МЫ ЗАБЛУДИЛИСЬ...15

11 апреля 2012 - Поцарапка

 15

Вторые сутки пошли. Легионеры под прикрытием ставили частокол, рыли рвы, срывали неровности, бугорки, засыпали ямы - готовили подъездные пути для осадных башен.

Ночь была беспокойная: коркиянцы совершили вылазку, подожгли частокол, запас брёвен, ближние палатки, среди солдат есть убитые, раненые, обожжённые. Большинство солдат приуныло: пока они закончат укрепления, коркиянцы ночами вырежут их по очереди. А их полководец Макарий часами пьянствует с зеленоглазой чужеземкой и, похоже, безразличен к гибели своих солдат. Центурионы и оптионы ходили мрачные, злые, придирались по пустякам, раздавали зуботычины, от них попахивало вином.

Пётр был мрачнее тучи, наблюдая жизнь лагеря. Солдаты потеряли веру в Макария, приказы выполняют без рвения: им хочется домой, им поднадоело воевать. А Петру нужна Коркия и он на всё готов. Только обещание высокой платы заставляет ещё подчиняться солдат: с пустыми руками вернуться домой неловко. Они пойдут на штурм, если…до этого ночные вылазки коркиянцев не перебьют половину, а оставшуюся толкнут на бунт. Он зреет - бунт- в солдатах, в центурионах, в нём, в Петре. Почему одному Макарию такой подарок? За какие заслуги? Разве он, Пётр…

 - Что ты хочешь? - Макарий искоса глянул на бывшего консуляра.
 - Я хочу,…чтобы ты своим бедламом не растравлял солдат! Чтобы не отвлекал их от первостепенной задачи: подготовки к штурму! Да!
 - Не кричи и не делай таких больших глаз: у тебя становится глупый вид…
 - Не глупее тебя, Макарий! Не глупее…
Они шли вдоль вала, проверяя укрепления. Пётр был вне себя от злости на Макария, который вяло, равнодушно поддерживал разговор, а мысленно пребывал в палатке…

Рита не спала, нежась на шкурах, точно в тёплой ванне, утонув в глубоком меху. Похрустывала косточками, разминая усталое тело, приятная истома струилась по всему телу.
Хорошо-то как! Боже, плюнуть бы тому в глаз, кто про ЭТО распространяет гадости…Бесчувственные кретины! А сама какой дурой была, квохтала будто квочка: разврат, разврат…И англичанка тоже: как можно, безнравственно и тэдэ и тэпэ. А сама с чужим мужем…Лицемерка! Все лицемеры! А девчонки-то, девчонки, все уши прожужжали: никаких связей до брака…Ха-ха-ха! Одна Галка Усольцева чего стоит: в восьмом классе родила. А у Ольки Паниной был выкидыш,…тоже строила из себя недотрогу. Восьмого марта собирались у Вадима Сазонова, так потом слухи ходили, что в садовую беседку, где стояла кровать, парами по очереди ходили…

 - Ну, их всех к чёрту! - Рита резко приподнялась, потянулась к фруктам, взяла горсть слив, налила в кубок вина. Пила маленькими глотками, следом кусая
сочные сладкие сливы.

Напрасно Рита отмахивалась от воспоминаний: одноклассники, словно наяву, стояли перед глазами и по-разному оценивали её поведение. Одни презрительно кривили губы, отворачивались, другие ободряюще подмигивали: »Вот, Жаворонкина, теперь и ты как все мы. Согласись: в наше время быть недотрогой глупо, не современно. Что мы дуры какие?»

Одноклассники постоянно снились ей, и теперь сон как бы продолжался. Рита не хотела их видеть и слышать - зачем? Хватит, дома надоели, каждый жест, взгляд обсуждали, на собрания выносили, матери резолюции представляли…

Валера не снился. Вместо него было пульсирующее белое облачко, из которого звучал Валерин тихий, надтреснутый голос:»Я думал, ты стоящая девчонка, а ты…ты просто шлюшка. Дрянь!»
На что Рита, во сне, отвечала:» Да пошёл ты…Тоже мне моралист. Ещё неизвестно кем сам станешь. У тебя вон на лбу написано, что будущий бабник. Кобель!»

Рита просыпалась потная, с бухающим сердцем. Поостыв, отвечала сразу всем:
"Всё, теперь я сама себе хозяйка: голышом на шкурах валяюсь, вино пью, с взрослым мужчиной спала и вкусила запретный плод…И чихала я на всех вас! Выйду замуж за Макария, и тогда всё, что вон в том сундуке, будет МОЁ. Сюда бы девчонок с их грошовыми колечками и серёжками из сельпо…от зависти бы удавились, кретинки…Послезавтра будем в Риме, а потом…потом в деревню, на виллу…И в гробу я видела учёбу, экзамены, работу…»

© Copyright: Поцарапка, 2012

Регистрационный номер №0041367

от 11 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0041367 выдан для произведения:

 15

Вторые сутки пошли. Легионеры под прикрытием ставили частокол, рыли рвы, срывали неровности, бугорки, засыпали ямы - готовили подъездные пути для осадных башен.

Ночь была беспокойная: коркиянцы совершили вылазку, подожгли частокол, запас брёвен, ближние палатки, среди солдат есть убитые, раненые, обожжённые. Большинство солдат приуныло: пока они закончат укрепления, коркиянцы ночами вырежут их по очереди. А их полководец Макарий часами пьянствует с зеленоглазой чужеземкой и, похоже, безразличен к гибели своих солдат. Центурионы и оптионы ходили мрачные, злые, придирались по пустякам, раздавали зуботычины, от них попахивало вином.

Пётр был мрачнее тучи, наблюдая жизнь лагеря. Солдаты потеряли веру в Макария, приказы выполняют без рвения: им хочется домой, им поднадоело воевать. А Петру нужна Коркия и он на всё готов. Только обещание высокой платы заставляет ещё подчиняться солдат: с пустыми руками вернуться домой неловко. Они пойдут на штурм, если…до этого ночные вылазки коркиянцев не перебьют половину, а оставшуюся толкнут на бунт. Он зреет - бунт- в солдатах, в центурионах, в нём, в Петре. Почему одному Макарию такой подарок? За какие заслуги? Разве он, Пётр…

 - Что ты хочешь? - Макарий искоса глянул на бывшего консуляра.
 - Я хочу,…чтобы ты своим бедламом не растравлял солдат! Чтобы не отвлекал их от первостепенной задачи: подготовки к штурму! Да!
 - Не кричи и не делай таких больших глаз: у тебя становится глупый вид…
 - Не глупее тебя, Макарий! Не глупее…
Они шли вдоль вала, проверяя укрепления. Пётр был вне себя от злости на Макария, который вяло, равнодушно поддерживал разговор, а мысленно пребывал в палатке…

Рита не спала, нежась на шкурах, точно в тёплой ванне, утонув в глубоком меху. Похрустывала косточками, разминая усталое тело, приятная истома струилась по всему телу.
Хорошо-то как! Боже, плюнуть бы тому в глаз, кто про ЭТО распространяет гадости…Бесчувственные кретины! А сама какой дурой была, квохтала будто квочка: разврат, разврат…И англичанка тоже: как можно, безнравственно и тэдэ и тэпэ. А сама с чужим мужем…Лицемерка! Все лицемеры! А девчонки-то, девчонки, все уши прожужжали: никаких связей до брака…Ха-ха-ха! Одна Галка Усольцева чего стоит: в восьмом классе родила. А у Ольки Паниной был выкидыш,…тоже строила из себя недотрогу. Восьмого марта собирались у Вадима Сазонова, так потом слухи ходили, что в садовую беседку, где стояла кровать, парами по очереди ходили…

 - Ну, их всех к чёрту! - Рита резко приподнялась, потянулась к фруктам, взяла горсть слив, налила в кубок вина. Пила маленькими глотками, следом кусая
сочные сладкие сливы.

Напрасно Рита отмахивалась от воспоминаний: одноклассники, словно наяву, стояли перед глазами и по-разному оценивали её поведение. Одни презрительно кривили губы, отворачивались, другие ободряюще подмигивали: »Вот, Жаворонкина, теперь и ты как все мы. Согласись: в наше время быть недотрогой глупо, не современно. Что мы дуры какие?»

Одноклассники постоянно снились ей, и теперь сон как бы продолжался. Рита не хотела их видеть и слышать - зачем? Хватит, дома надоели, каждый жест, взгляд обсуждали, на собрания выносили, матери резолюции представляли…

Валера не снился. Вместо него было пульсирующее белое облачко, из которого звучал Валерин тихий, надтреснутый голос:»Я думал, ты стоящая девчонка, а ты…ты просто шлюшка. Дрянь!»
На что Рита, во сне, отвечала:» Да пошёл ты…Тоже мне моралист. Ещё неизвестно кем сам станешь. У тебя вон на лбу написано, что будущий бабник. Кобель!»

Рита просыпалась потная, с бухающим сердцем. Поостыв, отвечала сразу всем:
"Всё, теперь я сама себе хозяйка: голышом на шкурах валяюсь, вино пью, с взрослым мужчиной спала и вкусила запретный плод…И чихала я на всех вас! Выйду замуж за Макария, и тогда всё, что вон в том сундуке, будет МОЁ. Сюда бы девчонок с их грошовыми колечками и серёжками из сельпо…от зависти бы удавились, кретинки…Послезавтра будем в Риме, а потом…потом в деревню, на виллу…И в гробу я видела учёбу, экзамены, работу…»

Рейтинг: +2 329 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
143
126
123
102
97
97
97
94
93
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
88
85
82
81
80
80
77
77
77
75
74
74
74
73
70
64
46