ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → В ночь полнолуния

 

В ночь полнолуния

Вечерело.
Под любимой сосной в углу двора сидели втроём. Веська уверенно терзал острым ножом розовое полешко. Поглядывал изредка на лежавшую между ног на земле дощечку с рисунком. На рисунке – серебристый бельчонок Пим, в обнимку с огромною шишкой. Как живой!
Сашка ревниво заглядывал другу через плечо. Вдруг, не получится похоже? Зря он старался, рисовал? Вон, пальцы до сих пор все в угле.
- Ты не бойся, всё выйдет как надо, - с усмешкою сказал белобрысый Нежата. – Веська мастер у нас. Хотя и дикарь.
- Чего это дикарь? – напрягся Веська.
- А кто нам с Глебкой давеча доказывал, что наша вера – лучше, чем Угорская?
- А, что ли, не так?
- А я спросил, чего тогда угорцы живут богаче и сытнее нас. А он.… Дерётся.
- Я могу и сейчас!
- Не, не надо, - потянулся лениво Нежата. – Я ж сильнее. Попробуй на словах.
- А чего на словах то, - пожал плечами Веська. – Конечно, наша лучше! Ты ведь сам в храме был, сколько раз!
- Ну…
- Ведь красиво?
Нежата сладко вздохнул.
- Не то слово. Там душа ликует!
- Вот! А Бог – он там, где красота! А богатые и сытые твои угорцы красоты не ведают. Мне так отец объяснял! И значит, вера наша краше, правильней!
- А то, - кивнул Нежата. – Теперь ты верно говоришь. Теперь и Сашке-Пташке всё понятно.
- Противный Лис!
Стемнело быстро. Неподалёку приглушённо звякнул колокол.
- Спать пора, - зевнул Веська, любуясь полуготовой фигуркой. – Завтра доделаем. Бежим!
У ворот Нежата придержал Сашку за руку.
- Сегодня полнолуние, – шепнул он. – Смотри, не выходи из дому ночью никуда. А то утащат злые звери-оборотни.
- Пфы!
Ни в каких таких оборотней Сашка верить не собирался. Потому что таких не бывает. Это каждый третьеклассник знает точно, в прежней Сашкиной школе.
Сашка, правда, знаком с одним мальчишкой здесь, который может превращаться ненадолго в котёнка. Но это же совсем другое!
А Нежата нарочно пугает! Хитрый Лис!

Ночевал сегодня Сашка в отрочей землянке, на краю посёлка. Вместе с друзьями. Маме, конечно, такое не нравилось. Она говорила, что Сашка совсем уж от дома отбился.
Неправда! Ничего он не отбился!
Просто назавтра столько важных дел!..
Позасыпали все быстро. А ночью Сашка проснулся. Его разбудил негромкий стук, и возня у порога. Приподнял от подушки голову.
Что за дела там?
Тихо скрипнула дверь. Кто-то вышел.
Сашке сразу же спать расхотелось. Он дотянулся рукой до соседней лежанки. Осторожно пошарил по ней. Никого!
Ну, Нежата! Сам говорил, что нельзя выходить, а сам шастает где-то!
А куда он пошёл?
Надо это разведать!
Накинуть рубашку и затянуть поясок - минутное дело. Сашка осторожненько, чтобы никого не разбудить, прокрался к выходу. У порога нащупал ногою разбитую кружку. Видно, Нежата её уронил ненароком.
На дворе было зябко. Сашка мигом продрог. Ярко-ярко светила большая луна. Сразу вспомнились слова Нежаты, о злых оборотнях. И стало ещё зябче.
Но не сдаваться же! Вперёд!
А вон и Нежата. В полусотне шагов. Идёт по тропиночке к лесу на Тёплой горе.
Интересно…
Лишь бы не заметил!
Не заметил. Идёт не спеша. Не оглядываясь. Словно просто вышел погулять!
Когда дошли до леса, там стало ещё холоднее. И ещё опаснее. За деревьями прятались злобные, таящие угрозу тени…
Но раз Нежата их нисколько не боится, то значит, Сашке тоже незачем.
Нежата, между тем, дошёл до Чистого ключа, что под горой. Присел, на минуточку, рядом. Напился с ладошки и, кажется, набрал воды в берестяную фляжку. И направился дальше.
Теперь уже ясно, куда. К часовне на горе.
Сашка двинулся следом.

Сзади хрустнула ветка.
Сашка, вздрогнув, обернулся.
Две пары ярко-красных глаз смотрели на него из-за сплетения ветвей. Почти что рядом!
Сашка обмер.
Злые волки оборотни! Это они!
Он, на ватных ногах, шагнул в сторону. Послышалось сердитое рычание.
Сашка развернулся, и побежал!
Не туда, где стояла часовня! Нет! Туда нельзя! Там ведь этот Нежата! Они ведь могут и его!
Он споткнулся о древесный корень. Упал. Подкатился под какое-то большое дерево. Быстро сел, вжимаясь спиною в его грубую, шершавую кору. И, огромными от ужаса глазами, как во сне смотрел, как мягкими прыжками подлетают к нему две кошмарные серые тени с горящими свирепостью глазами.
Вот, сейчас….
Неееет!!!
Рука сама нащупала за воротом рубашки серебряный крестик.
- Святая София! Спаси… сохрани!... – шепнул Сашка отчаянно, выставив врагам навстречу единственный свой оберег.
И помощь пришла.
Это был лунный зайчик. Отразившись от крестика, он белыми брызгами ударил волкам по глазам.
Глаза тут же погасли. Клочья тьмы развеялись.
А у Сашкиных ног приземлились бесшумно две знакомых фигурки.
- Вот забавно! Он сам сумел снять морок! – рассмеялся Якса.
- Ты что по лесу шастаешь, в такую ночь? – сурово поинтересовался Микаш.
- Ик… - ответил Сашка. И потерял сознание.

- Да не хотели мы тебя съедать, не выдумывай уж! Так, попугали чуть-чуть.
Сашку привели немного в чувство. Напоили ключевой водой.
- Пусть теперь клятву даёт. Что ничего здесь такого не видел! – потребовал Микаш. – А то…
Сашка с опаской взглянул на него. Затем – на улыбавшегося Яксу.
- Л-ладно, - сказал он осторожненько. Голос немного дрожал. – А чего я такого не видел? Что вы тут делаете?
- Сегодня ночь такая. Ночь Посвящения! Слышал что-нибудь о Лунных Витязях?
- Не…
- Ну, ничего. Ещё услышишь…. Ну, повторяй за мной…. Мои уста…
- Мои уста – замок. Мой язык – ключ. Замком замкну, ключом запру. Замок в море суну, а ключ на небеса заброшу….
- Ну, вот. Теперь иди.
- Куда?
- Куда-куда…. В часовню. Поставишь свечку там, Святой Софии. За спасение. Иди!

Дверь в часовню была приоткрыта. Внутри было светло, от множества свечей.
Нежата, стоя на коленках перед иконой Божьей Матери, что-то тихо шептал. Заслышав Сашкины шаги, он обернулся.
И просиял!
Затем знакомо усмехнулся.
- А, ты пришел? Чего так долго? Отец Фёдор намедни сказал, у него для нас важное дело….
- Какое такое задание? – спросил ошеломлённый Сашка.
- Ты позабыл? Кто обещал, в монастыре, икону написать? Все знают! Вот и давай, - Нежата деловито кивнул в угол, сбоку от входа. – Смотри, всё уже подготовлено.
Сашка посмотрел. Там на лавке лежали растёртые монастырские краски. И стояла гладкая иконная доска. Белоснежная, как лист бумаги. Садись и пиши….
- Что, прямо сейчас?! – перепугался Сашка. – Но я же не смогу! Я не готов ещё….
- Ты кмет? Значит, готов! И справишься!
- А может, отложим ещё? – спросил неуверенно Сашка. Уже понимая, что не устоит перед Нежатиным напором.
- А на когда? Мы скоро на Гору пойдём. И до осени. Забыл? Там будет некогда…. А от этого, может быть, жизнь человечья зависит! Может, и не одна!
- Ой…. Ну тогда…. Я попробую.
С восторженно-тревожным замиранием в груди он опустился перед лавкой на коленки. Перекрестился по привычке, и зашептал молитву, прося благословения…. Затем вдруг обернулся, озадаченно, к Нежате.
- А… Что писать? Я как-то….
- А как тебя в монастыре учили? Зажмурь глаза, и помолись, как надо! Тогда увидишь сам…. Да не дрожи ты так! На вот, глотни.
Это холодное питьё, похожее чуточку на апельсиновый сок, Сашка, кажется, пробовал раньше. В тот раз всё получилось хорошо. Ну, значит, должно и сегодня….
Если сильно-сильно постараться!
Сашка крепко-накрепко зажмурился.
Если он не справится сейчас, что скажет тогда Лешек? И другие? И этот коварный Нежата?
Вдруг, из отряда выгонят совсем?
Нет! Он сумеет!
Он же кмет!
Он страстно зашептал молитву, прося о помощи!
Минула вечность. Или даже две…. Весь мир вокруг куда-то подевался. Был только Сашка. И его Молитва….
Затем перед глазами, ниоткуда, возник чудесный Лик….
Сашка счастливо вздохнул. Не раскрывая глаз, взял в пальцы кисть….

Терзать своё полешко Веська закончил лишь к обеду. Бельчонок получился, как живой. Не отличишь от настоящего!
Счастливо улыбаясь, Веська с минуточку полюбовался своим творением. И тотчас же решил, что нужно поскорей показать его Сашке. Ведь он же бельчонка придумал!
На Сашку, правда, Веська чуточку сердился. Ещё бы! Сам обещался помогать, а сам сбежал куда-то. До зари ещё! И нет его нигде.
Ну ладно, справились и без него.
А долго на кого-нибудь сердиться Веська не умел.
В конюшне, где сонно мечтал о полёте быстроногий Пегаш, Сашка вновь не обнаружился. Удивительно даже!
Зато обнаружился Якса. Веська к нему подбежал.
- Вот, гляди! – показал он бельчонка.
Якса просиял.
- Ух, ты! А Вучеку показывал? Он, знаешь, как обрадуется! Ты ведь это сам?
- Придумал Сашка. Ой…. А ты его не видел? С утра его ищу!
Якса моментально посерьёзнел.
- Забавно…. Я ведь тоже не встречал его весь день. Неужто?.. А ну-ка стой, я к кравчему схожу.

К часовне подошли вдвоём. Кряжистый волох Корней Второв, кравчий Рыжего отряда, сердито выговаривал своему сухощавому спутнику в чёрной рясе:
- Ну, учудил, святой отец! У отроков моих и так-то жизнь не сладкая. А тут ещё ты, со своими причудами!
- Так если мечта у мальчишки. Как не помочь? Я подумал, пусть отрок попробует. Попытается…. Не сумеет, понятно. Ведь писание иконное – то дело непростое, да и долгое. То не картинки малевать. Тут дар особый нужен. Помается денёк-другой, да бросит. Позабудет до времени. Чем оно худо?
-А ежели не бросит? Что, так и будет маяться? А он для дела надобен другого!
Бесшумно отворили дверь. Вошли.
- Да вон твои отроки, спят. Идём посмотрим, что мальчонка успел….
Священник шагнул к лавке. И вдруг замер. Словно на стенку налетел. В нешуточном испуге закрестился.
- Пресвятый Боже! Что вы сотворили, отроки?!!
Сашка, кажется, спал, упав головою на лавку. Рука сжимала перемазанную кисть. Нежата лежал рядом на боку, поджавши ноги, и крепко обхватив руками другую Сашкину ладонь.
А на лавке стояла икона. На золотистом фоне, в нимбе света, - молодой парнишка. Каштановые кудри. Ясный и пытливый взгляд. Поверх длинной зелёной рубашки – пелёсый плащ. В руке – какая-то коробочка. Похож немножечко на Вучека….
Священник, вновь перекрестившись, глубоко поклонился иконе. Но затем торопливо склонился над одним мальчишкой, над другим….
- Слава Богу, живы! – обернулся он к кравчему. - Но ещё бы немного…. Надо их отнести, покамест, к роднику. Пусть наберутся сил.
Так и сделали. Смочили губы отрокам студёной ключевой водой. Те так и не проснулись. Их уложили рядом под высоким деревом.
- Пусть полежат…. А теперь – за иконой!

И вот снова часовня. Глядя на икону, священник произнёс раздумчиво:
- А ведь у отроков твоих теперь свой покровитель. Воин и целитель, всегда готовый в трудную минуту прийти на помощь….
- Такой же, как и они все, - довольно усмехнулся кравчий. – Но вот скажи, как вышло? Ты ж говорил, что работа нелёгкая, долгая. И у мальчишки вряд ли что получится?
- А так и есть. Но отроки твои очень сильно торопятся жить…. К такому подвигу, как этот, иконописец идёт годами. Молитвой укрепляет дух и копит внутреннюю силу. Чтобы хватило сил постичь духовным взором Святой Лик. Затем - перенести его на доску. Не всякий дерзнёт на такое. Ведь если не достанет сил, то дерзнувший сгорит изнутри, при попытке….
- А у мальчишки, значит, сил хватило?
- Не знаю, что и думать. Как они смогли?
Священник бережно, словно младенца, взял на руки икону.
- Идём. Теперь нам нужно освятить её.
Как только вышли на крыльцо, лес тотчас огласился звонким ликующим стрекотом. Бельчонок Пим сидел на ветке, прямо над спящими героями. Вместе с маленьким рыжим котёнком. Пел героическую песню.
- Мне кажется, сейчас сюда сбежится вся банда, - сказал священник.
- И хорошо. Задам им новую задачу.

© Copyright: Александр Соколов, 2012

Регистрационный номер №0054936

от 11 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0054936 выдан для произведения:

Вечерело.
Под любимой сосной в углу двора сидели втроём. Веська уверенно терзал острым ножом розовое полешко. Поглядывал изредка на лежавшую между ног на земле дощечку с рисунком. На рисунке – серебристый бельчонок Пим, в обнимку с огромною шишкой. Как живой!
Сашка ревниво заглядывал другу через плечо. Вдруг, не получится похоже? Зря он старался, рисовал? Вон, пальцы до сих пор все в угле.
- Ты не бойся, всё выйдет как надо, - с усмешкою сказал белобрысый Нежата. – Веська мастер у нас. Хотя и дикарь.
- Чего это дикарь? – напрягся Веська.
- А кто нам с Глебкой давеча доказывал, что наша вера – лучше, чем Угорская?
- А, что ли, не так?
- А я спросил, чего тогда угорцы живут богаче и сытнее нас. А он.… Дерётся.
- Я могу и сейчас!
- Не, не надо, - потянулся лениво Нежата. – Я ж сильнее. Попробуй на словах.
- А чего на словах то, - пожал плечами Веська. – Конечно, наша лучше! Ты ведь сам в храме был, сколько раз!
- Ну…
- Ведь красиво?
Нежата сладко вздохнул.
- Не то слово. Там душа ликует!
- Вот! А Бог – он там, где красота! А богатые и сытые твои угорцы красоты не ведают. Мне так отец объяснял! И значит, вера наша краше, правильней!
- А то, - кивнул Нежата. – Теперь ты верно говоришь. Теперь и Сашке-Пташке всё понятно.
- Противный Лис!
Стемнело быстро. Неподалёку приглушённо звякнул колокол.
- Спать пора, - зевнул Веська, любуясь полуготовой фигуркой. – Завтра доделаем. Бежим!
У ворот Нежата придержал Сашку за руку.
- Сегодня полнолуние, – шепнул он. – Смотри, не выходи из дому ночью никуда. А то утащат злые звери-оборотни.
- Пфы!
Ни в каких таких оборотней Сашка верить не собирался. Потому что таких не бывает. Это каждый третьеклассник знает точно, в прежней Сашкиной школе.
Сашка, правда, знаком с одним мальчишкой здесь, который может превращаться ненадолго в котёнка. Но это же совсем другое!
А Нежата нарочно пугает! Хитрый Лис!

Ночевал сегодня Сашка в отрочей землянке, на краю посёлка. Вместе с друзьями. Маме, конечно, такое не нравилось. Она говорила, что Сашка совсем уж от дома отбился.
Неправда! Ничего он не отбился!
Просто назавтра столько важных дел!..
Позасыпали все быстро. А ночью Сашка проснулся. Его разбудил негромкий стук, и возня у порога. Приподнял от подушки голову.
Что за дела там?
Тихо скрипнула дверь. Кто-то вышел.
Сашке сразу же спать расхотелось. Он дотянулся рукой до соседней лежанки. Осторожно пошарил по ней. Никого!
Ну, Нежата! Сам говорил, что нельзя выходить, а сам шастает где-то!
А куда он пошёл?
Надо это разведать!
Накинуть рубашку и затянуть поясок - минутное дело. Сашка осторожненько, чтобы никого не разбудить, прокрался к выходу. У порога нащупал ногою разбитую кружку. Видно, Нежата её уронил ненароком.
На дворе было зябко. Сашка мигом продрог. Ярко-ярко светила большая луна. Сразу вспомнились слова Нежаты, о злых оборотнях. И стало ещё зябче.
Но не сдаваться же! Вперёд!
А вон и Нежата. В полусотне шагов. Идёт по тропиночке к лесу на Тёплой горе.
Интересно…
Лишь бы не заметил!
Не заметил. Идёт не спеша. Не оглядываясь. Словно просто вышел погулять!
Когда дошли до леса, там стало ещё холоднее. И ещё опаснее. За деревьями прятались злобные, таящие угрозу тени…
Но раз Нежата их нисколько не боится, то значит, Сашке тоже незачем.
Нежата, между тем, дошёл до Чистого ключа, что под горой. Присел, на минуточку, рядом. Напился с ладошки и, кажется, набрал воды в берестяную фляжку. И направился дальше.
Теперь уже ясно, куда. К часовне на горе.
Сашка двинулся следом.

Сзади хрустнула ветка.
Сашка, вздрогнув, обернулся.
Две пары ярко-красных глаз смотрели на него из-за сплетения ветвей. Почти что рядом!
Сашка обмер.
Злые волки оборотни! Это они!
Он, на ватных ногах, шагнул в сторону. Послышалось сердитое рычание.
Сашка развернулся, и побежал!
Не туда, где стояла часовня! Нет! Туда нельзя! Там ведь этот Нежата! Они ведь могут и его!
Он споткнулся о древесный корень. Упал. Подкатился под какое-то большое дерево. Быстро сел, вжимаясь спиною в его грубую, шершавую кору. И, огромными от ужаса глазами, как во сне смотрел, как мягкими прыжками подлетают к нему две кошмарные серые тени с горящими свирепостью глазами.
Вот, сейчас….
Неееет!!!
Рука сама нащупала за воротом рубашки серебряный крестик.
- Святая София! Спаси… сохрани!... – шепнул Сашка отчаянно, выставив врагам навстречу единственный свой оберег.
И помощь пришла.
Это был лунный зайчик. Отразившись от крестика, он белыми брызгами ударил волкам по глазам.
Глаза тут же погасли. Клочья тьмы развеялись.
А у Сашкиных ног приземлились бесшумно две знакомых фигурки.
- Вот забавно! Он сам сумел снять морок! – рассмеялся Якса.
- Ты что по лесу шастаешь, в такую ночь? – сурово поинтересовался Микаш.
- Ик… - ответил Сашка. И потерял сознание.

- Да не хотели мы тебя съедать, не выдумывай уж! Так, попугали чуть-чуть.
Сашку привели немного в чувство. Напоили ключевой водой.
- Пусть теперь клятву даёт. Что ничего здесь такого не видел! – потребовал Микаш. – А то…
Сашка с опаской взглянул на него. Затем – на улыбавшегося Яксу.
- Л-ладно, - сказал он осторожненько. Голос немного дрожал. – А чего я такого не видел? Что вы тут делаете?
- Сегодня ночь такая. Ночь Посвящения! Слышал что-нибудь о Лунных Витязях?
- Не…
- Ну, ничего. Ещё услышишь…. Ну, повторяй за мной…. Мои уста…
- Мои уста – замок. Мой язык – ключ. Замком замкну, ключом запру. Замок в море суну, а ключ на небеса заброшу….
- Ну, вот. Теперь иди.
- Куда?
- Куда-куда…. В часовню. Поставишь свечку там, Святой Софии. За спасение. Иди!

Дверь в часовню была приоткрыта. Внутри было светло, от множества свечей.
Нежата, стоя на коленках перед иконой Божьей Матери, что-то тихо шептал. Заслышав Сашкины шаги, он обернулся.
И просиял!
Затем знакомо усмехнулся.
- А, ты пришел? Чего так долго? Отец Фёдор намедни сказал, у него для нас важное дело….
- Какое такое задание? – спросил ошеломлённый Сашка.
- Ты позабыл? Кто обещал, в монастыре, икону написать? Все знают! Вот и давай, - Нежата деловито кивнул в угол, сбоку от входа. – Смотри, всё уже подготовлено.
Сашка посмотрел. Там на лавке лежали растёртые монастырские краски. И стояла гладкая иконная доска. Белоснежная, как лист бумаги. Садись и пиши….
- Что, прямо сейчас?! – перепугался Сашка. – Но я же не смогу! Я не готов ещё….
- Ты кмет? Значит, готов! И справишься!
- А может, отложим ещё? – спросил неуверенно Сашка. Уже понимая, что не устоит перед Нежатиным напором.
- А на когда? Мы скоро на Гору пойдём. И до осени. Забыл? Там будет некогда…. А от этого, может быть, жизнь человечья зависит! Может, и не одна!
- Ой…. Ну тогда…. Я попробую.
С восторженно-тревожным замиранием в груди он опустился перед лавкой на коленки. Перекрестился по привычке, и зашептал молитву, прося благословения…. Затем вдруг обернулся, озадаченно, к Нежате.
- А… Что писать? Я как-то….
- А как тебя в монастыре учили? Зажмурь глаза, и помолись, как надо! Тогда увидишь сам…. Да не дрожи ты так! На вот, глотни.
Это холодное питьё, похожее чуточку на апельсиновый сок, Сашка, кажется, пробовал раньше. В тот раз всё получилось хорошо. Ну, значит, должно и сегодня….
Если сильно-сильно постараться!
Сашка крепко-накрепко зажмурился.
Если он не справится сейчас, что скажет тогда Лешек? И другие? И этот коварный Нежата?
Вдруг, из отряда выгонят совсем?
Нет! Он сумеет!
Он же кмет!
Он страстно зашептал молитву, прося о помощи!
Минула вечность. Или даже две…. Весь мир вокруг куда-то подевался. Был только Сашка. И его Молитва….
Затем перед глазами, ниоткуда, возник чудесный Лик….
Сашка счастливо вздохнул. Не раскрывая глаз, взял в пальцы кисть….

Терзать своё полешко Веська закончил лишь к обеду. Бельчонок получился, как живой. Не отличишь от настоящего!
Счастливо улыбаясь, Веська с минуточку полюбовался своим творением. И тотчас же решил, что нужно поскорей показать его Сашке. Ведь он же бельчонка придумал!
На Сашку, правда, Веська чуточку сердился. Ещё бы! Сам обещался помогать, а сам сбежал куда-то. До зари ещё! И нет его нигде.
Ну ладно, справились и без него.
А долго на кого-нибудь сердиться Веська не умел.
В конюшне, где сонно мечтал о полёте быстроногий Пегаш, Сашка вновь не обнаружился. Удивительно даже!
Зато обнаружился Якса. Веська к нему подбежал.
- Вот, гляди! – показал он бельчонка.
Якса просиял.
- Ух, ты! А Вучеку показывал? Он, знаешь, как обрадуется! Ты ведь это сам?
- Придумал Сашка. Ой…. А ты его не видел? С утра его ищу!
Якса моментально посерьёзнел.
- Забавно…. Я ведь тоже не встречал его весь день. Неужто?.. А ну-ка стой, я к кравчему схожу.

К часовне подошли вдвоём. Кряжистый волох Корней Второв, кравчий Рыжего отряда, сердито выговаривал своему сухощавому спутнику в чёрной рясе:
- Ну, учудил, святой отец! У отроков моих и так-то жизнь не сладкая. А тут ещё ты, со своими причудами!
- Так если мечта у мальчишки. Как не помочь? Я подумал, пусть отрок попробует. Попытается…. Не сумеет, понятно. Ведь писание иконное – то дело непростое, да и долгое. То не картинки малевать. Тут дар особый нужен. Помается денёк-другой, да бросит. Позабудет до времени. Чем оно худо?
-А ежели не бросит? Что, так и будет маяться? А он для дела надобен другого!
Бесшумно отворили дверь. Вошли.
- Да вон твои отроки, спят. Идём посмотрим, что мальчонка успел….
Священник шагнул к лавке. И вдруг замер. Словно на стенку налетел. В нешуточном испуге закрестился.
- Пресвятый Боже! Что вы сотворили, отроки?!!
Сашка, кажется, спал, упав головою на лавку. Рука сжимала перемазанную кисть. Нежата лежал рядом на боку, поджавши ноги, и крепко обхватив руками другую Сашкину ладонь.
А на лавке стояла икона. На золотистом фоне, в нимбе света, - молодой парнишка. Каштановые кудри. Ясный и пытливый взгляд. Поверх длинной зелёной рубашки – пелёсый плащ. В руке – какая-то коробочка. Похож немножечко на Вучека….
Священник, вновь перекрестившись, глубоко поклонился иконе. Но затем торопливо склонился над одним мальчишкой, над другим….
- Слава Богу, живы! – обернулся он к кравчему. - Но ещё бы немного…. Надо их отнести, покамест, к роднику. Пусть наберутся сил.
Так и сделали. Смочили губы отрокам студёной ключевой водой. Те так и не проснулись. Их уложили рядом под высоким деревом.
- Пусть полежат…. А теперь – за иконой!

И вот снова часовня. Глядя на икону, священник произнёс раздумчиво:
- А ведь у отроков твоих теперь свой покровитель. Воин и целитель, всегда готовый в трудную минуту прийти на помощь….
- Такой же, как и они все, - довольно усмехнулся кравчий. – Но вот скажи, как вышло? Ты ж говорил, что работа нелёгкая, долгая. И у мальчишки вряд ли что получится?
- А так и есть. Но отроки твои очень сильно торопятся жить…. К такому подвигу, как этот, иконописец идёт годами. Молитвой укрепляет дух и копит внутреннюю силу. Чтобы хватило сил постичь духовным взором Святой Лик. Затем - перенести его на доску. Не всякий дерзнёт на такое. Ведь если не достанет сил, то дерзнувший сгорит изнутри, при попытке….
- А у мальчишки, значит, сил хватило?
- Не знаю, что и думать. Как они смогли?
Священник бережно, словно младенца, взял на руки икону.
- Идём. Теперь нам нужно освятить её.
Как только вышли на крыльцо, лес тотчас огласился звонким ликующим стрекотом. Бельчонок Пим сидел на ветке, прямо над спящими героями. Вместе с маленьким рыжим котёнком. Пел героическую песню.
- Мне кажется, сейчас сюда сбежится вся банда, - сказал священник.
- И хорошо. Задам им новую задачу.

Рейтинг: +4 338 просмотров
Комментарии (5)
Марина Попова # 13 июня 2012 в 16:22 +1
Александр, очень интересно!
Захватывающе, что и не оторваться!
Полагаю, Александр, этот рассказ -
одна из глав большого произведения.
Думаю, что оно достаточно
увлекательное! Спасибо!
live1 5min
Александр Соколов # 14 июня 2012 в 05:58 +1
Вам спасибо! flower Я тоже надеюсь, что будет интересно....
Галина Емельянова # 13 июня 2012 в 17:41 0
Оченно нравиться ,новое слово"пелесый плащ"!Не очень понятно время .Писали лики святых на сырой штукатурке,а доски появились намного позже их привезли греческие монахи.но это фэнтази как я понимаю ,и автору прощается все
Благодарю
Александр Соколов # 14 июня 2012 в 06:36 +1
Спасибо! Вот потому и фэнтази, что можно позволять себе неточности и допущения. А время - ну, скорее, век 14-й, Русь, - по уровню развития....
Галина Емельянова # 14 июня 2012 в 21:47 0
уровень развития..Вы знаете мы очень мало знаем о уровне развития наших предков и думается мне занижаем их вклад в историю жду продолжения очень близкая тема