Сашка

10 февраля 2012 - Александр Соколов

Этой весной Сашка закончил 4 класс средней школы №4. С единственной привычной троечкой, - по физкультуре. Зато по рисованию была законная пятёрка! Мама была очень довольна. Сашка – тоже. Весь год он с удовольствием ходил в изостудию при доме детского творчества «Рассвет». Его рисунки там хвалили, и обещали послать на областную выставку. Ещё Сашка занимался в историческом кружке при детской библиотеке, где работала мама. И в шахматной школе, конечно.
Он любил играть на компьютере во «Всадников Скайрима», мороженое, японские мультики, и приключенческие книжки. И знал, что живёт замечательно!


Любимейшей Сашкиной книжкой была «Девочка с лазоревым кортиком». В ней было про всё! Про дружбу, про верность и честь, про стойкость и про чувство долга! Лучшая на свете книжка, о приключениях замечательной девочки Златки Бестужевой, из старинного города Червеня, и её маленького оруженосца Микаша. Такого же, как Сашка. Микаш там, то о дело, спасал Златку от различных неприятностей, в чём ему помогали и звери, и птицы, и деревья в лесу…. И верный длинногривый конь…. А он умел со всеми с ними разговаривать, на лесном языке, был им другом, и даже сам умел немного превращаться, ненадолго, в птицу или зверя! Эту книжку Сашка знал наизусть! Он засыпал и просыпался с нею. Он перечитывал её за разом раз, смакуя каждое словечко. И сам придумывал истории о новых приключениях её героев. И мечтал быть похожим на них, хоть немножко!..
На Сашкиных рисунках то и дело возникали то сказочный дворец, то крепость на холме, то храбрые всадники в островерхих шлемах, с мечами и копьями. На быстроногих конях.… То белый храм под многоцветьем куполов, похожий на стремительный корабль.


И ещё на всех рисунках там были они. Златка и Микаш.
И сам он, Сашка, тоже был там! Всем сердцем, всей душой!


Автором книжки была знаменитая писательница Яра Берёзкина. Её младший сын Димка учился в Сашкином классе. Сашка очень хотел с ним подружиться, но не очень-то получалось. Конечно, ведь друзей у Димки и без того хватало. Он умел находить общий язык с такими разными людьми, как фантазёр и мечтатель Славка Северцев, и бесстрашный Руслан Карханов, по прозвищу Шер-хан. Эти трое, вместе или порознь, всегда были в самом центре самых интересных дел. А Сашка наблюдал со стороны, мечтая, что когда-нибудь.… Случится чудо… И он тоже окажется в самой середине интересных и важных событий!
Но чудо никак не хотело случаться.

 

Чудо случилось в середине мая. На школьном дворе, после уроков. Сашка только что прикрыл за собой тяжёлую входную дверь, и оглядывался, прикидывая, как без приключений добежать до автобусной остановки.
- Э, Чеглок! А ну, стой!
Шерхан сидел на низенькой оградке, и ел мороженое. Махнул Сашке рукой.
- Подойди!
Сашка торопливо подошёл. Куда деваться?
- Хочешь к нам в Зелёную Стражу?
От неожиданности Сашка даже онемел. На секунду. А затем слова рванулись сами:
- Да! Хочу!
Попасть в Шерханову гвардию мечтали мальчишки со всего района!
- Только нужно пройти испытание, - хитро прищурился Карханов.
Коварный тип!
- Какое…. испытание? – упавшим голосом промямлил Сашка.
- Не бойся, не трудное. Ты ведь художник?
Сашка озадаченно кивнул.
- Ну вот. У Димки есть такая штука, хроноскоп. Верней, у его мамы. Экспериментальная модель. Вставляешь любую картинку, и та оживает. Машины ездят. Кони скачут…. Даже разговоры всякие…. Но это если настоящая картинка. Мазня не оживает. Нарисуешь такую?
Сашка снова торопливо закивал.
Конечно же, он нарисует! Постарается! Да что угодно сделает, лишь бы быть в Зелёной Страже!
- На, возьми, нарисуешь на этом, - Шерхан вытянул из своего зелёного рюкзачка тонкий альбом. – Имей в виду, картинка нужна завтра.

Дома Сашка сразу же уселся за рисунок. Что рисовать – он понимал прекрасно! Конечно же, про Златку! Как она в Древний город впервые приехала! Вот будет интересно в хроноскопе посмотреть….
Сашка быстро набросал карандашом, в верхней части листа, очертания холма, с которого воительница Златка будет наблюдать за городом. В нижнем правом углу – другой холм, где должна стоять Крепость.
А что дальше? С чего начинать?
Сашка в нерешительности почесал за ухом….
- Саша, снова ты рисуешь? – вошла в комнату мама. – А уроки сделал?
Сашка со вздохом отложил альбом в сторону. Всё равно совсем нет, почему-то, вдохновенья. Ну, может быть, оно потом появится?
Потом пришло самое время садиться к телевизору, - смотреть новые серии знаменитой анимешки! А это – целых два часа ураганной радости!
Затем нашлись иные важные дела….
За рисунок Сашка вновь принялся лишь поздним вечером. Хотелось спать. А вдохновение опять не приходило….
«Нет, надо всё равно нарисовать, - принял Сашка решение. – Шерхан ведь сказал, чтобы завтра!»
Ведь если Сашка завтра без рисунка в школу явится, Шерхан тогда и передумать может! И в Стражу не возьмёт!
Как тогда Сашке жить?
Глаза слипались. Сашка чуть не падал головой в альбом.
Но карандаш всё равно торопливо сновал по бумаге.
«Всё равно нарисую!»
Конь…. Всадник…. Крепость…. Ворота…. Улицы…. Дома….
Всё!
Теперь можно поспать.
Он так и уснул за столом, сжимая в руке карандаш.

А утром, посмотрев на свой рисунок, Сашка даже поморщился.
И эту торопливую мазню показывать Шерхану?
Чтобы высмеял?
Нарисовал, называется!
Уж лучше просто выбросить альбом! А самому заболеть!

Шерхан, конечно, сразу же напомнил о рисунке. Ещё перед уроками!
- Ну, ты принёс?
Пришлось показывать.
С упавшим сердцем, Сашка протянул альбом. Понуро отвернулся.
Руслан, взглянув на рисунок, хмыкнул непонятно.
Сашка внутренне съёжился. Он знал, что Шерхан сейчас видит.
Нет, крепость на нижнем холме получилась неплохо. Высокие стены, красивые башни! Но всадник, смотрящий на город – совсем не похож был на Златку. Совсем незнакомый парнишка в островерхом шлеме, укрытый плащом до стремян. Откуда он взялся, такой?
А город? Вместо гордой красивой столицы – лишь горсточка приземистых домишек за недостроенной стеной. Там даже видно, что всё ещё строят! Взамен дворцов вельмож – лишь одинокий храм под куполами-луковками.
Ну, сейчас Руслан скажет!
- Годится. Правильный рисунок, - сказал Руслан Карханов. – Без всякого без хроноскопа видно. Держи значок!
В ладонь оторопевшему от неожиданности Сашке он положил железный кругляшок с зелёным листиком.
- Ой…. Правда?!
- Ага. Ты, конечно, слабак…. Зато рисуешь хорошо. И глаза у тебя, вон, зелёные…. Но я тобой ещё займусь, имей в виду!
Сашка счастлив был, как никогда до этого! И потому отважился спросить
- А хроноскоп?
- А хроноскоп сломался, - усмехнулся Руслан. – Димочка сдуру в него «Чёрный квадрат» запузырил….




В середине лета Сашка, вместе с мамой, поехал к далёкому Южному морю. Там, в небольшом посёлке, жила теперь мамина давняя подруга. Поезд шёл трое суток. За вагонным окном проплывали незнакомые речки, леса, города…
Незнакомая жизнь!


Со всеми поселковыми ребятами Сашка за неделю перессорился. Потому что дураки все, дикие и нахальные! И в живописи ничего не понимают! Впрочем, Сашку это в те дни не особенно и волновало. Это было не главное! Главное было – Море, в которое Сашка влюбился сразу и навсегда! Он жил в море часами, лишь изредка выползая на сушу, - полежать на горячей мелкой гальке, щурясь от жаркого солнца, посмотреть на стройные ряды бегущих к берегу зелёно-синих волн. Минуток пять. И – снова в воду! Мама беспокоилась, - она боялась, что Сашка, от такого постоянного купания, обязательно простудится и заболеет. А Сашка только смеялся в ответ на такие глупые страхи, - вода в море была совсем даже не холодная, а само море – ласковое, доброе. С множеством сказочных тайн и загадок! Разве может оно чем-то Сашке навредить?


Через месяц, который промчался стремительно, тот же поезд увозил его обратно, к дому. В раскрытое окно врывался тёплый шелестящий ветер, пахнущий сказками, играл Сашкиными волосами, когда тот засыпал на своей верхней полке, устав наблюдать, как проносятся мимо немного знакомые реки, леса, города…


А ещё через месяц, уже осенью, Сашка заболел. Сильно. Так, что были не в силах помочь ни самые лучшие лекарства, ни самые лучшие врачи…


Ему было так плохо, что он этого даже не чувствовал. Не осознавал. Просто лежал, утопая в горячих подушках, не в силах приподнять голову или пошевелить непослушной и словно бы ватной рукой. Да и не хотелось шевелить. Ничего не хотелось. Было жарко, дремотно. В дремотно-лиловом мареве чудилась всякая жёлтая пакость. Это в плотно зажмуренные глаза бил надоедливый, пронзительно-яркий электрический свет, похожий на болезнь. Очень хотелось к Южному морю! Вот бы уплыть туда. На кораблике. Или улететь… Прямо сейчас!… У Сашки получится, он чувствует! Там хорошо…. Вот… сейчас…. Сейчас он так и сделает.… Вот только выберется из этой большой и неуклюжей ватной куклы, в которую Сашку зачем- то запихнули!
Сейчас…


Затем в сознание проник чей-то голос. Громкий, громыхающе-могучий, словно колокол. Сердитый. Он чего-то требовал. Мама плакала, и что-то объясняла жалобно в ответ. Сашке стало интересно. Кто это? Доктор? Чуточку поприоткрыв глаза, Сашка разглядел склонившегося над ним незнакомого дядьку.
То есть нет, не совсем незнакомого! Потому что Сашка сразу его узнал! У мамы была фотография.… Где они с отцом. Мама не раз говорила, что Сашкин отец живёт где-то далеко, на краю света, в глухой тайге. И что он не захотел жить с мамою и с Сашкой в городе. А мама не смогла жить там… Конечно, ведь в тех местах, на многие километры в округе – ни одной приличной библиотеки. И даже школы нет. Где же маме работать?… Конечно, разве это жизнь, когда рядом нет любимых книжек? Сашка это понимал. И всё-таки он иногда разглядывал украдкой фотографию отца. Большого, сильного, с могучей светлой бородой и добрыми глазами, - серыми, как у Сашки. И представлял, что когда-нибудь с ним повстречается.
Неужели это случилось?!!


Сашке даже спать расхотелось! Не то, что куда-то улетать…
- Папа,… - прошептал он еле слышно. Но отец услышал. Тоже что- то сказал. Кажется, о том, что всё у Сашки будет хорошо.
Сашку напоили сладким-сладким чаем с мёдом и незнакомыми травами. Затем мама одела его потеплее. Или это потом уже было, когда Сашка проснулся? Сашка точно не помнит. Зато как отец взял его на руки – помнит точно!
- Поедем домой, мальчик? Тебе там обязательно помогут.


На улице шёл скучный мелкий дождь. В холодных лужах на асфальте мокли пожухлые листья. А напротив подъезда, в вечернем сумраке, виднелись огромные сани. И трое коней…. Или это Сашке снова померещилось?


Что было дальше, он помнил плохо. Помнил ночной лес, и холодный, волком воющий, ветер, и серые тучи над головой, и осторожный стук копыт, и мягкое покачивание – словно на кораблике. Затем – низкие своды какой-то пещеры. Всё это – урывками, сквозь дремоту. А может, этого вовсе и не было, просто приснилось такое?


Он проснулся в полутёмной комнате с бревенчатыми стенами. Потолка не было, и над головой виднелись деревянные стропила и двускатная кровля. На мягкой постели, под тяжёлым одеялом лежать было приятно. Хорошо пахло разными травами. И ещё чем-то. Таким, сказочным. Ни мамы, ни отца рядом не было. В углу, что напротив, висела большая икона. Перед ней горело несколько свечей. В их свете хорошо было видно изображённую на иконе женщину с ребёнком на руках…. Перед иконой стоял на коленях какой-то бородатый человек в длинном тёмном одеянии, похожий на отца. Молился… Молитва, кажется, была похожа на ту, какой учила Сашку бабушка, когда-то. Он постарался прислушаться. Но слова ускользали.… Тогда он стал смотреть на огоньки свечей, на строгую и ласковую женщину с младенцем на иконе. Ему было хорошо.… Затем появилась мама. Напоила Сашку терпким горячим питьём. И он сразу же снова заснул.


Так повторялось много раз. Сашка просыпался. Видел рядом маму, или отца. И икону, и свечи. И того человека, который молился. Пил горькое лекарство, и снова засыпал.
А однажды случилось по другому. Сашка проснулся. Мамы рядом не было. Зато у изголовья стояла женщина в старинном одеянии. Та самая, что на иконе! Строго взглянула на Сашку, затем улыбнулась ему. Положила мягкую ладонь Сашке на вспотевший лоб…. Сашке было хорошо, тепло в её присутствии. И он тут же провалился в счастливый и радостный сон. Снились всякие сказки. Из книжки про Златку и Микаша.


А когда он проснулся опять, - сразу понял, что совсем здоров!
Ни кого поблизости снова не было. Сашка решительно откинул одеяло из мягкого войлока. Сел, спустив ноги с постели. Лежать больше совсем не хотелось. Хотелось бегать и прыгать. Сашка с интересом огляделся, заново знакомясь со своим обиталищем. Комнатка совсем небольшая, в несколько шагов. Вокруг стенок – лавки, чтобы сидеть, и полки, чтобы класть туда всякие вещи. Напротив Сашкиной постели – стол. Над ним – окошечко, похожее на форточку. Не застеклённое. Через него врывался в комнату поток горячих солнечных лучей. В дальнем углу – две одинаковые двери. Сашке вдруг нестерпимо захотелось на улицу. Сколько можно лежать и болеть?! Рядом с постелью, на лавке, лежала Сашкина одежда. И всякие нужные вещи. И любимая книжка, про Златку и Микаша! И альбом для рисования, с любимыми рисунками!


На аккуратно свёрнутой рубашке лежал какой-то медальон, с приделанной к нему цепочкой. Плоский, размером со старую рублёвую монету, чисто-серебряного цвета. Он даже, кажется, немножечко светился. Такого прежде у Сашки не бывало. Но он сразу понял, что это – для него! Взял медальон в ладони. Тот был тяжёлый, и холодный. Но быстро согрелся в Сашкиной руке. На серебристой поверхности был отчеканен крестик. Такой же точно, как носила бабушка. И надпись полукругом, снизу: «Спаси и сохрани». Старинными буквами, какие изучали в историческом кружке. Немного даже непонятно, но догадаться можно. Сашка, с непонятным замиранием в груди, повесил медальон на шею. Подумал, и старательно перекрестился, глядя на икону…


Затем он быстро оделся-обулся в любимую рубашку тигровой расцветки, привычные джинсы, и новые кроссовки, вместе с белыми носочками. Рассовал по карманам свои вещи. Шагнул к столу. Там стоял высокий глиняный горшок с молоком, и глиняная кружка. Сашка напился вволю, прямо из горшка. И пошёл туда, где были двери. Которую открыть? Вдруг подумалось, что там, за дверью, его ждёт новая жизнь, совсем не похожая на прежнюю. Интересно, какая? Он наугад толкнул одну из дверей. Шагнул за порог. И очутился на небольшом балконе с деревянными перильцами.
И засмеялся от радости.


Было свежо, но совсем не холодно. С ослепительно синего, словно умытого, неба кидало жаркие лучи, словно жгучие стрелы, ослепительное, радостное солнце, что только что взошло над синими горами. Такого неба, и такого солнца просто не бывает в слякотную осень!
Отчётливо пахло весной.


Внизу, под балконом, был дворик, замощённый досками. Почти такой же, как у бабушки, в деревне. У серого высокого забора ярко зеленела трава и цвели одуванчики. За забором виднелась берёзка, с клейкими весенними листочками.
«Вот это поболел я! – с весёлым удивлением подумалось Сашке. – Целую зиму! Вот чудеса!»


Но это было не главное чудо.
Новая жизнь была похожа на сказочный сон. В этом сне был город с деревянными домами и узенькими улочками, бегущими к высокому холму. На холме стоял красивый гордый замок с высокими стенами и башнями из серого камня. На одной из башен развевалось знамя. По одной из улиц к замку, не спеша, подъезжали трое всадников в сияющих на солнце островерхих шлемах, с яркими флажками на воздетых к небу острых копьях. Это было совсем, как в кино про старинную жизнь! Как в любимой книжке про Златку! Как во сне…. Только это был вовсе не сон, а по правде! Сашка даже ущипнул себя за руку, чтобы получше проверить! И опять засмеялся!


Это не было сном. Неподалёку от замка над домами и улицами виднелся белый храм. Похожий на стремительный корабль, он словно плыл навстречу Сашке, возвышаясь над приземистыми крышами. Словно гордая мачта, устремлялся к небу его главный купол-луковка, - небесно-голубой, покрытый золотыми звёздами. По сторонам его – ещё четыре купола, - зелёные, как кроны тополей. Над куполами – радостно сияют в солнечных лучах большие серебряные кресты, похожие издалека на якоря…. У Сашки от восторга даже закружилась голова! Этот храм он узнал. Он не раз его видел во сне. И рисовал в своём альбоме…


- Нравится? – спросил за спиной негромкий, но сильный голос.
Сашка стремительно обернулся. Отец смотрел на него с доброй улыбкой, и с затаённым ожиданием в глазах.
- Да!
Сашка кинулся к отцу, обхватил его руками, прижался к нему крепко-крепко. И ощутил на плечах его сильные добрые руки. Это было так приятно! Он постоял ещё секунды две, затем, подняв голову, сказал радостным шёпотом:
- Нравится! Мы теперь всегда здесь будем жить?
Отец чуть отстранил его, серьёзно посмотрел в глаза.
- В самом городе жить не получится. Но мы часто будем приезжать сюда. Здесь живёт моя сестрица, твоя тётя. А наш дом – немного дальше. Там тебе тоже понравится. Там река, горы, лес… Ты там родился.
- Правда?!


- Александр! Тебе кто разрешил встать с постели? Отойди от двери, ты простудишься.
Это мама, конечно! Сашка кинулся к ней. Они обнялись, крепко-крепко! Мама ласково погладила его по голове.
- Вот, Саша, мы уехали…. Так было нужно.
- Да… Замечательно, правда?
- Не знаю, - сказала задумчиво мама. – Наверно, неплохо. Но всё же я не хотела привозить тебя в эти места. Однако так вышло. Может, ты ляжешь ещё? Ничего не болит?
- Не хочу! – замотал головой Сашка. – Я здоровый уже!
- Ну, если здоровый, - вмешался отец, - тогда пойдём знакомиться. Давай руку.
- Пойдём!


Одной ладонью Сашка утонул в руке отца. Другой - ухватился за мамину руку. Шагнул от балкона к ещё не знакомой двери. Оглянулся.
- А, правда, будто я всю зиму проболел?
- Не всю. Всего пару неделек. Просто здесь время немного другое. Скоро твой день рождения.
- А здесь, - это где?
- Узнаешь.

 


 

© Copyright: Александр Соколов, 2012

Регистрационный номер №0024416

от 10 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0024416 выдан для произведения:
Этой весной Сашка закончил 4 класс средней школы №4. С единственной привычной троечкой, - по физкультуре. Зато по рисованию была законная пятёрка! Мама была очень довольна. Сашка – тоже. Весь год он с удовольствием ходил в изостудию при доме детского творчества «Рассвет». Его рисунки там хвалили, и обещали послать на областную выставку. Ещё Сашка занимался в историческом кружке при детской библиотеке, где работала мама. И в шахматной школе, конечно.
Он любил играть на компьютере во «Всадников Скайрима», мороженое, японские мультики, и приключенческие книжки. И знал, что живёт замечательно!
Любимейшей Сашкиной книжкой была «Девочка с лазоревым кортиком». В ней было про всё! Про дружбу, про верность и честь, про стойкость и про чувство долга! Лучшая на свете книжка, о приключениях замечательной девочки Златки Бестужевой, из старинного города Червеня, и её маленького оруженосца Микаша. Такого же, как Сашка. Микаш там, то о дело, спасал Златку от различных неприятностей, в чём ему помогали и звери, и птицы, и деревья в лесу…. И верный длинногривый конь…. А он умел со всеми с ними разговаривать, на лесном языке, был им другом, и даже сам умел немного превращаться, ненадолго, в птицу или зверя! Эту книжку Сашка знал наизусть! Он засыпал и просыпался с нею. Он перечитывал её за разом раз, смакуя каждое словечко. И сам придумывал истории о новых приключениях её героев. И мечтал быть похожим на них, хоть немножко!..
На Сашкиных рисунках то и дело возникали то сказочный дворец, то крепость на холме, то храбрые всадники в островерхих шлемах, с мечами и копьями. На быстроногих конях.… То белый храм под многоцветьем куполов, похожий на стремительный корабль.
И ещё на всех рисунках там были они. Златка и Микаш.
И сам он, Сашка, тоже был там! Всем сердцем, всей душой!
Автором книжки была знаменитая писательница Яра Берёзкина. Её младший сын Димка учился в Сашкином классе. Сашка очень хотел с ним подружиться, но не очень-то получалось. Конечно, ведь друзей у Димки и без того хватало. Он умел находить общий язык с такими разными людьми, как фантазёр и мечтатель Славка Северцев, и бесстрашный Руслан Карханов, по прозвищу Шер-хан. Эти трое, вместе или порознь, всегда были в самом центре самых интересных дел. А Сашка наблюдал со стороны, мечтая, что когда-нибудь.… Случится чудо… И он тоже окажется в самой середине интересных и важных событий!
Но чудо никак не хотело случаться.

В середине лета Сашка, вместе с мамой, поехал к далёкому Южному морю. Там, в небольшом посёлке, жила теперь мамина давняя подруга. Поезд шёл трое суток. За вагонным окном проплывали незнакомые речки, леса, города…
Незнакомая жизнь!
Со всеми поселковыми ребятами Сашка за неделю перессорился. Потому что дураки все, дикие и нахальные! И в живописи ничего не понимают! Впрочем, Сашку это в те дни не особенно и волновало. Это было не главное! Главное было – Море, в которое Сашка влюбился сразу и навсегда! Он жил в море часами, лишь изредка выползая на сушу, - полежать на горячей мелкой гальке, щурясь от жаркого солнца, посмотреть на стройные ряды бегущих к берегу зелёно-синих волн. Минуток пять. И – снова в воду! Мама беспокоилась, - она боялась, что Сашка, от такого постоянного купания, обязательно простудится и заболеет. А Сашка только смеялся в ответ на такие глупые страхи, - вода в море была совсем даже не холодная, а само море – ласковое, доброе. С множеством сказочных тайн и загадок! Разве может оно чем-то Сашке навредить?
Через месяц, который промчался стремительно, тот же поезд увозил его обратно, к дому. В раскрытое окно врывался тёплый шелестящий ветер, пахнущий сказками, играл Сашкиными волосами, когда тот засыпал на своей верхней полке, устав наблюдать, как проносятся мимо немного знакомые реки, леса, города…
А ещё через месяц, уже осенью, Сашка заболел. Сильно. Так, что были не в силах помочь ни самые лучшие лекарства, ни самые лучшие врачи…
Ему было так плохо, что он этого даже не чувствовал. Не осознавал. Просто лежал, утопая в горячих подушках, не в силах приподнять голову или пошевелить непослушной и словно бы ватной рукой. Да и не хотелось шевелить. Ничего не хотелось. Было жарко, дремотно. В дремотно-лиловом мареве чудилась всякая жёлтая пакость. Это в плотно зажмуренные глаза бил надоедливый, пронзительно-яркий электрический свет, похожий на болезнь. Очень хотелось к Южному морю! Вот бы уплыть туда. На кораблике. Или улететь… Прямо сейчас!… У Сашки получится, он чувствует! Там хорошо…. Вот… сейчас…. Сейчас он так и сделает.… Вот только выберется из этой большой и неуклюжей ватной куклы, в которую Сашку зачем- то запихнули!
Сейчас…
Затем в сознание проник чей-то голос. Громкий, громыхающе-могучий, словно колокол. Сердитый. Он чего-то требовал. Мама плакала, и что-то объясняла жалобно в ответ. Сашке стало интересно. Кто это? Доктор? Чуточку поприоткрыв глаза, Сашка разглядел склонившегося над ним незнакомого дядьку.
То есть нет, не совсем незнакомого! Потому что Сашка сразу его узнал! У мамы была фотография.… Где они с отцом. Мама не раз говорила, что Сашкин отец живёт где-то далеко, на краю света, в глухой тайге. И что он не захотел жить с мамою и с Сашкой в городе. А мама не смогла жить там… Конечно, ведь в тех местах, на многие километры в округе – ни одной приличной библиотеки. И даже школы нет. Где же маме работать?… Конечно, разве это жизнь, когда рядом нет любимых книжек? Сашка это понимал. И всё-таки он иногда разглядывал украдкой фотографию отца. Большого, сильного, с могучей светлой бородой и добрыми глазами, - серыми, как у Сашки. И представлял, что когда-нибудь с ним повстречается.
Неужели это случилось?!!
Сашке даже спать расхотелось! Не то, что куда-то улетать…
- Папа,… - прошептал он еле слышно. Но отец услышал. Тоже что- то сказал. Кажется, о том, что всё у Сашки будет хорошо.
Сашку напоили сладким-сладким чаем с мёдом и незнакомыми травами. Затем мама одела его потеплее. Или это потом уже было, когда Сашка проснулся? Сашка точно не помнит. Зато как отец взял его на руки – помнит точно!
- Поедем домой, мальчик?
На улице шёл скучный мелкий дождь. В холодных лужах на асфальте мокли пожухлые листья. А напротив подъезда, в вечернем сумраке, виднелись огромные сани. И трое коней…. Или это Сашке снова померещилось?
Что было дальше, он помнил плохо. Помнил ночной лес, и холодный, волком воющий, ветер, и серые тучи над головой, и осторожный стук копыт, и мягкое покачивание – словно на кораблике. Затем – низкие своды какой-то пещеры. Всё это – урывками, сквозь дремоту. А может, этого вовсе и не было, просто приснилось такое?
Он проснулся в полутёмной комнате с бревенчатыми стенами. Потолка не было, и над головой виднелись деревянные стропила и двускатная кровля. На мягкой постели, под тяжёлым одеялом лежать было приятно. Хорошо пахло разными травами. И ещё чем-то. Таким, сказочным. Ни мамы, ни отца рядом не было. В углу, что напротив, висела большая икона. Перед ней горело несколько свечей. В их свете хорошо было видно изображённую на иконе женщину с ребёнком на руках…. Перед иконой стоял на коленях какой-то бородатый человек в длинном тёмном одеянии, похожий на отца. Молился… Молитва, кажется, была похожа на ту, какой учила Сашку бабушка, когда-то. Он постарался прислушаться. Но слова ускользали.… Тогда он стал смотреть на огоньки свечей, на строгую и ласковую женщину с младенцем на иконе. Ему было хорошо.… Затем появилась мама. Напоила Сашку терпким горячим питьём. И он сразу же снова заснул.
Так повторялось много раз. Сашка просыпался. Видел рядом маму, или отца. И икону, и свечи. И того человека, который молился. Пил горькое лекарство, и снова засыпал.
А однажды случилось по другому. Сашка проснулся. Мамы рядом не было. Зато у изголовья стояла женщина в старинном одеянии. Та самая, что на иконе! Строго взглянула на Сашку, затем улыбнулась ему. Положила мягкую ладонь Сашке на вспотевший лоб…. Сашке было хорошо, тепло в её присутствии. И он тут же провалился в счастливый и радостный сон. Снились всякие сказки. Из книжки про Златку и Микаша.
А когда он проснулся опять, - сразу понял, что совсем здоров!
Ни кого поблизости снова не было. Сашка решительно откинул одеяло из мягкого войлока. Сел, спустив ноги с постели. Лежать больше совсем не хотелось. Хотелось бегать и прыгать. Сашка с интересом огляделся, заново знакомясь со своим обиталищем. Комнатка совсем небольшая, в несколько шагов. Вокруг стенок – лавки, чтобы сидеть, и полки, чтобы класть туда всякие вещи. Напротив Сашкиной постели – стол. Над ним – окошечко, похожее на форточку. Не застеклённое. Через него врывался в комнату поток горячих солнечных лучей. В дальнем углу – две одинаковые двери. Сашке вдруг нестерпимо захотелось на улицу. Сколько можно лежать и болеть?! Рядом с постелью, на лавке, лежала Сашкина одежда. И всякие нужные вещи. И любимая книжка, про Златку и Микаша! И альбом для рисования, с любимыми рисунками!
На аккуратно свёрнутой рубашке лежал какой-то медальон, с приделанной к нему цепочкой. Плоский, размером со старую рублёвую монету, чисто-серебряного цвета. Он даже, кажется, немножечко светился. Такого прежде у Сашки не бывало. Но он сразу понял, что это – для него! Взял медальон в ладони. Тот был тяжёлый, и холодный. Но быстро согрелся в Сашкиной руке. На серебристой поверхности был отчеканен крестик. Такой же точно, как носила бабушка. И надпись полукругом, снизу: «Спаси и сохрани». Старинными буквами, какие изучали в историческом кружке. Немного даже непонятно, но догадаться можно. Сашка, с непонятным замиранием в груди, повесил медальон на шею. Подумал, и старательно перекрестился, глядя на икону…
Затем он быстро оделся-обулся в любимую рубашку тигровой расцветки, привычные джинсы, и новые кроссовки, вместе с белыми носочками. Рассовал по карманам свои вещи. Шагнул к столу. Там стоял высокий глиняный горшок с молоком, и глиняная кружка. Сашка напился вволю, прямо из горшка. И пошёл туда, где были двери. Которую открыть? Вдруг подумалось, что там, за дверью, его ждёт новая жизнь, совсем не похожая на прежнюю. Интересно, какая? Он наугад толкнул одну из дверей. Шагнул за порог. И очутился на небольшом балконе с деревянными перильцами.
И засмеялся от радости.
Было свежо, но совсем не холодно. С ослепительно синего, словно умытого, неба кидало жаркие лучи, словно жгучие стрелы, ослепительное, радостное солнце, что только что взошло над синими горами. Такого неба, и такого солнца просто не бывает в слякотную осень!
Отчётливо пахло весной.
Внизу, под балконом, был дворик, замощённый досками. Почти такой же, как у бабушки, в деревне. У серого высокого забора ярко зеленела трава и цвели одуванчики. За забором виднелась берёзка, с клейкими весенними листочками.
«Вот это поболел я! – с весёлым удивлением подумалось Сашке. – Целую зиму! Вот чудеса!»
Но это было не главное чудо.
Новая жизнь была похожа на сказочный сон. В этом сне был город с деревянными домами и узенькими улочками, бегущими к высокому холму. На холме стоял красивый гордый замок с высокими стенами и башнями из серого камня. На одной из башен развевалось знамя. По одной из улиц к замку, не спеша, подъезжали трое всадников в сияющих на солнце островерхих шлемах, с яркими флажками на воздетых к небу острых копьях. Это было совсем, как в кино про старинную жизнь! Как в любимой книжке про Златку! Как во сне…. Только это был вовсе не сон, а по правде! Сашка даже ущипнул себя за руку, чтобы получше проверить! И опять засмеялся!
Это не было сном. Неподалёку от замка над домами и улицами виднелся белый храм. Похожий на стремительный корабль, он словно плыл навстречу Сашке, возвышаясь над приземистыми крышами. Словно гордая мачта, устремлялся к небу его главный купол-луковка, - небесно-голубой, покрытый золотыми звёздами. По сторонам его – ещё четыре купола, - зелёные, как кроны тополей. Над куполами – радостно сияют в солнечных лучах большие серебряные кресты, похожие издалека на якоря…. У Сашки от восторга даже закружилась голова! Этот храм он узнал. Он не раз его видел во сне. И рисовал в своём альбоме…
- Нравится? – спросил за спиной негромкий, но сильный голос.
Сашка стремительно обернулся. Отец смотрел на него с доброй улыбкой, и с затаённым ожиданием в глазах.
- Да!
Сашка кинулся к отцу, обхватил его руками, прижался к нему крепко-крепко. И ощутил на плечах его сильные добрые руки. Это было так приятно! Он постоял ещё секунды две, затем, подняв голову, сказал радостным шёпотом:
- Нравится! Мы теперь всегда здесь будем жить?
Отец чуть отстранил его, серьёзно посмотрел в глаза.
- В самом городе жить не получится. Но мы часто будем приезжать сюда. Здесь живёт моя сестрица, твоя тётя. А наш дом – немного дальше. Там тебе тоже понравится. Там река, горы, лес… Ты там родился.
- Правда?!
- Александр! Тебе кто разрешил встать с постели? Отойди от двери, ты простудишься.
Это мама, конечно! Сашка кинулся к ней. Они обнялись, крепко-крепко! Мама ласково погладила его по голове.
- Вот, Саша, мы уехали…. Так было нужно.
- Да… Замечательно, правда?
- Не знаю, - сказала задумчиво мама. – Наверно, неплохо. Но всё же я не хотела привозить тебя в эти места. Однако так вышло. Может, ты ляжешь ещё? Ничего не болит?
- Не хочу! – замотал головой Сашка. – Я здоровый уже!
- Ну, если здоровый, - вмешался отец, - тогда пойдём знакомиться. Давай руку.
- Пойдём!
Одной ладонью Сашка утонул в руке отца. Другой - ухватился за мамину руку. Шагнул от балкона к ещё не знакомой двери. Оглянулся.
- А, правда, будто я всю зиму проболел?
- Не всю. Всего пару неделек. Просто здесь время немного другое. Скоро твой день рождения.
- А здесь, - это где?
- Узнаешь.

 


 

Рейтинг: +4 1097 просмотров
Комментарии (7)
Игорь Кичапов # 10 февраля 2012 в 05:44 0
Неплохо.Но не мешало бы скомпоновать текст и разбить на абзацы.Читать будет легче и выглядеть приличней)) Удачи!
Александр Соколов # 10 февраля 2012 в 06:19 0
Спасибо! Я попробую.... Так лучше?
Игорь Кичапов # 10 февраля 2012 в 10:58 0
live1
Фрунзе # 16 апреля 2012 в 01:36 0
Читается превосходно. Стиль - лучше не бывает.
Но.
Я думал моральная сторона сюжета закончится на том, что Сашку вылечит отец-лесник и он сам найдет свою Златку в школе, заткнув за пояс сына писательницы. А вот к переходу в иную реальность был как-то не готов.
Александр Соколов # 16 апреля 2012 в 08:43 0
Спасибо.
Рассказ на днях на Неогранке сильно разбомбили. Пришлось немного переделать. Вот, сделал вставку сейчас. Не знаю, лучше или хуже стало....
Наталья Бугаре # 16 апреля 2012 в 01:49 +1
Ну вот и вы тут) Очень рада, у вас потрясающее славянское фентези, уверена, оно найдет своего читателя и издателя. live1 smileded
Александр Соколов # 16 апреля 2012 в 07:12 0
Спасибо! 36 buket3