СОЛНЕЧНЫЙ ЛУЧИК

24 сентября 2012 - Борис Овчинников
article79117.jpg

«СОЛНЕЧНЫЙ  ЛУЧИК»

(сказка для детей, не очень детей и совсем не детей)

 

Где-то далеко за высокими горами с заснеженными вершинами, синими морями с бесконечной водной гладью, в стороне от ледяных шапок полюсов, на залитой небесным светом цветочной поляне жила девочка, звали её Солнечный Лучик. Да, именно Лучик и именно Солнечный, ведь её мамой была та звезда, что даёт жизнь всему живому на Земле, большая и добрая звезда по имени Солнце.

Белые барашковые облака служили Лучику мягкой периной, а бродяга ветер, раскачивая их, нашёптывал разные истории, принесённые с разных концов света.

            Ветер рассказывал Лучику о дальних странах. Об огромных дворцах, о непроходимых джунглях с невиданными животными, о фруктовых садах, где, распушив веера своих хвостов, курлыкают павлины, привлекая к себе своих курочек  и водопады что, падая прямо с небес, разлетаются миллиардами пузырьков, образуя радугу и бездонные голубые озёра, на дне которых плавают огромные рыбы.

            И Лучик, слушая порой неправдоподобнее истории Ветра, засыпала с наивной улыбкой на своём милом лице. Лучик была настолько красива, что её любили все, а её родственники – другие Лучики Солнца даже завидовали.

            - Ты посмотри, разве она не прекрасна? – шептала одиноко-стоящая Берёзка пролетавшему мимо журавлю.

            - Мы не видели ни чего, чтобы могло с ней сравниться! – щебетали, прилетевшие из леса птицы. – Даже сама Лесная Фея не может сравниться.

            Сама же Лесная Фея лишь улыбалась, слыша это. Да и сама она восхищалась Лучиком и любила её, как своего собственного ребёнка. Лучик звала Фею – Крёстной. А Фея так и звала Лучика – мой милый Лучик.

            Даже суровые грозовые тучки, видя спящего в облаках Лучика, обходили полянку стороной.

            А Лучик безмятежно спала, изредка переворачиваясь на своей  мягкой перине. Бродяга Ветер затих и, расположившись на соседнем облаке, лёгкими своими прикосновениями трепал нежные пряди волос на голове Лучика, от чего та съёживалась в клубочек, пряча милое личико от щекочущих прикосновений.

            И снился Лучику тот дивный лес, о котором ему часто рассказывал старый друг Ветер. Тот лес, в котором жили птицы с окрасом радуги, которые повторяли сказанные тобой слова, и от того лес наполнялся живым эхом. И название у того леса было каким-то странным – джунгли, и жили там такие же странные животные, что умели перелетать от дерева к дереву словно птицы. И всё жило и кипело в кронах этих деревьев. Всё в них было весело и сказочно. Но Ветер говорил и о тёмном и странном лесе, куда Солнечные Лучи не попадают, а те, что всё же пробиваются,  исчезают в нём. Ходят слухи, что в глубине того страшного леса живёт злая колдунья, которая охотится за лучами, ловит и отбирает у них энергию света. После чего души рассеянных лучей бродят, пытаясь собраться воедино и вырваться из этого плена. Но так ни кому не получалось оттуда вернуться.

            Вдруг улыбка пропала, лицо Лучика стало тревоженным, и она проснулась. Её красивые глаза были наполнены страхом и удивлением.

            - Что с тобой? – спросил встревоженный Ветер. – Тебе приснился плохой сон?

            - Нет, я видела её! – Лучик сидела на облачке и с грустью в глазах болтала ножками.

            - Кого её? – И не дождавшись ответа, Ветер спросил вновь: - Кого?

            - Ту старую ведьму! Я видела, как она забирает и рассеивает меня!

            - Брось, Лучик! Это же сказка! – воскликнул Ветер. – Надо меньше рассказывать тебе всяких нелепых историй!

            - Ты не понимаешь, - обиженно отвернулась Лучик. – Это был не сон. Она схватила меня своими страшными корявыми руками, и мой свет ушёл к ней.

            - Перестань, милый Лучик! Полетели лучше в гости к Лесной Фее, и она расскажет тебе, что нет ни какой злой ведьмы. Да и где мы и где джунгли!? Даже если очень захотеть, то придется лететь туда неделю, а то и месяц.

            - И правда! – улыбнулась Лучик. – Как ей меня достать? Ведь она так далеко…. Полетели, мой друг Ветер, я слышала, что в соседний лес прилетела странная птица, которая была в стране вечных льдов, где живут другие птицы, что совершенно не умеют летать и любят купаться в холодной воде. Сочиняет наверно! Разве может такое быть?

            - Я тоже слышал о тех странных птицах, они сбиваются в большие стаи и греют друг друга. Смешно же! Полетели, может чего ещё интересного расскажет.

            Лучик вытерла высохшие от слёз глаза, потрепала нежную перинку облака и только собралась в путь, как вокруг всё потемнело, воздух наполнился запахом грозы. Со всех сторон к полянке летели на огромной скорости какие-то странные тучи, не здешние – чужие. Они сметали всё на своём пути. Даже бедная Берёзка, еле устояв, склонилась к земле всеми своими тонкими ветвями!

            Того страшного дальнего родственника Ветра, что принёс эти тучи, звали Ураган. Ни кто его до той поры в здешних краях не видал, только бабушка ветра рассказывала, что живёт он далеко-далеко в океане, нападает на одинокие суда и прибрежные посёлки. О его ужасных делах старались даже не говорить, так если только какая заблудшая Сорока чего взболтнёт…

            В одно мгновение Ураган и чёрные тучи заполнили полянку и близ лежащий лес, ломая слабые деревья и срывая с крепких листву. Всё это крутилось, вертелось, образовывая вихревой столб от земли до неба. И вдруг в одно мгновение всё исчезло. Снова появилось солнышко, уцелевшие деревья принялись приводить в порядок свои потрепанные наряды. Лесные звери, приходя в себя от испуга, потихоньку выбирались из своих укрытий. И во всей этой суете сразу ни кто и не заметил, что пропал Лучик, не было и облачка, да и бродяга Ветер куда-то запропастился.

            А Ураган, оторвавшись от земли, собрал в охапку свои тучи и, что было силы, рванул далеко на юг. Его хвост из воды и поднятой с земли пыли можно было ещё какое-то время наблюдать на горизонте. Где-то посередине длинного и жуткого тела Урагана крутилось и вертелось облачко внутри, которого измученная и уставшая  спала Лучик. Ветер бережно, словно одеялом окутывал собой белую перину, чтобы Лучик не выпала.

            Сколько они так летели, ни кто сказать не мог, даже у растрепанного и выбившего из сил Ветра от такой монотонной тряски периодически закрывались глаза. Он проваливался в тревожный сон и с ужасом просыпался, когда снилось, что он выпустил и потерял облачко с Лучиком. Тяжело вздыхая, успокаиваясь, ещё крепче прижимал их к себе и вновь засыпал.

            Окончательно выбившись из сил Ветер, крепко заснул, он даже проспал момент, когда тучи резко расступились и он, обнимая облачко, с огромной скоростью приближался к земле. Удар был такой сильный, что облачко разлетелось брызгами в разные стороны.

            - Ух-ху-ху!!! – вскрикнула, отлетевшая в сторону Лучик. Она была вся мокрая,

словно её всю с ног до головы окатили из ушата водой, и выглядела в лучах уходящего за кроны огромных деревьев, словно большой бриллиант, переливаясь всеми цветами и оттенками радуги. – Ветер, ты чего такой смешной? Какой-то странный растрепанный. Да что ты там на мне увидел? Смотришь словно в первый раз.

            - Я, - замялся Ветер и стал похож на облако в лучах майского заката,  красным-красным с багровыми отливами. Наполнившимися какой-то странной тяжестью губами он прошептал: - Лучик, ты такая красивая…

            - Да ладно тебе! – прервала его Лучик. – Я симпатичная конечно, но теперь я мокрая!!! И чего красивого?

            - Нет, ты не просто симпатичная, ты очень красивая, а сейчас как ни когда! Я… - хотел продолжить Ветер, но не смог подобрать слов и перевёл разговор: - Какое-то странное место? Я ни когда не видел таких высоких деревьев.

            - Я тоже, и полянка какая-то странная. Смотри, Ветер, за твоей спиной какой-то замок!

            - И, похоже, что в нём ни кто не живёт уже несколько сотен лет.

            - Пойдем, посмотрим что там!?

            -Я слышал, что в таких замках живут змеи и приведения.

            - Ты что боишься змей!? – рассмеялась Лучик.

            - Нет, змей я не боюсь, а вот на какое приведение наткнуться ну очень бы не хотелось. Особенно если это дух злого тропического циклона Торнадо.

            - Ты мне ни чего про Торнадо не рассказывал, - удивилась Лучик.

            - Пойдём, найдем, где поудобнее место у входа в замок, а то уже темнеет, да и Гроза надвигается.

            - Что ты, Ветер? – рассмеялась Лучик. – Какая Гроза, на небе ни единого облачка!?

            - Э не, не скажи. Я запах этой старухи за несколько миль чувствую.

            - Старухи? – ещё больше удивилась Лучик. – А мне казалось, что Гроза молодая.

            - Была молодая, красивая и грациозная, выйдет порой на небосклон вся округа трепещет от восхищения. А она идёт себе важно зарницами поблёскивает. Так вот ходила по свету да глаз радовала. А повстречала могучего и сильного Торнадо, и вскружил он ей голову. Да песни, какие ей пел, обещал весь мир к ногам кинуть. И стали они вместе по миру тому бродить да шалости всякие совершать. Только вот Торнадо от того рос и крепчал энергию у Грозы отбирая, а она быстро усыхала, превращаясь в мрачную старуху. А когда Торнадо стал совсем сильным, то погнал Грозу от себя подальше. И стала она обидой исполненная бродить в одиночестве, только ветры шальные, да тучи чёрные сопровождали её. А она ходит, бранясь от них отмахиваясь, да пускает стрелы свои, куда не попадя. А порой осерчает полностью, слепит комок огненный да швырнёт то в дерево одиноко-стоящее, то в зверя в норку не укрывшегося. И упаси Господь того, кто попадётся на пути. Торнадо же стал огромным. Внутри его рождались молодые молнии, он был для них Богом и они по молодости свое делали для него всё беспрекословно, после чего умирали, а следом рождались новые. А Торнадо свирепствовал, морские просторы перестали быть его стихией, ему мало стало прибрежной полосы. И начал он заглядывать всё дальше вглубь континентов, сметая на своём пути всё, что попадалось. И был он настолько сильным, что вырывал с корнем вековые деревья и уносил далеко от родных мест. Бывает, пройдёт леса по брёвнышку, словно спички разбросает зверей да людей сотнями поумертвит да уляжется где в опустошённых им полях на отдых, устанет бока отлёживать и с новой неистовой силой нападает. Только вот уже лет несколько ни кто и нигде его не видел, поговаривают, что от злости и свирепости разорвался и рассыпался, но дух его силён, и бродит он в тропических странах  и ищет того, кто поможет ему сил заново набраться.

            - Слушай, Ветер, но ведь мы-то ему не сможем дать такой силы, - встревожено сказала Лучик.

            - Спи, давай! – рассмеялся Ветер. – Не надо тебе рассказывать больше страшных историй на ночь.

            Они расположились в небольшой пещерке, на краю леса неподалёку ставшего на фоне надвигающейся грозовой тучи огромной глыбой замка. Из его безжизненных окон к лесу вылетала большая кричащая стая.

            - Какие странные птицы, - удивилась Лучик.

            - Это не птицы. Это летучие мыши. – Улыбнулся Ветер.

            - Мыши летают!? – закатилась задорным громким смехом Лучик.

            - Да и летучие собаки есть.

            - Скажи, что ещё коровы летают? – Лучик каталась, держась от смеха за живот, по мягкому полу, устеленному сухим мхом.

            - Нет, про летающих коров я ни чего не слышал, а вот плавающие коровы есть и слоны, плавающие тоже, ну морские коровы.

            - Коровы!!! Плавающие!!! – Лучик вновь закатилась смехом. – Ну, ты и сказочник, Ветер!

            - И ни чего я не сказочник! – обиделся Ветер. – Спи! Вот полетим обратно, и сама всё своими глазами увидишь.

            - Ну, не обижайся, друг Ветер. – Лучик коснулась его своей нежной рукой. От того прикосновения по телу ветра побежали электрические разряды, и он вновь стал красным.

            - Ложись поудобнее, а я чего тебе ещё расскажу, только если смеяться не будешь.

            - Не, не буду, - мило улыбнулась Лучик. – А что там за гора в стороне виднелась странная? Ну, из неё ещё дымок шёл.

            - А-а, это Вулкан! Но я же обещал не рассказывать тебя ни чего страшного.

            - Ерунда! Что там может быть страшного? Тем более, страшнее того, что ты уже рассказал. Ну, Ветер, ну расскажи.

            - Как тебе откажешь!? - усмехнулся Ветер. – Устраивайся поудобнее, закрывай глазки и слушай. Вулканов их, как и ветров, много, бывают спящие и действующие, наземные и подводные, даже мёртвые вулканы есть. Но объединяет их всех одно, в нутрии каждого их них живёт злой дух Вуду. Он в виде огромной огненной лавы перекачивает от одного вулкана к другому и взрывает их из нутрии. А те разогреваются, просыпаются, оживают, выплёвывают изнутри  всё, что скопилось за время сна, покрывая огромные площади пеплом, выброшенными камнями. Вместе с тем вырывается на свободу и лава Вуду и течёт по склонам вулканов, сжигая близлежащие леса и города.

            - Не страшно? - тихо прошептал Ветер, но в ответ услышал лишь тихое сопение.

            Лучик уже крепко спала и мило улыбалась своим снам. И не пугала её ни страшная история Ветра, ни прошедшая совсем рядом Гроза, сопровождаемая своим вечным спутником Громом. Гроза угодила в стоящий неподалеку сухой пень, и тот заполыхал ярким пламенем, освещая ночную полянку. В этом свете замок со своими чёрными глазницами выглядел ещё более мрачным и страшным. Отблески пламени скакали по стенам, заглядывали внутрь, и казалось, что там кишит приведениями.

            «Только бы Лучик  не увидела этого кошмара!» - испугано подумал Ветер. Он накрыл её большим пальмовым листом, подхватил отпавшую от пня горящую кору и влетел внутрь замка. Сначала в его коридорах и залах царил полнейший мрак, но после один за другим загорелись факела и свечи. Замок ожил! Казалось, что портреты рыцарей и шикарных дам, улыбаются со стен. Фигуры стражников, облачённые в латы и доспехи со щитами и копьями в руках, не были такими и суровыми. Ветер пролетел по органным трубам, и замок заполнился слабой музыкой. В вальсе закружились тени.

            «Ещё немного!» - торопился Ветер. – «Убрать паутину и…».

            - Просыпайся! – тряс он Лучика. – Смотри…!

            - Ты чего, Ветер? – Лучик присела на своей постели, ни чего не понимая, потирая глаза. – Откуда эта музыка?

            - Пойдём, я покажу тебе замок!

            - Но там же приведения!?

            - Да они совсем не злые, похоже, что они не танцевали лет двести точно! И теперь они заняты собой.

            - Ветер, ты приглашаешь меня на танец!?

            - Ну, в общем-то, да, - замялся Ветер. – Но, если ты не хочешь, то давай будем спать.

            - Ты что, Ветер, как можно спать в такую сказочную ночь!? Нет, я хочу танцевать! Веди меня мой верный друг!

            И они проскользнули сквозь стражей у коридорных стен в огромный зал, на потолке которого сияла, переливая светом сотни свечей в тысяче хрустальных пузырьков огромной люстры. В углу потрескивал камин. Приведения: дамы в длинных бальных платьях их кавалеры с большими шляпами и шпагами наперевес, расступились, пропуская Лучика и Ветра в середину зала. И вновь всё закрутилось в вальсе.

            Но как бы ни хотелось, чтобы та ночная сказка была вечной, всё же  наступило утро. Встревоженные появлением рассвета приведения в спешке разлетелись по подвалам, тёмным лабиринтам подземелий и укромным углам. Но замок ещё хранил теплоту ночного праздника. Устав и запыхавшись, Лучик, упала на трон, а Ветер, взяв её за руку, встал на колено на пол, усеянный лепестками полевых цветов.

            - Ваше очаровательное Высочество! – торжественно сказал он. – Будьте моей Королевой!

            - Что ты, Ветер? – смущённо заулыбалась Лучик. – Ты предлагаешь мне руку и сердце!?

            - Да, - вновь покраснел Ветер. – Я буду носить Вас, моя прекрасная Принцесса, носить на руках и выстилать Ваш путь лепестками роз! А этот замок станет нашим домом.

            - Ветер, нет, мы же друзья! Мы друзья и будем дружить всю жизнь.

            - Я, конечно, не тот принц, о котором стоит мечтать всю жизнь, но…

            Глаза Ветра наполнились слезами, грусть и тоска овладели им. Он шёл и что-то бубнил себе под нос и не заметил, как заблудился в поземных коридорах замка. Как его туда занесло, он тоже не мог понять. Вдруг всё закачалось, затряслось, из-под земли стали доноситься с огромной скоростью нарастающие удары. Сены замка заходили ходуном, сначала с потолка посыпалась пыль, а после из стен начали выпадать камни.

            - Лучик, где ты! – закричал Ветер и рванул обратно по коридору. Падающие камни и деревянные балки перегораживали ему путь, а он, извиваясь как змей, проскальзывал в ставшие тесными от завалов проходы.

            Лучик, сразу не поняв, что так расстроило друга, и продолжала сидеть на троне, когда Ветер, бурча и отмахиваясь, зашёл за угол и исчез. Просидев некоторое время на месте, она заскучала и принялась рассматривать картины и статуи. Когда началось землетрясение, она была уже у выхода. Огромные камни, снопы пепла и огненные капли падали на замок, и поляну, что-то огромным огненным комом врезалось в центр этого некогда мирного и очаровательного пейзажа, врезалось и взорвалось, да так взорвалось, что красивые и стройные древние башни рассыпались доминошными костяшками в один миг. Ужасная волна от взрыва прокатилась по поляне, так, что даже самые малые травинки со страхом вжались в землю. Лучика же отбросило к самому лесу, и тот расступился, пропуская внутрь себя. Последнее, что увидела Лучик, прежде чем деревья плотной стеной перегородили выход, как замок зашатался, дал трещину и стал рассыпаться, словно карточный домик.

            Замкнувшийся лес оставил за своими плотными стенами весь кошмар и страх, охватившие ранее Лучика. Она брела по тропинке вдоль деревьев, чьи вершины упирались прямо в небо, какая-то необычная красота странного леса завораживала, затягивала. Каждый шаг давался с необычайной легкостью. Где-то на верху щебетали птицы, некоторые из них, порой очень большие, падали стайками от куда-то из поднебесья камнем вниз, раскрывали почти у земли яркие и пестрые, как радуга, крылья, взмывали вверх, окутывая округу  праздничным громкоголосым хороводом.  К празднику присоединилась группа проказниц-мартышек, они озорной командой перескакивали с ветки на ветку, раскачивались на лианах, словно детвора на качелях, взбегали по деревьям куда-то вверх и возвращались с бананами и другими дарами плодовых деревьев, дразнились и кидали друг в друга их остатками. Досталось несколько раз и Лучику, её и так испачканная одежда приобрела от того окраску крыльев птиц. Но Лучик не обижалась, ей было весело в этой бесшабашной, гулкой кутерьме.

            Всё шумело, кипело и бурлило так, что Лучик забыла обо всем, даже время для неё перестало существовать.  Не заметила она, как вершины деревьев полностью замкнули небо, что эта тропинка, по которой она так весело шагала, была единственной в этом странном лесу и что всё это было каким-то нереально сказочным.

            «Было!?» - тревожно застучало в голове Лучика. Было, но теперь этого ни чего нет! Нет ни птиц, ни обезьян, нет красоты природы. Всё было и ни чего не стало в один миг. Лучик стояла на берегу мутно-зелёного озера, больше похожего на болото. Ни неба, ни яркого света не было видно, всё закрывали свисавшие над озером покрытые мхом деревья. Дышать было нечем, всё было заполнено каким-то тяжелым спертым воздухом.

            - О ужас! – сорвалось с губ Лучика. Сотни маленьких тусклых огоньков медленно поднимались со дна озера, они толи стонали, толи что-то жалобно напевали. Да нет же! Они тихим детским плачем звали её:

            - Лучик! Сестрица…, - стонали они. - Спаси нас!

            - Это же души солнечных лучиков, попавших в лапы злой ведьмы, - шептала онемевшими от страха губами Лучик. – Чем же я могу вам помочь?

            Но они, тускло моргая у поверхности воды, лишь продолжали печально стонать:

            - Лучик, сестрица, спаси нас…!

            Что-то сдавило горло и всё тело, в глазах темнело, лишь только пестрило в этой темноте мерцание огоньков истерзанных душ. В глазах мелькнул тот страшный сон. Перед тем, как потерять сознание Лучик услышала мерзкий и громкий хохот ведьмы, где-то за спиной, где-то так близко, казалось, что он сверля врывается внутрь.

            Лучик, на мгновение, открыв глаза лишь мило и печально улыбнувшись, прошептала:

            - Ветер, мой милый Ветер! – глаза её закрылись, и всё погрузилось в туман.

            Что-то сильное подхватило Лучика и стало быстро поднимать вверх, скользкие ветви порой больно хлестали по телу, но при этом что-то доброе и хорошее возвращало к жизни. Воздух!!! Свежий и чистый воздух со сладковатым привкусом фруктов. Получилось вздохнуть полной грудь. Лучик открыла глаза.

            - Ветер, - мило улыбнулась Лучик. – Я что крепко спала, и мне приснился кошмар?

            Но кошмар  быстро напомнил о себе. Неистовый крик раненой ведьмы зловещим воем донесся снизу, казалось, что она догоняет выбивающего из сил Ветра. Ветер, лишь мило улыбаясь Лучику, что было сил, продолжал пробиваться к кронам лесных небоскребов.

            До вершин оставалось совсем немного, уже были видны спасительные просветы в кронах деревьях, но силы Ветра были на исходе. Тяжелее стало пробиваться сквозь более густые, накормленные солнечным светом и влагой тропических джунглей ветви, да ещё постоянно цеплялись вытянувшиеся в один жгут, больше похожий на гигантского змея, находящиеся во власти ведьмы души. Ведьма взывала на помощь тёмные силы джунглей, и деревья раскачивались с огромной силой и рвением из стороны в сторону, совершая вращательные движения, сплетались в тугие косы, перекрывая ветру, прижавшему крепко к себе любимую, все возможные выходы из влажного леса.

            - Ещё немножко, - бубнил себе под нос Ветер. – Еще совсем немножко. Потерпи, милая, скоро выберемся. Будь счастлива! – крикнул он, втолкнув из последних сил Лучика к чистому небу над кронами деревьев. Что-то плотно схватило Ветра и потащило вниз. Удар со свистом приближающейся вершины, ещё один удар, громкий крик, и лес плотно захлопнул все возможные выходы из своего воздушного пространства, не давая возможности выскользнуть даже малейшему звуку.

            Облачко подхватило Лучика, укутало своей периной и быстро понесло в сторону большого облака, зависшего на приличном удалении от вершины леса.

            - Лучик, с тобой всё в порядке? - спросила Фея, нежно прижимая к себе крестницу. – Мы тебя обыскались.

            - Всё хорошо, крестная, - продолжая дрожать, ответила Лучик, всё заглядывая вниз за край облака, которое быстро удаляясь от леса, скользило уже над водными просторами океана, отделявшего родной дом от этого страшного богом забытого мира.

            - Вот и хорошо, родная, нам предстоит далекий путь, но все же мы скоро будем дома, де нет того, чтобы могло тебя так напугать.

            - А как же Ветер? Ведь он же там…, - Лучик печально посмотрела назад, но кроме воды там ни чего не было видно.

            - Что тебе Ветер? - успокаивала Фея, таких ветров у тебя будет ещё предостаточно, более молодых и более красивых.

            Лучик, совсем выбившись из сил, уснула под пение птиц, сопровождавших Фею. А облако, словно огромный летучий корабль, надув свои белые с золотым солнечным отливом паруса, полным ходом держало свой курс на цветочные поля и луга, наполненные жужжанием тяжеловозов шмелей и трудолюбивых пчел, щебетанием соловьев, курлыканьем журавлей и кукованием предсказательниц из близлежащих лесов.

            Много времени с той поры прошло, как зловещий Ураган посетил эти места, да и ни кто особо этого печального явления не вспоминал, про бродягу Ветра как-то тоже быстро все позабыли.  После снежной зимы, а может и не одной всё снова шумело, бурлило, щебетало и курлыкало. Молодые ветра стали частыми посетителями полянки, да и как им тут не бывать, ведь Лучик стала уже совсем невестой, красивой и рассудительной. Ветра словно заморские  женихи вытраивались в очередь к разборчивой сказочной принцессе, не хватало в этой сказке лишь короля, который по замыслу жанра должен был уговаривать свою дочь выйти замуж уж хоть за кого-нибудь. Но советчиков тут и своих хватало, одна вездесущая Фея-крестная только чего стоила. Она готова была отстаивать каждого понравившегося кандидата. А те в свою очередь, словно петушки павлинов перед курочкой, распускали свои фраки, да у кого красивее, да ярче, во все цвета вечерней радуги. Щебетали свое мнение и яркие лесные птицы, переплетавшие постоянно волосы Лучика из одной прически в другую.

            А Лучик, уловив преимущество своего очарования, заигрывала с ухажерами, смеялась, флиртовала, а над некоторыми просто и откровенно издевалась. Ее, да и всех жителей этой сказочной полянки забавляло это сватовство. Только белая Берёзка наблюдала за пестрым хороводом без особого энтузиазма, правда порой смущенно улыбалась и стыдливо прятала под тонкие веточки свои красивые и выразительные как небо глаза. А иногда она просто задумчиво молчала, глядя куда-то вдаль, к уходящему за кромку леса красному диску Солнца. И становилась она тогда какой-то по особенному милой и красивой, а вот чарующий рисунок глаз в этот момент  от чего-то был очень грустным и мокрым от слез.

            Наступил очередной день и женихи, коротавшие темные ночные часы в плотных колючих лапах хвойных деревьев соседнего леса вновь собрались у небольшого пригорка, на котором, в бриллиантах капелек утренней росой, блестела и сверкала всей своей красой Лучик. Был этот день каким-то особенным и тревожным, предстояло выбрать из всего этого пестрого и разнообразного клубка ветров, одного, кому можно было бы подарить свое сердце. Оставшиеся после длительного отбора ветра были разные: веселые и озорные, добрые, теплые и ласковые, резкие и холодные, колючие и суровые, но все они были по-своему хороши, да и от такого количества внимания голову пьянило и кружило.

            Лучик, собравшись с мыслями, поправила свой наряд и расположилась на пригорке, словно на троне, птицы перестали щебетать, малые зверюшки притихли у её ног. Ещё раз, оглядев собравшихся, она набрала полной грудью воздух и закрыла глаза. Какая-то радужная картинка начала вырисовываться перед глазами лучика, но вдруг какое-то тревожное чувство прервало мысли. Что-то близкое и непонятное затрепетало внутри. Лучик открыла глаза, несколько раз хлопнув длинными ресницами, оглядела тревожным взглядом собравшихся. Ни чего особенного. Нет, она определенно чувствовала, что за ней кто-то наблюдает, каким-то особенным, тревожащим душу взглядом. Она повернулась, и… Крик сорвался с её губ:

            - Ветер, мой друг! Ты живой, и ты вернулся!!!

            Собравшиеся на полянке обернулись в сторону взгляда Лучика. Тихий шепот домыслов и волнительного недоумения быстро перерастал в гул.

             

                                                      Продолжение следует

© Copyright: Борис Овчинников, 2012

Регистрационный номер №0079117

от 24 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0079117 выдан для произведения:

«СОЛНЕЧНЫЙ  ЛУЧИК»

(сказка для детей, не очень детей и совсем не детей)

 

Где-то далеко за высокими горами с заснеженными вершинами, синими морями с бесконечной водной гладью, в стороне от ледяных шапок полюсов, на залитой небесным светом цветочной поляне жила девочка, звали её Солнечный Лучик. Да, именно Лучик и именно Солнечный, ведь её мамой была та звезда, что даёт жизнь всему живому на Земле, большая и добрая звезда по имени Солнце.

Белые барашковые облака служили Лучику мягкой периной, а бродяга ветер, раскачивая их, нашёптывал разные истории, принесённые с разных концов света.

            Ветер рассказывал Лучику о дальних странах. Об огромных дворцах, о непроходимых джунглях с невиданными животными, о фруктовых садах, где, распушив веера своих хвостов, курлыкают павлины, привлекая к себе своих курочек  и водопады что, падая прямо с небес, разлетаются миллиардами пузырьков, образуя радугу и бездонные голубые озёра, на дне которых плавают огромные рыбы.

            И Лучик, слушая порой неправдоподобнее истории Ветра, засыпала с наивной улыбкой на своём милом лице. Лучик была настолько красива, что её любили все, а её родственники – другие Лучики Солнца даже завидовали.

            - Ты посмотри, разве она не прекрасна? – шептала одиноко-стоящая Берёзка пролетавшему мимо журавлю.

            - Мы не видели ни чего, чтобы могло с ней сравниться! – щебетали, прилетевшие из леса птицы. – Даже сама Лесная Фея не может сравниться.

            Сама же Лесная Фея лишь улыбалась, слыша это. Да и сама она восхищалась Лучиком и любила её, как своего собственного ребёнка. Лучик звала Фею – Крёстной. А Фея так и звала Лучика – мой милый Лучик.

            Даже суровые грозовые тучки, видя спящего в облаках Лучика, обходили полянку стороной.

            А Лучик безмятежно спала, изредка переворачиваясь на своей  мягкой перине. Бродяга Ветер затих и, расположившись на соседнем облаке, лёгкими своими прикосновениями трепал нежные пряди волос на голове Лучика, от чего та съёживалась в клубочек, пряча милое личико от щекочущих прикосновений.

            И снился Лучику тот дивный лес, о котором ему часто рассказывал старый друг Ветер. Тот лес, в котором жили птицы с окрасом радуги, которые повторяли сказанные тобой слова, и от того лес наполнялся живым эхом. И название у того леса было каким-то странным – джунгли, и жили там такие же странные животные, что умели перелетать от дерева к дереву словно птицы. И всё жило и кипело в кронах этих деревьев. Всё в них было весело и сказочно. Но Ветер говорил и о тёмном и странном лесе, куда Солнечные Лучи не попадают, а те, что всё же пробиваются,  исчезают в нём. Ходят слухи, что в глубине того страшного леса живёт злая колдунья, которая охотится за лучами, ловит и отбирает у них энергию света. После чего души рассеянных лучей бродят, пытаясь собраться воедино и вырваться из этого плена. Но так ни кому не получалось оттуда вернуться.

            Вдруг улыбка пропала, лицо Лучика стало тревоженным, и она проснулась. Её красивые глаза были наполнены страхом и удивлением.

            - Что с тобой? – спросил встревоженный Ветер. – Тебе приснился плохой сон?

            - Нет, я видела её! – Лучик сидела на облачке и с грустью в глазах болтала ножками.

            - Кого её? – И не дождавшись ответа, Ветер спросил вновь: - Кого?

            - Ту старую ведьму! Я видела, как она забирает и рассеивает меня!

            - Брось, Лучик! Это же сказка! – воскликнул Ветер. – Надо меньше рассказывать тебе всяких нелепых историй!

            - Ты не понимаешь, - обиженно отвернулась Лучик. – Это был не сон. Она схватила меня своими страшными корявыми руками, и мой свет ушёл к ней.

            - Перестань, милый Лучик! Полетели лучше в гости к Лесной Фее, и она расскажет тебе, что нет ни какой злой ведьмы. Да и где мы и где джунгли!? Даже если очень захотеть, то придется лететь туда неделю, а то и месяц.

            - И правда! – улыбнулась Лучик. – Как ей меня достать? Ведь она так далеко…. Полетели, мой друг Ветер, я слышала, что в соседний лес прилетела странная птица, которая была в стране вечных льдов, где живут другие птицы, что совершенно не умеют летать и любят купаться в холодной воде. Сочиняет наверно! Разве может такое быть?

            - Я тоже слышал о тех странных птицах, они сбиваются в большие стаи и греют друг друга. Смешно же! Полетели, может чего ещё интересного расскажет.

            Лучик вытерла высохшие от слёз глаза, потрепала нежную перинку облака и только собралась в путь, как вокруг всё потемнело, воздух наполнился запахом грозы. Со всех сторон к полянке летели на огромной скорости какие-то странные тучи, не здешние – чужие. Они сметали всё на своём пути. Даже бедная Берёзка, еле устояв, склонилась к земле всеми своими тонкими ветвями!

            Того страшного дальнего родственника Ветра, что принёс эти тучи, звали Ураган. Ни кто его до той поры в здешних краях не видал, только бабушка ветра рассказывала, что живёт он далеко-далеко в океане, нападает на одинокие суда и прибрежные посёлки. О его ужасных делах старались даже не говорить, так если только какая заблудшая Сорока чего взболтнёт…

            В одно мгновение Ураган и чёрные тучи заполнили полянку и близ лежащий лес, ломая слабые деревья и срывая с крепких листву. Всё это крутилось, вертелось, образовывая вихревой столб от земли до неба. И вдруг в одно мгновение всё исчезло. Снова появилось солнышко, уцелевшие деревья принялись приводить в порядок свои потрепанные наряды. Лесные звери, приходя в себя от испуга, потихоньку выбирались из своих укрытий. И во всей этой суете сразу ни кто и не заметил, что пропал Лучик, не было и облачка, да и бродяга Ветер куда-то запропастился.

            А Ураган, оторвавшись от земли, собрал в охапку свои тучи и, что было силы, рванул далеко на юг. Его хвост из воды и поднятой с земли пыли можно было ещё какое-то время наблюдать на горизонте. Где-то посередине длинного и жуткого тела Урагана крутилось и вертелось облачко внутри, которого измученная и уставшая  спала Лучик. Ветер бережно, словно одеялом окутывал собой белую перину, чтобы Лучик не выпала.

            Сколько они так летели, ни кто сказать не мог, даже у растрепанного и выбившего из сил Ветра от такой монотонной тряски периодически закрывались глаза. Он проваливался в тревожный сон и с ужасом просыпался, когда снилось, что он выпустил и потерял облачко с Лучиком. Тяжело вздыхая, успокаиваясь, ещё крепче прижимал их к себе и вновь засыпал.

            Окончательно выбившись из сил Ветер, крепко заснул, он даже проспал момент, когда тучи резко расступились и он, обнимая облачко, с огромной скоростью приближался к земле. Удар был такой сильный, что облачко разлетелось брызгами в разные стороны.

            - Ух-ху-ху!!! – вскрикнула, отлетевшая в сторону Лучик. Она была вся мокрая,

словно её всю с ног до головы окатили из ушата водой, и выглядела в лучах уходящего за кроны огромных деревьев, словно большой бриллиант, переливаясь всеми цветами и оттенками радуги. – Ветер, ты чего такой смешной? Какой-то странный растрепанный. Да что ты там на мне увидел? Смотришь словно в первый раз.

            - Я, - замялся Ветер и стал похож на облако в лучах майского заката,  красным-красным с багровыми отливами. Наполнившимися какой-то странной тяжестью губами он прошептал: - Лучик, ты такая красивая…

            - Да ладно тебе! – прервала его Лучик. – Я симпатичная конечно, но теперь я мокрая!!! И чего красивого?

            - Нет, ты не просто симпатичная, ты очень красивая, а сейчас как ни когда! Я… - хотел продолжить Ветер, но не смог подобрать слов и перевёл разговор: - Какое-то странное место? Я ни когда не видел таких высоких деревьев.

            - Я тоже, и полянка какая-то странная. Смотри, Ветер, за твоей спиной какой-то замок!

            - И, похоже, что в нём ни кто не живёт уже несколько сотен лет.

            - Пойдем, посмотрим что там!?

            -Я слышал, что в таких замках живут змеи и приведения.

            - Ты что боишься змей!? – рассмеялась Лучик.

            - Нет, змей я не боюсь, а вот на какое приведение наткнуться ну очень бы не хотелось. Особенно если это дух злого тропического циклона Торнадо.

            - Ты мне ни чего про Торнадо не рассказывал, - удивилась Лучик.

            - Пойдём, найдем, где поудобнее место у входа в замок, а то уже темнеет, да и Гроза надвигается.

            - Что ты, Ветер? – рассмеялась Лучик. – Какая Гроза, на небе ни единого облачка!?

            - Э не, не скажи. Я запах этой старухи за несколько миль чувствую.

            - Старухи? – ещё больше удивилась Лучик. – А мне казалось, что Гроза молодая.

            - Была молодая, красивая и грациозная, выйдет порой на небосклон вся округа трепещет от восхищения. А она идёт себе важно зарницами поблёскивает. Так вот ходила по свету да глаз радовала. А повстречала могучего и сильного Торнадо, и вскружил он ей голову. Да песни, какие ей пел, обещал весь мир к ногам кинуть. И стали они вместе по миру тому бродить да шалости всякие совершать. Только вот Торнадо от того рос и крепчал энергию у Грозы отбирая, а она быстро усыхала, превращаясь в мрачную старуху. А когда Торнадо стал совсем сильным, то погнал Грозу от себя подальше. И стала она обидой исполненная бродить в одиночестве, только ветры шальные, да тучи чёрные сопровождали её. А она ходит, бранясь от них отмахиваясь, да пускает стрелы свои, куда не попадя. А порой осерчает полностью, слепит комок огненный да швырнёт то в дерево одиноко-стоящее, то в зверя в норку не укрывшегося. И упаси Господь того, кто попадётся на пути. Торнадо же стал огромным. Внутри его рождались молодые молнии, он был для них Богом и они по молодости свое делали для него всё беспрекословно, после чего умирали, а следом рождались новые. А Торнадо свирепствовал, морские просторы перестали быть его стихией, ему мало стало прибрежной полосы. И начал он заглядывать всё дальше вглубь континентов, сметая на своём пути всё, что попадалось. И был он настолько сильным, что вырывал с корнем вековые деревья и уносил далеко от родных мест. Бывает, пройдёт леса по брёвнышку, словно спички разбросает зверей да людей сотнями поумертвит да уляжется где в опустошённых им полях на отдых, устанет бока отлёживать и с новой неистовой силой нападает. Только вот уже лет несколько ни кто и нигде его не видел, поговаривают, что от злости и свирепости разорвался и рассыпался, но дух его силён, и бродит он в тропических странах  и ищет того, кто поможет ему сил заново набраться.

            - Слушай, Ветер, но ведь мы-то ему не сможем дать такой силы, - встревожено сказала Лучик.

            - Спи, давай! – рассмеялся Ветер. – Не надо тебе рассказывать больше страшных историй на ночь.

            Они расположились в небольшой пещерке, на краю леса неподалёку ставшего на фоне надвигающейся грозовой тучи огромной глыбой замка. Из его безжизненных окон к лесу вылетала большая кричащая стая.

            - Какие странные птицы, - удивилась Лучик.

            - Это не птицы. Это летучие мыши. – Улыбнулся Ветер.

            - Мыши летают!? – закатилась задорным громким смехом Лучик.

            - Да и летучие собаки есть.

            - Скажи, что ещё коровы летают? – Лучик каталась, держась от смеха за живот, по мягкому полу, устеленному сухим мхом.

            - Нет, про летающих коров я ни чего не слышал, а вот плавающие коровы есть и слоны, плавающие тоже, ну морские коровы.

            - Коровы!!! Плавающие!!! – Лучик вновь закатилась смехом. – Ну, ты и сказочник, Ветер!

            - И ни чего я не сказочник! – обиделся Ветер. – Спи! Вот полетим обратно, и сама всё своими глазами увидишь.

            - Ну, не обижайся, друг Ветер. – Лучик коснулась его своей нежной рукой. От того прикосновения по телу ветра побежали электрические разряды, и он вновь стал красным.

            - Ложись поудобнее, а я чего тебе ещё расскажу, только если смеяться не будешь.

            - Не, не буду, - мило улыбнулась Лучик. – А что там за гора в стороне виднелась странная? Ну, из неё ещё дымок шёл.

            - А-а, это Вулкан! Но я же обещал не рассказывать тебя ни чего страшного.

            - Ерунда! Что там может быть страшного? Тем более, страшнее того, что ты уже рассказал. Ну, Ветер, ну расскажи.

            - Как тебе откажешь!? - усмехнулся Ветер. – Устраивайся поудобнее, закрывай глазки и слушай. Вулканов их, как и ветров, много, бывают спящие и действующие, наземные и подводные, даже мёртвые вулканы есть. Но объединяет их всех одно, в нутрии каждого их них живёт злой дух Вуду. Он в виде огромной огненной лавы перекачивает от одного вулкана к другому и взрывает их из нутрии. А те разогреваются, просыпаются, оживают, выплёвывают изнутри  всё, что скопилось за время сна, покрывая огромные площади пеплом, выброшенными камнями. Вместе с тем вырывается на свободу и лава Вуду и течёт по склонам вулканов, сжигая близлежащие леса и города.

            - Не страшно? - тихо прошептал Ветер, но в ответ услышал лишь тихое сопение.

            Лучик уже крепко спала и мило улыбалась своим снам. И не пугала её ни страшная история Ветра, ни прошедшая совсем рядом Гроза, сопровождаемая своим вечным спутником Громом. Гроза угодила в стоящий неподалеку сухой пень, и тот заполыхал ярким пламенем, освещая ночную полянку. В этом свете замок со своими чёрными глазницами выглядел ещё более мрачным и страшным. Отблески пламени скакали по стенам, заглядывали внутрь, и казалось, что там кишит приведениями.

            «Только бы Лучик  не увидела этого кошмара!» - испугано подумал Ветер. Он накрыл её большим пальмовым листом, подхватил отпавшую от пня горящую кору и влетел внутрь замка. Сначала в его коридорах и залах царил полнейший мрак, но после один за другим загорелись факела и свечи. Замок ожил! Казалось, что портреты рыцарей и шикарных дам, улыбаются со стен. Фигуры стражников, облачённые в латы и доспехи со щитами и копьями в руках, не были такими и суровыми. Ветер пролетел по органным трубам, и замок заполнился слабой музыкой. В вальсе закружились тени.

            «Ещё немного!» - торопился Ветер. – «Убрать паутину и…».

            - Просыпайся! – тряс он Лучика. – Смотри…!

            - Ты чего, Ветер? – Лучик присела на своей постели, ни чего не понимая, потирая глаза. – Откуда эта музыка?

            - Пойдём, я покажу тебе замок!

            - Но там же приведения!?

            - Да они совсем не злые, похоже, что они не танцевали лет двести точно! И теперь они заняты собой.

            - Ветер, ты приглашаешь меня на танец!?

            - Ну, в общем-то, да, - замялся Ветер. – Но, если ты не хочешь, то давай будем спать.

            - Ты что, Ветер, как можно спать в такую сказочную ночь!? Нет, я хочу танцевать! Веди меня мой верный друг!

            И они проскользнули сквозь стражей у коридорных стен в огромный зал, на потолке которого сияла, переливая светом сотни свечей в тысяче хрустальных пузырьков огромной люстры. В углу потрескивал камин. Приведения: дамы в длинных бальных платьях их кавалеры с большими шляпами и шпагами наперевес, расступились, пропуская Лучика и Ветра в середину зала. И вновь всё закрутилось в вальсе.

            Но как бы ни хотелось, чтобы та ночная сказка была вечной, всё же  наступило утро. Встревоженные появлением рассвета приведения в спешке разлетелись по подвалам, тёмным лабиринтам подземелий и укромным углам. Но замок ещё хранил теплоту ночного праздника. Устав и запыхавшись, Лучик, упала на трон, а Ветер, взяв её за руку, встал на колено на пол, усеянный лепестками полевых цветов.

            - Ваше очаровательное Высочество! – торжественно сказал он. – Будьте моей Королевой!

            - Что ты, Ветер? – смущённо заулыбалась Лучик. – Ты предлагаешь мне руку и сердце!?

            - Да, - вновь покраснел Ветер. – Я буду носить Вас, моя прекрасная Принцесса, носить на руках и выстилать Ваш путь лепестками роз! А этот замок станет нашим домом.

            - Ветер, нет, мы же друзья! Мы друзья и будем дружить всю жизнь.

            - Я, конечно, не тот принц, о котором стоит мечтать всю жизнь, но…

            Глаза Ветра наполнились слезами, грусть и тоска овладели им. Он шёл и что-то бубнил себе под нос и не заметил, как заблудился в поземных коридорах замка. Как его туда занесло, он тоже не мог понять. Вдруг всё закачалось, затряслось, из-под земли стали доноситься с огромной скоростью нарастающие удары. Сены замка заходили ходуном, сначала с потолка посыпалась пыль, а после из стен начали выпадать камни.

            - Лучик, где ты! – закричал Ветер и рванул обратно по коридору. Падающие камни и деревянные балки перегораживали ему путь, а он, извиваясь как змей, проскальзывал в ставшие тесными от завалов проходы.

            Лучик, сразу не поняв, что так расстроило друга, и продолжала сидеть на троне, когда Ветер, бурча и отмахиваясь, зашёл за угол и исчез. Просидев некоторое время на месте, она заскучала и принялась рассматривать картины и статуи. Когда началось землетрясение, она была уже у выхода. Огромные камни, снопы пепла и огненные капли падали на замок, и поляну, что-то огромным огненным комом врезалось в центр этого некогда мирного и очаровательного пейзажа, врезалось и взорвалось, да так взорвалось, что красивые и стройные древние башни рассыпались доминошными костяшками в один миг. Ужасная волна от взрыва прокатилась по поляне, так, что даже самые малые травинки со страхом вжались в землю. Лучика же отбросило к самому лесу, и тот расступился, пропуская внутрь себя. Последнее, что увидела Лучик, прежде чем деревья плотной стеной перегородили выход, как замок зашатался, дал трещину и стал рассыпаться, словно карточный домик.

            Замкнувшийся лес оставил за своими плотными стенами весь кошмар и страх, охватившие ранее Лучика. Она брела по тропинке вдоль деревьев, чьи вершины упирались прямо в небо, какая-то необычная красота странного леса завораживала, затягивала. Каждый шаг давался с необычайной легкостью. Где-то на верху щебетали птицы, некоторые из них, порой очень большие, падали стайками от куда-то из поднебесья камнем вниз, раскрывали почти у земли яркие и пестрые, как радуга, крылья, взмывали вверх, окутывая округу  праздничным громкоголосым хороводом.  К празднику присоединилась группа проказниц-мартышек, они озорной командой перескакивали с ветки на ветку, раскачивались на лианах, словно детвора на качелях, взбегали по деревьям куда-то вверх и возвращались с бананами и другими дарами плодовых деревьев, дразнились и кидали друг в друга их остатками. Досталось несколько раз и Лучику, её и так испачканная одежда приобрела от того окраску крыльев птиц. Но Лучик не обижалась, ей было весело в этой бесшабашной, гулкой кутерьме.

            Всё шумело, кипело и бурлило так, что Лучик забыла обо всем, даже время для неё перестало существовать.  Не заметила она, как вершины деревьев полностью замкнули небо, что эта тропинка, по которой она так весело шагала, была единственной в этом странном лесу и что всё это было каким-то нереально сказочным.

            «Было!?» - тревожно застучало в голове Лучика. Было, но теперь этого ни чего нет! Нет ни птиц, ни обезьян, нет красоты природы. Всё было и ни чего не стало в один миг. Лучик стояла на берегу мутно-зелёного озера, больше похожего на болото. Ни неба, ни яркого света не было видно, всё закрывали свисавшие над озером покрытые мхом деревья. Дышать было нечем, всё было заполнено каким-то тяжелым спертым воздухом.

            - О ужас! – сорвалось с губ Лучика. Сотни маленьких тусклых огоньков медленно поднимались со дна озера, они толи стонали, толи что-то жалобно напевали. Да нет же! Они тихим детским плачем звали её:

            - Лучик! Сестрица…, - стонали они. - Спаси нас!

            - Это же души солнечных лучиков, попавших в лапы злой ведьмы, - шептала онемевшими от страха губами Лучик. – Чем же я могу вам помочь?

            Но они, тускло моргая у поверхности воды, лишь продолжали печально стонать:

            - Лучик, сестрица, спаси нас…!

            Что-то сдавило горло и всё тело, в глазах темнело, лишь только пестрило в этой темноте мерцание огоньков истерзанных душ. В глазах мелькнул тот страшный сон. Перед тем, как потерять сознание Лучик услышала мерзкий и громкий хохот ведьмы, где-то за спиной, где-то так близко, казалось, что он сверля врывается внутрь.

            Лучик, на мгновение, открыв глаза лишь мило и печально улыбнувшись, прошептала:

            - Ветер, мой милый Ветер! – глаза её закрылись, и всё погрузилось в туман.

            Что-то сильное подхватило Лучика и стало быстро поднимать вверх, скользкие ветви порой больно хлестали по телу, но при этом что-то доброе и хорошее возвращало к жизни. Воздух!!! Свежий и чистый воздух со сладковатым привкусом фруктов. Получилось вздохнуть полной грудь. Лучик открыла глаза.

            - Ветер, - мило улыбнулась Лучик. – Я что крепко спала, и мне приснился кошмар?

            Но кошмар  быстро напомнил о себе. Неистовый крик раненой ведьмы зловещим воем донесся снизу, казалось, что она догоняет выбивающего из сил Ветра. Ветер, лишь мило улыбаясь Лучику, что было сил, продолжал пробиваться к кронам лесных небоскребов.

            До вершин оставалось совсем немного, уже были видны спасительные просветы в кронах деревьях, но силы Ветра были на исходе. Тяжелее стало пробиваться сквозь более густые, накормленные солнечным светом и влагой тропических джунглей ветви, да ещё постоянно цеплялись вытянувшиеся в один жгут, больше похожий на гигантского змея, находящиеся во власти ведьмы души. Ведьма взывала на помощь тёмные силы джунглей, и деревья раскачивались с огромной силой и рвением из стороны в сторону, совершая вращательные движения, сплетались в тугие косы, перекрывая ветру, прижавшему крепко к себе любимую, все возможные выходы из влажного леса.

            - Ещё немножко, - бубнил себе под нос Ветер. – Еще совсем немножко. Потерпи, милая, скоро выберемся. Будь счастлива! – крикнул он, втолкнув из последних сил Лучика к чистому небу над кронами деревьев. Что-то плотно схватило Ветра и потащило вниз. Удар со свистом приближающейся вершины, ещё один удар, громкий крик, и лес плотно захлопнул все возможные выходы из своего воздушного пространства, не давая возможности выскользнуть даже малейшему звуку.

            Облачко подхватило Лучика, укутало своей периной и быстро понесло в сторону большого облака, зависшего на приличном удалении от вершины леса.

            - Лучик, с тобой всё в порядке? - спросила Фея, нежно прижимая к себе крестницу. – Мы тебя обыскались.

            - Всё хорошо, крестная, - продолжая дрожать, ответила Лучик, всё заглядывая вниз за край облака, которое быстро удаляясь от леса, скользило уже над водными просторами океана, отделявшего родной дом от этого страшного богом забытого мира.

            - Вот и хорошо, родная, нам предстоит далекий путь, но все же мы скоро будем дома, де нет того, чтобы могло тебя так напугать.

            - А как же Ветер? Ведь он же там…, - Лучик печально посмотрела назад, но кроме воды там ни чего не было видно.

            - Что тебе Ветер? - успокаивала Фея, таких ветров у тебя будет ещё предостаточно, более молодых и более красивых.

            Лучик, совсем выбившись из сил, уснула под пение птиц, сопровождавших Фею. А облако, словно огромный летучий корабль, надув свои белые с золотым солнечным отливом паруса, полным ходом держало свой курс на цветочные поля и луга, наполненные жужжанием тяжеловозов шмелей и трудолюбивых пчел, щебетанием соловьев, курлыканьем журавлей и кукованием предсказательниц из близлежащих лесов.

            Много времени с той поры прошло, как зловещий Ураган посетил эти места, да и ни кто особо этого печального явления не вспоминал, про бродягу Ветра как-то тоже быстро все позабыли.  После снежной зимы, а может и не одной всё снова шумело, бурлило, щебетало и курлыкало. Молодые ветра стали частыми посетителями полянки, да и как им тут не бывать, ведь Лучик стала уже совсем невестой, красивой и рассудительной. Ветра словно заморские  женихи вытраивались в очередь к разборчивой сказочной принцессе, не хватало в этой сказке лишь короля, который по замыслу жанра должен был уговаривать свою дочь выйти замуж уж хоть за кого-нибудь. Но советчиков тут и своих хватало, одна вездесущая Фея-крестная только чего стоила. Она готова была отстаивать каждого понравившегося кандидата. А те в свою очередь, словно петушки павлинов перед курочкой, распускали свои фраки, да у кого красивее, да ярче, во все цвета вечерней радуги. Щебетали свое мнение и яркие лесные птицы, переплетавшие постоянно волосы Лучика из одной прически в другую.

            А Лучик, уловив преимущество своего очарования, заигрывала с ухажерами, смеялась, флиртовала, а над некоторыми просто и откровенно издевалась. Ее, да и всех жителей этой сказочной полянки забавляло это сватовство. Только белая Берёзка наблюдала за пестрым хороводом без особого энтузиазма, правда порой смущенно улыбалась и стыдливо прятала под тонкие веточки свои красивые и выразительные как небо глаза. А иногда она просто задумчиво молчала, глядя куда-то вдаль, к уходящему за кромку леса красному диску Солнца. И становилась она тогда какой-то по особенному милой и красивой, а вот чарующий рисунок глаз в этот момент  от чего-то был очень грустным и мокрым от слез.

            Наступил очередной день и женихи, коротавшие темные ночные часы в плотных колючих лапах хвойных деревьев соседнего леса вновь собрались у небольшого пригорка, на котором, в бриллиантах капелек утренней росой, блестела и сверкала всей своей красой Лучик. Был этот день каким-то особенным и тревожным, предстояло выбрать из всего этого пестрого и разнообразного клубка ветров, одного, кому можно было бы подарить свое сердце. Оставшиеся после длительного отбора ветра были разные: веселые и озорные, добрые, теплые и ласковые, резкие и холодные, колючие и суровые, но все они были по-своему хороши, да и от такого количества внимания голову пьянило и кружило.

            Лучик, собравшись с мыслями, поправила свой наряд и расположилась на пригорке, словно на троне, птицы перестали щебетать, малые зверюшки притихли у её ног. Ещё раз, оглядев собравшихся, она набрала полной грудью воздух и закрыла глаза. Какая-то радужная картинка начала вырисовываться перед глазами лучика, но вдруг какое-то тревожное чувство прервало мысли. Что-то близкое и непонятное затрепетало внутри. Лучик открыла глаза, несколько раз хлопнув длинными ресницами, оглядела тревожным взглядом собравшихся. Ни чего особенного. Нет, она определенно чувствовала, что за ней кто-то наблюдает, каким-то особенным, тревожащим душу взглядом. Она повернулась, и… Крик сорвался с её губ:

            - Ветер, мой друг! Ты живой, и ты вернулся!!!

            Собравшиеся на полянке обернулись в сторону взгляда Лучика. Тихий шепот домыслов и волнительного недоумения быстро перерастал в гул.

             

                                                      Продолжение следует

Рейтинг: +2 825 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!