ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Роман-фэнтези "Зувий "Глава-4

 

Роман-фэнтези "Зувий "Глава-4

14 февраля 2013 - ЕЛЕНА СОЧИВКО
article117254.jpg

 Сочивко Елена 

Роман-фэнтези «Зувий» 
 
Глава 4 
Тётушка стояла у камина. Огонь освещал её маленькую фигуру. 
- Садись, - глухим голосом сказала она вошедшей, не оглядываясь. 
- Здесь нет ночи, нет смерти, нет старости, есть линии и зувии, дочери многоутробной матери. Я ничего не упустила? – бесцветным голосом осведомилась племянница. 
- Многое, - грустно улыбнулась тётя. 
- Почему в городе нет туристов? Почему о нём не знает весь мир? – понимая, что говорит глупости, спросила Варвара.
«Наверное, я попала в аварию и нахожусь в коме.» - решила девушка. – «Только почему я не помню никакой аварии? Да какая память?! Когда я просто в страшном сне!» 
- Весь мир знает, что десять лет назад Октябрьск исчез с лица Земли, – объяснила тётя Дарья. 
- Куда? – устало поинтересовалась Варя, буквально падая в кресло. Ноги совсем отказывались слушаться её. Она сама удивлялась, как дошла до дома. Хотя, что удивляться, если это сон. Но почему тогда все ощущения так реальны? Почему всё так до деталей реалистично? 
- Этого на Земле не знает никто. Город переместился на планету Аливия через портал. Аливия очень далеко от Земли. Здесь нет высших форм разума, вроде людей или умнее. Есть только поля, леса, озёра, разные звери, непохожие на наших, нет птиц и рыб. 
- Совсем нет птиц и рыб? Что же вы едите? Непохожих чужеродных зверей? – язвительно прищурилась племянница. – Или у вас тут сельское хозяйство? 
- Имевшиеся земные животные здесь умерли. На планете круглый год лето. Мы собираем три урожая в год. Год тут длится четыреста пятьдесят дней. Линии и зувии работают лишь в сфере услуг. Больше ни в чём не участвуют. Среди людей есть собиратели, охотники, крестьяне и швеи. Собиратели целыми днями пропадают в лесах и полях. Там очень много ягод. Фрукты здесь не растут. Так что мы уже много лет не ели ничего похожего на персики или виноград. Местные ягоды напоминают нашу малину, землянику, чернику, голубику. А другие не похожи ни на что. Да и вид у здешней малины или черники совсем иной. К примеру, малина чёрная, крупная и круглая. Охотники стреляют в зверей из луков. Патроны для огнестрельного оружия закончились. Крестьяне выращивают хлеб, кукурузу, помидоры, огурцы и лук. Большинство наших овощей на Аливии не прижилось. 
- А грибы, орехи? – неожиданно для самой себя спросила Варвара. – Морские водоросли? 
- Ничего этого здесь нет, - снова грустно улыбнулась тётушка. – А что касается именно морских водорослей: к сожалению, моря на этой планете отсутствуют. 
- А сахар и соль? Как без них? А разные приправы?
- Вокруг озёр есть сахарный тростник. Это мы его так зовём. А на самом деле он белый и извивается по земле. На холмах растут солёные цветки. Трав или семян, подошедших бы для приправ, мы здесь не нашли. 
- И сколько человек умерло, прежде чем вы поняли, что здесь можно есть, а что нельзя? Хотя, извини, здесь же нельзя умереть, - спохватилась Варя.
- Ты ошибаешься. Нельзя умереть лишь от старости, потому что мать остановила наши годы. Но можно заболеть или пораниться, быть убитым или искалеченным.
- И ваша многоутробная терпит убийства и насилие? – не удержалась девушка. 
- Нет. Не терпит. Это под запретом. 
- А иначе? – усмехнулась всё ещё не верившая в происходящее Варвара. 
- Смерть на медленном огне, - спокойно пояснила тётя Дарья. 
Племянница невольно вздрогнула. 
- А какие ещё условия поставила мать?
- Не пить. Не прелюбодействовать. Не воровать. 
- А если… - начала Варя, но тётя прервала её: 
- Провинился один раз: напился или изменил жене, или что-то украл – лишился левой руки. Второй раз – правой. Третий раз – головы. 
- Но это слишком! – побледнела Варвара.
- Это договор, - сурово сказала тётушка. – Это плата за вечную, молодую, весёлую жизнь. Здесь есть цирк, киностудия и кинозалы, существуют студии для актёров и театры, можно учиться в школе писателей или художников, на выступления и выставки которых приходит много людей; к тому же в специальных секциях возможно научиться любому летнему виду спорта, исключая морские развлечения, а потом участвовать или ходить на соревнования команд и отдельных спортсменов; устраивают соревнования и собиратели, и охотники, и крестьяне. 
- И всё происходит в одном маленьком городке? – добавила насмешливо недоверчивая девушка. 
И тут же осеклась. Да, она не слышала об исчезновении Октябрьска, но до неё доходили слухи, что за двести, а также триста лет до её рождения с лица Земли исчезли два города. Правда вроде бы теперь на их месте леса, где люди спокойно собирают грибы, ягоды и орехи. 
«Почему я раньше не вспомнила об этом? Видимо сознание просто отключилось.»
- Сколько здесь городов? – робко поинтересовалась Варя. 
- Десять, - и племяннице показалось, что улыбка тёти Дарьи насмешливая и какая-то грустная. 
Однако Варвара не придала этому значения, услышав цифру.
-Но… 
- Пять городов переместились сюда очень давно. В Сибири тогда было жарко. Но мать знала, что скоро там начнёт холодать. Так и вышло. За пятьсот лет многоутробная забрала пять самых высокоразвитых городов на Аливию. 
- А ещё два?
- Гораздо раньше сибирских. Из цивилизации на Северном полюсе перед его оледенением. 
- Но если вы все здесь так давно, то почему не добываете каменный уголь, железную руду, нефть и газ?! – воскликнула девушка. 
- Мать запрещает тревожить землю Аливии.
- А если что-то сломалось? – возмутилась Варя. 
- Не только мы не стареем, но и весь Октябрьск законсервирован в одном времени, так что ничего не сломается, не заржавеет, не прохудится. 
-А электричество? – не отставала племянница.
- На Браслоне, где живёт мать Родара и её дочери, в подземных гротах летают они.
Тётушка подошла к выключателю и щёлкнула им. Зажёгся яркий свет, осветивший всю довольно большую гостиную. Но лампочка под абажуром в комнате была всего одна.
- Они? 
Варвара заглянула под абажур. В изумлении она затаила дыхание. В лампочке бесшумно, но беспрестанно хлопая крыльями, парил большой светящийся жук. У него светилось ни брюшко, как у светлячка, а всё тело.
- Они как бы ручные, - пояснила тётя, щёлкая выключателем. 
Жук затих и погас. 
- А газ? – не унималась Варя. 
Тётя Дарья пригласила гостью на кухню. Там стояла обычная газовая плита. Конфорки были выключены. Но газ горел. Да нет же! Это конфорки были облеплены розовыми круглыми светящимися шарами. 
 
-Что это такое? – тихо спросила девушка.
Хозяйка кухни взяла железные щипцы для орехов и, схватив розовый шар, переложила его в пепельницу. Тот заворчал, на нём появились пузырьки, словно он закипал. Потом успокоился и распространился на всю пепельницу. 
- Он живой?! – восхитилась Варвара. 
-На Браслоне в вулканах живут неугасимые огни. Четверо из них на моей плите. С их помощью я и варю. Так они тихие, только не любят, когда их трогают. Готовить на них не очень удобно, ведь, как газ, жар огней не прибавишь, не убавишь. Но зато быстро, потому что они очень горячие. 
- А как же бензин? – заупрямилась Варя. 
И тут вдруг поняла: «А ведь я не встретила на улицах ни одной машины». 
Тётушка взяла её за руку и потянула за собой. Они прошли гостиную и остановились у кладовки. Тётя открыла дверь кладовой. Племянница увидела дымчато – голубую завесу, которую уже наблюдала в медпункте.
- Это портал, - объяснила ей родственница. – Входишь в завесу и говоришь место, в которое хочешь попасть, но только на этой планете. Обратно на Землю нельзя и тем более нельзя на Браслон. 
- Я сдаюсь, - выдохнула девушка.- Только ещё пара моментов. 
- Я думаю, не пара, - слегка улыбнулась тётушка Дарья.
- Да, пожалуй, - усмехнулась Варя и добавила более менее спокойным голосом:
- Почему я не слышала об исчезновении Октябрьска?
- Городок с населением в сто тысяч человек, стоявший на высокой горе, погиб при обрушении её в болото. Как и гласило древнее предание об этом месте.    
- Но с небольшим нюансом : обрушилась лишь гора, вы все были уже на Аливии, - заметила племянница.
- Именно так. Мать знала, что нас ждёт смерть. Показав нам наше будущее, она предложила договор. Мы согласились. 
Варвара закрыла глаза. Теперь она вспомнила телевизионные передачи и выпуски новостей про тётин город.
- Почему… - не договорила поражённая яркостью воспоминаний девушка.
- Мать стёрла эту информацию, - будто отвечая на её мысли, сказала тётя, - у тебя и у твоих родителей. Я написала письмо, в котором приглашала тебя навестить меня. Мать Родара переправила его на Землю, а тебя через невидимый портал сюда.
- Сюда? Но я помню Октябрьск серым, неухоженным городом. А сейчас! Как вы его отстроили? 
- Мостовые и асфальт – магические существа, созданные по подобию земных, но к тому же умеющие чистить сами себя. А вот скверы, бульвары, клумбы и газоны мы создавали сами при помощи местных деревьев и наших цветов и трав. Стены не побелены, как может показаться, а покрыты белой, жёлтой, голубой и розовой корой аливийских деревьев. Лепнина и бронзовые статуэтки – дар древнего города Иснея, перемещённого с Северного полюса Земли. 
Тётя Дарья подошла к камину и подбросила сучьев в огонь. Он вспыхнул ярче. 
- Сядем у камина, - предложила тётушка. – Перед рассветом всегда резко холодает.
Тётя и племянница расположились в креслах перед камином. Мирно потрескивали сучья. Варя ещё хотела спросить про липовый чай, пение, сны, а главное – зачем она понадобилась многоутробной матери, как там родители, когда её вернут назад. Но глаза слипались, и она теряла суть мыслей, погружаясь в сон.    
        
  
 

© Copyright: ЕЛЕНА СОЧИВКО, 2013

Регистрационный номер №0117254

от 14 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0117254 выдан для произведения:

 Сочивко Елена 

Роман-фэнтези «Зувий» 
 
Глава 4 
Тётушка стояла у камина. Огонь освещал её маленькую фигуру. 
- Садись, - глухим голосом сказала она вошедшей, не оглядываясь. 
- Здесь нет ночи, нет смерти, нет старости, есть линии и зувии, дочери многоутробной матери. Я ничего не упустила? – бесцветным голосом осведомилась племянница. 
- Многое, - грустно улыбнулась тётя. 
- Почему в городе нет туристов? Почему о нём не знает весь мир? – понимая, что говорит глупости, спросила Варвара.
«Наверное, я попала в аварию и нахожусь в коме.» - решила девушка. – «Только почему я не помню никакой аварии? Да какая память?! Когда я просто в страшном сне!» 
- Весь мир знает, что десять лет назад Октябрьск исчез с лица Земли, – объяснила тётя Дарья. 
- Куда? – устало поинтересовалась Варя, буквально падая в кресло. Ноги совсем отказывались слушаться её. Она сама удивлялась, как дошла до дома. Хотя, что удивляться, если это сон. Но почему тогда все ощущения так реальны? Почему всё так до деталей реалистично? 
- Этого на Земле не знает никто. Город переместился на планету Аливия через портал. Аливия очень далеко от Земли. Здесь нет высших форм разума, вроде людей или умнее. Есть только поля, леса, озёра, разные звери, непохожие на наших, нет птиц и рыб. 
- Совсем нет птиц и рыб? Что же вы едите? Непохожих чужеродных зверей? – язвительно прищурилась племянница. – Или у вас тут сельское хозяйство? 
- Имевшиеся земные животные здесь умерли. На планете круглый год лето. Мы собираем три урожая в год. Год тут длится четыреста пятьдесят дней. Линии и зувии работают лишь в сфере услуг. Больше ни в чём не участвуют. Среди людей есть собиратели, охотники, крестьяне и швеи. Собиратели целыми днями пропадают в лесах и полях. Там очень много ягод. Фрукты здесь не растут. Так что мы уже много лет не ели ничего похожего на персики или виноград. Местные ягоды напоминают нашу малину, землянику, чернику, голубику. А другие не похожи ни на что. Да и вид у здешней малины или черники совсем иной. К примеру, малина чёрная, крупная и круглая. Охотники стреляют в зверей из луков. Патроны для огнестрельного оружия закончились. Крестьяне выращивают хлеб, кукурузу, помидоры, огурцы и лук. Большинство наших овощей на Аливии не прижилось. 
- А грибы, орехи? – неожиданно для самой себя спросила Варвара. – Морские водоросли? 
- Ничего этого здесь нет, - снова грустно улыбнулась тётушка. – А что касается именно морских водорослей: к сожалению, моря на этой планете отсутствуют. 
- А сахар и соль? Как без них? А разные приправы?
- Вокруг озёр есть сахарный тростник. Это мы его так зовём. А на самом деле он белый и извивается по земле. На холмах растут солёные цветки. Трав или семян, подошедших бы для приправ, мы здесь не нашли. 
- И сколько человек умерло, прежде чем вы поняли, что здесь можно есть, а что нельзя? Хотя, извини, здесь же нельзя умереть, - спохватилась Варя.
- Ты ошибаешься. Нельзя умереть лишь от старости, потому что мать остановила наши годы. Но можно заболеть или пораниться, быть убитым или искалеченным.
- И ваша многоутробная терпит убийства и насилие? – не удержалась девушка. 
- Нет. Не терпит. Это под запретом. 
- А иначе? – усмехнулась всё ещё не верившая в происходящее Варвара. 
- Смерть на медленном огне, - спокойно пояснила тётя Дарья. 
Племянница невольно вздрогнула. 
- А какие ещё условия поставила мать?
- Не пить. Не прелюбодействовать. Не воровать. 
- А если… - начала Варя, но тётя прервала её: 
- Провинился один раз: напился или изменил жене, или что-то украл – лишился левой руки. Второй раз – правой. Третий раз – головы. 
- Но это слишком! – побледнела Варвара.
- Это договор, - сурово сказала тётушка. – Это плата за вечную, молодую, весёлую жизнь. Здесь есть цирк, киностудия и кинозалы, существуют студии для актёров и театры, можно учиться в школе писателей или художников, на выступления и выставки которых приходит много людей; к тому же в специальных секциях возможно научиться любому летнему виду спорта, исключая морские развлечения, а потом участвовать или ходить на соревнования команд и отдельных спортсменов; устраивают соревнования и собиратели, и охотники, и крестьяне. 
- И всё происходит в одном маленьком городке? – добавила насмешливо недоверчивая девушка. 
И тут же осеклась. Да, она не слышала об исчезновении Октябрьска, но до неё доходили слухи, что за двести, а также триста лет до её рождения с лица Земли исчезли два города. Правда вроде бы теперь на их месте леса, где люди спокойно собирают грибы, ягоды и орехи. 
«Почему я раньше не вспомнила об этом? Видимо сознание просто отключилось.»
- Сколько здесь городов? – робко поинтересовалась Варя. 
- Десять, - и племяннице показалось, что улыбка тёти Дарьи насмешливая и какая-то грустная. 
Однако Варвара не придала этому значения, услышав цифру.
-Но… 
- Пять городов переместились сюда очень давно. В Сибири тогда было жарко. Но мать знала, что скоро там начнёт холодать. Так и вышло. За пятьсот лет многоутробная забрала пять самых высокоразвитых городов на Аливию. 
- А ещё два?
- Гораздо раньше сибирских. Из цивилизации на Северном полюсе перед его оледенением. 
- Но если вы все здесь так давно, то почему не добываете каменный уголь, железную руду, нефть и газ?! – воскликнула девушка. 
- Мать запрещает тревожить землю Аливии.
- А если что-то сломалось? – возмутилась Варя. 
- Не только мы не стареем, но и весь Октябрьск законсервирован в одном времени, так что ничего не сломается, не заржавеет, не прохудится. 
-А электричество? – не отставала племянница.
- На Браслоне, где живёт мать Родара и её дочери, в подземных гротах летают они.
Тётушка подошла к выключателю и щёлкнула им. Зажёгся яркий свет, осветивший всю довольно большую гостиную. Но лампочка под абажуром в комнате была всего одна.
- Они? 
Варвара заглянула под абажур. В изумлении она затаила дыхание. В лампочке бесшумно, но беспрестанно хлопая крыльями, парил большой светящийся жук. У него светилось ни брюшко, как у светлячка, а всё тело.
- Они как бы ручные, - пояснила тётя, щёлкая выключателем. 
Жук затих и погас. 
- А газ? – не унималась Варя. 
Тётя Дарья пригласила гостью на кухню. Там стояла обычная газовая плита. Конфорки были выключены. Но газ горел. Да нет же! Это конфорки были облеплены розовыми круглыми светящимися шарами. 
 
-Что это такое? – тихо спросила девушка.
Хозяйка кухни взяла железные щипцы для орехов и, схватив розовый шар, переложила его в пепельницу. Тот заворчал, на нём появились пузырьки, словно он закипал. Потом успокоился и распространился на всю пепельницу. 
- Он живой?! – восхитилась Варвара. 
-На Браслоне в вулканах живут неугасимые огни. Четверо из них на моей плите. С их помощью я и варю. Так они тихие, только не любят, когда их трогают. Готовить на них не очень удобно, ведь, как газ, жар огней не прибавишь, не убавишь. Но зато быстро, потому что они очень горячие. 
- А как же бензин? – заупрямилась Варя. 
И тут вдруг поняла: «А ведь я не встретила на улицах ни одной машины». 
Тётушка взяла её за руку и потянула за собой. Они прошли гостиную и остановились у кладовки. Тётя открыла дверь кладовой. Племянница увидела дымчато – голубую завесу, которую уже наблюдала в медпункте.
- Это портал, - объяснила ей родственница. – Входишь в завесу и говоришь место, в которое хочешь попасть, но только на этой планете. Обратно на Землю нельзя и тем более нельзя на Браслон. 
- Я сдаюсь, - выдохнула девушка.- Только ещё пара моментов. 
- Я думаю, не пара, - слегка улыбнулась тётушка Дарья.
- Да, пожалуй, - усмехнулась Варя и добавила более менее спокойным голосом:
- Почему я не слышала об исчезновении Октябрьска?
- Городок с населением в сто тысяч человек, стоявший на высокой горе, погиб при обрушении её в болото. Как и гласило древнее предание об этом месте.    
- Но с небольшим нюансом : обрушилась лишь гора, вы все были уже на Аливии, - заметила племянница.
- Именно так. Мать знала, что нас ждёт смерть. Показав нам наше будущее, она предложила договор. Мы согласились. 
Варвара закрыла глаза. Теперь она вспомнила телевизионные передачи и выпуски новостей про тётин город.
- Почему… - не договорила поражённая яркостью воспоминаний девушка.
- Мать стёрла эту информацию, - будто отвечая на её мысли, сказала тётя, - у тебя и у твоих родителей. Я написала письмо, в котором приглашала тебя навестить меня. Мать Родара переправила его на Землю, а тебя через невидимый портал сюда.
- Сюда? Но я помню Октябрьск серым, неухоженным городом. А сейчас! Как вы его отстроили? 
- Мостовые и асфальт – магические существа, созданные по подобию земных, но к тому же умеющие чистить сами себя. А вот скверы, бульвары, клумбы и газоны мы создавали сами при помощи местных деревьев и наших цветов и трав. Стены не побелены, как может показаться, а покрыты белой, жёлтой, голубой и розовой корой аливийских деревьев. Лепнина и бронзовые статуэтки – дар древнего города Иснея, перемещённого с Северного полюса Земли. 
Тётя Дарья подошла к камину и подбросила сучьев в огонь. Он вспыхнул ярче. 
- Сядем у камина, - предложила тётушка. – Перед рассветом всегда резко холодает.
Тётя и племянница расположились в креслах перед камином. Мирно потрескивали сучья. Варя ещё хотела спросить про липовый чай, пение, сны, а главное – зачем она понадобилась многоутробной матери, как там родители, когда её вернут назад. Но глаза слипались, и она теряла суть мыслей, погружаясь в сон.    
        
  
 
Рейтинг: 0 480 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!