ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Почтовик. История третья. Часть 1

 

Почтовик. История третья. Часть 1

Письмо третье. Печать Дьявола.

Темнота окутывала со всех сторон мягким покрывалом. Она была непроницаемой, словно первозданная Тьма. Присутствие такой силы пробуждало в душе какие-то неизвестные инстинкты, хотелось спрятаться поглубже, только бы не чувствовать ужасающую мощь Дьявола.

Но вот, по прошествии вечности, где-то далеко, за пределами видимости, появился маленький, робкий лучик света. Он острым копьем пронзил окружающую тьму, принеся с собой надежду и умиротворение. Я вновь осознал себя единым целым и, собрав волю в кулак, полетел навстречу огоньку. Разум с трудом осознавал происходящее. Если я умер, то почему оказался здесь? Что это за место?

Я не мог даже оглядеть себя, потому что тела у меня не было. Видимо, сейчас осталась лишь душа.

Свет приблизился, раздвинулся и занял все пространство. Я с ужасом понял, что втягиваюсь в солнечную воронку, но не мог ничего поделать. Обжигающе яркий огонь затопил мое сознание и я с облегчением позволил себя унести…

…Тусклый свет пробивался сквозь неплотно сомкнутые веки. Все тело ужасно болело, голова раскалывалась. Я застонал и открыл глаза.  Перед лицом была стена, укрытая шкурами зверей. Повернув голову, я понял, что это потолок. Видимо, очнулся в какой-то палатке. Страшно ломило суставы, голова грозила взорваться. Да и вообще – состояние не из лучших. По прошествии какого-то времени, я осознал, что все еще жив.

Как же так? Я ведь умер. Умер по-настоящему. Тот ад и кромешную тьму никак нельзя назвать беспамятством или сном.

- Так и есть, Альберт, - раздался голос откуда-то сбоку. Я повернул голову и зашипел от боли, пронзившей затекшую шею. Возле входа в палатку стоял невысокий старик. На первый взгляд он ничем особо не выделялся, но вот вглядевшись,  понял, что меня кое-что настораживает: глаза. Палатка была небольшой, и я хорошо видел их – неестественно синие, с проблесками тьмы. Глаза потомственного колдуна.

Старик насмешливо глядел на меня.

- К-кто… - я попытался разлепить потрескавшиеся и пересохшие губы, но слова давались с трудом. Старик подошел и приложил к моим губам флягу. Живительная влага потекла внутрь, придавая сил и уверенности.

Напившись, я поднял руку и оттолкнул старика. На большее моих возможностей не хватило.

- Меня зовут Вернер, - колдун положил флягу на небольшой столик, стоявший у кровати.

- Как…как ты нашел меня? – прошептал я, с трудом произнося человеческие слова. Горло будто распухло и речь получалась несвязной, плохо различимой, но Вернер понял.

- Тебя было трудно не заметить – темное пятно на белом снегу видно отлично, - произнес он. – Не мог же я оставить там Умельца, зная, что могу вернуть его к жизни.

- Я ведь умер, - просипел я, пытаясь связать воедино все те мысли, что ворочались в голове. Случайно взгляд мой упал на тело и я в страхе крикнул:

- Что за чертовщина?!

Все мое тело покрывала вязь странных черных символов. Они были абсолютно везде – на руках, ногах, на торсе, и поднимались вверх, теряясь где-то в районе шеи.

- Ты и впрямь умер, Альберт, - тихо сказал Вернер. – Пришлось закрыть твою душу от проникновения Дьявола.

- Значит, все уже позади? – с облегчением спросил я.

Вернер покачал головой.

- Не все так просто. Видишь ли, твоя душа оказалась никому не нужной и ее отринула и та, и другая сторона. Я сумел вернуть ее в мир живых, но тут взялись противиться обе стороны. Не оставалось ничего, кроме как закрыть душу в теле с помощью рунической магии.

- То есть теперь… - начал было я.

- …ты стал Антихристом, - закончил Вернер. – Образно, конечно, но смысл тот же. Теперь ни Тьма, ни Свет не примут твою душу после смерти. Такова плата за жизнь.

Я отчаянно заскулил. Перспектива после смерти попасть в серое НИЧТО не прельщала. Пусть уж лучше Тьма, нежели такое.

Отдышавшись, взял себя в руки. Ладно. Я ведь жив, верно? Это главное, а Антихрист теперь или кто, неважно.

- Тебе надо поесть, Альберт.

Вернер подвинул к кровати стул, поставил на него миску с горячим супом. Я почувствовал, как рот наполняется слюной. Колдун понимающе усмехнулся.

Он помог мне сесть. Едва  взяв ложку в руку, я сразу накинулся на еду.

Насытившись, откинулся назад и поглядел на Вернера. Старик сидел напротив, глядя на меня внимательным взором.

- Спрашивай, - кивнул он.

- Татуировки и на лице есть? – задал я мучавший вопрос. Колдун расхохотался.

- Не бойся, тебя это не портит. Даже наоборот, никто теперь не узнает прежнего Альберта Пианиста.

- Откуда ты знаешь меня? – я нахмурился. Вернер почесал подбородок.

- Видел пару раз вместе с Мастером Домиником. Видишь ли, я являюсь почетным членом Ассамблеи Магов, что дает некоторые преимущества, одним из которых является знакомство с Домиником.  Ты постоянно вертелся рядом с ним, вот я и запомнил.

Я прикрыл глаза. Вернер, Вернер…Точно! Это тот самый маг, что предлагал новаторские идеи Мастерам. Помнится, они отринули его доводы и прогнали прочь.

- Мой дар уже не вернуть, верно? – болезненно поморщившись, поинтересовался я. Вернер кивнул.

- Увы, Альберт. Смерть даром не проходит. Теперь ты точно не сможешь заниматься никакой магией,  зато даже сильный чародей не сможет нанести тебе ею вред, - сообщил колдун. Я улыбнулся.

- Хоть какие-то положительные моменты во всем этом.  Как насчет других направлений магии, связанных со смертью?

Вернер покачал головой.

- Нет. Ты человек, Альберт. Ты же хотел этого, верно?

- Не такой ценой, - прошептал я, стуча зубами от нервного потрясения. Весть о том, что магия для меня потеряна, ужасала.  Все эти годы, с самого детства, я жил своим даром Умельца. Он для меня все. Теперь я стал обычным человеком.

Губы растянулись в дурацкой усмешке. Всю жизнь стремился к этому мгновению, понимая, что избавиться от дара нельзя, и вот пожалуйста.

Взглянув на Вернера, я произнес:

- Мне нужно попасть в Драхму. Где мы сейчас?

- Неподалеку от Саледа, - ответил колдун. – Я помогу тебе добраться до границы, а там уж как-нибудь сам.

- Почему? – спросил я, глядя в стену. Вернер не понял. Или только сделал вид, что не понял.

- Что – почему?

- Почему ты взялся мне помогать? Какая тебе от этого польза? – пальцы сами сжались в кулак. Ненавижу колдунов. Именно они погубили моих родных.

- Я же сказал, просто не мог пройти мимо, - пожал плечами старик. Я  покачал головой.

- Маги просто так ничего не делают. Тебе что-то надо от меня, Вернер, иначе это того бы не стоило.

Колдун хмыкнул.

- Возможно, Альберт. Кстати, почему Пианист? – поинтересовался вдруг он. Я вздрогнул и поднял голову. Темно-синие глаза Вернера пристально смотрели на меня.

- Это детская кличка, - пояснил я. – Давным-давно, лет тридцать назад, к нам в город приехал музыкант. У него была добротная повозка, сильные кони и пианино, погруженное в телегу. Он поселился рядом с Гильдией. Хороший был человек, я любил слушать его музыку. Именно он научил меня тем жизненным принципам, которыми я сейчас и пользуюсь, - чуть улыбнувшись теплым воспоминаниям, поведал колдуну я.

- Что с ним стало? – Вернер слушал внимательно, чуть прикрыв глаза.

- Его повесили, - вздохнул я. – Оказалось, что его принципы были запретными и карались смертной казнью. Человек не может быть рабом – так говорил он. Увы, именно борьба за свободу является самым страшным злодеянием в наши дни.

Старик покивал. Я ощутил, как надвигается сон. Он мягко, исподволь, захватил меня в свои пушистые лапы. Глаза закрылись и я уронил голову на грудь.

- Отдохни, Альберт, - раздался где-то вдалеке голос старого мага. – Тебе предстоит

трудная ноша… 

© Copyright: Александр Нагорный, 2013

Регистрационный номер №0139004

от 27 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0139004 выдан для произведения:

Письмо третье. Печать Дьявола.

Темнота окутывала со всех сторон мягким покрывалом. Она была непроницаемой, словно первозданная Тьма. Присутствие такой силы пробуждало в душе какие-то неизвестные инстинкты, хотелось спрятаться поглубже, только бы не чувствовать ужасающую мощь Дьявола.

Но вот, по прошествии вечности, где-то далеко, за пределами видимости, появился маленький, робкий лучик света. Он острым копьем пронзил окружающую тьму, принеся с собой надежду и умиротворение. Я вновь осознал себя единым целым и, собрав волю в кулак, полетел навстречу огоньку. Разум с трудом осознавал происходящее. Если я умер, то почему оказался здесь? Что это за место?

Я не мог даже оглядеть себя, потому что тела у меня не было. Видимо, сейчас осталась лишь душа.

Свет приблизился, раздвинулся и занял все пространство. Я с ужасом понял, что втягиваюсь в солнечную воронку, но не мог ничего поделать. Обжигающе яркий огонь затопил мое сознание и я с облегчением позволил себя унести…

…Тусклый свет пробивался сквозь неплотно сомкнутые веки. Все тело ужасно болело, голова раскалывалась. Я застонал и открыл глаза.  Перед лицом была стена, укрытая шкурами зверей. Повернув голову, я понял, что это потолок. Видимо, очнулся в какой-то палатке. Страшно ломило суставы, голова грозила взорваться. Да и вообще – состояние не из лучших. По прошествии какого-то времени, я осознал, что все еще жив.

Как же так? Я ведь умер. Умер по-настоящему. Тот ад и кромешную тьму никак нельзя назвать беспамятством или сном.

- Так и есть, Альберт, - раздался голос откуда-то сбоку. Я повернул голову и зашипел от боли, пронзившей затекшую шею. Возле входа в палатку стоял невысокий старик. На первый взгляд он ничем особо не выделялся, но вот вглядевшись,  понял, что меня кое-что настораживает: глаза. Палатка была небольшой, и я хорошо видел их – неестественно синие, с проблесками тьмы. Глаза потомственного колдуна.

Старик насмешливо глядел на меня.

- К-кто… - я попытался разлепить потрескавшиеся и пересохшие губы, но слова давались с трудом. Старик подошел и приложил к моим губам флягу. Живительная влага потекла внутрь, придавая сил и уверенности.

Напившись, я поднял руку и оттолкнул старика. На большее моих возможностей не хватило.

- Меня зовут Вернер, - колдун положил флягу на небольшой столик, стоявший у кровати.

- Как…как ты нашел меня? – прошептал я, с трудом произнося человеческие слова. Горло будто распухло и речь получалась несвязной, плохо различимой, но Вернер понял.

- Тебя было трудно не заметить – темное пятно на белом снегу видно отлично, - произнес он. – Не мог же я оставить там Умельца, зная, что могу вернуть его к жизни.

- Я ведь умер, - просипел я, пытаясь связать воедино все те мысли, что ворочались в голове. Случайно взгляд мой упал на тело и я в страхе крикнул:

- Что за чертовщина?!

Все мое тело покрывала вязь странных черных символов. Они были абсолютно везде – на руках, ногах, на торсе, и поднимались вверх, теряясь где-то в районе шеи.

- Ты и впрямь умер, Альберт, - тихо сказал Вернер. – Пришлось закрыть твою душу от проникновения Дьявола.

- Значит, все уже позади? – с облегчением спросил я.

Вернер покачал головой.

- Не все так просто. Видишь ли, твоя душа оказалась никому не нужной и ее отринула и та, и другая сторона. Я сумел вернуть ее в мир живых, но тут взялись противиться обе стороны. Не оставалось ничего, кроме как закрыть душу в теле с помощью рунической магии.

- То есть теперь… - начал было я.

- …ты стал Антихристом, - закончил Вернер. – Образно, конечно, но смысл тот же. Теперь ни Тьма, ни Свет не примут твою душу после смерти. Такова плата за жизнь.

Я отчаянно заскулил. Перспектива после смерти попасть в серое НИЧТО не прельщала. Пусть уж лучше Тьма, нежели такое.

Отдышавшись, взял себя в руки. Ладно. Я ведь жив, верно? Это главное, а Антихрист теперь или кто, неважно.

- Тебе надо поесть, Альберт.

Вернер подвинул к кровати стул, поставил на него миску с горячим супом. Я почувствовал, как рот наполняется слюной. Колдун понимающе усмехнулся.

Он помог мне сесть. Едва  взяв ложку в руку, я сразу накинулся на еду.

Насытившись, откинулся назад и поглядел на Вернера. Старик сидел напротив, глядя на меня внимательным взором.

- Спрашивай, - кивнул он.

- Татуировки и на лице есть? – задал я мучавший вопрос. Колдун расхохотался.

- Не бойся, тебя это не портит. Даже наоборот, никто теперь не узнает прежнего Альберта Пианиста.

- Откуда ты знаешь меня? – я нахмурился. Вернер почесал подбородок.

- Видел пару раз вместе с Мастером Домиником. Видишь ли, я являюсь почетным членом Ассамблеи Магов, что дает некоторые преимущества, одним из которых является знакомство с Домиником.  Ты постоянно вертелся рядом с ним, вот я и запомнил.

Я прикрыл глаза. Вернер, Вернер…Точно! Это тот самый маг, что предлагал новаторские идеи Мастерам. Помнится, они отринули его доводы и прогнали прочь.

- Мой дар уже не вернуть, верно? – болезненно поморщившись, поинтересовался я. Вернер кивнул.

- Увы, Альберт. Смерть даром не проходит. Теперь ты точно не сможешь заниматься никакой магией,  зато даже сильный чародей не сможет нанести тебе ею вред, - сообщил колдун. Я улыбнулся.

- Хоть какие-то положительные моменты во всем этом.  Как насчет других направлений магии, связанных со смертью?

Вернер покачал головой.

- Нет. Ты человек, Альберт. Ты же хотел этого, верно?

- Не такой ценой, - прошептал я, стуча зубами от нервного потрясения. Весть о том, что магия для меня потеряна, ужасала.  Все эти годы, с самого детства, я жил своим даром Умельца. Он для меня все. Теперь я стал обычным человеком.

Губы растянулись в дурацкой усмешке. Всю жизнь стремился к этому мгновению, понимая, что избавиться от дара нельзя, и вот пожалуйста.

Взглянув на Вернера, я произнес:

- Мне нужно попасть в Драхму. Где мы сейчас?

- Неподалеку от Саледа, - ответил колдун. – Я помогу тебе добраться до границы, а там уж как-нибудь сам.

- Почему? – спросил я, глядя в стену. Вернер не понял. Или только сделал вид, что не понял.

- Что – почему?

- Почему ты взялся мне помогать? Какая тебе от этого польза? – пальцы сами сжались в кулак. Ненавижу колдунов. Именно они погубили моих родных.

- Я же сказал, просто не мог пройти мимо, - пожал плечами старик. Я  покачал головой.

- Маги просто так ничего не делают. Тебе что-то надо от меня, Вернер, иначе это того бы не стоило.

Колдун хмыкнул.

- Возможно, Альберт. Кстати, почему Пианист? – поинтересовался вдруг он. Я вздрогнул и поднял голову. Темно-синие глаза Вернера пристально смотрели на меня.

- Это детская кличка, - пояснил я. – Давным-давно, лет тридцать назад, к нам в город приехал музыкант. У него была добротная повозка, сильные кони и пианино, погруженное в телегу. Он поселился рядом с Гильдией. Хороший был человек, я любил слушать его музыку. Именно он научил меня тем жизненным принципам, которыми я сейчас и пользуюсь, - чуть улыбнувшись теплым воспоминаниям, поведал колдуну я.

- Что с ним стало? – Вернер слушал внимательно, чуть прикрыв глаза.

- Его повесили, - вздохнул я. – Оказалось, что его принципы были запретными и карались смертной казнью. Человек не может быть рабом – так говорил он. Увы, именно борьба за свободу является самым страшным злодеянием в наши дни.

Старик покивал. Я ощутил, как надвигается сон. Он мягко, исподволь, захватил меня в свои пушистые лапы. Глаза закрылись и я уронил голову на грудь.

- Отдохни, Альберт, - раздался где-то вдалеке голос старого мага. – Тебе предстоит

трудная ноша… 

Рейтинг: +1 183 просмотра
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 27 мая 2013 в 22:08 0
Очень интересно и интригующе! big_smiles_138