ЛАДОНИ МАТЕРИ - 4-5

 ГЛАВА 4

История, как полагается, начиналась " от Адама и Евы". Информации было слишком много, у меня уже на десятой минуте мозги буквально плавились. Это потому, что вначале я вслушивался в каждое слово, потом-то сообразил: разумнее выхватывать основные моменты. Стало полегче.

Отсеяв лишнее, я получил следующую картину:

Много седмиц (недель) назад появился на территории государства Любелиз Большой Человек. У него недобрые глаза. Однако его встретили, как дорогого гостя, проводили к Правительнице.

О существовании Дверей в иные миры знали с давних пор, ещё до правления Любелизы. Их точное местонахождение и способ открытия знали только Верховные жрицы Храма Матери. В порядке исключения, Тайну открывали Правительнице, если та заслуживала доверия. Первой из Правительниц узнавших Тайну была Любелиза, основательница государства.

Большой Человек, очевидно, случайно нашёл Дверь, и так же случайно открыл.

Правительница Милолика юна ещё, очень любила брата-близнеца, а тот, глупый, потянулся к Большому Человеку. О чём они говорили - неведомо, только Большой Человек задумал недоброе, а царевича решил использовать.

Тут следует немного истории. 85 лет назад была Последняя Война на территории Любелизова государства. Враги пришли от моря-океана, как саранча налетели. Туго пришлось любелизичам, но можно было дать достойный отпор, но воины впали в панику, ибо в решающий момент был коварно убит Правитель. Разумеется, бросились в бега. Враги подступили к Столице, где остались лишь женщины да детишки малые. Долгая осада. Обороной Столицы руководила супруга Правителя, однако вскоре была ранена и умерла от ран.

Враги ворвались в город. Начался Чёрный День. Горстка уцелевших укрылась в Храме Матери. И тогда Верховная жрица Любелиза призвала своих жриц во всех филиалах Храма Матери объединиться и воззвать к Госпоже Матери.
И та услышала их. Наделив многими Дарами, указала Путь.

11 седмиц женский отряд делал ночные вылазки и поражал, поражал врага, пока оставшиеся не спаслись бегством на единственном уцелевшем корабле. Прокляв эту землю.

Вскоре отовсюду стеклись в Столицу спасшиеся мужчины - кто прятался, кто прислуживал врагу.
Любелиза от имени Госпожи Матери объявила себя Правительницей, заявив: отныне на троне будет сидеть только женщина. Мужчины опозорили себя на веки веков и потому быть им в услужении-подчинении.

77 лет правила Любелиза, собрав все осколки в крепкое единое государство. Царили мир, покой и согласие. Никто не ведал страха и нужды.

Когда Любелиза уходила в Мир Предков, оставила на троне внучку Милану. И ещё Всевидящее Око Матери.
На самой высокой горе перед её уходом был поставлен памятник: Любелиза в полный рост с распростёртыми ладонями. Бытует твёрдое мнение, что ладони Любелизы - это Ладони Матери. Под ними, как под крышей мира жили. Проще говоря, Мать, таким образом, опекала своих детей. Исчезли болезни, но главное исчезло Зло. Даже природа была милостива. Казалось: так будет всегда.

Но появился Большой Человек. Словно червь в спелом плоде. Каким-то образом он прознал, что юные потомки некогда богатых семей (богатства нажили за счет рабства себе подобных) всё ещё таят в глубинах сердец жгучее желание вернуть прежние времена. Большой Человек собрал их и подбил на Преступление.

Среди жриц Храма Матери была одна ученица. Её похитили и силой выведали многие из тайн Любелизы.

Так стало известно, что ликвидировать власть Ладоней Матери можно, если вынуть все 10 Пальцев - кристаллов. А чтобы добраться до Ладоней и не погибнуть, нужно обмазаться специальной мазью. Её готовят из крови только что рождённых щенков, семидневный настой чайного гриба и порошка семи злаков.
Щенков здесь нет, так как всех собак извели захватчики: любимое их лакомство было - собачьи потрошки.
Чайный гриб был только в Храме Матери, но он погиб во время штурма.

Большой Человек сходил в свой мир и всё принёс. Сделали мазь и... вынули Пальцы из Ладоней. Забрали и Корону с Головы Любелизы.
И мир изменился. Вернулись болезни, проснулись стихии, Зло зашагало семимильными шагами.

Большой Человек объявил себя Цезарем и стал Правителем. Поделил государство, как пирог, на десять частей. По числу Пальцев. И отдал в личное пользование главам семей.
Вернулось рабство, а с ним и работорговля.

Царевич, которому обещали, что передадут власть, таинственно исчез.
Неясна судьба и Правительницы Милолики.

Храм Матери разрушен, от жриц остались все, кто здесь, да ещё немая, что встретила нас у Входа. Всего девять.

Дары Любелизы (Матери) покинули их. Госпожа Мать не отзывается, глуха к их молитвам.
Осталось только Око Матери. Круглосуточно глядели в него: вдруг Мать снизойдёт, или Любелиза вернётся и всё восстановит.

Бдения были не напрасны: Око показало Спасителя. Большого Человека с белой бородой и Двойными Очами. С кошкой на плече.

А потом прибежала самая юная ученица и поведала Вещий Сон: к ней явилась Любелиза и глаголила, что придёт в двух личинах - в образе девочки, похожей на последнюю Правительницу, и в образе Кошки.
Кошки здесь исчезли лет 200 назад: неведомая эпидемия в один год всех унесла.

ГЛАВА 5

Рассказ, наконец, закончился, и у меня в голове зависла вопросительная пауза.
Я посмотрел на Лизу: осоловевшая от обильной пищи, она клевала носом.

Женщины тоже глянули на неё и, видимо, отдали приказание, ибо четыре девочки тотчас поспешно удалились. Вскоре вернулись с лёгкими носилками, на которых лежало десятка два маленьких пухлых подушечек.
Лизу уложили на носилки: по существу она уже спала, ибо нисколечко не сопротивлялась. Любка приподняла голову, мявкнула. Девочки отвесили ей поклон, и одна осторожно взяла кошку, опустила на подушки, рядом с Лизой.

Носилки унесли. Пауза неприятно затянулась.
- Если я вас правильно понял, мы должны вернуть кристаллы-Пальцы. Иначе говоря, включить систему.
"Вы правильно поняли".
- С этим ясно. Пальцы разнесены по всей стране. Представляете, сколько времени уйдёт, чтобы собрать их? У вас есть самолёты? На худой конец, вертолёт?
"Объясните, что вы имеете в виду?"
- Машины такие. Как птицы летают, только много быстрее.
"У нас нет таких машин".
- Нет... Тогда годы уйдут пешедралом.
"Чем?" - быстро спросил голосок.
- На своих двоих, ножками, ножками. Карта государства имеется?

Женщины вытянули руки в сторону Конструкции, и, спустя пару секунд, на столе появился вначале белый квадрат размером с развёрнутую газету. В следующее мгновение на белом, как фото в проявителе, стали проступать контур, затем полная объёмная картинка. С первого взгляда, ничего особенного: натюрморт - убитая водоплавающая дичь на белой скатерти. Утка-кряква лежала распластанная, лапки чуть вывернуты, шея вытянута, голова немного набок, из приоткрытого клюва торчит кончик языка.

- Что это?
Мой вопрос остался без ответа. Зато я увидел, как невидимая рука стала медленно вынимать из "проявителя фотоснимок". На самом деле произошло, как в бинокле, когда наводкой приближается изображение. Натюрморт превратился в обычную географическую карту, весьма подробную. С большим трудом, но можно было в этой "утке" признать центральную часть Русского государства времён монголо-татарского ига.

- А можно узнать, в каких местах находятся Пальцы?

"Утка" укрупнилась, стали видны границы, надо думать, образованных Цезарем удельных княжеств. Через мгновение прямо на "утке" замигали десять точек. Ожерелье получилось немаленькое. Это ж сколько лет понадобится, передвигаясь пешочком, чтобы собрать эти бусины? Сотрёшь ноги по самую попу.

- Спасибо. Поле деятельности я увидел. Впечатляет... Как же я буду шагать по дорогам вашей осколочной страны, среди вашего мелкого населения?
"К сожалению, сейчас у нас нет ответа на ваши вопросы. Мы будем в Урочный Час взывать к Матери, и надеемся, что получим ответ".
- И когда он, Урочный Час?
"В полночь".

- Ясно. Утро вечера мудренее. Что же мне делать в ожидании ответа?
"Отдыхайте. Вас проводят".

Две девочки отделились, и знаками пригласили следовать за ними.
- Простите, последних два вопросика.
"Пожалуйста, мы вас внимательно слушаем".
- Чёля, - это собака, - будет со мной. Это возможно?
"Да. Ваше желание для нас закон".
- Даже так... Да, второй вопрос. Прошу прощения, за бестактность... Вы...все немые?
"Нет. Когда был разрушен Храм Матери, и спасшиеся укрылись в этом последнем уцелевшем пристанище Духа Матери, мы добровольно наложили на себя Обет Молчания. Это для нас Наказание за неумелое использование Даров Матери".
- Как же вы разговариваете со мной?
"Это не мы. Это Дух Любелизы переводит вам наши мысли..."
- Погодите, значит, я могу вас, а вы меня понять, только находясь в этом зале?
"Нет. Мы решили для блага дела снять Обет Молчания с одной из нас".

Одна из девочек, из тех, что остались за спинами жриц, выступила вперёд, вытянув руки, медленно описала ими два круга, сверху вниз. Остановив их в исходном положении, девочка подошла к столу, рядом со мной, и коснулась кончиками пальцев Конструкции. Лёгкое облачко окутало руки девочки, пробежало по ним вверх, на плечи, несколько секунд головка девочки была, как в шлеме-скафандре, затем облачко стало собираться в подобие нимба над головами святых. Нимб повисел, колеблясь, и на глазах растаял.

Девочка коротко вздрогнула, как от лёгкого укола, опустив руки, оборотилась к жрицам, отвесила низкий поклон. Затем повернулась ко мне:
- Я получила позволение быть Посредником. Отныне через меня вы можете общаться с Верховной.
- Очень рад. И как зовут Посредника?
- Волга.
Я непроизвольно хмыкнул. Девочка нахмурилась:
- Что смешного в моём имени?
- Ничего, честное слово. Очень прошу, извини. В нашем мире так зовут большую реку, и ещё автомобиль.

Девочка расслабилась, глянула на Верховную:
- Они спрашивают: у вас есть ещё к ним вопрос?
- Нет. Пока.
- Они уходят готовиться к разговору с Матерью.
- Я желаю им удачи.

Жрицы поднялись, - лёгкий почтительный кивок мне, - и медленно ушли, сопровождаемые четырьмя девочками.

Мы остались вдвоём с Волгой.
- Странно как-то двигаются. Сколько им лет?
- Они больны. Недуги очень старят. Я затрудняюсь ответить на ваш вопрос.
- Понятно. И что, нет лекарств побеждающих недуги?

Девочка напряжённо помолчала, точно прислушивалась к говорившему внутри её. Думаю, так оно и было. С кем "говорит"? С Верховной или с Духом Любелизы?

Заговорила неожиданно, заставив меня вздрогнуть:
- Долгое время заботой о нашем здоровье было лишь вовремя кушать, не переутомлять слишком организм. Ладони Матери укротили все болезни, поэтому не было надобности в лекарствах. И в лекарях.
- Я понял. Грустный факт.

Чёля заскулила, суетливо переступая лапами.
- Ей нужно... в туалет.
- Следуйте за мной.

Миновав несколько поворотов полутёмного коридорчика, мы оказались на обыкновенном деревенском дворике. Сараюшки, загончики, копёнки сена, обязательный запашок навоза.

Чёля растерянно замерла, нервно поскуливая.
- В чём дело? Действуй.
Словно ждала этой команды, Чёля сорвалась с места и понеслась по дворику, лихорадочно ища место, где справить нужду. Наконец, присела у копны.

- Можно осмотреть ваше хозяйство?
- Пожалуйста.
В сараюшки я, конечно, не попал, великоват, однако, но в оконца заглянул. Вдоль стен ясли с охапками сена. Вообще всё внутри мне показалось довольно знакомым: в детстве я часто ходил на ферму к маме и с удовольствием помогал доить коров. Какие же здесь коровы? Наверное, с козу? А козы?

На мой вопрос, где скот, Волга махнула рукой в сторону гор:
- Пасётся.
- Сейчас здесь есть какая-нибудь живность?
- Есть.

Мы прошли под навес, где оказался проход во второй дворик. Разумеется, это Волга прошла, а мне пришлось, что называется, "гусиным шагом" преодолевать более двух метров.

Этот дворик был более просторный, имел прудик, в котором плавали, точно игрушечные, уточки и гуси. По двору сновала такая же пёстрая мелочь - куры. Невероятно захватывающее зрелище: взрослые особи, а размером с недельного цыплёнка, утёнка, гусёнка.

Жаль, Лиза не видит этой прелести! И ребята... Бедные, как они там? Скорее бы уж утро, получить ответ, и, наконец, действовать. Не попади ребята в переделку, боже, с каким наслаждением бы мы вместе восприняли наше появление здесь, в этом мире... Сказка, фантастика, вот она, осязаема и ощущаема. Такой Подарок судьбы... Потом, когда всё закончится, когда окажемся дома, это ощущение будет. И восторг, и океан эмоций, но... пропитанные грустью. А пока... пленение Сергея, Димки, Юли. И то, что сейчас происходит там, у Цезаря в Столице. Очень хочется надеяться, что ребятам не сделают плохо. В противном случае... Цезарь очень пожалеет! Да, я не Крутой Уокер, не Шварценеггер, и даже не Брут, но до Цезаря доберусь... Всенепременно! Даже если на это уйдут годы...

Стоп! что-то я не ту песню запел. Сам ведь пенял Лизу не растравлять себя... Всё! Под зад коленкой всем сомнениям, мрачным мыслям и прочее, прочее, прочее... Мы в Удивительном Путешествии, всё просто здорово! Ну, столкнулись с маленькой проблемкой, так на общем фоне это... тьфу, пустячок. Всё будет замечательно!

Я глянул на Волгу, которая в глубокой растерянности сверлила меня широко распахнутыми глазами.
- Что?
- Мы не понимаем, что случилось с вами.
- Успокойся, ничего не случилось. Просто задумался, вспомнил сына, остальных ребят... Цезарь может причинить им вред?
После продолжительной паузы, Волга сказала:
- Мы думаем, что нет.
- Откуда такая уверенность?
- Ваши дети тоже Большие. Мы думаем, что Цезарь приблизит их к себе. Ведь он один Большой в Столице. Его единомышленники по Преступлению могут решить: зачем нам теперь Большой, без него обойдёмся.
 - Спасибо, мне ясна ваша мысль. Весьма логично, очень даже убедительно. Слабое утешение, но лу
чше, чем никакое. Ладно, пошли назад.
- Есть ещё свиньи. Хотите посмотреть?
- Потом. С дочкой придём.
Не хочу лишать себя двойного удовольствия: своего и её восторга.

Мы вернулись в первый дворик. Чёли не было видно. Я позвал, и она, судя по морде, нехотя вышла из сарайчика.
- Что, не успела всё обследовать? Обычная ферма, только маленькая. А вот интересное ты профукала, голубушка.

Волга издала звук, похожий на хмыканье. Я вопросительно глянул на неё, но ответа не последовало. Очевидно, это была её личная реакция на слово "голубушка", но, будучи лишь Посредником, своё она должна держать при себе. Обет Молчания снят с неё не для пустой болтовни. Что ж, придётся смириться, что рядом с тобой... биоробот с узкой программой. Никаких человеческих слабостей, естественных девчоночьих эмоций... Обидно, досадно, но ладно.

- Чёля, ты как на счёт вздремнуть часок-другой? Лично я чуток притомился, и не прочь.

Волга привела нас в комнату, где находилась лишь резная деревянная кровать, заправленная пёстреньким пледом. Вытянуться в полный рост я, конечно, на ней не смогу, но бочком, поджав ноги, вполне.
Волга быстро расправила постель, взбила дюжину подушек, которые и заменяли привычный матрац.
- Мы желаем вам приятного отдыха.
- Благодарю.
Откланявшись, Волга вышла.

Чёля, не дожидаясь команд, прошла к кровати и легла рядом, у изголовья.
Я снял с себя только куртку и обувь, осторожно присел на кровать, ожидая, что сейчас эта детская кроватка развалится под моим весом. Не развалилась, лишь жалобно скрипнула. В ответ, бог знает что подумавшая, рыкнула Чёля.

Странный и любопытный этот параллельный мир. Судя по именам, любелизичи принадлежат славянскому роду-племени. Может даже русские, как и я. Но почему все такие крохи? Это что, славянские хоббиты?

"Такими сделала нас Мать, - тотчас прозвучал в голове голосок Волги. - Мы все её дети."

Можно подумать, я ждал иного ответа. Всё ясно... Мать... дети...

Через пару минут, утонув в подушках, как в роскошной перине, в позе эмбриона, я сладко погружался в сон...

© Copyright: Михаил Заскалько, 2012

Регистрационный номер №0051620

от 29 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051620 выдан для произведения:

 ГЛАВА 4

История, как полагается, начиналась " от Адама и Евы". Информации было слишком много, у меня уже на десятой минуте мозги буквально плавились. Это потому, что вначале я вслушивался в каждое слово, потом-то сообразил: разумнее выхватывать основные моменты. Стало полегче.

Отсеяв лишнее, я получил следующую картину:

Много седмиц (недель) назад появился на территории государства Любелиз Большой Человек. У него недобрые глаза. Однако его встретили, как дорогого гостя, проводили к Правительнице.

О существовании Дверей в иные миры знали с давних пор, ещё до правления Любелизы. Их точное местонахождение и способ открытия знали только Верховные жрицы Храма Матери. В порядке исключения, Тайну открывали Правительнице, если та заслуживала доверия. Первой из Правительниц узнавших Тайну была Любелиза, основательница государства.

Большой Человек, очевидно, случайно нашёл Дверь, и так же случайно открыл.

Правительница Милолика юна ещё, очень любила брата-близнеца, а тот, глупый, потянулся к Большому Человеку. О чём они говорили - неведомо, только Большой Человек задумал недоброе, а царевича решил использовать.

Тут следует немного истории. 85 лет назад была Последняя Война на территории Любелизова государства. Враги пришли от моря-океана, как саранча налетели. Туго пришлось любелизичам, но можно было дать достойный отпор, но воины впали в панику, ибо в решающий момент был коварно убит Правитель. Разумеется, бросились в бега. Враги подступили к Столице, где остались лишь женщины да детишки малые. Долгая осада. Обороной Столицы руководила супруга Правителя, однако вскоре была ранена и умерла от ран.

Враги ворвались в город. Начался Чёрный День. Горстка уцелевших укрылась в Храме Матери. И тогда Верховная жрица Любелиза призвала своих жриц во всех филиалах Храма Матери объединиться и воззвать к Госпоже Матери.
И та услышала их. Наделив многими Дарами, указала Путь.

11 седмиц женский отряд делал ночные вылазки и поражал, поражал врага, пока оставшиеся не спаслись бегством на единственном уцелевшем корабле. Прокляв эту землю.

Вскоре отовсюду стеклись в Столицу спасшиеся мужчины - кто прятался, кто прислуживал врагу.
Любелиза от имени Госпожи Матери объявила себя Правительницей, заявив: отныне на троне будет сидеть только женщина. Мужчины опозорили себя на веки веков и потому быть им в услужении-подчинении.

77 лет правила Любелиза, собрав все осколки в крепкое единое государство. Царили мир, покой и согласие. Никто не ведал страха и нужды.

Когда Любелиза уходила в Мир Предков, оставила на троне внучку Милану. И ещё Всевидящее Око Матери.
На самой высокой горе перед её уходом был поставлен памятник: Любелиза в полный рост с распростёртыми ладонями. Бытует твёрдое мнение, что ладони Любелизы - это Ладони Матери. Под ними, как под крышей мира жили. Проще говоря, Мать, таким образом, опекала своих детей. Исчезли болезни, но главное исчезло Зло. Даже природа была милостива. Казалось: так будет всегда.

Но появился Большой Человек. Словно червь в спелом плоде. Каким-то образом он прознал, что юные потомки некогда богатых семей (богатства нажили за счет рабства себе подобных) всё ещё таят в глубинах сердец жгучее желание вернуть прежние времена. Большой Человек собрал их и подбил на Преступление.

Среди жриц Храма Матери была одна ученица. Её похитили и силой выведали многие из тайн Любелизы.

Так стало известно, что ликвидировать власть Ладоней Матери можно, если вынуть все 10 Пальцев - кристаллов. А чтобы добраться до Ладоней и не погибнуть, нужно обмазаться специальной мазью. Её готовят из крови только что рождённых щенков, семидневный настой чайного гриба и порошка семи злаков.
Щенков здесь нет, так как всех собак извели захватчики: любимое их лакомство было - собачьи потрошки.
Чайный гриб был только в Храме Матери, но он погиб во время штурма.

Большой Человек сходил в свой мир и всё принёс. Сделали мазь и... вынули Пальцы из Ладоней. Забрали и Корону с Головы Любелизы.
И мир изменился. Вернулись болезни, проснулись стихии, Зло зашагало семимильными шагами.

Большой Человек объявил себя Цезарем и стал Правителем. Поделил государство, как пирог, на десять частей. По числу Пальцев. И отдал в личное пользование главам семей.
Вернулось рабство, а с ним и работорговля.

Царевич, которому обещали, что передадут власть, таинственно исчез.
Неясна судьба и Правительницы Милолики.

Храм Матери разрушен, от жриц остались все, кто здесь, да ещё немая, что встретила нас у Входа. Всего девять.

Дары Любелизы (Матери) покинули их. Госпожа Мать не отзывается, глуха к их молитвам.
Осталось только Око Матери. Круглосуточно глядели в него: вдруг Мать снизойдёт, или Любелиза вернётся и всё восстановит.

Бдения были не напрасны: Око показало Спасителя. Большого Человека с белой бородой и Двойными Очами. С кошкой на плече.

А потом прибежала самая юная ученица и поведала Вещий Сон: к ней явилась Любелиза и глаголила, что придёт в двух личинах - в образе девочки, похожей на последнюю Правительницу, и в образе Кошки.
Кошки здесь исчезли лет 200 назад: неведомая эпидемия в один год всех унесла.

ГЛАВА 5

Рассказ, наконец, закончился, и у меня в голове зависла вопросительная пауза.
Я посмотрел на Лизу: осоловевшая от обильной пищи, она клевала носом.

Женщины тоже глянули на неё и, видимо, отдали приказание, ибо четыре девочки тотчас поспешно удалились. Вскоре вернулись с лёгкими носилками, на которых лежало десятка два маленьких пухлых подушечек.
Лизу уложили на носилки: по существу она уже спала, ибо нисколечко не сопротивлялась. Любка приподняла голову, мявкнула. Девочки отвесили ей поклон, и одна осторожно взяла кошку, опустила на подушки, рядом с Лизой.

Носилки унесли. Пауза неприятно затянулась.
- Если я вас правильно понял, мы должны вернуть кристаллы-Пальцы. Иначе говоря, включить систему.
"Вы правильно поняли".
- С этим ясно. Пальцы разнесены по всей стране. Представляете, сколько времени уйдёт, чтобы собрать их? У вас есть самолёты? На худой конец, вертолёт?
"Объясните, что вы имеете в виду?"
- Машины такие. Как птицы летают, только много быстрее.
"У нас нет таких машин".
- Нет... Тогда годы уйдут пешедралом.
"Чем?" - быстро спросил голосок.
- На своих двоих, ножками, ножками. Карта государства имеется?

Женщины вытянули руки в сторону Конструкции, и, спустя пару секунд, на столе появился вначале белый квадрат размером с развёрнутую газету. В следующее мгновение на белом, как фото в проявителе, стали проступать контур, затем полная объёмная картинка. С первого взгляда, ничего особенного: натюрморт - убитая водоплавающая дичь на белой скатерти. Утка-кряква лежала распластанная, лапки чуть вывернуты, шея вытянута, голова немного набок, из приоткрытого клюва торчит кончик языка.

- Что это?
Мой вопрос остался без ответа. Зато я увидел, как невидимая рука стала медленно вынимать из "проявителя фотоснимок". На самом деле произошло, как в бинокле, когда наводкой приближается изображение. Натюрморт превратился в обычную географическую карту, весьма подробную. С большим трудом, но можно было в этой "утке" признать центральную часть Русского государства времён монголо-татарского ига.

- А можно узнать, в каких местах находятся Пальцы?

"Утка" укрупнилась, стали видны границы, надо думать, образованных Цезарем удельных княжеств. Через мгновение прямо на "утке" замигали десять точек. Ожерелье получилось немаленькое. Это ж сколько лет понадобится, передвигаясь пешочком, чтобы собрать эти бусины? Сотрёшь ноги по самую попу.

- Спасибо. Поле деятельности я увидел. Впечатляет... Как же я буду шагать по дорогам вашей осколочной страны, среди вашего мелкого населения?
"К сожалению, сейчас у нас нет ответа на ваши вопросы. Мы будем в Урочный Час взывать к Матери, и надеемся, что получим ответ".
- И когда он, Урочный Час?
"В полночь".

- Ясно. Утро вечера мудренее. Что же мне делать в ожидании ответа?
"Отдыхайте. Вас проводят".

Две девочки отделились, и знаками пригласили следовать за ними.
- Простите, последних два вопросика.
"Пожалуйста, мы вас внимательно слушаем".
- Чёля, - это собака, - будет со мной. Это возможно?
"Да. Ваше желание для нас закон".
- Даже так... Да, второй вопрос. Прошу прощения, за бестактность... Вы...все немые?
"Нет. Когда был разрушен Храм Матери, и спасшиеся укрылись в этом последнем уцелевшем пристанище Духа Матери, мы добровольно наложили на себя Обет Молчания. Это для нас Наказание за неумелое использование Даров Матери".
- Как же вы разговариваете со мной?
"Это не мы. Это Дух Любелизы переводит вам наши мысли..."
- Погодите, значит, я могу вас, а вы меня понять, только находясь в этом зале?
"Нет. Мы решили для блага дела снять Обет Молчания с одной из нас".

Одна из девочек, из тех, что остались за спинами жриц, выступила вперёд, вытянув руки, медленно описала ими два круга, сверху вниз. Остановив их в исходном положении, девочка подошла к столу, рядом со мной, и коснулась кончиками пальцев Конструкции. Лёгкое облачко окутало руки девочки, пробежало по ним вверх, на плечи, несколько секунд головка девочки была, как в шлеме-скафандре, затем облачко стало собираться в подобие нимба над головами святых. Нимб повисел, колеблясь, и на глазах растаял.

Девочка коротко вздрогнула, как от лёгкого укола, опустив руки, оборотилась к жрицам, отвесила низкий поклон. Затем повернулась ко мне:
- Я получила позволение быть Посредником. Отныне через меня вы можете общаться с Верховной.
- Очень рад. И как зовут Посредника?
- Волга.
Я непроизвольно хмыкнул. Девочка нахмурилась:
- Что смешного в моём имени?
- Ничего, честное слово. Очень прошу, извини. В нашем мире так зовут большую реку, и ещё автомобиль.

Девочка расслабилась, глянула на Верховную:
- Они спрашивают: у вас есть ещё к ним вопрос?
- Нет. Пока.
- Они уходят готовиться к разговору с Матерью.
- Я желаю им удачи.

Жрицы поднялись, - лёгкий почтительный кивок мне, - и медленно ушли, сопровождаемые четырьмя девочками.

Мы остались вдвоём с Волгой.
- Странно как-то двигаются. Сколько им лет?
- Они больны. Недуги очень старят. Я затрудняюсь ответить на ваш вопрос.
- Понятно. И что, нет лекарств побеждающих недуги?

Девочка напряжённо помолчала, точно прислушивалась к говорившему внутри её. Думаю, так оно и было. С кем "говорит"? С Верховной или с Духом Любелизы?

Заговорила неожиданно, заставив меня вздрогнуть:
- Долгое время заботой о нашем здоровье было лишь вовремя кушать, не переутомлять слишком организм. Ладони Матери укротили все болезни, поэтому не было надобности в лекарствах. И в лекарях.
- Я понял. Грустный факт.

Чёля заскулила, суетливо переступая лапами.
- Ей нужно... в туалет.
- Следуйте за мной.

Миновав несколько поворотов полутёмного коридорчика, мы оказались на обыкновенном деревенском дворике. Сараюшки, загончики, копёнки сена, обязательный запашок навоза.

Чёля растерянно замерла, нервно поскуливая.
- В чём дело? Действуй.
Словно ждала этой команды, Чёля сорвалась с места и понеслась по дворику, лихорадочно ища место, где справить нужду. Наконец, присела у копны.

- Можно осмотреть ваше хозяйство?
- Пожалуйста.
В сараюшки я, конечно, не попал, великоват, однако, но в оконца заглянул. Вдоль стен ясли с охапками сена. Вообще всё внутри мне показалось довольно знакомым: в детстве я часто ходил на ферму к маме и с удовольствием помогал доить коров. Какие же здесь коровы? Наверное, с козу? А козы?

На мой вопрос, где скот, Волга махнула рукой в сторону гор:
- Пасётся.
- Сейчас здесь есть какая-нибудь живность?
- Есть.

Мы прошли под навес, где оказался проход во второй дворик. Разумеется, это Волга прошла, а мне пришлось, что называется, "гусиным шагом" преодолевать более двух метров.

Этот дворик был более просторный, имел прудик, в котором плавали, точно игрушечные, уточки и гуси. По двору сновала такая же пёстрая мелочь - куры. Невероятно захватывающее зрелище: взрослые особи, а размером с недельного цыплёнка, утёнка, гусёнка.

Жаль, Лиза не видит этой прелести! И ребята... Бедные, как они там? Скорее бы уж утро, получить ответ, и, наконец, действовать. Не попади ребята в переделку, боже, с каким наслаждением бы мы вместе восприняли наше появление здесь, в этом мире... Сказка, фантастика, вот она, осязаема и ощущаема. Такой Подарок судьбы... Потом, когда всё закончится, когда окажемся дома, это ощущение будет. И восторг, и океан эмоций, но... пропитанные грустью. А пока... пленение Сергея, Димки, Юли. И то, что сейчас происходит там, у Цезаря в Столице. Очень хочется надеяться, что ребятам не сделают плохо. В противном случае... Цезарь очень пожалеет! Да, я не Крутой Уокер, не Шварценеггер, и даже не Брут, но до Цезаря доберусь... Всенепременно! Даже если на это уйдут годы...

Стоп! что-то я не ту песню запел. Сам ведь пенял Лизу не растравлять себя... Всё! Под зад коленкой всем сомнениям, мрачным мыслям и прочее, прочее, прочее... Мы в Удивительном Путешествии, всё просто здорово! Ну, столкнулись с маленькой проблемкой, так на общем фоне это... тьфу, пустячок. Всё будет замечательно!

Я глянул на Волгу, которая в глубокой растерянности сверлила меня широко распахнутыми глазами.
- Что?
- Мы не понимаем, что случилось с вами.
- Успокойся, ничего не случилось. Просто задумался, вспомнил сына, остальных ребят... Цезарь может причинить им вред?
После продолжительной паузы, Волга сказала:
- Мы думаем, что нет.
- Откуда такая уверенность?
- Ваши дети тоже Большие. Мы думаем, что Цезарь приблизит их к себе. Ведь он один Большой в Столице. Его единомышленники по Преступлению могут решить: зачем нам теперь Большой, без него обойдёмся.
 - Спасибо, мне ясна ваша мысль. Весьма логично, очень даже убедительно. Слабое утешение, но лу
чше, чем никакое. Ладно, пошли назад.
- Есть ещё свиньи. Хотите посмотреть?
- Потом. С дочкой придём.
Не хочу лишать себя двойного удовольствия: своего и её восторга.

Мы вернулись в первый дворик. Чёли не было видно. Я позвал, и она, судя по морде, нехотя вышла из сарайчика.
- Что, не успела всё обследовать? Обычная ферма, только маленькая. А вот интересное ты профукала, голубушка.

Волга издала звук, похожий на хмыканье. Я вопросительно глянул на неё, но ответа не последовало. Очевидно, это была её личная реакция на слово "голубушка", но, будучи лишь Посредником, своё она должна держать при себе. Обет Молчания снят с неё не для пустой болтовни. Что ж, придётся смириться, что рядом с тобой... биоробот с узкой программой. Никаких человеческих слабостей, естественных девчоночьих эмоций... Обидно, досадно, но ладно.

- Чёля, ты как на счёт вздремнуть часок-другой? Лично я чуток притомился, и не прочь.

Волга привела нас в комнату, где находилась лишь резная деревянная кровать, заправленная пёстреньким пледом. Вытянуться в полный рост я, конечно, на ней не смогу, но бочком, поджав ноги, вполне.
Волга быстро расправила постель, взбила дюжину подушек, которые и заменяли привычный матрац.
- Мы желаем вам приятного отдыха.
- Благодарю.
Откланявшись, Волга вышла.

Чёля, не дожидаясь команд, прошла к кровати и легла рядом, у изголовья.
Я снял с себя только куртку и обувь, осторожно присел на кровать, ожидая, что сейчас эта детская кроватка развалится под моим весом. Не развалилась, лишь жалобно скрипнула. В ответ, бог знает что подумавшая, рыкнула Чёля.

Странный и любопытный этот параллельный мир. Судя по именам, любелизичи принадлежат славянскому роду-племени. Может даже русские, как и я. Но почему все такие крохи? Это что, славянские хоббиты?

"Такими сделала нас Мать, - тотчас прозвучал в голове голосок Волги. - Мы все её дети."

Можно подумать, я ждал иного ответа. Всё ясно... Мать... дети...

Через пару минут, утонув в подушках, как в роскошной перине, в позе эмбриона, я сладко погружался в сон...

Рейтинг: +1 666 просмотров
Комментарии (3)
0 # 29 мая 2012 в 20:43 0
smile Интересно! Опять старинные сказания в основе?
Михаил Заскалько # 29 мая 2012 в 21:54 +1
Они самые,Таня. Собственно они и являются толчком к взлёту фантазии...а далее уже по инерции, я только успеваю записывать. smileded flo
0 # 30 мая 2012 в 10:02 0
Не нашла смайлика, пишущего на листочке... Наверное, не модно))))