ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поцелуй полуночи. (37)

 

Поцелуй полуночи. (37)

29 октября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Лера. Жизнь продолжается.

=====================================================================

Ох, девоньки, что с мужем моим произошло, не пойму сама… Лет пять уже такой страсти не было у нас. Это мне конь чего-то там наделал? Да вроде не изменилась я в основном, в луже на отражение глянула – Лерка и Лерка, как была, так и осталась. Но Ильяс набросился на меня, как оголодавший. В общем, чУдно время провели. И тут эти звуки…

 

Бежали мы к своим, застегиваясь на ходу. Какие только мысли не лезли в голову, какие картины рисовало воображение! Нападение тварей, размножившийся Эгрегор, сжирающий моих родных и близких… Но увиденное нахлобучило сознание больше, чем если бы мы увидели всех мертвыми.

 

Наша дочь, вооружившись клинками, фехтовала с красивым мужчиной, жгучим брюнетом с длинными блестящими, словно набриолиненными, уложенными в хвост волосами. Камуфлированный охотничий костюм его перехлестывали кожаные ремни, вроде портупеи, только их было больше. Он был мне незнаком, но все же что-то неуловимое, какие-то штришки наводили на мысль, что когда-то где-то мы могли видеться. Чуть вытянутое лицо, раскосые черные глаза, и выдающийся длинный нос. Похож на Сирано ДеБержерака на картинках, в школьном учебнике литературы. Но знаком он был явно не по учебнику.

 

Двигался брюнет очень элегантно, даже артистично, как бы напоказ. В одной руке он держал шпагу, вторую картинно заложил за спину. И легко парировал Лонкины выпады. Девочка моя как будто долгие годы обучалась искусству обращения с ятаганами, но все равно не могла справиться с красавцем. Она раскраснелась, волосы растрепались, видно было, что Лонни очень старалась, но шпажист как будто ускользал из-под мелькающих клинков.

 

Технопсы азартно наблюдали за поединком. Да что там говорить, даже кони их горящими глазами, не отрываясь, ловили каждое движение. И бурно реагировали на удачный маневр каждого из участников поединка. Ильяс, правда, не поддался чарам этой симфонии. Несмотря на то, что мужики, как правило, про все забывают при виде красивого боя. Муж мой смотрел больше на меня, чем на неизвестного мужика. Даже не боялся ни капельки, что дочь может пострадать от его действий. Он… ревновал? Да, я увлеклась. И не могла определиться, кем больше – своей такой умелой и ловкой девочкой, или сильным красавцем-самцом.

В конце концов муж не выдержал, и рывком развернул меня к себе.

-Лера, я здесь, вообще-то!

-Да, любимый, я тоже с тобой. Чего ты вдруг разозлился? – я прильнула к нему. – Нам же было хорошо, правда?

-Нам-то хорошо было, а вот чего ты на этого мужлана уставилась? Он тебе понравился?

-Ну что ты говоришь, я его даже не знаю. Прекрати сейчас же.

-Ты не ответила мне. Понравился?

-Как тебе сказать? Он сильный, в чем-то даже красивый… ты же знаешь, милый, как женщины могут иногда по дурости на чужих мужиков смотреть… Ну перестань, дорогой, я люблю только тебя, даже не сомневайся. А откуда он взялся, кстати?

-Ты точно не понимаешь ничего? И не узнаешь его?

-Сирано ДеБержерак? А как вы его сюда притащили?

-Это Морфей, Лера.

 

Я дар речи потеряла. Так вот откуда знакомые черты, грива, длинный нос… А как он…

 

-А как он…?

-Оборотень. Странно, что ты до сих пор удивляешься этим вещам. За последнее время могла бы привыкнуть. Так скажи, почувствовала влечение к нему?

-Ни хрена себе… Ильяс, неважно, что я там почувствовала. Я твоя жена, и верна тебе, и хочу только тебя. А на него лишь посмотрела. Морфей… Ну коняка, удивил, черт.

-Этот коняка дома только и делает, что самок «удивляет». Он тебя трогал?

-В смысле? Глупенький, он меня, вообще-то, с того света вытащил, кости срастил, синяки убрал. Конечно, он меня трогал.

-А там он тебя трогал? Если да – я ему все трогательные отростки отделю от туловища!

-Отелло мой, не трогал, успокойся. И влечение мое к тебе – реакция восстановленного организма.

-Смотри мне, не обманывай мужа никогда.

-Слушаю и повинуюсь, мой господин.

 

Мы скрепили договор длинным поцелуем. И тут же Ильяс переключился на Морфея. Он, не обращая внимания на летающую в воздухе сталь, вклинился между соперниками. Лонни и конь еле успели опустить клинки к земле, чтобы его не поранить. А муж просто схватил Морфея за грудки.

 

-Ты. Что ты делаешь?

-Не понял, Тайсес, твоего вопроса. – опешил мужчина.

-Что еще за турнир вы тут устроили?

-Обычная тренировка, не более.

-Пап. В чем дело? – Лонни возмутилась, что опять ее не спросили, и что папа бесцеремонно ее оттеснил, повернувшись спиной.

-Лера, забери дочь! – приказал мне Ильяс.

-Малыш, пойдем… - я увела Лонни от разборщиков. – Пусть они поговорят по-взрослому.

-Ну мам, хватит меня уже ребенком считать! – возмущалась дочь. Однако, не сопротивлялась мне, что радовало.

-Тайсес… - терпеливо начал Морфей. – Твоей дочери необходима подготовка, причем профессиональная. Этой подготовкой я в данный момент и занимаюсь. Жизни и здоровью ее ничего не угрожает. Если ты об этом тревожишься.

-Я тревожусь, что у вас на мою дочь слишком грандиозные планы!

-Мам, какие у них планы? – удивленно спросила меня Лонни. – О чем папа говорит?

-Я сама до конца не поняла еще… - встревожено пробормотала я. Бедную девочку мою тянут в разные стороны. Все ее хотят. И Эгрегор чудовищный, теперь вот и Морфей…  - Не переживай, мы тебя не отдадим никому.

-Ты же знаешь, кто она, Тай. – Сочувственно проговорил жеребец. – И ничего с этим не поделать уже.

-Не поделать?! – Ильяс разъярился, и ударил Морфея в лицо. Хотел ударить…

 

Кулак мужа не долетел до его носа совсем чуть-чуть. Конь не отразил удар, нет. Он просто превратился обратно в себя, огромного иллирийского жеребца. Вследствие чего морда его оказалась над головой мужа. И кулак Ильяса пролетел сквозь пустоту, не встретив преграды. Мой благоверный последовал за своей конечностью, поэтому упал вперед, прямо под ноги Морфею.

 

Жеребец погрустнел. Он зубами поднял Ильяса на ноги, и отошел, опустив морду к земле. Как будто чувствуя себя виноватым в том, что придется забрать у нас ребенка. Теперь эта мысль придавила мое сознание. Наша маленькая Лонни превратилась в миссионера Иллирии. И стало мне горько.

 

-Мамочка, ты плачешь? – дочь заглянула в мои глаза. – Почему ты плачешь? Все же хорошо! Все живы, мы вместе.

-Лонка, девочка моя… - подошедший папа взял ее за плечи. – Что бы ни случилось, какие бы перемены ни произошли в твоей жизни, запомни раз и навсегда – мы с мамой всегда тебя любили, и будем любить бесконечно!

-Пап… что должно случиться? – прошептала Лонни.

-Время пришло, рыцарь! – торжественно произнес Рейв, приблизившись к нашей семье, и обнажая клинок.

 

Ягу следом  за напарником вытащил ятаган. Технопсы встали каждый на одно колено, то же самое сделали и Авалон с Камилором. Обряд посвящения? Уже?

Лонни широко раскрытыми глазами смотрела на действо. По щекам ее текли слезы. По ней никак нельзя было сказать, что она стала воином, или рыцарем, или кем там еще ее прочили пришельцы. Перед нами стояла обычная девчонка, жавшаяся испуганно к отцу. А он в отчаянии гладил и гладил ее по волосам, не в силах остановиться. Как будто пытался на все оставшееся время запомнить ощущение присутствия своего ребенка…

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0088332

от 29 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0088332 выдан для произведения:

Лера. Жизнь продолжается.

=====================================================================

Ох, девоньки, что с мужем моим произошло, не пойму сама… Лет пять уже такой страсти не было у нас. Это мне конь чего-то там наделал? Да вроде не изменилась я в основном, в луже на отражение глянула – Лерка и Лерка, как была, так и осталась. Но Ильяс набросился на меня, как оголодавший. В общем, чУдно время провели. И тут эти звуки…

 

Бежали мы к своим, застегиваясь на ходу. Какие только мысли не лезли в голову, какие картины рисовало воображение! Нападение тварей, размножившийся Эгрегор, сжирающий моих родных и близких… Но увиденное нахлобучило сознание больше, чем если бы мы увидели всех мертвыми.

 

Наша дочь, вооружившись клинками, фехтовала с красивым мужчиной, жгучим брюнетом с длинными блестящими, словно набриолиненными, уложенными в хвост волосами. Камуфлированный охотничий костюм его перехлестывали кожаные ремни, вроде портупеи, только их было больше. Он был мне незнаком, но все же что-то неуловимое, какие-то штришки наводили на мысль, что когда-то где-то мы могли видеться. Чуть вытянутое лицо, раскосые черные глаза, и выдающийся длинный нос. Похож на Сирано ДеБержерака на картинках, в школьном учебнике литературы. Но знаком он был явно не по учебнику.

 

Двигался брюнет очень элегантно, даже артистично, как бы напоказ. В одной руке он держал шпагу, вторую картинно заложил за спину. И легко парировал Лонкины выпады. Девочка моя как будто долгие годы обучалась искусству обращения с ятаганами, но все равно не могла справиться с красавцем. Она раскраснелась, волосы растрепались, видно было, что Лонни очень старалась, но шпажист как будто ускользал из-под мелькающих клинков.

 

Технопсы азартно наблюдали за поединком. Да что там говорить, даже кони их горящими глазами, не отрываясь, ловили каждое движение. И бурно реагировали на удачный маневр каждого из участников поединка. Ильяс, правда, не поддался чарам этой симфонии. Несмотря на то, что мужики, как правило, про все забывают при виде красивого боя. Муж мой смотрел больше на меня, чем на неизвестного мужика. Даже не боялся ни капельки, что дочь может пострадать от его действий. Он… ревновал? Да, я увлеклась. И не могла определиться, кем больше – своей такой умелой и ловкой девочкой, или сильным красавцем-самцом.

В конце концов муж не выдержал, и рывком развернул меня к себе.

-Лера, я здесь, вообще-то!

-Да, любимый, я тоже с тобой. Чего ты вдруг разозлился? – я прильнула к нему. – Нам же было хорошо, правда?

-Нам-то хорошо было, а вот чего ты на этого мужлана уставилась? Он тебе понравился?

-Ну что ты говоришь, я его даже не знаю. Прекрати сейчас же.

-Ты не ответила мне. Понравился?

-Как тебе сказать? Он сильный, в чем-то даже красивый… ты же знаешь, милый, как женщины могут иногда по дурости на чужих мужиков смотреть… Ну перестань, дорогой, я люблю только тебя, даже не сомневайся. А откуда он взялся, кстати?

-Ты точно не понимаешь ничего? И не узнаешь его?

-Сирано ДеБержерак? А как вы его сюда притащили?

-Это Морфей, Лера.

 

Я дар речи потеряла. Так вот откуда знакомые черты, грива, длинный нос… А как он…

 

-А как он…?

-Оборотень. Странно, что ты до сих пор удивляешься этим вещам. За последнее время могла бы привыкнуть. Так скажи, почувствовала влечение к нему?

-Ни хрена себе… Ильяс, неважно, что я там почувствовала. Я твоя жена, и верна тебе, и хочу только тебя. А на него лишь посмотрела. Морфей… Ну коняка, удивил, черт.

-Этот коняка дома только и делает, что самок «удивляет». Он тебя трогал?

-В смысле? Глупенький, он меня, вообще-то, с того света вытащил, кости срастил, синяки убрал. Конечно, он меня трогал.

-А там он тебя трогал? Если да – я ему все трогательные отростки отделю от туловища!

-Отелло мой, не трогал, успокойся. И влечение мое к тебе – реакция восстановленного организма.

-Смотри мне, не обманывай мужа никогда.

-Слушаю и повинуюсь, мой господин.

 

Мы скрепили договор длинным поцелуем. И тут же Ильяс переключился на Морфея. Он, не обращая внимания на летающую в воздухе сталь, вклинился между соперниками. Лонни и конь еле успели опустить клинки к земле, чтобы его не поранить. А муж просто схватил Морфея за грудки.

 

-Ты. Что ты делаешь?

-Не понял, Тайсес, твоего вопроса. – опешил мужчина.

-Что еще за турнир вы тут устроили?

-Обычная тренировка, не более.

-Пап. В чем дело? – Лонни возмутилась, что опять ее не спросили, и что папа бесцеремонно ее оттеснил, повернувшись спиной.

-Лера, забери дочь! – приказал мне Ильяс.

-Малыш, пойдем… - я увела Лонни от разборщиков. – Пусть они поговорят по-взрослому.

-Ну мам, хватит меня уже ребенком считать! – возмущалась дочь. Однако, не сопротивлялась мне, что радовало.

-Тайсес… - терпеливо начал Морфей. – Твоей дочери необходима подготовка, причем профессиональная. Этой подготовкой я в данный момент и занимаюсь. Жизни и здоровью ее ничего не угрожает. Если ты об этом тревожишься.

-Я тревожусь, что у вас на мою дочь слишком грандиозные планы!

-Мам, какие у них планы? – удивленно спросила меня Лонни. – О чем папа говорит?

-Я сама до конца не поняла еще… - встревожено пробормотала я. Бедную девочку мою тянут в разные стороны. Все ее хотят. И Эгрегор чудовищный, теперь вот и Морфей…  - Не переживай, мы тебя не отдадим никому.

-Ты же знаешь, кто она, Тай. – Сочувственно проговорил жеребец. – И ничего с этим не поделать уже.

-Не поделать?! – Ильяс разъярился, и ударил Морфея в лицо. Хотел ударить…

 

Кулак мужа не долетел до его носа совсем чуть-чуть. Конь не отразил удар, нет. Он просто превратился обратно в себя, огромного иллирийского жеребца. Вследствие чего морда его оказалась над головой мужа. И кулак Ильяса пролетел сквозь пустоту, не встретив преграды. Мой благоверный последовал за своей конечностью, поэтому упал вперед, прямо под ноги Морфею.

 

Жеребец погрустнел. Он зубами поднял Ильяса на ноги, и отошел, опустив морду к земле. Как будто чувствуя себя виноватым в том, что придется забрать у нас ребенка. Теперь эта мысль придавила мое сознание. Наша маленькая Лонни превратилась в миссионера Иллирии. И стало мне горько.

 

-Мамочка, ты плачешь? – дочь заглянула в мои глаза. – Почему ты плачешь? Все же хорошо! Все живы, мы вместе.

-Лонка, девочка моя… - подошедший папа взял ее за плечи. – Что бы ни случилось, какие бы перемены ни произошли в твоей жизни, запомни раз и навсегда – мы с мамой всегда тебя любили, и будем любить бесконечно!

-Пап… что должно случиться? – прошептала Лонни.

-Время пришло, рыцарь! – торжественно произнес Рейв, приблизившись к нашей семье, и обнажая клинок.

 

Ягу следом  за напарником вытащил ятаган. Технопсы встали каждый на одно колено, то же самое сделали и Авалон с Камилором. Обряд посвящения? Уже?

Лонни широко раскрытыми глазами смотрела на действо. По щекам ее текли слезы. По ней никак нельзя было сказать, что она стала воином, или рыцарем, или кем там еще ее прочили пришельцы. Перед нами стояла обычная девчонка, жавшаяся испуганно к отцу. А он в отчаянии гладил и гладил ее по волосам, не в силах остановиться. Как будто пытался на все оставшееся время запомнить ощущение присутствия своего ребенка…

Рейтинг: +1 366 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 29 октября 2012 в 17:51 0
Всё интереснее и интереснее!