Нечто

16 апреля 2012 - Владимир Рубцов
article42567.jpg
Нечто
                                                           Фантастический рассказ

   Зима сорок первого. Немцы штурмуют столицу коммунизма. Она уже почти обречена. Ещё одно усилие, ещё один толчок и глиняный колосс падет на колени, рассыплется как карточный домик, а то и вообще – в прах. Так они думают, они … сверхчеловеки. А тем временем дух народа не сломлен. Страна, уже почти стоящая на коленях, собирает в кулак все свои силы, все, что остались. Этих сил почти нет, вернее … их почти не видно, но они появляются, как будто рождаясь из ниоткуда. Тонкими струйками эти силы стекаются к своей столице из самых потаённых уголков страны. Они почти невидны врагу, но они есть и они огромны, настолько огромны, что враг даже и не предполагает об их мощи, это – сила духа вольного народа. Они защищают свою родину, свою свободу, они – вольный народ, сумевший совсем недавно скинуть с себя цепи рабства, многовековую эксплуатацию трудящихся масс кучкой буржуев. Они совсем недавно вкусили свободу и просто так её никому не отдадут. Они вольный народ, а победить народ, как известно, нельзя! Ни победить, ни уничтожить – история подобных примеров ещё не знала! Но лютый враг этого знать не желает! Захлёбываясь своей слюной в лютой злобе к низшим расам, он блаженствует на пике своей уверенности в непогрешимости своих догм, он на высшей стадии самолюбования, он абсолютно уверен в своем превосходстве, ибо он не видит собирающихся противостоять ему сил – он слеп в предвкушении близкой победы до самозахлёба, и потому он … глуп!!! Все кроме него не имеют право на существование … без его согласия на то – такова его идеология, такова доктрина фашизма. Но враг ещё не знает, что есть силы, которые неимоверно сильнее его. Он ещё не знает, что его ждёт. А потому он просто уверен в своём превосходстве и почти уверен в исходе битвы в свою пользу. И ещё – победив, он пощады побеждённому не даст. Так он решил. Ибо они – низшие расы, позволили себе … сопротивляться – неслыханно! Но … скоро ночь, скоро лютый мороз, а силы противостояния всё текут и текут к своей столице, текут, рассредотачиваются, накапливаются, собираются в крепкий кулак и сжимаются словно упругая пружина.

   А тем временем: Берлин - сердце логова фашизма. Уже стемнело, ночь. Свежий, но не сильный морозец. В воздухе проносится лёгкий снежок. Небо сканируют многочисленные мощные прожекторы. Повсюду торчат стволы зениток, однако, боевых расчетов не видно – только наблюдатели в сильные бинокли вглядываются в ночное небо. Немцы отдыхают, сила на их стороне и они уверены в своей силе – никто не посмеет посягнуть на столицу силы, никто!!! Так они думают! Они в этом уверены и даже больше – они в этом больше чем уверены, ибо они … свехчеловеки! Так им, голубоглазым свехчеловекам, белокурым бестиям, сказал их фюрер, а значит – так оно и есть! Они посланы Земле кем-то свыше, есть такая легенда-придумка у их фюрера, а значит это правда, а значит это и есть истина, ибо так сказал их фюрер. А ещё есть у их фюрера копьё … божественное, а значит, его победить никому невозможно и потому, чтобы он ни сказал – он прав! Прав абсолютно! Они – есть свехчеловеки, они - высшая сила на земле, на воде и в небе, и больше их силы ничего нет – быть выше всех, есть предназначение их нации на Земле, на многострадальной Земле – это предначертано им кем-то свыше, так должно быть, ибо так сказал их фюрер, а он непогрешим в своих речах, он сам бог для них, он даже … выше чем бог, ибо на его стороне сила! Сила … сила … сила … их сила!!!

   Вдруг, в небе мелькнул силуэт самолёта. Сразу несколько лучей взяли его в клещи. Тут же раздался душераздирающий вой воздушной тревоги – сирены завыли сразу в нескольких местах. Многие подумали, что это одна из обычных проверок системы противовоздушной обороны, ибо здесь, в самом центре столицы сильной Германии не может появиться вражеский самолёт, просто … не может! А потому, все были спокойны. Но всё же боевые расчеты зенитных орудий тут же заняли свои места. О появившемся в небе объекте доложили по инстанции наверх незамедлительно. Тут же была спущена сверху команда: «Отождествить объект и при малейшей опасности – уничтожить!».

   Стрелок зенитного орудия медленно крутил штурвал горизонтальной наводки ствола, иногда подкручивая и штурвальчик левиации, цепко держа цель в центре перекрестия прицела, когда поступила команда уничтожить объект – в перекрестии лучей прожекторов чётко просматривался силуэт современного советского истребителя. Красные звёзды на его крыльях зловеще подмигивали стрелку, неестественно искрясь в лучах света. Миг-3 – определил тип самолёта стрелок, успев внимательно рассмотреть его силуэт. «Но откуда он здесь?» - над этим вопросом задумался не только один стрелок, но и его начальство, включая и высшее, уже оповещённое о случившемся. Тактико-технические данные этой машины не позволяют ему … оказаться в этом месте, если он взлетел с территории врага. Откуда он здесь? Почему? Что ему – истребителю, тут надо?

   Вдруг, сзади советского истребителя, в лучах прожектора показался силуэт ещё одного самолёта – немецкого. Он явно догонял последнего, намереваясь атаковать. И тут стрелку зенитной установки поступила команда: «Огонь!». Команда однозначная – на поражение, без всяких оговорок … «предупредительный огонь» или что-либо в этом роде! Три снаряда, упрятанные в слегка искривлённую обойму звонко брякнули, войдя в магазин приёмного устройства. Один из них тут же занял место в канале ствола, блеснув на прощанье медным боком гильзы. «Скорость чуть более шестьсот, высота тысяча пятьсот, ветер слабый, значит упреждение шесть корпусов …» - лихорадочно вычислял стрелок, уводя ствол орудия чуть вперёд корпуса истребителя. Так … хорошо, и он плавно, но чётко нажал на гашетку. Грохнул выстрел, вспышка слегка осветила окрестности, ослепив ненадолго стрелка – первый снаряд ушел к цели, за ним последовал второй и тут же третий – сработала автоматика. Орудие в ответ три раза дернулось назад, несмотря на нормально сработавший откат ствола.

   А тем временем немецкий истребитель уже занял наиболее удобную позицию для стрельбы. Сквозь фонарь кабины истребителя можно было углядеть перекошенное от злобы лицо немецкого аса – его рука сжимала ручку управления самолётом, словно ухватилась за горло врага мёртвой хваткой, а его средний палец в напряжении застыл на гашетке – именно средний, не указательный и не большой - это была его коронка, это была его особенность, это был его … почерк, именно так он уже уничтожил многих, в этом был некий шарм, если хотите – выпендрёж, прихоть аса. Это было как … примета, хорошая примета – она приносила ему удачу … неединожды!

   Первый снаряд зенитки точно попал в цель, но … ничего не произошло, следом второй и … тоже ничего, и только третий … прошел позади советской машины. Его цилиндрическое тело, бешено вращаясь, резко уклонилось назад от положенной ему траектории движения согласно земным физическим законам. Самолёт немецкого аса резко подкинуло вверх, от перегрузки у пилота на мгновение потемнело в глазах – она явно перевалила за пять «жэ». Снаряд прошил насквозь двигатель не взорвавшись. Немецкий ас так и не успел нажать на гашетку – ручка управления выскочила из его рук.. Едкий дым тут же заполнил кабину, из под развороченного капота стали пробиваться языки пламени. И тут немецкий лётчик, оказавшись несколько выше советского ястребка, наконец, смог рассмотреть русского пилота и … сильно удивился. Нет, не пилоту, а тому, что увидел в кабине. Вместо приборной доски перед пилотом вражеского самолёта ярко светил разноцветными огнями обширный экран. На него были нанесены различные схемы, чертежи, рисунки, стрелки и непонятные значки. Они словно перемигивались между собой, время от времени меняя свои цвета и яркость. Привычной ручки управления в руках пилота не было – он время от времени просто … тыкал пальцами в экран. На лобовом стекле фонаря тоже был … словно экран, но какой-то прозрачный – на нём явно просматривалось что-то похожее на прицел, но, одновременно, через него и прекрасно просматривалось всё, что было впереди самолёта, а временами отдельные части картинки плавно увеличивались. Немецкий ас заметил, что увеличение происходило там, где стояли зенитные установки, причём только в те моменты, когда они стреляли – в этот момент на этих местах экрана моргали красные точки, словно предупреждая пилота об опасности. Интересная картина, странная – такого он ещё никогда не видел, но ему сейчас было не до этого. Его самолёт начал падать и при этом горел. Времени в обрез – нужно срочно покинуть самолёт. Немецкий пилот рванул на себя рукоять фонаря – увы, его заклинило! Он с силой рванул рычаг ещё раз, потом ещё … и ещё – тот мёртво стоял на своём месте, словно прирос к фюзеляжу. Парашют, уложенный в углубление его кресла, на котором он, собственно, как на подушке и сидел, уже начал гореть. «Всё – подумал ас – это конец!». Уже не понимая, что делает, чисто машинально он отстегнул лямки парашюта и приготовился принять … смерть за великую Германию. Его самолёт сыпался вниз … прямо на советский истребитель. Немец ухватился за рукоять управления и повёл ею из стороны в сторону – самолёт ещё слушался, хотя и лениво, но подчинился пилоту, покачав крыльями. «Так … злорадно ухмыльнулся немецкий ас – тогда заберу на тот свет и тебя с собой!». И он направил свою пылающую машину на врага. Кабина противника стремительно приближалась. Но советский пилот, словно почувствовав опасность, вдруг, посмотрел вверх, на нём были большие чёрные очки – так показалось немецком асу, но через мгновение тот понял – это были не очки, это были глаза … нечеловеческие – за штурвалом советского ястребка сидел не человек, там сидело нечто! Жуткий страх поразил сверхчеловека! Он понял - сила, противостоящая ему сейчас неимоверно сильнее его силы, а это … неизбежная и скорая расплата за содеянное – он словно почувствовал это всей своей кожей и … испугался, испугался каким-то нечеловеческим, почти звериным страхом. А тем временем кабина противника быстро приближалась. И, вдруг, всё вокруг озарилось нежно-лиловым цветом. Немецкого аса словно окутало цветным облаком. Фонарь его кабины при этом раскололся на части как скорлупа пустого яйца и медленно разлетелся бесформенными кусками в разные стороны. Какая-то невиданная сила вынула пилота из кабины самолёта и с невероятной легкостью приподняла на несколько метров ввысь. Его пылающий самолёт быстро накренился на правый бок и, свалившись на крыло, тут же вошел в крутой обратный штопор, в кабине догорал уложенный в кресло парашют. Лиловый кокон плавно устремился к земле. Лучи прожекторов чётко держали его в своих клещах. Пилота плавно опустило на землю, через несколько секунд невдалеке ухнул мощный взрыв – это достиг земной поверхности его самолёт. Немецкий ас, пытась подняться, опёрся локтем о землю – он был в шоке от увиденного. Рядом, почти вертикально, что было ещё более невероятным для немецкого аса, приземлился и советский ястребок. Нечто ловко покинуло кабину и приблизилось к поверженному пилоту. У того от страха не возникло даже мысли о попытке к бегству. Нечто протянуло свою руку к руке пилота и слегка дотронулось до неё – немецкий ас подумал, что ему делают какую-то инъекцию – слегка кольнуло в руке, он на мгновение потерял способность двигаться, казалось, силы окончательно покинули его, и он приготовился … умереть. Нечто улыбнулось и погладило аса по голове, посмотрело ему в глаза … и страх у пилота тут же, как рукой сняло. Что-то словно изменилось в нём – ему стало очень спокойно и … стыдно – он больше не хотел убивать, он хотел жить и хотел, чтобы другие тоже жили, он почувствовал себя равным среди равных, он забыл о понятии сверхчеловека. И ему от этого стало хорошо. Он успокоился.

   Вдруг, тишину нарушил лай собак. Ас повернул голову на звук. С той стороны приближалась группа автоматчиков. С противоположной стороны разворачивалось в боевой порядок подразделение мотоциклистов. Кольцо вокруг места падения быстро сжималось. Ас повернул голову к нечто, но в том месте, где только что висел в метре от земли советский ястребок, уже ничего не было и только лёгкое лиловое свечение слегка напоминало, что здесь недавно присутствовало нечто … непонятное. Автоматчики кольцом окружили сбитого аса и приблизились почти вплотную. На их лицах было полное недоумение – самолёт догорал невдалеке, а ас целый и невредимый, но без парашюта полулежал на земле, словно на курортном пляже. Его тут же уложили на носилки и на машине отправили в ближайший госпиталь.

   Только тело аса коснулось простыни – тут же в палату явились несколько чинов секретных служб. Допросы, дознания, перекрестные вопросы, угрозы – ничего не дало результатов для выявления полной картины происшедшего. Многие в небе всё видели сами, но это никак не укладывалось в их головы. Пилот же честно всё рассказал, но его слова сочли за … фантазии воспалённого мозга, попавшего в стрессовую ситуацию, так сказать, последствия перенесённого стресса, некое временное помешательство. Другую причину его безудержным фантазиям почти невозможно найти, ибо пилот - на хорошем счету, доказал делом свою преданность третьему Рейху, истинный ариец, порочащих его связей не имел и ... прочее, прочее, прочее! К тому же ас вместо ответного «Хайль Гитлер» на приветствие командного состава начал убеждать окружающих в ошибочности проповедуемой ими доктрины сверхчеловека, склоняя всех к мысли о равенстве всех народов, всеобщем братстве, милосердии и даже … всеобщей человеческой любви. И, кроме того, непрестанно твердил о скоро грядущем возмездии за содеянное! И это в тот момент, когда доблестные немецкие войска уже стоят у стен древнего кремля и их победа так близка и, несомненно, несомненна! Ну, конечно же, он душевнобольной! Кто здравомыслящий может возразить очевидному? Кто может сказать иначе? Кто может сомневаться в победе доблестной немецкой силы над дикими варварами? Кто смеет даже … подумать о поражении, тем более ...о возмездии? Либо враг, либо … умалишенный!

   А высоко в небе алела еле заметная с земли звёздочка – нечто внимательно взирало с небес на происходящие на грешной земле события. Взирало и … делало выводы!

                         17.10.2009г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана. Казахстан.
 

© Copyright: Владимир Рубцов, 2012

Регистрационный номер №0042567

от 16 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042567 выдан для произведения:
Нечто
                                                           Фантастический рассказ

   Зима сорок первого. Немцы штурмуют столицу коммунизма. Она уже почти обречена. Ещё одно усилие, ещё один толчок и глиняный колосс падет на колени, рассыплется как карточный домик, а то и вообще – в прах. Так они думают, они … сверхчеловеки. А тем временем дух народа не сломлен. Страна, уже почти стоящая на коленях, собирает в кулак все свои силы, все, что остались. Этих сил почти нет, вернее … их почти не видно, но они появляются, как будто рождаясь из ниоткуда. Тонкими струйками эти силы стекаются к своей столице из самых потаённых уголков страны. Они почти невидны врагу, но они есть и они огромны, настолько огромны, что враг даже и не предполагает об их мощи, это – сила духа вольного народа. Они защищают свою родину, свою свободу, они – вольный народ, сумевший совсем недавно скинуть с себя цепи рабства, многовековую эксплуатацию трудящихся масс кучкой буржуев. Они совсем недавно вкусили свободу и просто так её никому не отдадут. Они вольный народ, а победить народ, как известно, нельзя! Ни победить, ни уничтожить – история подобных примеров ещё не знала! Но лютый враг этого знать не желает! Захлёбываясь своей слюной в лютой злобе к низшим расам, он блаженствует на пике своей уверенности в непогрешимости своих догм, он на высшей стадии самолюбования, он абсолютно уверен в своем превосходстве, ибо он не видит собирающихся противостоять ему сил – он слеп в предвкушении близкой победы до самозахлёба, и потому он … глуп!!! Все кроме него не имеют право на существование … без его согласия на то – такова его идеология, такова доктрина фашизма. Но враг ещё не знает, что есть силы, которые неимоверно сильнее его. Он ещё не знает, что его ждёт. А потому он просто уверен в своём превосходстве и почти уверен в исходе битвы в свою пользу. И ещё – победив, он пощады побеждённому не даст. Так он решил. Ибо они – низшие расы, позволили себе … сопротивляться – неслыханно! Но … скоро ночь, скоро лютый мороз, а силы противостояния всё текут и текут к своей столице, текут, рассредотачиваются, накапливаются, собираются в крепкий кулак и сжимаются словно упругая пружина.

   А тем временем: Берлин - сердце логова фашизма. Уже стемнело, ночь. Свежий, но не сильный морозец. В воздухе проносится лёгкий снежок. Небо сканируют многочисленные мощные прожекторы. Повсюду торчат стволы зениток, однако, боевых расчетов не видно – только наблюдатели в сильные бинокли вглядываются в ночное небо. Немцы отдыхают, сила на их стороне и они уверены в своей силе – никто не посмеет посягнуть на столицу силы, никто!!! Так они думают! Они в этом уверены и даже больше – они в этом больше чем уверены, ибо они … свехчеловеки! Так им, голубоглазым свехчеловекам, белокурым бестиям, сказал их фюрер, а значит – так оно и есть! Они посланы Земле кем-то свыше, есть такая легенда-придумка у их фюрера, а значит это правда, а значит это и есть истина, ибо так сказал их фюрер. А ещё есть у их фюрера копьё … божественное, а значит, его победить никому невозможно и потому, чтобы он ни сказал – он прав! Прав абсолютно! Они – есть свехчеловеки, они - высшая сила на земле, на воде и в небе, и больше их силы ничего нет – быть выше всех, есть предназначение их нации на Земле, на многострадальной Земле – это предначертано им кем-то свыше, так должно быть, ибо так сказал их фюрер, а он непогрешим в своих речах, он сам бог для них, он даже … выше чем бог, ибо на его стороне сила! Сила … сила … сила … их сила!!!

   Вдруг, в небе мелькнул силуэт самолёта. Сразу несколько лучей взяли его в клещи. Тут же раздался душераздирающий вой воздушной тревоги – сирены завыли сразу в нескольких местах. Многие подумали, что это одна из обычных проверок системы противовоздушной обороны, ибо здесь, в самом центре столицы сильной Германии не может появиться вражеский самолёт, просто … не может! А потому, все были спокойны. Но всё же боевые расчеты зенитных орудий тут же заняли свои места. О появившемся в небе объекте доложили по инстанции наверх незамедлительно. Тут же была спущена сверху команда: «Отождествить объект и при малейшей опасности – уничтожить!».

   Стрелок зенитного орудия медленно крутил штурвал горизонтальной наводки ствола, иногда подкручивая и штурвальчик левиации, цепко держа цель в центре перекрестия прицела, когда поступила команда уничтожить объект – в перекрестии лучей прожекторов чётко просматривался силуэт современного советского истребителя. Красные звёзды на его крыльях зловеще подмигивали стрелку, неестественно искрясь в лучах света. Миг-3 – определил тип самолёта стрелок, успев внимательно рассмотреть его силуэт. «Но откуда он здесь?» - над этим вопросом задумался не только один стрелок, но и его начальство, включая и высшее, уже оповещённое о случившемся. Тактико-технические данные этой машины не позволяют ему … оказаться в этом месте, если он взлетел с территории врага. Откуда он здесь? Почему? Что ему – истребителю, тут надо?

   Вдруг, сзади советского истребителя, в лучах прожектора показался силуэт ещё одного самолёта – немецкого. Он явно догонял последнего, намереваясь атаковать. И тут стрелку зенитной установки поступила команда: «Огонь!». Команда однозначная – на поражение, без всяких оговорок … «предупредительный огонь» или что-либо в этом роде! Три снаряда, упрятанные в слегка искривлённую обойму звонко брякнули, войдя в магазин приёмного устройства. Один из них тут же занял место в канале ствола, блеснув на прощанье медным боком гильзы. «Скорость чуть более шестьсот, высота тысяча пятьсот, ветер слабый, значит упреждение шесть корпусов …» - лихорадочно вычислял стрелок, уводя ствол орудия чуть вперёд корпуса истребителя. Так … хорошо, и он плавно, но чётко нажал на гашетку. Грохнул выстрел, вспышка слегка осветила окрестности, ослепив ненадолго стрелка – первый снаряд ушел к цели, за ним последовал второй и тут же третий – сработала автоматика. Орудие в ответ три раза дернулось назад, несмотря на нормально сработавший откат ствола.

   А тем временем немецкий истребитель уже занял наиболее удобную позицию для стрельбы. Сквозь фонарь кабины истребителя можно было углядеть перекошенное от злобы лицо немецкого аса – его рука сжимала ручку управления самолётом, словно ухватилась за горло врага мёртвой хваткой, а его средний палец в напряжении застыл на гашетке – именно средний, не указательный и не большой - это была его коронка, это была его особенность, это был его … почерк, именно так он уже уничтожил многих, в этом был некий шарм, если хотите – выпендрёж, прихоть аса. Это было как … примета, хорошая примета – она приносила ему удачу … неединожды!

   Первый снаряд зенитки точно попал в цель, но … ничего не произошло, следом второй и … тоже ничего, и только третий … прошел позади советской машины. Его цилиндрическое тело, бешено вращаясь, резко уклонилось назад от положенной ему траектории движения согласно земным физическим законам. Самолёт немецкого аса резко подкинуло вверх, от перегрузки у пилота на мгновение потемнело в глазах – она явно перевалила за пять «жэ». Снаряд прошил насквозь двигатель не взорвавшись. Немецкий ас так и не успел нажать на гашетку – ручка управления выскочила из его рук.. Едкий дым тут же заполнил кабину, из под развороченного капота стали пробиваться языки пламени. И тут немецкий лётчик, оказавшись несколько выше советского ястребка, наконец, смог рассмотреть русского пилота и … сильно удивился. Нет, не пилоту, а тому, что увидел в кабине. Вместо приборной доски перед пилотом вражеского самолёта ярко светил разноцветными огнями обширный экран. На него были нанесены различные схемы, чертежи, рисунки, стрелки и непонятные значки. Они словно перемигивались между собой, время от времени меняя свои цвета и яркость. Привычной ручки управления в руках пилота не было – он время от времени просто … тыкал пальцами в экран. На лобовом стекле фонаря тоже был … словно экран, но какой-то прозрачный – на нём явно просматривалось что-то похожее на прицел, но, одновременно, через него и прекрасно просматривалось всё, что было впереди самолёта, а временами отдельные части картинки плавно увеличивались. Немецкий ас заметил, что увеличение происходило там, где стояли зенитные установки, причём только в те моменты, когда они стреляли – в этот момент на этих местах экрана моргали красные точки, словно предупреждая пилота об опасности. Интересная картина, странная – такого он ещё никогда не видел, но ему сейчас было не до этого. Его самолёт начал падать и при этом горел. Времени в обрез – нужно срочно покинуть самолёт. Немецкий пилот рванул на себя рукоять фонаря – увы, его заклинило! Он с силой рванул рычаг ещё раз, потом ещё … и ещё – тот мёртво стоял на своём месте, словно прирос к фюзеляжу. Парашют, уложенный в углубление его кресла, на котором он, собственно, как на подушке и сидел, уже начал гореть. «Всё – подумал ас – это конец!». Уже не понимая, что делает, чисто машинально он отстегнул лямки парашюта и приготовился принять … смерть за великую Германию. Его самолёт сыпался вниз … прямо на советский истребитель. Немец ухватился за рукоять управления и повёл ею из стороны в сторону – самолёт ещё слушался, хотя и лениво, но подчинился пилоту, покачав крыльями. «Так … злорадно ухмыльнулся немецкий ас – тогда заберу на тот свет и тебя с собой!». И он направил свою пылающую машину на врага. Кабина противника стремительно приближалась. Но советский пилот, словно почувствовав опасность, вдруг, посмотрел вверх, на нём были большие чёрные очки – так показалось немецком асу, но через мгновение тот понял – это были не очки, это были глаза … нечеловеческие – за штурвалом советского ястребка сидел не человек, там сидело нечто! Жуткий страх поразил сверхчеловека! Он понял - сила, противостоящая ему сейчас неимоверно сильнее его силы, а это … неизбежная и скорая расплата за содеянное – он словно почувствовал это всей своей кожей и … испугался, испугался каким-то нечеловеческим, почти звериным страхом. А тем временем кабина противника быстро приближалась. И, вдруг, всё вокруг озарилось нежно-лиловым цветом. Немецкого аса словно окутало цветным облаком. Фонарь его кабины при этом раскололся на части как скорлупа пустого яйца и медленно разлетелся бесформенными кусками в разные стороны. Какая-то невиданная сила вынула пилота из кабины самолёта и с невероятной легкостью приподняла на несколько метров ввысь. Его пылающий самолёт быстро накренился на правый бок и, свалившись на крыло, тут же вошел в крутой обратный штопор, в кабине догорал уложенный в кресло парашют. Лиловый кокон плавно устремился к земле. Лучи прожекторов чётко держали его в своих клещах. Пилота плавно опустило на землю, через несколько секунд невдалеке ухнул мощный взрыв – это достиг земной поверхности его самолёт. Немецкий ас, пытась подняться, опёрся локтем о землю – он был в шоке от увиденного. Рядом, почти вертикально, что было ещё более невероятным для немецкого аса, приземлился и советский ястребок. Нечто ловко покинуло кабину и приблизилось к поверженному пилоту. У того от страха не возникло даже мысли о попытке к бегству. Нечто протянуло свою руку к руке пилота и слегка дотронулось до неё – немецкий ас подумал, что ему делают какую-то инъекцию – слегка кольнуло в руке, он на мгновение потерял способность двигаться, казалось, силы окончательно покинули его, и он приготовился … умереть. Нечто улыбнулось и погладило аса по голове, посмотрело ему в глаза … и страх у пилота тут же, как рукой сняло. Что-то словно изменилось в нём – ему стало очень спокойно и … стыдно – он больше не хотел убивать, он хотел жить и хотел, чтобы другие тоже жили, он почувствовал себя равным среди равных, он забыл о понятии сверхчеловека. И ему от этого стало хорошо. Он успокоился.

   Вдруг, тишину нарушил лай собак. Ас повернул голову на звук. С той стороны приближалась группа автоматчиков. С противоположной стороны разворачивалось в боевой порядок подразделение мотоциклистов. Кольцо вокруг места падения быстро сжималось. Ас повернул голову к нечто, но в том месте, где только что висел в метре от земли советский ястребок, уже ничего не было и только лёгкое лиловое свечение слегка напоминало, что здесь недавно присутствовало нечто … непонятное. Автоматчики кольцом окружили сбитого аса и приблизились почти вплотную. На их лицах было полное недоумение – самолёт догорал невдалеке, а ас целый и невредимый, но без парашюта полулежал на земле, словно на курортном пляже. Его тут же уложили на носилки и на машине отправили в ближайший госпиталь.

   Только тело аса коснулось простыни – тут же в палату явились несколько чинов секретных служб. Допросы, дознания, перекрестные вопросы, угрозы – ничего не дало результатов для выявления полной картины происшедшего. Многие в небе всё видели сами, но это никак не укладывалось в их головы. Пилот же честно всё рассказал, но его слова сочли за … фантазии воспалённого мозга, попавшего в стрессовую ситуацию, так сказать, последствия перенесённого стресса, некое временное помешательство. Другую причину его безудержным фантазиям почти невозможно найти, ибо пилот - на хорошем счету, доказал делом свою преданность третьему Рейху, истинный ариец, порочащих его связей не имел и ... прочее, прочее, прочее! К тому же ас вместо ответного «Хайль Гитлер» на приветствие командного состава начал убеждать окружающих в ошибочности проповедуемой ими доктрины сверхчеловека, склоняя всех к мысли о равенстве всех народов, всеобщем братстве, милосердии и даже … всеобщей человеческой любви. И, кроме того, непрестанно твердил о скоро грядущем возмездии за содеянное! И это в тот момент, когда доблестные немецкие войска уже стоят у стен древнего кремля и их победа так близка и, несомненно, несомненна! Ну, конечно же, он душевнобольной! Кто здравомыслящий может возразить очевидному? Кто может сказать иначе? Кто может сомневаться в победе доблестной немецкой силы над дикими варварами? Кто смеет даже … подумать о поражении, тем более ...о возмездии? Либо враг, либо … умалишенный!

   А высоко в небе алела еле заметная с земли звёздочка – нечто внимательно взирало с небес на происходящие на грешной земле события. Взирало и … делало выводы!

                         17.10.2009г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана. Казахстан.
 
Рейтинг: 0 865 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!