ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Роман – фэнтези «Зувий» Глава 11.

 

Роман – фэнтези «Зувий» Глава 11.

13 января 2014 - ЕЛЕНА СОЧИВКО
article181005.jpg
Сочивко Елена
Роман – фэнтези «Зувий»

Глава 11
Варвара мерила шагами широкий зал, за выбитой дверью которого проход уходил вниз к титановой клетке. Разместив гостей, в помещение вошёл Арий. Девушка и мужчина расположились в креслах у камина напротив друг друга. Магический огонь согревал их.
- Мне так петь каждую ночь? – с тревогой посмотрела Варя на молодого человека.
- Нет, - улыбнулся тот. – Я больше не чувствую тяжести проклятья.
- Значит, кошмар закончился? – обрадовалась, всё это время остававшаяся в напряжении, девушка.
- Да, - продолжал улыбаться Арий, глядя с радостью в глаза своей спасительницы.
- Не понимаю, почему ты не использовал ни разу магию, чтобы выбраться из своей клетки? – этот факт приводил Варвару в замешательство.
- Мой учитель – волшебник сделал так, что я терял магические способности с заходом солнца и до  нового появления светила. К его великому сожалению, он так и не смог снять с меня заклятья, - взор и улыбка браслонца стали печальными.
- А где он сейчас? – поинтересовалась Варя.
-  Наставник давно умер. Маг научил меня всему, что умел. Но одно было подвластно только ему – оживление камня.
- Подожди, - запуталась землянка. – Это твой учитель создал стражей?
- Когда он был ещё мальчиком, мать заставила его сделать защитников якобы для её детей. И это были не только стражи.
Сын Родары помрачнел.
- Где-то под землёй дремлет огромная армия. Она тоже из камня, но никто никогда не видел её. Волшебник говорил мне, что многоутробная захватила и обещала уничтожить  его отца, если мальчик не создаст убийц. Маг очень любил своего папу и сделал всё, что просила владычица. Но он понимал, как опасно его творение. Тогда Валентин вместе с освобождённым отцом пришёл ко мне и научил создавать шары с мёртвой водой и мечи, рассекающие стражей. Он сказал, что и подземное войско не устоит против этих изобретений. Мать не ведала подробностей, но понимала, зачем он пошёл ко мне, зная его, как очень миролюбивого человека, понимавшего, что созданное им предназначено не для хороших дел. Но как начать войну с многоутробной? Что мы могли вдвоём? Жалкая, по воле Родары, жизнь линий и вызванное матерью бесплодие  зувий и людей могло подвигнуть часть из них довольно сильно рискнуть, встав на мою сторону, но и при этом, как быть ночью. Ведь армия матери может выйти из дрёмы только с закатом. Бросить мои, скорее всего малочисленные, войска и скрыться в клетке? Но только я неуязвим, только мои раны затягиваются. А что ещё хуже, мы обнаружили, что волшебник слабеет. О битве с каменной армией пришлось забыть. Наша учёба стала проходить в спешке. Вскоре магические силы учителя иссякли. Видимо, Валентин всё отдал созданным им мирным животным и растениям, стражам и армии, ведь обычно мутанты колдуют всю жизнь, но не так масштабно. Без волшебства, о чём никто не знал, ночью мы были беззащитны. Я ещё не всё постиг. Мой друг после потери магических способностей начал быстро стареть, очень быстро. Он таял на глазах. Через несколько месяцев его не стало. После смерти Валентина стражам, пришедшим по мою душу, пришлось столкнуться с неожиданным сюрпризом: созданным мною защитным заклинанием на замке. Мать была в ярости. Но однажды в её дворце появился первый бессмертный мутант- волшебник. Он легко обошёл  моё заклинание, не дал мне попасть в клетку ночью. Маг пригнал к моему дому беззащитных против меня линий. Их было не меньше пятидесяти.
Арий остановился.
- Ты их убил? – прошептала Варя.
- Я не контролировал себя. А они намного слабее зувий. Негодяй знал, что делал. Сам он исчез в портале. Утро было для меня ужасным, самым ужасным за всю мою жизнь. И тут ещё я узнал, что сбросили в мёртвую воду Азалию, требовавшую вернуть меня в клетку, а линий – домой. В ярости я помчался во дворец. Там я солгал многоутробной, что могу разрушить её трон, ведь именно он даёт ей силу и  испещрён  договорами о вечной жизни и плате за неё. Я сказал, что могу развеять магический ареол вокруг него, а потом сломать, как обычный стул. Мать побледнела и оживила Азалию. С тех пор был установлен молчаливый договор: я не трогаю её, а она – меня.

© Copyright: ЕЛЕНА СОЧИВКО, 2014

Регистрационный номер №0181005

от 13 января 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0181005 выдан для произведения:
Сочивко Елена
Роман – фэнтези «Зувий»

Глава 11
Варвара мерила шагами широкий зал, за выбитой дверью которого проход уходил вниз к титановой клетке. Разместив гостей, в помещение вошёл Арий. Девушка и мужчина расположились в креслах у камина напротив друг друга. Магический огонь согревал их.
- Мне так петь каждую ночь? – с тревогой посмотрела Варя на молодого человека.
- Нет, - улыбнулся тот. – Я больше не чувствую тяжести проклятья.
- Значит, кошмар закончился? – обрадовалась, всё это время остававшаяся в напряжении, девушка.
- Да, - продолжал улыбаться Арий, глядя с радостью в глаза своей спасительницы.
- Не понимаю, почему ты не использовал ни разу магию, чтобы выбраться из своей клетки? – этот факт приводил Варвару в замешательство.
- Мой учитель – волшебник сделал так, что я терял магические способности с заходом солнца и до  нового появления светила. К его великому сожалению, он так и не смог снять с меня заклятья, - взор и улыбка браслонца стали печальными.
- А где он сейчас? – поинтересовалась Варя.
-  Наставник давно умер. Маг научил меня всему, что умел. Но одно было подвластно только ему – оживление камня.
- Подожди, - запуталась землянка. – Это твой учитель создал стражей?
- Когда он был ещё мальчиком, мать заставила его сделать защитников якобы для её детей. И это были не только стражи.
Сын Родары помрачнел.
- Где-то под землёй дремлет огромная армия. Она тоже из камня, но никто никогда не видел её. Волшебник говорил мне, что многоутробная захватила и обещала уничтожить  его отца, если мальчик не создаст убийц. Маг очень любил своего папу и сделал всё, что просила владычица. Но он понимал, как опасно его творение. Тогда Валентин вместе с освобождённым отцом пришёл ко мне и научил создавать шары с мёртвой водой и мечи, рассекающие стражей. Он сказал, что и подземное войско не устоит против этих изобретений. Мать не ведала подробностей, но понимала, зачем он пошёл ко мне, зная его, как очень миролюбивого человека, понимавшего, что созданное им предназначено не для хороших дел. Но как начать войну с многоутробной? Что мы могли вдвоём? Жалкая, по воле Родары, жизнь линий и вызванное матерью бесплодие  зувий и людей могло подвигнуть часть из них довольно сильно рискнуть, встав на мою сторону, но и при этом, как быть ночью. Ведь армия матери может выйти из дрёмы только с закатом. Бросить мои, скорее всего малочисленные, войска и скрыться в клетке? Но только я неуязвим, только мои раны затягиваются. А что ещё хуже, мы обнаружили, что волшебник слабеет. О битве с каменной армией пришлось забыть. Наша учёба стала проходить в спешке. Вскоре магические силы учителя иссякли. Видимо, Валентин всё отдал созданным им мирным животным и растениям, стражам и армии, ведь обычно мутанты колдуют всю жизнь, но не так масштабно. Без волшебства, о чём никто не знал, ночью мы были беззащитны. Я ещё не всё постиг. Мой друг после потери магических способностей начал быстро стареть, очень быстро. Он таял на глазах. Через несколько месяцев его не стало. После смерти Валентина стражам, пришедшим по мою душу, пришлось столкнуться с неожиданным сюрпризом: созданным мною защитным заклинанием на замке. Мать была в ярости. Но однажды в её дворце появился первый бессмертный мутант- волшебник. Он легко обошёл  моё заклинание, не дал мне попасть в клетку ночью. Маг пригнал к моему дому беззащитных против меня линий. Их было не меньше пятидесяти.
Арий остановился.
- Ты их убил? – прошептала Варя.
- Я не контролировал себя. А они намного слабее зувий. Негодяй знал, что делал. Сам он исчез в портале. Утро было для меня ужасным, самым ужасным за всю мою жизнь. И тут ещё я узнал, что сбросили в мёртвую воду Азалию, требовавшую вернуть меня в клетку, а линий – домой. В ярости я помчался во дворец. Там я солгал многоутробной, что могу разрушить её трон, ведь именно он даёт ей силу и  испещрён  договорами о вечной жизни и плате за неё. Я сказал, что могу развеять магический ареол вокруг него, а потом сломать, как обычный стул. Мать побледнела и оживила Азалию. С тех пор был установлен молчаливый договор: я не трогаю её, а она – меня.

Рейтинг: 0 160 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!