ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 2

 

Выжить любой ценой. Часть вторая. Глава 2

9 августа 2012 - Александр Нагорный

Глава вторая. Сражение и горечь.

Война - это серия катастроф, ведущих к победе.

Жорж Клемансо.

Утро принесло с собой свежесть и прохладу, несвойственные дню. Лишь только забрезжил рассвет, как Артемис распахнул глаза, просыпаясь. Он сам толком не понял, почему проснулся, но неясное чувство тревоги, пока отдаленное, пронзило его насквозь.

Артемис неслышно поднялся с кровати, стараясь не потревожить Элен, и быстро натянул на себя одежду. Затем выскользнул на улицу.

Серые мрачные тучи низко нависали над землей. В воздухе висел отчетливый запах пыли, постепенно вытесняющий ночной холод. Солнце еще не выглянуло из-за гор, но небо постепенно светлело, точно кто-то с той стороны подсвечивал его гигантским фонарем.

Артемис полной грудью вдохнул утренний воздух и направился разминаться. Он нашел за домом пустое пространство, где свободно можно было танцевать с клинками. Артемис потянул из ножен свой меч и привычно залюбовался тем мягким сиянием, что издавало это необычное оружие. Воистину меч Кондора.

Артемис сделал легкий взмах рукой и оружие пронзительно зазвенело, словно струна, натянутая в воздухе. Такой звук раздавался всякий раз, как он доставал клинок после долгого неиспользования. Видимо, этот меч обладал своей жизнью, словно дух-защитник. Хотя…Скорее всего так и было. Кондоры ведь тоже не бессмертны. По крайней мере он, Артемис.

Раз, два – клинок вспарывает воздух как бумагу.

Три, четыре – отскочить назад, выставить меч перед собой.

Пять, шесть – пригнуться, пропуская оружие воображаемого противника над собой.

Семь, восемь – резко взмахнуть мечом, перерубая «врагу» ребра.

Девять, десять – выпрямиться, оттолкнуться от воображаемого врага и отрубить ему голову. Все.

Артемис тяжело дышал, пот катился с него градом. Длинные волосы слиплись в один безобразный ком. Борода на лице блестела бисеринками пота.

- Вижу, кое-кто с утра пораньше уже отлично размялся? – насмешливо произнес Арфис подходя к другу. Артемис еще не вполне осмысленным взглядом окинул товарища.

- Давно ты здесь? – хрипло спросил он, выравнивая дыхание.

- Где-то с середины твоей тренировки, - ответил друг, улыбаясь. – Ты молодец! – добавил он, посерьезнев. – Редко кто может добиться таких замечательных успехов за столь короткое время.

Артемис кивнул.

- Не хочешь потренироваться со мной? – он указал на меч Арфиса, болтающийся у друга на поясе. Тот задумался, затем кивнул.

- Пожалуй, время еще есть. Держись, король, сейчас я надеру тебе зад! – весело воскликнул Арфис, насмешливо ухмыляясь. Артемис беззаботно рассмеялся. Затем выставил меч впереди и принялся кружить вокруг друга, иногда делая резкие уколы, которые Арфис блокировал сходу. Артемис ударил в корпус, а затем, не останавливаясь, присел и провел молниеносную атаку в живот спарринг-партнера.

Арфис вовремя успел отклониться в сторону и меч Артемиса лишь бессильно звякнул, ударившись о песок. Артемис задорно рыкнул, сделал кувырок назад и, когда Арфис прыгнул вперед, резко вскочил ему навстречу, держа меч над головой. Он повис в воздухе на несколько секунд, с клинком, отведенным назад, а затем обрушился на Арфиса, разрубая его пополам. Меч прошел сквозь тело друга, коснувшись земли. Артемис, надсадно дыша, поднялся на ноги и снял с оружия заклятье, делавшее его неопасным для людей.

Арфис хрипел, громко кашляя. Он стоял на коленях и пытался привести в порядок свои мысли.

- Знаешь, если бы я сделал это обычным мечом, то разрубил бы тебя пополам, - сказал Артемис, улыбаясь. Арфис кивнул, не в силах что-либо произнести. Затем он отдышался и сказал:

- Ты быстро научился, Артемис. Такого приема я не ожидал, - признался он. Артемис хрипло рассмеялся, толкнув друга в бок. Арфис весело расхохотался. Так они и смеялись, снимая напряжение от эмоций, испытанных в этом волшебном месте.

 

Артемис только успел поднести ко рту ложку с кашей, как шкура распахнулась и в дом ворвался Джул. Увидев его перекошенное от испуга лицо, Артемис встревоженно спросил:

- Что случилось?

- На город напали арахниды! – крикнул старший сын пустынного короля. – Они уже на улицах! Нужно уходить, быстро!

- Не кипятись ты! – резко бросил ему Арфис, вставая со скамьи. – Сейчас мы разберемся с вашими арахнидами. Они большие?

- В два человеческих роста, - растерянно сказал Джул. Артемис тоже поднялся из-за стола, похлопал пустынника по плечу и вышел из дома вслед за другом. Элен вытерла руки полотенцем и крикнула мужу:

- Стойте, я с вами!

Артемис споткнулся и быстро повернулся к любимой жене.

- Останься здесь! – властно приказал он. – Я не могу рисковать тобой, - добавил он уже тише, погладив Элен по щеке. Жена нахмурилась.

- Я иду с вами! – отрезала она. – Я отлично фехтую, даже лучше, чем ты! Отец нанимал мне разных учителей! Я принесу пользу на поле битвы, правда! Арфис, скажи ему! – обратилась она к другу. Арфис призадумался. Затем уверенно кивнул.

- Ее отец действительно нанимал лучших мечников и она с детства умела фехтовать. Она даже более умелый мечник, чем я, - признался он. Артемис только покачал головой.

- Ладно, идем, - сдался он. Элен быстро чмокнула мужа в щеку и побежала за кожаным доспехом с кольчугой. Быстро одевшись, она схватила узкий чикасский клинок, каким пользовались рыцари, и побежала вслед за мужем и другом.

Они быстро мчались сквозь город, следуя за Джулом, который решил помочь им. Пустынники испуганно бежали в обратную сторону, недоуменно посматривая на отряд, бегущий в пасть смерти. Артемис на ходу создавал вокруг Элен защитное заклятье, которое могло бы защитить ее от любых воздействий извне. Арфис молча кивнул, соглашаясь с данной мерой предосторожности.

Они выскочили к входу в город и наткнулись на крупный отряд странных существ. Артемис прищурился, стараясь разглядеть их получше. Враги имели интересное строение тела: паучьи нижние конечности и вполне человеческое тело. Все они были мужчинами, по крайней мере, это было видно из их верхней части. В  руках они крепко сжимали длинные копья с зазубренными наконечниками.

«Как Джул их назвал? Арахниды!», - припомнил Артемис. – «Хм…что-то знакомое…Точно! Семейство паукообразных! Вот они значит кто!».

Артемис усмехнулся.

- Ну что, укоротим паукам их длинные ножки? – подмигнул он друзьям. Арфис понятливо кивнул, также криво усмехнувшись, как и его друг и сюзерен.

Артемис выставил меч вперед и, низко пригибаясь к земле, подобно хищному зверю, побежал к арахнидам. Чудовища уже заметили его и выставили копья, угрожающе ими покачивая.

- Ну, ну, - ухмыльнулся Кондор. – Зря стараетесь, твари!

Он подбежал к первому из арахнидов и резко подсек ему конечности. Арахнид тонко завизжал, падая в собственную слизь, которая была у чудищ вместо крови. Артемис безжалостно воткнул ему в голову свой клинок, провернул в ране и вынул. Затем кинулся к следующему. Этот оказался проворней, он заранее приготовился и первым прыгнул к Артемису, целясь копьем в его незащищенную голову. Кондор был без доспехов, в кожаном костюме, поэтому любое ранение могло стоить ему жизни.

Артемис выругался и кувырком ушел из-под удара, скакнув влево. Арахнид яростно закричал что-то на своем языке. Артемис быстро скакал вокруг него, мельтеша перед глазами и сбивая с толку. Подгадав момент, он резко прыгнул за спину врага и быстрым ударом разрубил паучью задницу на две части. Арахнид заорал от боли. Артемис прыгнул ему на спину и воткнул меч в голову.

Тяжело дыша, Артемис огляделся вокруг. Арфис насел на одного арахнида, успешно отбивая его атаки и делая резкие колющие удары. Джул обманными маневрами дурачил своего арахнида. Им помощь не требуется. Элен?

Артемис обернулся, но жены нигде не было видно. Он помчался вперед, но обзор заслонили огромные клубы дыма, мешающие разглядеть окружающий мир. Артемис прикрыл лицо одной рукой, сетуя, что не успел одеть свой плащ с капюшоном. Он мчался сквозь серую мглу, тщетно пытаясь найти Элен. Жены нигде не было. Артемис звал ее, но никто не откликался.

Кондор вылетел за городскую черту и увидел картину, которую потом старался забыть до конца своей жизни. Огромный арахнид, намного больше тех, с кем он сражался до этого, наступал на Элен, неведомо как здесь оказавшуюся. Жена умело отражала все атаки чудища, но видно было, что его блокирования отзываются болью в ее руках. Элен морщилась, но держалась. Но когда Артемис выскочил из дыма, она увидела его и закричала:

- Артемис, помоги!

Арахнид воспользовался тем, что она отвлеклась, и резко ударил Элен своей паучьей конечностью в бок. Девушка вскрикнула и упала, роняя меч на землю. Артемис что-то яростно закричал и бросился к чудовищу. Он с ходу врезал арахниду клинком в живот и, крутанувшись на месте, разрубил тело гиганта наискось, от живота, до нижних конечностей. Арахнид коротко вскрикнул и упал замертво. Артемис, бессильно рыча, еле передвигая ногами, добрался до Элен. Все его силы и энергия вдруг иссякли, осталась лишь слабость, пожирающая Кондора изнутри.

Артемис сел на колени возле жены и прикоснулся рукой к ее щеке. Щека была теплой, значит Элен была еще жива. Артемис нагнулся к ее ране и сглотнул неприятный ком, встрявший поперек горла. В боку Элен зияла широкая рваная дыра, оголявшая белые кости – ребра. Артемис стукнул кулаком по земле и заплакал. Он не мог даже отнести жену в город. Он ничего не мог, только глядеть, как она умирает.

Артемис прикрыл глаза. Ему ужасно хотелось заснуть, но он понимал, что это может быть опасно. Сейчас ему требуется опытный лекарь – для Элен, и маг – для себя, чтобы пополнить истощенные запасы сил. Он сам не заметил, как впал в забытье.

***

Из этой полуяви Артемиса вывел голос Арфиса.

- Вот они, - говорил друг. – Похоже, оба без сознания. Так, вы двое, берите их на носилки и несите в дом короля Альфреда, ясно? И глядите, чтобы они не выпали! Если что случится, я лично каждого из вас четвертую! Выполнять!

В тот же миг чьи-то заботливые руки схватили Артемиса за руки и за ноги и уложили на мягкие носилки. Артемис попытался остановить их, сказать, что все в порядке, но с каждой секундой он все сильней утопал в бреду. Он совсем потерял связь с реальностью, осталась лишь сосущая пустота, да мерное покачивание носилок, которые несли чьи-то крепкие руки. Артемис пытался сосредоточиться на собственных мыслях, но с удивлением понял, что мысли ему не подчиняются. Он почувствовал себя запертым в собственном теле, будто в клетке. Он мог чувствовать окружающий мир, мог слышать голоса людей, но все остальные звуки были ему неподвластны. Артемис силился услышать шум ветра, шелест песка под ногами носильщиков, но тщетно. Он словно оглох и ослеп, совершенно один в этом суровом безжалостном мире.

Постепенно он стал засыпать, проваливаться в эту яму все глубже и глубже. Артемис упирался, не желая терять и это, но яма затягивала его сильней и сильней. Наконец он сдался и отдал себя на волю судьбы…

 

...Все тело ломило так, словно вчера он побывал в аду. Кости выкручивало, голова трещала, а в желудке появилась голодная бездна. Артемис распахнул глаза и застонал, когда солнечный свет, падающий в окно, сильно резанул по глазам. Арфис, сидевший на стуле возле кровати, резко вскочил и бросился к другу.

- Артемис, ты жив, слава Хандору! – облегченно воскликнул он. – Я уж было потерял надежду, ты так долго не приходил в себя.

- Сколько я пролежал здесь? – хмуро спросил Артемис, подозревая, что все не так хорошо, как силится показать товарищ.

- Две недели, - произнес Арфис, пряча глаза. Артемис громко выругался. Целых две недели! Цумир, как же много! За это время он мог столько всего успеть, а тут…Стоп, а как же Элен?!

- Что с моей женой? – тревожно спросил он. Арфис вздрогнул.

- Все в порядке, - тихо сказал он.

- Скажи мне, что с ней! – крикнул Артемис, стукнув кулаком по кровати.

- Она тяжело ранена. Конечности арахнидов могут впрыскивать в тело жертвы сильный яд, который сейчас сдерживает моя магия и умения целителей-знахарей короля Альфреда. Но если мы не найдем средство, способное спасти ее, то твоя жена умрет, Артемис. Мне очень жаль, - друг отвернулся к окну. Артемис сидел на кровати, словно пораженный громом. Если не найти лекарство, то Элен умрет. Боги, за что вы посылаете мне такое наказание?! Почему я вынужден лишаться ее снова?

Артемис сжал кулаки. Нет, на этот раз он не допустит гибели своей любимой, он пойдет в подземелья, найдет там дракона-Кондора, и тот поможет ему вылечить Элен. Так и будет!

 

Артемис стоял возле постели Элен и молча смотрел на ее лицо, обычно спокойное, а сейчас искаженное гримасой боли. Элен в себя не приходила.

 Артемис в очередной раз потер ноющие виски и покачал головой. Нет, долго это продолжаться не может. Ему нужно идти дальше, нужно попасть в подземелья, а что он сможет, если Элен лежит здесь, беспомощная, больная? Не бросать же ее на волю судьбы?

Артемис досадливо скрипнул зубами. Слишком тяжелый выбор. Лекарям, что лечили его жену, он не доверял. Они не маги, не смогут поддержать ее жизнь, если она начнет умирать. А Арфиса с ней не оставишь – самому понадобится маг под рукой. Вот и думал он каждый раз, когда стоял у постели жены – что же делать?

Тихо скрипнула дверь. Артемис, не оборачиваясь, спросил:

- Какие новости?

- Арахниды отступили от города. Разведчики докладывают, что они уходят назад, к себе, в Арахну, - негромко произнес Джул, вставая рядом. Артемис кивнул.

- Надеюсь, больше они не вернутся, - сказал он, глядя в глаза Джулу. Пустынник пожал плечами.

- Обычно они нападают зимой, когда у них кончаются запасы продовольствия, - сообщил он. – Странно, что они совершили набег сейчас.

- Значит, что-то их подтолкнуло к этому, - нахмурившись, произнес Артемис. – Над этим стоит подумать.

Он развернулся и направился к выходу.

На улице царил изнуряющий зной. Иногда даже видно было, как сильно над дорогой пылает марево. Артемис поморщился и облизнул вмиг пересохшие губы. Чертова пустыня! Как много она у него отняла дней!

Артемис пошел к дому короля Альфреда, где обычно собирались все, кто участвовал в обороне города, а также и Арфис. Друг активно помогал пустынникам, давая королю ценные советы. Артемис в делах Альфреда не участвовал, ссылаясь на усталость. Он видел, как презрительно на него смотрели генералы пустынников, словно на ребенка. Ну конечно, они никогда бы не стали жаловаться на то, что у них болит голова или крутит живот. Они и сами напоминали железных людей: высокие, здоровые, с лысыми головами, словно какие-нибудь клоны.

Артемису было плевать на репутацию, которую он получит в среде пустынников. Он и так рисковал жизнью, спасая город от арахнидов, пусть заткнутся теперь. Они-то, генералы, сами не пошли в сражение, командуя издалека.  А простые воины рисковали своими шкурами, пытаясь справиться с гигантами на паучьих конечностях.

Артемис отдернул шкуру и вошел в дом. Все уже собрались на совещание. Артемис вежливо со всеми поздоровался и сел в уголок, рядом с Арфисом.

- Ну что, есть новости? – шепотом спросил он у друга.

- Нет. Сейчас решают, как поступить дальше, - так же шепотом ответил Арфис. – Идиоты. Смысл преследовать арахнидов сейчас? Они уже давно спрятались в своих паутинах, ищи их там. Пусть бы лучше к зиме готовились, говорят, здесь песок превращается в лед за одну ночь, настолько суровая погода.

- Хм, нам срочно нужно идти искать Кондора, - хмуро сказал Артемис. – Времени больше нет. Чем скорей мы вернемся, тем лучше будет для Чикасса. Только как быть с Элен?

- Оставь ее здесь, - предложил Арфис. – Лекари смогут о ней позаботиться, уверяю тебя. К тому же я обнаружил в Эргреде задатки мага, научу его целительским заклятьям, это займет пару дней, но зато он сможет спасти жизнь Элен, если что.

- Ладно, - вздохнул Артемис. – Поступим, как ты предлагаешь.

- Вот и замечательно! – обрадовался Арфис. – Отдохни несколько дней. Когда мы отправимся в поход, ты должен быть в форме, лишний маг нам не помешает.

Артемис устало кивнул. Когда бесполезное совещание кончилось, он выбрался на улицу и побрел к своему домику. Арфис был прав, ему следовало отдохнуть. Возможно, в пути их ждет много опасностей, а значит, нужно набраться сил, чтобы достойно встретить противника.

 

С каждым днем погода в пустыне становилась все хуже. Ночью на ставнях появлялась изморозь. По утрам было холодно, под утро Артемис даже вставал, чтобы крепче задернуть шкуру на входе. Видимо, именно так чувствовалось приближение зимы в пустыне. Жители города уже вовсю шили толстые шкуры, снаряжали специальные отряды охотников, для добычи ресурсов. У них был даже небольшой огород позади города, хотя продукты брали у соседних поселений, где имелся богатый оазис.

Жизнь среди суровых жителей пустыни многому научила Артемиса. Он попросился в один из охотничьих отрядов, чтобы развеять скуку. Равнодушно приступил к делу…и увлекся. Оказалось, что для убийства апера без повреждения его шкуры требуется целая схема. Охотники учили его быть бесшумным и бить только в голову, где у зверей были лишь костяные наросты. Впрочем, острые наконечники копий на раз пробивали любую кость, не оставляя ни следа крови. Артемис за пару дней выучился охотиться получше многих заядлых охотников из пустыни. Скорее всего, в его быстрой приспособляемости к любым условиям была виновата сила Кондора, бурлящая в его крови. Так или иначе, но Артемис накрепко заслужил репутацию матерого зверолова.

Учеба Эргреда затянулась еще на неделю, потому что парень оказался на редкость несообразительным в плане магии. Арфис продвигал его по стезе чуть ли не пинками. Эргред старался, пытался сделать хоть что-то, но…Возможно, здесь была вина боевого уклона пустынного населения, в связи с чем их мысленная активность застопорилась. Артемис лишь качал головой, когда присутствовал на этих занятиях. Даже он в свою пору ученичества, хоть и был выходцем из другого мира, но двигался намного активней, нежели коренной житель Растра.

- Так ты его никогда ничему не научишь, - говорил он другу. – Видишь же, ему требуется какой-то стимул, ступень, к которой он бы стремился.

- Да знаю я, - огрызался Арфис. – Я и так уже все перепробовал. Ничего не помогает.

- Может, тебе следует лучше понять самого Эргреда? – задумчиво предлагал Артемис. Арфис махал на него рукой и шел к своему непутевому ученику.

Вот и сегодня Артемис стоял на невысоком холме позади города, где справа расположились огороды, а слева виднелась массивная гора, и смотрел на своего друга, который пытался научить младшего сына пустынного короля азам целительской магии.

- Эй, сосредоточься же! – прикрикнул Арфис на Эргреда. – Это же совсем просто. Представь, что ты шар. Теперь представь, что я больной. Протяни ко мне от себя ниточку и передай по ней часть своей энергии.

- Я не могу, - тихо вздохнул Эргред. – Я правда пытаюсь, но не могу.

Артемис задумчиво глянул на парня. Хм, если в обычной ситуации он никак не может проявить себя, то, возможно, ему требуется ситуация экстренная?

Артемис поразмыслил, и кивнул, утверждаясь в своей догадке. Затем он ступил на широкую площадку, утоптанную множеством ног, так как именно здесь проходили занятия новобранцев в пустынной армии.

Арфис недовольно покосился на друга, но смолчал. Артемис подошел почти вплотную к Эргреду. Затем он медленно достал из-за пояса нож и с силой резанул себя по ладони. Эргред испуганно охнул и подскочил к Артемису. Затем он прикрыл глаза и рана стала затягиваться на глазах. Арфис подошел к ним и улыбающийся Артемис показал ему затянутую рану. Арфис схватил ладонь и бегло осмотрел ее со всех сторон. Затем перевел радостный взгляд на Эргреда.

- Так вот ты какой…- произнес он задумчиво. – Ясно. Значит, будем создавать зону боевых действий. Надеюсь, пятерку солдат для резки нам выделят.

Артемис весело рассмеялся, глядя на вытянутое лицо Эргреда. Теперь учеба определенно пойдет куда как оживленнее. Арфис с парня десять потов спустит за день. Уж это-то Артемис испытал на себе.

 

Спустя три дня Эргред был готов. Можно было выступать, но перед самым отъездом Артемис зашел к Элен, которую не посещал уже несколько дней. Жена все так же не приходила в себя, но Эргред обещал, что обязательно поддержит ее жизнь, если что-то пойдет не так. Артемис крепко пожал ему руку и ушел собираться.

Он одел на себя все доспехи и плотный плащ с капюшоном, сшитый из шкур по просьбе короля, в знак доверия и уважения. Для этого плаща пришлось специально убить вожака стаи аперов, потому что только вожаки имели характерную серо-черную окраску, из-за которой их шкуры высоко ценились в пределах и за пределами пустыни.

Артемис в последний раз оглядел себя, затем присел на дорожку и вышел из дома. Арфис уже ждал его на улице. Артемис поправил мешок, закинутый за спину, проверил меч на поясе, и направился к своему топу.

Топами пустынники называли высоких, под два метра ростом, животных, с короткими крепкими лапами, мускулистым телом, и небольшой башкой, увенчанной двумя загнутыми рогами. Эти животные имели острые зубы, которыми могли и укусить, а то и оттяпать кому-нибудь руку или голову. Они использовались в качестве средства перемещения, а также могли защитить своего раненного всадника в бою. Незаменимые помощники и верные друзья, топы служили своим хозяевам от рождения и до самой смерти, никогда не меняя своих приоритетов. Артемис искренне уважал этих зверей за такую чистую преданность и надеялся захватить своего топа с собой.

Он назвал зверя Мустангом. Его Артемису подарил Джул, буквально сразу после того, как Артемис помог отбить атаку арахнидов, якобы в награду за помощь в битве. Маленький топ, который был всего пятнадцать сантиметров в длину, за пару дней вырос на несколько метров. Поистине эти животные были олицетворением доброго волшебства. Они росли быстро, как на дрожжах, ели много, но зато пользу приносили огромную. Где-то что-то перевезти – топ, что-то тяжелое поднять – топ, быстро доехать до дальнего поселения – опять топ. Эти звери были всюду. Одно было в них плохо: они не разговаривали. Хотя были довольно разумными, как Медведь. При мысли о любимом псе Артемис начинал грустить. Он надеялся, что тот успел спрятаться или сбежать, потому что терять такого друга ему было бы крайне горестно.

- Готов? – спросил Арфис, когда Артемис забрался в седло. Земля осталась так далеко под ним, что в первый миг закружилась голова и затошнило. Затем все стихло, и Артемис утвердительно кивнул. Арфис звонко скомандовал:

- Эр-ра! – и его топ резво побежал вперед. Артемису ничего не оставалось, кроме как последовать примеру друга.

Они промчались через весь город, поднимая пыль в воздух и шугая мирных жителей. Остановились топы только возле дома короля Альфреда, где друзья должны были забрать Джула. Пустынник услышал тяжелую поступь топов еще издалека и сейчас выводил из загона своего зверя. Быстро закинув седельные сумки на топа, Джул присоединился к товарищам.

За прошедшие дни Артемис довольно близко сошелся со старшим сыном Альфреда. Джул был, хоть и молод, но силен и умен. Он был первым среди охотников, первым среди воинов молодого поколения.  И он с удовольствием давал Артемису уроки выживания в пустыне, рассказывая интересно и приводя примеры из жизни.

Трое всадников быстро мчались по пустыне, удаляясь от города все дальше и дальше. Впереди была все такая же безжизненная местность, вплоть до горизонта. Но где-то там, вдали, расположились подземелья орков, где обитает последний из драконов-Кондоров. И скоро они встретятся…

***

Медведь негромко зарычал, когда запах гари и человеческой крови достиг его ноздрей. Впереди был его дом, но теперь там властвовали чужаки. Хозяина нет, хозяин уплыл за море. А его помощники не справились с охраной города, упустили из лап все, что хозяин нажил своим трудом.

Пес пригнулся, когда мимо прошагал отряд солдат Мануала. Затем он тенью скользнул вниз, помчался к стенам города. Там, в восточной стене, у него была своя лазейка, довольно часто используемая.

Быстро проникнув в город, Медведь, минуя главные улицы, направился ко дворцу, где чувствовал запах родственника хозяина. Медведь усмехнулся. Не зря хозяин считал его необычным псом, не зря. Перенос в другой мир дал ему возможность менять свой облик и имитировать человеческую речь. До поры до времени он не открывал это даже хозяину. Теперь пригодилось.

Прошмыгнув в сад, Медведь, бегло оглядевшись, сменил свой внешний вид на мальчика-слугу. Оглядев себя и довольно хмыкнув, он направился во дворец.

 

Арчибальд Гхаруш сидел за обеденным столом и ждал своих обычных блюд, которые ему должны были поднести. Захват Чикасса оказался крайне полезным делом. Теперь ему служили люди, которые его боялись и делали все, что он прикажет. Не об этом ли мечтал когда-то забитый мальчик Арчи? Да, именно об этом. Теперь давняя мечта исполнилась, теперь он тиран и узурпатор, но зато имеет целое государство подчиненных ему людей, и целую страну нелюдей – Мануал, ставший сейчас обиталищем карелей и всякой нечисти, призванной охранять владения Великого мага.

Рядом с Арчибальдом остановился мальчик-слуга, лет двенадцати, со светлыми густыми волосами, яркими голубыми глазами и довольно крепкой фигурой.

- Как тебя зовут? – обратился к нему Арчибальд. Мальчик острым взглядом пронзил Великого мага, отчего у того аж мурашки по коже побежали, и сказал:

- Меня зовут Дик, Ваша Милость.

Арчибальд усмехнулся.

- Хм, что ж, Дик, не хочешь ли ты пойти ко мне в пажи? У тебя будет все, о чем ты только мечтал.

- Я согласен, Ваша Милость, - подумав, кивнул мальчик.

- Вот и отлично! – обрадовался Гхаруш. – Мад проводит тебя в твою комнату, проследит, чтобы тебе выдали одеяние пажа. Ступай. И вечером, чтобы был у моего трона!

Дик кивнул и последовал за высоким воином, с длинными волосами, связанными в косы.

Мад провел его через множество коридоров и привел в светлую просторную комнату, неподалеку от арчибальдовой. Дик поблагодарил грозного воина и сел на мягкую кровать. Когда Мад вышел в коридор, мальчик зло усмехнулся.

- Первая часть плана выполнена, - прошептал Медведь(а это был именно он). Мутант потер ладони и глянул в окно, на полуразрушенную столицу Чикасса. Он должен сделать все, что в его силах, чтобы помочь хозяину вернуть себе земли. А когда Артемис вернется домой, его ждет сюрприз.

Медведь коротко рассмеялся.

***

Артемис погладил Мустанга по крепкой морде, с умными глазами, и направился к костру. На пустыню опускалась ночь, медленно, исподволь, захватывая себе пространство. Уже сейчас, хотя солнце только-только опустилось за горизонт, в воздухе чувствовался холод, пробирающий до костей.

Артемис прижал заледеневшие ладони к губам, согревая их своим дыханием. Именно сейчас ему невыносимо хотелось прижаться к Элен, согревая ее своим теплом и глядеть в пламя костра, ни о чем не говоря, а просто сидеть и молчать. Именно в такие минуты он ощущал всю близость их душ, всю полноту любви, обрушившуюся на него.

Арфис задремал, прижавшись к теплому боку своего топа. Джул сидел на седле, снятом с животного, и подкидывал в костер сухие ветки колючего кустарника, который рос здесь довольно часто.

Артемис достал из мешка маленькую записную книжку, которую ему подарил дед на свадьбу. Книжка была сделана землянами, уже здесь. На ее кожаной обложке ярко виднелись две выгравированные буквы: «АК», причудливо загнутые и напоминавшие неведомых зверей.

Артемис открыл книжку на первой страничке и, достав из кармашка маленький карандаш, который дед сохранил еще с переноса, принялся выводить неровные строчки. Дневник ему посоветовала вести Элен, чтобы потом можно было занести сведения о пустыне в архив городской библиотеки, в Чикассе.

«Пустыня крайне странное место», - писал сейчас Артемис. – «Днем здесь жара неимоверная, а вечером, только солнце спрячется за горизонт, холод пробирает до каждой косточки. Особенно сильно это чувствуется сейчас, с приближением зимы. Пустынники шьют толстые курты, из шкур аперов, чтобы пережить зиму, когда пустыня превращается в ледяное пространство, оттаивающее только весной. Говорят, здесь даже в воздухе, если выдохнуть пар, то он превращается в ледяную скульптуру, чем и развлекаются дети пустынников.

Пустынники оказались довольно дружелюбным народом. У них свой быт, свои обычаи и традиции. Они подарили нам топов – крепких ездовых животных, на которых можно быстро перемещаться по пустыне. Я благодарен им за поддержку, ведь если бы не король Альфред, то я бы не смог бы добраться до подземелий и за целый год».

Артемис поднял глаза и взглянул на мирно сопевшего Джула, который склонил голову к груди. Топы тоже дремали, внутри них что-то гулко бухало, если приложить к боку ухо, то явственно слышался этот звук.

Артемис посмотрел на темное небо, тихо вздохнул, и придвинулся ближе к костру. Дневник требовал аккуратного ведения записей, а ночь впереди длинная.

© Copyright: Александр Нагорный, 2012

Регистрационный номер №0068862

от 9 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0068862 выдан для произведения:

Глава вторая. Сражение и горечь.

Война - это серия катастроф, ведущих к победе.

Жорж Клемансо.

Утро принесло с собой свежесть и прохладу, несвойственные дню. Лишь только забрезжил рассвет, как Артемис распахнул глаза, отходя ото сна. Он сам толком не понял, почему проснулся, но неясное чувство тревоги, пока отдаленное, пронзило его насквозь.

Артемис неслышно поднялся с кровати, стараясь не потревожить Элен, и быстро натянул на себя одежду. Затем выскользнул на улицу.

Серые мрачные тучи низко нависали над землей. В воздухе висел отчетливый запах пыли, постепенно вытесняющий ночной холод. Солнце еще не выглянуло из-за гор, но небо постепенно светлело, точно кто-то с той стороны подсвечивал его гигантским фонарем.

Артемис полной грудью вдохнул утренний воздух и направился разминаться. Он нашел за домом пустое пространство, где свободно можно было танцевать с клинками. Артемис потянул из ножен свой меч и привычно залюбовался тем мягким сиянием, что издавало это необычное оружие. Воистину меч Кондора.

Артемис сделал легкий взмах рукой и оружие пронзительно зазвенело, словно струна, натянутая в воздухе. Такой звук раздавался всякий раз, как он доставал клинок после долгого неиспользования. Видимо, этот меч обладал своей жизнью, словно дух-защитник. Хотя…Скорее всего так и было. Кондоры ведь тоже не бессмертны. По крайней мере он, Артемис.

Раз, два – клинок вспарывает воздух как бумагу.

Три, четыре – отскочить назад, выставить меч перед собой.

Пять, шесть – пригнуться, пропуская оружие воображаемого противника над собой.

Семь, восемь – резко взмахнуть мечом, перерубая «врагу» ребра.

Девять, десять – выпрямиться, оттолкнуться от воображаемого врага и отрубить ему голову. Все.

Артемис тяжело дышал, пот катился с него градом. Длинные волосы слиплись в один безобразный ком. Курчавые волосы на груди неряшливо встопорщились, борода на лице блестела бисеринками пота.

- Вижу, кое-кто с утра пораньше уже отлично размялся? – насмешливо произнес Арфис подходя к другу. Артемис еще не вполне осмысленным взглядом окинул товарища.

- Давно ты здесь? – хрипло спросил он, выравнивая дыхание.

- Где-то с середины твоей тренировки, - ответил друг, улыбаясь. – Ты молодец! – добавил он, посерьезнев. – Редко кто может добиться таких замечательных успехов за столь короткое время.

Артемис кивнул.

- Не хочешь потренироваться со мной? – он указал на меч Арфиса, болтающийся у друга на поясе. Тот задумался, затем кивнул.

- Пожалуй, время еще есть. Держись, король, сейчас я надеру тебе зад! – весело воскликнул Арфис, насмешливо ухмыляясь. Артемис беззаботно рассмеялся. Затем выставил меч впереди и принялся кружить вокруг друга, иногда делая резкие уколы, которые Арфис блокировал сходу. Артемис ударил в корпус, а затем, не останавливаясь, присел и провел молниеносную атаку в живот спарринг-партнера.

Арфис вовремя успел отклониться в сторону и меч Артемиса лишь бессильно звякнул, ударившись о песок. Артемис задорно рыкнул, сделал кувырок назад и, когда Арфис прыгнул вперед, резко вскочил ему навстречу, держа меч над головой. Он повис в воздухе на несколько секунд, с клинком, отведенным назад, а затем обрушился на Арфиса, разрубая его пополам. Меч прошел сквозь тело друга, коснувшись земли. Артемис, надсадно дыша, поднялся на ноги и снял с оружия заклятье, делавшее его неопасным для людей.

Арфис хрипел, громко кашляя. Он стоял на коленях и пытался привести в порядок свои мысли.

- Знаешь, если бы я сделал это обычным мечом, то разрубил бы тебя пополам, - сказал Артемис, улыбаясь. Арфис кивнул, не в силах что-либо произнести. Затем он отдышался и сказал:

- Ты быстро научился, Артемис. Такого приема я не ожидал, - признался он. Артемис хрипло рассмеялся, толкнув друга в бок. Арфис весело расхохотался. Так они и смеялись, снимая напряжение от эмоций, испытанных в этом волшебном месте.

 

Артемис только успел поднести ко рту ложку с кашей, как шкура распахнулась и в дом ворвался Джул. Увидев его перекошенное от испуга лицо, Артемис встревоженно спросил:

- Что случилось?

- На город напали арахниды! – крикнул старший сын пустынного короля. – Они уже на улицах! Нужно уходить, быстро!

- Не кипятись ты! – резко бросил ему Арфис, вставая со скамьи. – Сейчас мы разберемся с вашими арахнидами. Они большие?

- В два человеческих роста, - растерянно сказал Джул. Артемис тоже поднялся из-за стола, похлопал пустынника по плечу и вышел из дома вслед за другом. Элен вытерла руки полотенцем и крикнула мужу:

- Стойте, я с вами!

Артемис споткнулся и быстро повернулся к любимой жене.

- Останься здесь! – властно приказал он. – Я не могу рисковать тобой, - добавил он уже тише, погладив Элен по щеке. Жена нахмурилась.

- Я иду с вами! – отрезала она. – Я отлично фехтую, даже лучше, чем ты! Отец нанимал мне разных учителей! Я принесу пользу на поле битвы, правда! Арфис, скажи ему! – обратилась она к другу. Арфис призадумался. Затем уверенно кивнул.

- Ее отец действительно нанимал лучших мечников и она с детства умела фехтовать. Она даже более умелый мечник, чем я, - признался он. Артемис только покачал головой.

- Ладно, идем, - сдался он. Элен быстро чмокнула мужа в щеку и побежала за кожаным доспехом с кольчугой. Быстро одевшись, она схватила узкий чикасский клинок, каким пользовались рыцари, и побежала вслед за мужем и другом.

Они быстро мчались сквозь город, следуя за Джулом, который решил помочь им. Пустынники испуганно бежали в обратную сторону, недоуменно посматривая на отряд, бегущий в пасть смерти. Артемис на ходу создавал вокруг Элен защитное заклятье, которое могло бы защитить ее от любых воздействий извне. Арфис молча кивнул, соглашаясь с данной мерой предосторожности.

Они выскочили к входу в город и наткнулись на крупный отряд странных существ. Артемис прищурился, стараясь разглядеть их получше. Враги имели интересное строение тела: паучьи нижние конечности и вполне человеческое тело. Все они были мужчинами, по крайней мере, это было видно из их верхней части. В  руках они крепко сжимали длинные копья с зазубренными наконечниками.

«Как Джул их назвал? Арахниды!», - припомнил Артемис. – «Хм…что-то знакомое…Точно! Семейство паукообразных! Вот они значит кто!».

Артемис усмехнулся.

- Ну что, укоротим паукам их длинные ножки? – подмигнул он друзьям. Арфис понятливо кивнул, также криво усмехнувшись, как и его друг и сюзерен.

Артемис выставил меч вперед и, низко пригибаясь к земле, подобно хищному зверю, побежал к арахнидам. Чудовища уже заметили его и выставили копья, угрожающе ими покачивая.

- Ну, ну, - ухмыльнулся Кондор. – Зря стараетесь, твари!

Он подбежал к первому из арахнидов и резко подсек ему конечности. Арахнид тонко завизжал, падая в собственную слизь, которая была у чудищ вместо крови. Артемис безжалостно воткнул ему в голову свой клинок, провернул в ране и вынул. Затем кинулся к следующему. Этот оказался проворней, он заранее приготовился и первым прыгнул к Артемису, целясь копьем в его незащищенную голову. Кондор был без доспехов, в кожаном костюме, поэтому любое ранение могло стоить ему жизни.

Артемис выругался и кувырком ушел из-под удара, скакнув влево. Арахнид яростно закричал что-то на своем языке. Артемис быстро скакал вокруг него, мельтеша перед глазами и сбивая с толку. Подгадав момент, он резко прыгнул за спину врага и быстрым ударом разрубил паучью задницу на две части. Арахнид заорал от боли. Артемис прыгнул ему на спину и воткнул меч в голову.

Тяжело дыша, Артемис огляделся вокруг. Арфис насел на одного арахнида, успешно отбивая его атаки и делая резкие колющие удары. Джул обманными маневрами дурачил своего арахнида. Им помощь не требуется. Элен?

Артемис обернулся, но жены нигде не было видно. Он помчался вперед, но обзор заслонили огромные клубы дыма, мешающие разглядеть окружающий мир. Артемис прикрыл лицо одной рукой, сетуя, что не успел одеть свой плащ с капюшоном. Он мчался сквозь серую мглу, тщетно пытаясь найти Элен. Жены нигде не было. Артемис звал ее, но никто не откликался.

Кондор вылетел за городскую черту и увидел картину, которую потом старался забыть до конца своей жизни. Огромный арахнид, намного больше тех, с кем он сражался до этого, наступал на Элен, неведомо как здесь оказавшуюся. Жена умело отражала все атаки чудища, но видно было, что его блокирования отзываются болью в ее руках. Элен морщилась, но держалась. Но когда Артемис выскочил из дыма, она увидела его и закричала:

- Артемис, помоги!

Арахнид воспользовался тем, что она отвлеклась, и резко ударил Элен своей паучьей конечностью в бок. Девушка вскрикнула и упала, роняя меч на землю. Артемис закричал что-то нечленораздельное и бросился к чудовищу. Он с ходу врезал арахниду клинком в живот и, крутанувшись на месте, разрубил тело гиганта наискось, от живота, до нижних конечностей. Арахнид коротко вскрикнул и упал замертво. Артемис, бессильно рыча, еле передвигая ногами, добрался до Элен. Все его силы и энергия вдруг иссякли, осталась лишь слабость, пожирающая Кондора изнутри.

Артемис сел на колени возле жены и прикоснулся рукой к ее щеке. Щека была теплой, значит Элен была еще жива. Артемис нагнулся к ее ране и сглотнул неприятный ком, встрявший поперек горла. В боку Элен зияла широкая рваная дыра, оголявшая белые кости – ребра. Артемис стукнул кулаком по земле и заплакал. Он не мог даже отнести жену в город. Он ничего не мог, только глядеть, как она умирает.

Артемис прикрыл глаза. Ему ужасно хотелось заснуть, но он понимал, что это может быть опасно. Сейчас ему требуется опытный лекарь – для Элен, и маг – для себя, чтобы пополнить истощенные запасы сил. Он сам не заметил, как впал в забытье.

***

Из этой полуяви Артемиса вывел голос Арфиса.

- Вот они, - говорил друг. – Похоже, оба без сознания. Так, вы двое, берите их на носилки и несите в дом короля Альфреда, ясно? И глядите, чтобы они не выпали! Если что случится, я лично каждого из вас четвертую! Выполнять!

В тот же миг чьи-то заботливые руки схватили Артемиса за руки и за ноги и уложили на мягкие носилки. Артемис попытался остановить их, сказать, что все в порядке, но с каждой секундой он все сильней утопал в бреду. Он совсем потерял связь с реальностью, осталась лишь сосущая пустота, да мерное покачивание носилок, которые несли чьи-то крепкие руки. Артемис пытался сосредоточиться на собственных мыслях, но с удивлением понял, что мысли ему не подчиняются. Он почувствовал себя запертым в собственном теле, будто в клетке. Он мог чувствовать окружающий мир, мог слышать голоса людей, но все остальные звуки были ему неподвластны. Артемис силился услышать шум ветра, шелест песка под ногами носильщиков, но тщетно. Он словно оглох и ослеп, совершенно один в этом суровом безжалостном мире.

Постепенно он стал засыпать, проваливаться в эту яму все глубже и глубже. Артемис упирался, не желая терять и это, но яма затягивала его сильней и сильней. Наконец он сдался и отдал себя на волю судьбы…

 

...Все тело ломило так, словно вчера он побывал в аду. Кости выкручивало, голова трещала, а в желудке появилась голодная бездна. Артемис распахнул глаза и застонал, когда солнечный свет, падающий в окно, сильно резанул по глазам. Арфис, сидевший на стуле возле кровати, резко вскочил и бросился к другу.

- Артемис, ты жив, слава Хандору! – облегченно воскликнул он. – Я уж было потерял надежду, ты так долго не приходил в себя.

- Сколько я пролежал здесь? – хмуро спросил Артемис, подозревая, что все не так хорошо, как силится показать товарищ.

- Две недели, - произнес Арфис, пряча глаза. Артемис громко выругался. Целых две недели! Цумир, как же много! За это время он мог столько всего успеть, а тут…Стоп, а как же Элен?!

- Что с моей женой? – тревожно спросил он. Арфис вздрогнул.

- Все в порядке, - тихо сказал он.

- Скажи мне, что с ней! – крикнул Артемис, стукнув кулаком по кровати.

- Она тяжело ранена. Конечности арахнидов могут впрыскивать в тело жертвы сильный яд, который сейчас сдерживает моя магия и умения целителей-знахарей короля Альфреда. Но если мы не найдем средство, способное спасти ее, то твоя жена умрет, Артемис. Мне очень жаль, - друг отвернулся к окну. Артемис сидел на кровати, словно пораженный громом. Если не найти лекарство, то Элен умрет. Боги, за что вы посылаете мне такое наказание?! Почему я вынужден лишаться ее снова?

Артемис сжал кулаки. Нет, на этот раз он не допустит гибели своей любимой, он пойдет в подземелья, найдет там дракона-Кондора, и тот поможет ему вылечить Элен. Так и будет!

 

Артемис стоял возле постели Элен и молча смотрел на ее лицо, обычно спокойное, а сейчас искаженное гримасой боли. Элен тихонько стонала, но в себя не приходила. Артемис в очередной раз потер ноющие виски и покачал головой. Нет, долго это продолжаться не может. Ему нужно идти дальше, нужно попасть в подземелья, а что он сможет, если Элен лежит здесь, беспомощная, больная? Не бросать же ее на волю судьбы?

Артемис досадливо скрипнул зубами. Слишком тяжелый выбор. Лекарям, что лечили его жену, он не доверял. Они не маги, не смогут поддержать ее жизнь, если она начнет умирать. А Арфиса с ней не оставишь – самому понадобится маг под рукой. Вот и думал он каждый раз, когда стоял у постели жены – что же делать?

Тихо скрипнула дверь. Артемис, не оборачиваясь, спросил:

- Какие новости?

- Арахниды отступили от города. Разведчики докладывают, что они уходят назад, к себе, в Арахну, - негромко произнес Джул, вставая рядом. Артемис кивнул.

- Надеюсь, больше они не вернутся, - сказал он, глядя в глаза Джулу. Пустынник пожал плечами.

- Обычно они нападают зимой, когда у них кончаются запасы продовольствия, - сообщил он. – Странно, что они совершили набег сейчас.

- Значит, что-то их подтолкнуло к этому, - нахмурившись, произнес Артемис. – Над этим стоит подумать.

Он развернулся и направился к выходу.

На улице царил изнуряющий зной. Иногда даже видно было, как сильно над дорогой пылает марево. Артемис поморщился и облизнул вмиг пересохшие губы. Чертова пустыня! Как много она у него отняла дней!

Артемис пошел к дому короля Альфреда, где обычно собирались все, кто участвовал в обороне города, а также и Арфис. Друг активно помогал пустынникам, давая королю ценные советы. Артемис в делах Альфреда не участвовал, ссылаясь на усталость. Он видел, как презрительно на него смотрели генералы пустынников, словно на ребенка. Ну конечно, они никогда бы не стали жаловаться на то, что у них болит голова или крутит живот. Они и сами напоминали железных людей: высокие, здоровые, с лысыми головами, словно какие-нибудь клоны.

Артемису было плевать на репутацию, которую он получит в среде пустынников. Он и так рисковал жизнью, спасая город от арахнидов, пусть заткнутся теперь. Они-то, генералы, сами не пошли в сражение, командуя издалека.  А простые воины рисковали своими шкурами, пытаясь справиться с гигантами на паучьих конечностях.

Артемис отдернул шкуру и вошел в дом. Все уже собрались на совещание. Артемис вежливо со всеми поздоровался и сел в уголок, рядом с Арфисом.

- Ну что, есть новости? – шепотом спросил он у друга.

- Нет. Сейчас решают, как поступить дальше, - так же шепотом ответил Арфис. – Идиоты. Смысл преследовать арахнидов сейчас? Они уже давно спрятались в своих паутинах, ищи их там. Пусть бы лучше к зиме готовились, говорят, здесь песок превращается в лед за одну ночь, настолько суровая погода.

- Хм, нам срочно нужно идти искать Кондора, - хмуро сказал Артемис. – Времени больше нет. Чем скорей мы вернемся, тем лучше будет для Чикасса. Только как быть с Элен?

- Оставь ее здесь, - предложил Арфис. – Лекари смогут о ней позаботиться, уверяю тебя. К тому же я обнаружил в Эргреде задатки мага, научу его целительским заклятьям, это займет пару дней, но зато он сможет спасти жизнь Элен, если что.

- Ладно, - вздохнул Артемис. – Поступим, как ты предлагаешь.

- Вот и замечательно! – обрадовался Арфис. – Отдохни несколько дней. Когда мы отправимся в поход, ты должен быть в форме, лишний маг нам не помешает.

Артемис устало кивнул. Когда бесполезное совещание кончилось, он выбрался на улицу и побрел к своему домику. Арфис был прав, ему следовало отдохнуть. Возможно, в пути их ждет много опасностей, а значит, нужно набраться сил, чтобы достойно встретить противника.

 

С каждым днем погода в пустыне становилась все хуже. Ночью на ставнях появлялась изморозь. По утрам было холодно, под утро Артемис даже вставал, чтобы крепче задернуть шкуру на входе. Видимо, именно так чувствовалось приближение зимы в пустыне. Жители города уже вовсю шили толстые шкуры, снаряжали специальные отряды охотников, для добычи ресурсов. У них был даже небольшой огород позади города, хотя продукты брали у соседних поселений, где имелся богатый оазис.

Жизнь среди суровых жителей пустыни многому научила Артемиса. Он попросился в один из охотничьих отрядов, чтобы развеять скуку. Равнодушно приступил к делу…и увлекся. Оказалось, что для убийства апера без повреждения его шкуры требуется целая схема. Охотники учили его быть бесшумным и бить только в голову, где у зверей были лишь костяные наросты. Впрочем, острые наконечники копий на раз пробивали любую кость, не оставляя ни следа крови. Артемис за пару дней выучился охотиться получше многих заядлых охотников из пустыни. Скорее всего, в его быстрой приспособляемости к любым условиям была виновата сила Кондора, бурлящая в его крови. Так или иначе, но Артемис накрепко заслужил репутацию матерого зверолова.

Учеба Эргреда затянулась еще на неделю, потому что парень оказался на редкость несообразительным в плане магии. Арфис продвигал его по стезе чуть ли не пинками. Эргред старался, пытался сделать хоть что-то, но…Возможно, здесь была вина боевого уклона пустынного населения, в связи с чем их мысленная активность застопорилась. Артемис лишь качал головой, когда присутствовал на этих занятиях. Даже он в свою пору ученичества, хоть и был выходцем из другого мира, но двигался намного активней, нежели коренной житель Растра.

- Так ты его никогда ничему не научишь, - говорил он другу. – Видишь же, ему требуется какой-то стимул, ступень, к которой он бы стремился.

- Да знаю я, - огрызался Арфис. – Я и так уже все перепробовал. Ничего не помогает.

- Может, тебе следует лучше понять самого Эргреда? – задумчиво предлагал Артемис. Арфис махал на него рукой и шел к своему непутевому ученику.

Вот и сегодня Артемис стоял на невысоком холме позади города, где справа расположились огороды, а слева виднелась массивная гора, и смотрел на своего друга, который пытался научить младшего сына пустынного короля азам целительской магии.

- Эй, сосредоточься же! – прикрикнул Арфис на Эргреда. – Это же совсем просто. Представь, что ты шар. Теперь представь, что я больной. Протяни ко мне от себя ниточку и передай по ней часть своей энергии.

- Я не могу, - тихо вздохнул Эргред. – Я правда пытаюсь, но не могу.

Артемис задумчиво глянул на парня. Хм, если в обычной ситуации он никак не может проявить себя, то, возможно, ему требуется ситуация экстренная?

Артемис поразмыслил, и кивнул, утверждаясь в своей догадке. Затем он ступил на широкую площадку, утоптанную множеством ног, так как именно здесь проходили занятия новобранцев в пустынной армии.

Арфис недовольно покосился на друга, но смолчал. Артемис подошел почти вплотную к Эргреду. Затем он медленно достал из-за пояса нож и с силой резанул себя по ладони. Эргред испуганно охнул и подскочил к Артемису. Затем он прикрыл глаза и рана стала затягиваться на глазах. Арфис подошел к ним и улыбающийся Артемис показал ему затянутую рану. Арфис схватил ладонь и бегло осмотрел ее со всех сторон. Затем перевел радостный взгляд на Эргреда.

- Так вот ты какой…- произнес он задумчиво. – Ясно. Значит, будем создавать зону боевых действий. Надеюсь, пятерку солдат для резки нам выделят.

Артемис весело рассмеялся, глядя на вытянутое лицо Эргреда. Теперь учеба определенно пойдет куда как оживленнее. Арфис с парня десять потов спустит за день. Уж это-то Артемис испытал на себе.

 

Спустя три дня Эргред был готов. Можно было выступать, но перед самым отъездом Артемис зашел к Элен, которую не посещал уже несколько дней. Жена все так же не приходила в себя, но Эргред обещал, что обязательно поддержит ее жизнь, если что-то пойдет не так. Артемис крепко пожал ему руку и ушел собираться.

Он одел на себя все доспехи и плотный плащ с капюшоном, сшитый из шкур по просьбе короля, в знак доверия и уважения. Для этого плаща пришлось специально убить вожака стаи аперов, потому что только вожаки имели характерную серо-черную окраску, из-за которой их шкуры высоко ценились в пределах и за пределами пустыни.

Артемис в последний раз оглядел себя, затем присел на дорожку и вышел из дома. Арфис уже ждал его на улице. Артемис поправил мешок, закинутый за спину, проверил меч на поясе, и направился к своему топу.

Топами пустынники называли высоких, под два метра ростом, животных, с короткими крепкими лапами, мускулистым телом, и небольшой башкой, увенчанной двумя загнутыми рогами. Эти животные имели острые зубы, которыми могли и укусить, а то и оттяпать кому-нибудь руку или голову. Они использовались в качестве средства перемещения, а также могли защитить своего раненного всадника в бою. Незаменимые помощники и верные друзья, топы служили своим хозяевам от рождения и до самой смерти, никогда не меняя своих приоритетов. Артемис искренне уважал этих зверей за такую чистую преданность и надеялся захватить своего топа с собой.

Он назвал зверя Мустангом. Его Артемису подарил Джул, буквально сразу после того, как Артемис помог отбить атаку арахнидов, якобы в награду за помощь в битве. Маленький топ, который был всего пятнадцать сантиметров в длину, за пару дней вырос на несколько метров. Поистине эти животные были олицетворением доброго волшебства. Они росли быстро, как на дрожжах, ели много, но зато пользу приносили огромную. Где-то что-то перевезти – топ, что-то тяжелое поднять – топ, быстро доехать до дальнего поселения – опять топ. Эти звери были всюду. Одно было в них плохо: они не разговаривали. Хотя были довольно разумными, как Медведь. При мысли о любимом псе Артемис начинал грустить. Он надеялся, что тот успел спрятаться или сбежать, потому что терять такого друга ему было бы крайне горестно.

- Готов? – спросил Арфис, когда Артемис забрался в седло. Земля осталась так далеко под ним, что в первый миг закружилась голова и затошнило. Затем все стихло, и Артемис утвердительно кивнул. Арфис звонко скомандовал:

- Эр-ра! – и его топ резво побежал вперед. Артемису ничего не оставалось, кроме как последовать примеру друга.

Они промчались через весь город, поднимая пыль в воздух и шугая мирных жителей. Остановились топы только возле дома короля Альфреда, где друзья должны были забрать Джула. Пустынник услышал тяжелую поступь топов еще издалека и сейчас выводил из загона своего зверя. Быстро закинув седельные сумки на топа, Джул присоединился к товарищам.

За прошедшие дни Артемис довольно близко сошелся со старшим сыном Альфреда. Джул был, хоть и молод, но силен и умен. Он был первым среди охотников, первым среди воинов молодого поколения.  И он с удовольствием давал Артемису уроки выживания в пустыне, рассказывая интересно и приводя примеры из жизни.

Трое всадников быстро мчались по пустыне, удаляясь от города все дальше и дальше. Впереди была все такая же безжизненная местность, вплоть до горизонта. Но где-то там, вдали, расположились подземелья орков, где обитает последний из драконов-Кондоров. И скоро они встретятся…

***

Медведь негромко зарычал, когда запах гари и человеческой крови достиг его ноздрей. Впереди был его дом, но теперь там властвовали чужаки. Хозяина нет, хозяин уплыл за море. А его помощники не справились с охраной города, упустили из лап все, что хозяин нажил своим трудом.

Пес пригнулся, когда мимо прошагал отряд солдат Мануала. Затем он тенью скользнул вниз, помчался к стенам города. Там, в восточной стене, у него была своя лазейка, довольно часто используемая.

Быстро проникнув в город, Медведь, минуя главные улицы, направился ко дворцу, где чувствовал запах родственника хозяина. Медведь усмехнулся. Не зря хозяин считал его необычным псом, не зря. Перенос в другой мир дал ему возможность менять свой облик и имитировать человеческую речь. До поры до времени он не открывал это даже хозяину. Теперь пригодилось.

Прошмыгнув в сад, Медведь, бегло оглядевшись, сменил свой внешний вид на мальчика-слугу. Оглядев себя и довольно хмыкнув, он направился во дворец.

 

Арчибальд Гхаруш сидел за обеденным столом и ждал своих обычных блюд, которые ему должны были поднести. Захват Чикасса оказался крайне полезным делом. Теперь ему служили люди, которые его боялись и делали все, что он прикажет. Не об этом ли мечтал когда-то забитый мальчик Арчи? Да, именно об этом. Теперь давняя мечта исполнилась, теперь он тиран и узурпатор, но зато имеет целое государство подчиненных ему людей, и целую страну нелюдей – Мануал, ставший сейчас обиталищем карелей и всякой нечисти, призванной охранять владения Великого мага.

Рядом с Арчибальдом остановился мальчик-слуга, лет двенадцати, со светлыми густыми волосами, яркими голубыми глазами и довольно крепкой фигурой.

- Как тебя зовут? – обратился к нему Арчибальд. Мальчик острым взглядом пронзил Великого мага, отчего у того аж мурашки по коже побежали, и сказал:

- Меня зовут Дик, Ваша Милость.

Арчибальд усмехнулся.

- Хм, что ж, Дик, не хочешь ли ты пойти ко мне в пажи? У тебя будет все, о чем ты только мечтал.

- Я согласен, Ваша Милость, - подумав, кивнул мальчик.

- Вот и отлично! – обрадовался Гхаруш. – Мад проводит тебя в твою комнату, проследит, чтобы тебе выдали одеяние пажа. Ступай. И вечером, чтобы был у моего трона!

Дик кивнул и последовал за высоким воином, с длинными волосами, связанными в косы.

Мад провел его через множество коридоров и привел в светлую просторную комнату, неподалеку от арчибальдовой. Дик поблагодарил грозного воина и сел на мягкую кровать. Когда Мад вышел в коридор, мальчик зло усмехнулся.

- Первая часть плана выполнена, - прошептал Медведь(а это был именно он). Мутант потер ладони и глянул в окно, на полуразрушенную столицу Чикасса. Он должен сделать все, что в его силах, чтобы помочь хозяину вернуть себе земли. А когда Артемис вернется домой, его ждет сюрприз.

Медведь коротко рассмеялся.

***

Артемис погладил Мустанга по крепкой морде с умными глазами и направился к костру. На пустыню опускалась ночь, медленно, исподволь, захватывая себе пространство. Уже сейчас, хотя солнце только-только опустилось за горизонт, в воздухе чувствовался холод, пробирающий кости изнутри.

Артемис прижал заледеневшие ладони к губам, согревая их своим дыханием. Именно сейчас ему невыносимо хотелось прижаться к Элен, согревая ее своим теплом и глядеть в пламя костра, ни о чем не говоря, а просто сидеть и молчать. Именно в такие минуты он ощущал всю близость их душ, всю полноту любви, обрушившуюся на него.

Арфис задремал, прижавшись к теплому боку своего топа. Джул сидел на седле, снятом с животного, и подкидывал в костер сухие ветки колючего кустарника, который рос здесь довольно часто.

Артемис достал из мешка маленькую записную книжку, которую ему подарил дед на свадьбу. Книжка была сделана землянами, уже здесь. На ее кожаной обложке ярко виднелись две выгравированные буквы: «АК», причудливо загнутые и напоминавшие неведомых зверей.

Артемис открыл книжку на первой страничке и, достав из кармашка маленький карандаш, который дед сохранил еще с переноса, принялся выводить неровные строчки. Дневник ему посоветовала вести Элен, чтобы потом можно было занести сведения о пустыне в архив городской библиотеки, в Чикассе.

«Пустыня крайне странное место», - писал сейчас Артемис. – «Днем здесь жара неимоверная, а вечером, только солнце спрячется за горизонт, холод пробирает до каждой косточки. Особенно сильно это чувствуется сейчас, с приближением зимы. Пустынники шьют толстые курты, из шкур аперов, чтобы пережить зиму, когда пустыня превращается в ледяное пространство, оттаивающее только весной. Говорят, здесь даже в воздухе, если выдохнуть пар, то он превращается в ледяную скульптуру, чем и развлекаются дети пустынников.

Пустынники оказались довольно дружелюбным народом. У них свой быт, свои обычаи и традиции. Они подарили нам топов – крепких ездовых животных, на которых можно быстро перемещаться по пустыне. Я благодарен им за поддержку, ведь если бы не король Альфред, то я бы не смог бы добраться до подземелий и за целый год».

Артемис поднял глаза и взглянул на мирно сопевшего Джула, который склонил голову к груди. Топы тоже дремали, внутри них что-то гулко бухало, если приложить к боку ухо, то явственно слышался этот звук.

Артемис посмотрел на темное небо, тихо вздохнул, и придвинулся ближе к костру. Дневник требовал аккуратного ведения записей, а ночь впереди длинная.

 

Рейтинг: +3 202 просмотра
Комментарии (4)
Необходимо восстановить 2549 # 10 августа 2012 в 18:57 0
"Утро принесло с собой свежесть и прохладу, несвойственные дню. Лишь только забрезжил рассвет, как Артемис распахнул глаза, отходя ото сна."
Ничего не поняла! Утро, день, рассвет - путаница какая-то!
"...как Артемис распахнул глаза, отходя ото сна." Некрасивое сочетание, перепиши.
Ладно, с побудкой разобрались. Далее парень идет тренироваться. Так и не врубилось к чему тут было описание курчавых волос на груди? Ты так хотел показать, что ГГ стал этаким "бруталом"?
"Артемис закричал что-то нечленораздельное и бросился к чудовищу."
Нечленораздельная речь была у питекантропов. ГГ ведь не питекантроп!
"Элен тихонько стонала, но в себя не приходила." Она должна либо стонать, либо не приходить в себя. Все вместе нельзя!
"На пустыню опускалась ночь, медленно, исподволь, захватывая себе пространство. Уже сейчас, хотя солнце только-только опустилось за горизонт, в воздухе чувствовался холод, пробирающий кости изнутри."
А что, кости можно пробрать и снаружи?
"Артемис погладил Мустанга по крепкой морде с умными глазами и направился к костру."
Либо ты запятую пропустил на отрезке между "умными глазами" и "направился", либо сам ГГ сделал умные глаза и почесал к костру, либо - чего уж там - сам Мустанг.
Короче, плюс я тебе не поставлю пока не переделаешь по-человечески!
ПЫ.СЫ. Извини за резкость! zst
Александр Нагорный # 10 августа 2012 в 20:14 0
Извини, но сейчас переделывать нет времени))) Не могу тормозить на месте, мне надо идти вперед))
Александр Нагорный # 11 августа 2012 в 18:30 0
Теперь сойдет?))
Анна Магасумова # 14 августа 2012 в 22:51 0
Мне очень нравится! Только Элен жалко, надеюсь, она выздоровеет! А Медведь молодец, настоящий верный пёс!