ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → ПОПУТЧИЦЫ, Гл.4, Повесть- шутка, 18+

ПОПУТЧИЦЫ, Гл.4, Повесть- шутка, 18+

23 января 2022 - Андрей Кузнецов
article502988.jpg
Глава четвёртая. После  ресторана.  Беспокойная ночь.

          Итак,  мне снились эротические сны… Вернее, какой-то  мутный «винегрет» из откровенных сновидений, ибо я лёг спать, хоть и нетрезвым, но всё же  перевозбуждённым. Засыпал я  под впечатлениями  «пития на брудершафт» с  каждой  из прелестниц, которые  были, мало того,  что опасно полуобнажены  в ресторане, где  нас могло видеть  немалое число посетителей-пассажиров. Помимо этого, каждая  из них  испускала в мою сторону  такое количество волн сладостной  похоти и желания, что  я  едва не разрядился самым бесстыдным и  позорнейшим  образом. Хорошо, что  сидевшим за  другими  столиками,  кажется,  было не  до нас.
           Короче,  я заснул. Через некоторое  время  чувствую, что меня кто-то  мягко, но твёрдо, настойчиво сдвигает к стене. Я ощутил рукой под простынёй горячее   голое женское  тело. Дьюла? Да, это была  она.  Приложив на секунду  пальчик  к губам, она прошептала:
           -Тсс… Я пришла. Как обещала. Девочки спят, и  нам лучше не шуметь. Хотя я знаю  - после  спиртного они обычно  спят крепко.  И  как ты  хочешь?
            -Сначала? «Я хочу  целовать   твою чёрную розу» -  ответил я,  - а  потом... ты  тоже обещала кое-кого  покрыть поцелуями.…
            -Ладно, целуй пока «розу»,  если  собрался,  – перебила  меня Дьюла. - А  потом, если  никто из девчонок  не проснётся, я не забуду поцеловать твоего «труженика». – И она  расположилась на  спинке, распахнув ножки, призывно блистая  глазками  в  меня. Подложив  ей под попу подушку   с  вышитым синим  вензелем РЖД, я уронил своё лицо  между  колен смуглой красавицы,  и прошёлся  язычком  вдоль влажной  щели и всех её лепесточков…Удивился тёмно-коричневым оттенкам тщательно эпилированных наружных губ,  действительно «чёрная  роза»… Дьюла  потом  искусала себе палец, чтобы  не кричать. Изъяв  из  её вагиального  «убежища» свои  персты, крепко целуя  красавицу в горячие губки   красивого личика,  я увидел слёзы  её  острого  восприятия  радости, которую донёс до неё  твёрдый, неслышно звенящий, её  маленький «детонатор  страсти» - клитор.
           Потом Дью  целовала, лизала  и нежила   мой  напряжённый жилистый «орган». Пробившийся в  меня  оргазм  меня переклинил  - я тоже  еле сдержал крик  восторга.  Проглотив голубовато-белый  эякулят,  промокнув губки уголком простыни, горячая  венгерочка  улыбнулась и спросила:
          -Каков следующий  номер нашей  программы?
          -Скажи,  ты какое воинское  звание  носишь? - ответил  я вопросом  на вопрос
          -Я –майор, -удивилась Дьюла. – Девчонки  - обе  старлеи, старшие лейтенанты.  А  почему  ты  спросил?
           -Просто так… Значит,  ты  - офицер?
           -Да.  Но какое  здесь это имеет  зна…?-Она не  закончила вопрос; я  перебил её:
           -Значит, будем  «по  - офицерски». Садись ко мне лицом
            -Ух, ты  шутник! Ну, хорошо. –Дьюла  села  мне на колени, ко мне личиком, и  направила   только что расцелованный  ею мой  член в  свою «розу»,  насев на него как можно крепче и глубже. Нам ритм задавал раскачивающийся на ходу  вагон… Мне  оставалось иногда  теребить ноготком   острый «перчик» её клитора, чтобы  не затягивать процесс получения  Дьюлой главного бонуса  нашего  сексуального  взаимодействия – оргазма. Но вот уже  получила!  Вздрогнув, Дьюла расцепила  руки   у  меня  на шее, и стала  прогибаться назад, падать  спиной  в  проход  между полками, теряя  над собой  контроль.  Я   понял,  что  она  кончила. Мне  пришлось ущипнуть её  за  попочку, чтобы она взяла  себя  в руки. Девушка  открыла  глаза, очнулась   и прошептала:
            -Сашка, это был… ох,  такой сильный  удар по всем клеточкам  тела… в мою кожу  вонзились тысячи  иголочек. В глазах искры,  в ушах звон… Ох…еть. Повторим?
          -Нет, милая, -отвечал я. -  Через пару  минут пойди ляг  на свою полку, накройся  простынёй и  спи. Я  боюсь, твои «старлеи» тоже захотят «отведать» моего  тела. А  мне это будет  не так  просто их удовлетворить.
          -Ой да, возможно  и захотят,  если  кто проснётся!- быстро ответила Дьюла.- Они ж  тобой так  бурно  восхищались, когда  ты,  перед укладкой  на ночь, вышел в тамбур покурить!
           -А что ж   во мне такого особенного, что они возбудились? Кстати,  ты  ведь тоже, если  не ошибаюсь. А?
          -Ты  только  нос  не задирай,  «супермачо», ладно?-усмехнулась Дью. - Я  потом  тебе  открою тайну…  почему  ты  возбуждаешь  сексозависимых дам.
          -Не, ну  скажи  сейчас!- взмолился  я. Но Дьюла  уже поднялась, и  процитировала  Остапа Бендера:
          -«Сказано тебе – завтра, значит завтра».  - Улыбнулась, шутливо нажала мне пальчиком на нос,  показала  язычок,  и   быстро  улеглась на  свою полку.
          Сквозь сон слышу какой-то шорох, потом до меня  доносится  реплика «…твою мать!»,  и вот уже я различаю  в полутьме  силуэт Даши,   спускающейся  со своей  полки  вниз.  Колышутся  груди, ах как эротично!. Догадываюсь о цель её спуска:  туалет. На  Даше   - лишь эластичные  плавочки  от купальника –она  спускается в виде топлесс. Притворяюсь спящим  и наблюдаю… Потряхивая полными грудками,  Даша  надевает свой   халат, висевший  на  крючке  у самого выхода  и, сдвинув влево дверь купе, выходит  в коридор. Дверь снова тихо  задвигается. Через несколько минут Даша возвращается. Бесшумно снимает халат, вешает его  на крюк и уже ставит ножку на полку Дьюлы, собираясь «вспорхнуть» на  свою. Но я  быстро подхватываю Дашу  за попочку, за  талию,  и тяну вниз,  к  себе. Очень быстро спускаю  с неё красные плавочки купальника, и сажаю девушку на свою полку рядом с собой,  со словами:
         -Ой,  здрассьте! Не  спешш- шите!.. присядьте, плизз! Это ненадолго…(всё это, разумеется, говорю  шёпотом). Даша  переступила  через трусики, я их сую под подушку.  Девушка садится рядом со мной, стряхивает сонную  одурь, и спрашивает:
         -Сашка,  ты  -  голый?  О,  да у  тебя уже  стоит! Хочешь со мной  согрешить? Давай, только потихонечку, не хочу  будить девчонок. Молодец,  что догадался…  я,  если  честно, хотела,  чтобы  у  нас  выпал случай.
         -Сударыня,  - отвечаю ей   с серьёзной  мордой. - Вы –офицер или куда? – Даша округляет сонные  глаза:
         -Ну, офице-еер. Ты это к чему?
         -Будем с тобой сочетаться страстью «по офицерски»,  -говорю,  и помогаю ей  сесть  ко мне на колени.  Быстро выхватываю крохотный  фонарик  и освещаю  весь  Дашин фасад: груди,  животик,  лобок, раздавшуюся щель с капюшёнчиком, который уже начал приподниматься. Узенькая полосочка золотисто-рыжих волос  на лобке напоминает пшеничный  колосок. Даша  пальчиками хватает мой  лингам и ловко вводит его в  себя  и  сердито шепчет:
          -Без светопредставления  никак нельзя? Выключи его, нафиг нам  свет!- и  крепко насаживается на член,  из чего я заключаю,  что к этой позе  она вполне привыкшая.
          -Солнышко,  я хотел немного побалдеть  от  тебя, о  твоего  красивого  тела.  И  вообще не люблю  секс  в  темноте. - шепчу в  ответ.
          -Как будто тебе больше  не от  чего балдеть,  -ворчит Даша,  обнимает меня двумя руками за шею,  и наши губы накрепко  сливаются  в один жаркий, влажный поцелуй. Наши  язычки начинают взаимные нервные танцы. Наши пикантные сущности  приходят в грячее, встречное, волнующее взаимодействие. Я,  между  делом,  аккуратно  завожу  палец  под капюшён,  и  помогаю выскочить клитору. –«Не маленький  же он у Дашки!», -  мелькает  в  моей  голове.- «Нужно  бы успеть поцеловать его». –Даша охает и  шипит:
          -Саш, так слишком  остро! Взорвать меня  хочешь?
           Мы  двигаемся, сопим, шипим, шумно дышим,  Дашенька начинает вибрировать, покрываться  каплями пота,  вдруг  вскрикивает:
          -М-мм..О-оо! –Мне  нужно её «догнать»,  я  учащаю ритм  и через полминуты  тоже  кончаю, изливаясь в  девушку горячей  оргазменной лавой.
           У-у-уухх!  И  как же  славно!..
           Помогаю Даше  слезть с  моих колен и укладываю её на спинку. Быстро раздвигаю ей  ножки и «нападаю» лицом  на  Дашин «пирожок  с повидлом», пролизывая щель вверх и ловя губами клитор. Нежно сосу его, стараясь не сильно сжимать... Ввожу  в дырочку  два  пальца и, подвигав  им, нахожу  бугорок на ребристой  внутренней стенке влагалища.  Точка Джи!  Даша с тонет и изливается своей «лавой».
     …-Сашка, хватит, я уже в таком диком тонусе,  что меня  потом  не остановить,  - шепчет она  спустя  пару минут.- Выпускай меня,   я пойду к себе,  лягу. – Я же  в это время  тискал груди  девушки и  крутил соски. Выпускаю  её из-под себя  с  сожалением.
          Она уже  спустила  одну ножку на пол,  другая  пока опирается ступнёй  на плоскость полки,  рядом  со мной,  готовая  выпрямиться.  Я не могу  удержаться,  чтобы  не сунуть снова  пальцы в её открывшуюся промежность, в  сочную мякоть выпуклой раздвоенности   губ… Даша охает и начинает смешно материться, мол, хватит, меня  же потом  не унять! Но тут же  замолкает,  увлечённая сладким  тактильным процессом. Тяжело дышит,  наконец,  коротко вскрикивает и садится попой на мои ноги.
          -Всё-таки ты   бандит, Сашка,  половой  разбойник!..
          -Всё, всё,  моя  хорошая, иди, я помогу.
            Через минуту подсаживаю девушку  за попочку  вверх,  на её полку. На секунду Даша  задерживается и  нежно целует  меня  в губы.
             -Плавки? - шепчу я.
             -Потом  отдашь,  завтра утром. Ты- бандит!
              Колёса  продолжали отстукивать свой  ритм  по стыкам  рельсов. 

          …Так бы  и  спать мне  до  утра.  Но жарко, бли-иин, дышать нечем. Просыпаюсь, весь в  поту… Чувствую,  кто-то меня толкнул. Смотрю на  часы- четыре  ночи. Колёса мерно стучат,  вагон покачивается,  девушки вроде бы  спят. Кто ж  меня  толкнул? А, это Маша, из-за духоты  -голенькая,  уже  спустилась, халат перебросила  через плечо… случайно  зацепила меня  бедром, идя на выход. Понятное дело,  жидкости  мы  вчера выпили  немеряно. Приходится  прерывать сон... Притворяюсь,   что сплю, думая  про себя:
              -Это, наверное,  судьба… Похоже, мне  грешить и  с  третьей….
               Маша  между  тем надела  халат, застегнулась, всунула  ножки в тапки,  и вышла  в тамбур. -«Какое крутое тело!»- думал  я. -«Груди- ядра, рукой  не прожмёшь,  бёдра - это  нечто, полоска  над  pussy  светится  в темноте… ужас! Прямо  секс - монстр, в ней столько энергии,  и  тут ещё  вопрос:  кто кого  вые…т?  А  я уже  вроде как зомби… не  смогу  отказаться,  когда  обратно она   мимо пойдёт».
Пока Маша пребывает  в вагонном  «заведении», я начинаю  мыслью уноситься  в далёкие сферы, связанные  с  общей  женской  красотой,  с женской сексуальностью.  Начинаю размышлять  о том,  что  горячие темпераментные женщины действительно  считают  своим  лучшим  платьем, своим лучшим    вечерним  туалетом   свою  наготу, и  если «встречным» мужчинам, вдруг нечаянно и  иногда,   будет видна «извечная женская  раздвоенность», их открытые «солнцу  и  ветру  навстречу»  половые губки в  комплекте  с прочими прелестями  обнажённой  фигуры:  груди,  сосцы, бёдра,  ягодицы… (блин,  я  счас с ума сойду,  ужас, так  хочу  Машку!)… короче, это невольное, неявное  экзби уже  можно  считать мощным  стимулятором  для восстанавления упругой мужской эрекции,  которая  снова готова…  ударно сновать  внутри  скользкой вагины  магнитирующей   нас  прелестницы…  или  я уже  совсем дурачок?..  А Маши  всё нет и   нет… Ах, вот  она… уже заходит  в  купе,   снимает халат,  скидывает тапки, и  хочет влезать к  себе на верхнюю полку, но  тут из тьмы  выплываю  я.
       …-Саш, ну хорошо, давай,  а  то у  меня, не  сегодня- завтра наступят критические дни... А  перед ними  меня  в  куски  разносит: хочу крепкого мужчину, или  застрелите  меня! - Маша  укладывает меня  на спину, и  сама садится  сверху в  позу наездницы,  собирающейся долго скакать  по  бескрайним просторам  американских прерий. Я стараюсь оправдать репутацию «крепкого  мужчины»,  и наш  пикантный  дуэт  длится  никак  не меньше  минут пятнадцать, или  двадцать. И  всё  время  - не разъединяясь…
            Очнулся я,  всё  также, лёжа  на  спине. Было  ещё темно,  потому  что  окно купе было  закрыто  шторкой. Маши  рядом  не было, Похоже,  я  был утомлён  нашими «скАчками»,  и  во время  процедуры позорно уснул. Вежливая Маша   не стала  меня  будить, трясти  и  так  далее, просто молча слезла и  отправилась к  себе.  На  моей памяти, она  несколько раз взрывалась острыми  финалами, что  не  могло не радовать. Но  я, увы,  к своему стыду, заснул раньше,  чем это было нужно.
 
                                 КОНЕЦ ЧЕТВЁРТОЙ ГЛАВЫ

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2022

Регистрационный номер №0502988

от 23 января 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0502988 выдан для произведения: Глава четвёртая. После  ресторана.  Беспокойная ночь.

          Итак,  мне снились эротические сны… Вернее, какой-то  мутный «винегрет» из откровенных сновидений, ибо я лёг спать, хоть и нетрезвым, но всё же  перевозбуждённым. Засыпал я  под впечатлениями  «пития на брудершафт» с  каждой  из прелестниц, которые  были, мало того,  что опасно полуобнажены  в ресторане, где  нас могло видеть  немалое число посетителей-пассажиров. Помимо этого, каждая  из них  испускала в мою сторону  такое количество волн сладостной  похоти и желания, что  я  едва не разрядился самым бесстыдным и  позорнейшим  образом. Хорошо, что  сидевшим за  другими,  кажется,  было не  до нас.
           Короче,  я заснул. Через некоторое  время  чувствую, что меня кто-то  мягко, но твёрдо, настойчиво сдвигает к стене. Я ощутил рукой под простынёй горячее   голое женское  тело. Дьюла? Да, это была  она.  Приложив на секунду  пальчик  к губам, она прошептала:
           -Тсс… Я пришла. Как обещала. Девочки спят, и  нам лучше не шуметь. Хотя я знаю  - после  спиртного они обычно  спят крепко.  И  как ты  хочешь?
            -Сначала? «Я хочу  целовать   твою чёрную розу» -  ответил я,  - а  потом... ты  тоже обещала кое-кого  покрыть поцелуями.…
            -Ладно, целуй пока «розу»,  если  собрался,  – перебила  меня Дьюла. - А  потом, если  никто из девчонок  не проснётся, я не забуду поцеловать твоего «труженика». – И она  расположилась на  спинке, распахнув ножки, призывно блистая  глазками  в  меня. Подложив  ей под попу подушку   с  вышитым синим  вензелем РЖД, я уронил своё лицо  между  колен смуглой красавицы,  и прошёлся  язычком  вдоль влажной  щели и всех её лепесточков…Удивился тёмно-коричневым оттенкам тщательно эпилированных наружных губ,  действительно «чёрная  роза»… Дьюла  потом  искусала себе палец, чтобы  не кричать. Изъяв  из  её вагиального  «убежища» свои  персты, крепко целуя  красавицу в горячие губки   красивого личика,  я увидел слёзы  её  острого  восприятия  радости, которую донёс до неё  твёрдый, неслышно звенящий, её  маленький «детонатор  страсти» - клитор.
           Потом Дью  целовала, лизала  и нежила   мой  напряжённый жилистый «орган». Пробившийся в  меня  оргазм  меня переклинил  - я тоже  еле сдержал крик  восторга.  Проглотив голубовато-белый  эякулят,  промокнув губки уголком простыни, горячая  венгерочка  улыбнулась и спросила:
          -Каков следующий  номер нашей  программы?
          -Скажи,  ты какое воинское  звание  носишь? - ответил  я вопросом  на вопрос
          -Я –майор, -удивилась Дьюла. – Девчонки  - обе  старлеи, старшие лейтенанты.  А  почему  ты  спросил?
           -Просто так… Значит,  ты  - офицер?
           -Да.  Но какое  здесь это имеет  зна…?-Она не  закончила вопрос; я  перебил её:
           -Значит, будем  «по  - офицерски». Садись ко мне лицом
            -Ух, ты  шутник! Ну, хорошо. –Дьюла  села  мне на колени, ко мне личиком, и  направила   только что расцелованный  ею мой  член в  свою «розу»,  насев на него как можно крепче и глубже. Нам ритм задавал раскачивающийся на ходу  вагон… Мне  оставалось иногда  теребить ноготком   острый «перчик» её клитора, чтобы  не затягивать процесс получения  Дьюлой главного бонуса  нашего  сексуального  взаимодействия – оргазма. Но вот уже  получила!  Вздрогнув, Дьюла расцепила  руки   у  меня  на шее, и стала  прогибаться назад, падать  спиной  в  проход  между полками, теряя  над собой  контроль.  Я   понял,  что  она  кончила. Мне  пришлось ущипнуть её  за  попочку, чтобы она взяла  себя  в руки. Девушка  открыла  глаза, очнулась   и прошептала:
            -Сашка, это был… ох,  такой сильный  удар по всем клеточкам  тела… в мою кожу  вонзились тысячи  иголочек. В глазах искры,  в ушах звон… Ох…еть. Повторим?
          -Нет, милая, -отвечал я. -  Через пару  минут пойди ляг  на свою полку, накройся  простынёй и  спи. Я  боюсь, твои «старлеи» тоже захотят «отведать» моего  тела. А  мне это будет  не так  просто их удовлетворить.
          -Ой да, возможно  и захотят,  если  кто проснётся!- быстро ответила Дьюла.- Они ж  тобой так  бурно  восхищались, когда  ты,  перед укладкой  на ночь, вышел в тамбур покурить!
           -А что ж   во мне такого особенного, что они возбудились? Кстати,  ты  ведь тоже, если  не ошибаюсь. А?
          -Ты  только  нос  не задирай,  «супермачо», ладно?-усмехнулась Дью. - Я  потом  тебе  открою тайну…  почему  ты  возбуждаешь  сексозависимых дам.
          -Не, ну  скажи  сейчас!- взмолился  я. Но Дьюла  уже поднялась, и  процитировала  Остапа Бендера:
          -«Сказано тебе – завтра, значит завтра».  - Улыбнулась, шутливо нажала мне пальчиком на нос,  показала  язычок,  и   быстро  улеглась на  свою полку.
          Сквозь сон слышу какой-то шорох, потом до меня  доносится  реплика «…твою мать!»,  и вот уже я различаю  в полутьме  силуэт Даши,   спускающейся  со своей  полки  вниз.  Колышутся  груди, ах как эротично!. Догадываюсь о цель её спуска:  туалет. На  Даше   - лишь эластичные  плавочки  от купальника –она  спускается в виде топлесс. Притворяюсь спящим  и наблюдаю… Потряхивая полными грудками,  Даша  надевает свой   халат, висевший  на  крючке  у самого выхода  и, сдвинув влево дверь купе, выходит  в коридор. Дверь снова тихо  задвигается. Через несколько минут Даша возвращается. Бесшумно снимает халат, вешает его  на крюк и уже ставит ножку на полку Дьюлы, собираясь «вспорхнуть» на  свою. Но я  быстро подхватываю Дашу  за попочку, за  талию,  и тяну вниз,  к  себе. Очень быстро спускаю  с неё красные плавочки купальника, и сажаю девушку на свою полку рядом с собой,  со словами:
         -Ой,  здрассьте! Не  спешш- шите!.. присядьте, плизз! Это ненадолго…(всё это, разумеется, говорю  шёпотом). Даша  переступила  через трусики, я их сую под подушку.  Девушка садится рядом со мной, стряхивает сонную  одурь, и спрашивает:
         -Сашка,  ты  -  голый?  О,  да у  тебя уже  стоит! Хочешь со мной  согрешить? Давай, только потихонечку, не хочу  будить девчонок. Молодец,  что догадался…  я,  если  честно, хотела,  чтобы  у  нас  выпал случай.
         -Сударыня,  - отвечаю ей   с серьёзной  мордой. - Вы –офицер или куда? – Даша округляет сонные  глаза:
         -Ну, офице-еер. Ты это к чему?
         -Будем с тобой сочетаться страстью «по офицерски»,  -говорю,  и помогаю ей  сесть  ко мне на колени.  Быстро выхватываю крохотный  фонарик  и освещаю  весь  Дашин фасад: груди,  животик,  лобок, раздавшуюся щель с капюшёнчиком, который уже начал приподниматься. Узенькая полосочка золотисто-рыжих волос  на лобке напоминает пшеничный  колосок. Даша  пальчиками хватает мой  лингам и ловко вводит его в  себя  и  сердито шепчет:
          -Без светопредставления  никак нельзя? Выключи его, нафиг нам  свет!- и  крепко насаживается на член,  из чего я заключаю,  что к этой позе  она вполне привыкшая.
          -Солнышко,  я хотел немного побалдеть  от  тебя, о  твоего  красивого  тела.  И  вообще не люблю  секс  в  темноте. - шепчу в  ответ.
          -Как будто тебе больше  не от  чего балдеть,  -ворчит Даша,  обнимает меня двумя руками за шею,  и наши губы накрепко  сливаются  в один жаркий, влажный поцелуй. Наши  язычки начинают взаимные нервные танцы. Наши пикантные сущности  приходят в грячее, встречное, волнующее взаимодействие. Я,  между  делом,  аккуратно  завожу  палец  под капюшён,  и  помогаю выскочить клитору. –«Не маленький  же он у Дашки!», -  мелькает  в  моей  голове.- «Нужно  бы успеть поцеловать его». –Даша охает и  шипит:
          -Саш, так слишком  остро! Взорвать меня  хочешь?
           Мы  двигаемся, сопим, шипим, шумно дышим,  Дашенька начинает вибрировать, покрываться  каплями пота,  вдруг  вскрикивает:
          -М-мм..О-оо! –Мне  нужно её «догнать»,  я  учащаю ритм  и через полминуты  тоже  кончаю, изливаясь в  девушку горячей  оргазменной лавой.
           У-у-уухх!  И  как же  славно!..
           Помогаю Даше  слезть с  моих колен и укладываю её на спинку. Быстро раздвигаю ей  ножки и «нападаю» лицом  на  Дашин «пирожок  с повидлом», пролизывая щель вверх и ловя губами клитор. Нежно сосу его, стараясь не сильно сжимать... Ввожу  в дырочку  два  пальца и, подвигав  им, нахожу  бугорок на ребристой  внутренней стенке влагалища.  Точка Джи!  Даша с тонет и изливается своей «лавой».
     …-Сашка, хватит, я уже в таком диком тонусе,  что меня  потом  не остановить,  - шепчет она  спустя  пару минут.- Выпускай меня,   я пойду к себе,  лягу. – Я же  в это время  тискал груди  девушки и  крутил соски. Выпускаю  её из-под себя  с  сожалением.
          Она уже  спустила  одну ножку на пол,  другая  пока опирается ступнёй  на плоскость полки,  рядом  со мной,  готовая  выпрямиться.  Я не могу  удержаться,  чтобы  не сунуть снова  пальцы в её открывшуюся промежность, в  сочную мякоть выпуклой раздвоенности   губ… Даша охает и начинает смешно материться, мол, хватит, меня  же потом  не унять! Но тут же  замолкает,  увлечённая сладким  тактильным процессом. Тяжело дышит,  наконец,  коротко вскрикивает и садится попой на мои ноги.
          -Всё-таки ты   бандит, Сашка,  половой  разбойник!..
          -Всё, всё,  моя  хорошая, иди, я помогу.
            Через минуту подсаживаю девушку  за попочку  вверх,  на её полку. На секунду Даша  задерживается и  нежно целует  меня  в губы.
             -Плавки? - шепчу я.
             -Потом  отдашь,  завтра утром. Ты- бандит!
              Колёса  продолжали отстукивать свой  ритм  по стыкам  рельсов. 

          …Так бы  и  спать мне  до  утра.  Но жарко, бли-иин, дышать нечем. Просыпаюсь, весь в  поту… Чувствую,  кто-то меня толкнул. Смотрю на  часы- четыре  ночи. Колёса мерно стучат,  вагон покачивается,  девушки вроде бы  спят. Кто ж  меня  толкнул? А, это Маша, из-за духоты  -голенькая,  уже  спустилась, халат перебросила  через плечо… случайно  зацепила меня  бедром, идя на выход. Понятное дело,  жидкости  мы  вчера выпили  немеряно. Приходится  прерывать сон... Притворяюсь,   что сплю, думая  про себя:
              -Это, наверное,  судьба… Похоже, мне  грешить и  с  третьей….
               Маша  между  тем надела  халат, застегнулась, всунула  ножки в тапки,  и вышла  в тамбур. -«Какое крутое тело!»- думал  я. -«Груди- ядра, рукой  не прожмёшь,  бёдра - это  нечто, полоска  над  pussy  светится  в темноте… ужас! Прямо  секс - монстр, в ней столько энергии,  и  тут ещё  вопрос:  кто кого  вые…т?  А  я уже  вроде как зомби… не  смогу  отказаться,  когда  обратно она   мимо пойдёт».
Пока Маша пребывает  в вагонном  «заведении», я начинаю  мыслью уноситься  в далёкие сферы, связанные  с  общей  женской  красотой,  с женской сексуальностью.  Начинаю размышлять  о том,  что  горячие темпераментные женщины действительно  считают  своим  лучшим  платьем, своим лучшим    вечерним  туалетом   свою  наготу, и  если «встречным» мужчинам, вдруг нечаянно и  иногда,   будет видна «извечная женская  раздвоенность», их открытые «солнцу  и  ветру  навстречу»  половые губки в  комплекте  с прочими прелестями  обнажённой  фигуры:  груди,  сосцы, бёдра,  ягодицы… (блин,  я  счас с ума сойду,  ужас, так  хочу  Машку!)… короче, это невольное, неявное  экзби уже  можно  считать мощным  стимулятором  для восстанавления упругой мужской эрекции,  которая  снова готова…  ударно сновать  внутри  скользкой вагины  магнитирующей   нас  прелестницы…  или  я уже  совсем дурачок?..  А Маши  всё нет и   нет… Ах, вот  она… уже заходит  в  купе,   снимает халат,  скидывает тапки, и  хочет влезать к  себе на верхнюю полку, но  тут из тьмы  выплываю  я.
       …-Саш, ну хорошо, давай,  а  то у  меня, не  сегодня- завтра наступят критические дни... А  перед ними  меня  в  куски  разносит: хочу крепкого мужчину, или  застрелите  меня! - Маша  укладывает меня  на спину, и  сама садится  сверху в  позу наездницы,  собирающейся долго скакать  по  бескрайним просторам  американских прерий. Я стараюсь оправдать репутацию «крепкого  мужчины»,  и наш  пикантный  дуэт  длится  никак  не меньше  минут пятнадцать, или  двадцать. И  всё  время  - не разъединяясь…
            Очнулся я,  всё  также, лёжа  на  спине. Было  ещё темно,  потому  что  окно купе было  закрыто  шторкой. Маши  рядом  не было, Похоже,  я  был утомлён  нашими «скАчками»,  и  во время  процедуры позорно уснул. Вежливая Маша   не стала  меня  будить, трясти  и  так  далее, просто молча слезла и  отправилась к  себе.  На  моей памяти, она  несколько раз взрывалась острыми  финалами, что  не  могло не радовать. Но  я, увы,  к своему стыду, заснул раньше,  чем это было нужно.
 
                                 КОНЕЦ ЧЕТВЁРТОЙ ГЛАВЫ
 
Рейтинг: +2 219 просмотров
Комментарии (2)
Михаил Забродин # 24 января 2022 в 18:39 +1
Ну, круто! Горячо в поезде.
Андрей Кузнецов # 25 января 2022 в 22:00 +1
Без вентиляции ехать двое суток тяжело!)))) smajlik-14