ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → СУПОСТАТКА. Что делать?

СУПОСТАТКА. Что делать?

22 апреля 2012 - Михаил Заскалько

 21. Что делать?!

К ужину Максим не проснулся. Я не беспокоился: пусть отоспится всласть. Когда ещё предстанет такая возможность.
Мы со Средой жили в прежнем режиме, разве что старались не производить лишнего шума. И ещё я с большей нежностью и трепетом относился к Среде: под сердцем у неё мой ребёнок. Давно забытые чувства захлестнули меня целиком, и надо сказать, они были какие-то особенные, точно это вообще будет первый мой ребёнок, поэтому и ощущения сильны своими новизной и первозданностью.

Едва набежали сумерки, я обратил внимание, что Среда едва на ногах держится. Буквально силой пришлось уложить её в постель, напоить укрепляющим чаем. Она всё время хватала меня за руку, что-то пыталась сказать, но на волю вырывалось лишь одно слово:
- Любый...
Собственно, её мысли можно было прочесть на встревоженном лице: Бог взял мою кровь, зачем? Он хочет смутить мою душу, чтобы я отлепилась от Мисааля? Почему? Чем я не понравилась Богу? Если я буду противиться, он снова пришлёт ту, злую Богиню на лошади?
Лаской и нежностью мне удалось её немного успокоить, и вскоре Среда заснула.

Я вышел, сел на крыльце. Почему-то дико захотелось курить.
Встал, прошёлся по двору. Темнело, уже и первые звёзды зажигались. Тихо, безветренно.
У сеновала сидела Раечка, вскинув голову вверх. Я подошёл. Повернула голову, мявкнула.
- Что? - шёпотом спросил. - Удивляешься, как можно столько спать? Твои родственники, домашние кошки, дрыхнут гораздо больше.
Раечка фыркнула, точно хотела сказать, что я не о том веду речь. А о чём?
Раечка вновь напряжённо уставилась вверх. Я тоже посмотрел.
Сверху на нас упал сдавленный стон.
Раечка вскочила, метнулась к лестнице, но я уже опередил её.

Максим метался в горячке, бессвязно что-то быстро говорил.
Не мыслю, как, но мне удалось взять его на руки и, буквально сбежать по лестнице вниз, затем экспрессом понёсся в баню. Специально протопил, думал: проснётся, попарится от души...

В бане было горячо, я мгновенно вспотел. Положил Максима на полок. Зажёг свечи. Стал раздевать его. Максим продолжал метаться, что-то выкрикивая в бреду.
Раздев Максима, кинулся в дом за травами. Возвращаюсь: в предбаннике мечется Раечка, фыркая раздражённо на жар, струящийся в неплотно прикрытую дверь.

Разделся под сверлящим взглядом Раечки, сунулся в баню.
Максим перестал метаться, но продолжал едва слышно сумбурно говорить.
Я запарил травы, нацедил в кружку, разбавил холодной водой. Приподняв голову Максима, приставил край кружки к его губам. Судорожно, чисто механически, Максим сделал глоток, другой. И обмяк.
- Алё, алё! Ты чего? Очнись!
Опустил его голову, похлопал по щекам. Максим открыл глаза, с натугой выдавил:
- Ещё жив... значит, успею...
- Что за разговоры! На вот допей. Сейчас попаришься и будешь, как огурчик.
- Протухший, - мрачно пошутил Максим, пытаясь приподняться.
Помог ему сесть, придерживал, пока допивал лекарство.
- Всё это... как мёртвому припарки...
- Прекрати!
- Я знаю, что говорю... "Эма" проснулась... Хлебнула чистой органики... и проснулась... До утра я не протяну... сожрёт... Слушай внимательно... и не перебивай... могу главное упустить...
Передохнув пару минут, Максим заговорил, быстро, без пауз, точно заученный текст выдавал.

Мне следовало довершить его миссию. В Наденьке есть зелёная клавиша, нажав её, я получу малюсенькую таблетку. Её нужно проглотить. Это чип, он действует только в живом организме. Со смертью Максима, его чип замолчит, Наденька автоматически переключится на новый, на тот, что будет во мне.
Все свидетельства, документы находятся в файлах. Что не ясно, можно спросить Наденьку, и получить чёткий, ясный, исчерпывающий ответ.
Белая клавиша - текстовой вариант общения, оранжевая - голосовой...

Максим умер на полуслове. Начал "мен..." - и точно подавился, дёрнулся всем телом, тяжело обвис на моих руках.
Я прижал его голову к груди, захлёбываясь слезами и потом, завыл раненым зверем.
В предбаннике поддержала меня Раечка...

Вымытый Максим лежал на полке в остывающей бане. Я вынул заглушки, распахнул настежь двери. Одевшись, обессилено опустился на порог. В голове стоял убийственный звон, слёзы лились ручьём, сердце будто зажали в тисках.
Рядом села Раечка, сочувствующе урчала, временами тянулась к лицу и слизывала слёзы со щёк.

Потом прибежала полураздетая простоволосая Среда. Заглянула в баню, ахнув, опустилась рядом со мной.
- Одеть его надо...
Скорее по интонации, чем по тексту, Среда поняла. Поднялась, и медленно побрела к дому.
Вернулась, неся на руках меховую пару - штаны и куртку. Для меня шила, любовно прилаживала ромбики чистой кожи, рисовала защитные орнаменты.

Одевая Максима, я постепенно приходил в себя. Вместо звона, в голове гнутым гвоздём застрял вопрос: "Что делать?"
Хоронить Максима здесь, или как с Дашей попробовать перенести домой? Решаема ли эта задача для Наденьки? Не совершу ли ещё одну ошибку?
Или сначала смотаться к родственнице Агаповой? Если изменится история, значит, и Максим не явится к нам. И всё-всё станет по-другому...


Всё вернётся на круги своя? Где окажусь я? Вернусь в Первый вариант? Супостатка Ритка останется всего лишь как досадное воспоминание юности...
И не будет Среды, Раечки, Насти... Хорошо, если сотрётся всё в памяти, а если нет? Как жить дальше? Они же сниться будут... звать...


Или не дёргаться, принять вариант Даши: умертвить ребёнка. Собственно, это ещё максимум двухнедельный эмбрион. Я ведь гинеколог, проделал сотни сотен абортов... Можно и не так варварски: дать выпить травку - будет выкидыш...
И... всё опять вернётся на круги своя. То есть к Первому варианту, к 51 году, к постылой жене, к чистке засорённых унитазов....
Не Хочу!!!
Чёрт, чёрт, чёрт! ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ???

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0044156

от 22 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044156 выдан для произведения:

 21. Что делать?!

К ужину Максим не проснулся. Я не беспокоился: пусть отоспится всласть. Когда ещё предстанет такая возможность.
Мы со Средой жили в прежнем режиме, разве что старались не производить лишнего шума. И ещё я с большей нежностью и трепетом относился к Среде: под сердцем у неё мой ребёнок. Давно забытые чувства захлестнули меня целиком, и надо сказать, они были какие-то особенные, точно это вообще будет первый мой ребёнок, поэтому и ощущения сильны своими новизной и первозданностью.

Едва набежали сумерки, я обратил внимание, что Среда едва на ногах держится. Буквально силой пришлось уложить её в постель, напоить укрепляющим чаем. Она всё время хватала меня за руку, что-то пыталась сказать, но на волю вырывалось лишь одно слово:
- Любый...
Собственно, её мысли можно было прочесть на встревоженном лице: Бог взял мою кровь, зачем? Он хочет смутить мою душу, чтобы я отлепилась от Мисааля? Почему? Чем я не понравилась Богу? Если я буду противиться, он снова пришлёт ту, злую Богиню на лошади?
Лаской и нежностью мне удалось её немного успокоить, и вскоре Среда заснула.

Я вышел, сел на крыльце. Почему-то дико захотелось курить.
Встал, прошёлся по двору. Темнело, уже и первые звёзды зажигались. Тихо, безветренно.
У сеновала сидела Раечка, вскинув голову вверх. Я подошёл. Повернула голову, мявкнула.
- Что? - шёпотом спросил. - Удивляешься, как можно столько спать? Твои родственники, домашние кошки, дрыхнут гораздо больше.
Раечка фыркнула, точно хотела сказать, что я не о том веду речь. А о чём?
Раечка вновь напряжённо уставилась вверх. Я тоже посмотрел.
Сверху на нас упал сдавленный стон.
Раечка вскочила, метнулась к лестнице, но я уже опередил её.

Максим метался в горячке, бессвязно что-то быстро говорил.
Не мыслю, как, но мне удалось взять его на руки и, буквально сбежать по лестнице вниз, затем экспрессом понёсся в баню. Специально протопил, думал: проснётся, попарится от души...

В бане было горячо, я мгновенно вспотел. Положил Максима на полок. Зажёг свечи. Стал раздевать его. Максим продолжал метаться, что-то выкрикивая в бреду.
Раздев Максима, кинулся в дом за травами. Возвращаюсь: в предбаннике мечется Раечка, фыркая раздражённо на жар, струящийся в неплотно прикрытую дверь.

Разделся под сверлящим взглядом Раечки, сунулся в баню.
Максим перестал метаться, но продолжал едва слышно сумбурно говорить.
Я запарил травы, нацедил в кружку, разбавил холодной водой. Приподняв голову Максима, приставил край кружки к его губам. Судорожно, чисто механически, Максим сделал глоток, другой. И обмяк.
- Алё, алё! Ты чего? Очнись!
Опустил его голову, похлопал по щекам. Максим открыл глаза, с натугой выдавил:
- Ещё жив... значит, успею...
- Что за разговоры! На вот допей. Сейчас попаришься и будешь, как огурчик.
- Протухший, - мрачно пошутил Максим, пытаясь приподняться.
Помог ему сесть, придерживал, пока допивал лекарство.
- Всё это... как мёртвому припарки...
- Прекрати!
- Я знаю, что говорю... "Эма" проснулась... Хлебнула чистой органики... и проснулась... До утра я не протяну... сожрёт... Слушай внимательно... и не перебивай... могу главное упустить...
Передохнув пару минут, Максим заговорил, быстро, без пауз, точно заученный текст выдавал.

Мне следовало довершить его миссию. В Наденьке есть зелёная клавиша, нажав её, я получу малюсенькую таблетку. Её нужно проглотить. Это чип, он действует только в живом организме. Со смертью Максима, его чип замолчит, Наденька автоматически переключится на новый, на тот, что будет во мне.
Все свидетельства, документы находятся в файлах. Что не ясно, можно спросить Наденьку, и получить чёткий, ясный, исчерпывающий ответ.
Белая клавиша - текстовой вариант общения, оранжевая - голосовой...

Максим умер на полуслове. Начал "мен..." - и точно подавился, дёрнулся всем телом, тяжело обвис на моих руках.
Я прижал его голову к груди, захлёбываясь слезами и потом, завыл раненым зверем.
В предбаннике поддержала меня Раечка...

Вымытый Максим лежал на полке в остывающей бане. Я вынул заглушки, распахнул настежь двери. Одевшись, обессилено опустился на порог. В голове стоял убийственный звон, слёзы лились ручьём, сердце будто зажали в тисках.
Рядом села Раечка, сочувствующе урчала, временами тянулась к лицу и слизывала слёзы со щёк.

Потом прибежала полураздетая простоволосая Среда. Заглянула в баню, ахнув, опустилась рядом со мной.
- Одеть его надо...
Скорее по интонации, чем по тексту, Среда поняла. Поднялась, и медленно побрела к дому.
Вернулась, неся на руках меховую пару - штаны и куртку. Для меня шила, любовно прилаживала ромбики чистой кожи, рисовала защитные орнаменты.

Одевая Максима, я постепенно приходил в себя. Вместо звона, в голове гнутым гвоздём застрял вопрос: "Что делать?"
Хоронить Максима здесь, или как с Дашей попробовать перенести домой? Решаема ли эта задача для Наденьки? Не совершу ли ещё одну ошибку?
Или сначала смотаться к родственнице Агаповой? Если изменится история, значит, и Максим не явится к нам. И всё-всё станет по-другому...


Всё вернётся на круги своя? Где окажусь я? Вернусь в Первый вариант? Супостатка Ритка останется всего лишь как досадное воспоминание юности...
И не будет Среды, Раечки, Насти... Хорошо, если сотрётся всё в памяти, а если нет? Как жить дальше? Они же сниться будут... звать...


Или не дёргаться, принять вариант Даши: умертвить ребёнка. Собственно, это ещё максимум двухнедельный эмбрион. Я ведь гинеколог, проделал сотни сотен абортов... Можно и не так варварски: дать выпить травку - будет выкидыш...
И... всё опять вернётся на круги своя. То есть к Первому варианту, к 51 году, к постылой жене, к чистке засорённых унитазов....
Не Хочу!!!
Чёрт, чёрт, чёрт! ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ???

Рейтинг: 0 600 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
158
В плену у моря... 28 августа 2017 (Анна Гирик)
138
129
118
109
109
Синее море 25 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
89
86
86
83
78
78
77
76
75
75
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
74
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
69
67
64
63
53
49