор Сандерс не женат. Это кольцо – всего лишь военная хитрость против особо настойчивых сестричек его отделения. Вероятно, в спешке он просто забыл от него избавиться.

Шерил, всхлипывая, подняла на начальницу глаза, наполняющиеся надеждой, а та продолжила:

– Но для тебя, Шер, будет лучше держаться как можно дальше от этого человека, послушай моего совета.

И, увидев ошеломлённый и вопрошающий взгляд, дополнила:

– Сам он тебя не обидит, не так уж он и плох для того, кем является, но через него найдут другие, и тогда ты окажешься в большой опасности.

– Я ничего не понимаю! – воскликнула девушка. – Кто меня найдёт? Кто он такой? Почему мне нельзя быть рядом с ним?

Женщина изумлённо посмотрела на неё и вдруг поняла…

– Так Дэниель ещё ничего не раскрыл тебе?

– А что он должен был сообщить?

Миссис Селби задумалась. А потом сказала:

– Пока он молчит, я тоже не имею права говорить. Одно могу посоветовать, девочка – беги. Подальше от него, от Лондона, от Англии. С твоей профессией и новыми способностями ты устроишься везде. Но будь готова к тому, чтобы снова бежать.

Шерил как будто находилась в затянувшемся кошмарном сне.

– Я не собираюсь никуда уезжать, пока не пойму, что происходит, – неожиданно твёрдо сказала она. – Поговорю с Дэниелем и выясню, от чего я должна себя спасать и не смогу ли бороться…

– Ты однажды успешно это сделала, уложив своего зевгари на обе лопатки …

Селби неожиданно осеклась, а Шерил забросала её вопросами:

– Вы тоже знаете это слово, Барбара? Откуда? Что оно значит в моей жизни? Почему так часто звучит?

– Я ничего не могу тебе объяснить, пока этого не сделает Сандерс, – решительно ответила женщина.

И поднялась, указывая на дверь.

– Иди, Шер, ты свободна. Очень советую прислушаться к моим словам и исчезнуть, иначе я и гроша ломаного не дам за твою жизнь!

Растерянная мисс Бёртон покинула кабинет и пошла на пост. Весь остаток рабочего дня она размышляла, но не смогла прийти ни к каким выводам. Встряхнувшись, наконец, к вечеру, девушка отправилась домой.

Когда она вышла на освещённую солнцем дорогу, по спине неожиданно пробежал холодок жути. Интуиция настойчиво уверяла её, что дальше идти не следует, страх становился всё сильнее, и, сделав ещё пару шагов в сторону остановки, Шерил, развернувшись, кинулась обратно. Из холла госпиталя она вызвала такси и вскоре была у себя.

 

Грейс ещё не вернулась, и девушка, обессилевшая от мыслей и тревоги, намеревалась уже лечь, когда зазвонил телефон. Взяв трубку, она услышала голос Сандерса:

– Алло, Шер, вы дома? С вами всё в порядке?

– Да, – прозвучал её растерянный голос. – А что со мной могло произойти?

– Я не знаю. Но примерно полчаса назад мне показалось, что вы в страшной опасности.

Она молчала, охваченная внезапно накатившим ужасом.

– Шер!

– Я здесь. Около получаса назад я почувствовала то же самое, поэтому вернулась в больницу и вызвала машину.

– Вы умница, Шерил!

В голосе мужчины прозвучало такое облегчение, что девушка почувствовала, как на неё вновь накатывает волна тёплых чувств к этому человеку. А он говорил:

– Пожалуйста, пообещайте мне прислушиваться к своим предчувствиям. Выполняйте всё, что вам подсказывает внутренний голос. Если в этот момент вы будете в госпитале, немедленно идите ко мне или к Барбаре. Шер?!

– Обещаю, Дэниель. Но вам не кажется, что вокруг меня слишком много загадок. Миссис Селби намекнула, что вы можете всё объяснить.

В трубке воцарилось молчание.

– Дэниель?

Тот глухо откашлялся в сторону, прочищая горло.

– Да, – ответил он, – могу. Но пока не готов к этому. Я расскажу вам всё позже. Берегите себя, я не хочу снова вас потерять.

Раздались короткие гудки, и девушка, недоумевающе посмотрев на гудящую трубку, нажала кнопку отбоя.

Опять у неё появилась информация к размышлению странная и противоречивая, как и до того. Что можно понять по таким обрывкам различных сведений! Одно сейчас радовало Шерил – Дэниель не женат, и она явно ему небезразлична.

Утомлённая событиями и треволнениями дня девушка, наконец, добралась до постели и уснула, не раздеваясь. То, что привиделось ей на сей раз, оказалось намного страшнее всех предыдущих кошмаров, потому что выглядело слишком реально для обычного сновидения.

 

Шерил, нет, здесь её зовут Элизабет[1], выходит из отеля «Билтмор», ёжась от вечернего холода, пересекает дорогу и быстрым шагом движется по улице. Когда она минует громаду банка, у неё внезапно возникает чувство страха, постепенно перерастающего в панику. Интуиция твердит, что надо немедленно вернуться в отель. Говорил же этот комми[2], как его там, ах, да, Бобби Мэнли[3], что Бетти небезопасно сейчас одной бродить по улицам Лос-Анджелеса. Он настаивал, чтобы девушка не покидала лобби[4]и находилась среди людей. Почему она его не послушала?!

Элизабет, развернувшись, бежит обратно, и сердце чуть не выскакивает у неё из груди. Рядом тормозит машина и начинает двигаться вдоль тротуара с той же скоростью, что и Шерил-Бет. Из открытого окна доносятся слова, пугающие её ещё больше:

– Чёрный георгин проветривает свои лепесточки? – вопрошает насмешливый мужской голос. – Где же, цветочек, ты потеряла своего зевгари? Может быть, я сумею заменить его?

– Что вам нужно? – лепечет она, пытаясь прорваться на дорогу.

Внутренний голос подсказывает мисс Шорт, такова её фамилия в этой реальности, что гибель под колёсами автомобилей будет лучшим исходом, чем уготованное ей человеком в машине. Надежда вспыхивает, когда девушка видит, как остановившееся у «Билтмора» авто Мэнли пытается развернуться, но в этот момент Элизабет ударяют по голове и грубо затаскивают в салон.

Она не может помнить гонку автомашин по улицам и не должна, казалось бы, видеть врезавшийся в стену автомобиль спасителя, из которого тот выскакивает живым и невредимым, с отчаянием глядя вслед удаляющейся душегубке, но какая-то сила демонстрирует ей эту картину полностью.

Потом девушка ощущает холод и замечает, что обнажена. Черный, зловещий силуэт склоняется над ней, и вдруг тело пронзает дикая боль. Садист режет её живьём и низкий злобный смех его вторит воплям жертвы.

– Такова участь всех цветов, – произносит он, – они попадают в гербарий, но до того их препарируют. И подобная работа предназначена именно Осквернителю.

Вместе с кровью из Элизабет уходит и жизнь, поэтому она уже не чувствует, как её разрубленное пополам тело забрасывают в багажник, а потом выкидывают в Леймерт–Парке. Темнота.

 

Шерил проснулась, тяжело дыша. То, что она увидела, ужаснуло её. Историю Элизабет Шорт девушка слышала когда-то краем уха, на момент гибели той было чуть больше двадцати. Но почему все эти подробности привиделись именно ей? И почему во всех своих снах она выступает в роли жертвы? Ещё одна загадка, которую не представлялось возможным разгадать.

В дверь зацарапались, и нервы, взведённые кошмаром, заставили девушку напрячься и негромко вскрикнуть. Но это оказалась Грейс. Она прошла в комнату, рассказывая подруге о чём-то, настолько незначительном, что та даже не вникала в её слова, а только молча кивала головой и одобрительно мычала.

– Ты меня совсем не слушаешь! – возмутилась приятельница.

– Не слушаю, - призналась та. – Прости, мне тут кошмар приснился, и я вся в нём.

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовалась толстушка, – к тебе последнее время сны со значением приходят. Что на этот раз?

Вздохнув, Шерил пересказала ей то, что видела и сейчас, и в минувший вечер.

– Интересно, – задумчиво произнесла Грейс. – Обрати внимание, в двух случаях ты погибаешь от рук неизвестных злодеев, а некто, кого ты знаешь, пытается тебя защитить. А во сне про чудовищ спасаешь зловещего персонажа от смерти, и он клянётся не забыть этого. И всё время называет тебя своей парой, кажется, так, ты говорила, переводится это слово. Ты не думаешь, что это как-то связано?

Шер смотрела на подругу, приоткрыв рот.

– Хочешь сказать, что в каких-то иных жизни и измерении я выручила монстра, а теперь, когда мои реинкарнации преследует другой монстр, то чудовище в благодарность пытается спасти меня?

– А может, он уже не так и страшен? Может, ты обратила его к свету?

Девушка покачала головой.

– Грейс, это же не кино. Что ты мне мистические ужастики рассказываешь?

– Это ты мне их рассказываешь, – нахохлилась приятельница, – а я пытаюсь свести всё к одному знаменателю.

– Извини, если обидела. Только выводы твои не слишком правдоподобны.

– А то, что у тебя способность исцелять появилась – неправда?Или женщина с раздвоённым языком в автобусе – тоже ложь?

– Ну, это мне могло померещиться…

– Неет, Шер, не придумывай. Тебе знамения посылают, знаки, недоступные для обычного человека, а ты всё ещё сомневаешься, ищешь рациональное объяснение. Проанализируй всё, и сама поймёшь, что я права.

Шерил с удивлением глядела на подругу. Оказывается, Грейс, рядом с которой она жила уже два года, была умна. И почему она не заметила этого раньше?

– Хорошо. Я подумаю над твоими словами, хотя всё это очень странно. А сейчас давай поедим. Со вчерашнего вечера я не проглотила ни крошки.

Пышка с энтузиазмом согласилась, и девушки отправились на кухню.



[1]Элизабет Шорт по прозвищу Чёрный георгинреальное лицо, молодая актриса, жертва оставшегося нераскрытым преступления, произошедшего в окрестностях Лос–Анджелеса в 1947 году.

[2] Комми ( коммивояжер) – Разъездной торговый агент какой-либо фирмы, заключающий торговые сделки и имеющий при себе образцы товаров, прейскуранты.

[3]Роберт Мэнлислучайный знакомый Шорт.

[4]Лобби–барглавная гостиная отеля, обслуживающая не только постояльцев, но и обычных посетителей.

 

Рейтинг: +2 237 просмотров
Комментарии (2)
Kyle James Davies # 18 октября 2014 в 19:42 +1
Так-так. Чем дальше, тем интереснее. Мне очень нравится 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Александра Треффер # 19 октября 2014 в 11:32 0
Рада этому!