Кметы

8 февраля 2012 - Александр Соколов

Разбудили Радимку ещё до рассвета. Антошка, старший брат, пребольно дёрнул за вихор.
- Вставай, засоня!
«Вот вредина! Третье утро подряд! Ну ладно, завтра уж я постараюсь!..» - решил Радимка, поднимаясь.
Он зевнул. Когда то и дело тебя кто-то будит всю ночь, поневоле «засонею» станешь!
По лесенке спустившись с сеновала, где ночевал уже неделю, Радимка старательно умылся холодной водой из стоявшей у стены кадушки. Смыл остатки сна. И направился в дом, - помолиться перед образами. Спасителю. Матери Божьей. И Николаю Чудотворцу. Это – самое первое дело! А уж оттуда побежал в коровник – выполнять свою долю привычной утренней работы. За что и получил затем, от мамы, большую кружку свежего парного молока, и маленький кусочек хлеба.
С хлебом по весне всегда бывает туго.
Работы в мастерской, как обычно в субботу, было не так уж и много. Лишь уложить готовые горшки и миски в большие короба, и погрузить всё это на телегу. Потом отец с Антоном увезут их в Верхний город, продадут знакомому торговцу.
Радимка стал прикидывать, как бы ловчей удрать и заняться своими делами.
- Там, Радимка, пришли за тобой, - странным голосом сказал Антон, заходя в мастерскую. Он только что отнёс один из коробов.
Радимка уронил горшок, и выскочил за дверь.
Возле крыльца стоял знакомый бородатый дядька. Десятник с путного двора. Перед ним топтался сумрачный отец.
- Да, вот этого, - сказал десятник, завидев Радимку. Махнул тому рукой. – Иди сюда.
Радимка внутренне похолодел. Спустился по ступенькам, на негнущихся ногах.
- Во исполнение княжьего указа о ежегодном отрочьем наборе, наместник повелел купить твоего сына, для отправки в лесные работы. Вот тебе указ. А вот – условленная плата.
Он сунул в руки ошеломлённому отцу запечатанный свиток, и тугой кошелёк.
Радимку шатнуло. Позади кто-то охнул.
Отец непонимающе взглянул на кошелёк…. На свиток…. На десятника…. Спросил с усилием:
- Когда… заберёте?
- Могу хоть сейчас, - хохотнул десятник. Посмотрел на Радимку. – Но он ведь отрок смелый, не сбежит? А?
Сглотнув, Радимка сипло прошептал:
- Я не сбегу.
- Ну, вот и славно. Гуляй тогда, до завтрашнего вечера. А то нагонят нынче целую ораву. Куда вас всех девать? Ты из посадских, вроде как, один такой везучий. На вот, к шапке прицепи, - протянул он мальчишке круглый жестяной значок-тамгу.
Десятник ушёл. Проводив его тоскливым взглядом. Радимка задрожал, и, всхлипнув, уткнулся лицом в бок отцу. Обхватил его крепко руками.
Он всё же постарался не заплакать. Совята не плачут!
- Ну, будет, будет, - отец погладил его своей сильной рукою по взъерошенной макушке. – Ты ж у меня самый лучший…. Сильный, верный, надёжный….
- Ага, - шмыгнул носом Радимка, включаясь в игру. – Самый храбрый, умелый, и ловкий….
- И до любого дела жутко совкий! – Антон подошёл сзади, положил на братишке ладони на плечи. – Вот и досовался. Возьмут теперь в работу.
- Подумаешь! – храбро ответил Радимка. – Я ни какой работы не боюсь!.. Пап, можно мне в город, побегать немножко?
- Ну, беги.
Свою пёструю шапку-суварку, и приметную, буро-соснового цвета рубашку с продольными зелёными полосками Радимка получил прошлой осенью. На путном дворе. В награду, за верность и надёжность. Вместе с лучшим другом Лешеком, и другими надёжными ребятами. Им всем тогда и было сказано, что могут угодить в отбор. Чтоб по весне были готовы.
Ну, Лешек, тот сразу решил, что его-то возьмут обязательно! Сам этого хотел. Радимка – тоже чувствовал, что могут…. Конечно, было страшновато. Ещё как! Работа лесная – не мёд. Там всякое случиться может. Зато, если будешь способным и совким…
Надо, первым делом, повидаться с Лешеком, - решил Радимка, выбегая из калитки.
На улице было ещё по-весеннему сыро и грязно. Босиком ещё не очень-то побегаешь. Но наплевать! Радимка – стойкий и выносливый, все знают! К тому же, снег уже сошёл. Значит, считается, лето! А летом ни один мальчишка на Посаде, даже самый хилый, обутым не станет ходить, - засмеют. А то и поколотят.
А князь своим кметам, - если будешь полезным и нужным, даёт и обувь, и одёжку…. И что угодно. Всё, что угодно, можно заслужить, если стараться! Как Лешеков отец, к примеру. Он тоже был совёнком, вот! А стал – все знают, кем! Все знают наместника Чарнота!
Лешека Радимка разыскал у городского рва, что опоясал Замковую гору. Сидя на покатой кромке берега, тот жевал что-то вкусное, и кидал в воду мелкие камешки.
- Я знал, что прибежишь. Будешь с рыбой пирожок?
Он вынул из-за пазухи большой румяный пирожище! И протянул его Радимке. Радимка тотчас же вцепился в добычу зубами. И заурчал от удовольствия. Сел рядом с приятелем. Взглянул на него благодарно….
Все говорят, будто они похожи. Наверно, так и есть. Лешек – невысокий, коренастый, как и сам Радимка. С худым обветренным лицом и крепкими руками. Такой же голоногий, и одет в такую же одёжку. Не скажешь, что сын воеводы. Волосы чуть потемней, и веснушек на носу побольше. И царапин на щеках и на руках.
Лешек, размахнувшись, бросил камешек в мутную воду.
- Ты уже знаешь?
- Угу, - Радимка, мыча, закивал головой. С набитым ртом немножко трудно разговаривать.
- А я ещё вчера узнал. Под вечер. Из города троих берут. Ну, мы – понятно. А кто третий? Отец молчит. Сказал, что мы его не знаем.
- Это как?! – Радимка чуть не подавился. Поспешно проглотил кусок. – Мы всех в нашем городе знаем!
- Я и подумал…. Может быть, кто-то из Верхнего города?
- Ну, ты сказал! – возмутился Радимка. – Волохов в путь не забирают, только наших! А из других там по годам только один годится. Он вредина, и трус!
- А кто тогда?
- Чего гадать? Узнаем. Подожди до завтра.
Радимка вновь занялся пирогом.
Ещё один камешек булькнул на дно.
- Отец меня едва не отлупил. Когда узнал. Сказал, что он не для того меня растил, не для кметьей работы. И что не всякий кмет сумеет стать наместником. Что я могу остаться кметом на всю жизнь. Или погибнуть вовсе…. Он сотню раз всё это говорил!
- А ты?
Лешек дёрнул плечом.
- Ну, он же сумел! А мы чем хуже?!
Ещё бросок….
- А кметом тоже быть неплохо. Ради Божьего дела!
- Ещё бы! – легко согласился Радимка.
- Пойдём в Верхний город, волохов лупить? – спросил Лешек, когда пироги были съедены.
- Да ну…. Надоело. А подлый Негош свою хитрую морду из дома сегодня не высунет. Тоже знает, конечно, какой нынче день. Вот его бы не мешало отлупить. Чтобы запомнил!
- Тогда пойдём ещё куда-нибудь.
Пошли на рыночную площадь.
Лоток с восхитительно вкусными медовыми пряниками первым заметил Радимка. У него аж слюнки потекли! Купить, конечно, было не на что, но поглазеть-то можно!
Но путь к вожделенному лотку преграждали два каких-то пузатых торговца. Оба – в синих парчовых халатах, расшитых золотыми нитями, в червлёных сапогах. И пахнет от обоих дорогими заморскими пряностями. Сразу видно, люди именитые! И угораздило же их тут повстречаться, и завести беседу. Прямо у лотка! Не обойдёшь…
Радимка всё-таки попробовал сбоку протиснуться, самым нахальнейшим образом. Но кряжистый торговец-волох, с чёрной длинной косицей на бритой макушке, обвитой золотым шнуром, так взглянул на него, что Радимку словно ветром отнесло.
- Вот, я и говорю, обнаглели, - промолвил торговец рокочущим басом. Вынул из складок халата пузатую фляжку. Открыл. Смачно к ней приложился….
Радимка попытался зайти с другого бока. Но Лешек ухватил его за локоть.
- Стой, - шепнул он. – Слушай!
Обладатель позолоченной косицы был явно на взводе.
- Я одно не пойму. Отчего князь опять не желает продать немного кметов на наши рудники, как было впредь? Прямая ж выгода. Я тоже охотно купил бы с полсотни голов, хотя имею право забирать их даром. Всегда имел! Хазары обошлись бы мне дешевле, да больно быстро дохнут. А эти – и выносливей гораздо, и работают лучше, и жрут в три раза меньше…. Мне такой полусотни хватило б года на три. А затем можно новых….
Он снова приложился к фляжке. Затем вдруг поперхнулся…. Побледнел. Схватился за живот. Согнулся пополам…. Раздался громкий треск, и сразу сильно завоняло. Совсем неблаговонно! Купец мешком осел на землю, стеная и ругаясь по волошски. Из-под парчового халата растеклась коричневая лужа.
Кругом раздался хохот.
- Что он говорит? – спросил, сквозь смех, Радимка.
- Поносит кого-то, - сказал презрительно Лешек. – Какого-то суварского лисёныша. Убить грозится белобрысого паршивца.
- Куда ему, поноснику, - сказал с усмешкой кто-то.
Купца поспешно увели. Лешек, бледный от злости, шепнул:
- Я чуть его не пнул, за те слова! Князь никогда не позволит, чтоб нас продавали!
- Он своё получил…. Даже лучше! – корчась от хохота, фыркнул Радимка.
- Вот это представление, мальчики! – со смехом сказал молодой продавец. – Хотите пряников? Берите, я угощаю.
 

© Copyright: Александр Соколов, 2012

Регистрационный номер №0023626

от 8 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0023626 выдан для произведения:

Разбудили Радимку ещё до рассвета. Антошка, старший брат, пребольно дёрнул за вихор.
- Вставай, засоня!
«Вот вредина! Третье утро подряд! Ну ладно, завтра уж я постараюсь!..» - решил Радимка, поднимаясь.
Он зевнул. Когда то и дело тебя кто-то будит всю ночь, поневоле «засонею» станешь!
По лесенке спустившись с сеновала, где ночевал уже неделю, Радимка старательно умылся холодной водой из стоявшей у стены кадушки. Смыл остатки сна. И направился в дом, - помолиться перед образами. Спасителю. Матери Божьей. И Николаю Чудотворцу. Это – самое первое дело! А уж оттуда побежал в коровник – выполнять свою долю привычной утренней работы. За что и получил затем, от мамы, большую кружку свежего парного молока, и маленький кусочек хлеба.
С хлебом по весне всегда бывает туго.
Работы в мастерской, как обычно в субботу, было не так уж и много. Лишь уложить готовые горшки и миски в большие короба, и погрузить всё это на телегу. Потом отец с Антоном увезут их в Верхний город, продадут знакомому торговцу.
Радимка стал прикидывать, как бы ловчей удрать и заняться своими делами.
- Там, Радимка, пришли за тобой, - странным голосом сказал Антон, заходя в мастерскую. Он только что отнёс один из коробов.
Радимка уронил горшок, и выскочил за дверь.
Возле крыльца стоял знакомый бородатый дядька. Десятник с путного двора. Перед ним топтался сумрачный отец.
- Да, вот этого, - сказал десятник, завидев Радимку. Махнул тому рукой. – Иди сюда.
Радимка внутренне похолодел. Спустился по ступенькам, на негнущихся ногах.
- Во исполнение княжьего указа о ежегодном отрочьем наборе, наместник повелел купить твоего сына, для отправки в лесные работы. Вот тебе указ. А вот – условленная плата.
Он сунул в руки ошеломлённому отцу запечатанный свиток, и тугой кошелёк.
Радимку шатнуло. Позади кто-то охнул.
Отец непонимающе взглянул на кошелёк…. На свиток…. На десятника…. Спросил с усилием:
- Когда… заберёте?
- Могу хоть сейчас, - хохотнул десятник. Посмотрел на Радимку. – Но он ведь отрок смелый, не сбежит? А?
Сглотнув, Радимка сипло прошептал:
- Я не сбегу.
- Ну, вот и славно. Гуляй тогда, до завтрашнего вечера. А то нагонят нынче целую ораву. Куда вас всех девать? Ты из посадских, вроде как, один такой везучий. На вот, к шапке прицепи, - протянул он мальчишке круглый жестяной значок-тамгу.
Десятник ушёл. Проводив его тоскливым взглядом. Радимка задрожал, и, всхлипнув, уткнулся лицом в бок отцу. Обхватил его крепко руками.
Он всё же постарался не заплакать. Совята не плачут!
- Ну, будет, будет, - отец погладил его своей сильной рукою по взъерошенной макушке. – Ты ж у меня самый лучший…. Сильный, верный, надёжный….
- Ага, - шмыгнул носом Радимка, включаясь в игру. – Самый храбрый, умелый, и ловкий….
- И до любого дела жутко совкий! – Антон подошёл сзади, положил на братишке ладони на плечи. – Вот и досовался. Возьмут теперь в работу.
- Подумаешь! – храбро ответил Радимка. – Я ни какой работы не боюсь!.. Пап, можно мне в город, побегать немножко?
- Ну, беги.
Свою пёструю шапку-суварку, и приметную, буро-соснового цвета рубашку с продольными зелёными полосками Радимка получил прошлой осенью. На путном дворе. В награду, за верность и надёжность. Вместе с лучшим другом Лешеком, и другими надёжными ребятами. Им всем тогда и было сказано, что могут угодить в отбор. Чтоб по весне были готовы.
Ну, Лешек, тот сразу решил, что его-то возьмут обязательно! Сам этого хотел. Радимка – тоже чувствовал, что могут…. Конечно, было страшновато. Ещё как! Работа лесная – не мёд. Там всякое случиться может. Зато, если будешь способным и совким…
Надо, первым делом, повидаться с Лешеком, - решил Радимка, выбегая из калитки.
На улице было ещё по-весеннему сыро и грязно. Босиком ещё не очень-то побегаешь. Но наплевать! Радимка – стойкий и выносливый, все знают! К тому же, снег уже сошёл. Значит, считается, лето! А летом ни один мальчишка на Посаде, даже самый хилый, обутым не станет ходить, - засмеют. А то и поколотят.
А князь своим кметам, - если будешь полезным и нужным, даёт и обувь, и одёжку…. И что угодно. Всё, что угодно, можно заслужить, если стараться! Как Лешеков отец, к примеру. Он тоже был совёнком, вот! А стал – все знают, кем! Все знают наместника Чарнота!
Лешека Радимка разыскал у городского рва, что опоясал Замковую гору. Сидя на покатой кромке берега, тот жевал что-то вкусное, и кидал в воду мелкие камешки.
- Я знал, что прибежишь. Будешь с рыбой пирожок?
Он вынул из-за пазухи большой румяный пирожище! И протянул его Радимке. Радимка тотчас же вцепился в добычу зубами. И заурчал от удовольствия. Сел рядом с приятелем. Взглянул на него благодарно….
Все говорят, будто они похожи. Наверно, так и есть. Лешек – невысокий, коренастый, как и сам Радимка. С худым обветренным лицом и крепкими руками. Такой же голоногий, и одет в такую же одёжку. Не скажешь, что сын воеводы. Волосы чуть потемней, и веснушек на носу побольше. И царапин на щеках и на руках.
Лешек, размахнувшись, бросил камешек в мутную воду.
- Ты уже знаешь?
- Угу, - Радимка, мыча, закивал головой. С набитым ртом немножко трудно разговаривать.
- А я ещё вчера узнал. Под вечер. Из города троих берут. Ну, мы – понятно. А кто третий? Отец молчит. Сказал, что мы его не знаем.
- Это как?! – Радимка чуть не подавился. Поспешно проглотил кусок. – Мы всех в нашем городе знаем!
- Я и подумал…. Может быть, кто-то из Верхнего города?
- Ну, ты сказал! – возмутился Радимка. – Волохов в путь не забирают, только наших! А из других там по годам только один годится. Он вредина, и трус!
- А кто тогда?
- Чего гадать? Узнаем. Подожди до завтра.
Радимка вновь занялся пирогом.
Ещё один камешек булькнул на дно.
- Отец меня едва не отлупил. Когда узнал. Сказал, что он не для того меня растил, не для кметьей работы. И что не всякий кмет сумеет стать наместником. Что я могу остаться кметом на всю жизнь. Или погибнуть вовсе…. Он сотню раз всё это говорил!
- А ты?
Лешек дёрнул плечом.
- Ну, он же сумел! А мы чем хуже?!
Ещё бросок….
- А кметом тоже быть неплохо. Ради Божьего дела!
- Ещё бы! – легко согласился Радимка.
- Пойдём в Верхний город, волохов лупить? – спросил Лешек, когда пироги были съедены.
- Да ну…. Надоело. А подлый Негош свою хитрую морду из дома сегодня не высунет. Тоже знает, конечно, какой нынче день. Вот его бы не мешало отлупить. Чтобы запомнил!
- Тогда пойдём ещё куда-нибудь.
Пошли на рыночную площадь.
Лоток с восхитительно вкусными медовыми пряниками первым заметил Радимка. У него аж слюнки потекли! Купить, конечно, было не на что, но поглазеть-то можно!
Но путь к вожделенному лотку преграждали два каких-то пузатых торговца. Оба – в синих парчовых халатах, расшитых золотыми нитями, в червлёных сапогах. И пахнет от обоих дорогими заморскими пряностями. Сразу видно, люди именитые! И угораздило же их тут повстречаться, и завести беседу. Прямо у лотка! Не обойдёшь…
Радимка всё-таки попробовал сбоку протиснуться, самым нахальнейшим образом. Но кряжистый торговец-волох, с чёрной длинной косицей на бритой макушке, обвитой золотым шнуром, так взглянул на него, что Радимку словно ветром отнесло.
- Вот, я и говорю, обнаглели, - промолвил торговец рокочущим басом. Вынул из складок халата пузатую фляжку. Открыл. Смачно к ней приложился….
Радимка попытался зайти с другого бока. Но Лешек ухватил его за локоть.
- Стой, - шепнул он. – Слушай!
Обладатель позолоченной косицы был явно на взводе.
- Я одно не пойму. Отчего князь опять не желает продать немного кметов на наши рудники, как было впредь? Прямая ж выгода. Я тоже охотно купил бы с полсотни голов, хотя имею право забирать их даром. Всегда имел! Хазары обошлись бы мне дешевле, да больно быстро дохнут. А эти – и выносливей гораздо, и работают лучше, и жрут в три раза меньше…. Мне такой полусотни хватило б года на три. А затем можно новых….
Он снова приложился к фляжке. Затем вдруг поперхнулся…. Побледнел. Схватился за живот. Согнулся пополам…. Раздался громкий треск, и сразу сильно завоняло. Совсем неблаговонно! Купец мешком осел на землю, стеная и ругаясь по волошски. Из-под парчового халата растеклась коричневая лужа.
Кругом раздался хохот.
- Что он говорит? – спросил, сквозь смех, Радимка.
- Поносит кого-то, - сказал презрительно Лешек. – Какого-то суварского лисёныша. Убить грозится белобрысого паршивца.
- Куда ему, поноснику, - сказал с усмешкой кто-то.
Купца поспешно увели. Лешек, бледный от злости, шепнул:
- Я чуть его не пнул, за те слова! Князь никогда не позволит, чтоб нас продавали!
- Он своё получил…. Даже лучше! – корчась от хохота, фыркнул Радимка.
- Вот это представление, мальчики! – со смехом сказал молодой продавец. – Хотите пряников? Берите, я угощаю.
 

Рейтинг: +2 250 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
137
129
116
109
109
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
89
88
87
86
86
83
78
78
77
76
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
72
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
69
67
64
63