Сильнее времени

22 мая 2014 - Тарас Гупало
Когда-то, лет пять назад довелось мне прочитать про парня, для которого сны были не менее важной частью жизни, чем явь. Конечно же, понять подобных уникумов возможно, только очутившись на их месте. Что же, теперь я их понимаю в полной мере. Каждую ночь, засыпая, я отправляюсь в незабываемые путешествия, своими глазами глядя на средневековую Прагу, участвуя в битве при Креси, стоя по правую руку у трона Эдуарда Длинноногого. Впрочем, нет, не так. Я был лишь свидетелем, незаметно вселяясь в того или другого современника той эпохи, в кою мне посчастливилось попасть в очередной раз, не участвуя своей волей ни в чем. Было интересно, занятно. Я каким-то образом понимал все услышанные речи, будто они были произнесены не на старофранцузском или староанглийском языках, а на самом, что ни на есть русском.
Снилась мне и Русь. Собственно, во время одного такого посещения Москвы все и началось.
* * *
- Щучья дочка! Ты как одета?!
Отец никогда не любил мою жену, как и весь род Шереметьевых. А теперь, застав Елену, отдыхавшую на лавке в одном исподнем, он стал осыпать ее, носящую под сердцем моего ребенка, ударами своего тяжелого посоха.
- Вот тебе, бесстыдница! Вот! Вот! – остановить царя было уже невозможно. Он беспамятно размахивал своим оружием, взбешенно выкрикивая черные ругательства.
- Отец, что же ты… - я подбежал к полубезумному государю и перехватил его посох на лету, - ты задумал извести мое чадо?! Моих предыдущих жен ты уже упрятал по монастырям, что хочешь сделать Елене?!
Он вырвал палку у меня из рук, зашипел что-то невнятное и замахнулся ею. Не знаю. Не знаю, что со мной произошло. Тело мое против моей воли метнулось в сторону, одной рукой я отвел удар, предназначавшийся моей несчастной голове, а вторая… Я до сих пор не верю, что посмел ударить отца. От этого удара царя отбросило в сторону, и он упал на спину. До моего слуха донесся глухой удар, и наступила тишина, даже Елена перестала плакать. Ноги отца несколько раз дернулись и он замер.
* * *
Мой сон прервал будильник на мобильном телефоне. «Странно, я никогда не ставил такую мелодию на свою Нокию», - пронеслась в моей сонной голове мысль. Следующая заставила проснуться окончательно: «И с каких пор я сплю на мягкой перине?»
Я открыл глаза и тут же закрыл их. Снова открыл и, вставая, огляделся. Если бы я был пьющим, то можно было бы подумать, что вчера товарищ Серега изволил ужраться в музее и там же, на какой-нибудь графской постели уснул. Но так как спиртное на запах не переношу, да и вещества потяжелее никогда в жизни не пробовал, то, пока ситуация не прояснится, будем считать, что это просто второй сон. Бывает и такое. Мелодия тем временем и не думала утихать или хотя бы начаться заново, и я понял, что будильник вместо МП3 плеера включил радио. Блин, да я даже не знаю, где в моем агрегате есть такая функция.
- Доброе утро, только что вы прослушали Весенний вальс в исполнении московского его императорского Величества оркестра. А сейчас…
Что будет сейчас, я пропустил исключительно по причине выпадения в осадок. Ну не вязалось все сказанное с моей повседневной жизнью. Не хватало еще для полного счастья услышать, как утренний диджей сообщает своей аудитории, например, что его Высочество великий князь, ну, скажем, Георгий почтил своим визитом музей Триумфа династии Романовых… (это я так шучу, ага)
Что сказать, диджей не только не обманул моих ожиданий, но и многократно их превзошел:
- В ознаменование тысяча сто пятидесятой годовщины вокняжения первого представителя царствующей ныне фамилии, сегодня на центральной площади нашей столицы, носящей славное имя Князя Рюрика, пройдет большой военный парад. Его Величество, Император Иван Седьмой Рюрикович персонально примет парад у генерала Куропаткина Алексея Николаевича, достойного продолжателя военных традиций своего славного прадеда, победителя Японской угрозы и своего полного тезки.
Абзац… Щипать себя бесполезно, пробовал. Остается только молиться, что открою я глаза после очередного сна и увижу мило улыбающегося доктора, затягивающего последний крепкий узел на моей смирительной рубашке. Сказать, что проклятый диджей своими долбанными верноподданническими речами объяснил мне многое, значит - ничего не сказать. Историю я люблю с детства, а с недавнего времени зарабатываю ею себе на хлеб, и уж то, что род Рюриковичей официально прервался со смертью сына Ивана Грозного, Федора, а неофициально и того раньше (поговаривали, что и сам Грозный не был отпрыском князя Василия) я знал отлично и… Я замер. Память услужливо вытянула на поверхность мой сегодняшний сон.
- Отца ударил, да? - тихо прорычал я самому себе, - палочки Грозного испугался.
Но развить самобичевание до стадии покрытия себя любимого матом я не успел.
- Любимый, ты проснулся? - В спальню впорхнуло юное небесное создание в тонком халатике и с подносом в руках. Поставив его на маленький стеклянный столик, она подскочила ко мне и одарила страстным горячим поцелуем. Что сказать, мне бы еще раз удивиться, но - фигушки. К завтраку мы приступили только минут через сорок. Как бы это цинично ни звучало, но мне повезло дважды, потому что в пылу страсти Настя назвала мне и свое, и мое имя. Во время завтрака, я наконец-то умудрился заметить на наших безымянных пальцах по кольцу. После завтрака моя жена (ЖЕНА!) упорхнула в ванную комнату, а я принялся исследовать свое новое жилище. Спасибо Насте, секс полностью сбросил стресс от пережитого «доброго утра», а вкусный легкий завтрак не отяжелил меня, а заставил мозг работать в правильном направлении. В углу большой гостиной в огромный штабель были сложены запакованные подарки. Прочитав надписи на них, я только почесал затылок. Вообще, результаты моих исследований отвечали на все большее количество вопросов и, как водится, не переставали подкидывать новые.
Я вернулся в спальню и решил обдумать полученную информацию. Итак, что мы имеем с гуся? Со вкусной домашней птицы мы имеем не очень богатого, но вполне обеспеченного чиновника в министерстве образования по имени Сергей Карлович Грегорьев. Что же, с новыми именем, фамилией и отчеством свыкаться не прийдется, уже хлеб. Квартира… стоп, не квартира, а дом. Комнаты в этом доме обустроены очень похоже на мою квартиру в прошлой жизни, разве что несколько роскошнее. Да что там говорить, даже взглянув в зеркало, я увидел себя. С другой прической, в иной одежде, но себя. Теперь о Насте: да, она моя супруга, более того, эта ночь была у нас первой брачной. А вот интересно, если я оказался в этой реальности (в том, что это именно альтернативная реальность, я не сомневался) в данном теле, то куда девалось сознание моего двойника? Умерло, переместилось в мою родную реальность, впрочем, нет, моего мира после ночной выходки Ивана Ивановича существовать уже не должно. Тогда прости, Сергей Карлович, я не нарочно, честное слово. Сам не рад, мягко говоря. У меня там друзья, родственники, слава Богу, еще не успел семьей обзавестись, а то бы сейчас вообще, наверное, думать ни о чем не мог.
Ладно, начнем с начала. Если кто не понял еще что, собственно, произошло, то вот моя теория: путешествуя по прошлому, я умудрился один раз вмешаться в исторический ход событий, а именно, вместо того, чтобы позволить убить царю Ивану Четвертому своего сына (об этом то факте знают все), сам укокошил грозного папу, правда, совершенно случайно. В итоге, Иван пятый, наследуя престол, успешно продолжает династию Рюриковичей, при чем настолько успешно, что фамилия сия правит и в нынешнем 2012-ом году. Ну, насколько все успешно, я пока могу судить только по богатой обстановке своего дома, что не есть показатель и по восторженным завываниям радиоведущего, что тем более не говорит пока ни о чем, кроме как о неплохо поставленной агитслужбе.
Итак, история радикально изменена, я теперь не скромный учитель истории в российской средней школе, а самый что ни на есть чиновник, ответственное, блин, лицо, слуга царю, отец солда… ой, это не из той оперы. А как, позвольте спросить, меня закинуло сюда, в мир глобальной хроноамнезии? Впрочем, эта самая болезнь поразила скорее меня, как главного участника событий прошлого. Грубо говоря, я – гость, гость, которого давно попросили бы уйти, если бы это пришло кому-нибудь в голову, и это было бы в силах гостя. Вот, в общем-то, и вся моя теорема, если у кого-то есть более разумное объяснение (не считая предположений о наркотическом бреде) – прошу!
Надо сказать, что мне повезло еще кое в чем. Только вчера отгремела наша шумная и веселая свадьба, на которой присутствовал сам министр в качестве отца жениха (я чуть с ног не свалился, когда узнал, что в этой реальности мои родители погибли два года назад). Так вот он, будучи в настроении весьма добродушном, даровал нам с Настей целый месяц отпуска и путевку на правительственный курорт в Михайловский край, дабы мы, как изволил с улыбкой выразиться Константин Ильич, начали немедленно исполнять божью заповедь (как я понимаю, плодиться и размножаться). Кстати, зайдя в интернет (прогресс тут на месте, слава Богу, не стоит) и, посмотрев на карту, я, как и ожидал, нашел Михайлов на месте моего Краснодара. Но вот в честь кого он был назван! Признаться, тот факт, что Михаил Скопин-Шуйский не был отравлен в смутном 1610 году, и что этот талантливейший полководец прожил долгую жизнь, умерев в семьдесят один год, меня порадовал необычайно. Да и то сказать, город назвали в его имя более века спустя! Оставил по себе память племянник царя-боярина. Впрочем, как несложно догадаться, никакого царя Василия Шуйского в этом времени не было.
Признаюсь, несколько дней мы, не думая ни о чем строго придерживались наказа моего высшего начальства. Не знаю, право, каков будет результат, но сам процесс! Да и край Михайловский чудо, как хорош.
Однако, мое нынешнее полное незнание истории – это совсем не шутка, за пару дней такой объем материала не осилить, как ни пытайся. Не осилить его и за год. Пробел в четыреста тридцать лет, какого?! Полагаю, что до 1582-го года мои знания не будут расходиться с прошлым этого мира, а вот после… Черт возьми, учителю по истории изучать свой предмет с чистого листа! Не о том мечтали авторы и читатели различных книг о попаданцах, которые мне довелось прочесть в прошлой жизни. В большинстве подобной литературы главный герой, заброшенный в прошлое и обладающий ценным послезнанием, точно понимал, кого следует спасти от неминуемой смерти, а кого где встретить, там и мочить. Счастливые! Я все, что мог в истории уже исправил, а в результате сижу тут почти, как инопланетянин в роскошном номере министерского санатория, ушами хлопаю и думаю, как бы мне службы не лишиться да в нагрузку еще и в дурку не попасть. Ведь незнание прошлого было далеко не единственной моей проблемой. Прошла уже неделя с начала нашего медового месяца, и я стал замечать, что Настя все чаще косится на меня. Ну, супругу мою понять можно. После свадьбы она уснула с одним человеком, а проснулась с другим, хоть и не изменившимся внешне. Конечно же, то, что она не заподозрила ничего раньше, можно списать на пресловутую постсвадебную эйфорию. Из разговоров с Настей я узнал, что знакомы мы с ней лет с пяти, то есть ей было пять лет, а мне к тому времени уже стукнуло одиннадцать.
- Сережа, - мы сидели за столиком небольшого уличного кафе. Настя пила цветочный чай, а я наслаждался великолепным крепким кофе. Услышав тревожные нотки в голосе жены, я вздрогнул и поднял на нее глаза. Вот, похоже, и наступил момент начала разговора, который я всеми силами откладывал.
- Сережа, что с тобой? После нашей свадьбы ты стал другим. Нет, ты такой же добрый, хороший, каким и был, но… Скажи мне, что с тобой? Я люблю тебя и все приму, я буду рядом, что бы у тебя ни случилось, но не скрывай от меня ничего.
Ну что, что мне сказать этой девятнадцатилетней девчушке с большими глазами, которые смотрели сейчас на меня с серьезной детской растерянностью? Что мне сказать моей и не моей жене? А ведь я ее люблю. Люблю не как чиновник министерства образования при его Величестве императоре, Сергей Карлович, а как молодой учитель истории Серега Григорьев. Обмануть ее? Не смогу. Даже если я скажу неправду, Настя это поймет, и тогда у меня не будет в этом мире никого. Сказать правду? Сможет ли она тогда сдержать свое обещание и остаться со мной?
Маленькая ладошка Настеньки накрыла мою руку.
- Ты болен, Сереженька?
Мысленно я махнул рукой на все и послал это все куда подальше. И так, и так терять все, а лгать ей я не хочу. Хуже все равно не будет, я застрял в чужой реальности, где все мои родные умерли, а знакомые… Да нет у меня никаких знакомых. Только Настя, и если я ее потеряю…
- Нет, милая, я не болен, - я покачал головой, - точнее болен, но не знаю, как тебе это объяснить.
- Скажи, как есть, - теперь ее зеленые глаза светились решительностью. Да уж, если кто и сможет сдержать слово, данное мне, так это именно она.
И я ей обо всем рассказал. С каждым сказанным мной словом, лицо моей жены становилось все бледнее. Не смотря на то, что от этого рассказа здорово попахивало бредом сумасшедшего, я видел: Настя мне верит. Наверное, думает, что выдумать про сон, про путешествия между реальностями, про то, что существует другая история, в которой нет места русской монархии не под силу самому свихнувшемуся безумцу. Что же, может быть, она права с одной поправкой: не смотря на мое недельное пребывание в царской России двадцать первого века, я до сих пор не уверен в своем психическом здоровье.
По щекам моей жены потекли слезы. Она встала, обошла стол и прижала мою голову к своей груди. Я ощутил, как ее пальцы гладят мои волосы.
- Ты мой, мой Сережа, - шептала Настя, всхлипывая. Мы что-нибудь придумаем, обязательно придумаем.
И мы придумали. Доктора полностью подтвердили диагноз «временная потеря памяти», мне и притворяться не пришлось. А уж на службе сказали, чтобы до полного выздоровления я не смел начальству и на глаза показываться.
Моя супруга всерьез занялась моей учебой и воспитанием. Конечно же, я и раньше не ковырялся вилкой в зубах и не плевал на мостовые, но все же, все же…
Не перестаю удивляться и восхищаться Настенькой, моей Настенькой, как бы там ни было. Кто там первый сказал, что понять женщину невозможно? Склоняюсь перед вашей мудростью!
Все стало выравниваться в моей жизни. Только в моей ли?
* * *
- Щучья дочка! Ты как одета?!
Отец никогда не любил мою жену, как и весь род Шереметьевых. А теперь, застав Елену, отдыхавшую на лавке в одном исподнем, он стал осыпать ее, носящую под сердцем моего ребенка, ударами своего тяжелого посоха.
- Вот тебе, бесстыдница! Вот! Вот! – остановить царя было уже невозможно. Он беспамятно размахивал своим оружием, взбешенно выкрикивая черные ругательства.
- Отец, что же ты… - я подбежал к полубезумному государю и перехватил его посох на лету, - ты задумал извести мое чадо?! Моих предыдущих жен ты уже упрятал по монастырям, что хочешь сделать Елене?!
Он вырвал палку у меня из рук, зашипел что-то невнятное и замахнулся ею. Не знаю, что со мной произошло. Тело мое против моей воли метнулось в сторону, одной рукой я отвел удар предназначавшийся моей несчастной голове, а вторая… Вторая рука отлетела, отбытая сильным ударом другого конца посоха. В следующее мгновение в голове моей вспыхнуло солнце. Вспыхнуло и погасло.
* * *
- И как у тебя это получилось?
- Как, как, увернулся от удара и подправил твою историю. Меня же в твой мир закинуло.
- Не понял!
Мы стояли друг напротив друга в полной пустоте. Не было ни света, ни тьмы, были только два Сергея Карловича Григорьева.
- Реальности никуда не деваются, - мой двойник усмехнулся, - они существуют параллельно, только один основной, а другой альтернативный, который возник после твоего цареубийства. Ты поменял их местами – поменялись местами и мы. Знаешь, а ты интересные сны видел, по своему опыту говорю. Сложнее всего было найти ту разбежность событий, из-за которой все началось.
- Ну, это если не считать проблему поверить в происходящее, - засмеялся я в свою очередь, но тут же посерьезнел, - ты это… береги Настю. Если что, я подгадаю сон и сделаю тебя каким-нибудь кочевником, понял? Последние слова я уже говорил полушутливым тоном.
- Она знает?
- А куда ж мне было деться? Она нас любит, кем бы мы ни были.
- Ты знаешь, что меня очень удивило - лицо чиновника Сергея снова разгладилось, - на следующий день после моего переселения, я встретил Настю. Именно она вытащила меня из состояния шока. Просто подошла ко мне в парке и заговорила. Это судьба, понимаешь?
Если бы мой восторженный двойник мог ко мне прикоснуться, уверен, он схватил бы меня за плечи и потряс.
- Ты имеешь в виду, что над судьбой не властно никакое течение времени? – я задумчиво покивал нашим общим мыслям. А ведь это хорошо, правда, Сергей Карлович?
- Правда, Сергей Карлович!
Мы радостно рассмеялись.
- Расскажи обо всем Настеньке.
- Ты тоже. Не смей скрывать от нее ничего. Она не только меня спасла.
- Не только.
* * *
Первые звуки гитары Слэша подкинули меня к потолку! Ганзы! Родненькие! Я чуть не заплакал от счастья и откинулся на подушку. Прослушав песню, я вскочил с кровати и стал одеваться. Моя старая квартира радовала глаз неимоверно, я дома! Дома! Все свое, привычное, мама с папой, наверное, с ума сходят вот только… одна гаденькая мысль обожгла сознание: может, все, что было - это сон? Длинный, тягучий, вместе с тем прекрасный и светлый, но сон? Я без сил опустился на пол и обхватил руками голову. Настя, Настенька…
- Сережа, ты проснулся?!


© Copyright: Тарас Гупало, 2014

Регистрационный номер №0216322

от 22 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0216322 выдан для произведения: Когда-то, лет пять назад довелось мне прочитать про парня, для которого сны были не менее важной частью жизни, чем явь. Конечно же, понять подобных уникумов возможно, только очутившись на их месте. Что же, теперь я их понимаю в полной мере. Каждую ночь, засыпая, я отправляюсь в незабываемые путешествия, своими глазами глядя на средневековую Прагу, участвуя в битве при Креси, стоя по правую руку у трона Эдуарда Длинноногого. Впрочем, нет, не так. Я был лишь свидетелем, незаметно вселяясь в того или другого современника той эпохи, в кою мне посчастливилось попасть в очередной раз, не участвуя своей волей ни в чем. Было интересно, занятно. Я каким-то образом понимал все услышанные речи, будто они были произнесены не на старофранцузском или староанглийском языках, а на самом, что ни на есть русском.
Снилась мне и Русь. Собственно, во время одного такого посещения Москвы все и началось.
* * *
- Щучья дочка! Ты как одета?!
Отец никогда не любил мою жену, как и весь род Шереметьевых. А теперь, застав Елену, отдыхавшую на лавке в одном исподнем, он стал осыпать ее, носящую под сердцем моего ребенка, ударами своего тяжелого посоха.
- Вот тебе, бесстыдница! Вот! Вот! – остановить царя было уже невозможно. Он беспамятно размахивал своим оружием, взбешенно выкрикивая черные ругательства.
- Отец, что же ты… - я подбежал к полубезумному государю и перехватил его посох на лету, - ты задумал извести мое чадо?! Моих предыдущих жен ты уже упрятал по монастырям, что хочешь сделать Елене?!
Он вырвал палку у меня из рук, зашипел что-то невнятное и замахнулся ею. Не знаю. Не знаю, что со мной произошло. Тело мое против моей воли метнулось в сторону, одной рукой я отвел удар, предназначавшийся моей несчастной голове, а вторая… Я до сих пор не верю, что посмел ударить отца. От этого удара царя отбросило в сторону, и он упал на спину. До моего слуха донесся глухой удар, и наступила тишина, даже Елена перестала плакать. Ноги отца несколько раз дернулись и он замер.
* * *
Мой сон прервал будильник на мобильном телефоне. «Странно, я никогда не ставил такую мелодию на свою Нокию», - пронеслась в моей сонной голове мысль. Следующая заставила проснуться окончательно: «И с каких пор я сплю на мягкой перине?»
Я открыл глаза и тут же закрыл их. Снова открыл и, вставая, огляделся. Если бы я был пьющим, то можно было бы подумать, что вчера товарищ Серега изволил ужраться в музее и там же, на какой-нибудь графской постели уснул. Но так как спиртное на запах не переношу, да и вещества потяжелее никогда в жизни не пробовал, то, пока ситуация не прояснится, будем считать, что это просто второй сон. Бывает и такое. Мелодия тем временем и не думала утихать или хотя бы начаться заново, и я понял, что будильник вместо МП3 плеера включил радио. Блин, да я даже не знаю, где в моем агрегате есть такая функция.
- Доброе утро, только что вы прослушали Весенний вальс в исполнении московского его императорского Величества оркестра. А сейчас…
Что будет сейчас, я пропустил исключительно по причине выпадения в осадок. Ну не вязалось все сказанное с моей повседневной жизнью. Не хватало еще для полного счастья услышать, как утренний диджей сообщает своей аудитории, например, что его Высочество великий князь, ну, скажем, Георгий почтил своим визитом музей Триумфа династии Романовых… (это я так шучу, ага)
Что сказать, диджей не только не обманул моих ожиданий, но и многократно их превзошел:
- В ознаменование тысяча сто пятидесятой годовщины вокняжения первого представителя царствующей ныне фамилии, сегодня на центральной площади нашей столицы, носящей славное имя Князя Рюрика, пройдет большой военный парад. Его Величество, Император Иван Седьмой Рюрикович персонально примет парад у генерала Куропаткина Алексея Николаевича, достойного продолжателя военных традиций своего славного прадеда, победителя Японской угрозы и своего полного тезки.
Абзац… Щипать себя бесполезно, пробовал. Остается только молиться, что открою я глаза после очередного сна и увижу мило улыбающегося доктора, затягивающего последний крепкий узел на моей смирительной рубашке. Сказать, что проклятый диджей своими долбанными верноподданническими речами объяснил мне многое, значит - ничего не сказать. Историю я люблю с детства, а с недавнего времени зарабатываю ею себе на хлеб, и уж то, что род Рюриковичей официально прервался со смертью сына Ивана Грозного, Федора, а неофициально и того раньше (поговаривали, что и сам Грозный не был отпрыском князя Василия) я знал отлично и… Я замер. Память услужливо вытянула на поверхность мой сегодняшний сон.
- Отца ударил, да? - тихо прорычал я самому себе, - палочки Грозного испугался.
Но развить самобичевание до стадии покрытия себя любимого матом я не успел.
- Любимый, ты проснулся? - В спальню впорхнуло юное небесное создание в тонком халатике и с подносом в руках. Поставив его на маленький стеклянный столик, она подскочила ко мне и одарила страстным горячим поцелуем. Что сказать, мне бы еще раз удивиться, но - фигушки. К завтраку мы приступили только минут через сорок. Как бы это цинично ни звучало, но мне повезло дважды, потому что в пылу страсти Настя назвала мне и свое, и мое имя. Во время завтрака, я наконец-то умудрился заметить на наших безымянных пальцах по кольцу. После завтрака моя жена (ЖЕНА!) упорхнула в ванную комнату, а я принялся исследовать свое новое жилище. Спасибо Насте, секс полностью сбросил стресс от пережитого «доброго утра», а вкусный легкий завтрак не отяжелил меня, а заставил мозг работать в правильном направлении. В углу большой гостиной в огромный штабель были сложены запакованные подарки. Прочитав надписи на них, я только почесал затылок. Вообще, результаты моих исследований отвечали на все большее количество вопросов и, как водится, не переставали подкидывать новые.
Я вернулся в спальню и решил обдумать полученную информацию. Итак, что мы имеем с гуся? Со вкусной домашней птицы мы имеем не очень богатого, но вполне обеспеченного чиновника в министерстве образования по имени Сергей Карлович Грегорьев. Что же, с новыми именем, фамилией и отчеством свыкаться не прийдется, уже хлеб. Квартира… стоп, не квартира, а дом. Комнаты в этом доме обустроены очень похоже на мою квартиру в прошлой жизни, разве что несколько роскошнее. Да что там говорить, даже взглянув в зеркало, я увидел себя. С другой прической, в иной одежде, но себя. Теперь о Насте: да, она моя супруга, более того, эта ночь была у нас первой брачной. А вот интересно, если я оказался в этой реальности (в том, что это именно альтернативная реальность, я не сомневался) в данном теле, то куда девалось сознание моего двойника? Умерло, переместилось в мою родную реальность, впрочем, нет, моего мира после ночной выходки Ивана Ивановича существовать уже не должно. Тогда прости, Сергей Карлович, я не нарочно, честное слово. Сам не рад, мягко говоря. У меня там друзья, родственники, слава Богу, еще не успел семьей обзавестись, а то бы сейчас вообще, наверное, думать ни о чем не мог.
Ладно, начнем с начала. Если кто не понял еще что, собственно, произошло, то вот моя теория: путешествуя по прошлому, я умудрился один раз вмешаться в исторический ход событий, а именно, вместо того, чтобы позволить убить царю Ивану Четвертому своего сына (об этом то факте знают все), сам укокошил грозного папу, правда, совершенно случайно. В итоге, Иван пятый, наследуя престол, успешно продолжает династию Рюриковичей, при чем настолько успешно, что фамилия сия правит и в нынешнем 2012-ом году. Ну, насколько все успешно, я пока могу судить только по богатой обстановке своего дома, что не есть показатель и по восторженным завываниям радиоведущего, что тем более не говорит пока ни о чем, кроме как о неплохо поставленной агитслужбе.
Итак, история радикально изменена, я теперь не скромный учитель истории в российской средней школе, а самый что ни на есть чиновник, ответственное, блин, лицо, слуга царю, отец солда… ой, это не из той оперы. А как, позвольте спросить, меня закинуло сюда, в мир глобальной хроноамнезии? Впрочем, эта самая болезнь поразила скорее меня, как главного участника событий прошлого. Грубо говоря, я – гость, гость, которого давно попросили бы уйти, если бы это пришло кому-нибудь в голову, и это было бы в силах гостя. Вот, в общем-то, и вся моя теорема, если у кого-то есть более разумное объяснение (не считая предположений о наркотическом бреде) – прошу!
Надо сказать, что мне повезло еще кое в чем. Только вчера отгремела наша шумная и веселая свадьба, на которой присутствовал сам министр в качестве отца жениха (я чуть с ног не свалился, когда узнал, что в этой реальности мои родители погибли два года назад). Так вот он, будучи в настроении весьма добродушном, даровал нам с Настей целый месяц отпуска и путевку на правительственный курорт в Михайловский край, дабы мы, как изволил с улыбкой выразиться Константин Ильич, начали немедленно исполнять божью заповедь (как я понимаю, плодиться и размножаться). Кстати, зайдя в интернет (прогресс тут на месте, слава Богу, не стоит) и, посмотрев на карту, я, как и ожидал, нашел Михайлов на месте моего Краснодара. Но вот в честь кого он был назван! Признаться, тот факт, что Михаил Скопин-Шуйский не был отравлен в смутном 1610 году, и что этот талантливейший полководец прожил долгую жизнь, умерев в семьдесят один год, меня порадовал необычайно. Да и то сказать, город назвали в его имя более века спустя! Оставил по себе память племянник царя-боярина. Впрочем, как несложно догадаться, никакого царя Василия Шуйского в этом времени не было.
Признаюсь, несколько дней мы, не думая ни о чем строго придерживались наказа моего высшего начальства. Не знаю, право, каков будет результат, но сам процесс! Да и край Михайловский чудо, как хорош.
Однако, мое нынешнее полное незнание истории – это совсем не шутка, за пару дней такой объем материала не осилить, как ни пытайся. Не осилить его и за год. Пробел в четыреста тридцать лет, какого?! Полагаю, что до 1582-го года мои знания не будут расходиться с прошлым этого мира, а вот после… Черт возьми, учителю по истории изучать свой предмет с чистого листа! Не о том мечтали авторы и читатели различных книг о попаданцах, которые мне довелось прочесть в прошлой жизни. В большинстве подобной литературы главный герой, заброшенный в прошлое и обладающий ценным послезнанием, точно понимал, кого следует спасти от неминуемой смерти, а кого где встретить, там и мочить. Счастливые! Я все, что мог в истории уже исправил, а в результате сижу тут почти, как инопланетянин в роскошном номере министерского санатория, ушами хлопаю и думаю, как бы мне службы не лишиться да в нагрузку еще и в дурку не попасть. Ведь незнание прошлого было далеко не единственной моей проблемой. Прошла уже неделя с начала нашего медового месяца, и я стал замечать, что Настя все чаще косится на меня. Ну, супругу мою понять можно. После свадьбы она уснула с одним человеком, а проснулась с другим, хоть и не изменившимся внешне. Конечно же, то, что она не заподозрила ничего раньше, можно списать на пресловутую постсвадебную эйфорию. Из разговоров с Настей я узнал, что знакомы мы с ней лет с пяти, то есть ей было пять лет, а мне к тому времени уже стукнуло одиннадцать.
- Сережа, - мы сидели за столиком небольшого уличного кафе. Настя пила цветочный чай, а я наслаждался великолепным крепким кофе. Услышав тревожные нотки в голосе жены, я вздрогнул и поднял на нее глаза. Вот, похоже, и наступил момент начала разговора, который я всеми силами откладывал.
- Сережа, что с тобой? После нашей свадьбы ты стал другим. Нет, ты такой же добрый, хороший, каким и был, но… Скажи мне, что с тобой? Я люблю тебя и все приму, я буду рядом, что бы у тебя ни случилось, но не скрывай от меня ничего.
Ну что, что мне сказать этой девятнадцатилетней девчушке с большими глазами, которые смотрели сейчас на меня с серьезной детской растерянностью? Что мне сказать моей и не моей жене? А ведь я ее люблю. Люблю не как чиновник министерства образования при его Величестве императоре, Сергей Карлович, а как молодой учитель истории Серега Григорьев. Обмануть ее? Не смогу. Даже если я скажу неправду, Настя это поймет, и тогда у меня не будет в этом мире никого. Сказать правду? Сможет ли она тогда сдержать свое обещание и остаться со мной?
Маленькая ладошка Настеньки накрыла мою руку.
- Ты болен, Сереженька?
Мысленно я махнул рукой на все и послал это все куда подальше. И так, и так терять все, а лгать ей я не хочу. Хуже все равно не будет, я застрял в чужой реальности, где все мои родные умерли, а знакомые… Да нет у меня никаких знакомых. Только Настя, и если я ее потеряю…
- Нет, милая, я не болен, - я покачал головой, - точнее болен, но не знаю, как тебе это объяснить.
- Скажи, как есть, - теперь ее зеленые глаза светились решительностью. Да уж, если кто и сможет сдержать слово, данное мне, так это именно она.
И я ей обо всем рассказал. С каждым сказанным мной словом, лицо моей жены становилось все бледнее. Не смотря на то, что от этого рассказа здорово попахивало бредом сумасшедшего, я видел: Настя мне верит. Наверное, думает, что выдумать про сон, про путешествия между реальностями, про то, что существует другая история, в которой нет места русской монархии не под силу самому свихнувшемуся безумцу. Что же, может быть, она права с одной поправкой: не смотря на мое недельное пребывание в царской России двадцать первого века, я до сих пор не уверен в своем психическом здоровье.
По щекам моей жены потекли слезы. Она встала, обошла стол и прижала мою голову к своей груди. Я ощутил, как ее пальцы гладят мои волосы.
- Ты мой, мой Сережа, - шептала Настя, всхлипывая. Мы что-нибудь придумаем, обязательно придумаем.
И мы придумали. Доктора полностью подтвердили диагноз «временная потеря памяти», мне и притворяться не пришлось. А уж на службе сказали, чтобы до полного выздоровления я не смел начальству и на глаза показываться.
Моя супруга всерьез занялась моей учебой и воспитанием. Конечно же, я и раньше не ковырялся вилкой в зубах и не плевал на мостовые, но все же, все же…
Не перестаю удивляться и восхищаться Настенькой, моей Настенькой, как бы там ни было. Кто там первый сказал, что понять женщину невозможно? Склоняюсь перед вашей мудростью!
Все стало выравниваться в моей жизни. Только в моей ли?
* * *
- Щучья дочка! Ты как одета?!
Отец никогда не любил мою жену, как и весь род Шереметьевых. А теперь, застав Елену, отдыхавшую на лавке в одном исподнем, он стал осыпать ее, носящую под сердцем моего ребенка, ударами своего тяжелого посоха.
- Вот тебе, бесстыдница! Вот! Вот! – остановить царя было уже невозможно. Он беспамятно размахивал своим оружием, взбешенно выкрикивая черные ругательства.
- Отец, что же ты… - я подбежал к полубезумному государю и перехватил его посох на лету, - ты задумал извести мое чадо?! Моих предыдущих жен ты уже упрятал по монастырям, что хочешь сделать Елене?!
Он вырвал палку у меня из рук, зашипел что-то невнятное и замахнулся ею. Не знаю, что со мной произошло. Тело мое против моей воли метнулось в сторону, одной рукой я отвел удар предназначавшийся моей несчастной голове, а вторая… Вторая рука отлетела, отбытая сильным ударом другого конца посоха. В следующее мгновение в голове моей вспыхнуло солнце. Вспыхнуло и погасло.
* * *
- И как у тебя это получилось?
- Как, как, увернулся от удара и подправил твою историю. Меня же в твой мир закинуло.
- Не понял!
Мы стояли друг напротив друга в полной пустоте. Не было ни света, ни тьмы, были только два Сергея Карловича Григорьева.
- Реальности никуда не деваются, - мой двойник усмехнулся, - они существуют параллельно, только один основной, а другой альтернативный, который возник после твоего цареубийства. Ты поменял их местами – поменялись местами и мы. Знаешь, а ты интересные сны видел, по своему опыту говорю. Сложнее всего было найти ту разбежность событий, из-за которой все началось.
- Ну, это если не считать проблему поверить в происходящее, - засмеялся я в свою очередь, но тут же посерьезнел, - ты это… береги Настю. Если что, я подгадаю сон и сделаю тебя каким-нибудь кочевником, понял? Последние слова я уже говорил полушутливым тоном.
- Она знает?
- А куда ж мне было деться? Она нас любит, кем бы мы ни были.
- Ты знаешь, что меня очень удивило - лицо чиновника Сергея снова разгладилось, - на следующий день после моего переселения, я встретил Настю. Именно она вытащила меня из состояния шока. Просто подошла ко мне в парке и заговорила. Это судьба, понимаешь?
Если бы мой восторженный двойник мог ко мне прикоснуться, уверен, он схватил бы меня за плечи и потряс.
- Ты имеешь в виду, что над судьбой не властно никакое течение времени? – я задумчиво покивал нашим общим мыслям. А ведь это хорошо, правда, Сергей Карлович?
- Правда, Сергей Карлович!
Мы радостно рассмеялись.
- Расскажи обо всем Настеньке.
- Ты тоже. Не смей скрывать от нее ничего. Она не только меня спасла.
- Не только.
* * *
Первые звуки гитары Слэша подкинули меня к потолку! Ганзы! Родненькие! Я чуть не заплакал от счастья и откинулся на подушку. Прослушав песню, я вскочил с кровати и стал одеваться. Моя старая квартира радовала глаз неимоверно, я дома! Дома! Все свое, привычное, мама с папой, наверное, с ума сходят вот только… одна гаденькая мысль обожгла сознание: может, все, что было - это сон? Длинный, тягучий, вместе с тем прекрасный и светлый, но сон? Я без сил опустился на пол и обхватил руками голову. Настя, Настенька…
- Сережа, ты проснулся?!


Рейтинг: +5 199 просмотров
Комментарии (6)
Лидия Гржибовская # 22 мая 2014 в 12:18 +1
Вот так нам всем в таких снах побывать бы, так и окружение наше, потом, самым родным будет
Спасибо Тарас, мне очень понравилось, чуть бы только увеличить размер букв,
приглашаю
http://parnasse.ru/poetry/lyrics/civilian/poderzhim-mirom-teh-kto-slab.html
Ирэна Артемьева # 31 мая 2014 в 15:36 +1
Выше всяческих похвал работа!!!
СПАСИБО ТАРАС!
Тарас Гупало # 31 мая 2014 в 15:38 0
Благодарю вас.
Борисова Елена # 17 июня 2014 в 14:56 0
Ничего удивительного! Во сне мы проводим треть своей жизни. Жалко, такое добро пропадает. Не привыкли мы обращать внимание на сны. А зря. Меня однажды предупредили об аварии. Не поняла. Дошло только потом, когда авария свершилась. Теперь стараюсь анализировать сны. Вдруг опять будет что-то стОящее в них. Почти все сюжеты моей прозы - это все оттуда. Так что на сны надо обращать внимание, там можно найти много полезного...
Татьяна Антипова # 17 июня 2014 в 17:12 0
Хороший сон, пора и мне уж спать super
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 27 июня 2014 в 10:38 0
ТАРАС ПРЕКРАСНАЯ РАБОТА!!! v c0137 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e c0414