Возница

17 января 2015 - Нина Агошкова
article265671.jpg
    
   - Привет!
Боль нахлынула внезапно, стоило только открыть глаза. Клим сморщился и замычал.
Незнакомец, что возвышался над ним, озабоченно спросил:
- Что болит?
- Нога… - Клим попробовал пошевелить правой, здоровой ногой и боль снова захлестнула его.
- Всё понятно, перелом. Держись!
Внезапно земля оказалась где-то внизу, и Клим ощутил себя в чьих-то сильных руках.
- Эй, отпусти сейчас же! – сквозь боль заорал он, - куда ты, лихо тебя задери, меня тащишь?
- Успокойся, всё будет хорошо! – отвечал незнакомец, продолжая бежать куда-то со своей необычной ношей. Внезапно деревья расступились, и они оказались на поляне. Посредине её стояла странного вида повозка.  Клим такого сроду не видал и испуганно начал вырываться из рук мужика.
- Видит Бог, я этого не хотел! – вдруг проговорил тот, острая боль пронзила руку парня, и наступило забытьё.
 
   Очнулся он на лежанке. Всё вокруг было белое, даже одеяло. «Я в раю?» – мелькнула первая мысль. А затеи память вернула картины сегодняшнего утра.
   На рассвете он шёл вдоль деревни, собирая коров в стадо. Хозяйки спешили поскорее выгнать скотину на улицу, под его опёку, ведь в каждом дворе было ещё столько работы: накормить птицу, растопить печь, приготовить снедь, да и за детьми пригляд нужен, не ровён час забегут куда, да поранятся. Клим был уже взрослым парнем, ему исполнилось весной 16 лет, но родился он калечным, левая нога его была короче правой, потому ходить по работам наравне с другими мужиками не мог. С семи лет его определили  в подпаски, а затем, когда старого Михеича задрал медведь, в пастухи. Жили они вдвоём с матерью, трое братьев умерли во младенчестве, отец ушёл в прошлом годе на заработки и сгинул где-то.
   Сегодня Клим решил гнать стадо на дальний выпас. Добираться долго, зато трава там стояла по пояс и коровы нагуливали столько молока, что к вечеру еле добредали до дому.
В каждом стаде всегда найдётся шалая корова. Была такая и в этом: не могла она спокойно пастись, всё ей нужно было куда-то забрести. Вот и на дальнем выпасе: стоило только отвернуться, как Белянки и след простыл.
- Беляна, Беляна! – покричал Клим в надежде, что беглянка одумается, но без толку. Пришлось идти на поиски, а то волков и медведей в округе много, а за пропажу спросят с него, пастуха.
Хромая по кустам туда-сюда, покрикивая на ходу, парень всё дальше углублялся в лес. Внезапно земля ушла из-под ног, и он провалился куда-то вниз, в яму.
   Теперь же стало ясно, что находится он совсем не в яме.
«Куда это я попал?  И кто был тот странный мужик, что принёс меня сюда?» Додумать он не успел. Дверь бесшумно распахнулась, и на пороге появился давешний знакомец. Он с улыбкой смотрел на Клима:
- О, вижу, ты очнулся. Как настроение?
- Ты кто таков будешь? Куда меня затащил? Где мои коровы? С меня, небось, взыщут, а тебе и дела нет? – Клим пытался сердиться, но любопытство всё больше пробуждалось в нём. Ведь он был ещё так молод и не верил в людскую злобу и коварство.
- С твоими коровами всё в порядке, не беспокойся. Вечером погонишь их домой.
- Как это – вечером? Ночь уже прошла, день другой на дворе, – не поверил  Клим.
- Давай я тебе всё по порядку объясню, потом будешь вопросы задавать.
   Меня зовут ЭР 213, я робот. Охраняю Врата Времени и встречаю Ходоков. Сегодня вот тебя встретил. Именно сегодня. Время течёт только здесь, в будущем. А у тебя в деревне день ещё не закончился. Моя задача  – познакомить тебя с нашим миром, показать, что здесь есть  интересного. Затем ты вернёшься домой и всё забудешь.
- Как это – забуду? А для чего же смотреть тогда?
- Для эволюции. Наши учёные пришли к выводу, что на подсознание человека можно записывать информацию, как на жесткий диск. И со временем, когда технологии достигнут нужного уровня, эта информация всплывёт у твоего потомка в мозгу и позволит совершить прорыв в науке, или искусстве, или написать литературный шедевр.  Да много вариантов!
 
   Ничего не понимающими глазами смотрел Клим на говорящего. Однако понял из сказанного только одно: сегодня он пригонит стадо в деревню, и никто его не накажет. И это было самое лучшее, что случилось за день. Остальное казалось каким-то сном. Но он решился спросить:
- ЭР – я такого имени не знаю. И что такое робот?
- ЭР 213, я двести тринадцатый робот из нашей серии. Да не простой, а андроид, то есть, наполовину человек.
- Как это – наполовину? Тоже нога короткая, как у меня?
Странный мужик засмеялся и сказал:
- Нет, просто я могу ощущать эмоции и мыслить логически, правда, в 100 раз быстрее человека.
- Ладно, а почему моя нога не болит? Я же не мог наступить на неё, сломал, небось?
- Тут всё просто: мы тебе залечили перелом. И второю тоже подправили. Завтра уже сможешь вставать потихоньку, а вот сегодня придётся полежать. Но чтобы тебе не было скучно, посмотришь видео про наш мир.
   Клим уже запутался в разных незнакомых словах, но ему ничего не оставалось делать, как только послушаться этого непонятно кого – то ли человека, то ли вурдалака. Так он определил для себя слово «робот». Не может сломанная нога зажить за один день, колдовство это! Тем более, хромая с рождения нога тоже никогда не исправится – такова Божья воля.
 
   ЭР 213 взял в руки маленькую шкатулочку, что-то нажал на ней, и по белой стене побежали картинки. Сроду такого не видел Клим: дома, как башни, повозки снуют туда-сюда, люди в необычных одеждах, как муравьи, мельтешат. Ни тебе коров, ни луга за деревней, ни знакомых соседей. Страшновато стало, особенно когда одна повозка чуть ли не наехала на него.
Дёрнувшись, он попытался соскочить с лежанки, но невидимые ремни держали крепко. Тогда просто закрыл глаза. Но остались звуки, тоже необычные: гул, шум, гудки, смех, крик и шелест.
   Любопытство пересилило, и он вновь открыл глаза. И уже с удовольствием стал следить за картинами на стене.
 
   Вскоре пришёл ЭР и принёс яства – это Клим определил по аппетитному запаху. В животе у него давно уже урчало, потому он без вопросов и раздумий вмиг умолотил предложенное, и лишь потом спросил, что и как называется. Робот объяснил. И снова начал показывать картинки, сопровождая рассказом и объяснением. К вечеру голова у Клима шумела от всех этих чудес – иначе и назвать было нельзя, как чудеса или колдовство.   
   Ну, разве не чудо, что в комнате, где он лежит, стоит только повернуть ручку, и сразу из трубы течёт вода. Не надо брать коромысло, вёдра, идти к колодцу, закидывать бадейку вглубь его, крутить ворот, доставая воду, переливать в вёдра и потом на плечах нести домой.
   Всё увиденное и услышанное перемешалось в голове, усталость навалилась такая, словно переколол целый воз дров, поэтому заснул он моментально.
 
   Утром ЭР сказал:
- Давай, поднимайся. Пора учиться ходить заново!
Клим с опаской спустил ноги с лежанки и поставил ступни на пол. Странно, но обе ноги коснулись его одновременно. Это было необычное ощущение, ведь с детства он привык, что левая нога на вершок короче правой.
- Смелее, - подбадривал ЭР, - не робей, иди!
Парень сделал шажок, второй. Радость и ликование охватили его. Оказалось, это такое счастье – идти ровно, не раскачиваясь  из стороны в сторону всем туловищем, не заваливаясь на один бок.
- Ай, молодец! Я знал, что у тебя получится! – радовался вместе с ним ЭР 213. – Теперь можем прокатиться на машине по городу.
- Что такое – машина?
- А это такая повозка. Да ты их видел, они ездят кругом. Мы на них добираемся, куда нужно. И сюда я тебя привез на машине от Врат Времени.
Только придётся тебя помыть и приодеть. Не волнуйся, твою одежду мы постираем и вернём в целости и сохранности, когда будешь возвращаться назад!
   Одежда совершенно не напоминала холщовые штаны и рубаху, в каких он пас коров, да и ощущать обувь на своих ногах было необычно, но всё это были мелочи, на которые не стоило обращать внимания. А вот когда они сели в повозку…  У Клима замерло сердце, потом ухнуло куда-то вниз, потом его охватил такой восторг, что невозможно выразить словами.
- Почему у твоей повозки нет лошади? – удивлённо спросил он у ЭРа.
- Потому что она не нужна. Внутри машины есть мотор, вот он и двигает её вместо лошади.
   За неделю Клим успел привыкнуть к этому странному будущему, и каждое утро чуть ли не бегом устремлялся к машине, только чтобы поскорее ощутить радость от поездки в этой скоростной повозке.
    Ему уже не хотелось возвращаться назад, настолько нравилось всё, что показал ему новый друг. Но ЭР 213 сказал, что оставаться тут нельзя, получится искривление пространственно-временного континуума.
К мудрёным словечкам парень уже привык, потому даже не стал уточнять, что это такое. Наверняка, что-то очень сложное. Да и не нужно ему было знать, ведь робот с самого начала предупредил, что по возвращении он всё забудет.
 
   Наконец, наступил этот миг. Миг расставания. Он переоделся в привычную одежду, с удовольствием избавился от кроссовок. На машине ЭРа они доехали до леса, Ничего знакомого в нём Клим не увидел. На его вопрос «Почему?» робот ответил так:
- Конечно, и не увидишь! Ведь столько веков прошло с тех пор, как ты жил здесь!
- А как ты меня отправишь обратно?
- Раз в неделю Врата открываются. И ты свободно переступишь их порог и будешь опять на своём лугу.
- На выпасе.
- Ну да, на выпасе. И найдёшь свою корову. И погонишь стадо домой. Только смотри, постарайся хотя бы на первых порах хромать, как прежде. Эх, да что я говорю. Ты же забудешь всё, - расстроился ЭР.
- А что ты теперь будешь делать?
- Буду сидеть тут, и ждать, не появятся ли другие Ходоки.
- Разве таких, как я, много? – удивился Клим.
- Конечно, много. Люди здесь не дежурят – уж больно далеко от цивилизации. Потому ставят роботов – еда нам не нужна, только заранее подзаряжаем батареи, и всё.
ЭР вырулил на знакомую чем-то поляну.
 
   Они посидели в машине, и напоследок парень ощутил её тепло, её неистовый, буйный нрав, скрытый до времени за кажущимся спокойствием.
«Больше всего мне хотелось бы иметь такую повозку, - подумал Клим. – Жаль, что нельзя забрать её с собой. Да и править ею я не смогу…» - загрустил он.
- Пора! - наконец произнёс ЭР, - выходи быстренько. Видишь, между двух берёзок появляется дымка? Вот туда и беги! Он порывисто обнял нового друга, что-то быстро положил ему в карман штанов и сказал, глядя в глаза:
- Счастливой жизни тебе, малыш, в твоём мире!
 
   … Клим побежал, оглянувшись  напоследок на ЭРа, на машину, и вскоре дымное марево поглотило его. Что-то словно подтолкнуло в спину, уши заложило, глаза застлало мутной пеленой. В следующую минуту он буквально наткнулся на корову.
- Му! – замычала она испуганно и резво кинулась в сторону.
- Стой, Беляна! – закричал пастух и хворостиной погнал упрямицу к стаду.
Когда выбежали из сумрака леса на луг, он споткнулся и остановился, с изумлением глядя на свои ноги.
«Я бежал! Но я же не умею бегать…» - и парень сделал шаг, другой.
   Оказалось, что он свободно может идти. И только что легко бежал вслед за коровой.  «Но как это случилось? Я искал Беляну, провалился в яму, долго вылезал из неё, а когда вылез, хромота моя пропала?»
На дальнейшие рассуждения не было времени: солнце клонилось к закату, нужно было срочно гнать коров в деревню.
   Идя по улице, он замечал на себе косые взгляды соседей и слышал шёпоток:
- Гляди-кось… глянь на Климку. Чудеса. Он ить не хромает! Или это не Клим?
- Да он, кто ж ещё коров гнать-то будет. Только почему не хромает?
 
   Дома мать, оторвавшись от корыта со стиркой, тоже с изумлением уставилась на него.
- Сынок! Что с тобой случилось?
- Мама, посмотри, я хожу! И бегаю!
- Но как же так?
Сбиваясь, Клим рассказал свою историю с падением в волчью яму и последовавшим вслед за ним чудесным исцелением, но веры в глазах матери не прибавилось.
- Чур меня, чур! – крестилась она, отшатываясь от сына. – Это козни Дьявола, не иначе. Ты ж с рожденья хромой! Сегодня ночуй, а завтра иди на все четыре стороны! Я не знаю, что за бес в тебя вселился и ссориться с людьми не хочу. А они не простят, если я тебя оставлю. Ты можешь навести порчу на всю деревню! – уже чуть ли не кричала она.
   А за забором мелькали в сумерках фигуры деревенских жителей. Они крадучись проходили мимо, заглядывая во двор и прислушиваясь к разговору матери с сыном.
 
   Вышло то, чего так боялась мать: утром ко двору стянулся весь деревенский люд и старик Фрол сказал:
- Иди, Клим, по добру, по здорову.  Не нужон нам пастух, что якшается с нечистым.
И сколько бы парень не пытался оправдываться и объяснять, что он ни причём в своём избавлении от хромоты, ему никто не верил.
   Мать собрала котомку и проводила его до околицы.
- Прости, сынок! – сказала она, расплакавшись напоследок, - остаюсь я одна-одинёшенька на старости лет. Но иначе нельзя. Поищи своё счастье в другой стороне. Прощай!
 
   Через пару лет по округе прошёл слух, что живёт, дескать, в городе мужик молодой, привалило ему счастье, нашёл он у себя в штанах неразменный рубль: что ни тратит, а тот снова в кармане. Вот купил он дом, корову, да тройку резвых коней, хозяйственную жену за себя высватал.
   Но ничто его не радует: ни нечаянное богатство, ни дом-пятистенок, ни жена-красавица. Всё тянет его куда-то, всё нудится он, да мается незнамо с чего. Мог бы жить припеваючи, да в потолок поплёвывать, так нет - заделался парень возницею. Кони у него, что птицы, вмиг домчат заезжего купца с его товаром, или судью с писарем, или городового туда, куда им надобно.
   А как выпьет тот возница в праздники, так загонит он свою тройку на гору, что за кривой балкой, да помчит после вниз с той горы, нахлёстывая коней, что только ветер свистит в ушах, да зайцы разбегаются из-под копыт…
   Не иначе, нечистый его гонит!
 
 
 
 
 
 

 

© Copyright: Нина Агошкова, 2015

Регистрационный номер №0265671

от 17 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0265671 выдан для произведения:     - Привет!
Боль нахлынула внезапно, стоило только открыть глаза. Клим сморщился и замычал.
Незнакомец, что возвышался над ним, озабоченно спросил:
- Что болит?
- Нога… - Клим попробовал пошевелить правой, здоровой ногой и боль снова захлестнула его.
- Всё понятно, перелом. Держись!
Внезапно земля оказалась где-то внизу, и Клим ощутил себя в чьих-то сильных руках.
- Эй, отпусти сейчас же! – сквозь боль заорал он, - куда ты, лихо тебя задери, меня тащишь?
- Успокойся, всё будет хорошо! – отвечал незнакомец, продолжая бежать куда-то со своей необычной ношей. Внезапно деревья расступились, и они оказались на поляне. Посредине её стояла странного вида повозка.  Клим такого сроду не видал и испуганно начал вырываться из рук мужика.
- Видит Бог, я этого не хотел! – вдруг проговорил тот, острая боль пронзила руку парня, и наступило забытьё.
 
   Очнулся он на лежанке. Всё вокруг было белое, даже одеяло. «Я в раю?» – мелькнула первая мысль. А затеи память вернула картины сегодняшнего утра.
   На рассвете он шёл вдоль деревни, собирая коров в стадо. Хозяйки спешили поскорее выгнать скотину на улицу, под его опёку, ведь в каждом дворе было ещё столько работы: накормить птицу, растопить печь, приготовить снедь, да и за детьми пригляд нужен, не ровён час забегут куда, да поранятся. Клим был уже взрослым парнем, ему исполнилось весной 16 лет, но родился он калечным, левая нога его была короче правой, потому ходить по работам наравне с другими мужиками не мог. С семи лет его определили  в подпаски, а затем, когда старого Михеича задрал медведь, в пастухи. Жили они вдвоём с матерью, трое братьев умерли во младенчестве, отец ушёл в прошлом годе на заработки и сгинул где-то.
   Сегодня Клим решил гнать стадо на дальний выпас. Добираться долго, зато трава там стояла по пояс и коровы нагуливали столько молока, что к вечеру еле добредали до дому.
В каждом стаде всегда найдётся шалая корова. Была такая и в этом: не могла она спокойно пастись, всё ей нужно было куда-то забрести. Вот и на дальнем выпасе: стоило только отвернуться, как Белянки и след простыл.
- Беляна, Беляна! – покричал Клим в надежде, что беглянка одумается, но без толку. Пришлось идти на поиски, а то волков и медведей в округе много, а за пропажу спросят с него, пастуха.
Хромая по кустам туда-сюда, покрикивая на ходу, парень всё дальше углублялся в лес. Внезапно земля ушла из-под ног, и он провалился куда-то вниз, в яму.
   Теперь же стало ясно, что находится он совсем не в яме.
«Куда это я попал?  И кто был тот странный мужик, что принёс меня сюда?» Додумать он не успел. Дверь бесшумно распахнулась, и на пороге появился давешний знакомец. Он с улыбкой смотрел на Клима:
- О, вижу, ты очнулся. Как настроение?
- Ты кто таков будешь? Куда меня затащил? Где мои коровы? С меня, небось, взыщут, а тебе и дела нет? – Клим пытался сердиться, но любопытство всё больше пробуждалось в нём. Ведь он был ещё так молод и не верил в людскую злобу и коварство.
- С твоими коровами всё в порядке, не беспокойся. Вечером погонишь их домой.
- Как это – вечером? Ночь уже прошла, день другой на дворе, – не поверил  Клим.
- Давай я тебе всё по порядку объясню, потом будешь вопросы задавать.
   Меня зовут ЭР 213, я робот. Охраняю Врата Времени и встречаю Ходоков. Сегодня вот тебя встретил. Именно сегодня. Время течёт только здесь, в будущем. А у тебя в деревне день ещё не закончился. Моя задача  – познакомить тебя с нашим миром, показать, что здесь есть  интересного. Затем ты вернёшься домой и всё забудешь.
- Как это – забуду? А для чего же смотреть тогда?
- Для эволюции. Наши учёные пришли к выводу, что на подсознание человека можно записывать информацию, как на жесткий диск. И со временем, когда технологии достигнут нужного уровня, эта информация всплывёт у твоего потомка в мозгу и позволит совершить прорыв в науке, или искусстве, или написать литературный шедевр.  Да много вариантов!
 
   Ничего не понимающими глазами смотрел Клим на говорящего. Однако понял из сказанного только одно: сегодня он пригонит стадо в деревню, и никто его не накажет. И это было самое лучшее, что случилось за день. Остальное казалось каким-то сном. Но он решился спросить:
- ЭР – я такого имени не знаю. И что такое робот?
- ЭР 213, я двести тринадцатый робот из нашей серии. Да не простой, а андроид, то есть, наполовину человек.
- Как это – наполовину? Тоже нога короткая, как у меня?
Странный мужик засмеялся и сказал:
- Нет, просто я могу ощущать эмоции и мыслить логически, правда, в 100 раз быстрее человека.
- Ладно, а почему моя нога не болит? Я же не мог наступить на неё, сломал, небось?
- Тут всё просто: мы тебе залечили перелом. И второю тоже подправили. Завтра уже сможешь вставать потихоньку, а вот сегодня придётся полежать. Но чтобы тебе не было скучно, посмотришь видео про наш мир.
   Клим уже запутался в разных незнакомых словах, но ему ничего не оставалось делать, как только послушаться этого непонятно кого – то ли человека, то ли вурдалака. Так он определил для себя слово «робот». Не может сломанная нога зажить за один день, колдовство это! Тем более, хромая с рождения нога тоже никогда не исправится – такова Божья воля.
 
   ЭР 213 взял в руки маленькую шкатулочку, что-то нажал на ней, и по белой стене побежали картинки. Сроду такого не видел Клим: дома, как башни, повозки снуют туда-сюда, люди в необычных одеждах, как муравьи, мельтешат. Ни тебе коров, ни луга за деревней, ни знакомых соседей. Страшновато стало, особенно когда одна повозка чуть ли не наехала на него.
Дёрнувшись, он попытался соскочить с лежанки, но невидимые ремни держали крепко. Тогда просто закрыл глаза. Но остались звуки, тоже необычные: гул, шум, гудки, смех, крик и шелест.
   Любопытство пересилило, и он вновь открыл глаза. И уже с удовольствием стал следить за картинами на стене.
 
   Вскоре пришёл ЭР и принёс яства – это Клим определил по аппетитному запаху. В животе у него давно уже урчало, потому он без вопросов и раздумий вмиг умолотил предложенное, и лишь потом спросил, что и как называется. Робот объяснил. И снова начал показывать картинки, сопровождая рассказом и объяснением. К вечеру голова у Клима шумела от всех этих чудес – иначе и назвать было нельзя, как чудеса или колдовство.   
   Ну, разве не чудо, что в комнате, где он лежит, стоит только повернуть ручку, и сразу из трубы течёт вода. Не надо брать коромысло, вёдра, идти к колодцу, закидывать бадейку вглубь его, крутить ворот, доставая воду, переливать в вёдра и потом на плечах нести домой.
   Всё увиденное и услышанное перемешалось в голове, усталость навалилась такая, словно переколол целый воз дров, поэтому заснул он моментально.
 
   Утром ЭР сказал:
- Давай, поднимайся. Пора учиться ходить заново!
Клим с опаской спустил ноги с лежанки и поставил ступни на пол. Странно, но обе ноги коснулись его одновременно. Это было необычное ощущение, ведь с детства он привык, что левая нога на вершок короче правой.
- Смелее, - подбадривал ЭР, - не робей, иди!
Парень сделал шажок, второй. Радость и ликование охватили его. Оказалось, это такое счастье – идти ровно, не раскачиваясь  из стороны в сторону всем туловищем, не заваливаясь на один бок.
- Ай, молодец! Я знал, что у тебя получится! – радовался вместе с ним ЭР 213. – Теперь можем прокатиться на машине по городу.
- Что такое – машина?
- А это такая повозка. Да ты их видел, они ездят кругом. Мы на них добираемся, куда нужно. И сюда я тебя привез на машине от Врат Времени.
Только придётся тебя помыть и приодеть. Не волнуйся, твою одежду мы постираем и вернём в целости и сохранности, когда будешь возвращаться назад!
   Одежда совершенно не напоминала холщовые штаны и рубаху, в каких он пас коров, да и ощущать обувь на своих ногах было необычно, но всё это были мелочи, на которые не стоило обращать внимания. А вот когда они сели в повозку…  У Клима замерло сердце, потом ухнуло куда-то вниз, потом его охватил такой восторг, что невозможно выразить словами.
- Почему у твоей повозки нет лошади? – удивлённо спросил он у ЭРа.
- Потому что она не нужна. Внутри машины есть мотор, вот он и двигает её вместо лошади.
   За неделю Клим успел привыкнуть к этому странному будущему, и каждое утро чуть ли не бегом устремлялся к машине, только чтобы поскорее ощутить радость от поездки в этой скоростной повозке.
    Ему уже не хотелось возвращаться назад, настолько нравилось всё, что показал ему новый друг. Но ЭР 213 сказал, что оставаться тут нельзя, получится искривление пространственно-временного континуума.
К мудрёным словечкам парень уже привык, потому даже не стал уточнять, что это такое. Наверняка, что-то очень сложное. Да и не нужно ему было знать, ведь робот с самого начала предупредил, что по возвращении он всё забудет.
 
   Наконец, наступил этот миг. Миг расставания. Он переоделся в привычную одежду, с удовольствием избавился от кроссовок. На машине ЭРа они доехали до леса, Ничего знакомого в нём Клим не увидел. На его вопрос «Почему?» робот ответил так:
- Конечно, и не увидишь! Ведь столько веков прошло с тех пор, как ты жил здесь!
- А как ты меня отправишь обратно?
- Раз в неделю Врата открываются. И ты свободно переступишь их порог и будешь опять на своём лугу.
- На выпасе.
- Ну да, на выпасе. И найдёшь свою корову. И погонишь стадо домой. Только смотри, постарайся хотя бы на первых порах хромать, как прежде. Эх, да что я говорю. Ты же забудешь всё, - расстроился ЭР.
- А что ты теперь будешь делать?
- Буду сидеть тут, и ждать, не появятся ли другие Ходоки.
- Разве таких, как я, много? – удивился Клим.
- Конечно, много. Люди здесь не дежурят – уж больно далеко от цивилизации. Потому ставят роботов – еда нам не нужна, только заранее подзаряжаем батареи, и всё.
ЭР вырулил на знакомую чем-то поляну.
 
   Они посидели в машине, и напоследок парень ощутил её тепло, её неистовый, буйный нрав, скрытый до времени за кажущимся спокойствием.
«Больше всего мне хотелось бы иметь такую повозку, - подумал Клим. – Жаль, что нельзя забрать её с собой. Да и править ею я не смогу…» - загрустил он.
- Пора! - наконец произнёс ЭР, - выходи быстренько. Видишь, между двух берёзок появляется дымка? Вот туда и беги! Он порывисто обнял нового друга, что-то быстро положил ему в карман штанов и сказал, глядя в глаза:
- Счастливой жизни тебе, малыш, в твоём мире!
 
   … Клим побежал, оглянувшись  напоследок на ЭРа, на машину, и вскоре дымное марево поглотило его. Что-то словно подтолкнуло в спину, уши заложило, глаза застлало мутной пеленой. В следующую минуту он буквально наткнулся на корову.
- Му! – замычала она испуганно и резво кинулась в сторону.
- Стой, Беляна! – закричал пастух и хворостиной погнал упрямицу к стаду.
Когда выбежали из сумрака леса на луг, он споткнулся и остановился, с изумлением глядя на свои ноги.
«Я бежал! Но я же не умею бегать…» - и парень сделал шаг, другой.
   Оказалось, что он свободно может идти. И только что легко бежал вслед за коровой.  «Но как это случилось? Я искал Беляну, провалился в яму, долго вылезал из неё, а когда вылез, хромота моя пропала?»
На дальнейшие рассуждения не было времени: солнце клонилось к закату, нужно было срочно гнать коров в деревню.
   Идя по улице, он замечал на себе косые взгляды соседей и слышал шёпоток:
- Гляди-кось… глянь на Климку. Чудеса. Он ить не хромает! Или это не Клим?
- Да он, кто ж ещё коров гнать-то будет. Только почему не хромает?
 
   Дома мать, оторвавшись от корыта со стиркой, тоже с изумлением уставилась на него.
- Сынок! Что с тобой случилось?
- Мама, посмотри, я хожу! И бегаю!
- Но как же так?
Сбиваясь, Клим рассказал свою историю с падением в волчью яму и последовавшим вслед за ним чудесным исцелением, но веры в глазах матери не прибавилось.
- Чур меня, чур! – крестилась она, отшатываясь от сына. – Это козни Дьявола, не иначе. Ты ж с рожденья хромой! Сегодня ночуй, а завтра иди на все четыре стороны! Я не знаю, что за бес в тебя вселился и ссориться с людьми не хочу. А они не простят, если я тебя оставлю. Ты можешь навести порчу на всю деревню! – уже чуть ли не кричала она.
   А за забором мелькали в сумерках фигуры деревенских жителей. Они крадучись проходили мимо, заглядывая во двор и прислушиваясь к разговору матери с сыном.
 
   Вышло то, чего так боялась мать: утром ко двору стянулся весь деревенский люд и старик Фрол сказал:
- Иди, Клим, по добру, по здорову.  Не нужон нам пастух, что якшается с нечистым.
И сколько бы парень не пытался оправдываться и объяснять, что он ни причём в своём избавлении от хромоты, ему никто не верил.
   Мать собрала котомку и проводила его до околицы.
- Прости, сынок! – сказала она, расплакавшись напоследок, - остаюсь я одна-одинёшенька на старости лет. Но иначе нельзя. Поищи своё счастье в другой стороне. Прощай!
 
   Через пару лет по округе прошёл слух, что живёт, дескать, в городе мужик молодой, привалило ему счастье, нашёл он у себя в штанах неразменный рубль: что ни тратит, а тот снова в кармане. Вот купил он дом, корову, да тройку резвых коней, хозяйственную жену за себя высватал.
   Но ничто его не радует: ни нечаянное богатство, ни дом-пятистенок, ни жена-красавица. Всё тянет его куда-то, всё нудится он, да мается незнамо с чего. Мог бы жить припеваючи, да в потолок поплёвывать, так нет - заделался парень возницею. Кони у него, что птицы, вмиг домчат заезжего купца с его товаром, или судью с писарем, или городового туда, куда им надобно.
   А как выпьет тот возница в праздники, так загонит он свою тройку на гору, что за кривой балкой, да помчит после вниз с той горы, нахлёстывая коней, что только ветер свистит в ушах, да зайцы разбегаются из-под копыт…
   Не иначе, нечистый его гонит!
 
 
 
 
 
 

 
Рейтинг: +6 209 просмотров
Комментарии (8)
Серов Владимир # 17 января 2015 в 19:09 +1
Отличный рассказ! super
Только я не понял, зачем он на гору-то зелет!!!! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Нина Агошкова # 17 января 2015 в 19:11 +1
Это его подкорковые воспоминания о поездке в автомобиле мучат...
Спасибо, Владимир! Подумаю, что можно сделать, чтобы понятнее было, в чём дело.))) soln
Татьяна Дюльгер # 19 января 2015 в 19:22 +1
Нечистая прибыль никогда радости не принесёт. Очень полезный рассказ-притча! Спасибо за труд, Нина!
Отличный слог. Легко и интересно читать, да и поучительно для тех, кто гонится за лёгкими деньгами.
flower
Нина Агошкова # 19 января 2015 в 19:37 +1
Спасибо за отклик, Татьяна!
Рада, что почитали мою фантастику!
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 19 января 2015 в 21:48 +1
НИНА, ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ РАБОТА!!!
Нина Агошкова # 19 января 2015 в 22:46 +1
Спасибо, Николай!
Мне очень приятно!
Людмила Алексеева # 20 января 2015 в 16:21 +1
super 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Нина Агошкова # 20 января 2015 в 16:24 0
Спасибо, Людмила!
Простите, что не захожу к вам - всё времени не хватает.)))