ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Почтовик. История вторая. Часть 3

 

Почтовик. История вторая. Часть 3

Проснулся я ближе к полудню, отдохнувший, но продрогший. Наскоро перекусив, я вскочил на коня и галопом направился по дороге, стремясь добраться до храма до наступления ночи. Не хватало мне еще раз нарваться на мертвеца. Не к добру это.

Ледяные деревья все также росли в стороне от дороги. Я уже несколько привык к ним, по крайней мере, не ужасался тому зверскому холоду, который они испускали.

Спустя пару часов конь недовольно захрипел, дав мне знать о своей усталости. Остановив скакуна, я слез на землю и полез в мешок, пока мой боевой товарищ тяжело дышал. Протянув коню кусочек хлеба, я ласково погладил его морду. Сегодня он не раз помогал мне ночью, подталкивая, когда я пытался упасть. Более надежного друга у меня никогда не было.

Я взглянул на темнеющее небо. Сдается мне, в этих землях круглый год снегопад и вьюга. Что ж, о приятном путешествии придется забыть.

***

Я стоял на холме, глядя вниз, на огромный храм. Даже отсюда было видно, с какой точностью созданы узоры на стенах, до сих пор хорошо сохранившиеся. Интересно, как давно храм был построен? И самое главное – кем?

Я тронул поводья и конь послушно направился вниз по тропе. Здесь ледяная пустыня закончилась, уступив место промерзлой земле, покрытой серыми пожухлыми травинками.

- Какое странное место, - прошептал я, качая головой. Нет, надо быстро добраться до храма, найти амулет и убираться отсюда подальше. Загадочные изменения погоды и ландшафта начинали действовать на нервы. Того и гляди, скоро грянет буря. Не в природном смысле, а в переносном. Уж слишком здесь было тихо.

Трава громко хрустела под ногами. Храм находился где-то в пятистах шагах от меня. Не далеко, но и не близко. А я нахожусь на абсолютно голой равнине. Как бы не напали эти, ходячие.

Вынув клинок из ножен, я крепко сжал рукоять. Здесь всегда надо быть готовым к нападению. Дрянное место. Скорей бы выполнить задание и вернуться в Гильдию. Отосплюсь пару дней в теплой постели, а там, глядишь, зима и кончится. В нашем княжестве в середине февраля уже ветра и дожди. Опять все дороги размоет, добраться до соседних городов будет трудновато.

Тряхнув головой, я прогнал мысли прочь. О будущем задумываться рановато. Сначала нужно выполнить поручение, а там видно будет. Когда загадываешь наперед, почти всегда получится какая-нибудь пакость.

Я остановился перед Храмом и поднял голову, взглянув наверх. Здание возвышалось над землей где-то на двадцать метров, его круглую крышу венчал остроконечный шпиль. Что ж, древние умели строить.

Толкнув тяжелые дубовые створки, я вошел внутрь. Темнота обступила со всех сторон. Странно, я-то думал, что здесь от старости стены все в щелях, сквозняк гуляет по коридорам, но нет. Очень странно. Похоже, что все здание выстроено из какого-то необычного камня, который разрушается крайне медленно. Хотелось бы мне взглянуть на мастеров, что сотворили такое чудо.

Взяв со стены хорошо сохранившийся факел, я зажег его с помощью огнива. Темнота сразу отступила назад. Уже лучше.

Я шагал совершенно бесшумно, настороженно оглядываясь по сторонам. Данное помещение было всего лишь «прихожей», но уже поражало своими размерами. Стены поднимались вверх где-то на три с лишним метра, повсюду видны следы былого величия: золотые подсвечники, столы из красного дерева, древние картины, изображающие языческих богов. Любой коллекционер древностей с радостью отдал бы руку на отсечение, только бы побывать здесь.

Впереди виднелся темный коридор. Я поднял факел повыше и направился туда. Вход в храм только здесь, значит пойду прямо.

Мою голову посетила неожиданная мысль, которая почему-то никак не приходила на ум раньше: каким образом я найду амулет? Храм огромен, это было видно снаружи, наверняка здесь залов больше, чем улиц в Драхме, в каком из них мне искать амулет?

Я устало вздохнул. Господи, как же мне это надоело. Сначала холод и изнеможение, теперь неопределенность. Да еще постепенно разливающийся внутри холод. Черт, неужели я…

Я остановился и выругался. Так и есть. Холод вгрызается в мою душу, словно волк в свою добычу. Похоже, что меня настигла болезнь Флайда. Я слышал, какие симптомы проявляются в первую очередь. Холод и усталость. Постепенно они сжирают тебя изнутри, а затем, когда ты не в силах пошевелиться, проникают и в душу. Ты становишься мутантом, жалким подобием человека, изгоем. Нет, совсем не такую судьбу я желал себе.

Стиснув зубы, я прошипел:

- Не сейчас.

Затем сжал факел в одной руке и стилет в другой. Я должен найти амулет. Я обязан. Мне дали Святое Слово, а значит, нечисть мне не помеха. С помощью этого документа я смогу остановить даже сильного мертвяка, бояться нечего.

Успокоившись, я направился дальше. Коридор закончился небольшой дверью. Толкнув ее, я оказался в огромном зале. Свет факела отразился в тысяче зеркал, и я увидел, что своды зала вздымаются вверх метров на десять как минимум. Потолок был украшен изображениями древних святых, а стены состояли сплошь из какого-то зеркального камня, чья поверхность сейчас ярко светилась, как и факел в моей руке.

Пространство внутри зала было заставлено шкафами, тумбами и столами. У меня возникло ощущение, словно обитатели этого места в спешке собирались куда-то бежать и сгрузили все вещи в одном месте. Что же здесь произошло?

- Мы испугались, - произнес чей-то голос у меня за спиной. Я резко развернулся и увидел перед собой сухонького седовласого старика, в монашеском одеянии, опирающегося на крепкий дубовый посох. Старик был настолько древним, что мне захотелось встать перед ним на колени, дабы не глядеть на такое величие сверху вниз.

- Кто вы? – спросил я, с трудом разлепив обветренные, лопнувшие губы. Старик взглянул на меня и в его глазах я увидел ужасающую тоску и усталость, словно он через силу продолжал жить, неся на себе опыт предыдущих поколений. Вот только кому его передать, если все его товарищи, все близкие давно превратились в прах, если сменилось уже несколько десятков поколений, а он все еще живет? Кто сможет вынести такую тяжкую ношу, такую великую мудрость? Кто?

Все его чувства, все эмоции впились в меня таким ярким потоком, что я пошатнулся и рухнул на колени.

- Прости, сын мой, - тихо произнес старик. – Я не должен был…вот так.

- Ничего, - прошептал я, - ничего. Должно быть, трудно осознавать, что ты живешь более тысячи лет, и все никак не можешь умереть. Я бы сам с удовольствием помог вам, но не могу. Меня ждет совсем другая миссия.

Старик протянул руку и взял меня за плечо. Затем он с удивительной для такого тщедушного тела силой поставил меня на ноги.

- Ты силен, мальчик, - произнес монах. – Но ты еще не готов принять мои знания. Тебя ждет множество поражений, познав которые ты сможешь понять меня.

Я в ужасе отшатнулся от него.

- О чем…о чем вы говорите? – побелевшими губами спросил я. Старик мягко улыбнулся. В его улыбке было столько тепла и света, что я невольно расслабился.

- Мне жаль, сын мой, но тебе предстоит многое испытать. Когда судьбе надоест играться с тобой, швыряя в передряги, ты поймешь и придешь ко мне снова. А сейчас ступай, в следующем зале ты найдешь то, что ищешь.

Монах развернулся и направился к письменному столу, стоявшему в углу зала.

- Постойте! – окликнул я его. Старик остановился. – Кто вы, как ваше имя?

Он обернулся и покачал головой.

- Не надо было об этом спрашивать, - произнес монах, грустно улыбнувшись.

Затем тело его расплылось, а вместо сухого старичка на меня прыгнула здоровая тварь, больше похожая на снежного барса. Я встречал таких, однажды, находившись в горах Дьявола.

С трудом увернувшись от зубастого зверя, я отбросил факел и выставил кинжал перед собой. Зверь не отрывал от меня взгляда, ступая напротив. Я поднял свободную руку и расстегнул карман куртки. Пальцы нащупали Слово. В тот же миг темная тварь кинулась на меня.

Ухватив бумагу, я выставил ее перед зверем, но он коротко рыкнул и порвал Святое Слово на части. Взвыв от отчаяния, я перекатился в сторону и вскочил на ноги. Напрасно, тварь вцепилась в левую ногу и дернула ее на себя. Я растянулся на каменном полу, кинжал отлетел куда-то вбок.

Именно сейчас я остро ощутил дыхание смерти. Мой дар Умельца покинул меня и ничем не помог одолеть зверя. Святое Слово оказалось бесполезно против нечисти. Оружие я потерял, а больше у меня нет ничего, что могло бы убить тварь.

Зверюга отбросила меня к стенке и прыгнула сверху. Я увидел перед лицом острые клыки, ощутил ужасный смрад, которым веяло из пасти демона. Его челюсти сомкнулись на моем лице, но в следующее мгновение тварь в ужасе отпрянула.

Я ощутил, как по щеке скатываются горячие капли крови. Подняв руку, я стер их с лица. Поднеся ладонь к глазам, увидел, что кровь стала совершенно черной. Плохо. Я становлюсь мутантом. Болезнь Флайда берет свое.

Тем временем зверь принялся корчиться в ужасных судорогах, его тело выгнуло дугой, а затем оно осыпалось прахом. Вот уж не знал, что кровь флайдов так действует на нечисть.

Я подошел к факелу и поднял его с пола. Пошарив под столами, кинжала я так и не нашел. Коротко выругавшись, направился дальше. Рана от укуса подсохла и теперь щеку стягивала корка, ощущать которую было не очень приятно.

Я снова зашагал вперед, молясь, чтобы больше никаких сюрпризов не оказалось. Очень плохо, что Слово оказалось бесполезным в борьбе со злом. Для чего же тогда мне его дали? Каково его значение?

Следующий зал оказался главным. Видимо, когда-то в нем проводили обряды и принимали прихожан, но сейчас здесь расположились разве что тонны пыли. Ряды скамей стояли нетронутыми. Алтарь, сделанный из какого-то голубоватого минерала, тускло светился. Подняв голову, я увидел круглое витражное окно, сквозь которое проникали лунные лучи. Именно они падали на алтарь, освещая его.

Я подошел к алтарю. По углам его стояли свечи. Я зажег их, чтобы разогнать темноту. Однако, когда последняя из свечей ярко вспыхнула, посреди алтаря возник небольшой амулет, изготовленный из серебра, на серебряной же цепочке. В центре украшения ярко полыхал иссиня-черный камень. В глубине его то и дело мелькали золотистые искорки.

Я взял амулет за цепочку и положил в карман. Что ж, дело сделано, пора возвращаться.

Мои губы растянулись в усмешке. Грязный, безоружный, без припасов, с одним лишь амулетом, да еще и зараженный ужасной болезнью. Хуже возвращения не придумаешь.

***

Снаружи была глубокая ночь. Конь, которого я привязал к дереву, куда-то исчез. Отлично.

С трудом опираясь на раненную левую ногу, я захромал в ту сторону, откуда пришел сюда. Чувствую, путешествие будет очень долгим.

Неожиданно, где-то неподалеку отчетливо треснула ветка. Или кости, здесь хватает и того, и другого. Я насторожился. Оружия нет, придется спасаться бегством, а бегун сейчас из меня неважный.

Тишина. Я вздохнул и продолжил передвижение. На памятный холм мне удалось забраться, лишь приложив немало усилий. Черт бы побрал эту темную тварь.

Когда прислонился к заледеневшему дереву, снова хрустнула ветка. Теперь гораздо ближе.

Я оторвался от опоры и как можно тише направился вперед. Неожиданно, прямо передо мной возник мертвяк. Он скалился и медленно шагал ко мне. Черт, черт, черт!

Я запаниковал. Как мне его победить? Оружия нет, придется убегать.

Кинувшись вправо, я наткнулся на еще одного мертвеца. Похоже, они решили зажать меня в тиски. Выругавшись, заковылял обратно. Мертвяки не отставали, неспешно надвигаясь на меня. Что ж, все верно, вряд ли я смогу от них скрыться. А что, если…

Я вынул из кармана амулет. Развернувшись, показал его ходячим. Те неуверенно остановились. Я зашагал на них. Мертвяки попятились. Я ускорил шаг. Враги побежали.

Остановившись, я устало вздохнул. Холод все сильней сковывает мои внутренности. Эту ночь я не переживу.

Сев под деревом, я прикрыл глаза. Вскоре я уже крепко спал.

Утром я еле смог подняться на ноги. Казалось, словно за ночь в меня вонзили тысячи ледяных игл, которые проникли внутрь. Я не чувствовал ни ног, ни рук. Но я должен идти.

Я шел уже среди ледяного леса, когда ноги отказали и я рухнул в снег. Лежа среди белого леса, на белоснежном снегу, я понял: конец. Ледяные щупальца проникли уже до самого сердца. Мне осталось лишь несколько минут.  Солнце слепило глаза, свет отражался от белой поверхности земли. Я закрыл глаза, чтобы хотя бы в последний миг своей жизни не видеть всего этого.

Я проиграл. В последние минуты перед победой. Я потерял веру в себя. Именно сейчас, лежа на пороге смерти, я понял, для чего предназначалось Святое Слово. Его задачей было поддерживать мою веру в себя, в свои силы, ибо что есть вера в Бога без веры в себя? Я потерял веру в самого себя, когда демон уничтожил Слово. Именно этим я обрек себя на погибель.

Одинокая слезинка скатилась по щеке, но застыла ледяной каплей на середине пути. Что ж, я теперь весь изо льда. Тепло моего тела угасает, кровь уже превратилась в лед, я ощущаю это.

 

Единственное, чего я хотел, это помочь Мастеру Доминику. Пусть  не вернулся бы в Гильдию, но Мастер хороший человек, жаль, что я подвел его.  

Последним усилием я достал из кармана амулет и крепко сжал его в руке. Возможно, когда-нибудь мои останки найдут, и эта штука поможет еще какому-нибудь путешественнику по ледяному аду.

Моя партия закончена. Я ощущаю, как сердце прекращает свои толчки. Вот оно стукнуло раз, еще один…Застыло. Я вдохнул воздух и замер. Сознание медленно и неуклонно погружалось в бездну. Надеюсь, я заслужил билет в Рай. По крайней мере, очень бы этого хотелось.

В мой разум вонзилась последняя мысль. Грусть о том, что ничего не узнал о своем происхождении, о своем прошлом.

А затем мир окончательно пропал, а я вознесся к светлым, необъятным вершинам. 

© Copyright: Александр Нагорный, 2013

Регистрационный номер №0120533

от 1 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0120533 выдан для произведения:

Проснулся я ближе к полудню, отдохнувший, но продрогший. Наскоро перекусив, я вскочил на коня и галопом направился по дороге, стремясь добраться до храма до наступления ночи. Не хватало мне еще раз нарваться на мертвеца. Не к добру это.

Ледяные деревья все также росли в стороне от дороги. Я уже несколько привык к ним, по крайней мере, не ужасался тому зверскому холоду, который они испускали.

Спустя пару часов конь недовольно захрипел, дав мне знать о своей усталости. Остановив скакуна, я слез на землю и полез в мешок, пока мой боевой товарищ тяжело дышал. Протянув коню кусочек хлеба, я ласково погладил его морду. Сегодня он не раз помогал мне ночью, подталкивая, когда я пытался упасть. Более надежного друга у меня никогда не было.

Я взглянул на темнеющее небо. Сдается мне, в этих землях круглый год снегопад и вьюга. Что ж, о приятном путешествии придется забыть.

***

Я стоял на холме, глядя вниз, на огромный храм. Даже отсюда было видно, с какой точностью созданы узоры на стенах, до сих пор хорошо сохранившиеся. Интересно, как давно храм был построен? И самое главное – кем?

Я тронул поводья и конь послушно направился вниз по тропе. Здесь ледяная пустыня закончилась, уступив место промерзлой земле, покрытой серыми пожухлыми травинками.

- Какое странное место, - прошептал я, качая головой. Нет, надо быстро добраться до храма, найти амулет и убираться отсюда подальше. Загадочные изменения погоды и ландшафта начинали действовать на нервы. Того и гляди, скоро грянет буря. Не в природном смысле, а в переносном. Уж слишком здесь было тихо.

Трава громко хрустела под ногами. Храм находился где-то в пятистах шагах от меня. Не далеко, но и не близко. А я нахожусь на абсолютно голой равнине. Как бы не напали эти, ходячие.

Вынув клинок из ножен, я крепко сжал рукоять. Здесь всегда надо быть готовым к нападению. Дрянное место. Скорей бы выполнить задание и вернуться в Гильдию. Отосплюсь пару дней в теплой постели, а там, глядишь, зима и кончится. В нашем княжестве в середине февраля уже ветра и дожди. Опять все дороги размоет, добраться до соседних городов будет трудновато.

Тряхнув головой, я прогнал мысли прочь. О будущем задумываться рановато. Сначала нужно выполнить поручение, а там видно будет. Когда загадываешь наперед, почти всегда получится какая-нибудь пакость.

Я остановился перед Храмом и поднял голову, взглянув наверх. Здание возвышалось над землей где-то на двадцать метров, его круглую крышу венчал остроконечный шпиль. Что ж, древние умели строить.

Толкнув тяжелые дубовые створки, я вошел внутрь. Темнота обступила со всех сторон. Странно, я-то думал, что здесь от старости стены все в щелях, сквозняк гуляет по коридорам, но нет. Очень странно. Похоже, что все здание выстроено из какого-то необычного камня, который разрушается крайне медленно. Хотелось бы мне взглянуть на мастеров, что сотворили такое чудо.

Взяв со стены хорошо сохранившийся факел, я зажег его с помощью огнива. Темнота сразу отступила назад. Уже лучше.

Я шагал совершенно бесшумно, настороженно оглядываясь по сторонам. Данное помещение было всего лишь «прихожей», но уже поражало своими размерами. Стены поднимались вверх где-то на три с лишним метра, повсюду видны следы былого величия: золотые подсвечники, столы из красного дерева, древние картины, изображающие языческих богов. Любой коллекционер древностей с радостью отдал бы руку на отсечение, только бы побывать здесь.

Впереди виднелся темный коридор. Я поднял факел повыше и направился туда. Вход в храм только здесь, значит пойду прямо.

Мою голову посетила неожиданная мысль, которая почему-то никак не приходила на ум раньше: каким образом я найду амулет? Храм огромен, это было видно снаружи, наверняка здесь залов больше, чем улиц в Драхме, в каком из них мне искать амулет?

Я устало вздохнул. Господи, как же мне это надоело. Сначала холод и изнеможение, теперь неопределенность. Да еще постепенно разливающийся внутри холод. Черт, неужели я…

Я остановился и выругался. Так и есть. Холод вгрызается в мою душу, словно волк в свою добычу. Похоже, что меня настигла болезнь Флайда. Я слышал, какие симптомы проявляются в первую очередь. Холод и усталость. Постепенно они сжирают тебя изнутри, а затем, когда ты не в силах пошевелиться, проникают и в душу. Ты становишься мутантом, жалким подобием человека, изгоем. Нет, совсем не такую судьбу я желал себе.

Стиснув зубы, я прошипел:

- Не сейчас.

Затем сжал факел в одной руке и стилет в другой. Я должен найти амулет. Я обязан. Мне дали Святое Слово, а значит, нечисть мне не помеха. С помощью этого документа я смогу остановить даже сильного мертвяка, бояться нечего.

Успокоившись, я направился дальше. Коридор закончился небольшой дверью. Толкнув ее, я оказался в огромном зале. Свет факела отразился в тысяче зеркал, и я увидел, что своды зала вздымаются вверх метров на десять как минимум. Потолок был украшен изображениями древних святых, а стены состояли сплошь из какого-то зеркального камня, чья поверхность сейчас ярко светилась, как и факел в моей руке.

Пространство внутри зала было заставлено шкафами, тумбами и столами. У меня возникло ощущение, словно обитатели этого места в спешке собирались куда-то бежать и сгрузили все вещи в одном месте. Что же здесь произошло?

- Мы испугались, - произнес чей-то голос у меня за спиной. Я резко развернулся и увидел перед собой сухонького седовласого старика, в монашеском одеянии, опирающегося на крепкий дубовый посох. Старик был настолько древним, что мне захотелось встать перед ним на колени, дабы не глядеть на такое величие сверху вниз.

- Кто вы? – спросил я, с трудом разлепив обветренные, лопнувшие губы. Старик взглянул на меня и в его глазах я увидел ужасающую тоску и усталость, словно он через силу продолжал жить, неся на себе опыт предыдущих поколений. Вот только кому его передать, если все его товарищи, все близкие давно превратились в прах, если сменилось уже несколько десятков поколений, а он все еще живет? Кто сможет вынести такую тяжкую ношу, такую великую мудрость? Кто?

Все его чувства, все эмоции впились в меня таким ярким потоком, что я пошатнулся и рухнул на колени.

- Прости, сын мой, - тихо произнес старик. – Я не должен был…вот так.

- Ничего, - прошептал я, - ничего. Должно быть, трудно осознавать, что ты живешь более тысячи лет, и все никак не можешь умереть. Я бы сам с удовольствием помог вам, но не могу. Меня ждет совсем другая миссия.

Старик протянул руку и взял меня за плечо. Затем он с удивительной для такого тщедушного тела силой поставил меня на ноги.

- Ты силен, мальчик, - произнес монах. – Но ты еще не готов принять мои знания. Тебя ждет множество поражений, познав которые ты сможешь понять меня.

Я в ужасе отшатнулся от него.

- О чем…о чем вы говорите? – побелевшими губами спросил я. Старик мягко улыбнулся. В его улыбке было столько тепла и света, что я невольно расслабился.

- Мне жаль, сын мой, но тебе предстоит многое испытать. Когда судьбе надоест играться с тобой, швыряя в передряги, ты поймешь и придешь ко мне снова. А сейчас ступай, в следующем зале ты найдешь то, что ищешь.

Монах развернулся и направился к письменному столу, стоявшему в углу зала.

- Постойте! – окликнул я его. Старик остановился. – Кто вы, как ваше имя?

Он обернулся и покачал головой.

- Не надо было об этом спрашивать, - произнес монах, грустно улыбнувшись.

Затем тело его расплылось, а вместо сухого старичка на меня прыгнула здоровая тварь, больше похожая на снежного барса. Я встречал таких, однажды, находившись в горах Дьявола.

С трудом увернувшись от зубастого зверя, я отбросил факел и выставил кинжал перед собой. Зверь не отрывал от меня взгляда, ступая напротив. Я поднял свободную руку и расстегнул карман куртки. Пальцы нащупали Слово. В тот же миг темная тварь кинулась на меня.

Ухватив бумагу, я выставил ее перед зверем, но он коротко рыкнул и порвал Святое Слово на части. Взвыв от отчаяния, я перекатился в сторону и вскочил на ноги. Напрасно, тварь вцепилась в левую ногу и дернула ее на себя. Я растянулся на каменном полу, кинжал отлетел куда-то вбок.

Именно сейчас я остро ощутил дыхание смерти. Мой дар Умельца покинул меня и ничем не помог одолеть зверя. Святое Слово оказалось бесполезно против нечисти. Оружие я потерял, а больше у меня нет ничего, что могло бы убить тварь.

Зверюга отбросила меня к стенке и прыгнула сверху. Я увидел перед лицом острые клыки, ощутил ужасный смрад, которым веяло из пасти демона. Его челюсти сомкнулись на моем лице, но в следующее мгновение тварь в ужасе отпрянула.

Я ощутил, как по щеке скатываются горячие капли крови. Подняв руку, я стер их с лица. Поднеся ладонь к глазам, увидел, что кровь стала совершенно черной. Плохо. Я становлюсь мутантом. Болезнь Флайда берет свое.

Тем временем зверь принялся корчиться в ужасных судорогах, его тело выгнуло дугой, а затем оно осыпалось прахом. Вот уж не знал, что кровь флайдов так действует на нечисть.

Я подошел к факелу и поднял его с пола. Пошарив под столами, кинжала я так и не нашел. Коротко выругавшись, направился дальше. Рана от укуса подсохла и теперь щеку стягивала корка, ощущать которую было не очень приятно.

Я снова зашагал вперед, молясь, чтобы больше никаких сюрпризов не оказалось. Очень плохо, что Слово оказалось бесполезным в борьбе со злом. Для чего же тогда мне его дали? Каково его значение?

Следующий зал оказался главным. Видимо, когда-то в нем проводили обряды и принимали прихожан, но сейчас здесь расположились разве что тонны пыли. Ряды скамей стояли нетронутыми. Алтарь, сделанный из какого-то голубоватого минерала, тускло светился. Подняв голову, я увидел круглое витражное окно, сквозь которое проникали лунные лучи. Именно они падали на алтарь, освещая его.

Я подошел к алтарю. По углам его стояли свечи. Я зажег их, чтобы разогнать темноту. Однако, когда последняя из свечей ярко вспыхнула, посреди алтаря возник небольшой амулет, изготовленный из серебра, на серебряной же цепочке. В центре украшения ярко полыхал иссиня-черный камень. В глубине его то и дело мелькали золотистые искорки.

Я взял амулет за цепочку и положил в карман. Что ж, дело сделано, пора возвращаться.

Мои губы растянулись в усмешке. Грязный, безоружный, без припасов, с одним лишь амулетом, да еще и зараженный ужасной болезнью. Хуже возвращения не придумаешь.

***

Снаружи была глубокая ночь. Конь, которого я привязал к дереву, куда-то исчез. Отлично.

С трудом опираясь на раненную левую ногу, я захромал в ту сторону, откуда пришел сюда. Чувствую, путешествие будет очень долгим.

Неожиданно, где-то неподалеку отчетливо треснула ветка. Или кости, здесь хватает и того, и другого. Я насторожился. Оружия нет, придется спасаться бегством, а бегун сейчас из меня неважный.

Тишина. Я вздохнул и продолжил передвижение. На памятный холм мне удалось забраться, лишь приложив немало усилий. Черт бы побрал эту темную тварь.

Когда прислонился к заледеневшему дереву, снова хрустнула ветка. Теперь гораздо ближе.

Я оторвался от опоры и как можно тише направился вперед. Неожиданно, прямо передо мной возник мертвяк. Он скалился и медленно шагал ко мне. Черт, черт, черт!

Я запаниковал. Как мне его победить? Оружия нет, придется убегать.

Кинувшись вправо, я наткнулся на еще одного мертвеца. Похоже, они решили зажать меня в тиски. Выругавшись, заковылял обратно. Мертвяки не отставали, неспешно надвигаясь на меня. Что ж, все верно, вряд ли я смогу от них скрыться. А что, если…

Я вынул из кармана амулет. Развернувшись, показал его ходячим. Те неуверенно остановились. Я зашагал на них. Мертвяки попятились. Я ускорил шаг. Враги побежали.

Остановившись, я устало вздохнул. Холод все сильней сковывает мои внутренности. Эту ночь я не переживу.

Сев под деревом, я прикрыл глаза. Вскоре я уже крепко спал.

Утром я еле смог подняться на ноги. Казалось, словно за ночь в меня вонзили тысячи ледяных игл, которые проникли внутрь. Я не чувствовал ни ног, ни рук. Но я должен идти.

Я шел уже среди ледяного леса, когда ноги отказали и я рухнул в снег. Лежа среди белого леса, на белоснежном снегу, я понял: конец. Ледяные щупальца проникли уже до самого сердца. Мне осталось лишь несколько минут.  Солнце слепило глаза, свет отражался от белой поверхности земли. Я закрыл глаза, чтобы хотя бы в последний миг своей жизни не видеть всего этого.

Я проиграл. В последние минуты перед победой. Я потерял веру в себя. Именно сейчас, лежа на пороге смерти, я понял, для чего предназначалось Святое Слово. Его задачей было поддерживать мою веру в себя, в свои силы, ибо что есть вера в Бога без веры в себя? Я потерял веру в самого себя, когда демон уничтожил Слово. Именно этим я обрек себя на погибель.

Одинокая слезинка скатилась по щеке, но застыла ледяной каплей на середине пути. Что ж, я теперь весь изо льда. Тепло моего тела угасает, кровь уже превратилась в лед, я ощущаю это.

 

Единственное, чего я хотел, это помочь Мастеру Доминику. Пусть  не вернулся бы в Гильдию, но Мастер хороший человек, жаль, что я подвел его.  

Последним усилием я достал из кармана амулет и крепко сжал его в руке. Возможно, когда-нибудь мои останки найдут, и эта штука поможет еще какому-нибудь путешественнику по ледяному аду.

Моя партия закончена. Я ощущаю, как сердце прекращает свои толчки. Вот оно стукнуло раз, еще один…Застыло. Я вдохнул воздух и замер. Сознание медленно и неуклонно погружалось в бездну. Надеюсь, я заслужил билет в Рай. По крайней мере, очень бы этого хотелось.

В мой разум вонзилась последняя мысль. Грусть о том, что ничего не узнал о своем происхождении, о своем прошлом.

А затем мир окончательно пропал, а я вознесся к светлым, необъятным вершинам. 

Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 1 марта 2013 в 17:36 0
Просто бесподобно! Читала на одном дыхании! Куда же конь делся?
Александр Нагорный # 1 марта 2013 в 17:39 0
Слопали наверное) Рад, что вам понравилось)