ЛАДОНИ МАТЕРИ глава 16

ГЛАВА 16.

... – Мифка, мафына приефала! Бабуфка зовёт! - кричит соседский мальчишка.

Я его не вижу, узнаю по голосу. Мы с ребятами играем в футбол на скошенном клеверном поле, что через дорогу напротив наших домов. С огромным сожалением бросаю игру, бегу через дорогу. Во дворе стоит грузовик, какие-то мужчины грузят нашу мебель. Я обхожу грузовик и вхожу в дом. На кухне уже всё вынесено, остался только обеденный стол, без привычной клеёнки. На белой, будто присыпанной мукой столешнице стоит посылочный ящик, рядом на крышке молоток и блюдечко с мелкими гвоздиками. У стола стоит бабушка, в руке пачка моих школьных грамот. Каждую четверть получал за хорошую учёбу, плюс годовые.

- Всё, милок, кончилась твоя малинка. Мочи нет у меня боле... Пусть теперь мамка мучается с тобой...
У меня наворачиваются слёзы, хлюпает нос.
- Нечего, нечего сопли распускать! Тебя предупреждали, а ты всё за своё. Думаешь, коли отличник,- бабушка встряхнула грамотами, нервно бросила их на дно посылочного ящика,- так тебе позволено безобразничать?
- Я...не безобразничал...
- Ага, прямо золотце, а не мальчик. Значит, учительница врёт, завуч врёт, напраслину возводят? Да?

Я молчу: возразить нечем. Действительно, поведение у меня безобразное. То урок сорву (лягушата в сумках девчонок, связанные косы сидящих впереди меня и т.п.), то неудачно пошучу над завучем, Роза Викторовна мне жутко не нравилась, ибо постоянно напоминала, что я брошен мамкой на попечение бабушки... Последнее моё безобразие: в тыкве вырезал ужасную рожицу, внутрь положил горящие скорлупки грецкого ореха, ночью укрепил " чудище" на подоконнике спальни завуча, постучал в окно... Крику было! Утром, в школе на линейке, Роза Викторовна продемонстрировала моё "произведение" и застращала всех пренеприятными последствиями, если "безобразники сами не сознаются". Пришлось признаться - я всегда признавался.

- Я... больше не буду!
- Слышали, мильён раз! Никто уж не верит, потому как пустые слова. Всё, полезай.
- К-куда?
- Куда, куда, в ящик. Да поживей: почта сегодня на час раньше закрывается.
- Зачем... в ящик?
- У меня нет лишних денег на билет. А у твоих не допросишься. Посылкой отправлю.
- Я...я задохнусь!- выкрикиваю, казалось, веский аргумент.
Но бабушка разбивает его в пух и прах:
- Не задохнёшься: здесь дырочки.

Я отступаю к двери, намереваясь выскочить, но сзади меня цепко хватают руки тёти Тани, старшей маминой сестры:
- Долго мы ещё гваздаться будем?
- Вот ерепенится.
Тётя подмяла меня, и, скрутив баранкой, понесла к столу.
- Не надо! Я не хочу!- задыхаясь, ору...

... Я просыпаюсь, весь в поту, сердце бешено колотится о рёбра. Откинул одеяло, и предрассветная прохлада тотчас завладела моим влажным липким телом. Бр-р-р!
Девчонки спали, закутанные с головой.

Завернувшись в одеяло, осторожно вылез наружу. Взялся, было развести костёр, но... нет огня. Странно, что до сих пор не удосужился поинтересоваться, как добывает огонь Волга.

Вся округа тонула в тумане. Звонкая тишина, даже бормотание родника не слышно.
Беру полотенце и иду умываться. Туман вбирает меня, клубится, особенно плотный внизу. Дважды налетаю на торчащие камни, спотыкаюсь, упав, ещё и скольжу по росной траве. Вымазался, как чушка.
Пока приводил себя в порядок, туман местами истончился, стал рваться на клочки, которые устремлялись вверх.

За спиной пискнула какая-то ранняя пичуга. Я оглянулся и застыл поражённый: рядом с окутанным в туманное облачко валуном стоял... Страж. И это не был оптический обман: над шляпкой зависла птичка, энергично махая крылышками, звонко вопрошала "Что это? что это?"

Действительно, что это?! Вечером не было, а утром стоит. Почему здесь? Кто поставил? Мать? Если она такое может, тогда на кой ляд нужен Спаситель и Миссия? Нагнала бы суеверного страха, сами похитители и вернули бы Пальцы на место... И потом, если сны здесь сбываются, что означает мой? Запихнут в "посылочный ящик" и куда отправят? А девчонки, что будет с ними? Нет, неспроста эта штуковина здесь и сейчас возникла: прямая связь с моим сном. Что-то произойдёт в ближайшее время.

Меня нестерпимо влекло к Стражу. Подошёл. На метр вокруг него трава пожухла, стала жёлтой и ломкой. Обошёл по окружности - ничего особенного.

Между тем клочки тумана окрасились в нежно-розовый цвет: поднималось солнце. Один лучик пробился в прореху и весело заиграл на матовой грани Стража, и я увидел знакомую голограмму: семиугольник. Как на той машине, что сделала меня маленьким.

Подошёл ближе, и рука сама потянулась, пальцы коснулись голограммы. Раздался лёгкий щелчок, низ Стража образовал квадратную нишу. "Посылочный ящик?"

Тело, подчиняясь неведомой силе, уже готово было шагнуть в нишу, но разум сказал: "Стоп!" Инстинктивно отпрянул, споткнулся о камень, упал, но тут же вскочил, вооружившись тем камнем: а вдруг как выскочат, добры молодцы и под ручки хвать?

Однако, никто не выскочил, и вообще ничего не изменилось. Всё так же неведомая сила легонько подталкивала и влекла.
Нет, погоди-ка, это дело "треба прожувати", как говаривала бабушка.

Хотелось бы, чёрт возьми, понять, что всё это значит. И зачем я-то нужен? Если за ночь Страж поставили, да так тихо, что мы не слыхали, это ж какие  возможности у них... У кого?

Вы будете смеяться, но думалось исключительно об инопланетянах. А кто ещё мог здесь, в "средневековье", демонстрировать фантастическую технологию? Они...

Тут и встаёт в полный рост главный вопрос: кому я должен помочь? Детям Матери? А они кто? Жрицы. Тогда вернее будет, Дочерям. А остальные? Кто они - пасынки? Мне сказали, что до появления Цезаря всем было хорошо, сытно, мирно. Всем ли? Вот у нас дома, тоже многие говорят: до перестройки было хорошо. Хорошо то хорошо, да ничего хорошего. Начальству, конечно, было хорошо, чем выше, тем хорошее, а простому работяге, как я, к примеру, не очень. Да, не голодали, не нищенствовали, но позволить себе многое не могли. Ибо лозунг "От каждого по способностям, каждому по труду" был, по сути, для проформы. На деле - сплошная уравниловка... А-а, что там говорить, только душу бередить...

Может, и здесь так называемая Мать с помощью технологии узурпировала власть, понаставила на местах своих людей, создав подобие нашего "развитого социализма". Храмы её имени - вроде наших  райкомов, обкомов. Жили себе и не тужили. Но пришёл Большой Человек-Цезарь, поглядел на их жизнь и... решил устроить Перестройку. Опять таки вопрос: с доброй целью или с корыстной? Со слов жриц - последнее. А как народ? Для кого я Спаситель - для рабов или их хозяев?

Чёрт! голова от вопросов пухнет. Ясно, что ответ на них в Столице, и мы дойдём, не сегодня, так завтра, но внезапное появление Стража... привело меня в растерянность. Чей он? Зачем появился? Отправить меня в "посылочном ящике"? Куда? В стан друзей или врагов?

Если не заметить, продолжать путь своим ходом? А вдруг впереди ждёт большая неприятность, и Страж... предупредительно протянутая рука помощи? Поддаться "зову" и сунуться в "ящик"? А если это банальная ловушка?..

Кретины! Неужели так трудно было записку пришпилить... Впрочем, где гарантия, что записка от друзей... Тьфу, ядрёна вошь, охренеть можно!
Как быть, что делать?! Девчонки не советчицы... Хотя, любопытно, как поведёт себя Волга.

Солнце уже поднялось над горами, разбрызгивая окрест всевозможные краски: от золотисто-розового до тёмно-синего. Туман поспешно утекал в тёмные ещё расщелины. Приветствуя восход, распелись-расчирикались птицы, ожил, весело журча, родник.

А я продолжал стоять в пяти шагах от Стража, напряжённый до предела, ибо неведомая сила продолжала подталкивать и влечь, а тело упорно сопротивлялось. Ощущение такое, будто опутали паутиной и, издеваясь, медленно тянули. Я боялся шагнуть: почему-то казалось, что стоит мне оторвать ногу от земли, как тотчас дёрнут и волоком втянут в "ящик".
-Лиза! Волга!- наконец, решился позвать на помощь.

Через пяток секунд рядом застыла поражённая Волга. Похоже, не сам Страж поразил её, а то, что в нём раскрытая ниша, как раз в её рост. Такого девчонка явно не видела, и представить не могла ничего подобного.

Внезапно Волга опустилась на колени, вытянув руки в сторону Стража, затянула щемящий напев. По интонации, я понял, что девчонка уничижительно кается в собственном головотяпстве за утерянный Дар. По всему, Волга решила, что это по её душу возник Страж, а его распахнутый зев, чтобы заглотнуть никчёмную "монашку".

Неужели они так темны, и так запуганы? Какая к чёрту это Мать, если дети живут в постоянном страхе?! Если я прав в размышлениях, то получается: с помощью Цезаря, Дети, наконец, вырвались на свободу. Тогда моя Миссия дурно пахнет... Впрочем, как знать, что лучше для самих Детей. У нас тоже считается, что мы вырвались на свободу из коммунистического плена. И что, стало лучше? Отнюдь: страна развалилась, разруха, упадок нравов, богатые становятся богаче, бедные беднее, горячие точки, переходящие в настоящие войны, царство криминала и беспредела, население стремительно сокращается, в год по миллиону...

Где гарантия, что Цезарь во благо действует? Мир-то параллельный, вполне допустимо, что Цезарь - тутошний Ельцин. Разумеется, тогда лучше вернуть всё в прежнее русло. Собственно, мне до лампочки, что и как тут будет развиваться, нам бы домой вернуться. Со своим уставом в чужой монастырь не лезь, гласит народная мудрость. Я и не собираюсь. Если захотят, могу поделиться личными соображениями, как улучшить жизнь Детей. Внести, так сказать, корректировку...

Короче, Склифосовский! Что делать сейчас?

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0053009

от 3 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0053009 выдан для произведения:

ГЛАВА 16.

... – Мифка, мафына приефала! Бабуфка зовёт! - кричит соседский мальчишка.

Я его не вижу, узнаю по голосу. Мы с ребятами играем в футбол на скошенном клеверном поле, что через дорогу напротив наших домов. С огромным сожалением бросаю игру, бегу через дорогу. Во дворе стоит грузовик, какие-то мужчины грузят нашу мебель. Я обхожу грузовик и вхожу в дом. На кухне уже всё вынесено, остался только обеденный стол, без привычной клеёнки. На белой, будто присыпанной мукой столешнице стоит посылочный ящик, рядом на крышке молоток и блюдечко с мелкими гвоздиками. У стола стоит бабушка, в руке пачка моих школьных грамот. Каждую четверть получал за хорошую учёбу, плюс годовые.

- Всё, милок, кончилась твоя малинка. Мочи нет у меня боле... Пусть теперь мамка мучается с тобой...
У меня наворачиваются слёзы, хлюпает нос.
- Нечего, нечего сопли распускать! Тебя предупреждали, а ты всё за своё. Думаешь, коли отличник,- бабушка встряхнула грамотами, нервно бросила их на дно посылочного ящика,- так тебе позволено безобразничать?
- Я...не безобразничал...
- Ага, прямо золотце, а не мальчик. Значит, учительница врёт, завуч врёт, напраслину возводят? Да?

Я молчу: возразить нечем. Действительно, поведение у меня безобразное. То урок сорву (лягушата в сумках девчонок, связанные косы сидящих впереди меня и т.п.), то неудачно пошучу над завучем, Роза Викторовна мне жутко не нравилась, ибо постоянно напоминала, что я брошен мамкой на попечение бабушки... Последнее моё безобразие: в тыкве вырезал ужасную рожицу, внутрь положил горящие скорлупки грецкого ореха, ночью укрепил " чудище" на подоконнике спальни завуча, постучал в окно... Крику было! Утром, в школе на линейке, Роза Викторовна продемонстрировала моё "произведение" и застращала всех пренеприятными последствиями, если "безобразники сами не сознаются". Пришлось признаться - я всегда признавался.

- Я... больше не буду!
- Слышали, мильён раз! Никто уж не верит, потому как пустые слова. Всё, полезай.
- К-куда?
- Куда, куда, в ящик. Да поживей: почта сегодня на час раньше закрывается.
- Зачем... в ящик?
- У меня нет лишних денег на билет. А у твоих не допросишься. Посылкой отправлю.
- Я...я задохнусь!- выкрикиваю, казалось, веский аргумент.
Но бабушка разбивает его в пух и прах:
- Не задохнёшься: здесь дырочки.

Я отступаю к двери, намереваясь выскочить, но сзади меня цепко хватают руки тёти Тани, старшей маминой сестры:
- Долго мы ещё гваздаться будем?
- Вот ерепенится.
Тётя подмяла меня, и, скрутив баранкой, понесла к столу.
- Не надо! Я не хочу!- задыхаясь, ору...

... Я просыпаюсь, весь в поту, сердце бешено колотится о рёбра. Откинул одеяло, и предрассветная прохлада тотчас завладела моим влажным липким телом. Бр-р-р!
Девчонки спали, закутанные с головой.

Завернувшись в одеяло, осторожно вылез наружу. Взялся, было развести костёр, но... нет огня. Странно, что до сих пор не удосужился поинтересоваться, как добывает огонь Волга.

Вся округа тонула в тумане. Звонкая тишина, даже бормотание родника не слышно.
Беру полотенце и иду умываться. Туман вбирает меня, клубится, особенно плотный внизу. Дважды налетаю на торчащие камни, спотыкаюсь, упав, ещё и скольжу по росной траве. Вымазался, как чушка.
Пока приводил себя в порядок, туман местами истончился, стал рваться на клочки, которые устремлялись вверх.

За спиной пискнула какая-то ранняя пичуга. Я оглянулся и застыл поражённый: рядом с окутанным в туманное облачко валуном стоял... Страж. И это не был оптический обман: над шляпкой зависла птичка, энергично махая крылышками, звонко вопрошала "Что это? что это?"

Действительно, что это?! Вечером не было, а утром стоит. Почему здесь? Кто поставил? Мать? Если она такое может, тогда на кой ляд нужен Спаситель и Миссия? Нагнала бы суеверного страха, сами похитители и вернули бы Пальцы на место... И потом, если сны здесь сбываются, что означает мой? Запихнут в "посылочный ящик" и куда отправят? А девчонки, что будет с ними? Нет, неспроста эта штуковина здесь и сейчас возникла: прямая связь с моим сном. Что-то произойдёт в ближайшее время.

Меня нестерпимо влекло к Стражу. Подошёл. На метр вокруг него трава пожухла, стала жёлтой и ломкой. Обошёл по окружности - ничего особенного.

Между тем клочки тумана окрасились в нежно-розовый цвет: поднималось солнце. Один лучик пробился в прореху и весело заиграл на матовой грани Стража, и я увидел знакомую голограмму: семиугольник. Как на той машине, что сделала меня маленьким.

Подошёл ближе, и рука сама потянулась, пальцы коснулись голограммы. Раздался лёгкий щелчок, низ Стража образовал квадратную нишу. "Посылочный ящик?"

Тело, подчиняясь неведомой силе, уже готово было шагнуть в нишу, но разум сказал: "Стоп!" Инстинктивно отпрянул, споткнулся о камень, упал, но тут же вскочил, вооружившись тем камнем: а вдруг как выскочат, добры молодцы и под ручки хвать?

Однако, никто не выскочил, и вообще ничего не изменилось. Всё так же неведомая сила легонько подталкивала и влекла.
Нет, погоди-ка, это дело "треба прожувати", как говаривала бабушка.

Хотелось бы, чёрт возьми, понять, что всё это значит. И зачем я-то нужен? Если за ночь Страж поставили, да так тихо, что мы не слыхали, это ж какие  возможности у них... У кого?

Вы будете смеяться, но думалось исключительно об инопланетянах. А кто ещё мог здесь, в "средневековье", демонстрировать фантастическую технологию? Они...

Тут и встаёт в полный рост главный вопрос: кому я должен помочь? Детям Матери? А они кто? Жрицы. Тогда вернее будет, Дочерям. А остальные? Кто они - пасынки? Мне сказали, что до появления Цезаря всем было хорошо, сытно, мирно. Всем ли? Вот у нас дома, тоже многие говорят: до перестройки было хорошо. Хорошо то хорошо, да ничего хорошего. Начальству, конечно, было хорошо, чем выше, тем хорошее, а простому работяге, как я, к примеру, не очень. Да, не голодали, не нищенствовали, но позволить себе многое не могли. Ибо лозунг "От каждого по способностям, каждому по труду" был, по сути, для проформы. На деле - сплошная уравниловка... А-а, что там говорить, только душу бередить...

Может, и здесь так называемая Мать с помощью технологии узурпировала власть, понаставила на местах своих людей, создав подобие нашего "развитого социализма". Храмы её имени - вроде наших  райкомов, обкомов. Жили себе и не тужили. Но пришёл Большой Человек-Цезарь, поглядел на их жизнь и... решил устроить Перестройку. Опять таки вопрос: с доброй целью или с корыстной? Со слов жриц - последнее. А как народ? Для кого я Спаситель - для рабов или их хозяев?

Чёрт! голова от вопросов пухнет. Ясно, что ответ на них в Столице, и мы дойдём, не сегодня, так завтра, но внезапное появление Стража... привело меня в растерянность. Чей он? Зачем появился? Отправить меня в "посылочном ящике"? Куда? В стан друзей или врагов?

Если не заметить, продолжать путь своим ходом? А вдруг впереди ждёт большая неприятность, и Страж... предупредительно протянутая рука помощи? Поддаться "зову" и сунуться в "ящик"? А если это банальная ловушка?..

Кретины! Неужели так трудно было записку пришпилить... Впрочем, где гарантия, что записка от друзей... Тьфу, ядрёна вошь, охренеть можно!
Как быть, что делать?! Девчонки не советчицы... Хотя, любопытно, как поведёт себя Волга.

Солнце уже поднялось над горами, разбрызгивая окрест всевозможные краски: от золотисто-розового до тёмно-синего. Туман поспешно утекал в тёмные ещё расщелины. Приветствуя восход, распелись-расчирикались птицы, ожил, весело журча, родник.

А я продолжал стоять в пяти шагах от Стража, напряжённый до предела, ибо неведомая сила продолжала подталкивать и влечь, а тело упорно сопротивлялось. Ощущение такое, будто опутали паутиной и, издеваясь, медленно тянули. Я боялся шагнуть: почему-то казалось, что стоит мне оторвать ногу от земли, как тотчас дёрнут и волоком втянут в "ящик".
-Лиза! Волга!- наконец, решился позвать на помощь.

Через пяток секунд рядом застыла поражённая Волга. Похоже, не сам Страж поразил её, а то, что в нём раскрытая ниша, как раз в её рост. Такого девчонка явно не видела, и представить не могла ничего подобного.

Внезапно Волга опустилась на колени, вытянув руки в сторону Стража, затянула щемящий напев. По интонации, я понял, что девчонка уничижительно кается в собственном головотяпстве за утерянный Дар. По всему, Волга решила, что это по её душу возник Страж, а его распахнутый зев, чтобы заглотнуть никчёмную "монашку".

Неужели они так темны, и так запуганы? Какая к чёрту это Мать, если дети живут в постоянном страхе?! Если я прав в размышлениях, то получается: с помощью Цезаря, Дети, наконец, вырвались на свободу. Тогда моя Миссия дурно пахнет... Впрочем, как знать, что лучше для самих Детей. У нас тоже считается, что мы вырвались на свободу из коммунистического плена. И что, стало лучше? Отнюдь: страна развалилась, разруха, упадок нравов, богатые становятся богаче, бедные беднее, горячие точки, переходящие в настоящие войны, царство криминала и беспредела, население стремительно сокращается, в год по миллиону...

Где гарантия, что Цезарь во благо действует? Мир-то параллельный, вполне допустимо, что Цезарь - тутошний Ельцин. Разумеется, тогда лучше вернуть всё в прежнее русло. Собственно, мне до лампочки, что и как тут будет развиваться, нам бы домой вернуться. Со своим уставом в чужой монастырь не лезь, гласит народная мудрость. Я и не собираюсь. Если захотят, могу поделиться личными соображениями, как улучшить жизнь Детей. Внести, так сказать, корректировку...

Короче, Склифосовский! Что делать сейчас?

Рейтинг: +1 356 просмотров
Комментарии (3)
0 # 3 июня 2012 в 18:49 0
Склифософский, исправь Миссия на МЕссия. и пиши дальше! Очень хочется знать продолжение))))
Михаил Заскалько # 3 июня 2012 в 18:53 +1
Угу,на счёт Склифосовского соглассен. А вот МЕссия тут нипричём, ибо просто МИссия... smile
0 # 3 июня 2012 в 19:33 0
А-а-а-.. а я подумала о МЕсии... Вот плохо, что общаемся вслепую. Лиц не видно. Иногда прочтешь и с такой недоуменной мордой сидишь- самой смешно)))) И меньше было бы казусов....