Миссия "Селена" (ч.2)

21 июня 2014 - Герман Бор
article222264.jpg

   Через час «хаммер» остановился перед шлагбаумом. Вправо и влево, по зеленой степи, разбегались цепочки столбов, с натянутой колючей проволокой. Впереди, вдали виднелись высокие серые ангары, за ними уже розовело ясное рассветное небо, и на его фоне угадывалась верхушка космического корабля. В какой-то момент Ивану стало безумно жаль покидать родную, прекрасную Землю, но он, тряхнув головой, решительно прогнал от себя это наваждение – долг, есть долг…

   Из большой, застеклённой будки вышел сержант военной полиции. Он подошел к окошку водителя и отдал честь.

   - Куда направляетесь, сэр?

   - Мы астронавты…- невозмутимо ответил капитан,- я Айван Дранга, а он Джон Джексон.

   - А-а, ты тот самый русский, который летит с нашим Джонни? Мы вас давно ждём.

   - Ну, да... а что мы летим только вдвоем?

   - Конечно, сэр, никто больше не рискнул, миссия более чем сомнительная… связываться с летающими тарелочками… преклоняюсь перед вашим героизмом.

   - Так можно проехать?

   - Конечно, сэр, добро пожаловать на Мыс Канаверал!

   Шлагбаум поднялся и «хаммер» въехал на территорию космодрома.

   Капитан направил машину сразу на пусковую площадку. Там уже высился наготове корабль, окруженный обслуживающими мачтами. Белоснежный красавец «Аполлон» обтекал охлаждающими струйками азота. Откуда-то навстречу выбежал толстый майор в тёмных очках, размахивая руками. Капитан остановил машину и вышел на бетон .

   - Мистер Айван Дранга?- поинтересовался майор, приблизившись и отдав честь.

   - Да это я!- так же, отдав честь, ответил капитан.

   - Мы вас давно ждем, где вы пропадали?.. И где лейтенант Джексон?

   - Там, спит… устал,- Иван кивнул на машину.

   - Окей, будите его и переодевайтесь в скафандры, через три часа вы должны быть в корабле.

   - Сэр, могу я свои вещи отнести в кабину?

   - Конечно… а что за вещи?... Предупреждаю, не более ста килограмм.

   - Ну, в эти пределы я уложусь,- заверил его Дранга,- вещь-мешок, огнетушитель и палатка.

   - Лишний огнетушитель, я думаю, не помешает,- согласился майор,- а палатка?..

   - Это для маскировки на луне,- соврал капитан,- недавно утверждено совместной комиссией.

   - А-а, ну тогда нет проблем… давайте, я вам помогу.

   Майор взял вещь-мешок и огнетушитель, а Иван взвалил на спину тяжеленную сумку со стриптизёршей, молясь про себя, что бы та не проснулась раньше времени.

   Но всё прошло по плану. Кабина, в отличие от русской, имела коническую форму, напоминая перевёрнутую воронку, диаметром около четырёх метров, и где-то над ней был прикреплен посадочный лунный модуль. Капитан закрепил свои вещи специальными приспособлениями – а таким образом крепились все предметы, чтобы в условиях невесомости, они не болтались где попало. Единственную трудность доставила сумка с Эсмеральдой, её пришлось привязать к креслу за лямки, а кабина, к слову сказать, оказалась трёх-местной и это было очень даже кстати.

   Иван спустился на лифте вниз, разбудил, мирно спавшего в машине коллегу, влил в него остатки виски и, когда тот пришел в себя, торжественно объявил по-русски:

   - Вставайте, Джонни, вас ждут великие дела!

 

 

   Астронавты надели скафандры и заняли свои места в кабине, пошел предстартовый отсчёт – оставались последние минуты. Центр управления полётом вёл переговоры с экипажем, наблюдая за ним через телекамеру…

   - Чёрт, чёрт, чёрт! Где я? Выпустите меня!- вдруг послышалось из-под кресла, это проснулась Эсмеральда. (На самом деле она три раза сказала «дерьмо», но здесь и в дальнейшем, все англоязычные крепкие выражения будут адаптированы к русскому языку.)

   Вот этого Иван боялся больше всего – а вдруг старт отменят! Он поспешно отключил связь с Центром управления. Его левая рука расстегнула «молнию» на сумке. Эсмеральда встала, пригнув голову –встать во весь рост не позволяла кабина высотой около полутора метра. Американский астронавт потерял дар речи, уставившись на стриптизёршу.

   - Присаживайся, Эсмеральда,- Иван похлопал рукой по свободному креслу,- сейчас всё объясню… только помолчи немного.

   Капитан повернул телекамеру так, чтобы, она не захватывала девушку и включил связь. Сразу послышались панические вопли операторов из центра управления.

   - Всё в порядке,- успокоил их Иван,- мы готовы к старту.

   - Мы слышали посторонние голоса,- не унимались в Центре.

   - Креститься надо!- отшутился капитан…

   - Пять, четыре, три, два, один, ноль… удачи!

   И наконец, корабль завибрировал, послышался равномерный гул, астронавтов вдавило в кресла…

   - Какого хренааааа!!!- вырвалось у Эсмеральды.

   Если бы телекамера охватывала всю кабину, то операторы из Центра управления были бы повергнуты в шок, увидев на одном из кресел прекрасную незнакомку, одетую, в отличие от облаченных в скафандры астронавтов, в короткую джинсовую юбочку и белую майку. Глаза её, и без того большие, были, в ужасе, расширены. Груди четвёртого размера, под действием перегрузки, превратились в две огромные перевёрнутые тарелки...

   Но вскоре, корабль вышел на орбиту Земли, пассажиров мягко подбросило в креслах – наступала невесомость. Эсмеральда, в сердцах, стукнула кулаком по подлокотнику, от чего подлетела вверх, сгруппировалась в позу эмбриона и начала кувыркаться перед носом у остального экипажа. Те весело расхохотались - сами они были пристегнуты ремнями.

   - Подонки! Держите меня!- в отчаянии завизжала стриптизёрша,- чёрт, чёрт!..

   Иван поймал её за руку, аккуратно опустил в кресло и пристегнул ремнём.

   - Сволочи, куда вы меня затащили?- не унималась девушка.

   - Эсмеральда, всё в порядке,- попытался успокоить её Иван.

   - Какая я тебе, на хрен, Эсмеральда!... меня Сара зовут, это я в баре Эсмеральда!

   - Еще лучше,- усмехнулся капитан,- как в анекдоте, русский, американец и еврей полетели на луну…

   - На какую луну?- упавшим голосом пробормотала Сара.

   Иван, вздохнув, отстегнул от стенки свой любимый огнетушитель, достал из вещь-мешка небольшой резиновый шланг и приладил его к выходной трубке. Потом он, молча, вставил свободный конец шланга стриптизёрше в рот, и нажал на рычаг огнетушителя. Та, непроизвольно, сделала несколько глотков…

   - О, Всевышний! Что это?- удивилась она, вынув шланг изо рта и облизнувшись.

   - Вишнёвая настойка на перваче,- спокойно пояснил капитан,- бабушка прислала…

   - О-о, твоя бабушка волшебница… а что такое первач?

   - Очень крепкий самогон… пей не бойся,- улыбнулся Иван,- я всегда беру огнетушитель в командировки.

   - А можно я попробую?- попросил Джон.

  - Конечно…

   И сосуд, от лёкого толчка, перелетел к противоположному креслу…

 - Божественно…- прикрыв глаза, произнёс американец, сделав несколько глотков,- когда вернёмся, передай бабушке моё восхищение…

   Потом приложился Иван и огнетушитель пошел по кругу…

   Вскоре капитан, расчувствовавшись, затянул свою любимую песню:

 

По диким степям Забайкалья,

Где золото моют в горах

Бродяга, судьбу проклиная,

Тащился с сумой на плечах…

 

   Американцы, как могли, подпевали ему, пытаясь уловить слова.

 

© Copyright: Герман Бор, 2014

Регистрационный номер №0222264

от 21 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0222264 выдан для произведения:

   Через час «хаммер» остановился перед шлагбаумом. Вправо и влево, по зеленой степи, разбегались цепочки столбов, с натянутой колючей проволокой. Впереди, вдали виднелись высокие серые ангары, за ними уже розовело ясное рассветное небо, и на его фоне угадывалась верхушка космического корабля. В какой-то момент Ивану стало безумно жаль покидать родную, прекрасную Землю, но он, тряхнув головой, решительно прогнал от себя это наваждение – долг, есть долг…

   Из большой, застеклённой будки вышел сержант военной полиции. Он подошел к окошку водителя и отдал честь.

   - Куда направляетесь, сэр?

   - Мы астронавты…- невозмутимо ответил капитан,- я Айван Дранга, а он Джон Джексон.

   - А-а, ты тот самый русский, который летит с нашим Джонни? Мы вас давно ждём.

   - Ну, да... а что мы летим только вдвоем?

   - Конечно, сэр, никто больше не рискнул, миссия более чем сомнительная… связываться с летающими тарелочками… преклоняюсь перед вашим героизмом.

   - Так можно проехать?

   - Конечно, сэр, добро пожаловать на Мыс Канаверал!

   Шлагбаум поднялся и «хаммер» въехал на территорию космодрома.

   Капитан направил машину сразу на пусковую площадку. Там уже высился наготове корабль, окруженный обслуживающими мачтами. Белоснежный красавец «Аполлон» обтекал охлаждающими струйками азота. Откуда-то навстречу выбежал толстый майор в тёмных очках, размахивая руками. Капитан остановил машину и вышел на бетон .

   - Мистер Айван Дранга?- поинтересовался майор, приблизившись и отдав честь.

   - Да это я!- так же, отдав честь, ответил капитан.

   - Мы вас давно ждем, где вы пропадали?.. И где лейтенант Джексон?

   - Там, спит… устал,- Иван кивнул на машину.

   - Окей, будите его и переодевайтесь в скафандры, через три часа вы должны быть в корабле.

   - Сэр, могу я свои вещи отнести в кабину?

   - Конечно… а что за вещи?... Предупреждаю, не более ста килограмм.

   - Ну, в эти пределы я уложусь,- заверил его Дранга,- вещь-мешок, огнетушитель и палатка.

   - Лишний огнетушитель, я думаю, не помешает,- согласился майор,- а палатка?..

   - Это для маскировки на луне,- соврал капитан,- недавно утверждено совместной комиссией.

   - А-а, ну тогда нет проблем… давайте, я вам помогу.

   Майор взял вещь-мешок и огнетушитель, а Иван взвалил на спину тяжеленную сумку со стриптизёршей, молясь про себя, что бы та не проснулась раньше времени.

   Но всё прошло по плану. Кабина, в отличие от русской, имела коническую форму, напоминая перевёрнутую воронку, диаметром около четырёх метров, и где-то над ней был прикреплен посадочный лунный модуль. Капитан закрепил свои вещи специальными приспособлениями – а таким образом крепились все предметы, чтобы в условиях невесомости, они не болтались где попало. Единственную трудность доставила сумка с Эсмеральдой, её пришлось привязать к креслу за лямки, а кабина, к слову сказать, оказалась трёх-местной и это было очень даже кстати.

   Иван спустился на лифте вниз, разбудил, мирно спавшего в машине коллегу, влил в него остатки виски и, когда тот пришел в себя, торжественно объявил по-русски:

   - Вставайте, Джонни, вас ждут великие дела!

 

 

   Астронавты надели скафандры и заняли свои места в кабине, пошел предстартовый отсчёт – оставались последние минуты. Центр управления полётом вёл переговоры с экипажем, наблюдая за ним через телекамеру…

   - Чёрт, чёрт, чёрт! Где я? Выпустите меня!- вдруг послышалось из-под кресла, это проснулась Эсмеральда. (На самом деле она три раза сказала «дерьмо», но здесь и в дальнейшем, все англоязычные крепкие выражения будут адаптированы к русскому языку.)

   Вот этого Иван боялся больше всего – а вдруг старт отменят! Он поспешно отключил связь с Центром управления. Его левая рука расстегнула «молнию» на сумке. Эсмеральда встала, пригнув голову –встать во весь рост не позволяла кабина высотой около полутора метра. Американский астронавт потерял дар речи, уставившись на стриптизёршу.

   - Присаживайся, Эсмеральда,- Иван похлопал рукой по свободному креслу,- сейчас всё объясню… только помолчи немного.

   Капитан повернул телекамеру так, чтобы, она не захватывала девушку и включил связь. Сразу послышались панические вопли операторов из центра управления.

   - Всё в порядке,- успокоил их Иван,- мы готовы к старту.

   - Мы слышали посторонние голоса,- не унимались в Центре.

   - Креститься надо!- отшутился капитан…

   - Пять, четыре, три, два, один, ноль… удачи!

   И наконец, корабль завибрировал, послышался равномерный гул, астронавтов вдавило в кресла…

   - Какого хренааааа!!!- вырвалось у Эсмеральды.

   Если бы телекамера охватывала всю кабину, то операторы из Центра управления были бы повергнуты в шок, увидев на одном из кресел прекрасную незнакомку, одетую, в отличие от облаченных в скафандры астронавтов, в короткую джинсовую юбочку и белую майку. Глаза её, и без того большие, были, в ужасе, расширены. Груди четвёртого размера, под действием перегрузки, превратились в две огромные перевёрнутые тарелки...

   Но вскоре, корабль вышел на орбиту Земли, пассажиров мягко подбросило в креслах – наступала невесомость. Эсмеральда, в сердцах, стукнула кулаком по подлокотнику, от чего подлетела вверх, сгруппировалась в позу эмбриона и начала кувыркаться перед носом у остального экипажа. Те весело расхохотались - сами они были пристегнуты ремнями.

   - Подонки! Держите меня!- в отчаянии завизжала стриптизёрша,- чёрт, чёрт!..

   Иван поймал её за руку, аккуратно опустил в кресло и пристегнул ремнём.

   - Сволочи, куда вы меня затащили?- не унималась девушка.

   - Эсмеральда, всё в порядке,- попытался успокоить её Иван.

   - Какая я тебе, на хрен, Эсмеральда!... меня Сара зовут, это я в баре Эсмеральда!

   - Еще лучше,- усмехнулся капитан,- как в анекдоте, русский, американец и еврей полетели на луну…

   - На какую луну?- упавшим голосом пробормотала Сара.

   Иван, вздохнув, отстегнул от стенки свой любимый огнетушитель, достал из вещь-мешка небольшой резиновый шланг и приладил его к выходной трубке. Потом он, молча, вставил свободный конец шланга стриптизёрше в рот, и нажал на рычаг огнетушителя. Та, непроизвольно, сделала несколько глотков…

   - О, Всевышний! Что это?- удивилась она, вынув шланг изо рта и облизнувшись.

   - Вишнёвая настойка на перваче,- спокойно пояснил капитан,- бабушка прислала…

   - О-о, твоя бабушка волшебница… а что такое первач?

   - Очень крепкий самогон… пей не бойся,- улыбнулся Иван,- я всегда беру огнетушитель в командировки.

   - А можно я попробую?- попросил Джон.

  - Конечно…

   И сосуд, от лёкого толчка, перелетел к противоположному креслу…

 - Божественно…- прикрыв глаза, произнёс американец, сделав несколько глотков,- когда вернёмся, передай бабушке моё восхищение…

   Потом приложился Иван и огнетушитель пошел по кругу…

   Вскоре капитан, расчувствовавшись, затянул свою любимую песню:

 

По диким степям Забайкалья,

Где золото моют в горах

Бродяга, судьбу проклиная,

Тащился с сумой на плечах…

 

   Американцы, как могли, подпевали ему, пытаясь уловить слова.

 

Рейтинг: 0 153 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!