ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФэнтези → Хервуд Сероглазый. Часть 31

Хервуд Сероглазый. Часть 31

14 марта 2014 - Андрей Мерклейн

      Узкое пространство между горным склоном и лесной опушкой миновали раньше, чем предполагал Арвихельд: во второй половине дня гора начала словно уходить в сторону, а лес – отступать влево. Проход между ними становился всё шире и шире, дорога- всё ровнее и ровнее, а потом впереди забрезжило открытое пространство. Прошло ещё немного времени – и отряд снова выехал на равнину, Западный хребет остался позади.
     - Ну, теперь можно спокойно вздохнуть! – промолвил Арвихельд, - Эрмунд, как твоя рана? Может, разобьём лагерь, поставим шатры, и до завтрашнего утра никуда не двинемся? Ты сможешь отдохнуть и поспать, да и девушкам это не помешало бы.
     - Обо мне не беспокойтесь, я вполне сносно себя чувствую! Давайте уж лучше не будем останавливаться и отъедем от этих гор подальше; Кэйла, Корин, а вы как? Продержитесь ещё в седле?
     - Мы не устали, - за себя и за Корин ответила охотница, - давайте и вправду поскачем дальше, не хочется видеть гору по соседству с нашим лагерем!
     - Она права: разбойников одного племени мы одолели, но они тут не единственные: я вижу ещё одно селение вон там, на склоне. – Олорон указал рукой на едва заметные дымки, тонкими струйками тянущиеся в небо.
     - Значит, продолжаем путь! – кивнул Аривхельд.
     Та часть равнины, что лежала справа, уходила  далеко на север, в необозримую даль: это было непривычно для элейцев, они привыкли считать Старый лес нескончаемым…но как оказалось, и он имел границу. Граница, как и прежде, лежала по левую руку, или к югу от направления движения отряда: сейчас она, опушка леса, тоже казалась бесконечной, но рано или поздно ей должен был прийти конец…а там уже и до Торанны недалеко.
     Пустынное и безжизненное место являл собой тот край, по которому сейчас двигались путники. В те времена, когда у озера жили люди, здесь часто можно было встретить повозки торговцев: в озёрный городок везли ткани, посуду, утварь, этим добром торговали с горцами, а те предлагали взамен золото, серебро и драгоценные камни. Никто не оставался в накладе, все были довольны, и если бы не неуёмная жадность и глупость горцев, начавших грабить соседей, то такое положение дел сохранялось бы и поныне. Однако в конце концов тораннийцы покинули селение, им надоело жить в постоянном страхе, и край стал приходить в запустение – никто сюда не отваживался захаживать, разве что самые отчаянные купцы, готовые рискнуть жизнью ради наживы.
     Иногда жители горных селений сами отправлялись в Элейю или Торанну, везли на продажу то, что удавалось добыть в копях. Но это тоже было рискованно, ибо между племенами горцев начались распри, и они точно так же нападали и грабили своих сородичей, как и редких иноземных торговцев.
    Удивительно, но спустя столько лет на равнине всё ещё сохранились слабые следы некогда оживлённой дороги: едва заметная колея уходила на запад, и несомненно, вела туда же, куда направлялся отряд.
     - Прямо по этой дороге и поедем! – воскликнул Арвихельд, - Очень кстати она нам подвернулась, теперь не нужно гадать о том, верен ли наш путь. Если мои расчёты верны, то уже завтра опушка начнёт уходить на юг, стало быть, и дорога туда свернёт.
     - А сколько всего ехать до тех мест, где соприкасаются земли Элейи и Торанны? День, два…или ещё больше? – спросил Эрмунд.
     - Я полагаю, дней пять быстрым ходом. А если свернуть прямо сейчас и пойти на юг через лесные дебри, то дня через три мы выйдем в Элейю. Однако, как ты сам понимаешь, нам это не нужно – в вашей стране вовсю орудуют захватчики, и в Торанну придётся пробиваться с боями. В Торанне будет легче, там проще оставаться незамеченными: земли её – это холмы и перелески.
    Дорога пошла под уклон: всадники начали спускаться в ложбину с маленьким ручьём на самом дне. Колея вела прямо через этот ручей, и когда его достигли, давно не поеные лошади потянулись к воде; пришлось сделать остановку и подождать, пока четвероногие помощники не утолят жажду.
    - Когда-то здесь текла река, - что-то вспоминая, поведал Олорон, - широкая, полноводная, даже большой корабль по ней смог бы пройти. Однако время шло, река мельчала, иссыхала…и вот что осталось. Грустно…
     Едва поднялись на противоположный склон, Арвихельд привстал на стременах и устремил свой взгляд куда-то далеко вперёд:
     - Вижу человека, - сообщил он, - пеший, за спиной котомка, на плече топор.
     Человек представлял собой едва различимую точку, однако в зоркости глаз хельда сомневаться  не приходилось.
     - Да, я тоже вижу: одет странно, верхняя часть платья – куртка хорошего покроя, горцы таких не носят. Всё остальное – как у местных жителей: бесформенная шапка, грубые сапоги, шаровары. – подтвердил Олорон
    - Что ж, скоро догоним и посмотрим, что это за попутчик у нас объявился!
     Повинуясь команде, кони прибавили ход: расстояние между отрядом и одиноким странником стало стремительно сокращаться, тот пока ещё не слышал топота настигающих его коней. А когда услышал, то повернул голову, опешил и замер на несколько мгновений…оцепенение его, впрочем, длилось недолго – человек сбросил с плеча мешок, схватил его в руку и стремглав бросился к лесу.
     - Стой! - крикнул Арвихельд, - Стой, мы тебе плохого не сделаем!
     Он помчался наперерез, следом - Хервуд и Олорон. Совсем близка была граница лесных чертогов, и беглец почти её достиг…но Арвихельд опередил его, в последнее мгновение вклинившись между лесом и убегающим горцем. Человек метнулся в сторону, намереваясь обойти коня сзади, однако тут подоспели Олорон с принцем, и беглец оказался в кольце. Он снова попытался проскочить между коней…тщетно, путь к отступлению был надёжно закрыт.
     - Это же Луок! – вдруг раздался удивлённый возглас Кэйлы, - Луок, подожди, не убегай! Ты узнаёшь меня?
     Горец встал как вкопанный: не веря своим глазам, уставился на охотницу, а та помахала ему рукой и даже сняла свою шапочку.
     - Луок, это я! Не бойся, мы не враги тебе!
     Горец улыбнулся; сначала недоверчиво, ибо рядом находились грозные всадники, а потом улыбка его стала радостной и открытой.
     - Здравствуй, красивая женщина! Луок рад тебя видеть!
     - Это и есть тот разбойник, которому вы подарки собирали? – полюбопытствовала Танниэн
     - Да, это он! Видишь, и куртка Лаэргерда на нём – не отобрали, стало быть!
     - А я-то думаю, почему он так одет, не ограбил ли кого?- рассмеялся Арвихельд, - Надо признать, эта одежда ему почти впору, только тесновата чуть-чуть, Лаэргерд не такой плечистый.
     Кэйла спрыгнула с лошади и приблизилась к горцу, тот всё так же радостно улыбался и выглядел совершенно счастливым человеком.
    - Луок, а как ты здесь оказался? Ведь твой дом там? – указала Кэйла в сторону гор. 
     Парень сразу помрачнел, опустил голову, ответил не сразу:         
     - Луок идёт к людям равнин. В моём селении больше нет места для Луока.
     - Как это? – удивилась охотница, - Тебя что, изгнали из твоего племени?
     - Я пришёл домой с твоими подарками, старейшина всё забрал. И ещё он сказал, раз я живой, а все другие нет, то я должен опять идти и принести ещё столько же, потому что виноват. Потом он хотел забрать эту красивую одежду, но я не дал. Он хотел ударить меня топором, но я был быстрее и ударил его раньше;другие люди побежали за мной и хотели убить, я убежал и спрятался. Иду в страну, где когда-то работал, там люди добры и не убивают друг друга.
     - Весёлая история,- вздохнула Кэйла, - ну, теперь-то ты среди друзей, здесь тебе ничто не угрожает.
     - Я верю тебе, красивая женщина! Я твой друг!
     - Вот что, давайте-ка разобьём лагерь здесь! А ты, Луок, если друг, помоги девушкам снять сёдла и кладь! – сказал Арвихельд.
     Луок прямо-таки светился от оказанного ему доверия: тяжёлые свёртки с оружием и тюки снял одной рукой, расседлал лошадь и положил седло рядом с другими. Хотел ещё и Корин помочь, но там его уже опередил Хервуд: принц сам всё сделал, горцу же указал на запасных лошадей, и парень кинулся к ним. Хельды тем временем начали разворачивать шатры, кои немало озадачили гостя – они стояли сами по себе, без каких-либо шестов или столбов.
     - Пойдём-ка, Луок, принесём дров для костра! – позвал горца Арвихельд, - Вижу, что человек ты не слабый, сейчас найдём твоей силе применение.
     - Луок сделает всё, он поклялся красивой женщине и другой красивой женщине всегда быть другом!
     - Зови меня Кэйлой, Луок…а моя подруга носит имя Корин.
     - Хорошо, красивая женщина!
    - Ну вот, опять! – досадливо поморщилась Кэйла, - Я ведь ещё не такая старая, чтобы звать меня женщиной, а Корин ещё моложе! Зови нас теперь по именам, договорились?
     - Да…Кэйла!
     Едва Арвихельд и Луок скрылись между деревьями, как все дружно рассмеялись:
     - Надо же, как ты парня очаровала! – усмехнулся Эрмунд, - Ну, прямо всё готов для тебя сделать, хоть звездус неба достать!
     Охотница смутилась и покраснела; Танниэн же некоторое время смотрела вслед горцу, думала о чём-то…
     - Хороший человек, - наконец промолвила она, - в его сердце нет злобы и лицемерия. Мне кажется, надо предложить ему поехать с нами, взять в наш отряд. Что он найдёт, придя в те места, где когда-то побывал? Разорение, кровь и иноземных угнетателей; и скорее всего, погибнет при первой же встрече с ними. Нам же не помешает ещё один воин… как ты думаешь, Хервуд?
     - Я согласен с тобой, фея, – кивнул принц, - этот горец хоть и грубоват, однако чист душой и честен. Воинского опыта у него нет, но это дело наживное, научится.
     - Арвихельд тоже не будет против, как мне кажется.– поддержал мысль Олорон, - Дети гор – они, конечно, варвары, но выносливые и сильные…а нам предстоит в дороге ещё не одна схватка с врагом. Думаю, надо с ним поговорить, готов ли он изменить свои планы?
     Вернулись Арвихельд и Луок, притащили с собой небольшое высохшее дерево, и в ход пошли топоры. Вскоре образовалась куча чурок: Танниэн взяла несколько штук, отнесла в сторонку и незаметно для Луока подожгла их – всего лишь слегка коснулась пальцами одного из поленьев. Сразу же заплясали язычки пламени, переметнулись на соседние деревяшки, и костёр занялся.
     - Девушки, теперь дело за нами! – фея повернулась к Кэйле и Корин, - Достаём посуду, припасы, будем готовить ужин!
     Луок, разумеется, был ужасно голоден: он так смотрел на извлекаемую из коробов снедь, что Танниэн пожалела его и протянула большой ломоть хлеба с куском окорока.
    - На, Луок, перекуси, пока ужин готовится…вижу, что давно ничего не ел.

     За ужином разговор шёл, разумеется, о завтрашнем отрезке пути. Арвихельд предлагал проделать его как можно скорее, то-есть дать волю коням и нестись во весь дух до самого обеда. Снова спросил у Эрмунда про его самочувствие, и вынесет ли он такую скачку; отшельник заверил, что уже здоров и вполне готов мчаться без остановки хоть до вечера. А потом Арвихельд обратился к горцу:
     - Луок, ты идёшь в земли, в которых, как ты знаешь, сейчас свирепствует «большой враг». Что ты там будешь делать, не боишьсяэтого врага?
     - Луок сумеет постоять за себя, у него есть топор и большой нож, подаренный Кэйлой! – парень извлёк из-за пазухи своё сокровище и продемонстрировал всем сидящим у костра.
     - Да, ты сумеешь постоять за себя…если противников будет один, двое…или даже пятеро. Но знаешь ли ты, сколько в равнинные земли нахлынуло иноземцев? Их огромная туча, ты никогда столько не видел!
     Луок задумался: похоже, он и в самом деле с трудом себе представлял, что враг может идти таким неисчислимым войском, что взглядом просто не окинуть.
     - Если ты хочешь, можешь идти с нами, - продолжил Арвихельд, - мы едем за помощью в дальнюю страну, долгим и нелёгким будет наш путь. Возможно, придётся сражаться, и не один раз…
     - Я счастлив идти с вами! – сразу же вскочил Луок, - Вы хорошие люди, буду рад вам служить!
     - Нет, служить нам не надо, просто будь рядом, воином в нашем отряде. Но ещё раз повторю – это опасное путешествие!
     - Раз с вами идут красивые женщины, и они не боятся, как может бояться Луок? – горец даже немного обиделся, - Если вам нужен мой топор – берите меня!
     - Что же, будем считать, что ты вступил в нашу дружину. Завтра выберешь себе одну из свободных лошадей…ты когда-нибудь ездил верхом?
     - Луок ездил, мало-мало, но ездил.
     - Вот и хорошо; и, кроме топора и ножа, тебе надо бы ещё чем-нибудь вооружиться. Кэйла, выделишь нашему новому спутнику что-либо из своих запасов?
     - Конечно, выделю! – подтвердила охотница, - Неспроста ведь я всё это с собой взяла, знала, что пригодится!
     Парень снова встал, приложил ладонь правой руки к сердцу:
     - Луок клянётся духами гор, леса и воды, что отныне он верный друг друзьям Кэйлы, и готов сражаться рядом с ними до самой смерти!
      Кэйла не выдержала и прыснула в кулак, Луок в недоумении повернулся к ней, пытаясь понять, почему его клятва так развеселила девушку.
     - Луок, не надо каждый раз клясться! – едва сдерживая смех, проговорила охотница, - Духи леса сидят прямо перед тобой, и они давно поняли, что ты за человек!


© Copyright: Андрей Мерклейн, 2014

Регистрационный номер №0200774

от 14 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200774 выдан для произведения:
      Узкое пространство между горным склоном и лесной опушкой миновали раньше, чем предполагал Арвихельд: во второй половине дня гора начала словно уходить в сторону, а лес – отступать влево. Проход между ними становился всё шире и шире, дорога- всё ровнее и ровнее, а потом впереди забрезжило открытое пространство. Прошло ещё немного времени – и отряд снова выехал на равнину, Западный хребет остался позади.
     - Ну, теперь можно спокойно вздохнуть! – промолвил Арвихельд, - Эрмунд, как твоя рана? Может, разобьём лагерь, поставим шатры, и до завтрашнего утра никуда не двинемся? Ты сможешь отдохнуть и поспать, да и девушкам это не помешало бы.
     - Обо мне не беспокойтесь, я вполне сносно себя чувствую! Давайте уж лучше не будем останавливаться и отъедем от этих гор подальше; Кэйла, Корин, а вы как? Продержитесь ещё в седле?
     - Мы не устали, - за себя и за Корин ответила охотница, - давайте и вправду поскачем дальше, не хочется видеть гору по соседству с нашим лагерем!
     - Она права: разбойников одного племени мы одолели, но они тут не единственные: я вижу ещё одно селение вон там, на склоне. – Олорон указал рукой на едва заметные дымки, тонкими струйками тянущиеся в небо.
     - Значит, продолжаем путь! – кивнул Аривхельд.
     Та часть равнины, что лежала справа, уходила  далеко на север, в необозримую даль: это было непривычно для элейцев, они привыкли считать Старый лес нескончаемым…но как оказалось, и он имел границу. Граница, как и прежде, лежала по левую руку, или к югу от направления движения отряда: сейчас она, опушка леса, тоже казалась бесконечной, но рано или поздно ей должен был прийти конец…а там уже и до Торанны недалеко.
     Пустынное и безжизненное место являл собой тот край, по которому сейчас двигались путники. В те времена, когда у озера жили люди, здесь часто можно было встретить повозки торговцев: в озёрный городок везли ткани, посуду, утварь, этим добром торговали с горцами, а те предлагали взамен золото, серебро и драгоценные камни. Никто не оставался в накладе, все были довольны, и если бы не неуёмная жадность и глупость горцев, начавших грабить соседей, то такое положение дел сохранялось бы и поныне. Однако в конце концов тораннийцы покинули селение, им надоело жить в постоянном страхе, и край стал приходить в запустение – никто сюда не отваживался захаживать, разве что самые отчаянные купцы, готовые рискнуть жизнью ради наживы.
     Иногда жители горных селений сами отправлялись в Элейю или Торанну, везли на продажу то, что удавалось добыть в копях. Но это тоже было рискованно, ибо между племенами горцев начались распри, и они точно так же нападали и грабили своих сородичей, как и редких иноземных торговцев.
    Удивительно, но спустя столько лет на равнине всё ещё сохранились слабые следы некогда оживлённой дороги: едва заметная колея уходила на запад, и несомненно, вела туда же, куда направлялся отряд.
     - Прямо по этой дороге и поедем! – воскликнул Арвихельд, - Очень кстати она нам подвернулась, теперь не нужно гадать о том, верен ли наш путь. Если мои расчёты верны, то уже завтра опушка начнёт уходить на юг, стало быть, и дорога туда свернёт.
     - А сколько всего ехать до тех мест, где соприкасаются земли Элейи и Торанны? День, два…или ещё больше? – спросил Эрмунд.
     - Я полагаю, дней пять быстрым ходом. А если свернуть прямо сейчас и пойти на юг через лесные дебри, то дня через три мы выйдем в Элейю. Однако, как ты сам понимаешь, нам это не нужно – в вашей стране вовсю орудуют захватчики, и в Торанну придётся пробиваться с боями. В Торанне будет легче, там проще оставаться незамеченными: земли её – это холмы и перелески.
    Дорога пошла под уклон: всадники начали спускаться в ложбину с маленьким ручьём на самом дне. Колея вела прямо через этот ручей, и когда его достигли, давно не поеные лошади потянулись к воде; пришлось сделать остановку и подождать, пока четвероногие помощники не утолят жажду.
    - Когда-то здесь текла река, - что-то вспоминая, поведал Олорон, - широкая, полноводная, даже большой корабль по ней смог бы пройти. Однако время шло, река мельчала, иссыхала…и вот что осталось. Грустно…
     Едва поднялись на противоположный склон, Арвихельд привстал на стременах и устремил свой взгляд куда-то далеко вперёд:
     - Вижу человека, - сообщил он, - пеший, за спиной котомка, на плече топор.
     Человек представлял собой едва различимую точку, однако в зоркости глаз хельда сомневаться  не приходилось.
     - Да, я тоже вижу: одет странно, верхняя часть платья – куртка хорошего покроя, горцы таких не носят. Всё остальное – как у местных жителей: бесформенная шапка, грубые сапоги, шаровары. – подтвердил Олорон
    - Что ж, скоро догоним и посмотрим, что это за попутчик у нас объявился!
     Повинуясь команде, кони прибавили ход: расстояние между отрядом и одиноким странником стало стремительно сокращаться, тот пока ещё не слышал топота настигающих его коней. А когда услышал, то повернул голову, опешил и замер на несколько мгновений…оцепенение его, впрочем, длилось недолго – человек сбросил с плеча мешок, схватил его в руку и стремглав бросился к лесу.
     - Стой! - крикнул Арвихельд, - Стой, мы тебе плохого не сделаем!
     Он помчался наперерез, следом - Хервуд и Олорон. Совсем близка была граница лесных чертогов, и беглец почти её достиг…но Арвихельд опередил его, в последнее мгновение вклинившись между лесом и убегающим горцем. Человек метнулся в сторону, намереваясь обойти коня сзади, однако тут подоспели Олорон с принцем, и беглец оказался в кольце. Он снова попытался проскочить между коней…тщетно, путь к отступлению был надёжно закрыт.
     - Это же Луок! – вдруг раздался удивлённый возглас Кэйлы, - Луок, подожди, не убегай! Ты узнаёшь меня?
     Горец встал как вкопанный: не веря своим глазам, уставился на охотницу, а та помахала ему рукой и даже сняла свою шапочку.
     - Луок, это я! Не бойся, мы не враги тебе!
     Горец улыбнулся; сначала недоверчиво, ибо рядом находились грозные всадники, а потом улыбка его стала радостной и открытой.
     - Здравствуй, красивая женщина! Луок рад тебя видеть!
     - Это и есть тот разбойник, которому вы подарки собирали? – полюбопытствовала Танниэн
     - Да, это он! Видишь, и куртка Лаэргерда на нём – не отобрали, стало быть!
     - А я-то думаю, почему он так одет, не ограбил ли кого?- рассмеялся Арвихельд, - Надо признать, эта одежда ему почти впору, только тесновата чуть-чуть, Лаэргерд не такой плечистый.
     Кэйла спрыгнула с лошади и приблизилась к горцу, тот всё так же радостно улыбался и выглядел совершенно счастливым человеком.
    - Луок, а как ты здесь оказался? Ведь твой дом там? – указала Кэйла в сторону гор. 
     Парень сразу помрачнел, опустил голову, ответил не сразу:         
     - Луок идёт к людям равнин. В моём селении больше нет места для Луока.
     - Как это? – удивилась охотница, - Тебя что, изгнали из твоего племени?
     - Я пришёл домой с твоими подарками, старейшина всё забрал. И ещё он сказал, раз я живой, а все другие нет, то я должен опять идти и принести ещё столько же, потому что виноват. Потом он хотел забрать эту красивую одежду, но я не дал. Он хотел ударить меня топором, но я был быстрее и ударил его раньше;другие люди побежали за мной и хотели убить, я убежал и спрятался. Иду в страну, где когда-то работал, там люди добры и не убивают друг друга.
     - Весёлая история,- вздохнула Кэйла, - ну, теперь-то ты среди друзей, здесь тебе ничто не угрожает.
     - Я верю тебе, красивая женщина! Я твой друг!
     - Вот что, давайте-ка разобьём лагерь здесь! А ты, Луок, если друг, помоги девушкам снять сёдла и кладь! – сказал Арвихельд.
     Луок прямо-таки светился от оказанного ему доверия: тяжёлые свёртки с оружием и тюки снял одной рукой, расседлал лошадь и положил седло рядом с другими. Хотел ещё и Корин помочь, но там его уже опередил Хервуд: принц сам всё сделал, горцу же указал на запасных лошадей, и парень кинулся к ним. Хельды тем временем начали разворачивать шатры, кои немало озадачили гостя – они стояли сами по себе, без каких-либо шестов или столбов.
     - Пойдём-ка, Луок, принесём дров для костра! – позвал горца Арвихельд, - Вижу, что человек ты не слабый, сейчас найдём твоей силе применение.
     - Луок сделает всё, он поклялся красивой женщине и другой красивой женщине всегда быть другом!
     - Зови меня Кэйлой, Луок…а моя подруга носит имя Корин.
     - Хорошо, красивая женщина!
    - Ну вот, опять! – досадливо поморщилась Кэйла, - Я ведь ещё не такая старая, чтобы звать меня женщиной, а Корин ещё моложе! Зови нас теперь по именам, договорились?
     - Да…Кэйла!
     Едва Арвихельд и Луок скрылись между деревьями, как все дружно рассмеялись:
     - Надо же, как ты парня очаровала! – усмехнулся Эрмунд, - Ну, прямо всё готов для тебя сделать, хоть звездус неба достать!
     Охотница смутилась и покраснела; Танниэн же некоторое время смотрела вслед горцу, думала о чём-то…
     - Хороший человек, - наконец промолвила она, - в его сердце нет злобы и лицемерия. Мне кажется, надо предложить ему поехать с нами, взять в наш отряд. Что он найдёт, придя в те места, где когда-то побывал? Разорение, кровь и иноземных угнетателей; и скорее всего, погибнет при первой же встрече с ними. Нам же не помешает ещё один воин… как ты думаешь, Хервуд?
     - Я согласен с тобой, фея, – кивнул принц, - этот горец хоть и грубоват, однако чист душой и честен. Воинского опыта у него нет, но это дело наживное, научится.
     - Арвихельд тоже не будет против, как мне кажется.– поддержал мысль Олорон, - Дети гор – они, конечно, варвары, но выносливые и сильные…а нам предстоит в дороге ещё не одна схватка с врагом. Думаю, надо с ним поговорить, готов ли он изменить свои планы?
     Вернулись Арвихельд и Луок, притащили с собой небольшое высохшее дерево, и в ход пошли топоры. Вскоре образовалась куча чурок: Танниэн взяла несколько штук, отнесла в сторонку и незаметно для Луока подожгла их – всего лишь слегка коснулась пальцами одного из поленьев. Сразу же заплясали язычки пламени, переметнулись на соседние деревяшки, и костёр занялся.
     - Девушки, теперь дело за нами! – фея повернулась к Кэйле и Корин, - Достаём посуду, припасы, будем готовить ужин!
     Луок, разумеется, был ужасно голоден: он так смотрел на извлекаемую из коробов снедь, что Танниэн пожалела его и протянула большой ломоть хлеба с куском окорока.
    - На, Луок, перекуси, пока ужин готовится…вижу, что давно ничего не ел.

     За ужином разговор шёл, разумеется, о завтрашнем отрезке пути. Арвихельд предлагал проделать его как можно скорее, то-есть дать волю коням и нестись во весь дух до самого обеда. Снова спросил у Эрмунда про его самочувствие, и вынесет ли он такую скачку; отшельник заверил, что уже здоров и вполне готов мчаться без остановки хоть до вечера. А потом Арвихельд обратился к горцу:
     - Луок, ты идёшь в земли, в которых, как ты знаешь, сейчас свирепствует «большой враг». Что ты там будешь делать, не боишьсяэтого врага?
     - Луок сумеет постоять за себя, у него есть топор и большой нож, подаренный Кэйлой! – парень извлёк из-за пазухи своё сокровище и продемонстрировал всем сидящим у костра.
     - Да, ты сумеешь постоять за себя…если противников будет один, двое…или даже пятеро. Но знаешь ли ты, сколько в равнинные земли нахлынуло иноземцев? Их огромная туча, ты никогда столько не видел!
     Луок задумался: похоже, он и в самом деле с трудом себе представлял, что враг может идти таким неисчислимым войском, что взглядом просто не окинуть.
     - Если ты хочешь, можешь идти с нами, - продолжил Арвихельд, - мы едем за помощью в дальнюю страну, долгим и нелёгким будет наш путь. Возможно, придётся сражаться, и не один раз…
     - Я счастлив идти с вами! – сразу же вскочил Луок, - Вы хорошие люди, буду рад вам служить!
     - Нет, служить нам не надо, просто будь рядом, воином в нашем отряде. Но ещё раз повторю – это опасное путешествие!
     - Раз с вами идут красивые женщины, и они не боятся, как может бояться Луок? – горец даже немного обиделся, - Если вам нужен мой топор – берите меня!
     - Что же, будем считать, что ты вступил в нашу дружину. Завтра выберешь себе одну из свободных лошадей…ты когда-нибудь ездил верхом?
     - Луок ездил, мало-мало, но ездил.
     - Вот и хорошо; и, кроме топора и ножа, тебе надо бы ещё чем-нибудь вооружиться. Кэйла, выделишь нашему новому спутнику что-либо из своих запасов?
     - Конечно, выделю! – подтвердила охотница, - Неспроста ведь я всё это с собой взяла, знала, что пригодится!
     Парень снова встал, приложил ладонь правой руки к сердцу:
     - Луок клянётся духами гор, леса и воды, что отныне он верный друг друзьям Кэйлы, и готов сражаться рядом с ними до самой смерти!
      Кэйла не выдержала и прыснула в кулак, Луок в недоумении повернулся к ней, пытаясь понять, почему его клятва так развеселила девушку.
     - Луок, не надо каждый раз клясться! – едва сдерживая смех, проговорила охотница, - Духи леса сидят прямо перед тобой, и они давно поняли, что ты за человек!


 
Рейтинг: +1 212 просмотров
Комментарии (2)
4545 # 5 января 2015 в 21:03 +1
Я считаю, что они правильно поступают, беря с собой Луока. Пусть он варвар, но сердце у него доброе. Уверена, он будет им верным другом и помощником.
Андрей Мерклейн # 5 января 2015 в 21:06 +1
Вы всё правильно угадали )))
Популярная проза за месяц
106
93
74
Крещение... 21 января 2019 (Анна Гирик)
72
71
67
67
67
66
66
Я люблю! 14 февраля 2019 (Анна Гирик)
65
62
61
61
61
61
60
59
58
58
57
57
56
53
50
47
47
46
У копны 14 февраля 2019 (Петр Казакевич)
44
36