ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Поцелуй полуночи. (31)

 

Поцелуй полуночи. (31)

26 октября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Лера. Вперед, в астрал! Догонять Лонни.

======================================================================

В вас когда-нибудь стреляли из танка? Согласитесь, мало кто может похвастаться, что остался жив после такого. Я вот могла. И не могла одновременно. То есть хвалиться-то я могла, да только некому было.

 

Сперва я испытала дежавю. Когда ко мне сзади подкрался дуб и ударил по голове, я попыталась спрятаться в теплой землянке, которая выросла передо мной сразу после взрыва. Но до землянки я не добралась. Точнее, добралось мое тело, а собственно «Я» из тела выпала, как тогда, возле пропасти. И приготовилась к покою, созерцанию вечности, неспешным размышлениям о бренности этого мира. Ага! Хрен тебе, Лерка, а не покой!

 

Плюхнулась в какую-то черную жижу, провалившись по пояс. То ли в нефтяную лужу, то ли в болото бескрайнее. А над антрацитовой чернью снежная белизна. Не небо, не крыша. Сверху белое, снизу черное.  Только белое спокойное, неподвижное. А черное – не то кипящее, не то бурлящее. Поверхность все время всплескивалась, но не пузырями. Будто в ней постоянно что-то копошилось, шевелилось. Как если живую рыбу вывалить в ведро и доверху чернилами залить. Примерно так.

Но скоро я начала понимать, что не рыба внизу копошится. Присмотревшись, видела то руку, то часть головы, все человеческое. Утопленники что ли выбраться пытаются? Не по себе как-то мне стало. Не страшно, нет, страх, как обычно, остался позади, где война шла. А просто неуютно. Чтобы не видеть чернильных дайверов, подняла глаза вверх. Ох, мамочка моя, роди меня обратно…

 

Белизна местного небосвода была не так девственно чиста, как показалось вначале. Сквозь мутноватую пелену на меня оттуда смотрели лица. Счастливые, безмятежные, улыбающиеся, довольные, но, мать вашу, одни только лица! Ни тел, ни конечностей, ни даже голов, к которым обычно эти лица бывают прикреплены. И все они смотрели на меня! Молча. Вы когда-нибудь были под прицелом глаз тысяч физиономий? Я торчала, как топляк из чернильного моря, и, как кинозвезда, раздеваема равнодушными взглядами. Одежды, кстати, мне опять не оставили.

 

Ну что ж, раз поставили, буду стоять. Прикрыла веки, и попыталась отрешиться от всего, сосредоточившись на своем внутреннем мире. Как матрешка, право слово. Верхняя оболочка на войне, дух мой здесь, так я еще глубже копнула, вроде как и у духа есть свое чрево. И только я начала погружаться в саму себя, как чья-то рука начала из глубины хватать меня за бедро.

Ну вот, опять какой-нибудь реаниматор тащит обратно в мясо… Я опустила ладонь вниз. Жижа оказалась вязкой и жирной наощупь, поэтому рука неведомого водолаза все время соскальзывала с моей кожи. Чужие пальцы жадно схватились за мою кисть. Я потянула незнакомца на воздух. Дура милосердная…

 

Увидев своего спасенного, я захотела сама ускакать на землю, в свое переломанное тело. Голова подводника вынырнула на поверхность, грязь стекла с нее, и на меня вытаращенными глазами воззрился… Лансер. Да, этот коротышка, герой моих ночных кошмаров  в первые три года возвращения на землю. Казненный одним из правителей Иллирии. Или его черный дьявольский дух.

 

Не знаю как, но я отпрыгнула от восставшего из ада бесальда на несколько метров, настолько испугалась. Кто пытался заниматься акробатикой, стоя по пояс в воде, поймет, о чем речь. И я продолжила пятиться, потому что покинутый мной Лансер не захотел нырять обратно, протягивая ко мне черные руки. Рот его открывался и закрывался, но звуков не было. Поэтому казалось, что он догоняет меня, пытаясь загрызть, закусать до смерти. И он двигался быстрее, неуклонно приближаясь.

 

Из пространства соткался страх, который наверное прибыл с земли, услышав мой безмолвный призыв. И вошел в меня. Добавив мне скорости передвижения. Но, как все страхи, мой оказался растрепан, с болтающимися по сторонам хвостами. Мы же обычно боимся неопределенных вещей, вот они и тянут отовсюду понемногу, предлагая нам варианты. Чтоб мы уже наконец решили, чего конкретно опасаемся.

Вот за один такой хвост и ухватился мой оживший кошмар. Теперь-то я уже точно знала источник… А он начал перебирать руками, подтягиваясь ко мне, как по веревке. И что мне делать прикажете? Кого просить о помощи в этой дурацкой черно-белой вселенной? Но инстинкты всегда быстрее мозга.

 

-Помогиииитеее!!!! – заорала я, срывая связки. Здесь испокон веков никто не нарушал мертвого безмолвия, а тут я нарисовалась, способная такая. Не только черная пленка всколыхнулась от неведомого ранее эффекта. Небесное полотно пошло волнами, будто там была несильно натянута огромная простыня, которую встряхнули, стеля на постель. Лица начали перемещаться беспорядочно, стукаясь друг о друга, как бильярдные шары. Ну вот, нарушила баланс сил в отдельно взятой вселенной. Наверное, в каком-нибудь параллельном мире в этот момент случилось землетрясение, или цунами. Но что мне до чужого мира, меня сейчас душить начнут!!

 

Лансер до меня не добрался. Порыв ветра всколыхнул болото вокруг меня, огромная туша мелькнула перед глазами, и тяжелое копыто, как молотом, вбило голову бесальда в жижу, возвращая его на место, в эту своеобразную преисподнюю.

Спаситель чуть отдалился, и я смогла рассмотреть Морфея, скользящего над успокаивающейся поверхностью жижи. Сидящая верхом Лонни счастливо хохотала, и подмигивала мне.

 

-Мам, все хорошо! – крикнула мне дочь. – Ягу с Рейвом справляются! Ты не задерживайся здесь, папа ждет тебя. Ему плохо одному, мам!

 

Они умчались по своим делам. А я напрягла все свои душевные силы, и очутилась на войне, посреди боли и страданий. Но теперь я ощущала боль совершенно по-другому.

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0087624

от 26 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0087624 выдан для произведения:

Лера. Вперед, в астрал! Догонять Лонни.

======================================================================

В вас когда-нибудь стреляли из танка? Согласитесь, мало кто может похвастаться, что остался жив после такого. Я вот могла. И не могла одновременно. То есть хвалиться-то я могла, да только некому было.

 

Сперва я испытала дежавю. Когда ко мне сзади подкрался дуб и ударил по голове, я попыталась спрятаться в теплой землянке, которая выросла передо мной сразу после взрыва. Но до землянки я не добралась. Точнее, добралось мое тело, а собственно «Я» из тела выпала, как тогда, возле пропасти. И приготовилась к покою, созерцанию вечности, неспешным размышлениям о бренности этого мира. Ага! Хрен тебе, Лерка, а не покой!

 

Плюхнулась в какую-то черную жижу, провалившись по пояс. То ли в нефтяную лужу, то ли в болото бескрайнее. А над антрацитовой чернью снежная белизна. Не небо, не крыша. Сверху белое, снизу черное.  Только белое спокойное, неподвижное. А черное – не то кипящее, не то бурлящее. Поверхность все время всплескивалась, но не пузырями. Будто в ней постоянно что-то копошилось, шевелилось. Как если живую рыбу вывалить в ведро и доверху чернилами залить. Примерно так.

Но скоро я начала понимать, что не рыба внизу копошится. Присмотревшись, видела то руку, то часть головы, все человеческое. Утопленники что ли выбраться пытаются? Не по себе как-то мне стало. Не страшно, нет, страх, как обычно, остался позади, где война шла. А просто неуютно. Чтобы не видеть чернильных дайверов, подняла глаза вверх. Ох, мамочка моя, роди меня обратно…

 

Белизна местного небосвода была не так девственно чиста, как показалось вначале. Сквозь мутноватую пелену на меня оттуда смотрели лица. Счастливые, безмятежные, улыбающиеся, довольные, но, мать вашу, одни только лица! Ни тел, ни конечностей, ни даже голов, к которым обычно эти лица бывают прикреплены. И все они смотрели на меня! Молча. Вы когда-нибудь были под прицелом глаз тысяч физиономий? Я торчала, как топляк из чернильного моря, и, как кинозвезда, раздеваема равнодушными взглядами. Одежды, кстати, мне опять не оставили.

 

Ну что ж, раз поставили, буду стоять. Прикрыла веки, и попыталась отрешиться от всего, сосредоточившись на своем внутреннем мире. Как матрешка, право слово. Верхняя оболочка на войне, дух мой здесь, так я еще глубже копнула, вроде как и у духа есть свое чрево. И только я начала погружаться в саму себя, как чья-то рука начала из глубины хватать меня за бедро.

Ну вот, опять какой-нибудь реаниматор тащит обратно в мясо… Я опустила ладонь вниз. Жижа оказалась вязкой и жирной наощупь, поэтому рука неведомого водолаза все время соскальзывала с моей кожи. Чужие пальцы жадно схватились за мою кисть. Я потянула незнакомца на воздух. Дура милосердная…

 

Увидев своего спасенного, я захотела сама ускакать на землю, в свое переломанное тело. Голова подводника вынырнула на поверхность, грязь стекла с нее, и на меня вытаращенными глазами воззрился… Лансер. Да, этот коротышка, герой моих ночных кошмаров  в первые три года возвращения на землю. Казненный одним из правителей Иллирии. Или его черный дьявольский дух.

 

Не знаю как, но я отпрыгнула от восставшего из ада бесальда на несколько метров, настолько испугалась. Кто пытался заниматься акробатикой, стоя по пояс в воде, поймет, о чем речь. И я продолжила пятиться, потому что покинутый мной Лансер не захотел нырять обратно, протягивая ко мне черные руки. Рот его открывался и закрывался, но звуков не было. Поэтому казалось, что он догоняет меня, пытаясь загрызть, закусать до смерти. И он двигался быстрее, неуклонно приближаясь.

 

Из пространства соткался страх, который наверное прибыл с земли, услышав мой безмолвный призыв. И вошел в меня. Добавив мне скорости передвижения. Но, как все страхи, мой оказался растрепан, с болтающимися по сторонам хвостами. Мы же обычно боимся неопределенных вещей, вот они и тянут отовсюду понемногу, предлагая нам варианты. Чтоб мы уже наконец решили, чего конкретно опасаемся.

Вот за один такой хвост и ухватился мой оживший кошмар. Теперь-то я уже точно знала источник… А он начал перебирать руками, подтягиваясь ко мне, как по веревке. И что мне делать прикажете? Кого просить о помощи в этой дурацкой черно-белой вселенной? Но инстинкты всегда быстрее мозга.

 

-Помогиииитеее!!!! – заорала я, срывая связки. Здесь испокон веков никто не нарушал мертвого безмолвия, а тут я нарисовалась, способная такая. Не только черная пленка всколыхнулась от неведомого ранее эффекта. Небесное полотно пошло волнами, будто там была несильно натянута огромная простыня, которую встряхнули, стеля на постель. Лица начали перемещаться беспорядочно, стукаясь друг о друга, как бильярдные шары. Ну вот, нарушила баланс сил в отдельно взятой вселенной. Наверное, в каком-нибудь параллельном мире в этот момент случилось землетрясение, или цунами. Но что мне до чужого мира, меня сейчас душить начнут!!

 

Лансер до меня не добрался. Порыв ветра всколыхнул болото вокруг меня, огромная туша мелькнула перед глазами, и тяжелое копыто, как молотом, вбило голову бесальда в жижу, возвращая его на место, в эту своеобразную преисподнюю.

Спаситель чуть отдалился, и я смогла рассмотреть Морфея, скользящего над успокаивающейся поверхностью жижи. Сидящая верхом Лонни счастливо хохотала, и подмигивала мне.

 

-Мам, все хорошо! – крикнула мне дочь. – Ягу с Рейвом справляются! Ты не задерживайся здесь, папа ждет тебя. Ему плохо одному, мам!

 

Они умчались по своим делам. А я напрягла все свои душевные силы, и очутилась на войне, посреди боли и страданий. Но теперь я ощущала боль совершенно по-другому.

Рейтинг: +1 430 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 26 октября 2012 в 16:44 +1
Да, вот это впечатления! Описано неподражаемо, БРАВО! best
Makarenkoff-&-Smirnova Co. # 26 октября 2012 в 19:48 0
Спасибо)))