ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → ПОПУТЧИЦЫ, Гл.3.Повесть- шутка.18+

ПОПУТЧИЦЫ, Гл.3.Повесть- шутка.18+

23 января 2022 - Андрей Кузнецов
article502981.jpg
                                          Глава  третья. После  ресторана. Лирическое  отступление.
    
          Итак,  после нашего банкета  в ресторане, я заснул. Мне снились  обрывки  эротических снов, после которых просыпаешься  с  сожалением,  что это был только  сон. Такие  сны я начал видеть очень давно,  с тех пор,  когда  реально, в  свои неполные 5 лет,   я близко познакомился  с обнажёнными красивыми  взрослыми  девушками, возрастом  немного старше  20 лет  и получить большое  удовольствие от тесного общения  с ними. Вот  тогда  я сильно   «завибрировал» от женской наготы,  остался  на всю жизнь «визуалом»  и стал большим поклонником обнажённых  женских прелестей! Рассказываю  всё  как было,  и  пусть читатель не думает,  что  я сочиняю. Это правда.
          Здесь я   хочу попросить  прощения  у  читателя,  за некоторое  лирическое  отступление от  сюжета с  моим путешествием на Юг,  в душном купе, с тремя ослепительно- сексуальными  красивыми девчонками.
          Итак… случились  эти мои  детские   приключения, кажется, за год до развала  Союза. Напомню читателю, что в те  годы у советской  молодёжи  проявился большой  интерес  к  вопросам  секса  и  оргазма. Буквально ещё в начале восьмидесятых в советском  обществе существовал негласный запрет на эти  вопросы.  Многие  благопристойно – наивные  девушки  были  уверены,  что «в СССР  секса нет»,  а  их подруги  и друзья,  естественным  образом интересовавшиеся сексом,   как природным явлением,  считались  «озабоченными» и  «психически  неуравновешенными» личностями, чуть ли  не «социально  опасными»  инивидуумами.
          С приходом  Горбачёва, вместе его  перестройкой появилось понятие  «социализм  с человеческим  лицом». Возникли  разные свободы, и появилось  также понятие «секс с человеческим  лицом», что означало фелляцио  или минет, это раньше  считалось  бесстыдным  извращением,  которое  практиковали  только путаны.  В конце  восьмидесятых, на  волне  разрастающихся свобод, горбачёвская перестройка  перестроила  и   «промыла мозги» многим  молодым людям  обоего пола,  поэтому  сексуальная  близость среди  них  стала очень популярной.  Секс  вошёл  в  обязательный набор  мероприятий, сопровождающих начало приятных знакомств  мужчины  и женщины, что раньше  у  лицемеров и ханжей считалось неприличным развратом. Близость стала считаться  хорошим  тоном  в первый же  день,  или, вернее,  в первую  ночь, после знакомства на корпоративе  или  в  ресторане, или  даже  на улице,  разумеется с  применением соответствующих  средств безопасности - ослепительная  взрывная  прелесть оргазма  стала  едва ли  не  Абсолютом. А  что вы хотите?  Современная  медицина  любой  секс, увенчанный  оргазмом, считает полезным  для  здоровья,  а здоровье  сегодня  едва ли  не  самая высшая  ценность.   Но  если  на  свободном   Диком Западе  молодёжь  уже  переключалась на однополый секс, то  в  позднем Союзе девушки  наконец-то, после долгих лет запретов  и  осуждений  стали  мечтать, в рамах любовной  дружбы,  о сексуальных контактах «гетеро» с юношами. С  теми, конечно,  с кем  можно было получить, без особых церемоний,  яркий потрясающий оргазм. Собственно, и тогдашние юноши тоже мечтали  о подобных девушках.  К  тому же, именно  в конце  восьмидесятых, получила  распространение  мода  на натуризм,  на  загар  и купание голышом   в малолюдных местах. И  мне  потом, спустя  годы,   стало ясно, почему советские люди  в декабре 1991 года не вышли на улицу  в знак  протеста  против роспуска   Советского  Союза.  Потому  что «свобода  приходит нагая»…
          У моих родителей,  тогда  ещё  совсем  молодых, была проблема   с жильём. Отцу удалось снять на полгода  дачу  в одном подмосковном  посёлке. Сдал папе дачу  его приятель, который уехал на полгода  в командировку  куда-то за рубеж. Летом  на этой даче было хорошо, но  в посёлке не было детского сада,   и  меня  мама отводила  на весь день  на соседнюю дачу,  к своей незамужней  подружке Насте. Настя окончила медицинский  вуз,   но в то лето временно   не работала. Ей, как  и  маме,  было тогда  24 года, она являлась приёмной дочкой  генерала КГБ, вдовца,  который  в  Насте души  не чаял. Двухэтажная  дача, с колоннами, располагалась  на гигантском  участке, возможно,  больше  2-х гектаров. На территории  дачи чего только не было:  и берёзовая  роща,  и  ельничек, и две полянки, но главное – в центре участка  располагался  небольшой  чистый пруд, в  котором  можно было купаться,  а на бережке- загорать. Утром  мама  отводила  меня  к Насте, а  сама шла работать на почту,  и забирала  она меня только после  семи  вечера. Отец  работал машинистом тепловоза  на железной дороге  и, естественно, не мог со мной находиться дома. Настя очень любила меня, сразу провожала  на террасу, где  я играл в солдатики,  в машинки, смотрел в  фильмоскоп диафильмы или рисовал.
          Когда начались жаркие июльские дни, Настя стала водить  меня  на свой дачный пруд - купаться и  загорать. Обычно  она загорала  в  красивом  цветном  купальнике.  После часа  дня  девушка  кормила меня обедом и укладывала спать.  Я  спал 2  часа,  потом  мы  снова ходили  на пруд  купаться, или  на  веранде Настя разучивала со мной буквы, учила читать детские книжки, которые  мне с собой  давала мама. Как помню,  мне с  милой  красивой Настей было очень комфортно
          Однажды, в  самую палящую жару,   Настя меня привела на пруд, и  я  увидел там двух  её подруг,  которые  загорали   или  купались в  пруду совершенно голыми.  Я, наивное дитя, потихоньку  спросил у Насти, почему  её подруги лежат и  купаются  голышом, без купальников? Настя, которая тоже полностью обнажилась, ответила, что  это её верные  подруги, что в  укромных местах, где  нет посторонних, где можно  не стыдиться  загорать голышом, и что это очень  полезно для  кожи. И предложила  мне тоже раздеться. Но, похоже, она никак  не предполагала  моей бурной реакции (которую я решил внешне не проявлять)  на обнажённые  тела  её  подруг, взрослых девушек,  с налитыми  развитыми  грудями,  крутыми бёдрами, кругленьким животом и тёмными  полосками   коротеньких  волос  на  лобке, и ещё   на их  «незаживающую рану, нанесённую  самой  природой», то - есть на  щель!.. Щель, обрамлённая  наружными «валиками» с наполнением  слоёв мягких «лепестков». Во мне сразу  проснулись гены будущего  неутомимого любовника,  и  эти гены завибрировали в подсознании.  Возможно,  они проснулись слишком  рано, но…  уж так получилось.  Это был реальный  фрейдизм!
          Настя  предложила  мне подойти к  двум её подружкам и   познакомиться. Я, голышом подошёл  к лежащим девушкам, которые  увлечённо играли  в «крестики- нолики» и  вежливо поздоровался. Девушки посмотрели  на меня,  и  пришли  в восторг:  я  им  очень понравился.  Я тогда  смотрелся как херувимчик:  пухленький   мальчик со светлыми  кудряшками большими карими  глазами и маленькой  писькой . Они пригласили меня лечь с ними загорать, стали  меня весело тормошить и тискать,  легонько щипать  и трогать  за живот,  за попку,  за мой   крохотный  детский  писюн. В  свою очередь, мне было негласно разрешено трогать девушек  везде: за груди,   за живот и  между ножек. Я целовался  с ними в губы, тискал груди, целовал соски  и даже покусывал их… Если  им случалось испытывать боль, то  меня в  шутку шлёпали  по попке и щекотали.  Донельзя любопытный,  я  потихоньку стал  исследовать растительность  лобка  каждой  их девушек,  в том  числе  и  у Насти. Помню,  интимные причёски всех трёх   девушек в форме узких полосок  мне тогда понравились. Я  их трогал, играл с  ними,  тянул,   наматывал на пальчик.   А  потом с наивным видом, чисто по –детски,    попросил девушек  показать мне  всё, что у них расположено  между ножек: что там за «ямка»,  и что в  той  «ямке»? Подружки  озабоченно посмотрели  на Настю: не слишком  ли  любопытен твой  соседский ребёнок?   А  ну как «сдаст»   он потом всех своим родителям, скандал может выйти. Настя  начала было пытать меня,  буду ли  я  сообщать  маме  и  папе  всё, что видел  у  девушек, но я перебил её,  и  едва ли не поклялся,  горячо обещая ничего не рассказывать родителям, потому  что они будут очень  ругаться.  Тогда Настя  заверила подруг,  что  мальчик Саша, мол, умница  и совсем не болтун. А то,  что он посмотрит, как устроена женщина, ему  будет не во вред.  Всё равно года  через три-четыре  он сам  начнёт   «изучать»  медицинские книжки, если  ему эта тема  интересна -   сегодняшние дети, мол, очень ранние  и шустрые... С  другой стороны, мальчик Саша, узнав, что и как  там находится   у женщины,  может вырасти деликатным, нежным   и внимательным любовником,   на радость  тем  женщинам, с   которыми  он будет иметь дело.  Просто  сейчас не нужно ему рассказывать слишком  много,  типа, для  чего это всё - об этом он  узнает в  своё время. Берут  же нудисты на пляжи  своих детей,  просто загорать и  купаться,  без лишних пояснений?
           -Беда многих мужчин, - как помню, добавила Настя,- что многие  из них –дикари.  Они  плохо  знают   женскую  анатомию, и поэтому у них с девушками могут  не  складываться  отношения. Небольшой  минимум знаний по женской  анатомии  Сашеньке  не повредит. -  После этих слов обе  подружки успокоились  и  раскинули свои  ножки  в стороны.  И,   я «юный  гинеколог», стал внимательно рассматривать тайные секреты  их женской «пещеры  страсти», даже осторожно  потрогал эти  секреты, ввёл пальцы  в дырочки (изучать- так  изучать), узнав, что там,  в узкой полости,  некоторая  влажность  вполне нормальна, а комочек твёрдой плоти, вылезший из- под капюшёнчика  вверху  щели  -это такой  колокольчик, звон которого слышен только самой  девушке и больше никому. Как он называется, я  тогда  так и не узнал.
          Отдельные  внутренние подробности девушек меня  не слишком  впечатлили, и новых  вопросов  не вызвали – ведь я ничего не знал о сексе, о  назначении этих  складочек и бугорков. Но о сексе  умные  девушки мне  и  не  спешили рассказывать.  Поэтому я  был уверен, что  женские половые органы,  как  и  мужские,  нужны только   для  того, чтобы  пИсать -  я тогда  знал, что детей  родителям приносит  аист. Вообще  же,  купаясь в ласке  и неге  Насти и её подружек,  в их поцелуях  и объятиях,  валяясь   среди  них, голых,  на берегу  пруда,  я был счастлив,  как  никогда. В то же время,  я понимал -  это была наша сладкая тайна, и  рассказывать о ней никому из взрослых было категорически  нельзя. Видимо, тогда  я уже был помечен  небесами, как будущий эротоман, ценитель нагой женской красоты и неуёмный  любовник.
          Для  Насти  и  её подружек  я  был живой куклой,  они тискали  меня, думая, наверное, что со временем  и у них появится свой  такой  ангелочек  или ангелица.
          Однажды, придя с  Настей,  на  пруд,    я заметил рядом  с её подружками  лежащего стройного  голого парня,  лет 22…23-х.  Он оказался  их общим  другом, студентом консерватории, приехавшим  на несколько дней к Насте  погостить и  полюбезничать с  её подружками. Имени  его  я  не запомнил, как и имена  подружек Насти.  Иногда  парень исполнял девушкам печальные  красивые мелодии на скрипке, при этом  оставаясь  в костюме голого Адониса.  Нагие  подружки играли с парнем в шахматы,  в бадминтон, в волейбол… Иногда, когда вместе загорали,  трогали  его член, который  почти  всегда пребывал возбужденном виде, теребили его,  двигали  его крайней плотью. Однажды, выходя  из воды вместе  с Настей,  я увидел,  как одна из подружек сосёт  и  лижет   к его член, словно,   мороженое -пломбир, при этом  парень лежал на спине, прикрыв глаза, постанывал…  похоже, ему  это было  приятно. Я  с удивлением спросил Настю, мол, зачем девушка сосёт  пиписку  у  дядьки,   и двигает  ею  пальцами? Настя,  чуть  смутившись,  ответила, что  её подруга решила  сделать их другу приятное. На  мой  вопрос,  почему бы ей не  пососать  и мою  письку, Настя  быстро нашлась и  возразила, сказав,  что мой писюн  ещё не вырос,  и поэтому  я  ничего  не почувствую. Мне нравилась Настя как и девушка и  как человек, потому её объяснения меня  устроили. И только потом, спустя  лет десять,  я догадался,  что этот  молодой скрипач спал на даче генерала  по ночам со всеми тремя девушками  по очереди, доставляя  каждой  сладкие удовольствия бурных оргазмов. Среди  трудов  праведных уметь расслабляться  и получать острые  наслаждения, было признаком  людей, любящих жизнь.
          Через 12 лет я случайно встретился с Настей в  метро, на станции «Маяковская». Ей было уже 36 лет. Она выглядела  импозантной  красивой  дамой, но была в расстроенных чувствах из-за недавней гибели  мужа в авиакатастофе. Меня она едва узнала, но, узнав,  была очень рада видеть,  и  сказала, что  я,  в  свои 17 лет, выгляжу взрослым красавцем. Была  не прочь встретиться.  И мы встретились, но  не  в ресторане (зачем время  терять?) а сразу  возле калитки  её дачи. Генерал, уже в престарелом  состоянии,  проходил курс лечения в санатории КГБ, дача была  пустая. В  моей  сумке была  пара бутылок хорошего шампанского, коробка шоколада  и  фрукты.
          …Когда  мы, оба истомлённые бурными  оргазмами,  взмокшие  за  полтора  часа  неистовых сумасшедших объятий,  поцелуев и взаимных, горячих влажных извержений, откинулись  на подушки, какое-то  время  мы лежали молча  и восстанавливали  дыхание. Я первый поднялся из взбитой,  в морскую пену, нашей  постели, налил полный бокал шампанского, и подал его Насте вместе с плиткой шоколадки «Птичье  молоко». Настя  попросила меня  наполнить второй  бокал,   мы чокнулись, выпили и нежно поцеловались.
          -Сашка, какой  ты  стал!- прошептала  она. - И тебе  всего  семнадцать?!! Да  ты…  ахал-текинский  жеребец! Откуда  только  силы  берёшь? Я с тобой  столько оргазмов  испытала!  И  ещё- ты  очень  ласковый  и  нежный. Получается,  тогда  мы с девчонками не зря  тебя  голыми  «просвещали» и показывали тебе  свою женскую анатомию? Нам потом, спустя  время было стыдно, вот, мол, развращали  маленького, это ж почти  педофилей считалоась .Хорошо, что ты  никому  не сболтнул! А ты, оказывается, действительно стал классным  любовником,  мечтой  многих женщин.
          -Настя,  я очень потом  скучал по вам троим, -ответил я. -Вы  мне  часто снились голыми  в каких-то фантастических цветах, садах, на берегу  моря… О том,  что в таком  виде можно заниматься  сексом  и получать оргазм,  я узнал лет в  восемь, от одноклассников,   когда уже учился во втором классе. Но узнал  не от вас же!  Вы меня лишь научили  любить обнажённое женское тело, ласкать его, целовать его, любоваться каждым волосочком  на лобке, складочками  в  пизде,  мокреньким клитором!  Вот за это  я вам очень благодарен,  а ещё за то,  что не рассказали мне  ни про вагинал, ни про минет.
          -Зато  ты его  в натуре увидел, -засмеялась Настя. - Лиза  забыла, что  ты  рядом  и взяла  у  Егоры в ротик. Кстати, они потом  поженились, у них уже  двое детей, они уехали жить в Австрию.
          -А  другая  твоя  подруга?
          -Марина? Она  сейчас одна, ей не повезло с мужем. А  хочешь, я приглашу  её сюда и ты покажешь ей  своё «искусство»?  Вспомните  те дни, когда  она  раскинула  ножки и показала  тебе вход в свой «внутренний мир». Мне позвонить ей?
          -Нет, Настюш, это будет уже слишком. Это будет похоже на случку… Не нужно опошлять память  тех дней, которые помогли мне  стать тем,  кем  я   стал. Тем более,  что  я  тогда, ещё ребёнком  был именно  в  тебя по-детски  влюблён. Да  и сердце у  меня… не «пламенный  мотор», оно умеет уставать. Передай ей просто от меня  привет.
          -Хорошо, не будем опошлять. Но  знаешь… когда мы тебя тогда,  маленького,  тискали,  а ты  лазил к нам везде,  легонько кусал за груди,  щипал за попки,  мы так возбуждались,  тебе  не передать. Скрипачу потом  доставалось   от нас по ночам, да  так,  что его потом  шатало, когда он вставал, чтобы  сходить кое -куда.
                    
                                                                                                            КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ.

© Copyright: Андрей Кузнецов, 2022

Регистрационный номер №0502981

от 23 января 2022

[Скрыть] Регистрационный номер 0502981 выдан для произведения:                                           Глава  третья. После  ресторана. Лирическое  отступление.
    
          Итак,  после нашего банкета  в ресторане, я заснул. Мне снились  обрывки  эротических снов, после которых просыпаешься  с  сожалением,  что это был только  сон. Такие  сны я начал видеть очень давно,  с тех пор,  когда  реально, в  свои неполные 5 лет,   я близко познакомился  с обнажёнными красивыми  взрослыми  девушками, возрастом  немного старше  20 лет  и получить большое  удовольствие от тесного общения  с ними. Вот  тогда  я сильно   «завибрировал» от женской наготы,  остался  на всю жизнь «визуалом»  и стал большим поклонником обнажённых  женских прелестей! Рассказываю  всё  как было,  и  пусть читатель не думает,  что  я сочиняю. Это правда.
          Здесь я   хочу попросить  прощения  у  читателя,  за некоторое  лирическое  отступление от  сюжета с  моим путешествием на Юг,  в душном купе, с тремя ослепительно- сексуальными  красивыми девчонками.
          Итак… случились  эти мои  детские   приключения, кажется, за год до развала  Союза. Напомню читателю, что в те  годы у советской  молодёжи  проявился большой  интерес  к  вопросам  секса  и  оргазма. Буквально ещё в начале восьмидесятых в советском  обществе существовал негласный запрет на эти  вопросы.  Многие  благопристойно – наивные  девушки  были  уверены,  что «в СССР  секса нет»,  а  их подруги  и друзья,  естественным  образом интересовавшиеся сексом,   как природным явлением,  считались  «озабоченными» и  «психически  неуравновешенными» личностями, чуть ли  не «социально  опасными»  инивидуумами.
          С приходом  Горбачёва, вместе его  перестройкой появилось понятие  «социализм  с человеческим  лицом». Возникли  разные свободы, и появилось  также понятие «секс с человеческим  лицом», что означало фелляцио  или минет, это раньше  считалось  бесстыдным  извращением,  которое  практиковали  только путаны.  В конце  восьмидесятых, на  волне  разрастающихся свобод, горбачёвская перестройка  перестроила  и   «промыла мозги» многим  молодым людям  обоего пола,  поэтому  сексуальная  близость среди  них  стала очень популярной.  Секс  вошёл  в  обязательный набор  мероприятий, сопровождающих начало приятных знакомств  мужчины  и женщины, что раньше  у  лицемеров и ханжей считалось неприличным развратом. Близость стала считаться  хорошим  тоном  в первый же  день,  или, вернее,  в первую  ночь, после знакомства на корпоративе  или  в  ресторане, или  даже  на улице,  разумеется с  применением соответствующих  средств безопасности - ослепительная  взрывная  прелесть оргазма  стала  едва ли  не  Абсолютом. А  что вы хотите?  Современная  медицина  любой  секс, увенчанный  оргазмом, считает полезным  для  здоровья,  а здоровье  сегодня  едва ли  не  самая высшая  ценность.   Но  если  на  свободном   Диком Западе  молодёжь  уже  переключалась на однополый секс, то  в  позднем Союзе девушки  наконец-то, после долгих лет запретов  и  осуждений  стали  мечтать, в рамах любовной  дружбы,  о сексуальных контактах «гетеро» с юношами. С  теми, конечно,  с кем  можно было получить, без особых церемоний,  яркий потрясающий оргазм. Собственно, и тогдашние юноши тоже мечтали  о подобных девушках.  К  тому же, именно  в конце  восьмидесятых, получила  распространение  мода  на натуризм,  на  загар  и купание голышом   в малолюдных местах. И  мне  потом, спустя  годы,   стало ясно, почему советские люди  в декабре 1991 года не вышли на улицу  в знак  протеста  против роспуска   Советского  Союза.  Потому  что «свобода  приходит нагая»…
          У моих родителей,  тогда  ещё  совсем  молодых, была проблема   с жильём. Отцу удалось снять на полгода  дачу  в одном подмосковном  посёлке. Сдал папе дачу  его приятель, который уехал на полгода  в командировку  куда-то за рубеж. Летом  на этой даче было хорошо, но  в посёлке не было детского сада,   и  меня  мама отводила  на весь день  на соседнюю дачу,  к своей незамужней  подружке Насте. Настя окончила медицинский  вуз,   но в то лето временно   не работала. Ей, как  и  маме,  было тогда  24 года, она являлась приёмной дочкой  генерала КГБ, вдовца,  который  в  Насте души  не чаял. Двухэтажная  дача, с колоннами, располагалась  на гигантском  участке, возможно,  больше  2-х гектаров. На территории  дачи чего только не было:  и берёзовая  роща,  и  ельничек, и две полянки, но главное – в центре участка  располагался  небольшой  чистый пруд, в  котором  можно было купаться,  а на бережке- загорать. Утром  мама  отводила  меня  к Насте, а  сама шла работать на почту,  и забирала  она меня только после  семи  вечера. Отец  работал машинистом тепловоза  на железной дороге  и, естественно, не мог со мной находиться дома. Настя очень любила меня, сразу провожала  на террасу, где  я играл в солдатики,  в машинки, смотрел в  фильмоскоп диафильмы или рисовал.
          Когда начались жаркие июльские дни, Настя стала водить  меня  на свой дачный пруд - купаться и  загорать. Обычно  она загорала  в  красивом  цветном  купальнике.  После часа  дня  девушка  кормила меня обедом и укладывала спать.  Я  спал 2  часа,  потом  мы  снова ходили  на пруд  купаться, или  на  веранде Настя разучивала со мной буквы, учила читать детские книжки, которые  мне с собой  давала мама. Как помню,  мне с  милой  красивой Настей было очень комфортно
          Однажды, в  самую палящую жару,   Настя меня привела на пруд, и  я  увидел там двух  её подруг,  которые  загорали   или  купались в  пруду совершенно голыми.  Я, наивное дитя, потихоньку  спросил у Насти, почему  её подруги лежат и  купаются  голышом, без купальников? Настя, которая тоже полностью обнажилась, ответила, что  это её верные  подруги, что в  укромных местах, где  нет посторонних, где можно  не стыдиться  загорать голышом, и что это очень  полезно для  кожи. И предложила  мне тоже раздеться. Но, похоже, она никак  не предполагала  моей бурной реакции (которую я решил внешне не проявлять)  на обнажённые  тела  её  подруг, взрослых девушек,  с налитыми  развитыми  грудями,  крутыми бёдрами, кругленьким животом и тёмными  полосками   коротеньких  волос  на  лобке, и ещё   на их  «незаживающую рану, нанесённую  самой  природой», то - есть на  щель!.. Щель, обрамлённая  наружными «валиками» с наполнением  слоёв мягких «лепестков». Во мне сразу  проснулись гены будущего  неутомимого любовника,  и  эти гены завибрировали в подсознании.  Возможно,  они проснулись слишком  рано, но…  уж так получилось.  Это был реальный  фрейдизм!
          Настя  предложила  мне подойти к  двум её подружкам и   познакомиться. Я, голышом подошёл  к лежащим девушкам, которые  увлечённо играли  в «крестики- нолики» и  вежливо поздоровался. Девушки посмотрели  на меня,  и  пришли  в восторг:  я  им  очень понравился.  Я тогда  смотрелся как херувимчик:  пухленький   мальчик со светлыми  кудряшками большими карими  глазами и маленькой  писькой . Они пригласили меня лечь с ними загорать, стали  меня весело тормошить и тискать,  легонько щипать  и трогать  за живот,  за попку,  за мой   крохотный  детский  писюн. В  свою очередь, мне было негласно разрешено трогать девушек  везде: за груди,   за живот и  между ножек. Я целовался  с ними в губы, тискал груди, целовал соски  и даже покусывал их… Если  им случалось испытывать боль, то  меня в  шутку шлёпали  по попке и щекотали.  Донельзя любопытный,  я  потихоньку стал  исследовать растительность  лобка  каждой  их девушек,  в том  числе  и  у Насти. Помню,  интимные причёски всех трёх   девушек в форме узких полосок  мне тогда понравились. Я  их трогал, играл с  ними,  тянул,   наматывал на пальчик.   А  потом с наивным видом, чисто по –детски,    попросил девушек  показать мне  всё, что у них расположено  между ножек: что там за «ямка»,  и что в  той  «ямке»? Подружки  озабоченно посмотрели  на Настю: не слишком  ли  любопытен твой  соседский ребёнок?   А  ну как «сдаст»   он потом всех своим родителям, скандал может выйти. Настя  начала было пытать меня,  буду ли  я  сообщать  маме  и  папе  всё, что видел  у  девушек, но я перебил её,  и  едва ли не поклялся,  горячо обещая ничего не рассказывать родителям, потому  что они будут очень  ругаться.  Тогда Настя  заверила подруг,  что  мальчик Саша, мол, умница  и совсем не болтун. А то,  что он посмотрит, как устроена женщина, ему  будет не во вред.  Всё равно года  через три-четыре  он сам  начнёт   «изучать»  медицинские книжки, если  ему эта тема  интересна -   сегодняшние дети, мол, очень ранние  и шустрые... С  другой стороны, мальчик Саша, узнав, что и как  там находится   у женщины,  может вырасти деликатным, нежным   и внимательным любовником,   на радость  тем  женщинам, с   которыми  он будет иметь дело.  Просто  сейчас не нужно ему рассказывать слишком  много,  типа, для  чего это всё - об этом он  узнает в  своё время. Берут  же нудисты на пляжи  своих детей,  просто загорать и  купаться,  без лишних пояснений?
           -Беда многих мужчин, - как помню, добавила Настя,- что многие  из них –дикари.  Они  плохо  знают   женскую  анатомию, и поэтому у них с девушками могут  не  складываться  отношения. Небольшой  минимум знаний по женской  анатомии  Сашеньке  не повредит. -  После этих слов обе  подружки успокоились  и  раскинули свои  ножки  в стороны.  И,   я «юный  гинеколог», стал внимательно рассматривать тайные секреты  их женской «пещеры  страсти», даже осторожно  потрогал эти  секреты, ввёл пальцы  в дырочки (изучать- так  изучать), узнав, что там,  в узкой полости,  некоторая  влажность  вполне нормальна, а комочек твёрдой плоти, вылезший из- под капюшёнчика  вверху  щели  -это такой  колокольчик, звон которого слышен только самой  девушке и больше никому. Как он называется, я  тогда  так и не узнал.
          Отдельные  внутренние подробности девушек меня  не слишком  впечатлили, и новых  вопросов  не вызвали – ведь я ничего не знал о сексе, о  назначении этих  складочек и бугорков. Но о сексе  умные  девушки мне  и  не  спешили рассказывать.  Поэтому я  был уверен, что  женские половые органы,  как  и  мужские,  нужны только   для  того, чтобы  пИсать -  я тогда  знал, что детей  родителям приносит  аист. Вообще  же,  купаясь в ласке  и неге  Насти и её подружек,  в их поцелуях  и объятиях,  валяясь   среди  них, голых,  на берегу  пруда,  я был счастлив,  как  никогда. В то же время,  я понимал -  это была наша сладкая тайна, и  рассказывать о ней никому из взрослых было категорически  нельзя. Видимо, тогда  я уже был помечен  небесами, как будущий эротоман, ценитель нагой женской красоты и неуёмный  любовник.
          Для  Насти  и  её подружек  я  был живой куклой,  они тискали  меня, думая, наверное, что со временем  и у них появится свой  такой  ангелочек  или ангелица.
          Однажды, придя с  Настей,  на  пруд,    я заметил рядом  с её подружками  лежащего стройного  голого парня,  лет 22…23-х.  Он оказался  их общим  другом, студентом консерватории, приехавшим  на несколько дней к Насте  погостить и  полюбезничать с  её подружками. Имени  его  я  не запомнил, как и имена  подружек Насти.  Иногда  парень исполнял девушкам печальные  красивые мелодии на скрипке, при этом  оставаясь  в костюме голого Адониса.  Нагие  подружки играли с парнем в шахматы,  в бадминтон, в волейбол… Иногда, когда вместе загорали,  трогали  его член, который  почти  всегда пребывал возбужденном виде, теребили его,  двигали  его крайней плотью. Однажды, выходя  из воды вместе  с Настей,  я увидел,  как одна из подружек сосёт  и  лижет   к его член, словно,   мороженое -пломбир, при этом  парень лежал на спине, прикрыв глаза, постанывал…  похоже, ему  это было  приятно. Я  с удивлением спросил Настю, мол, зачем девушка сосёт  пиписку  у  дядьки,   и двигает  ею  пальцами? Настя,  чуть  смутившись,  ответила, что  её подруга решила  сделать их другу приятное. На  мой  вопрос,  почему бы ей не  пососать  и мою  письку, Настя  быстро нашлась и  возразила, сказав,  что мой писюн  ещё не вырос,  и поэтому  я  ничего  не почувствую. Мне нравилась Настя как и девушка и  как человек, потому её объяснения меня  устроили. И только потом, спустя  лет десять,  я догадался,  что этот  молодой скрипач спал на даче генерала  по ночам со всеми тремя девушками  по очереди, доставляя  каждой  сладкие удовольствия бурных оргазмов. Среди  трудов  праведных уметь расслабляться  и получать острые  наслаждения, было признаком  людей, любящих жизнь.
          Через 12 лет я случайно встретился с Настей в  метро, на станции «Маяковская». Ей было уже 36 лет. Она выглядела  импозантной  красивой  дамой, но была в расстроенных чувствах из-за недавней гибели  мужа в авиакатастофе. Меня она едва узнала, но, узнав,  была очень рада видеть,  и  сказала, что  я,  в  свои 17 лет, выгляжу взрослым красавцем. Была  не прочь встретиться.  И мы встретились, но  не  в ресторане (зачем время  терять?) а сразу  возле калитки  её дачи. Генерал, уже в престарелом  состоянии,  проходил курс лечения в санатории КГБ, дача была  пустая. В  моей  сумке была  пара бутылок хорошего шампанского, коробка шоколада  и  фрукты.
          …Когда  мы, оба истомлённые бурными  оргазмами,  взмокшие  за  полтора  часа  неистовых сумасшедших объятий,  поцелуев и взаимных, горячих влажных извержений, откинулись  на подушки, какое-то  время  мы лежали молча  и восстанавливали  дыхание. Я первый поднялся из взбитой,  в морскую пену, нашей  постели, налил полный бокал шампанского, и подал его Насте вместе с плиткой шоколадки «Птичье  молоко». Настя  попросила меня  наполнить второй  бокал,   мы чокнулись, выпили и нежно поцеловались.
          -Сашка, какой  ты  стал!- прошептала  она. - И тебе  всего  семнадцать?!! Да  ты…  ахал-текинский  жеребец! Откуда  только  силы  берёшь? Я с тобой  столько оргазмов  испытала!  И  ещё- ты  очень  ласковый  и  нежный. Получается,  тогда  мы с девчонками не зря  тебя  голыми  «просвещали» и показывали тебе  свою женскую анатомию? Нам потом, спустя  время было стыдно, вот, мол, развращали  маленького, это ж почти  педофилей считалоась .Хорошо, что ты  никому  не сболтнул! А ты, оказывается, действительно стал классным  любовником,  мечтой  многих женщин.
          -Настя,  я очень потом  скучал по вам троим, -ответил я. -Вы  мне  часто снились голыми  в каких-то фантастических цветах, садах, на берегу  моря… О том,  что в таком  виде можно заниматься  сексом  и получать оргазм,  я узнал лет в  восемь, от одноклассников,   когда уже учился во втором классе. Но узнал  не от вас же!  Вы меня лишь научили  любить обнажённое женское тело, ласкать его, целовать его, любоваться каждым волосочком  на лобке, складочками  в  пизде,  мокреньким клитором!  Вот за это  я вам очень благодарен,  а ещё за то,  что не рассказали мне  ни про вагинал, ни про минет.
          -Зато  ты его  в натуре увидел, -засмеялась Настя. - Лиза  забыла, что  ты  рядом  и взяла  у  Егоры в ротик. Кстати, они потом  поженились, у них уже  двое детей, они уехали жить в Австрию.
          -А  другая  твоя  подруга?
          -Марина? Она  сейчас одна, ей не повезло с мужем. А  хочешь, я приглашу  её сюда и ты покажешь ей  своё «искусство»?  Вспомните  те дни, когда  она  раскинула  ножки и показала  тебе вход в свой «внутренний мир». Мне позвонить ей?
          -Нет, Настюш, это будет уже слишком. Это будет похоже на случку… Не нужно опошлять память  тех дней, которые помогли мне  стать тем,  кем  я   стал. Тем более,  что  я  тогда, ещё ребёнком  был именно  в  тебя по-детски  влюблён. Да  и сердце у  меня… не «пламенный  мотор», оно умеет уставать. Передай ей просто от меня  привет.
          -Хорошо, не будем опошлять. Но  знаешь… когда мы тебя тогда,  маленького,  тискали,  а ты  лазил к нам везде,  легонько кусал за груди,  щипал за попки,  мы так возбуждались,  тебе  не передать. Скрипачу потом  доставалось   от нас по ночам, да  так,  что его потом  шатало, когда он вставал, чтобы  сходить кое -куда.
                    
                                                                                                            КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ.
 
Рейтинг: 0 87 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!