Картина - 8

10 мая 2013 - Елена Можарова
article135914.jpg

 

 

Ираида сидела у окна. Начался  новый день. Если раньше работа по дому радовала и доставляла сплошное удовольствие, то теперь стало трудно. Часто наваливалось бессилие. Тянуло прилечь. При Георгии было стыдно показывать такую ни с того  ни с сего взявшуюся слабость. Часто она  садилась напротив картины и только от неё черпала силы. Ночи стали вязкими и тягучими. И всё время хотелось спать и спать. Сны преследовали кошмарные. Она часто просыпалась от ужаса. Снилось, что бьётся в тёмном и маленьком помещении. Вот уже и воздуха не хватает. Она дышит из последних сил, а рядом хохочет какой – то старый мужчина. Лица не видно, но голос явно мужской. Сколько раз вот так, просыпаясь в слезах, Ираида успокаивалась в объятьях обеспокоенного мужа.

Он и сам чувствовал и видел в ней перемены. Но от этого любил её ещё больше. Ему казалось, что теперь он любит даже сильнее свою слабую и такую беззащитную, только ему принадлежащую женщину. Недавно он настоял, чтобы она прошла полное обследование. Но оно не показало особых изменений или болезней. Но женщина чахла. Она таяла на глазах. 
Как то ночью Ираида снова видела страшный сон. Ей приснилось, что она заблудилась в лесу, что выход где–то рядом, а найти невозможно. И когда женщина совсем отчаялась, то вдруг из лесу, навстречу ей вышел старый человек. Он не сказал ни слова, но она поняла – идти надо за ним. Мужчина шёл, не оглядываясь, и создавалось впечатление, что следом за ним появляется тропинка, даже там, где совсем непроходимые места. А ещё, молодой женщине было понятно, что надо молчать, не произносить ни звука. Шли они долго. А когда появился просвет среди деревьев, то Ираида узнала свои родные места. Только это было не её родное село, а маленькая деревенька в несколько домиков, что располагалась недалеко. Как только она поняла где это, сразу ей стало легче. Дышалось уже не так тяжело и усталость начала отступать.  Она проснулась в бодром настроении. И день прошёл легче, чем все предыдущие.

Теперь, если во сне она видела что то подобное, то чувствовала себя почти хорошо. А ещё Ираида стала замечать изменения в картине. Накануне ночей, в которые приходил к ней старик, на картине появлялись мелкие детали, что потом были во сне. То речка блеснёт своим изгибом, то более ярко домики дальние вырисуются. Сначала она приписывала это своему воображению, а потом поняла, что картина как бы является связующим звеном между сном и явью.

Бессилие женщины с каждым днём нарастало. Она уже плохо справлялась с домашними делами. Георгий вынуждено нанял домработницу. За детьми нужно было следить, а жена всё чаще ложилась и спала. Внутренне мужчина понимал, что происходит, что-то нехорошее. А самое главное, он ничего не мог сделать, чтобы изменить происходящее. Ираида похудела очень сильно. Стала бледной и слабой. Со страхом думал мужчина о том дне, когда его жена вообще не встанет, а этот день приближался очень стремительно. Сама же она потеряла, казалось, всякий интерес к окружающему. 

Ей продолжал приходить во снах старик. Он также молчал. Но она твёрдо знала, надо делать всё как он хочет. И однажды старик приснился Ираиде в её собственном доме. Он встал у картины и долго её рассматривал. Потом провёл бледными пальцами по картине, как бы убирая с неё паутину или какой–то налёт. Затем повернулся к молодой женщине, указал в сторону картины. И тогда, она чётко поняла, старик требует отдать ему картину. Ей так не хотелось расставаться с ней, но она подошла, сняла со стены картину и отдала её старику. А потом горько плакала, сидя у кухонного стола. Старик же, получив требуемое  исчез. Она проснулась от того, что плачет. И вздохнула с облегчением, сообразив,  что это всего лишь сон. Ираида встала, накинула на ослабевшее тело халатик, и прошла на кухню. Дети  спали, домработница  ещё не пришла. Хотелось самой  завтраком порадовать семью. Она прошла к кухне, и остановилась как вкопанная у стены, где всегда висела картина. Стена оказалась пустой. Картины не было. Только на том месте, где она когда–то висела,  красовался след от мужской руки. Вроде как кто–то провёл по стене, смахивая паутину. Женщина в полном изнеможении опустилась на маленький диванчик, что стоял у этой стены.

Георгий тоже был несказанно удивлён пропажей. Но никто из домашних взять её не мог, а тем более домработница. Только Ираида точно знала, где надо искать картину, но она молчала, боясь, что муж не так поймёт её объяснения и сделает не те выводы.

С этого дня женщина всё больше слабела. Теперь она только спала. А в один из не самых лучших дней, она вообще исчезла. Георгий много лет искал её, и до конца дней надеялся, что найдёт. Однако, не суждено им было больше встретиться…

 

© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0135914

от 10 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0135914 выдан для произведения:

 

Ираида сидела у окна. Начался  новый день. Если раньше работа по дому радовала и доставляла сплошное удовольствие, то теперь стало трудно. Часто наваливалось бессилие. Тянуло прилечь. При Георгии было стыдно показывать такую ни с того  ни с сего взявшуюся слабость. Часто она  садилась напротив картины и только от неё черпала силы. Ночи стали вязкими и тягучими. И всё время хотелось спать и спать. Сны преследовали кошмарные. Она часто просыпалась от ужаса. Снилось, что бьётся в тёмном и маленьком помещении. Вот уже и воздуха не хватает. Она дышит из последних сил, а рядом хохочет какой – то старый мужчина. Лица не видно, но голос явно мужской. Сколько раз вот так, просыпаясь в слезах, Ираида успокаивалась в объятьях обеспокоенного мужа.

Он и сам чувствовал и видел в ней перемены. Но от этого любил её ещё больше. Ему казалось, что теперь он любит даже сильнее свою слабую и такую беззащитную, только ему принадлежащую женщину. Недавно он настоял, чтобы она прошла полное обследование. Но оно не показало особых изменений или болезней. Но женщина чахла. Она таяла на глазах. 
Как то ночью Ираида снова видела страшный сон. Ей приснилось, что она заблудилась в лесу, что выход где–то рядом, а найти невозможно. И когда женщина совсем отчаялась, то вдруг из лесу, навстречу ей вышел старый человек. Он не сказал ни слова, но она поняла – идти надо за ним. Мужчина шёл, не оглядываясь, и создавалось впечатление, что следом за ним появляется тропинка, даже там, где совсем непроходимые места. А ещё, молодой женщине было понятно, что надо молчать, не произносить ни звука. Шли они долго. А когда появился просвет среди деревьев, то Ираида узнала свои родные места. Только это было не её родное село, а маленькая деревенька в несколько домиков, что располагалась недалеко. Как только она поняла где это, сразу ей стало легче. Дышалось уже не так тяжело и усталость начала отступать.  Она проснулась в бодром настроении. И день прошёл легче, чем все предыдущие.

Теперь, если во сне она видела что то подобное, то чувствовала себя почти хорошо. А ещё Ираида стала замечать изменения в картине. Накануне ночей, в которые приходил к ней старик, на картине появлялись мелкие детали, что потом были во сне. То речка блеснёт своим изгибом, то более ярко домики дальние вырисуются. Сначала она приписывала это своему воображению, а потом поняла, что картина как бы является связующим звеном между сном и явью.

Бессилие женщины с каждым днём нарастало. Она уже плохо справлялась с домашними делами. Георгий вынуждено нанял домработницу. За детьми нужно было следить, а жена всё чаще ложилась и спала. Внутренне мужчина понимал, что происходит, что-то нехорошее. А самое главное, он ничего не мог сделать, чтобы изменить происходящее. Ираида похудела очень сильно. Стала бледной и слабой. Со страхом думал мужчина о том дне, когда его жена вообще не встанет, а этот день приближался очень стремительно. Сама же она потеряла, казалось, всякий интерес к окружающему. 

Ей продолжал приходить во снах старик. Он также молчал. Но она твёрдо знала, надо делать всё как он хочет. И однажды старик приснился Ираиде в её собственном доме. Он встал у картины и долго её рассматривал. Потом провёл бледными пальцами по картине, как бы убирая с неё паутину или какой–то налёт. Затем повернулся к молодой женщине, указал в сторону картины. И тогда, она чётко поняла, старик требует отдать ему картину. Ей так не хотелось расставаться с ней, но она подошла, сняла со стены картину и отдала её старику. А потом горько плакала, сидя у кухонного стола. Старик же, получив требуемое  исчез. Она проснулась от того, что плачет. И вздохнула с облегчением, сообразив,  что это всего лишь сон. Ираида встала, накинула на ослабевшее тело халатик, и прошла на кухню. Дети  спали, домработница  ещё не пришла. Хотелось самой  завтраком порадовать семью. Она прошла к кухне, и остановилась как вкопанная у стены, где всегда висела картина. Стена оказалась пустой. Картины не было. Только на том месте, где она когда–то висела,  красовался след от мужской руки. Вроде как кто–то провёл по стене, смахивая паутину. Женщина в полном изнеможении опустилась на маленький диванчик, что стоял у этой стены.

Георгий тоже был несказанно удивлён пропажей. Но никто из домашних взять её не мог, а тем более домработница. Только Ираида точно знала, где надо искать картину, но она молчала, боясь, что муж не так поймёт её объяснения и сделает не те выводы.

С этого дня женщина всё больше слабела. Теперь она только спала. А в один из не самых лучших дней, она вообще исчезла. Георгий много лет искал её, и до конца дней надеялся, что найдёт. Однако, не суждено им было больше встретиться…

Рейтинг: +1 243 просмотра
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 20 мая 2013 в 14:33 0
Очень интересно.
Елена Можарова # 20 мая 2013 в 16:32 0
Аня! Спасибо за проявленный интерес!