Исполнение желаний

11 октября 2013 - Елена Можарова
article163743.jpg
Дни как не тянулись, а уже завтра долгожданная поездка.  «Хоть бы ничего не помешало! Хоть бы не сорвалось!» -  думал про себя Роман. Он машинально продолжал заниматься рутинными повседневными делами, отвлекая себя, таким образом, от нескончаемых мыслей, уносивших его далеко отсюда.  С тех пор, как он познакомился с Веллой дела  пошли чрезвычайно продуктивно. Мужчина  оформлял договоры, подписывал контракты, о которых  мог только мечтать. На работе сложилась доброжелательная атмосфера. Дома тоже всё было очень хорошо. Мама, видя светящиеся счастьем глаза сына, не могла не радоваться в душе. Но с расспросами не лезла. Она хоть и не верила в приметы, но чисто по–женски, боялась спугнуть то состояние сына,  в котором он пребывал. 
- Похоже, отец, скоро Ромашка осчастливит нас с тобой внуком или внучкой! – мечтательно говорила она мужу, как всегда утонувшему в газетных рубриках. 
- Хотелось бы счастья со свадьбой! – ворчливо заметил отец Романа.
- Ну, ты прямо как питекантроп! – усмехнулась жена. – В наше время уже не принято начинать со свадьбы! Теперь на первом месте гражданский брак! Поживут, притрутся, поймут нужны ли друг другу, а тогда и свадьба! 
- Короче, всё не как у людей! – продолжил брюзжать отец. 
- Да ну тебя! Ты своими этими домостроевскими речами кого угодно можешь довести! И так сколько лет не может семью создать! При сыне помалкивай, прошу тебя! – она умоляюще сложила руки перед грудью (если бы он ещё видел этот жест). 
- Ладно! Пусть живёт, как знает! А ты, мать, больно современная стала! Он, с такими рассуждениями, и со снохой не познакомит! Забудет к нам дорогу и всё! – очень «оптимистично» закончил разговор глава семейства, сложив газету и выйдя из–за стола. 

Не знал Роман про эти разговоры. Да и не о том были все его мысли. Но родители рассуждали верно – только с ней мыслил он свою дальнейшую жизнь. И правда, как ни странно, была и на стороне отца и на стороне матери. Если бы Велла только намекнула, то вместо поездки на море он отвёз бы её прямым ходом в ЗАГС. И свадьбу закатил бы такую, что все позавидовали бы. Ему хотелось поделиться радостью и счастьем со всеми. Хотелось идти с ней по улице, держать её за руку, и чтобы все завидовали ему, как он сам себе завидовал, находясь рядом с ней. 

Огорчало только одно. Строго – настрого Велла запретила приходить к ней на работу, и искать с ней встреч помимо тех, что назначит она сама. Каждый раз, когда она чуть припаздывала, сердце сводило страхом, что вдруг она не придёт совсем. И тогда, он думал про то, что не может ослушаться её, и ещё про то, что и жить не сможет без неё. 

Дожив, до сорока почти лет, Роман не был ни юнцом, ни святым. Что греха таить связи были (иначе ЭТО и не назовёшь).  Конечно, назвать его бабником тоже не поворачивался язык. Но все встречи с последующими ночными приключениями не оставили в душе ничего, кроме пустоты и разочарования. «Коль встречи были без любви, то и разлука без печали!» - так часто утешал он сам себя, приписывая самому себе чёрствость и эгоизм. А в компаниях шутил, что у него ледяное сердце. Расставаясь на утро с малознакомой пассией, говорил: «Я ведь предупреждал – сердце у меня ледяное!»
И вот это ледяное сердце сжимало и пульсировало так, что нечем было подчас дышать. Только ночь отделяла их от совместного завтра. 
Утро порадовало пением птиц и отсутствием звонков из офиса. Это значило, что всё получается. Ликованию не было предела. Он и не спал почти всю ночь. Всё лежал и думал, как всё это будет. Роман  рисовал себе картинки одну радужнее другой. Но внутри копался червячок сомнения – а вдруг и с ней всё будет, как с теми! Вдруг, добившись своего, он остынет к ней! 
Однако он гнал эти мысли, надеясь на лучшее. 

Ровно в десять утра Роман сидел за столиком полностью готовый к поездке. Он продумал всё до мелочей, там – на природе ничто не отвлечёт их, и всё будет,  так как захочет она. 
Она вошла в лёгком одеянии, которое так красиво сидело на ней. Розовый цвет лёгкой туники отделял матовость открытых плеч и рук. Видно было, что она тоже готовилась к поездке. Роман не мог сдержать восторженной улыбки. 

Дорога пролетела незаметно. И вот они вдвоём у моря. Он знал несколько закрытых бухточек таких, где никто не помешает. Быстро разложив все вещи и соорудив палатку, они побежали к морю. Волны нежно подхватили их, и плавно закачали. Велла в воде чувствовала себя как русалка. Она двигалась легко и быстро. Роман пытался её поймать, но каждый раз она выскальзывала из его рук ловкой рыбкой, при этом мелодично и заливисто хохоча. 

Солнце постепенно скатывалось за горизонт. Роман и Велла сидели в палатке и любовались закатом. Он осторожно приобнял худенькие плечики своей возлюбленной, а когда она прижалась к нему, он понял, что Велла не против его жарких ласк. Роман  наклонился и коснулся губами губ девушки, она ответила на поцелуй.  Постепенно ласки стали всё горячее и жарче.  Впервые молодой мужчина  испытывал ни с чем несравнимые ощущения. Он хотел дарить свою ласку и силу всё больше. Его душа парила от наслаждения где–то далеко вне его тела и сознания. И она вся приникала к нему, отдавая всю себя. Более сильного и страстного состояния он никогда и ни с кем не переживал. Они наслаждались друг другом всю ночь, которая оказалась такой короткой. 
На рассвете, взявшись за руки,  побежали  к морю. Там в прохладе воды остывали их разгорячённые тела. Роман и Велла любовались друг другом, не разжимая горячих объятий. 

Они смотрели в глаза друг друга и мечтали больше никогда не расставаться. 
Море накатывало на них свои волны, не в силах разорвать страстных объятий. А Роман молил Время оставить всё как есть, остановить свой бег. Он навсегда хотел забыть о прошлом без Любимой, и не хотел заглядывать в  будущее. Не отдавая себе в том отчёта, мужчина боялся теперь перемен.


© Copyright: Елена Можарова, 2013

Регистрационный номер №0163743

от 11 октября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0163743 выдан для произведения:
Дни как не тянулись, а уже завтра долгожданная поездка.  «Хоть бы ничего не помешало! Хоть бы не сорвалось!» -  думал про себя Роман. Он машинально продолжал заниматься рутинными повседневными делами, отвлекая себя, таким образом, от нескончаемых мыслей, уносивших его далеко отсюда.  С тех пор, как он познакомился с Веллой дела  пошли чрезвычайно продуктивно. Он оформлял договоры, подписывал контракты, о которых  мог только мечтать. На работе сложилась доброжелательная атмосфера. Дома тоже всё было очень хорошо. Мама, видя светящиеся счастьем глаза сына, не могла не радоваться в душе. Но с расспросами не лезла. Она хоть и не верила в приметы, но чисто по – женски, боялась спугнуть то состояние сына,  в котором он пребывал. 
- Похоже, отец, скоро Ромашка осчастливит нас с тобой внуком или внучкой! – мечтательно говорила она мужу, как всегда утонувшему в газетных рубриках. 
- Хотелось бы счастья со свадьбой! – ворчливо заметил отец Романа.
- Ну, ты прямо как питекантроп! – усмехнулась жена. – В наше время уже не принято начинать со свадьбы! Теперь на первом месте гражданский брак! Поживут, притрутся, поймут нужны ли друг другу, а тогда и свадьба! 
- Короче, всё не как у людей! – продолжил брюзжать отец. 
- Да ну тебя! Ты своими этими домостроевскими речами кого угодно можешь довести! И так сколько лет не может семью создать! При сыне помалкивай, прошу тебя! – она умоляюще сложила руки перед грудью (если бы он ещё видел этот жест). 
- Ладно! Пусть живёт, как знает! А ты, мать, больно современная стала! Он, с такими рассуждениями, и со снохой не познакомит! Забудет к нам дорогу и всё! – очень «оптимистично» закончил разговор глава семейства, сложив газету и выйдя из – за стола. 

Не знал Роман про эти разговоры. Да и не о том были все его мысли. Но родители рассуждали верно – только с ней мыслил он свою дальнейшую жизнь. И правда, как ни странно, была и на стороне отца и на стороне матери. Если бы Велла только намекнула, то вместо поездки на море он отвёз бы её прямым ходом в ЗАГС. И свадьбу закатил бы такую, что все позавидовали бы. Ему хотелось поделиться радостью и счастьем со всеми. Хотелось идти с ней по улице, держать её за руку, и чтобы все завидовали ему, как он сам себе завидовал, находясь рядом с ней. 

Огорчало только одно. Строго – настрого Велла запретила приходить к ней на работу, и искать с ней встреч помимо тех, что назначит она сама. Каждый раз, когда она чуть припаздывала, сердце сводило страхом, что вдруг она не придёт совсем. И тогда, он думал про то, что не может ослушаться её, и ещё про то, что и жить не сможет без неё. 

Дожив, до сорока почти лет, Роман не был ни юнцом, ни святым. Что греха таить связи были (иначе ЭТО и не назовёшь).  Конечно, назвать его бабником тоже не поворачивался язык. Но все встречи с последующими ночными приключениями не оставили в душе ничего, кроме пустоты и разочарования. «Коль встречи были без любви, то и разлука без печали!» - так часто утешал он сам себя, приписывая самому себе чёрствость и эгоизм. А в компаниях шутил, что у него ледяное сердце. Расставаясь на утро с малознакомой пассией, говорил: «Я ведь предупреждал – сердце у меня ледяное!»
И вот это ледяное сердце сжимало и пульсировало так, что нечем было подчас дышать. Только ночь отделяла их от совместного завтра. 
Утро порадовало пением птиц и отсутствием звонков из офиса. Это значило, что всё получается. Ликованию не было предела. Он и не спал почти всю ночь. Всё лежал и думал, как всё это будет. Роман  рисовал себе картинки одну радужнее другой. Но внутри копался червячок сомнения – а вдруг и с ней всё будет, как с теми! Вдруг, добившись своего, он остынет к ней! 
Однако он гнал эти мысли, надеясь на лучшее. 

Ровно в десять утра Роман сидел за столиком полностью готовый к поездке. Он продумал всё до мелочей, там – на природе ничто не отвлечёт их, и всё будет,  так как захочет она. 
Она вошла в лёгком одеянии, которое так красиво сидело на ней. Розовый цвет лёгкой туники отделял матовость открытых плеч и рук. Видно было, что она тоже готовилась к поездке. Роман не мог сдержать восторженной улыбки. 

Дорога пролетела незаметно. И вот они вдвоём у моря. Он знал несколько закрытых бухточек таких, где никто не помешает. Быстро разложив все вещи и соорудив палатку, они побежали к морю. Волны нежно подхватили их, и плавно закачали. Велла в воде чувствовала себя как русалка. Она двигалась легко и быстро. Роман пытался её поймать, но каждый раз она выскальзывала из его рук ловкой рыбкой, при этом мелодично и заливисто хохоча. 

Солнце постепенно скатывалось за горизонт. Роман и Велла сидели в палатке и любовались закатом. Он осторожно приобнял худенькие плечики своей возлюбленной, а когда она прижалась к нему, он понял, что Велла не против его жарких ласк. Он наклонился и коснулся губами губ девушки, она ответила на поцелуй.  Постепенно ласки стали всё горячее и жарче.  Впервые Роман испытывал ни с чем несравнимые ощущения. Он хотел дарить свою ласку и силу всё больше. Его душа парила от наслаждения где – то далеко вне его тела и сознания. И она вся приникала к нему, отдавая всю себя. Более сильного и страстного состояния он никогда и ни с кем не переживал. Они наслаждались друг другом всю ночь, которая оказалась такой короткой. 
На рассвете, взявшись за руки, они побежали  к морю. Там в прохладе воды остывали их разгорячённые тела. Роман и Велла любовались друг другом, не разжимая горячих объятий. 

Они смотрели в глаза друг друга и мечтали больше никогда не расставаться. 
Море накатывало на них свои волны, не в силах разорвать страстных объятий. А Роман молил Время оставить всё как есть, остановить свой бег. Он навсегда хотел забыть о прошлом без Любимой, и не хотел заглядывать в  будущее. Не отдавая себе в том отчёта, мужчина боялся теперь перемен.


Рейтинг: +1 449 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 13 октября 2013 в 20:43 0
Перемен нужно ждать только хороших! podargo