ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 6

 

Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 6

21 августа 2012 - Александр Нагорный

Глава шестая. Путь лишений, часть 2.

Все наши сетования по поводу того, чего мы лишены, проистекают от недостатка благодарности за то, что мы имеем.

Даниэль Дефо.

Ночь застала Артемиса уже на материке. Он как раз успел достигнуть линии берега, когда взглянул на небо и с удивлением понял, что стемнело. Артемис с трудом приземлился на небольшой полянке, неподалеку от берега. Крылья болели, как болят плечи и ломит кисти рук, после тяжелого рабочего дня. Артемис убрал их вместе с когтями и присел на траву. Отдохнув с полчаса, Кондор направился в лесок, чтобы набрать немного хвороста. Сумку, которая ранее болталась за спиной, он бросил на землю, предварительно прикрыв ветками деревьев, мало ли что.

Побродив по лесу и набрав кучу веток, Артемис вернулся на полянку. Скинув добычу на землю, он раскопал небольшую ямку, куда скинул десяток ветвей. Применив простое заклинание огня, Артемис разжег костер. Открыв мешок, он достал оттуда теплый меховой плащ и расстелил его на земле возле костра. Положив под голову мешок, Артемис лег на плащ и принялся смотреть на огонь. Пляшущие языки пламени напомнили ему собственную душу, такую же мятущуюся, не знающую покоя.

Артемис вздохнул. Как бы ему хотелось отдохнуть! Все эти вечные метания, перебежки и схватки уже осточертели. Сколько можно бегать в поисках разных советов? Пора уже осесть на одной земле и прекратить мучения. Надо только схватить Арчибальда и выпытать у него средство для Элен. Жена должна выжить!

Артемис прикрыл глаза, решив подремать всего лишь полчаса, но уснул глубоким сном.

 

Наутро Артемис встал с плаща и поглядел на давно потухший костер. Рядом лежала гора веток. Артемис поежился от пронизывающего осеннего ветра и принялся разжигать ветки. Вскоре новый костер уже вовсю полыхал.

Артемис потер заледеневшие руки и направился к берегу, чтобы умыться. Растирая лицо ледяной водой и фыркая от удовольствия, Артемис подумал, что смерть Арфиса уже отошла на второй план. Теперь его задачей было спасти Элен.

Подкинув в костер еще веточек, Артемис порылся в мешке и вытащил вяленое мясо, которое ему сунул Эргред, когда он буквально на полчаса залетел в селение. Парень быстро собрал учителю еды и теплых вещей, на случай заморозков, а затем тепло попрощался с улетавшим Артемисом.

Позавтракав и согревшись, Артемис наскоро затушил костер, закинул мешок за спину и, вызвав крылья, взлетел вверх, продолжая свой путь. Он еще не знал, что именно этот путь ведет его к…Впрочем, всему свое время…

В Чикасс Артемис прибыл после полудня. Он приземлился на холме перед городом и перевел дыхание. Оказывается, крылья все еще болели после вчерашнего длительного перелета. На относительно небольшие расстояния он перелететь сможет, но на такие, как вчера – нет.

Артемис убрал крылья и накинул на себя шерстяной плащ, рваный в некоторых местах. Он не собирался заявляться в открытую, ведь если его узнают, то битвы один на один с Арчибальдом не получится.

Кондор неспешно вошел в открытые ворота города, хотя внутренне ему очень хотелось побежать, до самого дворца. Артемис шагал по главной улице и смотрел по сторонам. Город было не узнать. Полуразрушенные дома, кое-где со следами пожаров, подпалины на мостовой, поваленные деревья. Но жителям города – хоть бы хны, они бодро трусили по своим делам, даже не оглядываясь по сторонам.

Артемис неуверенно почесал в затылке и двинулся ко дворцу. Ворота замка были распахнуты настежь, по обеим сторонам стояло двое мутантов-карелей, а навстречу Артемису шел невысокий мальчик лет двенадцати, широко улыбаясь.

- Добро пожаловать домой, хозяин! – весело крикнул он, подойдя к Артемису. Кондор изумленно глядел на него, пытаясь вспомнить имя пацана, но никак не мог этого сделать.

- Меня зовут Медведь! – представился мальчик. Артемис округлил глаза от удивления.

- Медведь?! – воскликнул он. Мальчик кивнул и резко превратился в большого серого пса. Артемис с отвисшей челюстью глядел на своего домашнего любимца.

- Я оборотень из Валиса, - сообщил Медведь, вновь становясь человеком. – Мы можем принимать облик детей, но это только молодые особи, вроде меня. Те, кто старше, могут становится нормальными взрослыми людьми.

- Мда-а, - только и сказал Артемис. – Постой, а почему ты свободно разгуливаешь по замку? Где Арчибальд?

- Он в твоем кабинете, хозяин. Мы с мутантами схватили его в кокон, заперев в кабинете, - сказал мальчик, усмехнувшись.

- Неожиданно, - признал Артемис. – Я могу с ним встретиться?

- Конечно, хозяин! – мальчик с готовностью подошел ближе. – Я вас провожу.

Артемис последовал за ребенком, покачивая головой.

Медведь провел его длинными коридорами замка и остановился возле двери кабинета. Артемис неуверенно толкнул дверь и вошел внутрь.

Арчибальд висел под потолком, закутанный в густой кокон и извивался, пытаясь освободить руки. Артемис остановился напротив Великого мага и внимательно взглянул на него. Впервые он встретился со своим врагом лицом к лицу и был слегка разочарован. Ему казалось, что их встреча произойдет несколько…красивей?

Кондор повернулся к Медведю.

- Давно он так висит? – поинтересовался он.

- Где-то два дня, - ответил оборотень. Артемис хмыкнул. Два дня без движения для Арчибальда наверняка были равносильны унижению. Теперь мерзкий враг точно жаждет его прикончить.

Неожиданно глаза Медведя расширились и он бросился к Артемису, собираясь толкнуть его. Кондор обернулся, но поздно: освободившийся Арчибальд кинулся на него, прижав к земле и от души ударяя кулаками по лицу.

- На! – крикнул Гхаруш. – Погань! Из-за тебя я два дня висел под потолком, как какой-то ничтожный паук! Из-за тебя!

Артемис хрипло рассмеялся и плюнул в лицо врага кровавой слюной. Арчибальд побелел от ярости и резко врезал Кондору кулаком в нос. В голове Артемиса взорвалась бомба и он понял, что теперь по-настоящему зол.

Артемис быстро пнул Арчибальда коленями в спину, отчего маг перелетел черз него и упал на пол. Затем Кондор вскочил на ноги и призвал свои способности. Руки его стали острыми лезвиями, глаза засияли золотом, а за спиной распахнулись крылья. Арчибальд с ужасом глядел на это.

- Ты! Как ты смог?! – изумленно протянул он. – Не верю!

- Не верь, - согласился Артемис, резко втыкая когти в живот Арчибальду. Гхаруш захлебнулся собственной кровью и упал на колени. Артемис коротко рассмеялся и резко взмахнул рукой. Одна рука Арчибальда покатилась по полу. Еще взмах – и вторая отделилась от туловища Великого мага. Арчибальд хрипел от боли, не имея возможности даже упасть: Артемис держал его заклинанием из арсенала Природы.

Кондор схватил врага за горло и притянул ближе к себе.

- Каково тебе теперь, а? – издевательски поинтересовался он. – Нравится?

Арчибальд молча глядел на него.

- Скажи мне, Арчибальд, ты знаешь средство от укуса арахнида? – спросил Артемис, сжимая когти. Арчибальд захрипел.

- Н-н-нет, К-кондор! – произнес он с трудом. – Я не знаю!

- Ты знаешь, - не согласился Артемис, отрубая Арчибальду одну ногу. – Что скажешь теперь?

- А теперь я скажу, что пусть твоя жена умрет и ты останешься один на белом свете, Артемис! – речь Арчибальда обрела ясность. – Ты умрешь один, не оставив наследника, именно потому что я проклинаю тебя, Артемис Кондор! Пусть твоя жизнь навеки будет проклятой!

С этими словами Арчибальд бросился на когти Артемиса, насаживая себя на лезвия. Тело его выгнулось в конвульсиях, а затем он обмяк. Артемис с ужасом стряхнул с себя изуродованный труп.

- Нет, - прошептал он. – Нет! Нет, нет! Не может быть!

- Ты проклят, хозяин, - тихо сказал Медведь. – Ты ничем не лучше, а даже хуже Арчибальда. Ты будешь несчастен и одинок, верно? Смирись с этим и постарайся делать поменьше зла.

Медведь развернулся и направился к выходу.

- Куда же ты? – крикнул Артемис.

- Искать нового хозяина, с чистой душой, - было ему ответом.

Артемис упал на колени и закрыл лицо руками. Мысли его лихорадочно крутились в голове, пытаясь найти выход из положения. Но выхода не было.

Артемис медленно поднялся на ноги и, разбежавшись, прыгнул в раскрытое окно. Взмахнув крыльями, он полетел обратно, к острову, где умирала его любовь. Ее было не спасти, но разум отказывался в это верить. Артемис надеялся, что на месте сможет найти выход из этой ситуации.

 

Артемис резко приземлился вниз, подняв тучу песка. Сложив крылья, он быстро помчался к лечебнице, где в отдельной палате лежала Элен.

Забежав в комнату, Артемис остановился. Возле кровати его жены сидел Эргред и держал ее за руку, прикрыв глаза. Услышав топот Артемиса, парень открыл веки и взглянул на своего учителя.

- Ей хуже, - ответил он на вопросительный взгляд Артемиса. – Мои умения тут не помогут.

Кондор обреченно кивнул и шагнул к постели Элен. Жена часто и прерывисто дышала, лоб покрылся бисеринками пота. Артемис встал на колени и нежно провел по щеке Элен. Она дернулась в своем бессознательном состоянии и тяжело откинулась назад. Артемис с беспокойством положил руку ей на голову и прикрыл глаза, отрезая себя от остального мира.

Скользнув по образовавшемуся каналу к разуму Элен, Артемис увидел там ужасные видения, которые мучили сейчас его любимую женщину. Какие-то неясные обрывки кошмаров, вечные перебежки с места на место, а затем всепоглощающая тьма…Тьма затопила разум его жены, плотной пеленой укутав ее сознание.

Артемис судорожно принялся залечивать раны Элен, но напрасно: жизнь уже покидала ее тело. Кондор быстро надавил на грудь Элен, а затем еще и еще, пытаясь вызвать дыхание. Бесполезно. Элен застыла, словно мраморная статуя, не дыша и похолодев. Артемис в отчаянии давил на грудную клетку, разумом понимая, что уже поздно, но сердцем желая вернуть Элен к жизни.

Остановившись, Артемис закрыл лицо руками и зарыдал. Он плакал так искренне, как плакал только в раннем детстве. Он оплакивал свою судьбу, которая сделала такие повороты, оставив его без близких. Ему было горько, потому что он остался один, не считая деда. Один в целом мире. Больше некому было его приласкать и шепнуть пару ласковых слов. Никто его теперь не встретит, когда он вернется из очередного похода. Никто. Никогда.

Артемис тяжело поднялся на ноги. Душа его полыхала бешенством, словно факел, зажженный на ветру. Артемис, тяжело ступая, пошел к выходу из дома, не обращая внимания на Эргреда, который с изумлением и страхом глядел на учителя, вмиг ставшего опасным и разъяренным зверем.

Кондор вышел на улицу и увидел идущего на встречу Альфреда. История повторялась. Это было плохо.

- Артемис, ты уже здесь! – обрадованно кричал пустынник. – А я все думал, когда же ты вернешься.

- Элен умерла, - глухим и совсем лишенным эмоций голосом сказал Артемис. Альфред остановился, будто наткнувшись на монолитную стену. Ярость Кондора ужасала похлеще всех монстров Растра, вместе взятых.

- Мне очень жаль…Правда…- Альфред потупился. Артемис перевел на него свой золотистый взгляд, хмыкнул и спросил:

- Разве твоя жалость вернет мне ее? Лучше бы умерли вы все, все люди мира, чем она! – зло сказал он. Альфред отшатнулся. Кондор напрягся, готовый взорваться и пустынник нутром чуял это. Неожиданно Артемис присел и воткнул руки в песок. Тот резко покрылся черной коркой, словно мясо, пережаренное на костре. Жар пополз дальше, распространяясь по кругу, захватывая все большее пространство. Альфред попятился, с ужасом глядя на это страшное явление.

Жар достиг здания лечебницы и захватил ее голодным языком пламени. Быстро распространяясь по дереву, огонь пожирал здание, словно топ траву. Альфред закричал, вспомнив об Эргреде, оставшемся внутри. Артемис перевел взгляд на горящее здание лечебницы и вытянул руку вперед. Стены смяло, словно они были из бумаги, а затем изнутри выкинуло Эргреда, испуганного, но живого.  Альфред схватил сына и побежал подальше от очага ярости.

- Пусть этот костер будет вам погребальным шатром, мои родные, - прошептал Артемис, горько усмехаясь. Затем он упал на землю, корчась в судорогах. Страшная боль сжигала его изнутри, словно в душе его поселился огромный костер, пожирающий все и вся. Артемис старался сдерживать это пламя, но оно не поддавалось его усилиям. Наконец, он устало вытянулся на почерневшем песке, сдаваясь неведомому недугу. Огонь радостно набросился на душу Артемиса, заодно пожирая и душу старого дракона. Артемис лежал, вопя от невыносимой боли, но не мог ничего поделать.

Скоро боль стихла, оставив после себя горький осадок. Артемис почувствовал соленый вкус на губах и приложил руку к носу. На ладони остался яркий багровый след. Кондор усмехнулся. Странный огонь сжег все его чувства, оставив только одно: МЕСТЬ! Месть всему государству проклятых магов, из которого произошел Арчибальд Гхаруш, который был виновен во всем! Месть! Уничтожить проклятую страну, сжечь дотла!

Артемис стряхнул эти мысли, а затем, сильно шатаясь, пошел к дому Альфреда, надеясь, что там ему дадут отдохнуть и набраться сил перед полетом обратно.

***

Медведь горько вздохнул и вытер слезы. Хозяин стал злым, очень темным существом, которому даже имени нет.  И преданный оборотень корил себя за то, что не уследил за Артемисом, позволил злу завладеть душой любимого хозяина.

Мальчик, в облике которого он сейчас находился, сидел на берегу моря и смотрел на воду перед собой. Медведь лихорадочно раздумывал, как спасти хозяина, как не дать ему натворить много плохого, из-за которого потом попадет в Ад, а не в Рай. Медведь еще раз вздохнул.

Есть один способ, но очень горький для хозяина. Если он сроднился с душой Кондора, то обрел три жизни. Пусть он сам думает, что две, но это не так. Три, и никак иначе. Значит, он должен умереть два раза, прежде чем его истинная душа обретет покой и станет светлой. Но Артемис не станет его выслушивать, конечно же нет. В этом и была проблема: хозяин должен был умереть сам, в бою ли, или в постели, неважно. Главное, чтобы никто из близких людей не убил его, тогда последствия будут непредсказуемыми.

Медведь поднялся с прибрежного песка. Сейчас хозяин должен быть в пустыне, где умерла его женщина – это Медведь чувствовал, даже несмотря на расстояния. Скоро он вернется мстить Мануалу, это тоже было ясно, ведь тьма в его душе сейчас должна была пробудиться окончательно. Так вот, когда он прилетит сюда, Медведь должен быть наготове, чтобы убить Артемиса и тем самым спасти его душу.

***

Артемис сидел на стуле и уплетал жареное мясо, запивая его крепким пустынным вином. Напротив расположился Альфред, с беспокойством изучая лицо Кондора, еще недавно бывшее таким злым и страшным.

Артемис взглянул на Альфреда, увидел сочувственный взгляд и вмиг все понял. Он понял, что стал чудовищем, понял, что неизвестный огонь был темным, уничтожившим все человеческое в нем. Он понял, что теперь никогда не станет прежним. Ему больше незачем жить. Сначала он отомстит государству Мануал, а затем умрет. Никак иначе.

Артемис отодвинул от себя тарелку и откинулся на спинку стула. Взглянув на место по соседству, он с горечью вспомнил, что его всегда занимал Арфис, где бы они ни находились. Артемису было противно вспоминать о том, что он сделал буквально час назад. Он сжег тела своих близких, вместо того, чтобы похоронить их по-человечески. Именно за это он теперь ненавидел себя самого.

Артемис встал из-за стола и направился к своей сумке с вещами, брошенной на пороге. Порывшись в ней, он нашел простую рубаху и накинул на себя. С его нынешними способностями вещи пропадали очень часто. Видимо, позднее он научится убирать их в какой-нибудь межпространственный мешок, но сейчас они рвались со страшной силой. И почему-то, только рубахи.

Закинув мешок за спину, Артемис кивнул Альфреду и вышел на улицу. Ему пора было лететь обратно, дела ждали его в Чикассе. Там нужно найти деда и собрать армию. К тому же, маги землян тоже понадобятся, так что, придется лететь еще и в поселение своих одномирян.

Артемис оттолкнулся от рыхлого песка и взлетел в воздух, совершая уже привычные движения. Мерно взмахивая крыльями, он полетел к океану, нацелившись на Чикасс.

 

Приземлившись на крыше самой высокой башни дворца, Артемис поспешил спуститься вниз, нырнув в распахнутое окно своего кабинета. Там был полнейший разгром, видимо, никто так и не удосужился прибраться.

Артемис спустился на первый этаж, в гостиную, где с облегчением увидел деда, сидевшего в кресле возле камина и попивавшего вино. Артемис неслышно подошел к Михаилу и тихо позвал:

- Дед.

Михаил подпрыгнул от неожиданности и повернулся к Артемису. Увидев, что перед ним его внук, дед изумленно вытаращился на Артемиса.

- Это ты! – радостно крикнул он, приходя в себя. – Артемка! Ты живой!

Дед крепко обнял любимого внука, с нежностью глядя на него. Старому человеку было приятно видеть своего родственника в этом суровом и беспощадном мире, где он оказался один.

- Я, деда, я, - произнес Артемис, равнодушно улыбаясь. В его памяти еще была свежа смерть Элен, поэтому отвечать на реплики деда он не имел никакого желания.

- Как там Элен? – поинтересовался дед, садясь в кресло. Артемис нахмурился и, крепко сжав зубы, процедил:

- Она умерла.

Михаил застыл на месте, глядя на внука ошалевшим взглядом.

- Ты…серьезно? – переспросил он.

- Абсолютно, - подтвердил Артемис. – Она умерла у меня на руках. А затем странный огонь сжег все мои чувства изнутри. Теперь я больше напоминаю боевую машину, нежели человека. Моя единственная цель: уничтожить весь Мануал.

- Ты шутишь? – дед поперхнулся вином. – Но это безумие!

- А кто сказал, что я в здравом уме? – Артемис коротко и совершенно безумно рассмеялся. Дед смотрел на него, как на совершенно неизвестного человека. Впрочем, так оно и было. Старый Артемис умер, а на его месте выросла копия Арчибальда, только с гораздо более широкими умениями. И этот, новый Артемис, пугал родного деда очень и очень сильно. Михаил понимал, что если не спасти разум внука, то будет поздно. Место Артема займет безжалостный и страшный безумец, который сметет любую преграду на своем пути и не остановится ни перед чем в достижении заветной цели.

- Что ты хочешь? – спросил дед.

- Мне нужно войско землян. Одна группа, состоящая из магов, с легкостью одолеет огромную армию людей. Я слетаю за ними завтра, а ты пока собери полки солдат. На рассвете все должно быть готово. Я сотру это проклятое государство с лица земли! – злобно прошептал Артемис. Михаил кивнул, внутренне болезненно морщась. Что же делать?

Выйдя из гостиной, дед увидел Медведя, который стоял возле лестницы. Михаил подошел к нему.

- Кого-то ждешь? – поинтересовался он у мутанта.

- Вас, - коротко ответил тот. – Следуйте за мной.

Медведь повел Михаила на второй этаж, скользнул в какую-то узкую комнатку и, дождавшись, пока Михаил сделает то же самое, крепко запер дверь.

- Что случилось? – с тревогой спросил Михаил.

- А то вы не в курсе! – с сарказмом ответил оборотень. – Хозяин сошел с ума! Он хочет уничтожить одно из самых развитых государств в мире, это же перевернет всю нашу жизнь!

- А ты ему это объясни, - посоветовал Михаил, усмехнувшись. – Ты видел, насколько его задела смерть друзей? Это не исправить. Он сам должен осознать всю сложность своего положения.

- У меня есть план, - шепотом сказал Медведь. – Мы должны убить его.

- Что?! – Михаил изумленно поглядел на мутанта. – Ты в своем уме?

- Мы должны! – прикрикнул оборотень. – У него есть три жизни. Если мы убьем его в двух из них, то в третьей его разум вернется и обретет свободу.

- Хм, - задумался Михаил. – Возможно, ты прав, но я никогда не подниму руку на своего внука и не позволю это сделать другим, ясно тебе? Не позволю!

Медведь обескураженно отвернулся. Его план, подготовленный таким тщательным образом, провалился.

- Ладно, я придумаю что-нибудь другое, - решил он. – Спасибо, что выслушали.

Мутант встал и вышел из комнатушки. Михаил сидел на полу, размышляя над страшным планом оборотня. Он понимал, что это единственный выход, но вот так, своими руками обречь внука на гибель… Это выше его сил.

 

Медведь натянул кожаный костюм, гладкий и скользящий на любой поверхности. Если уж никто не хочет его слушать, то он все сделает сам.

Мутант скользнул вниз по крыше, уперся сапогами в скат и взглянул вниз. Там, во вдоре замка, Артемис Кондор прохаживался по дорожке, размышляя над удобным захватом и разрушением Мануала. Собственно, Артемис думал над тем, захватить, а потом разрушить, или разрушить сразу. Эта мысль мучила его уже который час, не отпуская ни на минуту.

Медведь напряг мускулы, готовясь совершить длительный прыжок. Выпустив острые когти, он прыгнул…

…Артемис остановился перед высоким дубом, чьи ветви сейчас тихо шелестели под напором сильного осеннего ветра. Он стоял и глядел на старое дерево, а в душе его все затихло, медленно раскладываясь по полочкам.

В этот самый миг что-то небольшое, но ужасно тяжелое, ударило Артемис сверху, придавив к земле. Артемис попытался встать, но странный предмет не отпускал его, крепче сжимая его шею. Кондор попытался освободиться от захвата, но руки у врага оказались просто стальные. Такие могут быть только у зверя, но ведь таких зверей нет, чтобы могли использовать удушающий захват? Или есть?

Артемис почувствовал, что воздух в легких кончился. Перед глазами поплыли разноцветные круги, и Артемис понял, что сейчас точно умрет. Он даже видел, как это произойдет. Он задохнется, а затем возродится в облике дракона. Нет уж, пока что он этого не хотел!

Артемис дернул головой назад, пытаясь, чтобы удар вышел хороший. Что-то хрустнуло в затылке и он услышал чей-то вой. Артемис почувствовал, что захват на шею ослаб и дернулся вперед, вырываясь из стальных оков.

Развернувшись назад, Артемис с удивлением увидел перед собой Медведя, в облике мальчика, который держался одной рукой за сломанный нос, а на другой угрожающе сверкали острые когти оборотня. Артемис нахмурился.

- Что это за шутки? – крикнул он.

- Это не шутки, хозяин, - покачал головой Медведь. – Я должен убить тебя, чтобы спасти мир от зла.

- Ты шутишь? – удивился Кондор. – Какое зло? О чем ты?

- Пелена застлала твой разум, хозяин, но я знаю, что ты великое зло и натворишь много плохого, прежде чем станешь свободным, - твердо проговорил мутант. – Прости.

С этими словами он прыгнул вперед и вонзил когти Артемису в грудь. Кондор закричал от боли и дернулся, отчего лезвия распороли его кожу, выйдя в районе ребер.  Артемис вскочил на ноги, истекая кровью. Он зло зарычал и вызвал свои клинки. Медведь покачал головой и снова прыгнул. Артемис вонзил когти ему в живот…и ощутил, как лезвия оборотня протыкают его брюхо. Его сила Кондора не действовала на мутанта!

Артемис захрипел, пытаясь отодрать Медведя от себя. Бесполезно. Тот раз за разом втыкал и вытаскивал когти, делая на теле хозяина широкие надрезы. Слезы текли по его щекам, но мутант упрямо делал свою работу.

Артемис ощутил, что его живот превратился в сплошное кровавое месиво из кишок и мышц. Он попытался вдохнуть, но не смог. Медведь всхлипнул и ударил хозяина в шею. Артемис последний раз дернулся и затих.

Мутант бережно положил труп своего любимого хозяина на землю и упал на колени рядом с ним. Медведь безудержно рыдал, оплакивая то, что ему пришлось совершить. Но, видит Хандор, он сделал это только ради блага хозяина.

Верный оборотень свернулся калачиком, превращаясь в серого пса и, вздохнув, закрыл глаза.

 

Михаил стоял и смотрел на мертвое тело внука. Он знал, что тот вернется в виде дракона, но все равно плакал, так как зрелище это было ужасное. Вся дорожка пропиталась кровью Артемиса, а рядом с ним лежал мертвый Медведь. Исполнив свою миссию, тот умер, посчитав, что больше ничего не должен своем хозяину.

Михаил опустился на колени, поднял останки внука и понес к замку. Там, в саду, он закопал мертвеца в вырытую могилу. Оставалось только ждать, ждать, пока Артемис не вернется. Ну, а пока, он последит за порядком, чтобы внук вернулся в такое же государство, в каком был убит.

Дождь зарядил с самого утра, мощными струями залетая в приоткрытое окно. Михаил кашлянул и, поднявшись, крепче запахнул шторы. Подвинув кресло ближе к камину, он вытянул руки вперед и зажмурился от удовольствия. Теплое место возле очага, вот что сейчас было лучше всего.

Михаил с тоской взглянул на огонь, думая о том, когда же вернется Артемис. Прошло уже полнедели с момента его смерти, а не было никаких происшествий.

Видимо, процесс превращения в дракона требует огромных затрат энергии, в связи с чем внук задержится на неопределенное время.

Старик еще раз кашлянул и, выпив вина, прикрыл глаза, решив подремать. Жизнь клонилась к закату, в это время ему многое хотелось забросить и просто отдыхать, но долг перед Артемисом заставлял его работать с утра до ночи.

***

Подземелья стояли в тишине. Надо сказать, в крайне зловещей тишине. Не было обычных звуков: скрипа камешков под ногами орков, шелеста ветра под сводами, топота лап мелких грызунов. Все замерло в ожидании чего-то необычного.

Вдруг, древние своды сотрясла сильная дрожь. Затем еще раз. Мощные толчки били из-под земли с периодичностью в пару минут. Эпицентр этих импульсов расположился в огромной пещере, где некогда обитал последний из драконов-Кондоров.

Неожиданно, один из толчков разрушил высокий каменный уступ. Глыбы камня посыпались вниз, обнажая огромную статую дракона. Статуя величественно стояла посреди всего этого хаоса, не спеша оживать.

Толчки прекратились совершенно неожиданно. Затем произошло странное событие. Статуя дракона вдруг дернулась и камень облетел с нее, осыпавшись на землю горсткой пепла. Дракон-Кондор встряхнулся и задрал голову вверх, озираясь по сторонам.

- Где это я? – изумленно прохрипел дракон.

Затем он увидел дыру в своде пещеры и все понял.

- Черт возьми, неужели я был мертв? – пробормотал Артемис(а это был он). – Зачем же Медведь это сделал?

Кондор распахнул крылья и взмахнул ими разочек. Крылья работали прекрасно.

- Что ж, полетели разбираться, - пророкотал дракон, взмывая вверх. Взмахнув когтистой лапой, он разрушил большую часть свода и вылетел наружу.

Артемис приземлился на вершине того же холма, где стоял в прошлый раз. Впереди, на самом горизонте, медленно багровело закатное солнце. Артемис сидел на холме и смотрел на закат, раздумывая о дальнейших своих шагах. Все-таки, первым делом захватить Мануал, разрушать не будем. Ну, а затем создать новое государство, в котором не будет зла и насилия. Хотя бы попытаться.

Артемис оскалился в драконьей улыбке. Сейчас он чувствовал себя лучше, чем когда-либо раньше. Силы бурлили в его крови и он знал, куда их применить. Теперь ему нужно попытаться защитить деда, ведь, если верить видениям, то он тоже умрет, самым последним.

Почему жизнь так несправедлива? Он пробыл в этом мире всего пару месяцев, а уже успел взлететь вверх и стать королем и магом. Теперь ему пришлось потерять всех близких, которые составляли его жизнь. Чья же это прихоть? Судьбы, или удачи? И возможно ли остановить это проклятье, в которое превратилась его жизнь?

Артемис поднял лапу и ощупал лицо. Затем горько вздохнул. Шрамы, вырезанные Парменноном, остались даже на драконьей морде. Видимо, от них никуда не деться, это его рок, его судьба. Как там сказал Медведь? Ты будешь несчастен и одинок, смирись с этим, и постарайся делать поменьше зла. Отлично. Впереди будет последнее зло – захват Мануала, а затем он поступит так, как велит ему сердце.

Да будет так.

 

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0071267

от 21 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071267 выдан для произведения:

Глава шестая. Путь лишений, часть 2.

Все наши сетования по поводу того, чего мы лишены, проистекают от недостатка благодарности за то, что мы имеем.

Даниэль Дефо.

Ночь застала Артемиса уже на материке. Он как раз успел достигнуть линии берега, когда взглянул на небо и с удивлением понял, что стемнело. Артемис с трудом приземлился на небольшой полянке, неподалеку от берега. Крылья болели, как болят плечи и ломит кисти рук, после тяжелого рабочего дня. Артемис убрал их вместе с когтями и присел на траву. Отдохнув с полчаса, Кондор направился в лесок, чтобы набрать немного хвороста. Сумку, которая ранее болталась за спиной, он бросил на землю, предварительно прикрыв ветками деревьев, мало ли что.

Побродив по лесу и набрав кучу веток, Артемис вернулся на полянку. Скинув добычу на землю, он раскопал небольшую ямку, куда скинул десяток ветвей. Применив простое заклинание огня, Артемис разжег костер. Открыв мешок, он достал оттуда теплый меховой плащ и расстелил его на земле возле костра. Положив под голову мешок, Артемис лег на плащ и принялся смотреть на огонь. Пляшущие языки пламени напомнили ему собственную душу, такую же мятущуюся, не знающую покоя.

Артемис вздохнул. Как бы ему хотелось отдохнуть! Все эти вечные метания, перебежки и схватки уже осточертели. Сколько можно бегать в поисках разных советов? Пора уже осесть на одной земле и прекратить мучения. Надо только схватить Арчибальда и выпытать у него средство для Элен. Жена должна выжить!

Артемис прикрыл глаза, решив подремать всего лишь полчаса, но уснул глубоким сном.

 

Наутро Артемис встал с плаща и поглядел на давно потухший костер. Рядом лежала гора веток. Артемис поежился от пронизывающего осеннего ветра и принялся разжигать ветки. Вскоре новый костер уже вовсю полыхал.

Артемис потер заледеневшие руки и направился к берегу, чтобы умыться. Растирая лицо ледяной водой и фыркая от удовольствия, Артемис подумал, что смерть Арфиса уже отошла на второй план. Теперь его задачей было спасти Элен.

Подкинув в костер еще веточек, Артемис порылся в мешке и вытащил вяленое мясо, которое ему сунул Эргред, когда он буквально на полчаса залетел в селение. Парень быстро собрал учителю еды и теплых вещей, на случай заморозков, а затем тепло попрощался с улетавшим Артемисом.

Позавтракав и согревшись, Артемис наскоро затушил костер, закинул мешок за спину и, вызвав крылья, взлетел вверх, продолжая свой путь. Он еще не знал, что именно этот путь ведет его к…Впрочем, всему свое время…

В Чикасс Артемис прибыл после полудня. Он приземлился на холме перед городом и перевел дыхание. Оказывается, крылья все еще болели после вчерашнего длительного перелета. На относительно небольшие расстояния он перелететь сможет, но на такие, как вчера – нет.

Артемис убрал крылья и накинул на себя шерстяной плащ, рваный в некоторых местах. Он не собирался заявляться в открытую, ведь если его узнают, то битвы один на один с Арчибальдом не получится.

Кондор неспешно вошел в открытые ворота города, хотя внутренне ему очень хотелось побежать, до самого дворца. Артемис шагал по главной улице и смотрел по сторонам. Город было не узнать. Полуразрушенные дома, кое-где со следами пожаров, подпалины на мостовой, поваленные деревья. Но жителям города – хоть бы хны, они бодро трусили по своим делам, даже не оглядываясь по сторонам.

Артемис неуверенно почесал в затылке и двинулся ко дворцу. Ворота замка были распахнуты настежь, по обеим сторонам стояло двое мутантов-карелей, а навстречу Артемису шел невысокий мальчик лет двенадцати, широко улыбаясь.

- Добро пожаловать домой, хозяин! – весело крикнул он, подойдя к Артемису. Кондор изумленно глядел на него, пытаясь вспомнить имя пацана, но никак не мог этого сделать.

- Меня зовут Медведь! – представился мальчик. Артемис округлил глаза от удивления.

- Медведь?! – воскликнул он. Мальчик кивнул и резко превратился в большого серого пса. Артемис с отвисшей челюстью глядел на своего домашнего любимца.

- Я оборотень из Валиса, - сообщил Медведь, вновь становясь человеком. – Мы можем принимать облик детей, но это только молодые особи, вроде меня. Те, кто старше, могут становится нормальными взрослыми людьми.

- Мда-а, - только и сказал Артемис. – Постой, а почему ты свободно разгуливаешь по замку? Где Арчибальд?

- Он в твоем кабинете, хозяин. Мы с мутантами схватили его в кокон, заперев в кабинете, - сказал мальчик, усмехнувшись.

- Неожиданно, - признал Артемис. – Я могу с ним встретиться?

- Конечно, хозяин! – мальчик с готовностью подошел ближе. – Я вас провожу.

Артемис последовал за ребенком, покачивая головой.

Медведь провел его длинными коридорами замка и остановился возле двери кабинета. Артемис неуверенно толкнул дверь и вошел внутрь.

Арчибальд висел под потолком, закутанный в густой кокон и извивался, пытаясь освободить руки. Артемис остановился напротив Великого мага и внимательно взглянул на него. Впервые он встретился со своим врагом лицом к лицу и был слегка разочарован. Ему казалось, что их встреча произойдет несколько…красивей?

Кондор повернулся к Медведю.

- Давно он так висит? – поинтересовался он.

- Где-то два дня, - ответил оборотень. Артемис хмыкнул. Два дня без движения для Арчибальда наверняка были равносильны унижению. Теперь мерзкий враг точно жаждет его прикончить.

Неожиданно глаза Медведя расширились и он бросился к Артемису, собираясь толкнуть его. Кондор обернулся, но поздно: освободившийся Арчибальд кинулся на него, прижав к земле и от души ударяя кулаками по лицу.

- На! – крикнул Гхаруш. – Погань! Из-за тебя я два дня висел под потолком, как какой-то ничтожный паук! Из-за тебя!

Артемис хрипло рассмеялся и плюнул в лицо врага кровавой слюной. Арчибальд побелел от ярости и резко врезал Кондору кулаком в нос. В голове Артемиса взорвалась бомба и он понял, что теперь по-настоящему зол.

Артемис быстро пнул Арчибальда коленями в спину, отчего маг перелетел черз него и упал на пол. Затем Кондор вскочил на ноги и призвал свои способности. Руки его стали острыми лезвиями, глаза засияли золотом, а за спиной распахнулись крылья. Арчибальд с ужасом глядел на это.

- Ты! Как ты смог?! – изумленно протянул он. – Не верю!

- Не верь, - согласился Артемис, резко втыкая когти в живот Арчибальду. Гхаруш захлебнулся собственной кровью и упал на колени. Артемис коротко рассмеялся и резко взмахнул рукой. Одна рука Арчибальда покатилась по полу. Еще взмах – и вторая отделилась от туловища Великого мага. Арчибальд хрипел от боли, не имея возможности даже упасть: Артемис держал его заклинанием из арсенала Природы.

Кондор схватил врага за горло и притянул ближе к себе.

- Каково тебе теперь, а? – издевательски поинтересовался он. – Нравится?

Арчибальд молча глядел на него.

- Скажи мне, Арчибальд, ты знаешь средство от укуса арахнида? – спросил Артемис, сжимая когти. Арчибальд захрипел.

- Н-н-нет, К-кондор! – произнес он с трудом. – Я не знаю!

- Ты знаешь, - не согласился Артемис, отрубая Арчибальду одну ногу. – Что скажешь теперь?

- А теперь я скажу, что пусть твоя жена умрет и ты останешься один на белом свете, Артемис! – речь Арчибальда обрела ясность. – Ты умрешь один, не оставив наследника, именно потому что я проклинаю тебя, Артемис Кондор! Пусть твоя жизнь навеки будет проклятой!

С этими словами Арчибальд бросился на когти Артемиса, насаживая себя на лезвия. Тело его выгнулось в конвульсиях, а затем он обмяк. Артемис с ужасом стряхнул с себя изуродованный труп.

- Нет, - прошептал он. – Нет! Нет, нет! Не может быть!

- Ты проклят, хозяин, - тихо сказал Медведь. – Ты ничем не лучше, а даже хуже Арчибальда. Ты будешь несчастен и одинок, верно? Смирись с этим и постарайся делать поменьше зла.

Медведь развернулся и направился к выходу.

- Куда же ты? – крикнул Артемис.

- Искать нового хозяина, с чистой душой, - было ему ответом.

Артемис упал на колени и закрыл лицо руками. Мысли его лихорадочно крутились в голове, пытаясь найти выход из положения. Но выхода не было.

Артемис медленно поднялся на ноги и, разбежавшись, прыгнул в раскрытое окно. Взмахнув крыльями, он полетел обратно, к острову, где умирала его любовь. Ее было не спасти, но разум отказывался в это верить. Артемис надеялся, что на месте сможет найти выход из этой ситуации.

 

Артемис резко приземлился вниз, подняв тучу песка. Сложив крылья, он быстро помчался к лечебнице, где в отдельной палате лежала Элен.

Забежав в комнату, Артемис остановился. Возле кровати его жены сидел Эргред и держал ее за руку, прикрыв глаза. Услышав топот Артемиса, парень открыл веки и взглянул на своего учителя.

- Ей хуже, - ответил он на вопросительный взгляд Артемиса. – Мои умения тут не помогут.

Кондор обреченно кивнул и шагнул к постели Элен. Жена часто и прерывисто дышала, лоб покрылся бисеринками пота. Артемис встал на колени и нежно провел по щеке Элен. Она дернулась в своем бессознательном состоянии и тяжело откинулась назад. Артемис с беспокойством положил руку ей на голову и прикрыл глаза, отрезая себя от остального мира.

Скользнув по образовавшемуся каналу к разуму Элен, Артемис увидел там ужасные видения, которые мучили сейчас его любимую женщину. Какие-то неясные обрывки кошмаров, вечные перебежки с места на место, а затем всепоглощающая тьма…Тьма затопила разум его жены, плотной пеленой укутав ее сознание.

Артемис судорожно принялся залечивать раны Элен, но напрасно: жизнь уже покидала ее тело. Кондор быстро надавил на грудь Элен, а затем еще и еще, пытаясь вызвать дыхание. Бесполезно. Элен застыла, словно мраморная статуя, не дыша и похолодев. Артемис в отчаянии давил на грудную клетку, разумом понимая, что уже поздно, но сердцем желая вернуть Элен к жизни.

Остановившись, Артемис закрыл лицо руками и зарыдал. Он плакал так искренне, как плакал только в раннем детстве. Он оплакивал свою судьбу, которая сделала такие повороты, оставив его без близких. Ему было горько, потому что он остался один, не считая деда. Один в целом мире. Больше некому было его приласкать и шепнуть пару ласковых слов. Никто его теперь не встретит, когда он вернется из очередного похода. Никто. Никогда.

Артемис тяжело поднялся на ноги. Душа его полыхала бешенством, словно факел, зажженный на ветру. Артемис, тяжело ступая, пошел к выходу из дома, не обращая внимания на Эргреда, который с изумлением и страхом глядел на учителя, вмиг ставшего опасным и разъяренным зверем.

Кондор вышел на улицу и увидел идущего на встречу Альфреда. История повторялась. Это было плохо.

- Артемис, ты уже здесь! – обрадованно кричал пустынник. – А я все думал, когда же ты вернешься.

- Элен умерла, - глухим и совсем лишенным эмоций голосом сказал Артемис. Альфред остановился, будто наткнувшись на монолитную стену. Ярость Кондора ужасала похлеще всех монстров Растра, вместе взятых.

- Мне очень жаль…Правда…- Альфред потупился. Артемис перевел на него свой золотистый взгляд, хмыкнул и спросил:

- Разве твоя жалость вернет мне ее? Лучше бы умерли вы все, все люди мира, чем она! – зло сказал он. Альфред отшатнулся. Кондор напрягся, готовый взорваться и пустынник нутром чуял это. Неожиданно Артемис присел и воткнул руки в песок. Тот резко покрылся черной коркой, словно мясо, пережаренное на костре. Жар пополз дальше, распространяясь по кругу, захватывая все большее пространство. Альфред попятился, с ужасом глядя на это страшное явление.

Жар достиг здания лечебницы и захватил ее голодным языком пламени. Быстро распространяясь по дереву, огонь пожирал здание, словно топ траву. Альфред закричал, вспомнив об Эргреде, оставшемся внутри. Артемис перевел взгляд на горящее здание лечебницы и вытянул руку вперед. Стены смяло, словно они были из бумаги, а затем изнутри выкинуло Эргреда, испуганного, но живого.  Альфред схватил сына и побежал подальше от очага ярости.

- Пусть этот костер будет вам погребальным шатром, мои родные, - прошептал Артемис, горько усмехаясь. Затем он упал на землю, корчась в судорогах. Страшная боль сжигала его изнутри, словно в душе его поселился огромный костер, пожирающий все и вся. Артемис старался сдерживать это пламя, но оно не поддавалось его усилиям. Наконец, он устало вытянулся на почерневшем песке, сдаваясь неведомому недугу. Огонь радостно набросился на душу Артемиса, заодно пожирая и душу старого дракона. Артемис лежал, вопя от невыносимой боли, но не мог ничего поделать.

Скоро боль стихла, оставив после себя горький осадок. Артемис почувствовал соленый вкус на губах и приложил руку к носу. На ладони остался яркий багровый след. Кондор усмехнулся. Странный огонь сжег все его чувства, оставив только одно: МЕСТЬ! Месть всему государству проклятых магов, из которого произошел Арчибальд Гхаруш, который был виновен во всем! Месть! Уничтожить проклятую страну, сжечь дотла!

Артемис стряхнул эти мысли, а затем, сильно шатаясь, пошел к дому Альфреда, надеясь, что там ему дадут отдохнуть и набраться сил перед полетом обратно.

***

Медведь горько вздохнул и вытер слезы. Хозяин стал злым, очень темным существом, которому даже имени нет.  И преданный оборотень корил себя за то, что не уследил за Артемисом, позволил злу завладеть душой любимого хозяина.

Мальчик, в облике которого он сейчас находился, сидел на берегу моря и смотрел на воду перед собой. Медведь лихорадочно раздумывал, как спасти хозяина, как не дать ему натворить много плохого, из-за которого потом попадет в Ад, а не в Рай. Медведь еще раз вздохнул.

Есть один способ, но очень горький для хозяина. Если он сроднился с душой Кондора, то обрел три жизни. Пусть он сам думает, что две, но это не так. Три, и никак иначе. Значит, он должен умереть два раза, прежде чем его истинная душа обретет покой и станет светлой. Но Артемис не станет его выслушивать, конечно же нет. В этом и была проблема: хозяин должен был умереть сам, в бою ли, или в постели, неважно. Главное, чтобы никто из близких людей не убил его, тогда последствия будут непредсказуемыми.

Медведь поднялся с прибрежного песка. Сейчас хозяин должен быть в пустыне, где умерла его женщина – это Медведь чувствовал, даже несмотря на расстояния. Скоро он вернется мстить Мануалу, это тоже было ясно, ведь тьма в его душе сейчас должна была пробудиться окончательно. Так вот, когда он прилетит сюда, Медведь должен быть наготове, чтобы убить Артемиса и тем самым спасти его душу.

***

Артемис сидел на стуле и уплетал жареное мясо, запивая его крепким пустынным вином. Напротив расположился Альфред, с беспокойством изучая лицо Кондора, еще недавно бывшее таким злым и страшным.

Артемис взглянул на Альфреда, увидел сочувственный взгляд и вмиг все понял. Он понял, что стал чудовищем, понял, что неизвестный огонь был темным, уничтожившим все человеческое в нем. Он понял, что теперь никогда не станет прежним. Ему больше незачем жить. Сначала он отомстит государству Мануал, а затем умрет. Никак иначе.

Артемис отодвинул от себя тарелку и откинулся на спинку стула. Взглянув на место по соседству, он с горечью вспомнил, что его всегда занимал Арфис, где бы они ни находились. Артемису было противно вспоминать о том, что он сделал буквально час назад. Он сжег тела своих близких, вместо того, чтобы похоронить их по-человечески. Именно за это он теперь ненавидел себя самого.

Артемис встал из-за стола и направился к своей сумке с вещами, брошенной на пороге. Порывшись в ней, он нашел простую рубаху и накинул на себя. С его нынешними способностями вещи пропадали очень часто. Видимо, позднее он научится убирать их в какой-нибудь межпространственный мешок, но сейчас они рвались со страшной силой. И почему-то, только рубахи.

Закинув мешок за спину, Артемис кивнул Альфреду и вышел на улицу. Ему пора было лететь обратно, дела ждали его в Чикассе. Там нужно найти деда и собрать армию. К тому же, маги землян тоже понадобятся, так что, придется лететь еще и в поселение своих одномирян.

Артемис оттолкнулся от рыхлого песка и взлетел в воздух, совершая уже привычные движения. Мерно взмахивая крыльями, он полетел к океану, нацелившись на Чикасс.

 

Приземлившись на крыше самой высокой башни дворца, Артемис поспешил спуститься вниз, нырнув в распахнутое окно своего кабинета. Там был полнейший разгром, видимо, никто так и не удосужился прибраться.

Артемис спустился на первый этаж, в гостиную, где с облегчением увидел деда, сидевшего в кресле возле камина и попивавшего вино. Артемис неслышно подошел к Михаилу и тихо позвал:

- Дед.

Михаил подпрыгнул от неожиданности и повернулся к Артемису. Увидев, что перед ним его внук, дед изумленно вытаращился на Артемиса.

- Это ты! – радостно крикнул он, приходя в себя. – Артемка! Ты живой!

Дед крепко обнял любимого внука, с нежностью глядя на него. Старому человеку было приятно видеть своего родственника в этом суровом и беспощадном мире, где он оказался один.

- Я, деда, я, - произнес Артемис, равнодушно улыбаясь. В его памяти еще была свежа смерть Элен, поэтому отвечать на реплики деда он не имел никакого желания.

- Как там Элен? – поинтересовался дед, садясь в кресло. Артемис нахмурился и, крепко сжав зубы, процедил:

- Она умерла.

Михаил застыл на месте, глядя на внука ошалевшим взглядом.

- Ты…серьезно? – переспросил он.

- Абсолютно, - подтвердил Артемис. – Она умерла у меня на руках. А затем странный огонь сжег все мои чувства изнутри. Теперь я больше напоминаю боевую машину, нежели человека. Моя единственная цель: уничтожить весь Мануал.

- Ты шутишь? – дед поперхнулся вином. – Но это безумие!

- А кто сказал, что я в здравом уме? – Артемис коротко и совершенно безумно рассмеялся. Дед смотрел на него, как на совершенно неизвестного человека. Впрочем, так оно и было. Старый Артемис умер, а на его месте выросла копия Арчибальда, только с гораздо более широкими умениями. И этот, новый Артемис, пугал родного деда очень и очень сильно. Михаил понимал, что если не спасти разум внука, то будет поздно. Место Артема займет безжалостный и страшный безумец, который сметет любую преграду на своем пути и не остановится ни перед чем в достижении заветной цели.

- Что ты хочешь? – спросил дед.

- Мне нужно войско землян. Одна группа, состоящая из магов, с легкостью одолеет огромную армию людей. Я слетаю за ними завтра, а ты пока собери полки солдат. На рассвете все должно быть готово. Я сотру это проклятое государство с лица земли! – злобно прошептал Артемис. Михаил кивнул, внутренне болезненно морщась. Что же делать?

Выйдя из гостиной, дед увидел Медведя, который стоял возле лестницы. Михаил подошел к нему.

- Кого-то ждешь? – поинтересовался он у мутанта.

- Вас, - коротко ответил тот. – Следуйте за мной.

Медведь повел Михаила на второй этаж, скользнул в какую-то узкую комнатку и, дождавшись, пока Михаил сделает то же самое, крепко запер дверь.

- Что случилось? – с тревогой спросил Михаил.

- А то вы не в курсе! – с сарказмом ответил оборотень. – Хозяин сошел с ума! Он хочет уничтожить одно из самых развитых государств в мире, это же перевернет всю нашу жизнь!

- А ты ему это объясни, - посоветовал Михаил, усмехнувшись. – Ты видел, насколько его задела смерть друзей? Это не исправить. Он сам должен осознать всю сложность своего положения.

- У меня есть план, - шепотом сказал Медведь. – Мы должны убить его.

- Что?! – Михаил изумленно поглядел на мутанта. – Ты в своем уме?

- Мы должны! – прикрикнул оборотень. – У него есть три жизни. Если мы убьем его в двух из них, то в третьей его разум вернется и обретет свободу.

- Хм, - задумался Михаил. – Возможно, ты прав, но я никогда не подниму руку на своего внука и не позволю это сделать другим, ясно тебе? Не позволю!

Медведь обескураженно отвернулся. Его план, подготовленный таким тщательным образом, провалился.

- Ладно, я придумаю что-нибудь другое, - решил он. – Спасибо, что выслушали.

Мутант встал и вышел из комнатушки. Михаил сидел на полу, размышляя над страшным планом оборотня. Он понимал, что это единственный выход, но вот так, своими руками обречь внука на гибель… Это выше его сил.

 

Медведь натянул кожаный костюм, гладкий и скользящий на любой поверхности. Если уж никто не хочет его слушать, то он все сделает сам.

Мутант скользнул вниз по крыше, уперся сапогами в скат и взглянул вниз. Там, во вдоре замка, Артемис Кондор прохаживался по дорожке, размышляя над удобным захватом и разрушением Мануала. Собственно, Артемис думал над тем, захватить, а потом разрушить, или разрушить сразу. Эта мысль мучила его уже который час, не отпуская ни на минуту.

Медведь напряг мускулы, готовясь совершить длительный прыжок. Выпустив острые когти, он прыгнул…

…Артемис остановился перед высоким дубом, чьи ветви сейчас тихо шелестели под напором сильного осеннего ветра. Он стоял и глядел на старое дерево, а в душе его все затихло, медленно раскладываясь по полочкам.

В этот самый миг что-то небольшое, но ужасно тяжелое, ударило Артемис сверху, придавив к земле. Артемис попытался встать, но странный предмет не отпускал его, крепче сжимая его шею. Кондор попытался освободиться от захвата, но руки у врага оказались просто стальные. Такие могут быть только у зверя, но ведь таких зверей нет, чтобы могли использовать удушающий захват? Или есть?

Артемис почувствовал, что воздух в легких кончился. Перед глазами поплыли разноцветные круги, и Артемис понял, что сейчас точно умрет. Он даже видел, как это произойдет. Он задохнется, а затем возродится в облике дракона. Нет уж, пока что он этого не хотел!

Артемис дернул головой назад, пытаясь, чтобы удар вышел хороший. Что-то хрустнуло в затылке и он услышал чей-то вой. Артемис почувствовал, что захват на шею ослаб и дернулся вперед, вырываясь из стальных оков.

Развернувшись назад, Артемис с удивлением увидел перед собой Медведя, в облике мальчика, который держался одной рукой за сломанный нос, а на другой угрожающе сверкали острые когти оборотня. Артемис нахмурился.

- Что это за шутки? – крикнул он.

- Это не шутки, хозяин, - покачал головой Медведь. – Я должен убить тебя, чтобы спасти мир от зла.

- Ты шутишь? – удивился Кондор. – Какое зло? О чем ты?

- Пелена застлала твой разум, хозяин, но я знаю, что ты великое зло и натворишь много плохого, прежде чем станешь свободным, - твердо проговорил мутант. – Прости.

С этими словами он прыгнул вперед и вонзил когти Артемису в грудь. Кондор закричал от боли и дернулся, отчего лезвия распороли его кожу, выйдя в районе ребер.  Артемис вскочил на ноги, истекая кровью. Он зло зарычал и вызвал свои клинки. Медведь покачал головой и снова прыгнул. Артемис вонзил когти ему в живот…и ощутил, как лезвия оборотня протыкают его брюхо. Его сила Кондора не действовала на мутанта!

Артемис захрипел, пытаясь отодрать Медведя от себя. Бесполезно. Тот раз за разом втыкал и вытаскивал когти, делая на теле хозяина широкие надрезы. Слезы текли по его щекам, но мутант упрямо делал свою работу.

Артемис ощутил, что его живот превратился в сплошное кровавое месиво из кишок и мышц. Он попытался вдохнуть, но не смог. Медведь всхлипнул и ударил хозяина в шею. Артемис последний раз дернулся и затих.

Мутант бережно положил труп своего любимого хозяина на землю и упал на колени рядом с ним. Медведь безудержно рыдал, оплакивая то, что ему пришлось совершить. Но, видит Хандор, он сделал это только ради блага хозяина.

Верный оборотень свернулся калачиком, превращаясь в серого пса и, вздохнув, закрыл глаза.

 

Михаил стоял и смотрел на мертвое тело внука. Он знал, что тот вернется в виде дракона, но все равно плакал, так как зрелище это было ужасное. Вся дорожка пропиталась кровью Артемиса, а рядом с ним лежал мертвый Медведь. Исполнив свою миссию, тот умер, посчитав, что больше ничего не должен своем хозяину.

Михаил опустился на колени, поднял останки внука и понес к замку. Там, в саду, он закопал мертвеца в вырытую могилу. Оставалось только ждать, ждать, пока Артемис не вернется. Ну, а пока, он последит за порядком, чтобы внук вернулся в такое же государство, в каком был убит.

Дождь зарядил с самого утра, мощными струями залетая в приоткрытое окно. Михаил кашлянул и, поднявшись, крепче запахнул шторы. Подвинув кресло ближе к камину, он вытянул руки вперед и зажмурился от удовольствия. Теплое место возле очага, вот что сейчас было лучше всего.

Михаил с тоской взглянул на огонь, думая о том, когда же вернется Артемис. Прошло уже полнедели с момента его смерти, а не было никаких происшествий.

Видимо, процесс превращения в дракона требует огромных затрат энергии, в связи с чем внук задержится на неопределенное время.

Старик еще раз кашлянул и, выпив вина, прикрыл глаза, решив подремать. Жизнь клонилась к закату, в это время ему многое хотелось забросить и просто отдыхать, но долг перед Артемисом заставлял его работать с утра до ночи.

***

Подземелья стояли в тишине. Надо сказать, в крайне зловещей тишине. Не было обычных звуков: скрипа камешков под ногами орков, шелеста ветра под сводами, топота лап мелких грызунов. Все замерло в ожидании чего-то необычного.

Вдруг, древние своды сотрясла сильная дрожь. Затем еще раз. Мощные толчки били из-под земли с периодичностью в пару минут. Эпицентр этих импульсов расположился в огромной пещере, где некогда обитал последний из драконов-Кондоров.

Неожиданно, один из толчков разрушил высокий каменный уступ. Глыбы камня посыпались вниз, обнажая огромную статую дракона. Статуя величественно стояла посреди всего этого хаоса, не спеша оживать.

Толчки прекратились совершенно неожиданно. Затем произошло странное событие. Статуя дракона вдруг дернулась и камень облетел с нее, осыпавшись на землю горсткой пепла. Дракон-Кондор встряхнулся и задрал голову вверх, озираясь по сторонам.

- Где это я? – изумленно прохрипел дракон.

Затем он увидел дыру в своде пещеры и все понял.

- Черт возьми, неужели я был мертв? – пробормотал Артемис(а это был он). – Зачем же Медведь это сделал?

Кондор распахнул крылья и взмахнул ими разочек. Крылья работали прекрасно.

- Что ж, полетели разбираться, - пророкотал дракон, взмывая вверх. Взмахнув когтистой лапой, он разрушил большую часть свода и вылетел наружу.

Артемис приземлился на вершине того же холма, где стоял в прошлый раз. Впереди, на самом горизонте, медленно багровело закатное солнце. Артемис сидел на холме и смотрел на закат, раздумывая о дальнейших своих шагах. Все-таки, первым делом захватить Мануал, разрушать не будем. Ну, а затем создать новое государство, в котором не будет зла и насилия. Хотя бы попытаться.

Артемис оскалился в драконьей улыбке. Сейчас он чувствовал себя лучше, чем когда-либо раньше. Силы бурлили в его крови и он знал, куда их применить. Теперь ему нужно попытаться защитить деда, ведь, если верить видениям, то он тоже умрет, самым последним.

Почему жизнь так несправедлива? Он пробыл в этом мире всего пару месяцев, а уже успел взлететь вверх и стать королем и магом. Теперь ему пришлось потерять всех близких, которые составляли его жизнь. Чья же это прихоть? Судьбы, или удачи? И возможно ли остановить это проклятье, в которое превратилась его жизнь?

Артемис поднял лапу и ощупал лицо. Затем горько вздохнул. Шрамы, вырезанные Парменноном, остались даже на драконьей морде. Видимо, от них никуда не деться, это его рок, его судьба. Как там сказал Медведь? Ты будешь несчастен и одинок, смирись с этим, и постарайся делать поменьше зла. Отлично. Впереди будет последнее зло – захват Мануала, а затем он поступит так, как велит ему сердце.

Да будет так.

 

Рейтинг: +1 594 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 21 августа 2012 в 17:07 0
Ой, наплакалась! Так жалко Артемиса! Душа разрывается! Что же будет дальше? Неужели и дед погибнет? Неужели и сам Артемис обречён на страдания и боль???? cry2 38 Буду ждать продолжения!
Александр Нагорный # 21 августа 2012 в 17:24 0
Спасибо) Увы, такова его судьба, которую уготовили ему суровы боги Растра. Он обречен вечно скитаться в поисках счастья, но никогда его не найдет...Впрочем...В третьей книге поглядим..))