ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → Над пропастью в ад. Часть 1

 

Над пропастью в ад. Часть 1

29 декабря 2013 - Диана Литовка

15 мая, 1987 года. Корваллес, штат Орегон. США

Габриелла прижала к себе учебник и прислонилась плечом к стене. Ее скрывали шкафчики, но школьный коридор она видела, как на ладони. Мимо мерным потоком проходили школьники, чтобы разойтись по кабинетам со звонком. Габриеллу никто не замечал, впрочем, как всегда.
Девушка провела рукой по длинным светлым волосам и поправила алую шелковую ленту в тон туфелькам на плоской подошве. Юбка простого покроя и блузка с коротким рукавом никак не вписывались в общую симфонию пестрых одноклассниц, а лицо, хоть и милое, но с полным отсутствием макияжа на неестественно-бледной коже, делало Габриеллу совершенно не похожей на остальных учениц. Нынче в моде мини-юбки и ярко раскрашенное лицо, но дочь пастора не разделяла этой всеобщей девичьей страсти.
Наконец, прозвенел звонок, и Габриелла отстранилась от стены. Сейчас у нее должен быть урок биологии, последний на сегодня. Она нырнула в поток учеников, спешащих на занятия, и быстро дошла до лаборатории на первом этаже ее школы, находящейся на окраине маленького городка Корваллеса, что в штате Орегон.
В лабораторию уже явилась добрая половина класса, когда Габриелла вошла внутрь. Она осторожно двигалась меж рядами, чтобы ненароком никого не задеть. Ее одноклассники были самыми обычными учениками самой обычной Средней школы. Сейчас, за несколько минут до звонка, они весело болтали между собой. В классе Габриеллы были популярные ребята, так называемая «середина», ботаники и, конечно же, неудачники, которые сидели за последними партами и прятались по коридорам школы до самого звонка на урок, чтобы одноклассники не забросали их бумагой, обидными словами или еще чем похуже.
А еще была сама Габриелла. Всю жизнь девушка оставалась в тени, словно невидимка. Она никогда не отталкивала от себя сверстников, но, похоже, что сверстников что-то отталкивало в ней, и они старались обходить ее стороной.
Габриелла села на среднюю парту третьего ряда. В распахнутое окно, у которого и было ее место, врывался задорный ветерок, игриво теребя светлые пряди ее волос, и Габриелле приходилось то и дело убирать их с лица.
Наконец, прозвенел звонок, и в лабораторию вошел мистер Симс – тучный немолодой мужчина с вечной одышкой и противным характером.
- Добрый день, ребята,- ответил он на приветствие класса явно не подходящим для его габаритов тонким голосом, протирая розовую лысину и толстый подбородок носовым платком.- Сегодня мы завершаем изучение мышечной системы человека, и завтра я проведу по этой теме контрольную. Попрошу подготовиться как следует, потому что поблажек я делать не намерен,- произнося свою речь, мистер Симс медленно опускался в учительское кресло, за границы которого тут же выперли его толстые бедра.- Напоминаю, что от этой контрольной зависит предварительная оценка за семестр.
Габриелла разочарованно вздохнула и подперла щеку рукой. Она знала, что сегодня ничего нового не услышит, потому что уже изучила данную тему вдоль и поперек. На счет итоговых оценок и экзаменов она могла не беспокоиться. Училась она достаточно хорошо, не забывая, что этот год в школе последний, и он уже на исходе.
Мистер Симс попросил открыть конспекты и начал нудную лекцию по теме, но Габриелла не вслушивалась в его слова, вяло ковыряя ручкой в тетрадке. Делать вид, что она пишет, было необходимо, иначе с этим вредным мистером Симсом потом проблем не оберешься. Неожиданно в ее затылок прилетел комок бумаги, отвлекая от мыслей. Габриелла резко обернулась, чтобы найти наглого возмутителя ее покоя. Ее взгляд встретился со взглядом Джареда Викто, самого наглого и задиристого из одноклассников. Габриелла нахмурилась. Он ей никогда не нравился из-за вызывающего поведения и неопрятного внешнего вида. Джаред хмыкнул и сложил руки на груди, откидываясь на спинку стула. Габриелла никак не отреагировала на этот жест, попросту отвернувшись. В ее памяти всплыл случай полугодичной давности, когда ее попытался задеть другой, не менее отвратительный, чем Джаред, тип, Генри Грин, тоже одноклассник. Он намеренно толкнул ее на уроке физкультуры, и Габриелла со всего размаху налетела на стену. Потом у нее долго болело плечо, а вот сам Генри на следующий же день пришел в школу с загипсованной рукой. Как оказалось, руку он сломал, перелетев через руль своего мотороллера, причем ту же, которой Габриелла ударилась о стену.
Вообще, Габриелла уже давно заметила, что те, кто пытался ее задеть, потом являлись с какими-нибудь легкими увечьями или же у них начиналась сплошная полоса невезения. Все это она списывала на совпадения, но в душе шевелился червячок тревоги. Габриелла тряхнула головой, в очередной раз отгоняя неуместное чувство.
Урок тянулся бесконечность, и когда звонок все же прозвенел, ученики мгновенно повскакивали с мест, не обращая внимания на еще не закончившего лекцию мистера Симса. Габриелла не спеша собрала с парты учебные принадлежности и, как всегда, покинула класс последней.
- До свидания, мистер Симс,- вежливо кивнула она на прощание учителю, который что-то выискивал в толстой энциклопедии.
- До свидания,- даже не поднял он глаз на девушку.
Габриелла поправила лямку рюкзака на плече и вышла из кабинета, скользя по плитке подошвой мягких туфелек. Уроки были не единственным делом на сегодняшний день, и Габриелла, выйдя из здания школы, поторопилась прочь, но совсем не домой. Ее путь пролегал по Тисовой аллее, до самого ее конца. Там, в окружении цветущих деревьев, находилась небольшая церковь, в которой работал ее отец, пастор Вильямс. По пути Габриелла улыбалась и кивала в ответ на приветствия прохожих, которых она знала с самого детства. Все они приходили на воскресные мессы ее отца, а сама Габриелла с шести лет пела в маленьком церковном хоре. В моменты, когда ее голос возносился под своды церкви, она чувствовала себя самой счастливой.
- Габриелла, ангелочек,- к ней обратилась миссис Грей, премилая старушка с лучиками морщинок вокруг все еще ярких зеленых глаз.
Габриелла сбавила шаг и остановилась рядом с пожилой женщиной.
- Да, миссис Грей?- девушка очень любила старушку, у которой для каждого находилось доброе слово.
- Я еще не видела твою маму, но, пожалуйста, передай ей, что мы были бы очень рады видеть вас всех в это воскресенье. У мистера Грея юбилей, и я хочу устроить ему настоящий праздник,- миссии Грей непрестанно улыбалась.
- Хорошо,- кивнула Габриелла,- я обязательно передам.
- И еще, ангелочек,- миссис Грей помахала узловатым пальцем у лица девушки,- отказа я не приму.
- И это я передам,- звонко рассмеялась Габриелла.
- А, ты спешишь в церковь?- вдруг спохватилась миссис Грей.
- Да,- кивнула Габриелла.
- Ты действительно самый настоящий ангелок, дорогая,- покачала головой старушка.
- Вовсе нет,- порозовела девушка.
Миссис Грей только улыбнулась еще шире милому смущению девушки.
- Я, наверное, задерживаю тебя. До воскресенья, дорогая, я жду,- старушка кивнула Габриелле.
- До свидания, миссис Грей,- ответила девушка.- Я все передам.
- Обязательно,- махнула на прощание рукой миссис Грей и вновь отправилась по своим делам на удивление легкой для своего возраста походкой.
Габриелла с секунду смотрела ей в след, а затем последовала тому же примеру.

Пастор поцеловал дочь в щеку, опуская свои большие руки на хрупкие девичьи плечи, приобняв.
- Как прошел день?
- Замечательно, пап,- улыбнулась Габриелла.
Они селина одну из скамей в совершенно пустой церкви.
- Хор еще не собрался. Здесь только Мэри,- сообщил пастор.
- Я подожду,- пожала плечами девушка,- тем более еще ведь рано.
- Да, до занятий еще полчаса- согласился пастор.- Ты сегодня пришла раньше обычного.
Габриелла посмотрела прямо в глаза отца. Он был высоким, широкоплечим мужчиной пятидесяти пяти лет с густой, но совершенно седой шевелюрой и черными бровями. Его глаза светились яркой голубизной, и всегда были очень живыми, выделяясь среди резких черт лица и смуглой кожи.
- Сама не знаю, как так вышло,- пожала плечами девушка.- Кстати,- вдруг вспомнила она,- миссис Грей пригласила нас на юбилей ее мужа в это воскресенье.
Пастор на миг задумался.
- Я думаю, мы сможем сходить, но об этом нужно сначала поговорить с мамой.
- Конечно,- обрадовалась Габриелла.- Я уверена, что она будет не против!
- Вот сегодня вечером и посмотрим,- пастор щелкнул дочь по носу.
Габриелла рассмеялась и повела носиком. В этот миг на балконе показалась русая девичья головка.
- Габи!- Мэри махнула рукой, радостно улыбаясь.
- Привет, Мэри,- со смехом ответила ей Габриелла, вскакивая со скамьи.- Я пойду наверх,- известила она отца, который тут же согласно кивнул головой.
Габриелла, словно на крыльях, вспорхнула на второй этаж и обняла Мэри, тринадцатилетнюю девочку, поющую вместе с ней в хоре.
- Ты сегодня рано,- удивилась Мэри, глядя на Габриелла.
- А ты еще раньше меня,- в тон девочке поддразнила Габриелла.- Прогуливаешь школу?
Мэри махнула рукой.
- У нас сегодня миссис Джонсон заболела, так что закончили на час раньше.
- Жаль,- покачала головой Габриелла, сочувствуя заболевшей учительнице.
- А мне нет,- возразила Мэри,- она такая противная. И ты, кстати, слишком добрая,- девочка ткнула пальцем в плечо Габриеллы.
Габриелла коротко рассмеялась, но возражать не стала.
Примерно через полчаса, когда весь хор был в сборе, началась репетиция. Голос Габриеллы взвивался звонкой волной под сводами церкви, наполняя ее волшебными, чистейшими звуками. Прохожие, заслышав голос девушки, приходили в церковь, чтобы сполна насладиться божественным пением этой девушки, больше похожей на ангела, спустившегося с самих небес. Солнечные лучи, проникая в витражи, пронзали стрелами волосы Габриеллы, отчего создавалось впечатление, что над ее головой сверкает нимб. Люди не могли насмотреться на эту девушку, не могли наслушаться ее пения.
Габриелла закрывала глаза от блаженства, когда пела псалмы, восхваляя Господа. Единственное, что приносило ей настоящее счастье – это занятия в хоре. Только в эти моменты ей казалось, будто за ее спиной вырастают крылья.

Репетиция уже закончилась, и Габриелла наслаждалась теплом, которое все еще разливалось в горле и груди. Так бывает всегда после очередного занятия. Они ехали домой вместе с отцом на стареньком Форде шестидесятого года выпуска. Машина тарахтела, урча, словно ворчливый старик.
Дома их встретила мать, пятидесятилетняя женщина по имени Лиза, одетая в простом домашнем платье. Ее темными волосами, забранные в пучок, спускались до лопаток блестящими волнами, а тонкие черты лица светились добротой, как и мягкие карие глаза, окруженные паутинками морщинок. Габриелла в захлеб рассказывала матери о прошедшем дне, о том, какие псалмы они пели на репетиции и, конечно же, о приглашении миссис Грей. Лиза хитро посмотрела на мужа.
- Ну, что, Ричард, мы пойдем?
Пастор задумчиво поковырял вилкой стейк и деланно строго взглянул на дочь.
- Если только это не повлияет на оценки Габи.
Габриелла яростно закивала головой.
- Конечно нет, папочка!
- Ну и замечательно,- улыбнулся Ричард.
Габи радостно взвизгнула, хлопая в ладоши.
После ужина семья еще немного посидела за обеденным столом, а затем Габриелла отправилась в свою комнату.
Небольшое помещение было обставлено в соответствии со вкусами Габриеллы: тонкие голубые занавески, стены, ковер, покрывало и балдахин над кроватью в тон. По стенам растянулись полки с самыми разными книгами, а слева от окна находилась дверь в ванную комнату. Габриелла приостановилась у двери в комнату, а затем направилась в ванную. Так, у овального зеркала, она подняла блузку наверх и повернулась к холодному стеклу спиной.
Чуть заметной тенью на белой коже лопаток выделялись две длинные, неглубокие полосы, словно шрамы. Габриелла смотрела на них каждый день в надежде, что когда-нибудь не увидит их или поймет, откуда они могли появиться. Родимыми пятнами эти метки назвать было чрезвычайно сложно, но, тем не менее, отметины были у нее всю жизнь с самого рождения. Габи вздохнула и опустила блузку, отгораживая метки от глаз.
Внезапно ее озарила мысль. А вдруг эти метки как-то связаны с ее снами, которые она видела каждую ночь вот уже на протяжении двух лет? Габи призадумалась. Нет, тут явная несостыковка, ведь ее снам только два года, а меткам целых семнадцать, столько же, сколько самой Габриелле. Разочарованная, что внезапно вспыхнувшая догадка оказалась неверной, девушка вышла из ванной, стаскивая блузку и расстегивая юбку. Все это она аккуратно повесила в шкаф, накинув легкое платье простого покроя. Делать было все равно нечего, и девушка взяла с полки книгу о строении мышечной системы человека и открыла ее на самом начале. Повторить уже изученное никогда не помешает, тем более, что завтра контрольная. Габриелле нужны самые безупречные результаты, чтобы не разочаровать родителей.

© Copyright: Диана Литовка, 2013

Регистрационный номер №0178029

от 29 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0178029 выдан для произведения:

15 мая, 1987 года. Корваллес, штат Орегон. США

Габриелла прижала к себе учебник и прислонилась плечом к стене. Ее скрывали шкафчики, но школьный коридор она видела, как на ладони. Мимо мерным потоком проходили школьники, чтобы разойтись по кабинетам со звонком. Габриеллу никто не замечал, впрочем, как всегда.
Девушка провела рукой по длинным светлым волосам и поправила алую шелковую ленту в тон туфелькам на плоской подошве. Юбка простого покроя и блузка с коротким рукавом никак не вписывались в общую симфонию пестрых одноклассниц, а лицо, хоть и милое, но с полным отсутствием макияжа на неестественно-бледной коже, делало Габриеллу совершенно не похожей на остальных учениц. Нынче в моде были мини-юбки и ярко раскрашенное лицо, но дочь пастора не разделяла этой всеобщей девичьей страсти.
Наконец, прозвенел звонок, и Габриелла отстранилась от стены. Сейчас у нее должен быть урок биологии, последний на сегодня. Она нырнула в поток учеников, спешащих на занятия, и быстро дошла до лаборатории на первом этаже ее школы, находящейся на окраине маленького городка Корваллеса, что в штате Орегон.
В лабораторию уже явилась добрая половина класса, когда Габриелла вошла внутрь. Она осторожно двигалась меж рядами, чтобы ненароком никого не задеть. Ее одноклассники были самыми обычными учениками самой обычной Средней школы. Сейчас, за несколько минут до звонка они весело болтали между собой. В классе Габриеллы были популярные ребята, так называемая «середина», ботаники и, конечно же, неудачники, которые сидели за последними партами и прятались по коридорам школы до самого звонка на урок, чтобы одноклассники не забросали их бумагой, обидными словами или еще чем похуже.
А еще была сама Габриелла. Всю жизнь девушка оставалась в тени, словно невидимка. Она никогда не отталкивала от себя сверстников, но, похоже, что сверстников что-то отталкивало в ней, и они старались обходить ее стороной.
Габриелла села на среднюю парту третьего ряда. В распахнутое окно, у которого и было ее место, врывался задорный ветерок, игриво теребя светлые пряди ее волос, и Габриелле приходилось то и дело убирать их с лица.
Наконец, прозвенел звонок, и в лабораторию вошел мистер Симс – тучный немолодой мужчина с вечной одышкой и противным характером.
- Добрый день, класс,- ответил он на приветствие класса явно не подходящим его габаритом тонким голосом, протирая розовую лысину и толстый подбородок носовым платком.- Сегодня мы завершаем изучение мышечной системы человека, и завтра я проведу по этой теме контрольную. Попрошу подготовиться как следует, потому что поблажек я делать не намерен,- произнося свою речь, мистер Симс медленно опускался в учительское кресло, за границы которого тут же выперли его толстые бедра.- Напоминаю, что от этой контрольной зависит предварительная оценка за семестр.
Габриелла разочарованно вздохнула и подперла щеку рукой. Она знала, что сегодня ничего нового не узнает, потому что уже изучила данную тему вдоль и поперек. На счет итоговых оценок и экзаменов она могла не беспокоиться. Училась она достаточно хорошо, не забывая, что этот год в школе последний, и он уже на исходе.
Мистер Симс попросил открыть конспекты и начал нудную лекцию по теме, но Габриелла не вслушивалась в его слова, вяло ковыряя ручкой в тетрадке. Делать вид, что она пишет, было необходимо, иначе с этим вредным мистером Симсом потом проблем не оберешься. Неожиданно в ее затылок прилетел комок бумаги, отвлекая от мыслей. Габриелла резко обернулась, чтобы найти виновника, потревожившего ее покой. Ее глаза наткнулись на взгляд Джареда Викто, самого наглого и задиристого из одноклассников. Габриелла нахмурилась. Он ей никогда не нравился из-за наглого поведения и неопрятного внешнего вида. Джаред хмыкнул и сложил руки на груди, откидываясь на спинку стула. Габриелла никак не отреагировала на этот жест, попросту отвернувшись. В ее памяти всплыл случай полугодичной давности, когда ее попытался задеть другой, не менее отвратительный, чем Джаред, тип, Генри Грин, тоже одноклассник. Он толкнул ее на уроке физкультуры, и Габриелла со всего размаху налетела на стену. Потом у нее долго болело плечо, но вот Генри на следующий же день пришел в школу с загипсованной рукой. Как оказалось, руку он сломал в трех местах, перелетев через руль своего мотороллера, причем ту же, которой Габриелла ударилась о стену.
Вообще, Габриелла уже давно заметила, что те, кто пытался ее задеть, потом являлись с какими-нибудь легкими увечьями или же у них начиналась сплошная полоса невезения. Все это она списывала на совпадения, но в душе шевелился червячок тревоги. Габриелла тряхнула головой, в очередной раз отгоняя неуместное чувство.
Урок тянулся бесконечность, и когда звонок все же прозвенел, ученики мгновенно повскакивали с мест, не обращая внимания на еще не закончившего лекцию мистера Симса. Габриелла не спеша собрала с парты учебные принадлежности и, как всегда, покинула класс последней.
- До свидания, мистер Симс,- вежливо кивнула она на прощание учителю, который что-то выискивал в толстой энциклопедии.
- До свидания,- даже не поднял он глаз на девушку.
Габриелла поправила лямку рюкзака на плече и вышла из кабинета, скользя по плитке подошвой мягких туфелек. Уроки были не единственным делом на сегодняшний день, и Габриелла, выйдя из здания школы, поторопилась прочь, но совсем не домой. Ее путь пролегал по Тисовой аллее, до самого ее конца. Там, в окружении цветущих деревьев, находилась небольшая церковь, в которой работал ее отец, пастор Вильямс. По пути Габриелла улыбалась и кивала в ответ на приветствия прохожих, которых она знала с самого детства. Все они приходили на воскресные мессы ее отца, а сама Габриелла с шести лет пела в маленьком церковном хоре. В моменты, когда ее голос возносился под своды церкви, она чувствовала себя самой счастливой.
- Габриелла, ангелочек,- к ней обратилась миссис Грей, премилая старушка с лучиками морщинок вокруг все еще ярких зеленых глаз.
Габриелла сбавила шаг и остановилась рядом с пожилой женщиной.
- Да, миссис Грей?- девушка очень любила старушку, у которой для каждого находилось доброе слово.
- Я еще не видела твою маму, но, пожалуйста, передай ей, что мы были бы очень рады видеть вас всех в это воскресенье. У мистера Грея юбилей, и я хочу устроить ему настоящий праздник,- миссии Грей непрестанно улыбалась.
- Хорошо,- кивнула Габриелла,- я обязательно передам.
- И еще, ангелочек,- миссис Грей помахала узловатым пальцем у лица девушки,- отказа я не приму.
- И это я передам,- звонко рассмеялась Габриелла.
- А ты спешишь в церковь?- вдруг спохватилась миссис Грей.
- Да,- кивнула Габриелла.
- Ты действительно самый настоящий ангелок, дорогая,- покачала головой старушка.
- Вовсе нет,- порозовела девушка.
Миссис Грей только улыбнулась еще шире милому смущению девушки.
- Я, наверное, задерживаю тебя. До воскресенья, дорогая, я жду,- старушка кивнула Габриелле.
- До свидания, миссис Грей,- ответила девушка.- Я все передам.
- Обязательно,- махнула на прощание рукой миссис Грей и вновь отправилась по своим делам на удивление легкой для своего возраста походкой.
Габриелла с секунду смотрела ей в след, а затем последовала тому же примеру.

Пастор поцеловал дочь в щеку, опуская свои большие руки на хрупкие девичьи плечи.
- Как прошел день?
- Замечательно, пап,- улыбнулась Габриелла.
Они сидели на одной из скамей в совершенно пустой церкви.
- Хор еще не собрался. Здесь только Мэри,- сообщил пастор.
- Я подожду,- пожала плечами девушка,- тем более еще ведь рано.
- Да, до занятий еще полчаса- согласился пастор.- Ты сегодня пришла раньше обычного.
Габриелла посмотрела прямо в глаза отца. Он был высоким, широкоплечим мужчиной пятидесяти пяти лет с густой, но совершенно седой шевелюрой и черными бровями. Его глаза светились яркой голубизной, и всегда были очень живыми, выделяясь среди резких черт лица и смуглой кожи.
- Сама не знаю, как так вышло,- пожала плечами девушка.- Кстати,- вдруг вспомнила она,- миссис Грей пригласила нас на юбилей ее мужа в это воскресенье.
Пастор на миг задумался.
- Я думаю, мы сможем сходить, но об этом нужно сначала поговорить с мамой.
- Конечно,- обрадовалась Габриелла.- Я уверена, что она будет не против!
- Вот сегодня вечером и посмотрим,- пастор щелкнул дочь по носу.
Габриелла рассмеялась и повела носиком. В этот миг на балконе показалась русая девичья головка.
- Габи!- Мэри махнула рукой, радостно улыбаясь.
- Привет, Мэри,- радостно ответила ей Габриелла, вскакивая со скамьи.- Я пойду наверх,- известила она отца, который тут же согласно кивнул головой.
Габриелла, словно на крыльях, вспорхнула на второй этаж и обняла Мэри, тринадцатилетнюю девочку, поющую вместе с ней в хоре.
- Ты сегодня рано,- удивилась Мэри, глядя на Габриелла.
- А ты еще раньше меня,- в тон девочке поддразнила Габриелла.- Прогуливаешь школу?
Мэри махнула рукой.
- У нас сегодня миссис Джонсон заболела, так что закончили на час раньше.
- Жаль,- покачала головой Габриелла, сочувствуя заболевшей учительнице.
- А мне нет,- возразила Мэри,- она такая противная. И ты, кстати, слишком добрая,- девочка ткнула пальцем в плечо Габриеллы.
Габриелла коротко рассмеялась, но возражать не стала.
Примерно через полчаса, когда весь хор был в сборе, началась репетиция. Голос Габриеллы взвивался звонкой волной под своды церкви, наполняя ее волшебными, чистейшими звуками. Прохожие, заслышав пение девушки, приходили в церковь, чтобы сполна насладиться божественным пением этой девушки, больше похожей на ангела, спустившегося с самих небес. Солнечные лучи, проникая в витражи, пронзали стрелами волосы Габриеллы, отчего создавалось впечатление, что над ее головой сверкает нимб. Люди не могли насмотреться на эту девушку, не могли наслушаться ее пения.
Габриелла закрывала глаза от блаженства, когда пела псалмы, восхваляя Господа. Единственное, что приносило ей настоящее счастье – это занятия в хоре. Только в эти моменты ей казалось, будто за ее спиной вырастают крылья.

Репетиция уже закончилась, и Габриелла наслаждалась теплом, которое все еще разливалось в горле и груди. Так бывает всегда после очередного занятия. Они ехали домой вместе с отцом на стареньком Форде шестидесятого года выпуска. Машина тарахтела, урча, словно ворчливый старик.
Дома их встретила мать, пятидесятилетняя женщина по имени Лиза, одетая в простом домашнем платье. Ее темными волосами, забранные в пучок, спускались до лопаток блестящими волнами, а тонкие черты лица светились добротой, как и мягкие карие глаза, окруженные паутинками морщинок. Габриелла в захлеб рассказывала матери о прошедшем дне, о том, какие псалмы они пели на репетиции и, конечно же, о приглашении миссис Грей. Лиза хитро посмотрела на мужа.
- Ну, что, Ричард, мы пойдем?
Пастор задумчиво поковырял вилкой стейк и деланно строго взглянул на дочь.
- Если только это не повлияет на оценки Габи.
Габриелла яростно закивала головой.
- Конечно нет, папочка!
- Ну и замечательно,- улыбнулся Ричард.
Габи радостно взвизгнула, хлопая в ладоши.
После ужина семья еще немного посидела за обеденным столом, а затем Габриелла отправилась в свою комнату.
Небольшое помещение было обставлено в соответствии со вкусами Габриеллы: тонкие голубые занавески, стены, ковер, покрывало и балдахин над кроватью в тон. По стенам растянулись полки с самыми разными книгами, а слева от окна находилась дверь в ванную комнату. Габриелла приостановилась у двери в комнату, а затем направилась в ванную. Так, у овального зеркала, она подняла блузку наверх и повернулась к холодному стеклу спиной.
Чуть заметной тенью на белой коже лопаток выделялись две длинные, неглубокие полосы, словно шрамы. Габриелла смотрела на них каждый день в надежде, что когда-нибудь не увидит их или поймет, откуда они могли появиться. Родимыми пятнами эти метки назвать было чрезвычайно сложно, но, тем не менее, отметины были у нее всю жизнь с самого рождения. Габи вздохнула и опустила блузку, отгораживая метки от глаз.
Внезапно ее озарила мысль. А вдруг эти метки как-то связаны с ее снами, которые она видела каждую ночь вот уже на протяжении двух лет? Габи призадумалась. Нет, тут явная несостыковка, ведь ее снам только два года, а меткам целых семнадцать, столько же, сколько самой Габриелле. Разочарованная, что внезапно вспыхнувшая догадка оказалась неверной, девушка вышла из ванной, стаскивая блузку и расстегивая юбку. Все это она аккуратно повесила в шкаф, накинув легкое платье простого покроя. Делать было все равно нечего, и девушка взяла с полки книгу о строении мышечной системы человека и открыла ее на самом начале. Повторить уже изученное никогда не помешает, тем более, что завтра контрольная. Габриелле нужны самые безупречные результаты, чтобы не разочаровать родителей.

Рейтинг: +1 184 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!