Почтовик

20 августа 2012 - Александр Нагорный

Письмо первое. Каторжник.

Все люди помнят своих родителей. Помнят, как их любили, покупали им всякие вкусности и подарки. Я не вхожу в их число.

Я не помню о своих родителях абсолютно ничего. Не помню их лиц, их голоса, как они смеялись, ругались и звали меня по имени. У меня есть лишь крошечные отрывки из детской памяти: большой светлый дом, высокий старик, всегда гладко выбритый, здоровый пес черного цвета, который очень мило улыбается. Вот все, что у меня осталось от прошлой жизни. Остальное Мастера отобрали, потому что Умельцам не нужна старая память, они вне жизни.

Да, я Умелец. Почтовик. Я выполняю поручения Гильдии, и за это мне платят и дают бесплатное жилье. Я подозреваю, что мои родители сами обрекли меня на это скучное существование, но что поделать? Прошлого не вернешь, хотя мне очень бы хотелось увидеть отца и мать и просто поговорить с ними.

Работа Почтовика состоит в том, чтобы вовремя доставить письмо, или посылку адресату, при этом мы имеем полный доступ ко всем ресурсам любого города. Во время выполнения задания мы можем обходиться без еды, без воды и жилья долгое время. Наши возможности во много раз превосходят человеческие. Но только во время поручений. Между командировками мы такие же люди.

Я всегда хотел быть нормальным человеком. Помню, лет десять назад я мечтал о том, что однажды смогу освободиться и уйти из Гильдии, став нормальным. Смогу вернуться домой, или завести свою семью. Но нет, это были всего лишь мечты. Сейчас я мог вполне здраво их оценивать и понимал, каким я был наивным тогда и каким являюсь сейчас.

Мне уже сорок лет и я никогда не смогу стать отцом или семьянином. Умельцы не имеют права и возможности завести собственную семью, это противоречит уставу Гильдии. Именно за это я ненавидел свою работу, но мне приходилось ее выполнять, ибо кто-то должен заниматься этим неблагодарным делом.

 

Я остановил коня и сполз на землю. Дорога, размытая от дождя, с противным звуком приняла мои ступни в свои объятия. С трудом передвигаясь в жиже, я направился к неказистому трактиру, расположившемуся по ту сторону дороги.

Дождь, зарядивший с утра, не стихал ни на минуту, так что к тому времени, когда я добрался до этого трактира на коне, я был мокрым с ног до головы. Вода стекала с меня ручьями, и мне очень хотелось принять горячую ванну. Благо, что возможности для этого у меня есть: на поясе позвякивает кошель, полный золотых монет. Они легко проложат мне дорогу там, где другим будет закрыто.

Я толкнул крепкую деревянную дверь и она протяжно заскрипела, неохотно пропуская меня внутрь.

В трактире было натоплено, клубы пара висели в воздухе. Слышался стук ложек по деревянным тарелкам и редкие реплики посетителей. Все, кто сидел за столами, принадлежали к категории путешественников. Вот бродячий менестрель, бережно державший на коленях свою лютню. Вот старик в бесформенной хламиде, явно монах, бредущий в какую-нибудь древнюю святыню, коих много разбросанно на территории Гвары.  Третьим посетителем был юноша, лет семнадцати, увлеченный своей тарелкой и ничего не замечающий вокруг. Бросив взгляд на его дорожный камзол, я заметил там дворянский герб, нашитый на воротнике с обеих сторон. Все ясно, очередной баронский отпрыск отправился пытать счастья в армейский Гарнизон, который находится в Драхме, столице Гвары. Многие младшие сыновья дворян едут туда, в надежде, что поступят и достигнут высот в искусстве армейской службы. Как бы не так. В Гарнизон принимали только тех, кто действительно может стать лучшим из лучших. Видел я однажды выпускников Гарнизона: хмурые, вечно собранные мужики, с подозрением глядящие по сторонам. Непонятно, чему их там учат и какие навыки вдалбливают в их дубовые головы, но воины они действительно первоклассные. Один такой выпускник может с легкостью расправиться с толпой разбойников, не потратив на бой и трех секунд. Конечно, во время задания я тоже много чего мог, но в свободное от работы время я был обычным рядовым горожанином, который не может даже одного бандита уложить.

Помню, случился со мной курьез. Я шел зимой от своего приятеля Пата, и мне преградил дорогу дюжий молодец в рваной одежке. Потребовав от меня все мои сбережения, он услышал в ответ много неласковых слов и бросился в драку. А я, как назло, забыл свой клинок у Пата и пришлось отбиваться кулаками. Ага, конечно. Попытаться-то я попытался, вот только ничего из этого не вышло: бандюга разделал меня под орех, ведь я привык полагаться на свою силу Умельца, проявляющуюся в заданиях, но не учел, что как человек, я очень и очень слаб физически.

Наутро я пришел к Пату с разбитым носом и фингалом под глазом, чем очень насмешил своего приятеля. Ему-то что, он и так под два метра росточком, да в плечах полтора. Он только пальцем двинет, все разбойники улетят к Ворчливому океану. Немудрено: Пат двадцать лет служит в Гарнизоне и добыл там звание Мастера. Пришлось мне после этого случая ходить к нему на занятия, чтобы уметь себя защитить даже в нормальной жизни, мало ли что.

Я прошел к стойке трактирщика, за которой расположился угрюмый мужик, с кривым шрамом на подбородке и широкими плечами, одетыми в легкую рубаху. Бедная ткань едва держалась, треща по швам.

- Добрый вечер, - поздоровался я, распахивая плащ. Трактирщик покосился на значок Почтовика, висящий у меня на груди и засуетился.

- Добрый, господин, еще какой добрый, - забормотал он. – Вы надолго к нам прибыли?

Ну да, ему-то хотелось от меня поскорей избавиться. Как бы не так.

- На четыре дня, - разочаровал я трактирщика. Мужик нахмурился, но быстро прогнал чувства с лица и натянул вежливую улыбочку. Вот именно с такой улыбкой меня приветствовали Мастера: вроде бы и вежливо улыбаются, и кивают в такт твоим словам, а ужасно хочется дать по морде, прямо руки чешутся.

- Займете комнату с ванной, господин? – поинтересовался трактирщик. Я кивнул.

- Разогрейте ванну, да погорячее, - распорядился я. – И еще: я хочу, чтобы меня никто не беспокоил, кроме слуги, который принесет мне плотный горячий ужин, вам ясно?

Трактирщик важно закивал, хоть на его лице и читалось: «Ты что, умник, меня собрался учить моему же делу? Чтоб тебя черти сожрали вместе с потрохами!».

- Будет сделано, господин, непременно! – заверил меня трактирщик. – Ваша комната на втором этаже, угловая. Вас проводить?

- Нет, спасибо, сам дойду, - отказался я. Поднявшись по хлипкой лестнице, я оказался в узком коридоре. Найдя дверь своей комнаты, я открыл ее небольшим ключом и вошел внутрь.

Обычная обстановка: кровать, стол, стул, дверь, ведущая во вторую комнату, где наверняка расположена ванна. Обстановка не роскошная, но для уставшего Почтовика в самый раз.

Я снял плащ и повесил его на спинку стула, пускай просушится. Затем я с наслаждением стянул с себя мокрую и грязную одежду и кинул на пол. Зайдя в ванную комнату, я увидел ванну с горячей водой, от нее даже шел пар.

С удовольствием вытянувшись в деревянной бадье, я прикрыл глаза и расслабленно замурлыкал под нос фривольную песенку. Незаметно для себя я задремал.

Проснулся я только тогда, когда почувствовал, что вода в ванне стала ледяной. Выскочив из бадьи, я быстро обтерся полотенцем и направился к своим вещам, чтобы переодеться в сухое.

Как я и думал, все вещи уже были постираны и лежали, аккуратно сложенный стопочкой. Ничего удивительного – обычная бытовая магия. Нарядившись в обычный дорожный камзол, я сел за стол, на котором стоял горячий ужин, в виде бутылки вина, тарелки с горой мяса и картофеля и высоким стаканом. Налив вино в стакан, я пригубил малость и приступил к еде.

 

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0071108

от 20 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071108 выдан для произведения:

Письмо первое. Каторжник.

Все люди помнят своих родителей. Помнят, как их любили, покупали им всякие вкусности и подарки. Я не вхожу в их число.

Я не помню о своих родителях абсолютно ничего. Не помню их лиц, их голоса, как они смеялись, ругались и звали меня по имени. У меня есть лишь крошечные отрывки из детской памяти: большой светлый дом, высокий старик, всегда гладко выбритый, здоровый пес черного цвета, который очень мило улыбается. Вот все, что у меня осталось от прошлой жизни. Остальное Мастера отобрали, потому что Умельцам не нужна старая память, они вне жизни.

Да, я Умелец. Почтовик. Я выполняю поручения Гильдии, и за это мне платят и дают бесплатное жилье. Я подозреваю, что мои родители сами обрекли меня на это скучное существование, но что поделать? Прошлого не вернешь, хотя мне очень бы хотелось увидеть отца и мать и просто поговорить с ними.

Работа Почтовика состоит в том, чтобы вовремя доставить письмо, или посылку адресату, при этом мы имеем полный доступ ко всем ресурсам любого города. Во время выполнения задания мы можем обходиться без еды, без воды и жилья долгое время. Наши возможности во много раз превосходят человеческие. Но только во время поручений. Между командировками мы такие же люди.

Я всегда хотел быть нормальным человеком. Помню, лет десять назад я мечтал о том, что однажды смогу освободиться и уйти из Гильдии, став нормальным. Смогу вернуться домой, или завести свою семью. Но нет, это были всего лишь мечты. Сейчас я мог вполне здраво их оценивать и понимал, каким я был наивным тогда и каким являюсь сейчас.

Мне уже сорок лет и я никогда не смогу стать отцом или семьянином. Умельцы не имеют права и возможности завести собственную семью, это противоречит уставу Гильдии. Именно за это я ненавидел свою работу, но мне приходилось ее выполнять, ибо кто-то должен заниматься этим неблагодарным делом.

 

Я остановил коня и сполз на землю. Дорога, размытая от дождя, с противным звуком приняла мои ступни в свои объятия. С трудом передвигаясь в жиже, я направился к неказистому трактиру, расположившемуся по ту сторону дороги.

Дождь, зарядивший с утра, не стихал ни на минуту, так что к тому времени, когда я добрался до этого трактира на коне, я был мокрым с ног до головы. Вода стекала с меня ручьями, и мне очень хотелось принять горячую ванну. Благо, что возможности для этого у меня есть: на поясе позвякивает кошель, полный золотых монет. Они легко проложат мне дорогу там, где другим будет закрыто.

Я толкнул крепкую деревянную дверь и она протяжно заскрипела, неохотно пропуская меня внутрь.

В трактире было натоплено, клубы пара висели в воздухе. Слышался стук ложек по деревянным тарелкам и редкие реплики посетителей. Все, кто сидел за столами, принадлежали к категории путешественников. Вот бродячий менестрель, бережно державший на коленях свою лютню. Вот старик в бесформенной хламиде, явно монах, бредущий в какую-нибудь древнюю святыню, коих много разбросанно на территории Гвары.  Третьим посетителем был юноша, лет семнадцати, увлеченный своей тарелкой и ничего не замечающий вокруг. Бросив взгляд на его дорожный камзол, я заметил там дворянский герб, нашитый на воротнике с обеих сторон. Все ясно, очередной баронский отпрыск отправился пытать счастья в армейский Гарнизон, который находится в Драхме, столице Гвары. Многие младшие сыновья дворян едут туда, в надежде, что поступят и достигнут высот в искусстве армейской службы. Как бы не так. В Гарнизон принимали только тех, кто действительно может стать лучшим из лучших. Видел я однажды выпускников Гарнизона: хмурые, вечно собранные мужики, с подозрением глядящие по сторонам. Непонятно, чему их там учат и какие навыки вдалбливают в их дубовые головы, но воины они действительно первоклассные. Один такой выпускник может с легкостью расправиться с толпой разбойников, не потратив на бой и трех секунд. Конечно, во время задания я тоже много чего мог, но в свободное от работы время я был обычным рядовым горожанином, который не может даже одного бандита уложить.

Помню, случился со мной курьез. Я шел зимой от своего приятеля Пата, и мне преградил дорогу дюжий молодец в рваной одежке. Потребовав от меня все мои сбережения, он услышал в ответ много неласковых слов и бросился в драку. А я, как назло, забыл свой клинок у Пата и пришлось отбиваться кулаками. Ага, конечно. Попытаться-то я попытался, вот только ничего из этого не вышло: бандюга разделал меня под орех, ведь я привык полагаться на свою силу Умельца, проявляющуюся в заданиях, но не учел, что как человек, я очень и очень слаб физически.

Наутро я пришел к Пату с разбитым носом и фингалом под глазом, чем очень насмешил своего приятеля. Ему-то что, он и так под два метра росточком, да в плечах полтора. Он только пальцем двинет, все разбойники улетят к Ворчливому океану. Немудрено: Пат двадцать лет служит в Гарнизоне и добыл там звание Мастера. Пришлось мне после этого случая ходить к нему на занятия, чтобы уметь себя защитить даже в нормальной жизни, мало ли что.

Я прошел к стойке трактирщика, за которой расположился угрюмый мужик, с кривым шрамом на подбородке и широкими плечами, одетыми в легкую рубаху. Бедная ткань едва держалась, треща по швам.

- Добрый вечер, - поздоровался я, распахивая плащ. Трактирщик покосился на значок Почтовика, висящий у меня на груди и засуетился.

- Добрый, господин, еще какой добрый, - забормотал он. – Вы надолго к нам прибыли?

Ну да, ему-то хотелось от меня поскорей избавиться. Как бы не так.

- На четыре дня, - разочаровал я трактирщика. Мужик нахмурился, но быстро прогнал чувства с лица и натянул вежливую улыбочку. Вот именно с такой улыбкой меня приветствовали Мастера: вроде бы и вежливо улыбаются, и кивают в такт твоим словам, а ужасно хочется дать по морде, прямо руки чешутся.

- Займете комнату с ванной, господин? – поинтересовался трактирщик. Я кивнул.

- Разогрейте ванну, да погорячее, - распорядился я. – И еще: я хочу, чтобы меня никто не беспокоил, кроме слуги, который принесет мне плотный горячий ужин, вам ясно?

Трактирщик важно закивал, хоть на его лице и читалось: «Ты что, умник, меня собрался учить моему же делу? Чтоб тебя черти сожрали вместе с потрохами!».

- Будет сделано, господин, непременно! – заверил меня трактирщик. – Ваша комната на втором этаже, угловая. Вас проводить?

- Нет, спасибо, сам дойду, - отказался я. Поднявшись по хлипкой лестнице, я оказался в узком коридоре. Найдя дверь своей комнаты, я открыл ее небольшим ключом и вошел внутрь.

Обычная обстановка: кровать, стол, стул, дверь, ведущая во вторую комнату, где наверняка расположена ванна. Обстановка не роскошная, но для уставшего Почтовика в самый раз.

Я снял плащ и повесил его на спинку стула, пускай просушится. Затем я с наслаждением стянул с себя мокрую и грязную одежду и кинул на пол. Зайдя в ванную комнату, я увидел ванну с горячей водой, от нее даже шел пар.

С удовольствием вытянувшись в деревянной бадье, я прикрыл глаза и расслабленно замурлыкал под нос фривольную песенку. Незаметно для себя я задремал.

Проснулся я только тогда, когда почувствовал, что вода в ванне стала ледяной. Выскочив из бадьи, я быстро обтерся полотенцем и направился к своим вещам, чтобы переодеться в сухое.

Как я и думал, все вещи уже были постираны и лежали, аккуратно сложенный стопочкой. Ничего удивительного – обычная бытовая магия. Нарядившись в обычный дорожный камзол, я сел за стол, на котором стоял горячий ужин, в виде бутылки вина, тарелки с горой мяса и картофеля и высоким стаканом. Налив вино в стакан, я пригубил малость и приступил к еде.

 

Рейтинг: +4 447 просмотров
Комментарии (6)
Анна Магасумова # 20 августа 2012 в 17:09 +1
Жаль Почтовика, он не знал своих родителей. А я очень хорошо помню своих маму и папу. Маму - скромную, тихую и немногословную. Папу - весёлого, жизнерадостного и общительного - я в него. Хотя он и проработал всю жизнь инженером, но в душе оставался учителем, учителем стала и я. Вот такие мысли возникли у меня, когда я читала начало рассказа. Мне начало понравилось, увлёк сюжет. Буду ждать продолжения!
Мне по душе твоё творчество, Александр!
Александр Нагорный # 20 августа 2012 в 17:43 +1
Спасибо)) Собственно, это будет моя вторая серьезная книга, после того, как напишу про Артема) Пишу под влиянием творчества Алексея Пехова!
FOlie # 6 сентября 2012 в 11:35 0
Одно только - клинок - мужчины обычно такие вещи не забывают. А так интересно.. И ещё один момент - я не поняла, почему между командировками умельцы совсем как обычные люди - это зависит от заклятий, что на них делают, от артефактов или оружия, что выдают на задание. ...
Александр Нагорный # 6 сентября 2012 в 11:43 0
Все дальше, все дальше...)
Екатерина Лис # 30 января 2014 в 18:29 0
Ну если по тексту то действительно мужики в 40 лет клинки не забывают.А так очень интересно топаю читать дальше 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Александр Нагорный # 30 января 2014 в 18:59 0
Спасибо) Ну там править еще многовато)