ГлавнаяПрозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая надежда" 22. Решение Рюха

Госпиталь "Добрая надежда" 22. Решение Рюха

7 ноября 2012 - Татьяна Стафеева

 Доктора удалились. Некоторое время они шли по коридору в полном молчании и вдруг одновременно повернулись друг к другу. Девушка быстро отвела глаза.

-Наталь, если не ошибаюсь, ты сейчас размышляешь, что решат ксейцы? – быстро спросил Павел Зигмундович.

-Общение с ходижем пошло тебе на пользу – мысли читаешь! – вяло согласилась Зайкина.

-Не переваливай с больной головы на здоровую! Кому посчастливилось дольше всех говорить с Великим? - заметил зав.- И все-таки? Как, по-твоему, согласятся Рюхи на операцию?

-Судя по тому, как они лаялись, когда мы вошли в палату, близнецы не передумают!

-А давай я для баланса предположу: они откажутся и вернутся домой неразделенными, как любовь!

 

 

-Любовь не всегда бывает неразделенной, иначе людской род бы перевелся! И не только людской, но и всякий разумный! – философски заметила наша героиня. – Лучше жить и ненавидеть или умереть и успокоиться? На самом деле, выбор невелик.

-Смотря для кого, знаток деликатных эмоций! – иронично произнес зав.

-Скажем, крошечный Рюха ничего не теряет!

-Кроме брата…

-…которого он терпеть не может!

-Замажемся? Согласятся сиамские ксейцы или нет? – азартно спросил Коваль.

-Еще чего! Это безнравственно! – возмутилась Наталья.

-Ладно тебе!

-Я на такие штуки не подписывалась! В свое время все узнаем!

 

 

-Скучная ты, Наталь! – разочарованно вздохнул зав. - Куда сейчас?

-Документы составлять, послезавтра выписной день! Всех идюшат, Базеньку моего, марсианина и мариента! А ты?

-У меня встреча с родственниками больных. Слушай, давай в тихий час кофейку попьем!

-Если кофе-машина еще работает, то я согласна! Ах, нет, совсем забыла, мы же договорились чаепитие организовать в комнате отдыха. Надеюсь, и ты присоединишься! – с надеждой проговорила девушка.

-С удовольствием! Ну, пока!

-Пока!

Доктора разошлись по своим делам. Оставим их на время и вернемся к сиамским близнецам.

 

 

Против обыкновения они не ругались, не выясняли отношения. Несколько минут просто молчали. Коротышка Пейон не выдержал первым:

-Ну и как, не желаешь рискнуть своей вполне приличной шкурой ради братца-урода?

-Считаешь, я должен? – насупился Вейон.

-Нам надо принять решение, - буркнул коротышка.

-То есть, МНЕ надо принять решение, не так ли?   

-Ты в два раза крупнее меня.

 

 

-Зато ты в два раза умнее, о чем так любишь поговорить!

-Ну, в самом деле! Степень ответственности прямо пропорциональна весу, росту и положению в обществе! – распинался Пейон, - неужели непонятно?

-Хватит умом брызгать, а то вовсе ничего в башке не останется! Причем тут внешние данные? Просто я могу сыграть в ящик, вот в чем суть идеи!

-Дрейфишь?

-А ты бы на моем месте не дрейфил?

-Сам же орал, мол, я тебе жить мешаю, торча из твоего бока!

 

 

-А не ты ли хотел независимости? Сортир плюс обостренное достоинство! Или я что-то перепутал? – издевательски заметил Вейон.

-Какой смысл в полуметровом шкете с негнущимися конечностями! Ты хотя бы придаешь мне солидности! – возразил Пейон, почесывая лысый затылок.

-Неужели? Оказывается, и во мне есть польза?

-Почему бы нет? – коротышка дернул миниатюрным плечиком. – Чертово разделение скорее тебя прикалывало!

-Обалдеть! Не ты ли вместе со своими амбициями жаждал самостоятельности?

 

 

-А не ты ли вместе со своим шлангом жаждал секса? – ерничал Рюха-малой.

-Я и сейчас его хочу, то есть, не отказался бы!

-Ага, со мной тебе не потрахаться вволю!

-В конце концов, не в этом смысл жизни…

-А в нормальном конце! У меня же в штанишках, застегивающихся по боковому шву, одна аббревиатура – МТП (может только писать)!

-Не комплексуй, кроха-Пейон, ты-то ничем не рискуешь!

-Тобой.

-Ой-ой-ой, ушам не верю! С чего такая забота? Ты же меня терпеть не можешь? – удивился Вейон.

 

 

-Верно, я тебя терпеть не могу, но и один остаться не могу! Ясно? Я без тебя – только насекомое!

-Самокритично, черт возьми! Но ведь у меня есть пятьдесят процентов! Это немало!

-Если речь не идет о жизни!

-Пейон, чего ты хочешь?

-Оставить все, как есть! Если ты помрешь, родители на небесах проклянут меня!

-Как всегда, только о себе печешься!

-Не только и не всегда! Слушай, брат, хочешь, я стану глаза завязывать, когда к тебе

приходят подружки?

 

 

-Не шутишь?

-Все очень серьезно. Если ты обязуешься вовремя выводить меня в сортир!

-Да разве ж дело в сортире?

-И в нем тоже! Во всех мелочах, которые портят нам жизнь!

-Все-таки, я не понял, для чего тебе моя жалкая особа? Ну, сдохнет брат-зануда, зато ты станешь совершенно свободным! – опустил голову Вейон

-Никак, твои яйцеголовые мозги тебе ум придавили! Повторю, если ты не понял: я без тебя калека, импотент и бестолочь, ни на что не годный карла! Ты – полноправный член общества, авось, за твои заслуги и мне малая толика уважения обломится! – объяснился коротышка с видом оскорбленной невинности.

 

 

-Да вы, батенька, тщеславны! Помнится, раньше ты считал меня никем, а себя – всем! – мстительно проговорил большой близнец.

-Хвастался, просто хвастался! Бахвалился! Как у всех маломерок, у меня обостренное чувство собственного достоинства! Все, брат, идем к докторам! То есть, я хотел сказать, иди… - поправился Пейон.

-Не тушуйся, у нас равные права на данное тело!

-Но пропорционально ты больше…

-Сколько можно опираться в жизненно важных вопросах на какие-то глупые пропорции! Ты гипотетически спас мне жизнь! – вскричал Вейон.

 

 

-А ты фактически выводишь меня в сортир! К тому же, я ничего не сделал!

-Иногда ничего не сделать означает проявить высшую мудрость…

-Мудрость!? – вскричал малой. – Уж не ослышался ли я? Это у меня-то мудрость!?

-Хватит ерундить! Давай составим меморандум о наших дальнейших отношениях, ибо сейчас мы находимся во власти эмоций! А уж потом двинем к докторам! Транспорт домой только завтра утром, нам все равно придется переночевать на ДН! – высказался Рюха-большой.

Прежде они позвали в палату мариента в качестве мирового судьи, тот с удовольствием согласился, ибо измаялся от скуки.

 

 

Расправившись с делами и окончив процедуры, наши отважные медики собрались, наконец, в комнате отдыха на общее чаепитие. Наталья прихватила с собой Базю. К обеду малыш успел набегаться, устать и выспаться, и сейчас семенил, периодически меняя направление движения, вокруг стола, за которым сидели медики.

-Господи, он прелесть! – восхитилась Алена Клокова. – Дай-ка, я напою тебя чайком, сладеньким!

Поймав идюшонка, операционная сестра посадила его на колени и поднесла к розовой мордашке маленькую чашечку с ароматным напитком. Глотнув, Базя выпучил и без того круглые глазки и проговорил довольно отчетливо:

-Ален, гры-гры… - и снова припал к кружечке.

-Базенька, я ревную! – упрекнула Наталья.

-Ой! – возразил малютка.

 

 

-Он будто знает, о чем идет речь, хотя ты все еще не говоришь на его языке, - подивился Коваль.

-Пока не говорю, но скоро буду! Ама Ниня объяснил, что Базя все понимает не разумом, но сердцем, ему не нужны слова. Малыш взрослеет и становится очень чувствительным! Ничего сверхъестественного! – пояснила Зайкина.

На самом деле она ничуть не обижалась на кроху, наоборот, радовалась, что ее любимец запомнил подругу. Ему жить на ДН, и чем больше у него будет друзей, тем лучше.

-А как меня зовут? – спросил зав, тыкая себя пальцем в грудь.

-Па-ва, - четко, по складам произнес идюшонок.

 

 

-Да ты у нас молоток! – похвалил Павел Зигмундович.

-Он такой умница! – похвасталась Наталья.

-Не то слово! – согласилась Клокова.

Обласканный Базя чувствовал себя героем дня.

Никто и никогда не восхищался им, не хвалил. А ведь это чертовски приятно! И не только маленькому несмышленому созданию, а всем без исключения. Но почему-то разумные существа скупятся на добрые и приятные слова, будто они стоят слишком дорого или весят слишком много!

 

 

-Наталь, я мог бы тебе позавидовать, если бы не любил вас обоих! – признался санитар Изпопу и обратился к малютке на идю. – Лапа, а если я тебе калачик поломаю, скажешь, как меня зовут?

-Ву кета! – ответил кроха и протянул ручку за обещанным угощением.

Он любил класть кусочки сушки в рот и рассасывать, как конфетки.

-Ай да шкет! Зрит в корень! – заметил рентгенолог Сюр-Релист. – Ты – керт!

-Звучит, как приговор! – вздохнул санитар.

-Просто имя Изпопу слишком сложное для него! По произношению, - сказала Зайкина.

-Могла бы не уточнять! Думаешь, не знаю, что означает мое имечко на вашем языке? – осерчал керт.

 

 

-Ну-ка, ну-ка, очень интересно! Поведай нам! – попросил раффети.

-Нет! – отрезал Изпопу.

-Пожалуйста! – присоединилась к просьбе и Звария.

-Не скажу!

-Имей мужество признаться! – хихикнула Глория Анжу.

-Или стесняешься? – подначила Алена.

-Вот еще! – возмутился санитар. – Моя бабушка, узнав, как меня назвали, едва в обморок не упала! Она у меня землянка!

-Получается, ты у нас гибрид, плод межгалактической любви? – восхитилась Наталья.

-Как сказать! Мой отец – керто-человек, а мама – кертянка. Землянка – только бабушка!

-Не уходи от ответа! – напомнил Сюр-Релист.

-Да и черт с вами! Изпопу на языке землян означает буквально – то, что выходит из задницы…

 

 

-То есть, говно? – уточнила лекиянка.

-Прикольно! – фыркнул рентгенолог.

-Ну и фиг с ним, не переживай! – успокаивающе произнесла Клокова.

-Главное – значение имени не на чужом, а на родном языке! Как переводится Изпопу с кертского? – поинтересовался Павел.

-Помощник, - ответил ободренный санитар.

-Подходяще! – прокомментировал зав.

-Апчхи, - согласился и Базя.

-Спасибо, малыш! Ты действительно развит не по годам! – поблагодарил идюшонка керт.

Тут в дверь тактично постучали.

 

 

-Войдите! – отозвался Коваль.

В помещение неловко, боком втиснулся марсианин Гайдак Коу. Увидав сборную команду медиков, он было попятился, но Наталья остановила:

-Коу, что-то случилось?

-Мне сказали, вы здесь, но я уж попозже…гм, - замямлил пациент.

-Ничего, вы не помешали, говорите! – подбодрила палатный доктор.

-Видите ли, меня скоро выписывают, и… - марсианин замялся.

-Боли вернулись? - обеспокоилась Наталья.

-Нет, слава Создателю, чувствую себя прекрасно, лучше, чем до последнего приступа, когда меня словно ножом изнутри резали! Но вот еда…

 

 

-Смелее, не стесняйтесь! – призвал зав.

-Здесь меня кормили всякой дрянью – уж простите! Кисели, кашки, пустые супы, овощи без соли и специй… Бр-р-р! – Гайдака передернуло от отвращения. – Могу я дома питаться нормально, хоть изредка?

-Вот в чем дело! – Зайкина улыбнулась. – Вы хотите, чтобы я разрешила вам есть соленое, копченое, жирное? Поймите, здесь вас лечили не только медикаментозно, но и диетой! Комплексно. Если вы, вернувшись, начнете – уж простите – жрать сырокопченые колбасы, жареное мясо, бастурму и построму, а также овощи, тушеные в острых специях и огурчики, засоленные с хреном и ново-кранейским перцем, то боли обязательно вернутся! Даже если станете изредка позволять себе вкушать недозволенные продукты.

 

 

Марсианин сглотнул слюну.

-А будете постоянно нарушать режим питания, ваш катар перерастет в язву, и тогда вы приедете к нам уже на операцию! Подумайте, стоит ли оно того! – добавил Коваль. – Вспомните, сюда вас привезли скрюченным от боли, словно агонизирующий червяк! Не стоит испытывать судьбу, верно?

-Что же мне теперь, всю жизнь питаться соплями и блевотиной? – Коу вконец

расстроился.

-Потерпите! Употребляя правильную пищу и принимая курсами лекарства, вы навсегда избавитесь от болезни! Но и тогда придется себя ограничивать, лишь изредка кушать копченое или жирное. Слабый желудок – это на всю жизнь! Уважайте собственный организм, не вредите ему! – разъясняла Зайкина. – Не беспокойтесь, вам дадут подробнейшие рекомендации и книгу от диетологов ДН! Пусть ваша мама готовит для вас персонально, и все будет прекрасно!

 

 

-Спасибо, доктор, за чуткость и понимание! – кисло ответствовал марсианин.

Неожиданно выступил Изпопу, занудив самым благостным образом:

-Видите ли, сын мой, в вас чувствуется ожесточение и обида на судьбу. А также презрение к вкушаемой пище. Так нельзя! Надо испытывать благодарность Создателю равно за горести и

благости, ибо все от Него! Садясь за стол, следует каждый раз возносить молитву Всевышнему!

-Зачем, моя матушка хорошо готовит! – возразил Коу.

-Так вы научитесь долготерпению и смирению! Леча тело, следует врачевать и душу! Комплексно, - керт выписал рукой округлую загогулину.

-Больно ты умный! – огрызнулся марсианин, с чем и удалился.

 

 

-Знаете, что самое трудное в нашей работе? – осведомился Коваль. – Узнать, какое у пациента любимое блюдо!

-Зачем? – не поняла лекиянка.

-Чтобы запретить его!

-Однажды я уже отнимал у Коу перченые колбаски, которые тот тиснул из тумбочки галарета! – поведал санитар.

 

 

-Не удивлюсь, Изпопу, если однажды какой-нибудь больной даст тебе в рыло! – прокомментировал Сюр-Релист.

-Слава Создателю, у нас драконы камуки не лечатся, - молвил санитар.

-На рептилиях вторая хирургия специализируется, - вставил Коваль.

-Царствие им небесное! – закатила глаза Глория. – А мы и без экзотики обойдемся!

 

 

-Кстати, о животных! – проговорила Алена. - Посетитель спрашивает: "Доктор, почему на вашем столе все время лежит тапка?"  "А как же, батенька, ведь большинство моих пациентов с тараканами в голове!"

-Кстати, о тараканах! – воскликнул Павел Зигмундович. - Женщина интересуется у психиатра: "Доктор, как вы определяете, нормальная ли перед вами личность?" "Очень просто. Задаю очевидный вопрос, не вызывающий трудностей у всякой нормальной личности. К примеру, космический путешественник Отто Блюм совершил двадцать экспедиций на неизвестные планеты, во время одной из них погиб. Какой именно?" Дама пару минут размышляет, потом произносит с нервным смешком: "Доктор, не могли бы вы привести другой пример? К сожалению, я плохо знаю историю покорения Космоса."

 

 

-Кстати, об очевидных вопросах! – вспомнила Алена. – Заходит в палату некто и спрашивает у больного: "Какой у вас рост?"  Тот отвечает: "При чем тут рост! У меня все болит, сил нет! Помогите, доктор!"  "Я – не доктор, а плотник!"

-Кстати, о гробах[1]! Врач больному: "К сожалению, ваш недуг смертелен!" Пациент: "А чем лечиться?"  "А ничем, все равно ни одно лекарство не поможет!"  "Hy, хоть что-нибудь?"  "Пожалуй, можете грязевые ванны попpинимать!" Пациент (с надеждой): "И я поправлюсь?" Доктор: "Нет, просто к земле привыкнете!" – поведала Глория в лучших традициях черного юмора.

 

 

-Кстати, о неизлечимых больных! "Как здоровье вашего мужа?" – интересуется соседка. "Спасибо, хорошо. Ему сделали рентген головы, но ничего там не обнаружили!" – рассказала Наталья.

-Разговор пошел по кругу – мы вернулись к тараканам в голове! – заметила Анжу.

-Или их отсутствию. Неизвестно, что лучше: насекомые в башке или абсолютная пустота, - философски проговорил Изпопу.

-Я заметил одну вещь: анекдотами разговаривают только люди, - высказался Сюр-Релист.

-Кто ж тебе мешает? – спросила Звария. – Не умеешь, так и скажи!

 

 

-Хочу сломать стереотип. Один знакомый раффети по имени Вак-Саак утверждает, мол, его лечащий врач слишком поспешно ставит диагнозы. Сперва он пожаловался на першение в горле – ему немедленно выдернули верхнее малое жало. Потом рассказал о болях в животе – ему тотчас удалили слепую рудиментарную кишку. Придя на прием в третий раз, бедняга не решился признаться, что у него сильная головная боль и убежал, так и не войдя в кабинет!

-Кстати, об ампутации! – воскликнул керт. – Обход. В палату заходит хирург с электронным несессером, за которым следует санитар с острым топориком. Первая койка. "Больной Суркин, гангрена правой ноги!" Санитар своим инструментом тюк, и они идут дальше. Другая кровать. "Больной Си-Риик, обугливание левой руки до локтя в результате пожара!" Санитар снова тюк топориком. Идут к следующему пациенту: "Больной Руза, усыхание левой ноги!" Тюк! Однако врач ошибся, посмотрев не туда, поправляется: "Ой, нет, правой ноги!" Тюк! "Черт, опять неверно, левой руки!" Санитар в очередной раз тюк…

 

 

-Браво, Изпопу! Сегодня у тебя первый приз! – захлопал в ладоши Павел Зигмундович, вешая на шею керта снизку баранок.

-Да уж, чернуха – высший класс! – буркнул раздосадованный раффети, чей анекдот не вызвал столь шумного успеха.

-Беспрецедентное и наглое восхваление собственной профессии, дурной вкус! – высказалась Клокова.

-Не надо так явно завидовать! – возразил керт и, сняв с шеи калачики, надел их на шею раффети. – Надеюсь, ты продолжишь и дальше радовать нас столь же веселыми историями!

 

 

На этой оптимистической ноте и появились сиамские близнецы.

-О, явление двуединого Бога! – воскликнул раффети.

-Кажется, Сюр-Релист, ты вошел в раж! – оборвал рентгенолога зав, доставая прибор-переводчик из стеновой панели. – Итак, уважаемые братья Рюха, вы пришли сообщить результат своих тяжких раздумий? Внимательно слушаем!

-Мы отказываемся от операции! – заявил Вейон.

-Точно! – подтвердил Пейон.

-Решили не рисковать? – осведомилась Наталья.

-Да.

 

 

-Коротко и емко. Вы готовы завизировать официальный документ об отказе?

-Разумеется, - подтвердил большой близнец.

-Без претензий к ДН? – уточнил Коваль.

-О чем вы? Мы очень благодарны госпиталю! – заверил коротышка. – На своей планете мы продолжали бы ходить по докторам и питать напрасные надежды. Вы открыли нам глаза, заставили пересмотреть отношение к жизни. Верно, брат?

-Истинно, так! – побожился Вейон самым серьезным тоном.

-Мудро! Мы искренне рады за вас! – улыбнулась Наталья. – Подходите через часок на ресепшен. Я подготовлю документ, а вы поставите на нем электронную метку. Хорошо?

 

 

-Получите также подробнейшие рекомендации: курс поддерживающей терапии для сердца Вейона и комплекс развивающих упражнений для всего организма! Но несколько позже, перед вылетом, - добавил Павел Зигмундович.

-Спасибо, доктор Наталь! – поблагодарил Вейон.

-Спасибо, доктор Павел! – присоединился Пейон.

-Можно вопрос? – помешкав, спросила Зайкина.

-Конечно, сколько угодно!

-От кого исходила инициатива не делать операцию?

-Мы приняли решение вместе, - буркнул малой, опуская очи долу.

 

 

-Честно говоря, это брат убедил меня отказаться! – признался большой близнец.

-Вы молодец, уважаемый Пейон! На вашем месте я поступила бы также! – воскликнула наша героиня.

-Спасибо на добром слове, доктор. Надеюсь, мы не слишком курьезно смотримся! – насупился коротышка.

-Вас действительно это заботит? – осведомился Коваль. – Каких только созданий не встретишь в Совокупности Вселенных! Главное, ваш организм жизнеспособен и функционален и просуществует, даст Бог, в таком состоянии долгие годы!

-Доктор, а когда умрет один из нас, другому останется просто ждать смерти? – видимо, вопрос давно занимал впечатлительного Вейона.

 

 

-Ничего не поделать. Вы – сиамские близнецы, - развел руками зав.

-Надеюсь, это буду не я, - поежился большой Рюха.

-Согласен сдохнуть во вторую очередь, лишь бы повисеть на тебе подольше! – произнес малой, отличавшийся замечательной беспечностью.

-О, мой брат! – Вейон, развернув корпус, неловко обнял коротышку, прижал к боку.

-Ногу-то ломать не надо! – пробормотал тот растроганно.

-Оставшегося в живых можно и отделить от мертвого организма, тут уж любой риск оправдан! – заметила Наталья.

-Удачи, уважаемые Рюха! Так или иначе, вы пойдете по жизни в том облике, которым вас наградил Всевышний! – благостным голосом заключил Изпопу.

 

 

Когда за близнецами закрылась дверь, керт сделал хитрое лицо, пошевелил указательным пальцем в сторону раффети и ехидно осведомился:

-Ну так как, дружище, каковы были ставки?

-Двадцать межгалактических кредитов, - нехотя признался рентгенолог.

-Гони, нечего жилить! По десятке мне и заву! – воскликнул санитар.

-Не сейчас, у меня бабло в раздевалке…

-Все свидетели? – обратился Изпопу к обществу. - Сюр-Релист проиграл пари, он считал, Рюхи, не взирая ни  на что, решатся на разделение!

 

 

-Во, блин! – покачала хорошенькой головкой Звария. – Азарт от хирургии!

-Нормальное медицинское любопытство! – со смешком высказалась Глория.

-Удивительно, Изпопу, как в тебе сочетается благостность с цинизмом? – проговорила Наталья, укоризненно глядя на санитара.

-Я же на четверть человек! – философски возразил керт.

-Хорошенькое оправдание! - заметила Клокова. – Засветить бы тебе в пятак!

-Пойдем, Базенька, по-моему, здесь нечем дышать! – подхватив идю на руки, Зайкина поднялась и, избегая смотреть на Коваля, двинулась к двери.

 

 

-Па-ва! – пробормотал кроха, доверчиво утыкаясь мордочкой в щеку девушки.

-Малыш, я тут не при чем, слухом земля полнится, - счел нужным объясниться Коваль не столько Базе, сколько остальным.

-Но мы не на Земле, - не без грусти заметила наша героиня и вышла вон.

-Ностальгия, - развел руками несколько смущенный зав.

Нельзя сказать, что Наталью сильно задело пари коллег. Мужики – неважно, какой расы -  вечно маются всякой дурью. Серьезные вещи и разнообразнейшая чушь уживаются в них, точно добрые соседи.

 

 

Те же Рюхи. Сварливый коротышка Пейон оказался лучше, чем она думала, и не захотел повергнуть риску жизнь брата. Хотя, это самое малое, что он мог для него сделать. Вероятно, теперь близнецы научатся ценить и уважать друг друга. И осознают, какое счастье, когда рядом  родное существо, пусть временами надоедливое, ехидное, ширяющее в бок и пинающее в печенку, но такое, с которым есть общее прошлое. А заодно, настоящее и будущее. Только так.

 



[1] На некоторых планетах Сообщества продолжают закапывать в землю трупы в деревянных ящиках, (прим. автора).

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0090934

от 7 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090934 выдан для произведения:

 Доктора удалились. Некоторое время они шли по коридору в полном молчании и вдруг одновременно повернулись друг к другу. Девушка быстро отвела глаза.

-Наталь, если не ошибаюсь, ты сейчас размышляешь, что решат ксейцы? – быстро спросил Павел Зигмундович.

-Общение с ходижем пошло тебе на пользу – мысли читаешь! – вяло согласилась Зайкина.

-Не переваливай с больной головы на здоровую! Кому посчастливилось дольше всех говорить с Великим? - заметил зав.- И все-таки? Как, по-твоему, согласятся Рюхи на операцию?

-Судя по тому, как они лаялись, когда мы вошли в палату, близнецы не передумают!

-А давай я для баланса предположу: они откажутся и вернутся домой неразделенными, как любовь!

 

 

-Любовь не всегда бывает неразделенной, иначе людской род бы перевелся! И не только людской, но и всякий разумный! – философски заметила наша героиня. – Лучше жить и ненавидеть или умереть и успокоиться? На самом деле, выбор невелик.

-Смотря для кого, знаток деликатных эмоций! – иронично произнес зав.

-Скажем, крошечный Рюха ничего не теряет!

-Кроме брата…

-…которого он терпеть не может!

-Замажемся? Согласятся сиамские ксейцы или нет? – азартно спросил Коваль.

-Еще чего! Это безнравственно! – возмутилась Наталья.

-Ладно тебе!

-Я на такие штуки не подписывалась! В свое время все узнаем!

 

 

-Скучная ты, Наталь! – разочарованно вздохнул зав. - Куда сейчас?

-Документы составлять, послезавтра выписной день! Всех идюшат, Базеньку моего, марсианина и мариента! А ты?

-У меня встреча с родственниками больных. Слушай, давай в тихий час кофейку попьем!

-Если кофе-машина еще работает, то я согласна! Ах, нет, совсем забыла, мы же договорились чаепитие организовать в комнате отдыха. Надеюсь, и ты присоединишься! – с надеждой проговорила девушка.

-С удовольствием! Ну, пока!

-Пока!

Доктора разошлись по своим делам. Оставим их на время и вернемся к сиамским близнецам.

 

 

Против обыкновения они не ругались, не выясняли отношения. Несколько минут просто молчали. Коротышка Пейон не выдержал первым:

-Ну и как, не желаешь рискнуть своей вполне приличной шкурой ради братца-урода?

-Считаешь, я должен? – насупился Вейон.

-Нам надо принять решение, - буркнул коротышка.

-То есть, МНЕ надо принять решение, не так ли?   

-Ты в два раза крупнее меня.

 

 

-Зато ты в два раза умнее, о чем так любишь поговорить!

-Ну, в самом деле! Степень ответственности прямо пропорциональна весу, росту и положению в обществе! – распинался Пейон, - неужели непонятно?

-Хватит умом брызгать, а то вовсе ничего в башке не останется! Причем тут внешние данные? Просто я могу сыграть в ящик, вот в чем суть идеи!

-Дрейфишь?

-А ты бы на моем месте не дрейфил?

-Сам же орал, мол, я тебе жить мешаю, торча из твоего бока!

 

 

-А не ты ли хотел независимости? Сортир плюс обостренное достоинство! Или я что-то перепутал? – издевательски заметил Вейон.

-Какой смысл в полуметровом шкете с негнущимися конечностями! Ты хотя бы придаешь мне солидности! – возразил Пейон, почесывая лысый затылок.

-Неужели? Оказывается, и во мне есть польза?

-Почему бы нет? – коротышка дернул миниатюрным плечиком. – Чертово разделение скорее тебя прикалывало!

-Обалдеть! Не ты ли вместе со своими амбициями жаждал самостоятельности?

 

 

-А не ты ли вместе со своим шлангом жаждал секса? – ерничал Рюха-малой.

-Я и сейчас его хочу, то есть, не отказался бы!

-Ага, со мной тебе не потрахаться вволю!

-В конце концов, не в этом смысл жизни…

-А в нормальном конце! У меня же в штанишках, застегивающихся по боковому шву, одна аббревиатура – МТП (может только писать)!

-Не комплексуй, кроха-Пейон, ты-то ничем не рискуешь!

-Тобой.

-Ой-ой-ой, ушам не верю! С чего такая забота? Ты же меня терпеть не можешь? – удивился Вейон.

 

 

-Верно, я тебя терпеть не могу, но и один остаться не могу! Ясно? Я без тебя – только насекомое!

-Самокритично, черт возьми! Но ведь у меня есть пятьдесят процентов! Это немало!

-Если речь не идет о жизни!

-Пейон, чего ты хочешь?

-Оставить все, как есть! Если ты помрешь, родители на небесах проклянут меня!

-Как всегда, только о себе печешься!

-Не только и не всегда! Слушай, брат, хочешь, я стану глаза завязывать, когда к тебе

приходят подружки?

 

 

-Не шутишь?

-Все очень серьезно. Если ты обязуешься вовремя выводить меня в сортир!

-Да разве ж дело в сортире?

-И в нем тоже! Во всех мелочах, которые портят нам жизнь!

-Все-таки, я не понял, для чего тебе моя жалкая особа? Ну, сдохнет брат-зануда, зато ты станешь совершенно свободным! – опустил голову Вейон

-Никак, твои яйцеголовые мозги тебе ум придавили! Повторю, если ты не понял: я без тебя калека, импотент и бестолочь, ни на что не годный карла! Ты – полноправный член общества, авось, за твои заслуги и мне малая толика уважения обломится! – объяснился коротышка с видом оскорбленной невинности.

 

 

-Да вы, батенька, тщеславны! Помнится, раньше ты считал меня никем, а себя – всем! – мстительно проговорил большой близнец.

-Хвастался, просто хвастался! Бахвалился! Как у всех маломерок, у меня обостренное чувство собственного достоинства! Все, брат, идем к докторам! То есть, я хотел сказать, иди… - поправился Пейон.

-Не тушуйся, у нас равные права на данное тело!

-Но пропорционально ты больше…

-Сколько можно опираться в жизненно важных вопросах на какие-то глупые пропорции! Ты гипотетически спас мне жизнь! – вскричал Вейон.

 

 

-А ты фактически выводишь меня в сортир! К тому же, я ничего не сделал!

-Иногда ничего не сделать означает проявить высшую мудрость…

-Мудрость!? – вскричал малой. – Уж не ослышался ли я? Это у меня-то мудрость!?

-Хватит ерундить! Давай составим меморандум о наших дальнейших отношениях, ибо сейчас мы находимся во власти эмоций! А уж потом двинем к докторам! Транспорт домой только завтра утром, нам все равно придется переночевать на ДН! – высказался Рюха-большой.

Прежде они позвали в палату мариента в качестве мирового судьи, тот с удовольствием согласился, ибо измаялся от скуки.

 

 

Расправившись с делами и окончив процедуры, наши отважные медики собрались, наконец, в комнате отдыха на общее чаепитие. Наталья прихватила с собой Базю. К обеду малыш успел набегаться, устать и выспаться, и сейчас семенил, периодически меняя направление движения, вокруг стола, за которым сидели медики.

-Господи, он прелесть! – восхитилась Алена Клокова. – Дай-ка, я напою тебя чайком, сладеньким!

Поймав идюшонка, операционная сестра посадила его на колени и поднесла к розовой мордашке маленькую чашечку с ароматным напитком. Глотнув, Базя выпучил и без того круглые глазки и проговорил довольно отчетливо:

-Ален, гры-гры… - и снова припал к кружечке.

-Базенька, я ревную! – упрекнула Наталья.

-Ой! – возразил малютка.

 

 

-Он будто знает, о чем идет речь, хотя ты все еще не говоришь на его языке, - подивился Коваль.

-Пока не говорю, но скоро буду! Ама Ниня объяснил, что Базя все понимает не разумом, но сердцем, ему не нужны слова. Малыш взрослеет и становится очень чувствительным! Ничего сверхъестественного! – пояснила Зайкина.

На самом деле она ничуть не обижалась на кроху, наоборот, радовалась, что ее любимец запомнил подругу. Ему жить на ДН, и чем больше у него будет друзей, тем лучше.

-А как меня зовут? – спросил зав, тыкая себя пальцем в грудь.

-Па-ва, - четко, по складам произнес идюшонок.

 

 

-Да ты у нас молоток! – похвалил Павел Зигмундович.

-Он такой умница! – похвасталась Наталья.

-Не то слово! – согласилась Клокова.

Обласканный Базя чувствовал себя героем дня.

Никто и никогда не восхищался им, не хвалил. А ведь это чертовски приятно! И не только маленькому несмышленому созданию, а всем без исключения. Но почему-то разумные существа скупятся на добрые и приятные слова, будто они стоят слишком дорого или весят слишком много!

 

 

-Наталь, я мог бы тебе позавидовать, если бы не любил вас обоих! – признался санитар Изпопу и обратился к малютке на идю. – Лапа, а если я тебе калачик поломаю, скажешь, как меня зовут?

-Ву кета! – ответил кроха и протянул ручку за обещанным угощением.

Он любил класть кусочки сушки в рот и рассасывать, как конфетки.

-Ай да шкет! Зрит в корень! – заметил рентгенолог Сюр-Релист. – Ты – керт!

-Звучит, как приговор! – вздохнул санитар.

-Просто имя Изпопу слишком сложное для него! По произношению, - сказала Зайкина.

-Могла бы не уточнять! Думаешь, не знаю, что означает мое имечко на вашем языке? – осерчал керт.

 

 

-Ну-ка, ну-ка, очень интересно! Поведай нам! – попросил раффети.

-Нет! – отрезал Изпопу.

-Пожалуйста! – присоединилась к просьбе и Звария.

-Не скажу!

-Имей мужество признаться! – хихикнула Глория Анжу.

-Или стесняешься? – подначила Алена.

-Вот еще! – возмутился санитар. – Моя бабушка, узнав, как меня назвали, едва в обморок не упала! Она у меня землянка!

-Получается, ты у нас гибрид, плод межгалактической любви? – восхитилась Наталья.

-Как сказать! Мой отец – керто-человек, а мама – кертянка. Землянка – только бабушка!

-Не уходи от ответа! – напомнил Сюр-Релист.

-Да и черт с вами! Изпопу на языке землян означает буквально – то, что выходит из задницы…

 

 

-То есть, говно? – уточнила лекиянка.

-Прикольно! – фыркнул рентгенолог.

-Ну и фиг с ним, не переживай! – успокаивающе произнесла Клокова.

-Главное – значение имени не на чужом, а на родном языке! Как переводится Изпопу с кертского? – поинтересовался Павел.

-Помощник, - ответил ободренный санитар.

-Подходяще! – прокомментировал зав.

-Апчхи, - согласился и Базя.

-Спасибо, малыш! Ты действительно развит не по годам! – поблагодарил идюшонка керт.

Тут в дверь тактично постучали.

 

 

-Войдите! – отозвался Коваль.

В помещение неловко, боком втиснулся марсианин Гайдак Коу. Увидав сборную команду медиков, он было попятился, но Наталья остановила:

-Коу, что-то случилось?

-Мне сказали, вы здесь, но я уж попозже…гм, - замямлил пациент.

-Ничего, вы не помешали, говорите! – подбодрила палатный доктор.

-Видите ли, меня скоро выписывают, и… - марсианин замялся.

-Боли вернулись? - обеспокоилась Наталья.

-Нет, слава Создателю, чувствую себя прекрасно, лучше, чем до последнего приступа, когда меня словно ножом изнутри резали! Но вот еда…

 

 

-Смелее, не стесняйтесь! – призвал зав.

-Здесь меня кормили всякой дрянью – уж простите! Кисели, кашки, пустые супы, овощи без соли и специй… Бр-р-р! – Гайдака передернуло от отвращения. – Могу я дома питаться нормально, хоть изредка?

-Вот в чем дело! – Зайкина улыбнулась. – Вы хотите, чтобы я разрешила вам есть соленое, копченое, жирное? Поймите, здесь вас лечили не только медикаментозно, но и диетой! Комплексно. Если вы, вернувшись, начнете – уж простите – жрать сырокопченые колбасы, жареное мясо, бастурму и построму, а также овощи, тушеные в острых специях и огурчики, засоленные с хреном и ново-кранейским перцем, то боли обязательно вернутся! Даже если станете изредка позволять себе вкушать недозволенные продукты.

 

 

Марсианин сглотнул слюну.

-А будете постоянно нарушать режим питания, ваш катар перерастет в язву, и тогда вы приедете к нам уже на операцию! Подумайте, стоит ли оно того! – добавил Коваль. – Вспомните, сюда вас привезли скрюченным от боли, словно агонизирующий червяк! Не стоит испытывать судьбу, верно?

-Что же мне теперь, всю жизнь питаться соплями и блевотиной? – Коу вконец

расстроился.

-Потерпите! Употребляя правильную пищу и принимая курсами лекарства, вы навсегда избавитесь от болезни! Но и тогда придется себя ограничивать, лишь изредка кушать копченое или жирное. Слабый желудок – это на всю жизнь! Уважайте собственный организм, не вредите ему! – разъясняла Зайкина. – Не беспокойтесь, вам дадут подробнейшие рекомендации и книгу от диетологов ДН! Пусть ваша мама готовит для вас персонально, и все будет прекрасно!

 

 

-Спасибо, доктор, за чуткость и понимание! – кисло ответствовал марсианин.

Неожиданно выступил Изпопу, занудив самым благостным образом:

-Видите ли, сын мой, в вас чувствуется ожесточение и обида на судьбу. А также презрение к вкушаемой пище. Так нельзя! Надо испытывать благодарность Создателю равно за горести и

благости, ибо все от Него! Садясь за стол, следует каждый раз возносить молитву Всевышнему!

-Зачем, моя матушка хорошо готовит! – возразил Коу.

-Так вы научитесь долготерпению и смирению! Леча тело, следует врачевать и душу! Комплексно, - керт выписал рукой округлую загогулину.

-Больно ты умный! – огрызнулся марсианин, с чем и удалился.

 

 

-Знаете, что самое трудное в нашей работе? – осведомился Коваль. – Узнать, какое у пациента любимое блюдо!

-Зачем? – не поняла лекиянка.

-Чтобы запретить его!

-Однажды я уже отнимал у Коу перченые колбаски, которые тот тиснул из тумбочки галарета! – поведал санитар.

 

 

-Не удивлюсь, Изпопу, если однажды какой-нибудь больной даст тебе в рыло! – прокомментировал Сюр-Релист.

-Слава Создателю, у нас драконы камуки не лечатся, - молвил санитар.

-На рептилиях вторая хирургия специализируется, - вставил Коваль.

-Царствие им небесное! – закатила глаза Глория. – А мы и без экзотики обойдемся!

 

 

-Кстати, о животных! – проговорила Алена. - Посетитель спрашивает: "Доктор, почему на вашем столе все время лежит тапка?"  "А как же, батенька, ведь большинство моих пациентов с тараканами в голове!"

-Кстати, о тараканах! – воскликнул Павел Зигмундович. - Женщина интересуется у психиатра: "Доктор, как вы определяете, нормальная ли перед вами личность?" "Очень просто. Задаю очевидный вопрос, не вызывающий трудностей у всякой нормальной личности. К примеру, космический путешественник Отто Блюм совершил двадцать экспедиций на неизвестные планеты, во время одной из них погиб. Какой именно?" Дама пару минут размышляет, потом произносит с нервным смешком: "Доктор, не могли бы вы привести другой пример? К сожалению, я плохо знаю историю покорения Космоса."

 

 

-Кстати, об очевидных вопросах! – вспомнила Алена. – Заходит в палату некто и спрашивает у больного: "Какой у вас рост?"  Тот отвечает: "При чем тут рост! У меня все болит, сил нет! Помогите, доктор!"  "Я – не доктор, а плотник!"

-Кстати, о гробах[1]! Врач больному: "К сожалению, ваш недуг смертелен!" Пациент: "А чем лечиться?"  "А ничем, все равно ни одно лекарство не поможет!"  "Hy, хоть что-нибудь?"  "Пожалуй, можете грязевые ванны попpинимать!" Пациент (с надеждой): "И я поправлюсь?" Доктор: "Нет, просто к земле привыкнете!" – поведала Глория в лучших традициях черного юмора.

 

 

-Кстати, о неизлечимых больных! "Как здоровье вашего мужа?" – интересуется соседка. "Спасибо, хорошо. Ему сделали рентген головы, но ничего там не обнаружили!" – рассказала Наталья.

-Разговор пошел по кругу – мы вернулись к тараканам в голове! – заметила Анжу.

-Или их отсутствию. Неизвестно, что лучше: насекомые в башке или абсолютная пустота, - философски проговорил Изпопу.

-Я заметил одну вещь: анекдотами разговаривают только люди, - высказался Сюр-Релист.

-Кто ж тебе мешает? – спросила Звария. – Не умеешь, так и скажи!

 

 

-Хочу сломать стереотип. Один знакомый раффети по имени Вак-Саак утверждает, мол, его лечащий врач слишком поспешно ставит диагнозы. Сперва он пожаловался на першение в горле – ему немедленно выдернули верхнее малое жало. Потом рассказал о болях в животе – ему тотчас удалили слепую рудиментарную кишку. Придя на прием в третий раз, бедняга не решился признаться, что у него сильная головная боль и убежал, так и не войдя в кабинет!

-Кстати, об ампутации! – воскликнул керт. – Обход. В палату заходит хирург с электронным несессером, за которым следует санитар с острым топориком. Первая койка. "Больной Суркин, гангрена правой ноги!" Санитар своим инструментом тюк, и они идут дальше. Другая кровать. "Больной Си-Риик, обугливание левой руки до локтя в результате пожара!" Санитар снова тюк топориком. Идут к следующему пациенту: "Больной Руза, усыхание левой ноги!" Тюк! Однако врач ошибся, посмотрев не туда, поправляется: "Ой, нет, правой ноги!" Тюк! "Черт, опять неверно, левой руки!" Санитар в очередной раз тюк…

 

 

-Браво, Изпопу! Сегодня у тебя первый приз! – захлопал в ладоши Павел Зигмундович, вешая на шею керта снизку баранок.

-Да уж, чернуха – высший класс! – буркнул раздосадованный раффети, чей анекдот не вызвал столь шумного успеха.

-Беспрецедентное и наглое восхваление собственной профессии, дурной вкус! – высказалась Клокова.

-Не надо так явно завидовать! – возразил керт и, сняв с шеи калачики, надел их на шею раффети. – Надеюсь, ты продолжишь и дальше радовать нас столь же веселыми историями!

 

 

На этой оптимистической ноте и появились сиамские близнецы.

-О, явление двуединого Бога! – воскликнул раффети.

-Кажется, Сюр-Релист, ты вошел в раж! – оборвал рентгенолога зав, доставая прибор-переводчик из стеновой панели. – Итак, уважаемые братья Рюха, вы пришли сообщить результат своих тяжких раздумий? Внимательно слушаем!

-Мы отказываемся от операции! – заявил Вейон.

-Точно! – подтвердил Пейон.

-Решили не рисковать? – осведомилась Наталья.

-Да.

 

 

-Коротко и емко. Вы готовы завизировать официальный документ об отказе?

-Разумеется, - подтвердил большой близнец.

-Без претензий к ДН? – уточнил Коваль.

-О чем вы? Мы очень благодарны госпиталю! – заверил коротышка. – На своей планете мы продолжали бы ходить по докторам и питать напрасные надежды. Вы открыли нам глаза, заставили пересмотреть отношение к жизни. Верно, брат?

-Истинно, так! – побожился Вейон самым серьезным тоном.

-Мудро! Мы искренне рады за вас! – улыбнулась Наталья. – Подходите через часок на ресепшен. Я подготовлю документ, а вы поставите на нем электронную метку. Хорошо?

 

 

-Получите также подробнейшие рекомендации: курс поддерживающей терапии для сердца Вейона и комплекс развивающих упражнений для всего организма! Но несколько позже, перед вылетом, - добавил Павел Зигмундович.

-Спасибо, доктор Наталь! – поблагодарил Вейон.

-Спасибо, доктор Павел! – присоединился Пейон.

-Можно вопрос? – помешкав, спросила Зайкина.

-Конечно, сколько угодно!

-От кого исходила инициатива не делать операцию?

-Мы приняли решение вместе, - буркнул малой, опуская очи долу.

 

 

-Честно говоря, это брат убедил меня отказаться! – признался большой близнец.

-Вы молодец, уважаемый Пейон! На вашем месте я поступила бы также! – воскликнула наша героиня.

-Спасибо на добром слове, доктор. Надеюсь, мы не слишком курьезно смотримся! – насупился коротышка.

-Вас действительно это заботит? – осведомился Коваль. – Каких только созданий не встретишь в Совокупности Вселенных! Главное, ваш организм жизнеспособен и функционален и просуществует, даст Бог, в таком состоянии долгие годы!

-Доктор, а когда умрет один из нас, другому останется просто ждать смерти? – видимо, вопрос давно занимал впечатлительного Вейона.

 

 

-Ничего не поделать. Вы – сиамские близнецы, - развел руками зав.

-Надеюсь, это буду не я, - поежился большой Рюха.

-Согласен сдохнуть во вторую очередь, лишь бы повисеть на тебе подольше! – произнес малой, отличавшийся замечательной беспечностью.

-О, мой брат! – Вейон, развернув корпус, неловко обнял коротышку, прижал к боку.

-Ногу-то ломать не надо! – пробормотал тот растроганно.

-Оставшегося в живых можно и отделить от мертвого организма, тут уж любой риск оправдан! – заметила Наталья.

-Удачи, уважаемые Рюха! Так или иначе, вы пойдете по жизни в том облике, которым вас наградил Всевышний! – благостным голосом заключил Изпопу.

 

 

Когда за близнецами закрылась дверь, керт сделал хитрое лицо, пошевелил указательным пальцем в сторону раффети и ехидно осведомился:

-Ну так как, дружище, каковы были ставки?

-Двадцать межгалактических кредитов, - нехотя признался рентгенолог.

-Гони, нечего жилить! По десятке мне и заву! – воскликнул санитар.

-Не сейчас, у меня бабло в раздевалке…

-Все свидетели? – обратился Изпопу к обществу. - Сюр-Релист проиграл пари, он считал, Рюхи, не взирая ни  на что, решатся на разделение!

 

 

-Во, блин! – покачала хорошенькой головкой Звария. – Азарт от хирургии!

-Нормальное медицинское любопытство! – со смешком высказалась Глория.

-Удивительно, Изпопу, как в тебе сочетается благостность с цинизмом? – проговорила Наталья, укоризненно глядя на санитара.

-Я же на четверть человек! – философски возразил керт.

-Хорошенькое оправдание! - заметила Клокова. – Засветить бы тебе в пятак!

-Пойдем, Базенька, по-моему, здесь нечем дышать! – подхватив идю на руки, Зайкина поднялась и, избегая смотреть на Коваля, двинулась к двери.

 

 

-Па-ва! – пробормотал кроха, доверчиво утыкаясь мордочкой в щеку девушки.

-Малыш, я тут не при чем, слухом земля полнится, - счел нужным объясниться Коваль не столько Базе, сколько остальным.

-Но мы не на Земле, - не без грусти заметила наша героиня и вышла вон.

-Ностальгия, - развел руками несколько смущенный зав.

Нельзя сказать, что Наталью сильно задело пари коллег. Мужики – неважно, какой расы -  вечно маются всякой дурью. Серьезные вещи и разнообразнейшая чушь уживаются в них, точно добрые соседи.

 

 

Те же Рюхи. Сварливый коротышка Пейон оказался лучше, чем она думала, и не захотел повергнуть риску жизнь брата. Хотя, это самое малое, что он мог для него сделать. Вероятно, теперь близнецы научатся ценить и уважать друг друга. И осознают, какое счастье, когда рядом  родное существо, пусть временами надоедливое, ехидное, ширяющее в бок и пинающее в печенку, но такое, с которым есть общее прошлое. А заодно, настоящее и будущее. Только так.

 



[1] На некоторых планетах Сообщества продолжают закапывать в землю трупы в деревянных ящиках, (прим. автора).

Рейтинг: +4 865 просмотров
Комментарии (8)
Света Цветкова # 8 ноября 2012 в 13:22 +1
buket4 buket4
Татьяна Стафеева # 8 ноября 2012 в 18:30 +1
rose buket3
Ольга Постникова # 20 ноября 2012 в 19:23 0
Да-а. Только и могу сказать. Честно если, не предполагала, что они откажутся от операции.Их выбор, верх благородства! big_smiles_138 38
Татьяна Стафеева # 24 ноября 2012 в 20:55 +1
Они оказались настоящими братьями! Спасибо, Ольга, что читали, с огромной благодарностью! best
Елена Нацаренус # 21 июня 2013 в 14:08 0
Сосем непростое решение приняли братья и атор... Отлично! рада за всех!
Татьяна Стафеева # 23 июня 2013 в 15:55 +1
Спасибо, Леночка, эти братья, хоть и скандальные оказались, вызывали сочувствие, переживала за них!
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Владимир Проскуров # 18 июля 2013 в 23:54 0
Кто светит в ночи, спотыкается чаще,
Чем тот, кто ползет, иль плетется за ним …

СПАСИБО!!!
Татьяна Стафеева # 19 июля 2013 в 14:43 0
Вам спасибо, Владимир, прекрасное двустишие и
глубокий афоризм! Больших успехов, вдохновения!

040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6

 

Популярная проза за месяц
173
Осенний поцелуй... 30 сентября 2017 (Анна Гирик)
140
136
125
116
115
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
104
101
97
95
95
93
92
90
88
88
87
83
82
82
81
81
78
77
76
75
60
52
50