ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поцелуй полуночи. (51)

 

Поцелуй полуночи. (51)

24 декабря 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Лера. Преемственность поколений.

=========================================================================

 Эх, ломает судьба мужиков… Из какого бы мира мужик ни был, какого роду-племени… Это с виду они сильные, герои, бросаются на амбразуры, с рваной на груди тельняшкой, с зажатыми в зубах ленточками бескозырки идут на вражеские пулеметы с одним штыком в руках…

Да, все это они могут. Но и другое они могут: впасть в депрессию, когда их дети, которых они прочили в наследники собственных достижений, уходят, брезгливо фыркнув, мол, папа, больше ничего не смог добиться? Ах, ты еще и должен?! И на кой хрен нам такое наследство?

 Ильяс захандрил. Знал ведь, паршивец, что Лонка уйдет. Родители вообще всегда заранее готовятся к безвозвратному вылету птенцов из гнезда. К уходу щенков из логова, медвежат из берлоги - круговорот детей в природе. Но люди не животные, все время надеются на благодарность потомства, которое поддержит в старости, подаст стакан воды. В крайнем случае, можно подать на алименты. А кстати, как в Иллирии отработана судебная система? Обязывают ли детей заботиться о пенсионерах-родителях? Есть ли у них пенсии вообще? Никогда не задумывалась об этих вопросах, а стоило бы. Должна ли нам Иллирия возместить средства и усилия, вложенные в выкармливание и воспитание их гражданки? Матери, не надо сейчас в меня кидать камни, она была моим ребенком до тех пор, пока меня не ввели в курс дела, что растила я ее не для себя. Ну? Есть возражения? Изменится ли твоя материнская любовь, когда понимаешь, что дочь к тебе не вернется, что смотрит на тебя, как на ступень, с которой ногу уже сняла для следующего шага вверх? Кто оглядывается на лестнице?

 Все, все, не кричите! Это мысли Ильяса. Мужика. Мужлана. Который зачем-то собрал лучшие Лонкины фотографии и вставил в рамочку, вместе с тем проклятым листком с ее последним оттиском рогатой головой коня. Сидит подолгу перед этим коллажем, смотрит, может, разговаривает мысленно. Будто памяти о ней в его душе не осталось, и он компенсировал отсутствие картинками, чтобы мелькали перед глазами, боясь о забвении. Попрощался окончательно? Похоронил? Эх, мужики….

 Полгода прошло… Шесть месяцев, как мы отпустили дочь. Отпустили куда??? Я не в военное лихолетье росла, не при тоталитарном режиме, и моя мама не убеждала меня смириться с мыслью,  что я рожаю не детей, а солдат для нужд Отечества… И ведь давно уже нет той ненасытной Родины, что требовала у женщин поставки мяса на поля брани! Но вот, поди ж ты, нашлась, твою мать, страна, претендующая на новорожденную гражданку, которая с первого вздоха обязана непонятно кому отдать свою жизнь… Бред…

Я грустно вздохнула и присела за стол. Ильяс спал уже, да и крохи тоже. А вот я все успокоиться не могла. Почему так просто оторвала от сердца своё чадо? Не царапалась, не бросалась в ноги правителям, умоляя оставить мне ребенка. Я плохая мать? Наверное…

Открыли мы этот уродский портал. Дочка, несмотря на долгие дни и ночи психологической накачки, оказалась не готова к последнему шагу. Но когда по гравию загрохотали железные копыта Лорда Авалона, все поняла. Все-таки была она еще ребенком в тот момент. Одно дело приключения, драйв, адреналин, но всегда можно спрятаться в родительском доме, под крылышком мамы. И совсем другое сделать шаг во взрослую жизнь. По-настоящему взрослую, когда, кроме как на себя, надеяться не на кого. Со слезами на глазах, рвущаяся на части девочка обняла нас крепко, хлюпая носом совсем по-детски. Мы тоже разрыдались. Удастся ли еще свидеться?

Морфей стоял поодаль, поглядывая вперед, на открывающуюся по ту сторону портала цветущую равнину. Конь думал. Почему я это знаю? Да я его уже изучила! Этот кобылий сын размышлял! О чем только? Сочувствовал, глядя на наше прощание? Хрен его лошадиную маму знает…

И Рейв, сидя на Авалоне, ждал. Провожатый в клан единорогов. Пес, вскруживший глупой девчонке голову. Зятек? А кто может сказать это с уверенностью? Все посланцы Иллирии оказывались с двойным дном, как правило. Засланцы… Если букву в середине поменять, тоже они получатся… Стоит, изображает сопереживание… За спиной Лонки показала ему кулак, напомнив о кочерге. Отвернулся, кобель, почесав макушку. Помнит. Ну, пусть помнит.

 -Лон, тебе пора, - скрепя сердце, шепнула я.
-
Я вернусь, мам, пап, я обещаю, вернусь.
-
Обязательно вернешься, - Ильяс погладил ее по голове и отступил назад. - Иди, не заставляй его ждать.

Лонни начала пятиться, спиной вперед, не отрывая прощального взгляда от нас. Рейв тронул коня пятками. Лорд Авалон, изображая почтение, величаво приблизился к девушке. С минуту, в полной тишине, Лонка и рыцарь смотрели друг на друга. Затем мужчина подал ей руку, освободив стремя. Дочь легко вспорхнула в седло. При этом Рейв оказался сразу за ней, сзади, вплотную. И, глядя на меня, демонстративно развел руки в стороны, мол, не касаюсь, мамаша, успокойтесь…

-Береги ее, - произнесла я. Он молча поклонился нам, Авалон повторил жест хозяина. Портал поглотил их. Мерцающий овал не пропадал еще пару минут, словно ожидая опоздавших пассажиров. Таковых не оказалось. Переход закрылся.

-Я могу побыть с вами, - подошел к нам Морфей, - за крохами нужен уход.
-
Иди уже, воспитатель, - сглотнула я слезы, - береги там Элону, пожалуйста.
-
Все будет хорошо, - жеребец улыбнулся мне и поглядел на Ильяса, - ты позволишь?
-
Только один раз, - благоверный сложил руки на груди.

Через мгновение перед нами стоял черноволосый носач Сирано, обольститель, мачо и учитель нашей Лонки. Я бросила виноватый взгляд на мужа, а он демонстративно отвернулся. Мы с Морфеем обнялись. Я на всякий случай прощалась и с ним. Ведь он не чужой был уже, неоднократно исцелял нас, вернул мне радость материнства, да и Ильяса подремонтировал, чего уж скрывать. Старый добрый коняка, наш семейный доктор. Старина Морфей. Напоследок, во время церемониальных объятий, просканировавший меня, и наполнивший мое тело истомой. Я уверена, сделал он это неосознанно, по привычке, подчиняясь своей любвеобильной натуре. Испугавшись моей естественной реакции, он опять стал конем, и я чуть не упала, повиснув на его гривастой шее, на двухметровой высоте.

 -Мне будет очень не хватать твоих пирожков, - ухмыльнулся он, - да и тебя тоже. Маленьким от меня поцелуй, я скучать по ним буду. Ильяс, не ревнуй, твоя жена золото.
-
Знаю. проворчал муж.
-
Будьте счастливы. - произнес дух и растворился в воздухе.

Мы с Ильясом постояли некоторое время, как будто шоу могло продолжиться. Он взял меня за руку.


-Мы переживем это, обещаю. Я люблю тебя.
-
Я тоже люблю тебя, мой рыцарь…

 И потянулись дни, наполненными маленькими житейскими радостями. Детишки подрастали, потихоньку начиная хулиганить. Ползали по квартире, роняли стулья, хватали провода, в общем, вели себя, как подобает вести ребятне их возраста. В этот день особенно хмурый Ильяс заперся в кабинете еще засветло. Понравилось ему иметь свой отдельный кабинет, еще с дачи. И в городской квартире сделал себе такой же. Ну, пусть побудет один, он это заслужил. Всю первую половину дня отвлекал на себя малышей, возясь с ними в детской, и давая мне возможность хоть немного времени уделить себе. Сходила в кои-то веки в салон, подправила прическу, маникюр сделала, поболтала с мастером о том о сем, как обычно. Дети улеглись рано, муж отказался ужинать, предупредил, что спать будет на диване в своем убежище. И вроде я собралась тоже ложиться, как заныло под левой лопаткой. Странно, никогда меня сердце не беспокоило. Пошла в ванную, в шкафчик аптечный. Болели мы редко, но основные лекарства в доме держали, мало ли что, да и дети все же, всякое может случиться. Накапала корвалола себе, поморщившись, кое-как выпила. Посидела на кровати, ждала, когда сердце успокоится. И тут раздался звонок в дверь.

 Автоматически глянула на циферблат полпервого ночи. Кого еще несет на ночь глядя? Пошла открывать, кутаясь в халат. По пути швабру захватила, вдруг шпана какая, пока еще Ильяс добежит, а ему проснуться надо сперва. Аккуратно дверь открыла, почему-то не спросив, что за ночной гость. Перед дверью стояла молодая женщина, скрытая сумраком подъезда опять хулиганы лампочку разбили. Стоит и молчит, только зубы блестят, улыбается. Шагнула в освещенное пространство коридора.


-Лонни? неуверенно проговорила я.

 Вроде она, а вроде и нет. Эта взрослая такая, но очень на нашу дочь похожа, как если бы у нее была старшая сестра.

 -Здравствуй, мама… - сказала женщина, раскрывая руки для объятий. Ну же, это правда я, ваша  Лонни.

 Ее такой родной голос развеял все сомнения. Я завизжала от радости, и бросилась ее целовать. Тут же на мой визг из кабинета прибежал заспанный муж. Спасать меня примчался, с двустволкой наперевес. Которую тут же и уронил, потому что дочь переключилась на него. Зацеловала неистово, чуть не завалились оба.

 -Папка, любимый! О, Творец, родители, как же я рада вас видеть! Ребят, ну что вы, как неродные,   заходите же! сказала она, обращаясь к темноте площадки. Длинноволосый плечистый мачо вошел в квартиру, вплотную прижавшись ко мне, потому что отойти я не могла, с другой стороны меня подпирали Ильяс и Лонни. В прихожей стало тесно.


-Здравствуй, Лера, - вполголоса проговорил Морфей мне на ухо. И чуть было не поцеловал, отстранился. Но тут уж я взяла его за уши, притянула, и от души приложилась к его губам. Вздохнул           судорожно обольститель, ограничился дружеским лобызанием, иначе… Что было бы «иначе»,         задумываться я не стала. Тем более что из-за его спины покашливание раздалось.

 -Позволите ли войти, наконец, хозяева?


Я передала Морфея дальше, Ильясу, на процедуру братания. На пороге стоял смущенный Рейв.

 -Привет, Рес! с чувством поздоровалась я.

-Запомнили, миледи? улыбнулся техно-пес. Здравствуйте.

-Такое не забывается. Так, дорогой, хватит уже при входе торчать, идем в зал! я начала выдавливать мужа и дочь с Морфеем вглубь квартиры, а то они все никак не могли наобниматься.

 Быстренько организовали ночное чаепитие. Ильяс тут же достал из бара бутылку настойки, отметить приезд дорогих гостей. Мы с дочерью сновали из кухни в комнату, накрывая на стол. Сели. За чаем пошел неспешный разговор, несмотря на горящие глаза Лонни, которой не терпелось выложить кучу новостей.

 Она поставила пленку с записями жизни современной Иллирии. И их безумные, кровавые игрища на аренах с боевыми быками, и охоты техно-псов на огромных пятнистых хищников, и даже пресловутый знакомый уже ритуал Лунного танца. Я была шокирована. Муж мне ничего такого не рассказывал. Весело живут ребята.

Оказалось, у них прошло уже четыре года, вот почему Лонни так повзрослела. И похорошела, если честно, я даже залюбовалась. Исчезла угловатось детская, дочь стала фигуристой, статной. Наверное, нет прохода от парней у нее там.


Я посмотрела на мужа, а он завороженно уставился в экран, глядя на картинки с родины. Глаза его горели, как у земных мужчин во время просмотра финала чемпионата мира по футболу. И рука нервно подрагивала, как будто сжимала оружие, когда телевизор транслировал поединок двух громил в доспехах. Скучает все-таки муженек по своему дому. Его бы теперь не потерять, и так ходит, мается. Запросится еще в отпуск, «с родными повидаться», а потом его оттуда не выцарапаешь обратно.

 Рейв спокойно пил чай, Морфей пошел в детскую, «только одним глазком глянуть на крестников». А вернулся с бутузом в каждой руке. Они трепали его за щеки и уши, радостно гугукая. Маг улыбался вовсю, терпеливо снося их щипки. Элона взяла Тёмчика на руки.

-Я вот такого же хочу! - произнесла она, с улыбкой, глядя на Рейва..

У того чаек носом пошел от неожиданности. Все взгляды тут же на него сфокусировались. Мужчина поглядел на Лонни с известным нежным взглядом типа: Спасибо, дорогая, за подставу!, после чего широко улыбнулся.

-Лапочка, мы поговорим об этом на досуге.
-
Поговорим! - блеснула глазами она.

Уже под утро я проснулась от непонятного шума на кухне. Кто-то набирал воду в стакан. Повернувшись, мужа я не увидела. Зато услышала негромкий разговор мужчин.

 -Ты мне ответь, - голос Рейва, - у вас что в традиции изнасилование мужчин?
-
Нет как бы, но...хотя...знаешь, наверное у них это семейное. А что?

Вот ведь жук, насиловала я его, оказывается. Ну я тебе устрою, Тайсик, дорогой.

-Да ничего, извини меня, ты хоть и отец, но дочка твоя - садист форменный. Я люблю ее и не жалею, что женился на ней...
-
Так, секундочку, когда вы успели пожениться?
-
Три года назад, но, клянусь, у нас ничего не было с ней до этого. Просто клан Зорконов начал на нее виды иметь, Элона же прямой Зоркон по династии.
-
В смысле?
-
Ты папу своего помнишь?
-
Нет.
-
Папаня твой, Дерек Зоркон, брат Бадзу. Так что, колечко твое уже отливают.
-
Удивил, не скрою.
-
Я знаю, сами в шоке были. Но я не об этом сейчас. Элонка, она огонь, не то что заставляет, силой берет, причем что захочет.

-Есть такое… - хмыкнул муж. Терпи, зятек, ты сам ее выбрал.

 Я не выдержала, перестала подслушивать, и вошла в кухню.

 -Так, мужчины, а теперь поподробнее, про зятька, и про свадьбу. Почему мы об этом последними узнаем?

-Простите, мама… - начал Рейв, но я его оборвала.

-Какая я мама тебе?

-Ну, лапуль, теперь ничего не поделаешь… - обнял меня Ильяс. Тёщенькой ты стала.

-Это теперь ты меня будешь язвой и змеей за спиной называть? грозно спросила я новоявленного зятя.

-Почему? растерялся Рейв. Вы же не оборотень…

-Это у них на Земле традиции такие семейные. успокоил его муж.

-У них на Земле… - я горько передразнила Ильяса. А ты так и не почувствовал здесь себя, как дома…

 Ильяс виновато опустил голову. Я взъерошила ему шевелюру. Затянулась пауза, которую нарушила вошедшая дочь. Морщась от света и зевая, она спросила:

 -Родители, вы чего не спите? И, увидев лицо Рейва, все поняла. Мам, пап, мы правда хотели сказать, но там заварушка началась, пока туда-сюда, вот, только вырваться удалось еле-еле, на побывку. Ну, хотите, мы здесь застолье устроим, знакомых пригласим, все такое…

-И как ты им все объяснять собираешься? спросила я. Вот, гости дорогие, муж мой, инопланетянин, прошу любить и жаловать. Так, что ли?

-Мама, я так похож на марсианина? удивился техно-пес. Мама… Ну что ж, пусть так зовет, раз уж зять теперь.

-Не похож, успокойся. Вы хоть надолго приехали?

-Не знаем пока, мам. - Лонке не досталось стула, и она примостилась к мужу на колени. Своему мужу, Рейву. - Я семестр закончила, экзамены сдала, там каникулы сейчас.

 Но тут в гостевой спальне замерцало. Странно, телевизора же нет там... Дочь переглянулась с супругом. Он нахмурился. Аккуратно поднял ее, встал, и пошел в комнату. Она села на его место, но, похоже, что-то ее тревожило, потому что не отрываясь дочь смотрела Рейву вослед.

 -Что там? спросил Ильяс. Ему передалось волнение дочери.

-Портал, кажется, информационный, кому-то мы срочно понадобились…

-Начинааается… - протянула я обреченно. Известно кому, начальству вашему. Ты никому не нужен, пока в отпуск не соберешься. Опять лет на десять пропадете?

-Мамуль, там же время быстрее летит, а здесь и соскучиться не успеете.

-Ну да, у вас, наверное, уже месяц прошел, пока дома переночевали…

 Морфей и Рейв быстрым шагом вышли из спальни, когда свет перестал моргать в темноте. Лонни вскочила со стула.


-Ну что там, ребят? Кто звонил?

-Опять буза. торопливо сказал техно-пес. На западных подступах деревню сожгли, и под шумок при дворе переворот попытались сделать. Кому-то не нравится спокойная жизнь…

-Это не опасно? я встревожилась не на шутку. Вы же не полезете в самое пекло? Лонни?

-Нет, мам, мы в штабе сидим, аналитика, стратегия, все такое… Нас гвардейский полк охраняет, как правителей прямо.

-Все равно, аккуратнее там, я вас умоляю. Рейв! я обратилась к нему по-родственному. Сынок, ты за жену в ответе. Помни, если с ней случится что я тебя хоть во Внеземелье найду, и…

-Понял, мама, понял! он поднял открытые ладони, показывая, что полностью со мной согласен. Мое многообещающее «и…» дало ему почву для подозрений, что в одной букве мной зашифрована вся история пыточного дела.


Собирались они второпях, ведь приехали налегке, без вещей почти. Морфею целый пакет пирогов я всучила, раз признался, что любит, пусть ест. И дочери наказала, чтоб проследила. Да и не до проводов им было, служба звала. Опять все перецеловались, потерлись влажными от слез щеками, крепкие рукопожатия уверили в вечной дружбе… Гости отбыли…

 

Ильяс опять заперся в кабинете, в еще большей депрессии. А мне и не до него было, мелкие расхныкались, требуя Морфея. А где я им его возьму теперь? Пришлось уговаривать и угощать сладостями. Потом обнаружила в детской два прозрачных кристалла, розоватый и голубоватый. Коняка оставил игрушки детишкам? И впрямь, как только раздала стекляшки ребятне, те сразу и успокоились. Ну и слава Творцу, мне легче. Спасибо, добрый Морфей!..

 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0104611

от 24 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0104611 выдан для произведения:

Лера. Преемственность поколений.

=========================================================================

 

Эх, ломает судьба мужиков… Из какого бы мира