ЛАДОНИ МАТЕРИ глава 21

ГЛАВА 21

...С великим трудом поднял пудовые веки, и увидел склонённое надо мной зарёванное лицо дочери.
- Пап? Ты не умер?
- Типун тебе на язык! Уж и покемарить нельзя...
- Вот выпей... тебе надо...

В кружке была белая творожистая масса, однако вкус у неё оказался далёким от молочного: напоминал прогорклое нерафинированное подсолнечное масло.
- Всё, всё выпей, - пресекла Лиза попытку отказаться. - Волга сказала: силы вернутся...

Произнесла она это, и я понял собственное странное ощущение: сил во мне, действительно, не было. Эдакая пустотелая деревяшка... у которой губёнки шевелятся со скрипом, и имеются вполне человеческие вкусовые ощущения.

Через пару минут, после выпитого зелья, стало происходить удивительное: пальцем не шевельнул, а чудилось, что из последних сил выцарапывался из чего-то плотного, липкого, и с каждым рывком прибавлялись силы. Превращение деревяшки в человека длилось с четверть часа. К финалу вообще всё тело зудело, как одна плохо заживающая рана, пылало жаром. Никаких мыслей - сплошной гул, перед глазами заиграло северное сияние...

... провал в сон... и вполне обычное рядовое пробуждение.
- С добрым утром, сонюшка! - глотая слёзы, улыбалась Лиза.
- Оклемался, паря! - ухнула над головой Доча. - Жмуриком вынули...
- Где Волга?

Лиза судорожно сглотнула, кивком показала: у дальней стены на тахте лежала бесчувственная, смертельно бледная. Рядом, у изголовья, сидела Чёля, тихо поскуливая - плакала.
- Что случилось?!

Из блатной речи Дочи, с добавлениями Лизы, узнал следующее: Волга применила способности своего Дара и остановила во мне все жизненные процессы, по сути, ввела в клиническую смерть. Таким жмуриком и вытянула Доча меня. Себя Волга, разумеется, не могла отключить полностью: нужно было успеть сказать, что делать для моего оживления. Когда открылась дверь "ящика", Лиза увидела лежащим меня на полу, "как мешок с тряпками". Рядом сидела Волга, из носа шла кровь, и вся будто синькой и белилами испачкана. Успела сказать Доче, каков состав "живой воды", и потеряла сознание.

- Очнётся?
Доча по инерции уже начала короную фразу "А хрен...", но осеклась, затем тихо обронила:
- Она в коме... - И надолго замолчала.
- Доча! Что делать-то?
- Не базарь, паря. Мне тоже не в жилу. Будь я в силе, моментом бы поставила на ноги, ещё в лучшем виде.


Меня буквально трясло от обиды и отчаянья. Лиза вновь лила слёзы, но уже по Волге. Муторно скулила Чёля, посматривая то на меня, то на потолок, откуда рождался голос Дочи.

Чёрт, чёрт! Что же делать?? Время идёт, сжигается горючка... Идти своим ходом, без Волги, мало шансов, что доберусь даже до городских стен. И потом... как уйти, зная, что Волга, по сути, при смерти... Меня спасла... Не могу я вот так махнуть рукой...

- Доча.
- Ну?
- Может, есть какие-нибудь архивы, где бы можно узнать, что нам делать... Не всё же на файлы занесли... на крайний случай...
- Годи.

Несколько минут мы слышали в разных местах, в стене, будто шарик перекатывался. Наконец, остановился, звякнула упавшая монетка, и рядом с головой Чёли засветился оранжевый квадрат, мигнул слепо и выдвинулся на метр серебристый ящик.

Я подбежал, заглянул в него. Внутри вся площадь напоминала соты, в каждой ячейке золотистая овальная пуговка, в центре каждой пуговки какие-то значки.
- Что это, Доча?
 Интуиция или ещё что-то подсказывало ей: возможно, это видеотека по медицине.
- Допустим. Но как найти нужное нам?
- Не знаю! - раздражённо, совсем как Лиза, выкрикнула Доча.
- Спокойно, схемы оплавятся. Попробую сам, методом тыка, - и нажал наугад пуговку. Она сделала пол-оборота, и выскочил... разноцветный початок кукурузы.

Отлично, ядрёна вошь: загадки множатся!
Попробовал отколупнуть "зёрнышко"- тщетно, спаяны намертво друг с другом. А если надавить, как кнопку? Рискну...
"Зёрнышко" вспыхнуло изумрудно-вишнёвым светом, и тотчас засветилась радужными бликами пустая ячейка. Скорее интуитивно, чем осознано, я вернул початок на место. Пуговка сделала обратный  ход, и... ожил один из мониторов.

Минуты две пульсировал замысловатый орнамент из всевозможных цветов и оттенков, затем появилось изображение... стены, той, что примыкала к лифту на башню. Крупный план: квадратный участок, почти у самого пола, отошёл в сторону, открыв нишу. В ней стояла ванна, облицованная уже знакомым матовым мрамором. Откуда-то извне возникло голое тело, безжизненно висевшее в воздухе. Вот оно дрогнуло и поплыло в направлении ванны. Далее всё случилось, как и предположил: тело опустилось в ванну, сверху тотчас возникла выпуклая прозрачная крышка. Теперь камера фиксировала вид сверху: дно ванны молочно-белое, всё в мелких чёрных точках, расположенных веером. Из них брызнули струйки жидкости. Уровень рос на глазах, и вскоре тело полностью утонуло. Сантиметров на пять от края ванны по всему периметру загорелась фиолетовая лента, жидкость приобрела цвет золотисто-голубой. Со дна пошло сильное волнение, и на поверхность вырвались мириады пузырьков, через мгновение вся жидкость состояла из одних мельтешащих пузырьков. Светящаяся лента поделилась на квадратики, которые в свою очередь пришли в движение по окружности, как по спирали, опускались на дно. С каждым витком уровень жидкости понижался, а квадратики меняли цвет на жёлтый и красный. Когда уровень пузырьков опустился до тела, квадратики вновь слились в ленту, а пузырьки... впрочем, их уже не было: жидкость стала плотной, вроде сметаны, при этом забурлила под невидим миксером. Тело... бинтовалось жидкими "бинтами".

- Что это? Как делать мумию?
Доча промолчала. Лиза и Чёля не отрывали глаз от монитора, следя за процессом, казалось, совершенно забыв про Волгу.

Я потянулся, так сказать, "переключить" на другую программу, но резкий окрик Дочи остановил:
- Годи!

Между тем на экране тело превратилось в пёстрый кокон. Лента поделилась вдоль на полоски, которые, через небольшие интервалы, посылали тонюсенькие пульсирующие лучики, "обстреливая" кокон.
Внезапно поверхность кокона зазмеилась трещинами, они росли с каждой секундой - это лучи-пульсары сжигали оболочку.
Вот и последний кусочек исчез, лента вновь стала сплошной, приняв первоначальную форму, поползла вверх. Вернувшись на исходную точку, погасла. Крышка медленно уплыла в сторону, а ванна стала подниматься, выпрямляясь, когда она встала "на попа", это уже была не ванна, а что-то вроде банкетки. Тело вздрогнуло, встало и пошло. Конечно, это не был человек, всего лишь компьютерная копия, но впечатление потрясающее.

Впрочем, у меня это шло вторым планом. Первым - ясно как вернуть к жизни Волгу!

- Открывай! - кричу Доче, беря отяжелевшую Волгу на руки. Жизнь в ней едва теплилась.

Надо ли пересказывать весь процесс оживления?
Всё прошло один к одному, как на "видео". Чуть более 20 минут ушло, и Волга вернулась к нам живая и здоровая. Выглядела бодрой и отоспавшейся. Чёля с Лизой кинулись тискать её, облизывать, по-детски громко выражая радость.

Над головой слышалось довольное сопение: Доча молча выражала восторг, по сути, случайной удачи. Или кто-то свыше направил мой палец именно на эту пуговку? Обещанная помощь Матери? Если так, то странно как-то ведёт себя эта Мать: почему не помогла в "ящике"? Сдвинула бы дверь на десять сантиметров и вся проблема...

- Доча.
- Ну? - отозвалась нехотя, будто оторвал от неотложного занятия.
- У тебя есть связь с Матерью?
Помолчала, затем с живой детской грустью обронила:
- Мама... Не помню...
- Ты попытайся. Чёрт с ним, сожги немного горючки. Рискни...
- Харе! - жёстко оборвала. - Пургу гонишь, труху сеешь...
- Успокойся! Это вовсе не труха. Мне в монастыре обещали помощь... Мамы. Я уверен, что нечто подобное предусматривалось, значит, есть аварийный способ связи с Ней. Вот я и предлагаю поискать его. Рискни. У нас в запасе 9суток. Не часов!
- Подыбаю, - отрывисто бросила, и отключилась.

Радость воскрешения иссякла, девчонки притихшие смотрели на меня. Чёля забралась под стол и уныло взирала глазом на полуобглоданые кости.

В мою голову ничего путного не приходило, напротив, все мысли шли в одном направлении: что бы съесть? Хотя, что удивляться: вечер в разгаре, время ужина.

Над головой прокатился шарик, местами тонко звенькая. Вдруг ожил один белый квадратик под потолком: порозовел, затрепетал, точно занавеска на сквозняке, и... проявились самые настоящие часы. Они показывали 18,45, разумеется, по местному времени.

За спиной у меня звякнула упавшая монетка. Обернулся: фрагмент стены, примерно 2х1,5м сдвинулся влево, открыв обычную дверь.
- Глянуть? - горячо задышала над ухом Лиза.
За дверью оказались просторная ванная комната и туалет.

Шарик продолжал движение, но "монетки" больше не падали. Пока горючка сжигалась впустую.
- Чего ждёте? Ступайте... оправьтесь, ополоснитесь.
- Можно, да? - чисто машинально спросила Лиза.
Девчонки скрылись за дверью, в последнее мгновенье в щель метнулась Чёля.

Я остался один в звенящей тишине. Присел у стола, почувствовав давящую усталость.
Бесшумно открылось оконце над столом и вытолкнуло тряпичный конвертик. Оказалось: обыкновенная скатерть. Похоже, Доча решила устроить нам праздничный ужин.

И действительно: едва я расправил скатерть, как из оконца конвейером пошли горшочки, кастрюльки, всевозможные миски, тарелки, вазочки. Пришлось вскочить и лихорадочно расставлять, дабы не получилась свалка. От запахов у меня рот заполнился слюной, под ложечкой засосало так, что в голове помутилось.
Последней выдвинулась роскошная ваза с фруктами - оконце закрылось.
- Спасибо, Доча!
Не отозвалась. Только шарик звенькнул и зашуршал дальше.

Я оглядел стол. Лихо размахнулась: хватит всем этим накормить десяток проглотов. Как понимать сей факт? Заложенная в программе простонародная щедрость или Доча по своей инициативе решила таким образом приободрить нас?

Впрочем, думать особо об этом не хотелось, глядя на обилие блюд и испытывая зверский голод. Тем более ждать своей очереди на помывку. Девчонки, чувствую, не выйдут пока не наиграются, уж Чёля поспособствует. Пусть расслабятся: велико было напряжение в эти сутки, мне взрослому тяжко, а они дети...


Честное слово, впервые в жизни пожалел, что не чревоугодник. Какие блюда, запахи, изумительные вкусы! Сколько себя помню, всегда ел мало. Бабушка часто сердилась:
- Поел, называется! Воробей больше склевал бы.
Жили мы бедно, разумеется, пища была однообразной. Ни тётя Таня, ни бабушка кулинарными талантами не блистали, по сути, варили, как сварится. Может, поэтому я привык мало есть, что не  вкусно. Заморил червячка - и ладно. Когда уже взрослый попадал за такой же обильный стол, глаза разбегались, слюной давился, но стоило приступить, как на четвёртой-пятой ложке уже сыт под завязку. Рефлекс нормы срабатывал. И сидишь, лупаешь глазёнками, поминутно лепечешь хозяйке, соседям:
- Спасибо, я уже наелся.

И аппетит был, и приступал с мыслью налопаться от пуза, но, увы! На салаты (трёх видов), да на солёные грибочки и хватило меня. Жаркое, расстегаи, рыба... и ещё дюжина блюд остались не тронутыми. Был порыв по-детски расплакаться от обиды, но вовремя пресёк, уверив, что после ванны аппетит вернётся.

Дабы не мучиться, встал (рука машинально зацепила с вазы кисть винограда), и отошёл подальше от стола. К стене, где был тот ящик с видеотекой. Здесь как раз шарик остановился, затем, похоже, покатился по малому кругу: частое звеньканье выстраивалось в некую мелодию.

Одна за другой упали "монетки", и тотчас выдвинулись два узких ящика - один на уроне плеч, другой ткнулся в колено. Содержимое их было одинаковым: те же соты с пуговками. Отличались лишь цветом пуговок и выдавленных на них значков-символов.

- Что надыбала? - осторожно спросил.
Доча пробурчала что-то неласковое, как выругалась. Шарик зашуршал, удаляясь.
Ясно: предлагается проявить самостоятельность. Кто против... Лучше, чем без дела сидеть и ждать. Ау, Мать... Мама, Вы слышите меня? Направьте, пожалуйста, на верный путь. Какую пуговку нажать?

Ни гу-гу...
Ладно, пошевелим извилинами. Символы - нечто среднее между иероглифами и клинописью - ни о чём не говорили, как ни всматривался. Глухо, одним словом.

Как-то незаметно общипал всю виноградную кисть, последняя виноградинка выскользнула из пальцев и упала в ящик. Одна из пуговок ожила, крутанулась, и выдвинулся кукурузный початок с разноцветными зёрнами. Слепая случайность или... Мама направила виноградину именно на эту пуговку? Ладно, глянем, что за информация в этой "кукурузе". Допустим, в... зелёной.

Экран ожил, и выдал изображение карты государства. Я уже видел её в монастыре. Правда сейчас она была более чёткая, будто минуту назад сошла с печатного станка. По всей площади внезапно загорелись точки, кружочки, масса всевозможных значков.
Спустя пять минут я узнал, что это карта природных богатств государства. Светящиеся значки - это месторождения нефти, газа, угля, железа, серебра, золота... Пожалуй, добрая половина таблицы Менделеева присутствовала. Дополнительно по каждому месторождению сообщались глубина залегания, качество руды, давались схемы возможных разработок. Некоторые, с поверхностным залеганием, уже разрабатывались.
Всё это, конечно, интересно, только сейчас мне до лампочки, где и как добывать нефть и железо. А что в синем зёрнышке?

Вобщем, на шестом - белом - зёрнышке стало предельно ясно: весь початок посвящён, условно выражаясь, геологии. Значит, слепой случай, и Мама где-то прохлаждается.

Остальные початки соответственно были видеоэнциклопедиями по географии, биологии, зоологии, истории, астрономии. В другой ситуации меня бы за уши не оторвали от просмотра, тем более, что информация странным образом прочно фиксировалась в мозгу. За пару дней такого просмотра можно стать трижды академиком-энциклопедистом. Там, у нас дома, а здесь... разве что Богом. Фу, аж дух перехватило от фантастических перспектив...

Я переключился на второй ящик. Наобум коснулся пуговки с замысловатой закорючкой в центре. Получил такой же початок с разноцветными зёрнами. Почему-то начал опять с зелёного цвета. На экране возник текст на непонятном языке. Однако буквы многие знакомы. В целом это был некий винегрет из разных алфавитов: древнегреческий, латынь, арабский, кириллица...
Минуты три-четыре струился текст, фотографически фиксировался у меня в мозгу. При необходимости я мог бы легко его механически воспроизвести.

Текст кончился, и на экране появилось нечто вроде примитивной компьютерной игры: какие-то условные помещения, ячейки, мельтешили человечки, с ними происходили различные действа. В основном я ничего не понял, разве что два эпизода: из одного помещения человечек вылетал парящим, из другого... выбегал в образе животного, отдалённо похожего на корову-карлика. Если это действительно игра, то, надо думать, так проводили свой досуг Верховные жрицы Храма. Любопытная информация, только зачем она мне?

О чём я и спросил Дочу, в ответ услышал уже опостылевшее:
- Годи.

Шумно, продолжая над чем-то смеяться, ввалились девчонки. Мокрая Чёля подбежала ко мне, и, встав на задние лапы, с любопытством заглянула в ящик.
- Ничего интересного, - бросил я на её вопросительный взгляд.
- Вау! В игры играешь? - встала рядом Лиза, обдав меня свежестью и пьянящим запахом не то мыла, не то шампуня. Если он есть тут, конечно.
- Как видишь, забавляюсь.

Внезапно Волга вскрикнула, энергично показывая на экран. Я мысленно сделал "стоп-кадр". На экране был фрагмент игры: человечек покидал овальную ячейку, вокруг его головы светился пульсирующим светом подобие нимба, как у святых на иконах.
- Что!? - в один голос спросили мы с Лизой.

Это была не игра!
Схематичное изображение Центра, где у будущих жриц проверяли их скрытые возможности, высвобождали их, делали прочными. Иными словами, здесь получали Дар Матери. Волга была здесь, за год до появления Большого Человека.

Я вернул запись на тот фрагмент, где человечки парят в воздухе и превращаются в животного.
- Это тоже Дар?
Здесь Волга не была, даже не слышала о подобном. Очевидно, этот сектор для жриц рангом повыше.

- Доча? Алё, ты ещё здесь?
- Ну?
- Это всё действительно, правда? Полёты там, левитация, я могу допустить, но превращение в животного... Сказка?
- Техника, - суховато поправила Доча.
- Что, в самом деле, могут?
- Ну.
- Так. Фантастики хлебнули, теперь сказка в меню. Оборотни...

- Суслик! - ахнула Лиза, судорожно вцепившись мне в плечо. - Я поняла! Это не просто суслик, это... это...
- Какая-нибудь жрица. Вроде Волги, только познатнее. Ладно, девчонки, что-то у меня головёнка вспухла, пойду-ка я тоже освежусь. А вы можете трапезничать.

Переступая порог ванной, я думал, что после услышанного о сказочных перевоплощениях, меня уже ничем не удивишь. Но оказалось, простые, бытовые, так сказать, чудеса поражают значительно сильнее.

Здесь исполнялось всё моментально, даже я ещё не успевал подумать. Ванна наполнялась водой, табло на стене сообщало температуру, затем перечислялось, какие добавки вносились в воду, зачем именно: что-то оздоровить в организме, что-то размягчить. То есть, пока я раздевался, был обследован скрупулёзно и, согласно диагнозу, мне прописывалась лечебная ванна. Моя грязная пропотевшая одежда таинственным образом исчезла, но вскоре появилась чистая, тщательно отглаженная. На какое-то мгновение мне даже показалось, что это другая одежда, в смысле такая же, но... новая. Я уже собрался поближе её рассмотреть, но невидимая сила увлекла меня в ванну, погрузила в воду, незримые пальцы принялись массировать каждый участок тела. Вскоре я уже ничего не чувствовал, кроме тёплого убаюкивающего блаженства...

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0053389

от 5 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0053389 выдан для произведения:

ГЛАВА 21

...С великим трудом поднял пудовые веки, и увидел склонённое надо мной зарёванное лицо дочери.
- Пап? Ты не умер?
- Типун тебе на язык! Уж и покемарить нельзя...
- Вот выпей... тебе надо...

В кружке была белая творожистая масса, однако вкус у неё оказался далёким от молочного: напоминал прогорклое нерафинированное подсолнечное масло.
- Всё, всё выпей, - пресекла Лиза попытку отказаться. - Волга сказала: силы вернутся...

Произнесла она это, и я понял собственное странное ощущение: сил во мне, действительно, не было. Эдакая пустотелая деревяшка... у которой губёнки шевелятся со скрипом, и имеются вполне человеческие вкусовые ощущения.

Через пару минут, после выпитого зелья, стало происходить удивительное: пальцем не шевельнул, а чудилось, что из последних сил выцарапывался из чего-то плотного, липкого, и с каждым рывком прибавлялись силы. Превращение деревяшки в человека длилось с четверть часа. К финалу вообще всё тело зудело, как одна плохо заживающая рана, пылало жаром. Никаких мыслей - сплошной гул, перед глазами заиграло северное сияние...

... провал в сон... и вполне обычное рядовое пробуждение.
- С добрым утром, сонюшка! - глотая слёзы, улыбалась Лиза.
- Оклемался, паря! - ухнула над головой Доча. - Жмуриком вынули...
- Где Волга?

Лиза судорожно сглотнула, кивком показала: у дальней стены на тахте лежала бесчувственная, смертельно бледная. Рядом, у изголовья, сидела Чёля, тихо поскуливая - плакала.
- Что случилось?!

Из блатной речи Дочи, с добавлениями Лизы, узнал следующее: Волга применила способности своего Дара и остановила во мне все жизненные процессы, по сути, ввела в клиническую смерть. Таким жмуриком и вытянула Доча меня. Себя Волга, разумеется, не могла отключить полностью: нужно было успеть сказать, что делать для моего оживления. Когда открылась дверь "ящика", Лиза увидела лежащим меня на полу, "как мешок с тряпками". Рядом сидела Волга, из носа шла кровь, и вся будто синькой и белилами испачкана. Успела сказать Доче, каков состав "живой воды", и потеряла сознание.

- Очнётся?
Доча по инерции уже начала короную фразу "А хрен...", но осеклась, затем тихо обронила:
- Она в коме... - И надолго замолчала.
- Доча! Что делать-то?
- Не базарь, паря. Мне тоже не в жилу. Будь я в силе, моментом бы поставила на ноги, ещё в лучшем виде.


Меня буквально трясло от обиды и отчаянья. Лиза вновь лила слёзы, но уже по Волге. Муторно скулила Чёля, посматривая то на меня, то на потолок, откуда рождался голос Дочи.

Чёрт, чёрт! Что же делать?? Время идёт, сжигается горючка... Идти своим ходом, без Волги, мало шансов, что доберусь даже до городских стен. И потом... как уйти, зная, что Волга, по сути, при смерти... Меня спасла... Не могу я вот так махнуть рукой...

- Доча.
- Ну?
- Может, есть какие-нибудь архивы, где бы можно узнать, что нам делать... Не всё же на файлы занесли... на крайний случай...
- Годи.

Несколько минут мы слышали в разных местах, в стене, будто шарик перекатывался. Наконец, остановился, звякнула упавшая монетка, и рядом с головой Чёли засветился оранжевый квадрат, мигнул слепо и выдвинулся на метр серебристый ящик.

Я подбежал, заглянул в него. Внутри вся площадь напоминала соты, в каждой ячейке золотистая овальная пуговка, в центре каждой пуговки какие-то значки.
- Что это, Доча?
 Интуиция или ещё что-то подсказывало ей: возможно, это видеотека по медицине.
- Допустим. Но как найти нужное нам?
- Не знаю! - раздражённо, совсем как Лиза, выкрикнула Доча.
- Спокойно, схемы оплавятся. Попробую сам, методом тыка, - и нажал наугад пуговку. Она сделала пол-оборота, и выскочил... разноцветный початок кукурузы.

Отлично, ядрёна вошь: загадки множатся!
Попробовал отколупнуть "зёрнышко"- тщетно, спаяны намертво друг с другом. А если надавить, как кнопку? Рискну...
"Зёрнышко" вспыхнуло изумрудно-вишнёвым светом, и тотчас засветилась радужными бликами пустая ячейка. Скорее интуитивно, чем осознано, я вернул початок на место. Пуговка сделала обратный  ход, и... ожил один из мониторов.

Минуты две пульсировал замысловатый орнамент из всевозможных цветов и оттенков, затем появилось изображение... стены, той, что примыкала к лифту на башню. Крупный план: квадратный участок, почти у самого пола, отошёл в сторону, открыв нишу. В ней стояла ванна, облицованная уже знакомым матовым мрамором. Откуда-то извне возникло голое тело, безжизненно висевшее в воздухе. Вот оно дрогнуло и поплыло в направлении ванны. Далее всё случилось, как и предположил: тело опустилось в ванну, сверху тотчас возникла выпуклая прозрачная крышка. Теперь камера фиксировала вид сверху: дно ванны молочно-белое, всё в мелких чёрных точках, расположенных веером. Из них брызнули струйки жидкости. Уровень рос на глазах, и вскоре тело полностью утонуло. Сантиметров на пять от края ванны по всему периметру загорелась фиолетовая лента, жидкость приобрела цвет золотисто-голубой. Со дна пошло сильное волнение, и на поверхность вырвались мириады пузырьков, через мгновение вся жидкость состояла из одних мельтешащих пузырьков. Светящаяся лента поделилась на квадратики, которые в свою очередь пришли в движение по окружности, как по спирали, опускались на дно. С каждым витком уровень жидкости понижался, а квадратики меняли цвет на жёлтый и красный. Когда уровень пузырьков опустился до тела, квадратики вновь слились в ленту, а пузырьки... впрочем, их уже не было: жидкость стала плотной, вроде сметаны, при этом забурлила под невидим миксером. Тело... бинтовалось жидкими "бинтами".

- Что это? Как делать мумию?
Доча промолчала. Лиза и Чёля не отрывали глаз от монитора, следя за процессом, казалось, совершенно забыв про Волгу.

Я потянулся, так сказать, "переключить" на другую программу, но резкий окрик Дочи остановил:
- Годи!

Между тем на экране тело превратилось в пёстрый кокон. Лента поделилась вдоль на полоски, которые, через небольшие интервалы, посылали тонюсенькие пульсирующие лучики, "обстреливая" кокон.
Внезапно поверхность кокона зазмеилась трещинами, они росли с каждой секундой - это лучи-пульсары сжигали оболочку.
Вот и последний кусочек исчез, лента вновь стала сплошной, приняв первоначальную форму, поползла вверх. Вернувшись на исходную точку, погасла. Крышка медленно уплыла в сторону, а ванна стала подниматься, выпрямляясь, когда она встала "на попа", это уже была не ванна, а что-то вроде банкетки. Тело вздрогнуло, встало и пошло. Конечно, это не был человек, всего лишь компьютерная копия, но впечатление потрясающее.

Впрочем, у меня это шло вторым планом. Первым - ясно как вернуть к жизни Волгу!

- Открывай! - кричу Доче, беря отяжелевшую Волгу на руки. Жизнь в ней едва теплилась.

Надо ли пересказывать весь процесс оживления?
Всё прошло один к одному, как на "видео". Чуть более 20 минут ушло, и Волга вернулась к нам живая и здоровая. Выглядела бодрой и отоспавшейся. Чёля с Лизой кинулись тискать её, облизывать, по-детски громко выражая радость.

Над головой слышалось довольное сопение: Доча молча выражала восторг, по сути, случайной удачи. Или кто-то свыше направил мой палец именно на эту пуговку? Обещанная помощь Матери? Если так, то странно как-то ведёт себя эта Мать: почему не помогла в "ящике"? Сдвинула бы дверь на десять сантиметров и вся проблема...

- Доча.
- Ну? - отозвалась нехотя, будто оторвал от неотложного занятия.
- У тебя есть связь с Матерью?
Помолчала, затем с живой детской грустью обронила:
- Мама... Не помню...
- Ты попытайся. Чёрт с ним, сожги немного горючки. Рискни...
- Харе! - жёстко оборвала. - Пургу гонишь, труху сеешь...
- Успокойся! Это вовсе не труха. Мне в монастыре обещали помощь... Мамы. Я уверен, что нечто подобное предусматривалось, значит, есть аварийный способ связи с Ней. Вот я и предлагаю поискать его. Рискни. У нас в запасе 9суток. Не часов!
- Подыбаю, - отрывисто бросила, и отключилась.

Радость воскрешения иссякла, девчонки притихшие смотрели на меня. Чёля забралась под стол и уныло взирала глазом на полуобглоданые кости.

В мою голову ничего путного не приходило, напротив, все мысли шли в одном направлении: что бы съесть? Хотя, что удивляться: вечер в разгаре, время ужина.

Над головой прокатился шарик, местами тонко звенькая. Вдруг ожил один белый квадратик под потолком: порозовел, затрепетал, точно занавеска на сквозняке, и... проявились самые настоящие часы. Они показывали 18,45, разумеется, по местному времени.

За спиной у меня звякнула упавшая монетка. Обернулся: фрагмент стены, примерно 2х1,5м сдвинулся влево, открыв обычную дверь.
- Глянуть? - горячо задышала над ухом Лиза.
За дверью оказались просторная ванная комната и туалет.

Шарик продолжал движение, но "монетки" больше не падали. Пока горючка сжигалась впустую.
- Чего ждёте? Ступайте... оправьтесь, ополоснитесь.
- Можно, да? - чисто машинально спросила Лиза.
Девчонки скрылись за дверью, в последнее мгновенье в щель метнулась Чёля.

Я остался один в звенящей тишине. Присел у стола, почувствовав давящую усталость.
Бесшумно открылось оконце над столом и вытолкнуло тряпичный конвертик. Оказалось: обыкновенная скатерть. Похоже, Доча решила устроить нам праздничный ужин.

И действительно: едва я расправил скатерть, как из оконца конвейером пошли горшочки, кастрюльки, всевозможные миски, тарелки, вазочки. Пришлось вскочить и лихорадочно расставлять, дабы не получилась свалка. От запахов у меня рот заполнился слюной, под ложечкой засосало так, что в голове помутилось.
Последней выдвинулась роскошная ваза с фруктами - оконце закрылось.
- Спасибо, Доча!
Не отозвалась. Только шарик звенькнул и зашуршал дальше.

Я оглядел стол. Лихо размахнулась: хватит всем этим накормить десяток проглотов. Как понимать сей факт? Заложенная в программе простонародная щедрость или Доча по своей инициативе решила таким образом приободрить нас?

Впрочем, думать особо об этом не хотелось, глядя на обилие блюд и испытывая зверский голод. Тем более ждать своей очереди на помывку. Девчонки, чувствую, не выйдут пока не наиграются, уж Чёля поспособствует. Пусть расслабятся: велико было напряжение в эти сутки, мне взрослому тяжко, а они дети...


Честное слово, впервые в жизни пожалел, что не чревоугодник. Какие блюда, запахи, изумительные вкусы! Сколько себя помню, всегда ел мало. Бабушка часто сердилась:
- Поел, называется! Воробей больше склевал бы.
Жили мы бедно, разумеется, пища была однообразной. Ни тётя Таня, ни бабушка кулинарными талантами не блистали, по сути, варили, как сварится. Может, поэтому я привык мало есть, что не  вкусно. Заморил червячка - и ладно. Когда уже взрослый попадал за такой же обильный стол, глаза разбегались, слюной давился, но стоило приступить, как на четвёртой-пятой ложке уже сыт под завязку. Рефлекс нормы срабатывал. И сидишь, лупаешь глазёнками, поминутно лепечешь хозяйке, соседям:
- Спасибо, я уже наелся.

И аппетит был, и приступал с мыслью налопаться от пуза, но, увы! На салаты (трёх видов), да на солёные грибочки и хватило меня. Жаркое, расстегаи, рыба... и ещё дюжина блюд остались не тронутыми. Был порыв по-детски расплакаться от обиды, но вовремя пресёк, уверив, что после ванны аппетит вернётся.

Дабы не мучиться, встал (рука машинально зацепила с вазы кисть винограда), и отошёл подальше от стола. К стене, где был тот ящик с видеотекой. Здесь как раз шарик остановился, затем, похоже, покатился по малому кругу: частое звеньканье выстраивалось в некую мелодию.

Одна за другой упали "монетки", и тотчас выдвинулись два узких ящика - один на уроне плеч, другой ткнулся в колено. Содержимое их было одинаковым: те же соты с пуговками. Отличались лишь цветом пуговок и выдавленных на них значков-символов.

- Что надыбала? - осторожно спросил.
Доча пробурчала что-то неласковое, как выругалась. Шарик зашуршал, удаляясь.
Ясно: предлагается проявить самостоятельность. Кто против... Лучше, чем без дела сидеть и ждать. Ау, Мать... Мама, Вы слышите меня? Направьте, пожалуйста, на верный путь. Какую пуговку нажать?

Ни гу-гу...
Ладно, пошевелим извилинами. Символы - нечто среднее между иероглифами и клинописью - ни о чём не говорили, как ни всматривался. Глухо, одним словом.

Как-то незаметно общипал всю виноградную кисть, последняя виноградинка выскользнула из пальцев и упала в ящик. Одна из пуговок ожила, крутанулась, и выдвинулся кукурузный початок с разноцветными зёрнами. Слепая случайность или... Мама направила виноградину именно на эту пуговку? Ладно, глянем, что за информация в этой "кукурузе". Допустим, в... зелёной.

Экран ожил, и выдал изображение карты государства. Я уже видел её в монастыре. Правда сейчас она была более чёткая, будто минуту назад сошла с печатного станка. По всей площади внезапно загорелись точки, кружочки, масса всевозможных значков.
Спустя пять минут я узнал, что это карта природных богатств государства. Светящиеся значки - это месторождения нефти, газа, угля, железа, серебра, золота... Пожалуй, добрая половина таблицы Менделеева присутствовала. Дополнительно по каждому месторождению сообщались глубина залегания, качество руды, давались схемы возможных разработок. Некоторые, с поверхностным залеганием, уже разрабатывались.
Всё это, конечно, интересно, только сейчас мне до лампочки, где и как добывать нефть и железо. А что в синем зёрнышке?

Вобщем, на шестом - белом - зёрнышке стало предельно ясно: весь початок посвящён, условно выражаясь, геологии. Значит, слепой случай, и Мама где-то прохлаждается.

Остальные початки соответственно были видеоэнциклопедиями по географии, биологии, зоологии, истории, астрономии. В другой ситуации меня бы за уши не оторвали от просмотра, тем более, что информация странным образом прочно фиксировалась в мозгу. За пару дней такого просмотра можно стать трижды академиком-энциклопедистом. Там, у нас дома, а здесь... разве что Богом. Фу, аж дух перехватило от фантастических перспектив...

Я переключился на второй ящик. Наобум коснулся пуговки с замысловатой закорючкой в центре. Получил такой же початок с разноцветными зёрнами. Почему-то начал опять с зелёного цвета. На экране возник текст на непонятном языке. Однако буквы многие знакомы. В целом это был некий винегрет из разных алфавитов: древнегреческий, латынь, арабский, кириллица...
Минуты три-четыре струился текст, фотографически фиксировался у меня в мозгу. При необходимости я мог бы легко его механически воспроизвести.

Текст кончился, и на экране появилось нечто вроде примитивной компьютерной игры: какие-то условные помещения, ячейки, мельтешили человечки, с ними происходили различные действа. В основном я ничего не понял, разве что два эпизода: из одного помещения человечек вылетал парящим, из другого... выбегал в образе животного, отдалённо похожего на корову-карлика. Если это действительно игра, то, надо думать, так проводили свой досуг Верховные жрицы Храма. Любопытная информация, только зачем она мне?

О чём я и спросил Дочу, в ответ услышал уже опостылевшее:
- Годи.

Шумно, продолжая над чем-то смеяться, ввалились девчонки. Мокрая Чёля подбежала ко мне, и, встав на задние лапы, с любопытством заглянула в ящик.
- Ничего интересного, - бросил я на её вопросительный взгляд.
- Вау! В игры играешь? - встала рядом Лиза, обдав меня свежестью и пьянящим запахом не то мыла, не то шампуня. Если он есть тут, конечно.
- Как видишь, забавляюсь.

Внезапно Волга вскрикнула, энергично показывая на экран. Я мысленно сделал "стоп-кадр". На экране был фрагмент игры: человечек покидал овальную ячейку, вокруг его головы светился пульсирующим светом подобие нимба, как у святых на иконах.
- Что!? - в один голос спросили мы с Лизой.

Это была не игра!
Схематичное изображение Центра, где у будущих жриц проверяли их скрытые возможности, высвобождали их, делали прочными. Иными словами, здесь получали Дар Матери. Волга была здесь, за год до появления Большого Человека.

Я вернул запись на тот фрагмент, где человечки парят в воздухе и превращаются в животного.
- Это тоже Дар?
Здесь Волга не была, даже не слышала о подобном. Очевидно, этот сектор для жриц рангом повыше.

- Доча? Алё, ты ещё здесь?
- Ну?
- Это всё действительно, правда? Полёты там, левитация, я могу допустить, но превращение в животного... Сказка?
- Техника, - суховато поправила Доча.
- Что, в самом деле, могут?
- Ну.
- Так. Фантастики хлебнули, теперь сказка в меню. Оборотни...

- Суслик! - ахнула Лиза, судорожно вцепившись мне в плечо. - Я поняла! Это не просто суслик, это... это...
- Какая-нибудь жрица. Вроде Волги, только познатнее. Ладно, девчонки, что-то у меня головёнка вспухла, пойду-ка я тоже освежусь. А вы можете трапезничать.

Переступая порог ванной, я думал, что после услышанного о сказочных перевоплощениях, меня уже ничем не удивишь. Но оказалось, простые, бытовые, так сказать, чудеса поражают значительно сильнее.

Здесь исполнялось всё моментально, даже я ещё не успевал подумать. Ванна наполнялась водой, табло на стене сообщало температуру, затем перечислялось, какие добавки вносились в воду, зачем именно: что-то оздоровить в организме, что-то размягчить. То есть, пока я раздевался, был обследован скрупулёзно и, согласно диагнозу, мне прописывалась лечебная ванна. Моя грязная пропотевшая одежда таинственным образом исчезла, но вскоре появилась чистая, тщательно отглаженная. На какое-то мгновение мне даже показалось, что это другая одежда, в смысле такая же, но... новая. Я уже собрался поближе её рассмотреть, но невидимая сила увлекла меня в ванну, погрузила в воду, незримые пальцы принялись массировать каждый участок тела. Вскоре я уже ничего не чувствовал, кроме тёплого убаюкивающего блаженства...

Рейтинг: +1 265 просмотров
Комментарии (3)
0 # 5 июня 2012 в 12:30 0
Эх, вот такую бы технику и такую же ванную!!!! Класс!
Михаил Заскалько # 5 июня 2012 в 19:27 +1
Да,хорошо бы...Сами виноваты: нет чтобы делом заниматься, всё бомбы выдумываем, всякой политерундой занимаемся...А умы есть! Им бы только дать возможность изобретать...
0 # 5 июня 2012 в 19:34 0
Ла, согласна. Не туда мы свою энергию направляем... не туда...