ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФэнтези → КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 62

 

КОГДА ПРИДЁТ ЗАЗИРКА(русское фэнтези) 62

 ГЛАВА 62

Тревога... Ею, казалось, была пропитана каждая травинка. В тревоге замер лес. С тревогой смотрело небо, прикрыв раскалённый зрак дымкой.
Все понимали: тревога связана с Мороком - Вонюкой. Где? Как? Когда ударит?
Неопределённость давила, нервы у всех на пределе. Разговоров избегали, опасаясь, невольно, взорваться, перейти на глупый истерический крик...

Делали всё молча, быстро, без суеты. Дедульки драли лыко, затем помогали Бакуне плести крепкие, невероятно прочные, непромокаемые "бидончики". Ягодка их заполнял ключевой водой. Я открывала в Обереге "окно", и отправляла партию "бидончиков" в пещерку. Пещерники к тому времени сделали уборку, Зарёма огнём продезинфицировала. В углу Спица вырубила нишу - резервуар для воды. Сколько здесь придётся жить, лишь богам ведомо. Пока море не сольётся...

Заготовка дров происходила диким способом: я просто валила сухое дерево и через "окно" отправляла его на Шлем, вместе с корнями и частью вывернутой земли. Вскоре Шлем имел удручающий вид: сухие стволы, разбросанные по склону, казались костями рассыпавшегося скелета неведомого гигантского существа.
Заканчивался день. Солнце уже скрылось за виднокраем - так здесь именуют горизонт, - но ещё несколько часов будет светло.
Вроде и воды, и дров, и ягод, и съедобных "пользительных" травок-корешков заготовили прилично, впору остановиться, но что-то продолжало всех не выключать "конвейер".

Пока мы с Зебом занимались непосредственно транспортировкой грузов, Уп облетал с дозором окрестности. Теперь он мог включать "кино" сам, когда считал нужным. И я видела всё, что видел он, до мельчайших подробностей.
Тревога нарастала. Даже лесные жители - животные - вели себя странно: очевидно предчувствовали надвигавшуюся беду. Вот семейство кабана беспокойно мечется в поисках укрытия. Мелькнула мысль: хорошо бы и мяса заготовить... Спица тотчас зашевелилась.
- Не дёргайся: у нас нет ни соли, ни холодильника.

Птицы стайками уносились в сторону гор. С тревожными криками... Да, что-то грядёт нешуточное... Неужели Вонюка пойдёт на штурм Оберега, задействовав весь свой арсенал? Скорее всего... И вовсе не потому, что я нагрубила ему, а из-за вещей из Хранилища, из-за Зерна. Я для него теперь не просто Девица-с-вершок под покровительством Духа Ладанеи, а сильно вооружённый противник. Ведь Вонюка, наверняка, думает, что Ладанея снабдила меня инструкциями по использованию "экспонатов" Хранилища. Не объяснять же Вонюке, что "экспонаты" для меня по-прежнему бесполезны, как обычные музейные... К тому же они на дне моря.

Кстати, о море. Прошло столько времени, а уровень по-прежнему высок. Мал выход? Или вскрылись ранее забитые снегом и льдом источники? Если так... долгонько придётся ждать, когда Долина обнажится.
- Может, пока Крапивничек переправить? - осторожно спросил Ягодка. - Смурно как-то...
- Я вот всё думаю: сам явится или опять пошлёт кого?
- Для начала пошлёт, госпожа, - серьёзно сказал Ягодка, искоса поглядывая в небо. - Не тот нонче Вонюка, чтоб сам наперёд рати идтить. Этот... в сторонке примостится, будет высматривать, где можно в спину ударить... где подножку поставить... Глаз да глаз нужон.
- Учту. Спасибо. Готовь девчушек.

Внезапно заёрзала Спица, замигала тёмно-вишнёвым глазком. Камень стал тёплым, запульсировал розовым. Опасность рядом?!
Ягодка напрягся, стал озираться.
- Госпожа...
- Живо к детям!
Ягодка метнулся к шалашу, где Бакуня, по инерции, продолжала возиться с лыком, а девчушки рядом играли.

Телохранители опередили и меня и Ягодку: невидимый гигантский ковш загрёб двухметровый квадрат земли и унёс в незримое. Вместе с шалашом, кустом шиповника и бегущим Ягодкой. Осталась неглубокая квадратная яма, точно распахнутая пасть чудовища. Вон и камни торчат, как зубы.

"Включился" Уп, показав мне "картинку": со стороны Твердыни ползла чёрная туча, а на земле, пронизывая лес, струились тёмные ручейки - отряды вооружённых людей. Целая армия...
"Уп, мигом назад!"
Он объявился довольно скоро. Значит, недалеко был. Горячо выпалил:
- Варя, они подходят! Много! И эта туча... подозрительная...
- Паникуешь? - усмехнулся Зеб.
Уп распустил веером хохолок, угрожающе щёлкнул клювом, готовый кинуться в атаку.
- Стоп, петухи! Умнее ничего не придумали?
- Я только спросил, не празднует ли труса...
Уп невнятно бормотнул, точно выругался.
- Всё! Завязали эту тему. Уходим.

Телохранители успокоились, едва закрылся Проход. Чего нельзя сказать о нас: необъяснимая нервозность держ
ала в напряжении. Уп поднялся метра на три и курсировал над нами. Зеб что-то бубнил, плавно скользя над водой, не удаляясь от Оберега.
Туча приближалась. Действительно, подозрительная: скорее напоминала дирижабль, чем обычную тучу.

А из леса на открытое пространство высыпали сотни уже знакомых турченов. Все на конях, и в полном боевом снаряжении. Туча-дирижабль поравнялась с ними и зависла. Турчены спешно рассредоточились вдоль Оберега. У каждого лук наготове. Решили обстреливать Оберег? Но это же всё равно, что в слона бросать спички...
Стрелы градом ударили в "стекло" и отскочили, переломившись пополам. Странные стрелы: вместо наконечника у них был привязан пучок овечьей шерсти. В местах ударов остались кляксы медового цвета. Через пару секунд кляксы уже были иссини - чёрными, а затем исчезли, оставив... дыры с рыжими краями. В считанные секунды огромный кусок Оберега превратился в решето. На метр выше уровня воды.

Телохранителей залихорадило. Камень раскалился, заиграл сине-фиолетовыми бликами. Браслет вибрировал так, что заныла кость до локтя. Спица скользнула с руки, развернулась, ощетинившись лезвиями. Шляпка точно кровью налилась.

Началось соревнование: турчены дырявили Оберег - Телохранители заделывали дыры. К сожалению, мои проигрывали: один - два. Взамен заделанной дыры, появлялись две.
Уп присоединился к нам:
- Варя! что-то надо делать! Ослабят участок, и туча протаранит!
- Вода! - внезапно заорал Зеб. - Спустить на них воду!
- Не медли, Варя! - перешёл на крик и Уп.
- Давай, Варуня, устроим степнякам головомойку!
Раздумывать было глупо: дыр становилось больше, а "дирижабль" нагло висел в полуметре от Оберега.

Зеб буквально прочёл мои мысли: приблизился к Оберегу вплотную и, едва я коснулась меченой ладонью "стекла", стремительно понёсся вперёд, параллельно цепочке стреляющих турченов. Моя ладонь заскользила, нагреваясь. Как только оборвалась цепочка турченов, Зеб резко взмыл вверх. И тотчас вся масса воды хлынула вон... Сила её движения была столь сильна, что подхватывала конников, как игрушечных, и стремительно уносила вглубь леса...

 Зеб и Уп вопили от восторга, а я, буквально, обомлела от ужаса: с оглушительным рокотом водный поток ва
лил деревья, ломал об их стволы лошадей и разрывал в клочья о ветви...
"Дирижабль" отпрянул и сдулся, стал напоминать рыбу без хвоста и плавников. "Рыбина" конвульсивно задёргалась... и в Оберег ударили огненные стрелы молний. Но дыры уже были заделаны и молнии, ударившись, разбрызгивали искры салютом.
- Опоздал, Вонюка! - ликовали Зеб и Уп.

У меня в мозгу истерично билась одна единственная мысль: "Димка! Только бы его не захватило течением, не увлекло!.."
Уровень воды понизился наполовину. Поток, размыв грунт сразу за Оберегом, образовал водопад. Шум стоял невероятный. Лес отступал, теряя деревья, вывороченные с корнями. Местами он, лес, пытался из древесных трупов поставить запруду, но поток в считанные секунды разметал её.
Вот глядя на всё это, я и боялась, что беднягу Димку течением подхватит и швырнёт вниз, в этот ужас...

Видимо, осознав тщётность обстрела, "рыбина" съёжилась и, довольно быстро, уплыла вправо. Куда это она? Совсем убирается или новую пакость придумала?
- Зеб, поднимись!
"Рыбина" уносилась в сторону Заморочного леса. Вот в последний раз мотнулась тряпкой и скрылась за горой. Ну, и как всё это понимать? Победа? или временная передышка перед новой атакой? Наверняка, не такой лобовой, а с подлянкой.

Спица вернулась на место, успокоился Браслет, и лишь Камень, потускнев, продолжал мигать новогодней лампочкой.
- Зеб, ты как? Не устал?
- Не устал. Перекусить бы...
- Хорошо. Уп, мы отлучимся ненадолго. Ты тут посматривай.
- Да, госпожа, - дурашливо склонил голову Уп. Настроение у него было преотличное. Меня это слегка царапнуло: не рано ли радуемся?

Такая же безудержная радость переполняла и пещерников. Рассыпались перед входом и бурно реагировали на понижение уровня воды. Нас встретили здравицами, охами-ахами.
Вперёд выступил Изгага. Похоже, он взял на себя роль старшего.
- Варя, - заговорил с волнением, - нас мучает,... что мы не можем ничем помочь... как малые дети...
- Придёт и ваш час. Накормите, пожалуйста, Зеба.


Я перешла на ребристый валун, а Зеба увела в пещеру пожилая женщина. Остальные окружили мой камень. Посыпались вопросы. Ответила разом на все, рассказав о произошедшем за Оберегом. Ещё больше оживились. Переглядывания, перешёптывания, счастливый смех. На меня смотрели, как на... настоящую Зазирку, из легенд.

- Тебя что-то беспокоит? - спросила неожиданно Бакуня.
Решила ответить для всех:
 - Друзья... Хочу попросить. Не расслабляйтесь, не теряйте бдительность! Это ещё не победа. Вонюка получил очередную затрещину. Так что... следует ждать какой-нибудь гадости.
Загалдели все разом:
- Мы понимаем! Он только гадости и может творить!
- Смерть Вонюке!
- Смерть! Смерть!


Ко мне приблизилась Зарёма.
- Привет, Зара. Как отец?
- Хорошо! Опухоль исчезла. Хотел встать, но я напоила его травкой. Пусть поспит, сил наберётся... Ты... подумала?
- Зара, милая... ты же видишь: сейчас не до этого... Но я думаю! Всё время думаю! Потерпи, прошу тебя! Обязательно вызволим из беды Димку! Я не меньше твоего хочу этого!

- Смотрите! - внезапно закричали пещерники. - Что это?
По поверхности воды, совершенно игнорируя сильное течение, двигались в нашу сторону тёмные шары, величиной с бочку. Их было десятка полтора... нет! больше: из воды всплывали новые...
Телохранителей залихорадило.
- Тревога! - заорала я неожиданно для самой себя. - Все в пещеру! Живо! Зеб!!!
Шары приближались, до них уже было метров сто.
Подлетел Зеб, ругаясь:
- Пожрать спокойно не дают!
Спица соскользнула, распрямилась, ощетинилась лезвиями.

Я перешла на Зеба, и он поднялся в воздух. Море, казалось, кипело, выбрасывая на поверхность новые и новые пузыри. Они двигались широкой полосой, и в общей массе напоминали гигантскую змею. Когда до Шлема оставалось метров пятьдесят, голова "змеи" раздвоилась, и обе половинки спешно удалялись друг от друга. Впечатление такое, будто "змея " растягивает пасть, дабы заглотнуть Шлем.

 Вдруг зашкворчало, как масло на раскалённой сковородке. То лопались шары, выстреливая в воздух... кры
латых существ. Размером с крупного гуся, они имели довольно странный вид: большие буро-черные крылья, туловище наполовину птичье, наполовину... как у насекомого. По обе стороны из места "стыковки" тянулись два длинных крысиных хвоста. Мощные лапы в меховых муфточках, снабжённые когтями, больше похожими на кухонные ножи. Длинная лебединая шея заканчивалась массивной головой. Изогнутый клюв напоминал особые ножницы (если не ошибаюсь, их секатором называют). Голову уродцев украшали три отростка, типа рыбьих плавников: один, покрупнее, тянулся от основания клюва, по центру черепа и плавно переходил в оперение шеи, два других торчали по бокам. Во время полёта они трепыхались, как тряпичные лоскуты и меняли цвет: с коричневого на сизый и обратно на коричневый.

Птиценасекомые сбивались в стаю. Она росла посекундно, ибо море бесперебойно выплёвывало пузыри.
Зеба передёрнуло.
- Страшно?
Зеб буркнул невнятное, презрительно фыркнул.

Пещерники частично спрятались, но большая часть их с любопытством взирала на невиданных гостей. А они пока молча кружились, изображая водоворот, метрах в сорока от Шлема.
Что всё это значит?! Они настоящие или Вонюка запустил блазню, дабы смертельно напугать нас, сломить? Почему не нападают? Ждут, когда вся "армия" соберётся? Или команды "фас!"
Спица шуршала крылышками рядом со мной. Шляпка её кроваво-красная интенсивно пульсировала. Значит, опасность есть и немалая. Об этом сигнализировали Браслет и Камень.

- Варя! Варя! - издали, крича, подлетал Уп. - Они ... лезут через дыру... у пещер... Их там тьма! Закрывать надо!
- Если прорвёмся...

И тут раздался пронзительный дикий вопль. Так кричат лишь от ужасной боли.
А случилось следующее: очередной пузырь, лопнув, не выбросил птиценасекомое, а уронил в воду. Существо орало и суматошно било крыльями. Впрочем, его тут же подхватило течением и повлекло к водопаду. Не успел затихнуть крик первого, как заорал второй. Правда, этот успел взлететь метра на два, но, кувыркаясь, рухнул в воду.
Мы увидели причину: существо было без ног - их просто вырвали с мясом...
Еще один... другой... третий...
 Стая рассыпалась и загалдела. Уродцы имели не только странный вид, но и голос: закрой глаза - и ощущение такое, будто стоишь среди дома
шних кур, кудахтаньем сообщающих, что снесли яйца. Какофония была оглушающе невообразимая: орали внизу те, с оторванными ногами, истерично кудахтали наверху...
И сквозь этот хаос нужно было пробиться к тому месту Оберега, где я сделала слив в пещеры.

"Они живые! Живые... живые..." - стучало у меня в мозгу. Та воздушная битва с курдушами... забава, по сравнению с тем, что нас ожидало. У этих нет верёвок - самовязок, но их в сто, в двести раз больше... Было от чего струхнуть. Спрашивая Зеба, я не собиралась уличить его в трусости, а напротив, хотела узнать: только ли меня трясёт от страха?
- Варя! - вновь закричал Уп. - Надо что-то делать! Варя! Им нет конца!
Я это и сама видела.
Зеб повернул голову, дрогнувшим голосом спросил:
- Рискнём?

Но первыми в атаку пошли уродцы. Часть ринулась в нашу сторону, часть - на пещеру.
Спица моментально увеличилась втрое и, сверкая лезвиями, метнулась навстречу врагу. Зеб следом.
Кудахтанье, дикие вопли, отрубленные головы, крылья, а то и располовиненные туши... Спица прорубала для нас коридор.
Страх испарился, его сменила ненависть и какой-то... нездоровый азарт. Я отбивала всякого, кто совался в "коридор". Зеб что-то кричал, но в общем шуме невозможно было разобрать ни слова. "Коридор" то сужался, то раздавался вширь. Медленно, но всё же мы удалялись от Шлема. Вода уже кишела от мёртвых тел и раненых. Странно, что течение совершенно не проявлялось.
"Уп, глянь..."
Через минуту последовала "картинка": груда тел скопилась у протока, создав пробку. Ладно, это не горит, сейчас важно закрыть вход для гибридов.

А они всё наглее сжимали "коридор". Зеб только успевал увёртываться. Если второе дыхание не миф, то у нас с Зебом оно открылось. Иначе не понять, как мы ещё двигаемся: он летит, а я верчусь на его загривке юлой и отражаю нападавших. Я совершенно не ощущала руку, как живую: от локтя, будто некое оружие, раскалённое до предела. И я била, била, била...

Но ничто не вечно, и в какой-то момент у нас с Зебом закончилось второе дыхание, а третье не открылось. Зеб выдыхался, да и я чувствовала себя скверно: ломота во всём теле и предательская вялость. Уже трижды в опасной близости клацнули "секатором". К счастью, Спица оказывалась рядом. Она уже не отдалялась, и "коридор" как таковой исчез: мы оказались в небольшом круге, и отовсюду тянулись, клацали "секаторы"...

Если у нас закончилось второе дыхание, то у Спицы, похоже, открылось сразу пятое: вытянувшись до двух метров, она завертелась, как дисковая пила по кругу. Опилками сыпанули во все стороны кровавые ошмётки. Удивительно: нас "опилки" не достигали. Видимо, Телохранители поставили защитную завесу.
 До цели было ещё далеко. А внизу бесперебойно работал чудовищный конвейер: пузырь - шар - гибрид... Один не взлетал, лишившись ног, но деся
ть, двадцать становились на крыло и бросались в атаку.

Ощущение времени пропало. Мне уже казалось (думаю, Зебу тоже): прошли не минуты, не часы, а дни, недели адской мясорубки. Я уже с иным страхом ожидала, что ещё немного и просто отупею, свихнусь, поеду с катушек от этого кошмара...
О! БОГИ! КОГДА ЖЕ ЭТО ЗАКОНЧИТСЯ?!!!

Воздух настолько был пропитан кровью и смрадом вскрытых внутренностей, что, думалось, уже никакой другой его не перебьёт. Но пришёл запах горелого мяса, смешал всё и выдал более невыносимую вонь.
Зеб кашлял, чихал и ругался сквозь зубы. Я была не в лучшем состоянии, разве что не ругалась. Хотя желание было, просто сил не хватало на это.
Зеб терял высоту, и держался в воздухе, как в той старой песне, на одном честном крыле. У меня кружилась голова, тошнило, перед глазами прыгали радужные круги, уши закладывало. Веки налились свинцовой тяжестью, и грозили захлопнуться, как заслонки.
"...только не свалиться... только не свалиться..." - вяло пульсировало в мозгу.

Свалился Зеб. Плюхнулся плашмя на плавающие тела гибридов.
- Прости... Варуня... - донеслось до меня из далёкой дали.
Но что это?! Зеб стремительно взлетел на метр от поверхности, при этом, не шевельнув крыльями. Какая-то сила приподняла нас, точно домкратом, и повлекла в сторону Оберега. Нас мотало из стороны в сторону. Я, боясь свалиться, как блоха, зарылась в шерсть Зеба. И только слышала, как орали и кудахтали гибриды, как плюхались в воду, поражённые Спицей. Порой брызги дождём окатывали Зеба, доставалось и мне. Как ни странно, несмотря на болтанку, неудобное положение, мне стало значительно лучше: пропала тошнота, почти исчезла головная боль и тяжесть век. И уши не закладывало.

Вдруг движение прекратилось, лишь лёгкое покачивание. Я выбралась из мокрой шерсти: полуживой Зеб прижат боком к Оберегу. Метрах в пяти от места, где был водосток.
Там творилось следующее: вода бурлила, вспухала пузырями, которые тотчас удалялись; за Оберегом стая гибридов вилась над выходом и посекундно один или два, сложив крылья, ныряли в водный поток. А из-за горы подлетали всё новые.
Знакомая уже туча-дирижабль висела над горой и, по-всему, управляла этой крылатой массой. Сейчас гибриды яростно пытались достать нас с Зебом, но невидимая Спица (из-за невообразимой скорости) шинковала их...

- Закрывай! - дёрнувшись, завопил из последних сил Зеб.
Закрыла. Гибриды закудахтали громче, прекратили атаку, затем, сбившись в некое подобие роя, поднялись высоко
в "небо".

"Домкрат" опустил нас на воду. Впрочем, воды совершенно не было видно: сплошные тела, фрагменты гибридов. Вот на эту "кашу" и лёг Зеб.
- Счас... ещё пару минуток... я соберусь... - полуобернувшись, сказал он.


И тут я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Глянула за Оберег: гибриды угомонились, расселись на выступах горы. Туча-дирижабль висела на прежнем месте. Нет, взгляд не оттуда...
Оглянулась назад и, невольно, вздрогнула: метрах в двух из воды выглядывала голова рыбины.
- Дим? Дима!
Рыбина высунула хвост, помахала плавником.
- Привет, Дима! - начала и осеклась, ибо совершенно не знала, что говорить.
- Дмитрий... благодарю за помощь! - поднял голову Зеб. - Не отчаивайся, братан... Варя придёт в себя и избавит тебя... от этой шкуры... Ты уж потерпи... сам видишь: продыху не даёт Вонюка... Чтоб ему захлебнуться соплями!
Рыбина хлопнула хвостом по воде, затем тихо исчезла.

Я судорожно сглотнула скопившиеся в горле комом слёзы. Дима ушёл под воду, потому что ему было тяжело видеть меня, как и мне его. Димушка, родной, я в лепёшку расшибусь, а сделаю всё, чтобы вернуть тебе прежний облик! Клянусь Ладанеей!
Зеб попытался встать, но труп гибрида закачался, грозясь опрокинуть нас.
- Варя, держись!- С великим трудом, но Зеб взлетел.

Я попросила пролететь вдоль Оберега до водопада. К моему удивлению, его не было: слив перекрыт. Видимо, закрывая малый, Оберег проникся моей тревогой и перекрыл большой. Не исключено, что постарались и Телохранители: гибриды могли и здесь проникать. Не это ли обстоятельство заставило безучастно зависать тучу-дирижабль? Поди, в шоке Вонюка: такие атаки отбиты с чудовищными потерями... И кем? Девицей-с-Вершок! Хотя львиная доля успеха принадлежит Спице. Кстати, эта неугомонная кровопийца до сих пор продолжает кромсать "рой". Вон сверху градом сыпятся фрагменты тел...

- Варь! - вскрикнул Зеб.
К Оберегу приближалась туча-дирижабль. Остановилась почти впритык, растянулась в черный гигантский блин. В центре появилось белое пятно, размером с обычную тарелку. Через пару секунд пятно выросло в круг, диаметром более метра, затем от центра круга побежали волны. Словно в бак с молоком
бросили камушек. Когда "молоко" успокоилось, оно стало светлеть, светлеть... и, внезапно, во весь круг возникло лицо... папки... тьфу! Морока - Вонюки. Брови сдвинуты, глаза пылают гневом:
- Празднуешь победу, маленькая дрянь! Напрасно! Это был всего лишь щелчок, а затрещина впереди...
- Ручонки не обломаешь?
- Я вырву твой поганый язычок!
- И вовсе непоганый, - я показала ему язык. - Нормальный.
- Скоро никакого не будет!
- Ой, напугал...
- Дрянная девчонка! Против кого прёшь? Я не таких в трубочку сворачивал! Не чета тебе! И для Зазирок найдём место в Пекле. Рядом с покровительницей, - Вонюка гадливо ухмыльнулся. - Пожалеешь, что на свет народилась! Я научу тебя уважать старших... слёзно будешь просить...
- Ага, когда рак на горе свиснет.
- Свиснет, еще, как свиснет! Только поздно будет...
- Слушай, дядя, надоел уже! Катился бы ты... подальше!
- Верни, что взяла! Так уж и быть, оставлю в покое...
- Лично у тебя я ничего не брала. А на чужой каравай рот не разевай. Без зубов останешься.
Вонюка стал зелёным от гнева, разразился "многоэтажной" бранью. Я не всё поняла, но наверняка, отборный мат на старославянском. Плюс перечисление пыток, которым он подвернет меня и моих друзей, когда попадём ему в руки. Чёткая единственная и понятная фраза повторялась многократно:
- Здесь всё моё!
- Пошёл ты... в задницу! – наконец, не вытерпела я и ляпнула по-киношному. - Зеб, летим отсюда.

Ещё долго в спину нам летели гневные выкрики, что он не даст мне и носа высунуть, что мы сдохнем здесь, и всё такое прочее.
- Хуже бабы истерички, - хмыкнул Зеб.
- Лучше! Разгневанная баба трёх мужиков стоит. Совершенно непредсказуемая...
- Ты-то откуда знаешь? - поразился Зеб.
- Папка говорил ...
- Он что... правда, похож на этого?
- Копия. Как братья близнецы.

Перед нами возникла Спица. Всё ещё двухметровая, покрытая слоем сине-зелёно-красной слизи. Вместо шляпки, точно тугой спелый помидор насажен.
Зеб шарахнулся в сторону.
- Даже не думай приближаться! - замахала я руками. - Вымойся, да как следует!
Спица качнулась и штопором вошла в воду. В радиусе трёх метров забурлило, завертелось, словно включили миксер. Закружились в чудовищном танце трупы гибридов, отрубленные головы, лапы, крылья...
Меня едва не стошнило от такого зрелища.

Над головой кто-то жалобно заскулил, точно щенок.
В "небе" парил одинокий гибрид. Не кудахтал, а именно скулил щенком. Как же он избежал мясорубки? Или Спица специально оставила его в живых? С какой целью?
- Ноет, прямо душу бередит! - вспыхнул Зеб. - Идиотский выпендрёж!
- Ты о чём?
- О твоей кровопийце. Оставила этого нытика... Живой трофей! Чтоб тебе ржа голову съела!
- Неблагодарный ты тип, Зеб. Да если бы не Спица...
- Всё! Не продолжай! И без тебя знаю... Но мочи уже нет выносить это нытьё!
- Мне, думаешь, в радость. Терпи.
- Терпи... - Зеб забубнил невнятно, должно быть, ругался неприличными словами.
Мы подлетали к Шлему.

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0047066

от 8 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0047066 выдан для произведения:

 ГЛАВА 62

Тревога... Ею, казалось, была пропитана каждая травинка. В тревоге замер лес. С тревогой смотрело небо, прикрыв раскалённый зрак дымкой.
Все понимали: тревога связана с Мороком - Вонюкой. Где? Как? Когда ударит?
Неопределённость давила, нервы у всех на пределе. Разговоров избегали, опасаясь, невольно, взорваться, перейти на глупый истерический крик...

Делали всё молча, быстро, без суеты. Дедульки драли лыко, затем помогали Бакуне плести крепкие, невероятно прочные, непромокаемые "бидончики". Ягодка их заполнял ключевой водой. Я открывала в Обереге "окно", и отправляла партию "бидончиков" в пещерку. Пещерники к тому времени сделали уборку, Зарёма огнём продезинфицировала. В углу Спица вырубила нишу - резервуар для воды. Сколько здесь придётся жить, лишь богам ведомо. Пока море не сольётся...

Заготовка дров происходила диким способом: я просто валила сухое дерево и через "окно" отправляла его на Шлем, вместе с корнями и частью вывернутой земли. Вскоре Шлем имел удручающий вид: сухие стволы, разбросанные по склону, казались костями рассыпавшегося скелета неведомого гигантского существа.
Заканчивался день. Солнце уже скрылось за виднокраем - так здесь именуют горизонт, - но ещё несколько часов будет светло.
Вроде и воды, и дров, и ягод, и съедобных "пользительных" травок-корешков заготовили прилично, впору остановиться, но что-то продолжало всех не выключать "конвейер".

Пока мы с Зебом занимались непосредственно транспортировкой грузов, Уп облетал с дозором окрестности. Теперь он мог включать "кино" сам, когда считал нужным. И я видела всё, что видел он, до мельчайших подробностей.
Тревога нарастала. Даже лесные жители - животные - вели себя странно: очевидно предчувствовали надвигавшуюся беду. Вот семейство кабана беспокойно мечется в поисках укрытия. Мелькнула мысль: хорошо бы и мяса заготовить... Спица тотчас зашевелилась.
- Не дёргайся: у нас нет ни соли, ни холодильника.

Птицы стайками уносились в сторону гор. С тревожными криками... Да, что-то грядёт нешуточное... Неужели Вонюка пойдёт на штурм Оберега, задействовав весь свой арсенал? Скорее всего... И вовсе не потому, что я нагрубила ему, а из-за вещей из Хранилища, из-за Зерна. Я для него теперь не просто Девица-с-вершок под покровительством Духа Ладанеи, а сильно вооружённый противник. Ведь Вонюка, наверняка, думает, что Ладанея снабдила меня инструкциями по использованию "экспонатов" Хранилища. Не объяснять же Вонюке, что "экспонаты" для меня по-прежнему бесполезны, как обычные музейные... К тому же они на дне моря.

Кстати, о море. Прошло столько времени, а уровень по-прежнему высок. Мал выход? Или вскрылись ранее забитые снегом и льдом источники? Если так... долгонько придётся ждать, когда Долина обнажится.
- Может, пока Крапивничек переправить? - осторожно спросил Ягодка. - Смурно как-то...
- Я вот всё думаю: сам явится или опять пошлёт кого?
- Для начала пошлёт, госпожа, - серьёзно сказал Ягодка, искоса поглядывая в небо. - Не тот нонче Вонюка, чтоб сам наперёд рати идтить. Этот... в сторонке примостится, будет высматривать, где можно в спину ударить... где подножку поставить... Глаз да глаз нужон.
- Учту. Спасибо. Готовь девчушек.

Внезапно заёрзала Спица, замигала тёмно-вишнёвым глазком. Камень стал тёплым, запульсировал розовым. Опасность рядом?!
Ягодка напрягся, стал озираться.
- Госпожа...
- Живо к детям!
Ягодка метнулся к шалашу, где Бакуня, по инерции, продолжала возиться с лыком, а девчушки рядом играли.

Телохранители опередили и меня и Ягодку: невидимый гигантский ковш загрёб двухметровый квадрат земли и унёс в незримое. Вместе с шалашом, кустом шиповника и бегущим Ягодкой. Осталась неглубокая квадратная яма, точно распахнутая пасть чудовища. Вон и камни торчат, как зубы.

"Включился" Уп, показав мне "картинку": со стороны Твердыни ползла чёрная туча, а на земле, пронизывая лес, струились тёмные ручейки - отряды вооружённых людей. Целая армия...
"Уп, мигом назад!"
Он объявился довольно скоро. Значит, недалеко был. Горячо выпалил:
- Варя, они подходят! Много! И эта туча... подозрительная...
- Паникуешь? - усмехнулся Зеб.
Уп распустил веером хохолок, угрожающе щёлкнул клювом, готовый кинуться в атаку.
- Стоп, петухи! Умнее ничего не придумали?
- Я только спросил, не празднует ли труса...
Уп невнятно бормотнул, точно выругался.
- Всё! Завязали эту тему. Уходим.

Телохранители успокоились, едва закрылся Проход. Чего нельзя сказать о нас: необъяснимая нервозность держ
ала в напряжении. Уп поднялся метра на три и курсировал над нами. Зеб что-то бубнил, плавно скользя над водой, не удаляясь от Оберега.
Туча приближалась. Действительно, подозрительная: скорее напоминала дирижабль, чем обычную тучу.

А из леса на открытое пространство высыпали сотни уже знакомых турченов. Все на конях, и в полном боевом снаряжении. Туча-дирижабль поравнялась с ними и зависла. Турчены спешно рассредоточились вдоль Оберега. У каждого лук наготове. Решили обстреливать Оберег? Но это же всё равно, что в слона бросать спички...
Стрелы градом ударили в "стекло" и отскочили, переломившись пополам. Странные стрелы: вместо наконечника у них был привязан пучок овечьей шерсти. В местах ударов остались кляксы медового цвета. Через пару секунд кляксы уже были иссини - чёрными, а затем исчезли, оставив... дыры с рыжими краями. В считанные секунды огромный кусок Оберега превратился в решето. На метр выше уровня воды.

Телохранителей залихорадило. Камень раскалился, заиграл сине-фиолетовыми бликами. Браслет вибрировал так, что заныла кость до локтя. Спица скользнула с руки, развернулась, ощетинившись лезвиями. Шляпка точно кровью налилась.

Началось соревнование: турчены дырявили Оберег - Телохранители заделывали дыры. К сожалению, мои проигрывали: один - два. Взамен заделанной дыры, появлялись две.
Уп присоединился к нам:
- Варя! что-то надо делать! Ослабят участок, и туча протаранит!
- Вода! - внезапно заорал Зеб. - Спустить на них воду!
- Не медли, Варя! - перешёл на крик и Уп.
- Давай, Варуня, устроим степнякам головомойку!
Раздумывать было глупо: дыр становилось больше, а "дирижабль" нагло висел в полуметре от Оберега.

Зеб буквально прочёл мои мысли: приблизился к Оберегу вплотную и, едва я коснулась меченой ладонью "стекла", стремительно понёсся вперёд, параллельно цепочке стреляющих турченов. Моя ладонь заскользила, нагреваясь. Как только оборвалась цепочка турченов, Зеб резко взмыл вверх. И тотчас вся масса воды хлынула вон... Сила её движения была столь сильна, что подхватывала конников, как игрушечных, и стремительно уносила вглубь леса...

 Зеб и Уп вопили от восторга, а я, буквально, обомлела от ужаса: с оглушительным рокотом водный поток ва
лил деревья, ломал об их стволы лошадей и разрывал в клочья о ветви...
"Дирижабль" отпрянул и сдулся, стал напоминать рыбу без хвоста и плавников. "Рыбина" конвульсивно задёргалась... и в Оберег ударили огненные стрелы молний. Но дыры уже были заделаны и молнии, ударившись, разбрызгивали искры салютом.
- Опоздал, Вонюка! - ликовали Зеб и Уп.

У меня в мозгу истерично билась одна единственная мысль: "Димка! Только бы его не захватило течением, не увлекло!.."
Уровень воды понизился наполовину. Поток, размыв грунт сразу за Оберегом, образовал водопад. Шум стоял невероятный. Лес отступал, теряя деревья, вывороченные с корнями. Местами он, лес, пытался из древесных трупов поставить запруду, но поток в считанные секунды разметал её.
Вот глядя на всё это, я и боялась, что беднягу Димку течением подхватит и швырнёт вниз, в этот ужас...

Видимо, осознав тщётность обстрела, "рыбина" съёжилась и, довольно быстро, уплыла вправо. Куда это она? Совсем убирается или новую пакость придумала?
- Зеб, поднимись!
"Рыбина" уносилась в сторону Заморочного леса. Вот в последний раз мотнулась тряпкой и скрылась за горой. Ну, и как всё это понимать? Победа? или временная передышка перед новой атакой? Наверняка, не такой лобовой, а с подлянкой.

Спица вернулась на место, успокоился Браслет, и лишь Камень, потускнев, продолжал мигать новогодней лампочкой.
- Зеб, ты как? Не устал?
- Не устал. Перекусить бы...
- Хорошо. Уп, мы отлучимся ненадолго. Ты тут посматривай.
- Да, госпожа, - дурашливо склонил голову Уп. Настроение у него было преотличное. Меня это слегка царапнуло: не рано ли радуемся?

Такая же безудержная радость переполняла и пещерников. Рассыпались перед входом и бурно реагировали на понижение уровня воды. Нас встретили здравицами, охами-ахами.
Вперёд выступил Изгага. Похоже, он взял на себя роль старшего.
- Варя, - заговорил с волнением, - нас мучает,... что мы не можем ничем помочь... как малые дети...
- Придёт и ваш час. Накормите, пожалуйста, Зеба.


Я перешла на ребристый валун, а Зеба увела в пещеру пожилая женщина. Остальные окружили мой камень. Посыпались вопросы. Ответила разом на все, рассказав о произошедшем за Оберегом. Ещё больше оживились. Переглядывания, перешёптывания, счастливый смех. На меня смотрели, как на... настоящую Зазирку, из легенд.

- Тебя что-то беспокоит? - спросила неожиданно Бакуня.
Решила ответить для всех:
 - Друзья... Хочу попросить. Не расслабляйтесь, не теряйте бдительность! Это ещё не победа. Вонюка получил очередную затрещину. Так что... следует ждать какой-нибудь гадости.
Загалдели все разом:
- Мы понимаем! Он только гадости и может творить!
- Смерть Вонюке!
- Смерть! Смерть!


Ко мне приблизилась Зарёма.
- Привет, Зара. Как отец?
- Хорошо! Опухоль исчезла. Хотел встать, но я напоила его травкой. Пусть поспит, сил наберётся... Ты... подумала?
- Зара, милая... ты же видишь: сейчас не до этого... Но я думаю! Всё время думаю! Потерпи, прошу тебя! Обязательно вызволим из беды Димку! Я не меньше твоего хочу этого!

- Смотрите! - внезапно закричали пещерники. - Что это?
По поверхности воды, совершенно игнорируя сильное течение, двигались в нашу сторону тёмные шары, величиной с бочку. Их было десятка полтора... нет! больше: из воды всплывали новые...
Телохранителей залихорадило.
- Тревога! - заорала я неожиданно для самой себя. - Все в пещеру! Живо! Зеб!!!
Шары приближались, до них уже было метров сто.
Подлетел Зеб, ругаясь:
- Пожрать спокойно не дают!
Спица соскользнула, распрямилась, ощетинилась лезвиями.

Я перешла на Зеба, и он поднялся в воздух. Море, казалось, кипело, выбрасывая на поверхность новые и новые пузыри. Они двигались широкой полосой, и в общей массе напоминали гигантскую змею. Когда до Шлема оставалось метров пятьдесят, голова "змеи" раздвоилась, и обе половинки спешно удалялись друг от друга. Впечатление такое, будто "змея " растягивает пасть, дабы заглотнуть Шлем.

 Вдруг зашкворчало, как масло на раскалённой сковородке. То лопались шары, выстреливая в воздух... кры
латых существ. Размером с крупного гуся, они имели довольно странный вид: большие буро-черные крылья, туловище наполовину птичье, наполовину... как у насекомого. По обе стороны из места "стыковки" тянулись два длинных крысиных хвоста. Мощные лапы в меховых муфточках, снабжённые когтями, больше похожими на кухонные ножи. Длинная лебединая шея заканчивалась массивной головой. Изогнутый клюв напоминал особые ножницы (если не ошибаюсь, их секатором называют). Голову уродцев украшали три отростка, типа рыбьих плавников: один, покрупнее, тянулся от основания клюва, по центру черепа и плавно переходил в оперение шеи, два других торчали по бокам. Во время полёта они трепыхались, как тряпичные лоскуты и меняли цвет: с коричневого на сизый и обратно на коричневый.

Птиценасекомые сбивались в стаю. Она росла посекундно, ибо море бесперебойно выплёвывало пузыри.
Зеба передёрнуло.
- Страшно?
Зеб буркнул невнятное, презрительно фыркнул.

Пещерники частично спрятались, но большая часть их с любопытством взирала на невиданных гостей. А они пока молча кружились, изображая водоворот, метрах в сорока от Шлема.
Что всё это значит?! Они настоящие или Вонюка запустил блазню, дабы смертельно напугать нас, сломить? Почему не нападают? Ждут, когда вся "армия" соберётся? Или команды "фас!"
Спица шуршала крылышками рядом со мной. Шляпка её кроваво-красная интенсивно пульсировала. Значит, опасность есть и немалая. Об этом сигнализировали Браслет и Камень.

- Варя! Варя! - издали, крича, подлетал Уп. - Они ... лезут через дыру... у пещер... Их там тьма! Закрывать надо!
- Если прорвёмся...

И тут раздался пронзительный дикий вопль. Так кричат лишь от ужасной боли.
А случилось следующее: очередной пузырь, лопнув, не выбросил птиценасекомое, а уронил в воду. Существо орало и суматошно било крыльями. Впрочем, его тут же подхватило течением и повлекло к водопаду. Не успел затихнуть крик первого, как заорал второй. Правда, этот успел взлететь метра на два, но, кувыркаясь, рухнул в воду.
Мы увидели причину: существо было без ног - их просто вырвали с мясом...
Еще один... другой... третий...
 Стая рассыпалась и загалдела. Уродцы имели не только странный вид, но и голос: закрой глаза - и ощущение такое, будто стоишь среди дома
шних кур, кудахтаньем сообщающих, что снесли яйца. Какофония была оглушающе невообразимая: орали внизу те, с оторванными ногами, истерично кудахтали наверху...
И сквозь этот хаос нужно было пробиться к тому месту Оберега, где я сделала слив в пещеры.

"Они живые! Живые... живые..." - стучало у меня в мозгу. Та воздушная битва с курдушами... забава, по сравнению с тем, что нас ожидало. У этих нет верёвок - самовязок, но их в сто, в двести раз больше... Было от чего струхнуть. Спрашивая Зеба, я не собиралась уличить его в трусости, а напротив, хотела узнать: только ли меня трясёт от страха?
- Варя! - вновь закричал Уп. - Надо что-то делать! Варя! Им нет конца!
Я это и сама видела.
Зеб повернул голову, дрогнувшим голосом спросил:
- Рискнём?

Но первыми в атаку пошли уродцы. Часть ринулась в нашу сторону, часть - на пещеру.
Спица моментально увеличилась втрое и, сверкая лезвиями, метнулась навстречу врагу. Зеб следом.
Кудахтанье, дикие вопли, отрубленные головы, крылья, а то и располовиненные туши... Спица прорубала для нас коридор.
Страх испарился, его сменила ненависть и какой-то... нездоровый азарт. Я отбивала всякого, кто совался в "коридор". Зеб что-то кричал, но в общем шуме невозможно было разобрать ни слова. "Коридор" то сужался, то раздавался вширь. Медленно, но всё же мы удалялись от Шлема. Вода уже кишела от мёртвых тел и раненых. Странно, что течение совершенно не проявлялось.
"Уп, глянь..."
Через минуту последовала "картинка": груда тел скопилась у протока, создав пробку. Ладно, это не горит, сейчас важно закрыть вход для гибридов.

А они всё наглее сжимали "коридор". Зеб только успевал увёртываться. Если второе дыхание не миф, то у нас с Зебом оно открылось. Иначе не понять, как мы ещё двигаемся: он летит, а я верчусь на его загривке юлой и отражаю нападавших. Я совершенно не ощущала руку, как живую: от локтя, будто некое оружие, раскалённое до предела. И я била, била, била...

Но ничто не вечно, и в какой-то момент у нас с Зебом закончилось второе дыхание, а третье не открылось. Зеб выдыхался, да и я чувствовала себя скверно: ломота во всём теле и предательская вялость. Уже трижды в опасной близости клацнули "секатором". К счастью, Спица оказывалась рядом. Она уже не отдалялась, и "коридор" как таковой исчез: мы оказались в небольшом круге, и отовсюду тянулись, клацали "секаторы"...

Если у нас закончилось второе дыхание, то у Спицы, похоже, открылось сразу пятое: вытянувшись до двух метров, она завертелась, как дисковая пила по кругу. Опилками сыпанули во все стороны кровавые ошмётки. Удивительно: нас "опилки" не достигали. Видимо, Телохранители поставили защитную завесу.
 До цели было ещё далеко. А внизу бесперебойно работал чудовищный конвейер: пузырь - шар - гибрид... Один не взлетал, лишившись ног, но деся
ть, двадцать становились на крыло и бросались в атаку.

Ощущение времени пропало. Мне уже казалось (думаю, Зебу тоже): прошли не минуты, не часы, а дни, недели адской мясорубки. Я уже с иным страхом ожидала, что ещё немного и просто отупею, свихнусь, поеду с катушек от этого кошмара...
О! БОГИ! КОГДА ЖЕ ЭТО ЗАКОНЧИТСЯ?!!!

Воздух настолько был пропитан кровью и смрадом вскрытых внутренностей, что, думалось, уже никакой другой его не перебьёт. Но пришёл запах горелого мяса, смешал всё и выдал более невыносимую вонь.
Зеб кашлял, чихал и ругался сквозь зубы. Я была не в лучшем состоянии, разве что не ругалась. Хотя желание было, просто сил не хватало на это.
Зеб терял высоту, и держался в воздухе, как в той старой песне, на одном честном крыле. У меня кружилась голова, тошнило, перед глазами прыгали радужные круги, уши закладывало. Веки налились свинцовой тяжестью, и грозили захлопнуться, как заслонки.
"...только не свалиться... только не свалиться..." - вяло пульсировало в мозгу.

Свалился Зеб. Плюхнулся плашмя на плавающие тела гибридов.
- Прости... Варуня... - донеслось до меня из далёкой дали.
Но что это?! Зеб стремительно взлетел на метр от поверхности, при этом, не шевельнув крыльями. Какая-то сила приподняла нас, точно домкратом, и повлекла в сторону Оберега. Нас мотало из стороны в сторону. Я, боясь свалиться, как блоха, зарылась в шерсть Зеба. И только слышала, как орали и кудахтали гибриды, как плюхались в воду, поражённые Спицей. Порой брызги дождём окатывали Зеба, доставалось и мне. Как ни странно, несмотря на болтанку, неудобное положение, мне стало значительно лучше: пропала тошнота, почти исчезла головная боль и тяжесть век. И уши не закладывало.

Вдруг движение прекратилось, лишь лёгкое покачивание. Я выбралась из мокрой шерсти: полуживой Зеб прижат боком к Оберегу. Метрах в пяти от места, где был водосток.
Там творилось следующее: вода бурлила, вспухала пузырями, которые тотчас удалялись; за Оберегом стая гибридов вилась над выходом и посекундно один или два, сложив крылья, ныряли в водный поток. А из-за горы подлетали всё новые.
Знакомая уже туча-дирижабль висела над горой и, по-всему, управляла этой крылатой массой. Сейчас гибриды яростно пытались достать нас с Зебом, но невидимая Спица (из-за невообразимой скорости) шинковала их...

- Закрывай! - дёрнувшись, завопил из последних сил Зеб.
Закрыла. Гибриды закудахтали громче, прекратили атаку, затем, сбившись в некое подобие роя, поднялись высоко
в "небо".

"Домкрат" опустил нас на воду. Впрочем, воды совершенно не было видно: сплошные тела, фрагменты гибридов. Вот на эту "кашу" и лёг Зеб.
- Счас... ещё пару минуток... я соберусь... - полуобернувшись, сказал он.


И тут я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Глянула за Оберег: гибриды угомонились, расселись на выступах горы. Туча-дирижабль висела на прежнем месте. Нет, взгляд не оттуда...
Оглянулась назад и, невольно, вздрогнула: метрах в двух из воды выглядывала голова рыбины.
- Дим? Дима!
Рыбина высунула хвост, помахала плавником.
- Привет, Дима! - начала и осеклась, ибо совершенно не знала, что говорить.
- Дмитрий... благодарю за помощь! - поднял голову Зеб. - Не отчаивайся, братан... Варя придёт в себя и избавит тебя... от этой шкуры... Ты уж потерпи... сам видишь: продыху не даёт Вонюка... Чтоб ему захлебнуться соплями!
Рыбина хлопнула хвостом по воде, затем тихо исчезла.

Я судорожно сглотнула скопившиеся в горле комом слёзы. Дима ушёл под воду, потому что ему было тяжело видеть меня, как и мне его. Димушка, родной, я в лепёшку расшибусь, а сделаю всё, чтобы вернуть тебе прежний облик! Клянусь Ладанеей!
Зеб попытался встать, но труп гибрида закачался, грозясь опрокинуть нас.
- Варя, держись!- С великим трудом, но Зеб взлетел.

Я попросила пролететь вдоль Оберега до водопада. К моему удивлению, его не было: слив перекрыт. Видимо, закрывая малый, Оберег проникся моей тревогой и перекрыл большой. Не исключено, что постарались и Телохранители: гибриды могли и здесь проникать. Не это ли обстоятельство заставило безучастно зависать тучу-дирижабль? Поди, в шоке Вонюка: такие атаки отбиты с чудовищными потерями... И кем? Девицей-с-Вершок! Хотя львиная доля успеха принадлежит Спице. Кстати, эта неугомонная кровопийца до сих пор продолжает кромсать "рой". Вон сверху градом сыпятся фрагменты тел...

- Варь! - вскрикнул Зеб.
К Оберегу приближалась туча-дирижабль. Остановилась почти впритык, растянулась в черный гигантский блин. В центре появилось белое пятно, размером с обычную тарелку. Через пару секунд пятно выросло в круг, диаметром более метра, затем от центра круга побежали волны. Словно в бак с молоком
бросили камушек. Когда "молоко" успокоилось, оно стало светлеть, светлеть... и, внезапно, во весь круг возникло лицо... папки... тьфу! Морока - Вонюки. Брови сдвинуты, глаза пылают гневом:
- Празднуешь победу, маленькая дрянь! Напрасно! Это был всего лишь щелчок, а затрещина впереди...
- Ручонки не обломаешь?
- Я вырву твой поганый язычок!
- И вовсе непоганый, - я показала ему язык. - Нормальный.
- Скоро никакого не будет!
- Ой, напугал...
- Дрянная девчонка! Против кого прёшь? Я не таких в трубочку сворачивал! Не чета тебе! И для Зазирок найдём место в Пекле. Рядом с покровительницей, - Вонюка гадливо ухмыльнулся. - Пожалеешь, что на свет народилась! Я научу тебя уважать старших... слёзно будешь просить...
- Ага, когда рак на горе свиснет.
- Свиснет, еще, как свиснет! Только поздно будет...
- Слушай, дядя, надоел уже! Катился бы ты... подальше!
- Верни, что взяла! Так уж и быть, оставлю в покое...
- Лично у тебя я ничего не брала. А на чужой каравай рот не разевай. Без зубов останешься.
Вонюка стал зелёным от гнева, разразился "многоэтажной" бранью. Я не всё поняла, но наверняка, отборный мат на старославянском. Плюс перечисление пыток, которым он подвернет меня и моих друзей, когда попадём ему в руки. Чёткая единственная и понятная фраза повторялась многократно:
- Здесь всё моё!
- Пошёл ты... в задницу! – наконец, не вытерпела я и ляпнула по-киношному. - Зеб, летим отсюда.

Ещё долго в спину нам летели гневные выкрики, что он не даст мне и носа высунуть, что мы сдохнем здесь, и всё такое прочее.
- Хуже бабы истерички, - хмыкнул Зеб.
- Лучше! Разгневанная баба трёх мужиков стоит. Совершенно непредсказуемая...
- Ты-то откуда знаешь? - поразился Зеб.
- Папка говорил ...
- Он что... правда, похож на этого?
- Копия. Как братья близнецы.

Перед нами возникла Спица. Всё ещё двухметровая, покрытая слоем сине-зелёно-красной слизи. Вместо шляпки, точно тугой спелый помидор насажен.
Зеб шарахнулся в сторону.
- Даже не думай приближаться! - замахала я руками. - Вымойся, да как следует!
Спица качнулась и штопором вошла в воду. В радиусе трёх метров забурлило, завертелось, словно включили миксер. Закружились в чудовищном танце трупы гибридов, отрубленные головы, лапы, крылья...
Меня едва не стошнило от такого зрелища.

Над головой кто-то жалобно заскулил, точно щенок.
В "небе" парил одинокий гибрид. Не кудахтал, а именно скулил щенком. Как же он избежал мясорубки? Или Спица специально оставила его в живых? С какой целью?
- Ноет, прямо душу бередит! - вспыхнул Зеб. - Идиотский выпендрёж!
- Ты о чём?
- О твоей кровопийце. Оставила этого нытика... Живой трофей! Чтоб тебе ржа голову съела!
- Неблагодарный ты тип, Зеб. Да если бы не Спица...
- Всё! Не продолжай! И без тебя знаю... Но мочи уже нет выносить это нытьё!
- Мне, думаешь, в радость. Терпи.
- Терпи... - Зеб забубнил невнятно, должно быть, ругался неприличными словами.
Мы подлетали к Шлему.

Рейтинг: +1 218 просмотров
Комментарии (5)
0 # 8 мая 2012 в 16:10 0
live1 Испереживалась.... когда же все кончится....Димку жалко.
Михаил Заскалько # 8 мая 2012 в 16:24 +1
Таня, каша заварилась долгая...и хлебать её не перехлебать бедной Варьке. Война, сами понимаете...не пикник на природе...да ещё когда вместо оружия магия...
0 # 8 мая 2012 в 16:27 0
Да, понимаю.. Но так интересно! Я уже ловлю себя на мысли, что когда закончится повествование, я буду скучать об этих сказочных и не сказочных героях...Согласна читать и читать...
Михаил Заскалько # 8 мая 2012 в 17:08 +1
Если честно, то когда конец и каким он будет...одна Зазирка знает. Планировал 5 книг, написана первая, вторая на 97 процентов...Писалась онлайн, прямо на сайте, читателей было мало...а под конец вообще перестали заходить и я решил, что пишу фигню. И случился ступор.Так и не закончил вторую книгу...
Вот и здесь- на каждую главу от 5 до 10 просмотров, плючик и комент только от Вас. Остальные молча ушли. Что это? Так плохо, что и сказать нечего? Слышать восторги, конечно приятно, но мне более ценны ругательные замечания: они позволяют встряхнуться, посмотреть другими глазами на своё сочинительство...
Я понимаю, крупные произведения читают мало,но те 9 человек что зашли...ведь что-то можно сказать.Ну, типа извини,Миха неинтересно, или...туфта полная...Молчат,партизаны scratch
0 # 8 мая 2012 в 17:33 0
Вас поругать? Да я не нашла, за что.... И повествование идет логично, и герои не картонные, и действие ошеломляет... ну разве может быть скучно??
А что молчат... Знаете, не все понимают фантастику. А здесь- идет переплетение и славянских сказаний и новомодной фантастики с разрубанием на двое)))и ГГ- девчонка,и страна эта заморочная- все не как у людей!!
Но интересно!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Пусть молчат. на моей городской страничке , которая уже год, как открыта, более67 тысяч посещений!!! Но тоже молча. Зашли, прочли и ушли. Изредка кто- либо отзовется, но это не главное. Главное- ЧИТАЮТ!!!! Пусть молча, но читают, а когда я болела и не выкладывала работы- вдруг письмо: забеспокоились, куда пропала! Значит, ждут работы. Это главное.

И вас читать будут Работа сильная!!!