ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 3

 

Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 3

10 августа 2012 - Александр Нагорный

Глава третья. Открытия.

Внутренний рост осуществляется только посредством решения возникающих проблем. Если нет проблем – нет возможности для развития.

Лайтман Михаэль.

Ночью разыгралась песчаная буря. Артемис проснулся от назойливого шума, который приближался к нему издалека. Кондор поднялся на ноги и взглянул на потухший костер. Небо было совсем черным, цвета оникса. Артемис поежился от пробравшего вдруг озноба.

Костер должен был гореть еще долго, дров там было достаточно. Что могло его затушить?

Артемис услышал тихий шелест, напоминающий царапание гвоздя по дереву. Он поднял голову и взглянул вперед. Зрачки его расширились от ужаса, когда он увидел, ЧТО надвигается на их стоянку.

Огромная туча песка, мерно бредущая на тебя. Она может залепить тебе рот и нос, залезть в глаза. В пустыне песчаная буря единоличная властительница, именно ей решать, доживешь ты до утра, или нет.

Артемис закричал, бросаясь к вещам:

- Просыпайтесь, живо! На нас надвигается песчаная буря!

Друзья зашевелились, но медленно, пробуждаясь ото сна ужасно неохотно. Артемис разозлился и пнул Арфиса ногой по ребрам, прорычав сквозь зубы:

- Шевелись живей, Арфис, если не хочешь превратиться в куклу, набитую песком!

Эбстерго часто заморгал, приспосабливаясь к окружавшей лагерь темноте, и кивнул. Артемис быстро кинул седло на своего топа и наскоро закрепил ремни. Прицепив свой мешок к специальному кольцу, он оглянулся на товарищей. Те уже суетились, заканчивая оседлывать своих зверей. Артемис крепче запахнул полы плаща и накинул на голову капюшон. Шлем лежал в сумке, в обычном походе он лишь помеха. Да и сейчас будет загораживать весь обзор, а в скорости их преимущество. Если не найти какую-нибудь гору с пещерой, то можно попрощаться с жизнью.

Артемис вскочил на Мустанга и легонько ткнул его пятками в бока, произнеся:

- Эр-ра!

Животное резво понеслось вперед, глухо что-то бормоча. Внутри топа все бурлило и клокотало, и Артемис неожиданно понял, что его зверь боится. Впрочем, он сам боялся этой дикой стихии. Никому не хочется умирать так глупо. Но что поделать, если прихоти судьбы нам неизвестны? Сегодня она милостива к тебе, а завтра по ее воле ты лежишь в каком-нибудь овраге, истерзанный, полумертвый, думающий лишь о том, как бы зацепиться за этот мир.

Друзья быстро его догоняли, поминутно оглядываясь, что-то испуганно бормоча. Артемис впервые видел, чтобы Арфис чего-то боялся, впервые видел на лице друга страх. И вопреки всему, что его сейчас окружало, Артемис испытал спокойствие.

«Надо же хоть кому-то вывести нас из этой дыры?», - подумал он, сбавляя темп, чтобы товарищи оказались впереди. – «Я – Кондор, и я смогу сдержать натиск этой бешеной бури, если придется. А иначе зачем все это?», - твердо решил он, крепче сжимая поводья. Арфис оглянулся на него, увидел невозмутимое лицо Артемиса, и покачал головой. Как же сильно изменился его друг, всего месяц назад не умевший даже меч в руке держать. Сейчас, перед лицом смертельной угрозы, он стал твердым и решительным, в отличие от самого Эбстерго. Определенно, с каждым разом Артемиса становится все труднее понять.

Огромная туча песка накрыла Кондора с головой, погребая его и топа под своей мощной дланью. Арфис приглушенно вскрикнул, собрался было затормозить своего зверя, но Джул что-то прокричал, а затем покачал головой. Два всадника помчались вперед, удирая от разгневанной стихии.

***

Артемис с трудом разлепил глаза и увидел прямо перед собой чистое безоблачное небо, освещенное лучами утреннего солнца.

Кондор с трудом сел и помотал головой. За шиворот посыпался песок, он же скрипел на зубах и залепил уши. Прочищая слуховой орган, Артемис осматривался по сторонам. Повсюду был один лишь песок, он занимал пространство от края до края. Артемис перевел взгляд на ближайшую к себе местность. Рядом, наполовину погруженный в песок, мирно посапывал во сне топ. Артемис усмехнулся и пошел откапывать свое средство передвижения.

Спустя полтора часа работы топ был полностью вытащен на поверхность. Зверь переступил с ноги на ногу и нетерпеливо качнул головой, толкая Артемиса в плечо. Тот рассмеялся и погладил топа по мощной морде. Зверь довольно заурчал, словно кот.

Артемис нащупал на поясе свой меч, который хоть не потерял ночью и, удовлетворенно кивнув, вскочил на ездового зверя. Топ, повинуясь команде, бодро потрусил вперед, с каждым шагом все больше и больше разгоняясь. Скоро он уже мчался по пустыне со скоростью мотоцикла, легко преодолевая километры.

К полудню Артемис остановился на привал. Сняв мешок, притороченный к седлу, он обрадовался, увидев, что продукты целы и не занесены песком.

Вытащив из сумки вяленое мясо, Артемис с удовольствием принялся его уплетать, протянув еще один кусок топу. Зверь быстро проглотил и принялся топтаться на месте, явно требуя добавки.

- Какой ты, однако, культурный! – насмешливо сказал Артемис, давая топу новую порцию.

Передохнув полчаса, они снова направились вперед. Внутренний компас, который не раз помогал Артемису выбраться из непроходимых мест даже у себя дома, на Земле, сейчас твердо говорил, что ему следует идти только прямо.

Артемис подумал о друзьях. Смогли ли они убежать от песчаной бури? И где они сейчас, не унесла ли его самого стихия подальше от друзей? Сомнения глодали его изнутри, подтачивая уверенность в себе. Сейчас Артемис пожалел, что не имеет крыльев, а то бы он смог взлететь над землей и сверху отыскать нужное направление.

Затем он вспомнил, что Джул превосходный охотник и знает дорогу в подземелья орков.

«Не пропадут!», - подумал Артемис о друзьях. Неожиданно, топ остановился. Артемис огляделся, пытаясь понять, где они оказались.

Пока он размышлял о судьбе друзей, вокруг произошли изменения в ландшафте. Теперь впереди, совсем неподалеку, возвышались мрачные горы, уходящие верхушками в небо. Сам Артемис оказался на возвышении, откуда ему был виден весь путь до этих самых гор.

Артемис вгляделся вдаль и заметил на полпути к горам две фигуры, крайне причудливой формы. Приглядевшись еще сильней, он узнал в них своих друзей. Артемис радостно улыбнулся. Что ж, теперь он не одинок в этой пустыне.

Артемис направил топа вниз, прямо по склону холма. Песок податливо гнулся под массивными лапами зверя.

Друзья уже почти достигли входа в подземелье, когда он догнал их. Арфис обернулся на гулкий топот и увидел Артемиса, целого и невредимого.

- Ты выжил?! – изумленно произнес он. – Но как?! Мы же видели, что тебя затянуло в песчаную бурю!

- Ощущения были не из приятных, - согласился Артемис, улыбнувшись. – Но, как видишь, мне ничего не сделалось.

- Я рад, что с тобой все в порядке, Артемис! – воскликнул Джул, облегченно улыбаясь. Артемис кивнул ему в знак признательности.

- Ну что, идем в подземелья? – спросил он, поглядев вперед. Друзья молча кивнули.

Артемис направил топа ко входу в пещеру. Достигнув черного провала, мрачно видневшегося на фоне серой горы, он остановился.

- Что с животными? – хмуро спросил Артемис.

- Берем с собой, - сказал Джул. – Там у них будет шанс уцелеть, здесь же разорвут дикие звери, те же аперы, если соберутся стаей, то задерут.

- Хорошо, - кивнул Артемис, соглашаясь с решением пустынника.

- А где мы их там оставим? – задал Арфис вопрос. Джул нахмурился.

- Я думаю, если мы сумеем договориться с орками о помощи, то оставим у них. Если же нет, то…- Артемис не договорил. Впрочем, все и так было ясно. Если орки откажут им в помощи, то от них ничего не останется – зеленые твари не прочь были поживиться человечиной.

 

Артемис медленно шел по скрипучему песку, смешанному с мелкими камешками. Темнота подземелья плотной тенью окутывала его и друзей. Казалось, протяни руку, и ты нащупаешь нечто вполне реальное, осязаемое. Это наваждение давило на разум молодого короля, словно маленький пресс, методично крошащий мозг изнутри.

Что-то стукнуло впереди и Артемис резко замер, стараясь стать неслышным, даже задержав дыхание на несколько секунд. Но все было тихо. Артемис махнул рукой, затем вспомнил, что друзья его не видят, так же, как и он их, и прошептал:

- Двигаемся дальше!

Он ступил вперед, сделал пару шагов, а затем что-то резко и отрывисто просвистело рядом с его ухом и Артемис почувствовал, что земля уходит из-под ног. Вокруг сомкнулись стены узкой веревочной клети. Артемис сдавленно чертыхнулся. Вытащив кинжал из небольших ножен, он принялся резать веревки, но бесполезно: те оказались крепкими, будто были железными. Хотя в темноте он вполне мог спутать ткань с железными прутьями.

- Эй, Арфис, как вы там? – шепнул он в темноту. Та ответила ему отборным матом, сдобренным большим количеством эпитетов, в которых присутствовали и орки, и Цумир, и Артемис, который «не смотрит себе под ноги, королевская слепошара», и их близкородственные отношения, высказанные Арфисом с огромным чувством.

- Я понял, извини, - покаялся Артемис. – Тут так темно, как у негра в…, мне ничегошеньки не видно!

- Ладно, у тебя ловушка из веревочной сети, или из железа? – успокоившись, спросил Арфис.

- По-моему, из железных прутьев, а у тебя? – мрачно спросил Артемис.

- Цумир дери этих орков, у меня тоже из железа! – донеслось в ответ. – Эй, Джул, как насчет тебя? – спросил Арфис у пустынника. Темнота молчала.

- Джул? – позвал уже Артемис. Тишина. – Джул! – крикнул Артемис, не скрываясь. Снова тишина.

- Твою мать! – выругался Арфис. – Куда он исчез?

Неожиданно, повсюду резко вспыхнул свет факелов. Артемис коротко вскрикнул и зажал глаза ладонями, пытаясь проморгаться. Зрение постепенно вошло в норму, привыкло к освещению.

Артемис убрал руки от лица и увидел повсюду зеленые пятна. Орки вылезли изо всех щелей и сейчас смотрели на них с Арфисом. Артемис поглядел на врагов внимательно, запоминая общие черты их облика.

Орки были невысокими, где-то метр шестьдесят, крепкими, шея у них была очень короткой, отчего создавалось ощущение, что голова произрастает прямо из туловища. Изо рта торчали по два клыка снизу, глаза у орков ярко блестели красным светом, словно у вампиров из ужастика. Все орки были одеты в плотные шкуры, за спинами у них имелись колчаны со стрелами и луки. В руках, помимо факелов, они держали еще и небольшие топорики.

Артемис разглядывал орков, они тоже глядели на него. Затем, когда им надоели играть в гляделки, откуда-то сзади вышел здоровый орк, с сильно выпирающим животиком. Его длинные спутанные волосы были заплетены в две косы, но все равно неаккуратно торчали в разные стороны.

- Вы кто такие, человеки? – густым, почти осязаемым голосом спросил он. Артемис хмыкнул и ответил:

- Мы маги.

Орк громко расхохотался и эхо гулко прокатилось по сводам подземелья.

- Маги они! Маги тоже человеки, это всем известно. Зачем вы сюда пришли? – поинтересовался орк.

- Нам нужно попасть в самую нижнюю часть ваших подземелий, - спокойно ответил Артемис, хотя внутри у него все замерло от страха: а ну как их просто убьют и не станут слушать? Нет, не убили.

- Хм, на самую глубину никто не ходит, там живет Зубастый Ужас, - произнес толстый орк, внимательно глядя на людей.

- К нему нам и надо, - подтвердил Артемис. Орк хмыкнул.

- Что ж, ладно, я отведу вас к вождю, а там пусть уже он решает, казнить вас, или пропустить, - решил он. – Эй, подонки, шевелите булками! – крикнул он своим людям. Артемис неслышно рассмеялся. Хорошо он ценит своих бойцов.

Два дюжих орка подскочили к стенам и нажали на какие-то едва заметные камни. Ловушки спустились на землю. Артемис хотел было встать, но орки окружили его со всех сторон, подняли и связали руки за спиной.

- Не балуйте у меня тут! – грозно приказал орк с брюхом. – Я в курсе, на что способны человеки-маги. Вы очень подлый народец, я глаз с вас не спущу!

Сделав такое заявление, орк направился вперед. Бойцы расположились по обе стороны от пленников, еще двое держали концы веревки. Хорошо хоть, что Арфиса вели параллельным курсом и они успели переглянуться и кивнуть друг другу, на своем языке жестов говоря, что не стоит рыпаться.

Орки гортанно что-то говорили на своем языке. Артемис недоуменно поглядел на Арфиса, но друг тоже ничего не понимал.

Их вели по туннелю дальше, а затем дорожка вдруг резко пошла вниз и в сторону. Артемис осматривал стены, запоминая путь, чтобы, в случае чего, была возможность вернуться назад.

Тропа оборвалась слишком неожиданно. Только что орки перебирали короткими ножками, как вдруг все остановились. Артемис посмотрел вперед и изумленно присвистнул. Перед ним раскинулся целый город, расположившийся гораздо ниже того места, где они сейчас стояли. Оказывается, подземелья под этой горой занимали очень большое пространство.

Город находился в конце широкого и длинного ущелья, заросшего красной травой, с мелкими листьями и ярко-зелеными цветами. Орки шагали по этому лугу, глядя под ноги, чтобы не оступиться с проложенной тропки. Артемис поднял голову и взглянул наверх.

Своды этой громадной пещеры терялись где-то во мгле, отсюда их даже не было видно. Можно было представить, как далеко они прошли, что даже потолок здесь находится вне досягаемости.

Город подсвечивался с четырех сторон яркими кострами, расположенными на входе. Был один вход и выход. Артемис понятливо усмехнулся: очищение огнем. У пустынников тоже был такой обряд, об этом им рассказывал Эргред. На входе в поселения разжигали костры, которые никогда не потухали, за этим строго следили. Любой, кто придет в поселок, обязан будет пройти между этими очагами. Таким образом, по поверьям жителей пустыни, гость очищался от вредных духов и плохих мыслей, которыми мог бы угрожать хозяевам. Это было бы смешно, если бы происходило на Земле, но здесь Артемис уже не раз убедился, что различные традиции и обычаи имеют под собой реальную основу, они действительно действуют.

Орки провели их через очаги и повели по широкой улице, громко клацая оружием и принимая надменный и гордый вид, дескать, глядите, каких мы важных пленников взяли – самих магов!

Артемиса и Арфиса оставили в неказистом домике, с разбитыми ставнями, потрескавшимся крыльцом и дверью, которая закрывалась неплотно. Их конвоиры, показав пленникам кулаки, прикрыли дверь и направились в сторону дворца, который стоял в конце улицы.

Артемис хмыкнул и привалился к грязной стене этого сарая. Арфис устало вздохнул.

- Что теперь будем делать? – тихо спросил он, массируя ноющие виски.

- Ждать, - кратко ответил Артемис, прикрыв глаза.

- Чего ждать? – удивился друг.

- Пока не решится наша судьба, - спокойно сказал Артемис. Арфис покачал головой. Видимо, его товарищ сильно утомился, если не собирается действовать. Впрочем, ему самому сейчас тоже не очень-то хотелось даже шевелиться.

Арфис подстелил плащ на землю и лег. Можно поспать, пока их не позовут на суд.

***

За ними пришли через несколько часов. Арфис услышал громкие шаги и скрип старого крыльца. Он сел и поглядел на Артемиса. Тот мирно посапывал во сне.

- Артемис, проснись! – прошептал Арфис, тряся друга за плечо. Король распахнул глаза и сказал:

- Я не спал. Просто пытался хоть немного подремать, да куда там – ты храпишь, как стадо топов!

Арфис облегченно рассмеялся, видя, что его товарищ не терял бодрого расположения духа.

Орки открыли дверь и зашли внутрь.

- Вставайте, отродья горного тролля! Вождь ждет ваши никчемные задницы на прием! – громко заговорили зеленокожие воины.

Артемис поднялся с земли, отряхнул плащ от травы и сказал:

- Мы готовы!

Орки кивнули и пошли к выходу.

На улице всюду сновали орки. Маленькие и большие, женщины и мужчины, все подряд. У Артемиса даже в глазах зарябило от бесчисленного количества зеленых пятен.

Орки повели их дальше по улице, к дворцу их вождя.

- Эй, зеленые шкуры, как называется ваш город? – спросил Арфис у провожатых. Орки переглянулись, видимо, ища подвох, а затем один из них осторожно сказал:

- Тримуан.

- Спасибо, - поблагодарил Эбстерго. Артемис покачал головой. Все ясно, им придется спуститься еще дальше, чтобы попасть к дракону-Кондору. Им нужен город Гарред, а не какой-то орочий Тримуан.

«До чего же огромные эти подземелья!», - подумал Артемис. – «Мы сейчас находимся глубоко под землей, в самой толще горы, а Кондор расположился еще глубже, значит, он находится уже непосредственно под горой?».

Артемис крепко задумался. Слишком много было неясностей, которые мешали ему видеть всю картину происходящего целиком.

 

Вождь орков звался Аргхымом. Это был дородный пожилой орк, с седыми волосами, но крепкими мышцами и ледяным взглядом, которым он пронзил вошедших пленников.

- Кто вы и зачем пришли в мой дом? – сурово спросил он, сидя на жестком костяном кресле, увенчанном черепом апера на изголовье.

- Меня зовут Артемис, я маг из Чикасса, а это мой друг Арфис, он тоже маг, - представил Артемис себя и своего товарища. Аргхым напрягся.

- Что же вы делаете так далеко от Чикасса, человеки? – с подозрением спросил он, поглаживая бороду.

- Мы ищем одно существо, - произнес Артемис, стараясь не разболтать о цели путешествия. – Вы зовете его Зубастый Ужас, насколько я понял.

- Зачем вам нужен дракон? – громко вопросил вождь орков. – Кондор стар, он не принимает гостей, и уж точно не ждет каких-то магов с большой земли. Лучше бы вам сюда не приходить, - грозно сказал Аргхым.

Артемис нахмурился. Он проделал большой путь, чтобы найти Кондора, а теперь, когда он буквально на пороге стоит, какие-то жалкие орки мешают ему попасть внутрь!

- Поверьте мне, если дракон узнает, что вы не пустили к нему МЕНЯ, то вы об этом сильно пожалеете, - негромко, но уверенно сказал Артемис.

Аргхым запрокинул голову назад и гулко расхохотался.

- Ты слишком много на себя берешь, чужак! – насмешливо усмехаясь, произнес он. – Кто ты такой, что из-за тебя дракон, которому мы поклоняемся, будет нас же убивать?

Артемис молча стянул рубаху(доспехи и оружие у них отобрали перед заключением в домик) и дал оркам увидеть свою татуировку.

Аргхым вместо темно-зеленого стал бледно салатовым.

- Ты – Избранный? – прошептал он. – Но как? Как такой человечек, как ты, может быть Избранным?

- Не я выбрал себе эту участь, - произнес Артемис. – Была бы моя воля, я бы отказался от своего дара.

- Это невозможно. Дар нужно принять таким, как есть, ибо боги даруют его не зря, - возразил вождь орков. – Я почту за честь принять тебя в Тримуане, Артемис Кондор! Окажи мне услугу, прими участие в ежегодном турнире!

Артемис удивленно взглянул на орка.

- В турнире? Что за турнир?

- Ежегодный турнир боевых искусств, где лучшие воины показывают свои боевые навыки. Прими в нем участие, заодно мы проверим твои умения, - усмехнулся Аргхым. Артемис невольно сглотнул. Обычаи орков не позволяли ему ответить отказом, но участвовать в турнире, где сражаются самые лучшие? Его же убьют в первом раунде!

- Не отказывайся! – горячо зашептал Арфис. – Орочьи состязания славятся во всем мире, но никто не может на них попасть, кого попало не приглашают! Это великая честь, Артемис.

- Ладно, я согласен, - вздохнул Артемис. Вождь орков улыбнулся.

- Отлично! Сейчас вам принесут ваши вещи, чтобы вы могли выбрать себе оружие. Могу вам посоветовать: берите кинжал или стилет, потому что с мечами на бой не пустят, там можно пускать в ход все средства, но главное – победить соперника. Удачи вам!

Артемис поблагодарил вождя орков и, следуя за провожатым, вышел в холл. Здесь они с Арфисом принялись дожидаться, пока не принесут их вещи.

- Знаешь, у меня такое чувство, что я вляпался в густое дерьмо! – хмуро произнес Артемис, разглядывая стены дворца, разрисованные изображениями охоты.

- Эй, ты чего? – изумился друг. – Я же говорю тебе, эти состязания честь для любого человека! Гордись, что тебя уважили, как воина!

- Угу, вот только, если мне проломят череп, это будет не совсем красиво, - пробурчал Артемис. Арфис рассмеялся.

- Все будет хорошо, - успокоил он товарища. – Максимум повреждений – это перелом ребер и ног с руками, дальше дело не зайдет.

- Знаешь, ты меня сейчас очень успокоил! – язвительно буркнул Артемис, разминая кисти рук.

Невысокий орк быстрым шагом вошел в зал и скинул перед друзьями их снаряжение. Артемис бегло оглядел вещи цепким взглядом, а затем окликнул уходящего слугу:

- Эй, постой!

Орк обернулся.

- Скажи, можно ли на состязания одевать доспехи? – поинтересовался Артемис. Слуга весело расхохотался.

- Вы что, господин? Только плотные штаны и крепкие сапоги. Можно еще надеть наручи, с креплением для ножа, но даже торс нельзя облачать в одежду! Это древние правила, они неизменны, - просветил их слуга, а затем повернулся, намереваясь продолжить свой путь.

- Подожди! – остановил его Арфис. – Скажи, ты не видел здесь высокого воина пустыни, крепкого, в кожаном доспехе и с изогнутым клинком на поясе?

- Нет, я не видел, но стража говорила, что его словили сразу после вас, возле городской стены, - произнес орк и, буркнув в адрес людей нечто неразборчивое, удалился.

- Хм, думаю, скоро мы увидим Джула, - весело сказал Арфис, подбирая другу хороший кинжал, благо, их в мешке было в достатке – Альфред позаботился о своих союзниках.

 

Артемис придирчиво оглядел себя. Голый мускулистый торс, на руках крепкие кожаные наручи, с креплением под нож. На ноги он надел высокие сапоги, предназначенные для хождения по горам, их Арфис снял с себя, пожертвовав другу. Еще он надел отличные кожаные штаны с металлическими вставками на коленях.

- Вроде бы все, - сказал Арфис, осматривая товарища. – Удачи тебе, король!

Артемис благодарно кивнул, мрачно глядя на песчаную арену, расположившуюся в паре шагов от него. На трибунах вовсю галдели орки, подбадривая дерущихся. Ими были два дюжих орка. Один имел крайне худощавое телосложение, но это не мешало ему сдерживать натиск более сильного противника, в чем ему способствовал чересчур высокий рост. Орк был под метр девяносто, с длинными руками, которыми он сейчас держал соперника на расстоянии. Вот, его противник резко присел и прыгнул вперед, собираясь повалить худощавого орка на землю. Не тут-то было. Орк подпрыгнул и сильно пнул противника в голову, отчего здоровый детина отлетел на пару метров. Худощавый кинулся к нему и зажал шею врага в болевом захвате. Силач мужественно сопротивлялся, но вскоре застучал рукой по туловищу высокого. Победа осталась за более слабым из поединщиков.

- Ну, с Богом! – выдохнул Артемис и ступил на мягкий песок арены. Именно в этот миг он почувствовал себя гладиатором, который сражается за свою любовь. Впрочем, он тоже боролся за свою любовь, за свою жену, которой очень нужна помощь.

Напротив него стоял широкий, как два шкафа, орк, с длинными смоляными волосами, заплетенными в толстую косу. В руке он держал узкий стилет, хищно блестевший в свете факелов. Артемис подумал, что темнота дает определенное преимущество тем, кто может в ней видеть. Например, оркам. Хотя…

Он сосредоточился и нашел в глубине подсознания золотистую точку своего дара Кондора. Поймав ее в руки, он распахнул глаза.

Теперь темнота ему не страшна, потому что все тени отступили назад и скрылись в укромных углах. Артемис мог видеть в полумраке ясней, чем днем, с одной лишь разницей – сейчас он все видел сквозь золотистую пленку, отчего все предметы и существа выглядели словно подсвеченными.

- Приступим, - кивнул он своему сопернику. Орк коротко рыкнул и бросился на человека, явно надеясь смести его своей мощью.

Артемис ловко кувыркнулся в сторону и резко развернулся к противнику. Орк разъяренно зарычал и, выставив перед собой клинок, бросился на Артемиса. Тот пригнулся, пропуская стилет над головой, а затем, крутанувшись на месте, вонзил свой кинжал в брюхо орка, делая неглубокий, но болезненный разрез по всей ширине живота. Орк застонал и рухнул на песок, зажимая рану ладонью.

Победа в этом раунде осталась за Артемисом.

В следующий раз против него выставили того самого худощавого орка, который победил здоровяка в начале состязаний.

Артемис коротко кивнул своему противнику и встал в низкую стойку, подняв кинжал над головой, выставив вперед левую ногу. Орк с секунду рассматривал его, а затем кинулся вперед, собираясь полоснуть врага клинком по лицу. Артемис внимательно следил за глазами противника, гадая, что за хитрость задумал умелый соперник. В том, что подвох есть, он не сомневался. Слишком легко этот орк победил в прошлый раз своего противника, а ведь тот был намного сильней и опытней Артемиса.

В самый последний момент орк резко прыгнул вперед и Артемису спешно пришлось менять позу, потому что эта ничуть не подходила для отражения атак с воздуха.

Кондор быстро пригнулся и прыгнул вперед, делая кувырок через голову. Орк рыкнул, раздосадованный неудачей. Артемис стремительно повернулся к сопернику и принялся ждать его удара. Худощавый орк на сей раз не спешил. Он смотрел в глаза человеку и ходил по кругу, явно придумывая новую тактику. Артемис следил за орком, размышляя, стоит ли бросаться на противника сейчас, или орку только этого и надо?

Артемис прикрыл глаза и выставил кинжал параллельно земле. Он обратился к своему дару, прося его о помощи. Когда Кондор снова открыл глаза, то в них не было ничего человеческого, одни звериные инстинкты бурлили на самом дне.

Артемис кривовато усмехнулся и резко кинулся вперед. Орк выставил свой нож перед собой, но Артемис, не добегая до соперника, подпрыгнул, и оказался за спиной у орка. Тот попытался развернуться, но было поздно: Артемис уже нанес ему широкую рану на спине. Орк печально поглядел на победителя и упал, не издав ни звука.

В третьем бою против Артемиса вышел орк, чем-то напоминающий хищника. По росту он был как человек, но его зрачки напоминали кошачьи – они также сужались, отчего орк походил на зверя, но никак не на воинственного зеленого жителя Тримуана.

Артемис нахмурился. От этого орка за версту несло опасностью и смертью. Это был кто-то, сродни самому Артемису – маг.

Кондор покачал головой. Ох, как ему не хотелось сражаться с этим соперником. Но уже прозвучал сигнал гонга, и его противник зашагал вперед.

Артемис ждал, пока орк достигнет линии атаки, но тот медлил. Он неспешно двигался к Кондору, глядя перед собой странными глазами и мягко улыбаясь уголками рта.

Артемис крепко сжал рукоять кинжала. Орк взглянул на него и понимающе усмехнулся. А затем он быстро переместился к самому Артемису. Раз – и он рядом. Артемис изумленно вытаращился на противника, а тот вскинул нож и оцарапал грудь Кондора.

Артемис задохнулся от внезапной боли, пронзившей все тело. Боль накатывала волнами, яркой вспышкой сжигая его изнутри. Когда волна достигла сознания, Артемис раскрыл рот и арена наполнилась его нечеловеческим криком ярости и боли. Орки на трибунах зажали уши, чтобы не оглохнуть, а когда они снова взглянули на арену, то увидели странное зрелище: человек стоял на ногах и руки его были увенчаны длинными острыми когтями, сантиметров по двадцать каждый. Когти являлись продолжением пальцев, они казались неотъемлемой частью тела.

Артемис недоуменно поглядел на когти и перевел взгляд на соперника. Тот отступил назад, с ужасом глядя на Кондора.

- Ты Дракон! – прошептал он. – Убийца!

Артемис непонимающе пожал плечами и прыгнул вперед. Острые когти пронзили ключицы орка, пришпилив его к земле. Орк закричал от боли. Артемис выдернул свое новое оружие из тела соперника, стряхнул капли крови на землю и взглянул на когти.

- Неплохо, - произнес он. Когти ярко сверкнули в свете факелов, подтверждая свою значимость.

 

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0069147

от 10 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0069147 выдан для произведения:

Глава третья. Открытия.

Внутренний рост осуществляется только посредством решения возникающих проблем. Если нет проблем – нет возможности для развития.

Лайтман Михаэль.

Ночью разыгралась песчаная буря. Артемис проснулся от назойливого шума, который приближался к нему издалека. Кондор поднялся на ноги и взглянул на потухший костер. Небо было совсем черным, цвета оникса. Артемис поежился от пробравшего вдруг озноба.

Костер должен был гореть еще долго, дров там было достаточно. Что могло его затушить?

Артемис услышал тихий шелест, напоминающий царапание гвоздя по дереву. Он поднял голову и взглянул вперед. Зрачки его расширились от ужаса, когда он увидел, ЧТО надвигается на их стоянку.

Огромная туча песка, мерно бредущая на тебя. Она может залепить тебе рот и нос, залезть в глаза. В пустыне песчаная буря единоличная властительница, именно ей решать, доживешь ты до утра, или нет.

Артемис закричал, бросаясь к вещам:

- Просыпайтесь, живо! На нас надвигается песчаная буря!

Друзья зашевелились, но медленно, пробуждаясь ото сна ужасно неохотно. Артемис разозлился и пнул Арфиса ногой по ребрам, прорычав сквозь зубы:

- Шевелись живей, Арфис, если не хочешь превратиться в куклу, набитую песком!

Эбстерго часто заморгал, приспосабливаясь к окружавшей лагерь темноте, и кивнул. Артемис быстро кинул седло на своего топа и наскоро закрепил ремни. Прицепив свой мешок к специальному кольцу, он оглянулся на товарищей. Те уже суетились, заканчивая оседлывать своих зверей. Артемис крепче запахнул полы плаща и накинул на голову капюшон. Шлем лежал в сумке, в обычном походе он лишь помеха. Да и сейчас будет загораживать весь обзор, а в скорости их преимущество. Если не найти какую-нибудь гору с пещерой, то можно попрощаться с жизнью.

Артемис вскочил на Мустанга и легонько ткнул его пятками в бока, произнеся:

- Эр-ра!

Животное резво понеслось вперед, глухо что-то бормоча. Внутри топа все бурлило и клокотало, и Артемис неожиданно понял, что его зверь боится. Впрочем, он сам боялся этой дикой стихии. Никому не хочется умирать так глупо. Но что поделать, если прихоти судьбы нам неизвестны? Сегодня она милостива к тебе, а завтра по ее воле ты лежишь в каком-нибудь овраге, истерзанный, полумертвый, думающий лишь о том, как бы зацепиться за этот мир.

Друзья быстро его догоняли, поминутно оглядываясь, что-то испуганно бормоча. Артемис впервые видел, чтобы Арфис чего-то боялся, впервые видел на лице друга страх. И вопреки всему, что его сейчас окружало, Артемис испытал спокойствие.

«Надо же хоть кому-то вывести нас из этой дыры?», - подумал он, сбавляя темп, чтобы товарищи оказались впереди. – «Я – Кондор, и я смогу сдержать натиск этой бешеной бури, если придется. А иначе зачем все это?», - твердо решил он, крепче сжимая поводья. Арфис оглянулся на него, увидел невозмутимое лицо Артемиса, и покачал головой. Как же сильно изменился его друг, всего месяц назад не умевший даже меч в руке держать. Сейчас, перед лицом смертельной угрозы, он стал твердым и решительным, в отличие от самого Эбстерго. Определенно, с каждым разом Артемиса становится все труднее понять.

Огромная туча песка накрыла Кондора с головой, погребая его и топа под своей мощной дланью. Арфис приглушенно вскрикнул, собрался было затормозить своего зверя, но Джул что-то прокричал, а затем покачал головой. Два всадника помчались вперед, удирая от разгневанной стихии.

***

Артемис с трудом разлепил глаза и увидел прямо перед собой чистое безоблачное небо, освещенное лучами утреннего солнца.

Кондор с трудом сел и помотал головой. За шиворот посыпался песок, он же скрипел на зубах и залепил уши. Прочищая слуховой орган, Артемис осматривался по сторонам. Повсюду был один лишь песок, он занимал пространство от края до края. Артемис перевел взгляд на ближайшую к себе местность. Рядом, наполовину погруженный в песок, мирно посапывал во сне топ. Артемис усмехнулся и пошел откапывать свое средство передвижения.

Спустя полтора часа работы топ был полностью вытащен на поверхность. Зверь переступил с ноги на ногу и нетерпеливо качнул головой, толкая Артемиса в плечо. Тот рассмеялся и погладил топа по мощной морде. Зверь довольно заурчал, словно кот.

Артемис нащупал на поясе свой меч, который хоть не потерял ночью и, удовлетворенно кивнув, вскочил на ездового зверя. Топ, повинуясь команде, бодро потрусил вперед, с каждым шагом все больше и больше разгоняясь. Скоро он уже мчался по пустыне со скоростью мотоцикла, легко преодолевая километры.

К полудню Артемис остановился на привал. Сняв мешок, притороченный к седлу, он обрадовался, увидев, что продукты целы и не занесены песком.

Вытащив из сумки вяленое мясо, Артемис с удовольствием принялся его уплетать, протянув еще один кусок топу. Зверь быстро проглотил и принялся топтаться на месте, явно требуя добавки.

- Какой ты, однако, культурный! – насмешливо сказал Артемис, давая топу новую порцию.

Передохнув полчаса, они снова направились вперед. Внутренний компас, который не раз помогал Артемису выбраться из непроходимых мест даже у себя дома, на Земле, сейчас твердо говорил, что ему следует идти только прямо.

Артемис подумал о друзьях. Смогли ли они убежать от песчаной бури? И где они сейчас, не унесла ли его самого стихия подальше от друзей? Сомнения глодали его изнутри, подтачивая уверенность в себе. Сейчас Артемис пожалел, что не имеет крыльев, а то бы он смог взлететь над землей и сверху отыскать нужное направление.

Затем он вспомнил, что Джул превосходный охотник и знает дорогу в подземелья орков.

«Не пропадут!», - подумал Артемис о друзьях. Неожиданно, топ остановился. Артемис огляделся, пытаясь понять, где они оказались.

Пока он размышлял о судьбе друзей, вокруг произошли изменения в ландшафте. Теперь впереди, совсем неподалеку, возвышались мрачные горы, уходящие верхушками в небо. Сам Артемис оказался на возвышении, откуда ему был виден весь путь до этих самых гор.

Артемис вгляделся вдаль и заметил на полпути к горам две фигуры, крайне причудливой формы. Приглядевшись еще сильней, он узнал в них своих друзей. Артемис радостно улыбнулся. Что ж, теперь он не одинок в этой пустыне.

Артемис направил топа вниз, прямо по склону холма. Песок податливо гнулся под массивными лапами зверя.

Друзья уже почти достигли входа в подземелье, когда он догнал их. Арфис обернулся на гулкий топот и увидел Артемиса, целого и невредимого.

- Ты выжил?! – изумленно произнес он. – Но как?! Мы же видели, что тебя затянуло в песчаную бурю!

- Ощущения были не из приятных, - согласился Артемис, улыбнувшись. – Но, как видишь, мне ничего не сделалось.

- Я рад, что с тобой все в порядке, Артемис! – воскликнул Джул, облегченно улыбаясь. Артемис кивнул ему в знак признательности.

- Ну что, идем в подземелья? – спросил он, поглядев вперед. Друзья молча кивнули.

Артемис направил топа ко входу в пещеру. Достигнув черного провала, мрачно видневшегося на фоне серой горы, он остановился.

- Что с животными? – хмуро спросил Артемис.

- Берем с собой, - сказал Джул. – Там у них будет шанс уцелеть, здесь же разорвут дикие звери, те же аперы, если соберутся стаей, то задерут.

- Хорошо, - кивнул Артемис, соглашаясь с решением пустынника.

- А где мы их там оставим? – задал Арфис вопрос. Джул нахмурился.

- Я думаю, если мы сумеем договориться с орками о помощи, то оставим у них. Если же нет, то…- Артемис не договорил. Впрочем, все и так было ясно. Если орки откажут им в помощи, то от них ничего не останется – зеленые твари не прочь были поживиться человечиной.

 

Артемис медленно шел по скрипучему песку, смешанному с мелкими камешками. Темнота подземелья плотной тенью окутывала его и друзей. Казалось, протяни руку, и ты нащупаешь нечто вполне реальное, осязаемое. Это наваждение давило на разум молодого короля, словно маленький пресс, методично крошащий мозг изнутри.

Что-то стукнуло впереди и Артемис резко замер, стараясь стать неслышным, даже задержав дыхание на несколько секунд. Но все было тихо. Артемис махнул рукой, затем вспомнил, что друзья его не видят, так же, как и он их, и прошептал:

- Двигаемся дальше!

Он ступил вперед, сделал пару шагов, а затем что-то резко и отрывисто просвистело рядом с его ухом и Артемис почувствовал, что земля уходит из-под ног. Вокруг сомкнулись стены узкой веревочной клети. Артемис сдавленно чертыхнулся. Вытащив кинжал из небольших ножен, он принялся резать веревки, но бесполезно: те оказались крепкими, будто были железными. Хотя в темноте он вполне мог спутать ткань с железными прутьями.

- Эй, Арфис, как вы там? – шепнул он в темноту. Та ответила ему отборным матом, сдобренным большим количеством эпитетов, в которых присутствовали и орки, и Цумир, и Артемис, который «не смотрит себе под ноги, королевская слепошара», и их близкородственные отношения, высказанные Арфисом с огромным чувством.

- Я понял, извини, - покаялся Артемис. – Тут так темно, как у негра в…, мне ничегошеньки не видно!

- Ладно, у тебя ловушка из веревочной сети, или из железа? – успокоившись, спросил Арфис.

- По-моему, из железных прутьев, а у тебя? – мрачно спросил Артемис.

- Цумир дери этих орков, у меня тоже из железа! – донеслось в ответ. – Эй, Джул, как насчет тебя? – спросил Арфис у пустынника. Темнота молчала.

- Джул? – позвал уже Артемис. Тишина. – Джул! – крикнул Артемис, не скрываясь. Снова тишина.

- Твою мать! – выругался Арфис. – Куда он исчез?

Неожиданно, повсюду резко вспыхнул свет факелов. Артемис коротко вскрикнул и зажал глаза ладонями, пытаясь проморгаться. Зрение постепенно вошло в норму, привыкло к освещению.

Артемис убрал руки от лица и увидел повсюду зеленые пятна. Орки вылезли изо всех щелей и сейчас смотрели на них с Арфисом. Артемис поглядел на врагов внимательно, запоминая общие черты их облика.

Орки были невысокими, где-то метр шестьдесят, крепкими, шея у них была очень короткой, отчего создавалось ощущение, что голова произрастает прямо из туловища. Изо рта торчали по два клыка снизу, глаза у орков ярко блестели красным светом, словно у вампиров из ужастика. Все орки были одеты в плотные шкуры, за спинами у них имелись колчаны со стрелами и луки. В руках, помимо факелов, они держали еще и небольшие топорики.

Артемис разглядывал орков, они тоже глядели на него. Затем, когда им надоели играть в гляделки, откуда-то сзади вышел здоровый орк, с сильно выпирающим животиком. Его длинные спутанные волосы были заплетены в две косы, но все равно неаккуратно торчали в разные стороны.

- Вы кто такие, человеки? – густым, почти осязаемым голосом спросил он. Артемис хмыкнул и ответил:

- Мы маги.

Орк громко расхохотался и эхо гулко прокатилось по сводам подземелья.

- Маги они! Маги тоже человеки, это всем известно. Зачем вы сюда пришли? – поинтересовался орк.

- Нам нужно попасть в самую нижнюю часть ваших подземелий, - спокойно ответил Артемис, хотя внутри у него все замерло от страха: а ну как их просто убьют и не станут слушать? Нет, не убили.

- Хм, на самую глубину никто не ходит, там живет Зубастый Ужас, - произнес толстый орк, внимательно глядя на людей.

- К нему нам и надо, - подтвердил Артемис. Орк хмыкнул.

- Что ж, ладно, я отведу вас к вождю, а там пусть уже он решает, казнить вас, или пропустить, - решил он. – Эй, подонки, шевелите булками! – крикнул он своим людям. Артемис неслышно рассмеялся. Хорошо он ценит своих бойцов.

Два дюжих орка подскочили к стенам и нажали на какие-то едва заметные камни. Ловушки спустились на землю. Артемис хотел было встать, но орки окружили его со всех сторон, подняли и связали руки за спиной.

- Не балуйте у меня тут! – грозно приказал орк с брюхом. – Я в курсе, на что способны человеки-маги. Вы очень подлый народец, я глаз с вас не спущу!

Сделав такое заявление, орк направился вперед. Бойцы расположились по обе стороны от пленников, еще двое держали концы веревки. Хорошо хоть, что Арфиса вели параллельным курсом и они успели переглянуться и кивнуть друг другу, на своем языке жестов говоря, что не стоит рыпаться.

Орки гортанно что-то говорили на своем языке. Артемис недоуменно поглядел на Арфиса, но друг тоже ничего не понимал.

Их вели по туннелю дальше, а затем дорожка вдруг резко пошла вниз и в сторону. Артемис осматривал стены, запоминая путь, чтобы, в случае чего, была возможность вернуться назад.

Тропа оборвалась слишком неожиданно. Только что орки перебирали короткими ножками, как вдруг все остановились. Артемис посмотрел вперед и изумленно присвистнул. Перед ним раскинулся целый город, расположившийся гораздо ниже того места, где они сейчас стояли. Оказывается, подземелья под этой горой занимали очень большое пространство.

Город находился в конце широкого и длинного ущелья, заросшего красной травой, с мелкими листьями и ярко-зелеными цветами. Орки шагали по этому лугу, глядя под ноги, чтобы не оступиться с проложенной тропки. Артемис поднял голову и взглянул наверх.

Своды этой громадной пещеры терялись где-то во мгле, отсюда их даже не было видно. Можно было представить, как далеко они прошли, что даже потолок здесь находится вне досягаемости.

Город подсвечивался с четырех сторон яркими кострами, расположенными на входе. Был один вход и выход. Артемис понятливо усмехнулся: очищение огнем. У пустынников тоже был такой обряд, об этом им рассказывал Эргред. На входе в поселения разжигали костры, которые никогда не потухали, за этим строго следили. Любой, кто придет в поселок, обязан будет пройти между этими очагами. Таким образом, по поверьям жителей пустыни, гость очищался от вредных духов и плохих мыслей, которыми мог бы угрожать хозяевам. Это было бы смешно, если бы происходило на Земле, но здесь Артемис уже не раз убедился, что различные традиции и обычаи имеют под собой реальную основу, они действительно действуют.

Орки провели их через очаги и повели по широкой улице, громко клацая оружием и принимая надменный и гордый вид, дескать, глядите, каких мы важных пленников взяли – самих магов!

Артемиса и Арфиса оставили в неказистом домике, с разбитыми ставнями, потрескавшимся крыльцом и дверью, которая закрывалась неплотно. Их конвоиры, показав пленникам кулаки, прикрыли дверь и направились в сторону дворца, который стоял в конце улицы.

Артемис хмыкнул и привалился к грязной стене этого сарая. Арфис устало вздохнул.

- Что теперь будем делать? – тихо спросил он, массируя ноющие виски.

- Ждать, - кратко ответил Артемис, прикрыв глаза.

- Чего ждать? – удивился друг.

- Пока не решится наша судьба, - спокойно сказал Артемис. Арфис покачал головой. Видимо, его товарищ сильно утомился, если не собирается действовать. Впрочем, ему самому сейчас тоже не очень-то хотелось даже шевелиться.

Арфис подстелил плащ на землю и лег. Можно поспать, пока их не позовут на суд.

***

За ними пришли через несколько часов. Арфис услышал громкие шаги и скрип старого крыльца. Он сел и поглядел на Артемиса. Тот мирно посапывал во сне.

- Артемис, проснись! – прошептал Арфис, тряся друга за плечо. Король распахнул глаза и сказал:

- Я не спал. Просто пытался хоть немного подремать, да куда там – ты храпишь, как стадо топов!

Арфис облегченно рассмеялся, видя, что его товарищ не терял бодрого расположения духа.

Орки открыли дверь и зашли внутрь.

- Вставайте, отродья горного тролля! Вождь ждет ваши никчемные задницы на прием! – громко заговорили зеленокожие воины.

Артемис поднялся с земли, отряхнул плащ от травы и сказал:

- Мы готовы!

Орки кивнули и пошли к выходу.

На улице всюду сновали орки. Маленькие и большие, женщины и мужчины, все подряд. У Артемиса даже в глазах зарябило от бесчисленного количества зеленых пятен.

Орки повели их дальше по улице, к дворцу их вождя.

- Эй, зеленые шкуры, как называется ваш город? – спросил Арфис у провожатых. Орки переглянулись, видимо, ища подвох, а затем один из них осторожно сказал:

- Тримуан.

- Спасибо, - поблагодарил Эбстерго. Артемис покачал головой. Все ясно, им придется спуститься еще дальше, чтобы попасть к дракону-Кондору. Им нужен город Гарред, а не какой-то орочий Тримуан.

«До чего же огромные эти подземелья!», - подумал Артемис. – «Мы сейчас находимся глубоко под землей, в самой толще горы, а Кондор расположился еще глубже, значит, он находится уже непосредственно под горой?».

Артемис крепко задумался. Слишком много было неясностей, которые мешали ему видеть всю картину происходящего целиком.

 

Вождь орков звался Аргхымом. Это был дородный пожилой орк, с седыми волосами, но крепкими мышцами и ледяным взглядом, которым он пронзил вошедших пленников.

- Кто вы и зачем пришли в мой дом? – сурово спросил он, сидя на жестком костяном кресле, увенчанном черепом апера на изголовье.

- Меня зовут Артемис, я маг из Чикасса, а это мой друг Арфис, он тоже маг, - представил Артемис себя и своего товарища. Аргхым напрягся.

- Что же вы делаете так далеко от Чикасса, человеки? – с подозрением спросил он, поглаживая бороду.

- Мы ищем одно существо, - произнес Артемис, стараясь не разболтать о цели путешествия. – Вы зовете его Зубастый Ужас, насколько я понял.

- Зачем вам нужен дракон? – громко вопросил вождь орков. – Кондор стар, он не принимает гостей, и уж точно не ждет каких-то магов с большой земли. Лучше бы вам сюда не приходить, - грозно сказал Аргхым.

Артемис нахмурился. Он проделал большой путь, чтобы найти Кондора, а теперь, когда он буквально на пороге стоит, какие-то жалкие орки мешают ему попасть внутрь!

- Поверьте мне, если дракон узнает, что вы не пустили к нему МЕНЯ, то вы об этом сильно пожалеете, - негромко, но уверенно сказал Артемис.

Аргхым запрокинул голову назад и гулко расхохотался.

- Ты слишком много на себя берешь, чужак! – насмешливо усмехаясь, произнес он. – Кто ты такой, что из-за тебя дракон, которому мы поклоняемся, будет нас же убивать?

Артемис молча стянул рубаху(доспехи и оружие у них отобрали перед заключением в домик) и дал оркам увидеть свою татуировку.

Аргхым вместо темно-зеленого стал бледно салатовым.

- Ты – Избранный? – прошептал он. – Но как? Как такой человечек, как ты, может быть Избранным?

- Не я выбрал себе эту участь, - произнес Артемис. – Была бы моя воля, я бы отказался от своего дара.

- Это невозможно. Дар нужно принять таким, как есть, ибо боги даруют его не зря, - возразил вождь орков. – Я почту за честь принять тебя в Тримуане, Артемис Кондор! Окажи мне услугу, прими участие в ежегодном турнире!

Артемис удивленно взглянул на орка.

- В турнире? Что за турнир?

- Ежегодный турнир боевых искусств, где лучшие воины показывают свои боевые навыки. Прими в нем участие, заодно мы проверим твои умения, - усмехнулся Аргхым. Артемис невольно сглотнул. Обычаи орков не позволяли ему ответить отказом, но участвовать в турнире, где сражаются самые лучшие? Его же убьют в первом раунде!

- Не отказывайся! – горячо зашептал Арфис. – Орочьи состязания славятся во всем мире, но никто не может на них попасть, кого попало не приглашают! Это великая честь, Артемис.

- Ладно, я согласен, - вздохнул Артемис. Вождь орков улыбнулся.

- Отлично! Сейчас вам принесут ваши вещи, чтобы вы могли выбрать себе оружие. Могу вам посоветовать: берите кинжал или стилет, потому что с мечами на бой не пустят, там можно пускать в ход все средства, но главное – победить соперника. Удачи вам!

Артемис поблагодарил вождя орков и, следуя за провожатым, вышел в холл. Здесь они с Арфисом принялись дожидаться, пока не принесут их вещи.

- Знаешь, у меня такое чувство, что я вляпался в густое дерьмо! – хмуро произнес Артемис, разглядывая стены дворца, разрисованные изображениями охоты.

- Эй, ты чего? – изумился друг. – Я же говорю тебе, эти состязания честь для любого человека! Гордись, что тебя уважили, как воина!

- Угу, вот только, если мне проломят череп, это будет не совсем красиво, - пробурчал Артемис. Арфис рассмеялся.

- Все будет хорошо, - успокоил он товарища. – Максимум повреждений – это перелом ребер и ног с руками, дальше дело не зайдет.

- Знаешь, ты меня сейчас очень успокоил! – язвительно буркнул Артемис, разминая кисти рук.

Невысокий орк быстрым шагом вошел в зал и скинул перед друзьями их снаряжение. Артемис бегло оглядел вещи цепким взглядом, а затем окликнул уходящего слугу:

- Эй, постой!

Орк обернулся.

- Скажи, можно ли на состязания одевать доспехи? – поинтересовался Артемис. Слуга весело расхохотался.

- Вы что, господин? Только плотные штаны и крепкие сапоги. Можно еще надеть наручи, с креплением для ножа, но даже торс нельзя облачать в одежду! Это древние правила, они неизменны, - просветил их слуга, а затем повернулся, намереваясь продолжить свой путь.

- Подожди! – остановил его Арфис. – Скажи, ты не видел здесь высокого воина пустыни, крепкого, в кожаном доспехе и с изогнутым клинком на поясе?

- Нет, я не видел, но стража говорила, что его словили сразу после вас, возле городской стены, - произнес орк и, буркнув в адрес людей нечто неразборчивое, удалился.

- Хм, думаю, скоро мы увидим Джула, - весело сказал Арфис, подбирая другу хороший кинжал, благо, их в мешке было в достатке – Альфред позаботился о своих союзниках.

 

Артемис придирчиво оглядел себя. Голый мускулистый торс, на руках крепкие кожаные наручи, с креплением под нож. На ноги он надел высокие сапоги, предназначенные для хождения по горам, их Арфис снял с себя, пожертвовав другу. Еще он надел отличные кожаные штаны с металлическими вставками на коленях.

- Вроде бы все, - сказал Арфис, осматривая товарища. – Удачи тебе, король!

Артемис благодарно кивнул, мрачно глядя на песчаную арену, расположившуюся в паре шагов от него. На трибунах вовсю галдели орки, подбадривая дерущихся. Ими были два дюжих орка. Один имел крайне худощавое телосложение, но это не мешало ему сдерживать натиск более сильного противника, в чем ему способствовал чересчур высокий рост. Орк был под метр девяносто, с длинными руками, которыми он сейчас держал соперника на расстоянии. Вот, его противник резко присел и прыгнул вперед, собираясь повалить худощавого орка на землю. Не тут-то было. Орк подпрыгнул и сильно пнул противника в голову, отчего здоровый детина отлетел на пару метров. Худощавый кинулся к нему и зажал шею врага в болевом захвате. Силач мужественно сопротивлялся, но вскоре застучал рукой по туловищу высокого. Победа осталась за более слабым из поединщиков.

- Ну, с Богом! – выдохнул Артемис и ступил на мягкий песок арены. Именно в этот миг он почувствовал себя гладиатором, который сражается за свою любовь. Впрочем, он тоже боролся за свою любовь, за свою жену, которой очень нужна помощь.

Напротив него стоял широкий, как два шкафа, орк, с длинными смоляными волосами, заплетенными в толстую косу. В руке он держал узкий стилет, хищно блестевший в свете факелов. Артемис подумал, что темнота дает определенное преимущество тем, кто может в ней видеть. Например, оркам. Хотя…

Он сосредоточился и нашел в глубине подсознания золотистую точку своего дара Кондора. Поймав ее в руки, он распахнул глаза.

Теперь темнота ему не страшна, потому что все тени отступили назад и скрылись в укромных углах. Артемис мог видеть в полумраке ясней, чем днем, с одной лишь разницей – сейчас он все видел сквозь золотистую пленку, отчего все предметы и существа выглядели словно подсвеченными.

- Приступим, - кивнул он своему сопернику. Орк коротко рыкнул и бросился на человека, явно надеясь смести его своей мощью.

Артемис ловко кувыркнулся в сторону и резко развернулся к противнику. Орк разъяренно зарычал и, выставив перед собой клинок, бросился на Артемиса. Тот пригнулся, пропуская стилет над головой, а затем, крутанувшись на месте, вонзил свой кинжал в брюхо орка, делая неглубокий, но болезненный разрез по всей ширине живота. Орк застонал и рухнул на песок, зажимая рану ладонью.

Победа в этом раунде осталась за Артемисом.

В следующий раз против него выставили того самого худощавого орка, который победил здоровяка в начале состязаний.

Артемис коротко кивнул своему противнику и встал в низкую стойку, подняв кинжал над головой, выставив вперед левую ногу. Орк с секунду рассматривал его, а затем кинулся вперед, собираясь полоснуть врага клинком по лицу. Артемис внимательно следил за глазами противника, гадая, что за хитрость задумал умелый соперник. В том, что подвох есть, он не сомневался. Слишком легко этот орк победил в прошлый раз своего противника, а ведь тот был намного сильней и опытней Артемиса.

В самый последний момент орк резко прыгнул вперед и Артемису спешно пришлось менять позу, потому что эта ничуть не подходила для отражения атак с воздуха.

Кондор быстро пригнулся и прыгнул вперед, делая кувырок через голову. Орк рыкнул, раздосадованный неудачей. Артемис стремительно повернулся к сопернику и принялся ждать его удара. Худощавый орк на сей раз не спешил. Он смотрел в глаза человеку и ходил по кругу, явно придумывая новую тактику. Артемис следил за орком, размышляя, стоит ли бросаться на противника сейчас, или орку только этого и надо?

Артемис прикрыл глаза и выставил кинжал параллельно земле. Он обратился к своему дару, прося его о помощи. Когда Кондор снова открыл глаза, то в них не было ничего человеческого, одни звериные инстинкты бурлили на самом дне.

Артемис кривовато усмехнулся и резко кинулся вперед. Орк выставил свой нож перед собой, но Артемис, не добегая до соперника, подпрыгнул, и оказался за спиной у орка. Тот попытался развернуться, но было поздно: Артемис уже нанес ему широкую рану на спине. Орк печально поглядел на победителя и упал, не издав ни звука.

В третьем бою против Артемиса вышел орк, чем-то напоминающий хищника. По росту он был как человек, но его зрачки напоминали кошачьи – они также сужались, отчего орк походил на зверя, но никак не на воинственного зеленого жителя Тримуана.

Артемис нахмурился. От этого орка за версту несло опасностью и смертью. Это был кто-то, сродни самому Артемису – маг.

Кондор покачал головой. Ох, как ему не хотелось сражаться с этим соперником. Но уже прозвучал сигнал гонга, и его противник зашагал вперед.

Артемис ждал, пока орк достигнет линии атаки, но тот медлил. Он неспешно двигался к Кондору, глядя перед собой странными глазами и мягко улыбаясь уголками рта.

Артемис крепко сжал рукоять кинжала. Орк взглянул на него и понимающе усмехнулся. А затем он быстро переместился к самому Артемису. Раз – и он рядом. Артемис изумленно вытаращился на противника, а тот вскинул нож и оцарапал грудь Кондора.

Артемис задохнулся от внезапной боли, пронзившей все тело. Боль накатывала волнами, яркой вспышкой сжигая его изнутри. Когда волна достигла сознания, Артемис раскрыл рот и арена наполнилась его нечеловеческим криком ярости и боли. Орки на трибунах зажали уши, чтобы не оглохнуть, а когда они снова взглянули на арену, то увидели странное зрелище: человек стоял на ногах и руки его были увенчаны длинными острыми когтями, сантиметров по двадцать каждый. Когти являлись продолжением пальцев, они казались неотъемлемой частью тела.

Артемис недоуменно поглядел на когти и перевел взгляд на соперника. Тот отступил назад, с ужасом глядя на Кондора.

- Ты Дракон! – прошептал он. – Убийца!

Артемис непонимающе пожал плечами и прыгнул вперед. Острые когти пронзили ключицы орка, пришпилив его к земле. Орк закричал от боли. Артемис выдернул свое новое оружие из тела соперника, стряхнул капли крови на землю и взглянул на когти.

- Неплохо, - произнес он. Когти ярко сверкнули в свете факелов, подтверждая свою значимость.

 

Рейтинг: +2 233 просмотра
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 14 августа 2012 в 22:55 0
Да, класс! best