ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая Надежда" 20. Великий лучеподобный.

 

Госпиталь "Добрая Надежда" 20. Великий лучеподобный.

5 ноября 2012 - Татьяна Стафеева

 Порешив таким образом, наша героиня тем не менее не могла отделаться от чувства неловкости, будто в чем-то провинилась. В сне ей пригрезился Павел Зигмундович, облаченный в операционный костюм и маску. Он строго выпучивал глаза, вдвигал и выдвигал сверкающее лезвие лазерного скальпеля, который держал в руке. Выговаривал с замечательной строгостью:

-Ты бросила тень на все отделение!

-…на все отделение! – вторило гулкое эхо.

-И не имеешь почетного права зваться хирургом ДН!

-…рургом ДН!

-Как говорится, через букву "И" пишется только хороший хирург. Тебя надо писать через букву "Е"!

-…букву "Е"! – изгалялось эхо.

 

 

-Ты опозорила всех нас!

-…зорила всех нас!

Наталья пятилась от него, спрятав руки за спину и бормоча:

-Простите, Павел Зигмундович! Я не нарочно! Больше не буду!

-Поздно, Наталь! Ты осрамилась по полной программе!

-…по полной программе!

-За каждый промах я буду ампутировать тебе по одному пальцу!

Зловещая личность в маске подступала ближе и ближе.

 

 

Наконец, позвоночник девушки впечатался в стену, пятиться было решительно некуда. Зав подошел вплотную, отбросил скальпель, сорвал маску и вдруг впился в ее губы зверским поцелуем. Зайкина проснулась, вскочила, задыхаясь и хватая ртом воздух.

-Вот черт! – выдохнула она.

Лобызаться с начальством – к неприятностям. И чем должность выше, тем неприятности крупнее. Оценив размер грядущих бедствий, как чуть выше среднего, наша героиня тут же упала на кровать и вырубилась.

 

 

В отличие от нее Павел засыпал тяжело, долго ворочался, испытывая недовольство собой. И с какой стати он, собственно, разошелся, как кипящий самовар? Зачем наорал на девчонку? Ну, ходила она к ниторянину, ну, ищет приключений на свою задницу, ему-то что? Он не может запретить ей делать глупости. А, может, ему не понравилось, что Наталь уже накоротке с пронырой-марсианином? Опять же, какое его-то собачье дело?

Армрестлинг, значит! Ну-ну, любители острых ощущений, все-то вам неймется. Чего бы здоровяку-Гриву на руках не побороться, коли силушку некуда девать? А хорошему хирургу руки беречь надо, уж не до глупостей!

Однако ретивое играло в научном заве еще некоторое время, не давая уснуть.

 

 

Наутро в "народной" палате возник небольшой принципиальный спор – на то она и "народная". Галарет Драл сцепился с марсианином Гайдаком Коу, а ново-кранеец  Гикс и верн Края едва не подрались из-за электронного переводчика – каждому хотелось посмотреть бесплатный спектакль.

Мучимый катаром желудка Гайдак, пробудился от смачного хруста, доносившегося с соседней койки. Галарет, получивший намедни с оказией посылку из дома, с аппетитом уписывал некие длинные палочки желтого цвета. Яство исчезало в глотке с видимой скоростью. Изо рта Драла висело сразу две означенных штуки. Лакомство, к тому же, источало пряный будоражащий аромат. Марсианин, сидевший на строгой диете, неодобрительно сморщился:

-Не мог бы ты есть это где-нибудь в другом месте?

 

 

-С какой стати? Не в коридор же идти из-за твоей прихоти!

-Нельзя было сожрать свои желтые колбаски вчера, когда я гулял в ботаническом саду?

-Отвянь, ботаник! Когда хочу, тогда и питаюсь!

-От твоей жратвы воняет! И вообще она похожа на длинную какашку! Говорят, скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты! – глумливо произнес то ли Гайдак, то ли его катар желудка.

-Сам смердишь, как несвежий труп! И, к тому же, твои "изысканные блюда" здорово напоминают сопли!

-Меня кормят дрянью с лечебной целью, а ты жрешь ее добровольно!

 

 

-Сырные полоски – вовсе не дрянь, а самая вкусная вещь на свете! – парировал Драл.

-Неужели? – с максимально возможным сарказмом спросил марсианин.

-Хочешь попробовать? Я парень не жадный! – великодушно предложил галарет.

-Дай! - Гайдак протянул руку и схватил любезно протянутую палочку, достал из тумбочки банку с солью, щедро обсыпал угощение, после чего побежал в санузел, широко распахнул дверь и демонстративно выкинул оное в урну.

-Ты че сделал, придурок? – возмутился Драл.

-Ненавижу соленый сыр! – заявил Коу и снова улегся в постель.

-Да ты идиот! Лучше самому подавиться, чем такого козла кормить!

-Чего-чего? За идиота ответишь!

 

 

Марсианин вскочил и треснул соседа по физиономии, вытер руку о пижаму:

-А за козла – попозже отдуешься, обещаю!

Галарет, не ожидавший подобного наскока, схватил подушку, одним прыжком подлетел к обидчику и накрыл его голову пухлым причиндалом. Коу сучил ногами и сдавленно матерился.

Гикс и верн тревожно переглянулись и, не сговариваясь, бросились к драчунам. Еле-еле оттащили галарета от полузадушенной жертвы.

-Заговор, да? Против тяжелобольного! Я, между прочим, этими палочками горло лечу, уродов пачка! – орал разобиженный Драл, по мере сил сопротивляясь.

 

 

-Ты, гад ползучий, первый начал надо мной издеваться! А у меня, чтоб ты знал, потроха нездоровые! Надо понимать, где деликатесы жрать! – возмущался едва отдышавшийся Гайдак.

-А зачем в рыло-то сразу! Борец за правду, блин! Твой гнилой ливер – сущая ерунда,  вот моя опоясывающая нарость – куда серьезнее! – наконец успокоившись, пробурчал галарет.

-Подумаешь! Сотенка жаб на талии вскочила! Счистил их, и снова здоров, как конь, а моя болячка – на всю жизнь!

-Чего! "Жаб счистить"? Совсем спятил! Да моими швами можно твою тупую башку дважды опоясать! – вскричал галарет, оскорбленный в лучших чувствах.

 

 

-О, глядите на него! Хвалится будущими шрамами! Да на тебе все зарастет, как на дикой красно-шерстной собаке! – спрогнозировал Гайдак. – А у меня анализы крови и мочи гораздо хуже твоих. Мой катар в любой момент может спровоцировать язвенный шип!

-Сравнил хер с сарделькой! То один шип, а то сотня жаб! И анализы мои ничуть не лучше. Эта чертова нарость весь мой иммунитет разрушила! – аргументировал Драл.

-А у меня его отродясь не было! – возразил Коу.

Спор о том, чья болячка круче, неожиданно прервало появление Изпопу, прикатившего тележку с моющими средствами и приспособлениями для уборки.

-Нашел, чем гордиться! В нашу просвещенную эру не иметь иммунитета просто стыдно! – важно изрек он.

-Ума палата! – буркнул Гайдак. – Даром, что санитар!

 

 

-К сожалению, ваша палата не ума, а дерьма! Так, больные! Настоятельно предлагаю навести порядок в тумбочках, напоминаю, не держите там продукты, на то есть ящики и холодильник! – провозгласил керт на трех языках. – Приберите вещи, а то тут у вас будто самум пронесся. Теперь индивидуальные пожелания. Вы, Коу, скажите своей маме, чтобы не трезвонила на ресепшен по пять раз на дню! Ваше состояние достаточно стабильно, и, право, не стоит так беспокоиться! Впредь общайтесь с ней сами, имейте мужество. Вы, Драл, не отвлекайте постовых сестер разговорами – они при исполнении! Вы, Гикс, не шляйтесь по женским палатам, а вы, Края, оставьте в покое нашу Лулу – она слезно просила оградить ее от ваших посягательств! Нельзя надоедать девушке, это чревато травмой!  Итак, за дело! Уважайте труд сантехников и уборщиц!

Изпопу вооружился щеткой, тряпкой и баночкой с дезраствором и исчез в санузле.

 

 

-Во, блин, врачи мне тут лекции не читают, а какой-то санитар указания дает налево и направо! – возмущался галарет.

-Не вошь нас гнобит, а гнида сношает! – поддержал его марсианин, наклоняясь, однако, к тумбочке.

В палате начался тихий шурш.

 

 

Анекдот.

Очень полная и высокая леди приходит к женскому врачу:

"Доктор, назначьте мне лечение! Кажется, я подцепила лобковых вшей!"

Осмотрев пациентку, гинеколог уточнил:

"Пожалуй, мадам, дело намного серьезнее! У вас завелись лобковые мыши!"

"Боже! Что делать?!" – ужаснулась тучная пациентка.

"Полагаю, надо завести лобкового кота!"

 

 

К чему это я? Да так, к слову пришлось.

Тем не менее, наш мужественный санитар способствовал восстановлению мира в "народной" палате посредством элементарной гигиены.

Наталья и Коваль столкнулись в холле: каждый шел на обход своих палат. Девушка невольно покраснела, вспомнив недавний сон.

-Привет, Наталь…

-Доброе утро.

Оба слегка замешкались, пытаясь разминуться.

-Слушай, извини за вчерашний инцидент с марсианином, - проговорил зав.

-Да ладно, не стоит, - докторшу насторожила его вежливость куда сильнее, чем, если бы он говорил гадости.

 

 

-Не знаю, что вдруг на меня нашло… Не люблю ищеек! У них просто талант и мания окучивать наивных девочек. Смотри не сболтни лишнего! Помни - на тебя все отделение смотрит! – патетически произнес Коваль и подмигнул самым ироническим образом.

-Совесть моя чиста, и опасаться мне нечего! – невольно раздражилась Зайкина.

-Настоящей женщине всегда есть, чего опасаться! – ответствовал зав и, приняв отсутствующий вид, заспешил дальше.

"Уж не переборщил ли я?" – на ходу подумал Павел.

 

 

Наталья же размышляла вполне философически: "Надо было ему сказать: "Настоящему мужчине не к лицу хамить наивным девочкам!" Вот всегда так! Стоит обидчику удалиться, сразу находятся нужные слова! И вечно не вовремя! Закон подлости! Но как он смеет так со мной говорить! А я-то, рохля, слушаю и мямлю! Дуреха!"

Зайкина с расстройства завернула в седьмую палату, хотя направлялась сначала к раффети. Так захотелось увидеть Базю, заглянуть в его глазенки и хоть чуть-чуть поднять себе настроение, испорченное несносным завом! Малыш кинулся к ней и радостно забормотал:

-Гры-гры, фью-фью, Натал! Апчхи! Кысь-кысь! Натал!

 

 

-Крошечка моя! Пуговка, лепешечка, пряничек! – наша героиня подхватила идюшонка на руки и чмокнула в щечку. – Я так соскучилась по тебе, мой золотой!

-Ой. Ва – кака[1], - возразил Базя.

-Ты – кака? Тыквочка моя солнечная! Завтра у меня выходной, пойду в обучающий центр, идю в башку закачаю! И скоро буду хорошо тебя понимать! А послезавтра ты переезжаешь отсюда ко мне! Пойдешь в развивающий центр для малых рас и станешь самым хорошеньким приготовишкой! Если получится, конечно, напялить на тебя какую-нибудь одежонку!

-Ой, - повторил кроха.

-Ладно, ваши взрослые – ама Ниня, к примеру – не ходят телешом, и ты не будешь!

-Апчхи! – последовало согласие.

 

 

-Пип! – Наталья легонько надавила на носик малыша. – Пора мне, лапуля! Сегодня с вас снимут повязки, побегаете денек с открытыми швами – они совсем затянулись!

Сунув в ротики малюток по крошечному мятному леденцу, девушка направилась,

наконец, к раффети. Наталья молча поблагодарила судьбу за то, что у нее есть Базя. Иначе как пережить мелкие неприятности и не впасть в крупный пессимизм?

Сразу после обхода весь дежурный персонал собрали в конференц-зале, оставив только вернку Лулу на ресепшен. Вызвали также центаврианку Вроду, находившуюся на вахте в день, когда скончался ниторянин.

 

 

На небольшую сцену поднялся не кто иной, как Коваль.

-Коллеги! Минуточку внимания!

Зайкина невольно фыркнула и отвернулась.

-Ты чего? – пихнула ее в бок Алена Клокова.

-Не могу его видеть!

-Почему еще? – удивилась медсестра.

-Он мне утром в коридоре таких гадостей наговорил! До сих пор вспоминать тошно! – скривилась докторша.

-Как интересно! Ну-ка, ну-ка, выкладывай!

 

 

-Сказал, что я наивная дурочка и что мне до настоящей женщины, как семь верст до Пекина пешком шагать! – наша героиня передала суть в слегка искаженном виде.

-Ни фига себе! Видать, он совсем рехнулся! Чем же ты заслужила подобную "честь"?

-Долго рассказывать! Давай потом! – Наталья махнула рукой.

 

 

-…право слово, прискорбно! Каждая смерть на ДН, как вы знаете, есть предмет обязательного разбирательства пострадавшей стороной. Или, если уровень ее медицины ниже, чем требуется для установления истины, независимыми экспертами, - вещал меж тем Павел Зигмундович. – Сегодня ситуация осложняется тем, что смерть пациента оказалась насильственной. У любой медали две стороны, а у любой проблемы два аспекта. Положительный момент для нас - не наши действия привели к гибели астронавта, а чудовищное злодеяние безжалостного убийцы. А отрицательный – к трагедии привело наше бездействие! Персонал отделения не смог уберечь своего больного от супостата, а значит, косвенно допустил преступление и является косвенной же причиной оного. Такая неблагоприятная обстановка сложилась у нас впервые, потому по моей просьбе к нам прислали психолога, который подготовит персонал к общению с ниторской стороной. С нами побеседует врач-психиатр высшей категории Зиг-Рига Первый из рода Рига-Великих, лучеподобных! Попрошу внимания!

 

 

-Ого! – проговорила Алена. – Вот так мощь! Из рода Великих! Не знаю, как тебе, а мне хочется забраться под кресло!

-Может, надо было кого попроще выписать? – поддержал ее санитар Изпопу.

-Говорят, центр психиатрии выдвигает кандидатов для той или иной задачи по собственному усмотрению, - обернулся рентгенолог Сюр-Релист. – Не вызвать эксперта зав не мог – больно уж ЧП экстраординарное!

-Прямо скажем, полная жопа! – прокомментировала Глория Анжу.

 

 

-Меня, признаться, больше интересует сам лучеподобный, - заявил керт и принялся скороговоркой рассказывать:  - Раса лучеподобных ходижей представляет собой одну из самых загадочных форм разумной жизни. Даже сверхразумной. Как ее представители выглядят на самом деле, никто не знает, ибо они носят специальные скафандры – некие функциональные сооружения, состоящие из треугольной головной части, квадратного туловища, "рук" и "ног". Форма костюма явно навеяна строением тел большинства гуманоидных наций. Для привычности восприятия, не иначе. Ходижи способны считывать информацию на  телепатическом уровне, посему понимают любые наречия и могут на них же общаться. Они никого не пускают на свою планету Ори-Ту, зато сами свободно перемещаются по любым небесным телам Межгалактического Сообщества. Свою негостеприимность лучеподобные объясняют просто – отсутствием на их родине атмосферы, пригодной для дыхания теплокровных существ. Мол, там одни серые скалы да песок.

 

 

 Горы, однако, богаты широчайшим составом металлических руд, кои с успехом добываются с помощью промышленных роботов. Ходижи только управляют машинами, которые, по слухам, создают сами себя. Искусственный интеллект, таким образом, покорился им и пашет на них в поте лица, или что там у него. Голубая и розовая мечта фантастов всех времен и народов сбылась единственно на Ори-Ту. Говорят, лучеподобные бессмертны, их души посылает на безвоздушную планету сам Создатель. Межгалактический Комитет счел за лучшее принять загадочную расу такой, как есть, ибо она согласилась следовать всем установленным правилам. Пусть у себя там творят, что хотят, а мы лезть не станем. Очень надо! Лишь бы не отказывали младшим расам в помощи, а Комитету – в членских взносах.

 

 

Поистине, мудрое решение в свете вышесказанного. Полярно ему решение не портить полудикую цивилизацию Идю сверхпередовыми технологиями. Из одной бочки наливали, правда, из разных слоев. Ходижи ведут себя по отношению к партнерам вполне деликатно, со слегка высокомерным достоинством, чего еще надо для полноты счастья!

Не правда ли, любопытство Изпопу вполне объяснимо?

Сама Наталья ожидала Зиг-Рига с замиранием сердца и думала о том, что, не попади она на ДН, не увидать бы ей лучеподобной расы, как своих ушей.

 

 

Тем временем из-за красного бархатного занавеса на сцену выплыло создание, великолепное во всех отношениях. Глазам медиков предстало НЕЧТО – другое слово подобрать трудно. Оно плавно перемещалось по полу, словно по воде, не обмочив при этом ступней, и представляло собой сооружение из блестящего пятнистого пластика не только с "руками", "ногами" и треугольной головой, но и с солидным "воротником", из-под которого торчало несколько гофрированных  трубок, уходивших внутрь доспеха.  Из-под мощных "челюстей" выбивался яркий желтый свет, а при движении еще и валил пар, но не горячий и влажный, а сухой и холодный. Нечто издавало нездоровый сип, подобно легочному больному.

 

 

Медики невольно замерли – слышно было, как воздух обтекал лакированную башку и ударялся о "крылья" ворота. Зайкина отчего-то испытала парализующий страх, прямо-таки приросла к стулу. Так шествовать мог равно посланец Бога или дьявола. И то, и другое одинаково интригующе. Зиг-Рига остановился в центре сцены и простер "руки" в зал:

-Друзья! Пусть вас не настораживает мой экзотический внешний вид. Без костюма я выглядел бы еще более жутко!

Говорил психиатр по-английски. По слушателям пронесся незримый шорох, словно все вздохнули свободно. Впрочем, так оно и было: одной фразой ходижу удалось разрядить обстановку. "Пожалуй, он не такой страшный!" – решила Наталья.

 

 

-Итак, обсудим недавнее ЧП и его последствия. Убийство – самый тяжкий из грехов. У землян оно стоит на первом месте в самом популярном реестре заповедей! "Не убий!" – просипел Зиг-Рига, делая сильный эмоциональный акцент на цитате из Библии. – Только так, если ты хоть сколько-нибудь разумен! Мы, лучеподобные, бессмертны. Нам нет смысла лишать жизни как себе подобных – сие не в нашей власти, - так и любых других индивидуумов. Разумеется, и для нас жизнь – великая ценность, но не абсолютная, как для тепло- и холоднокровных…

-Можно вопрос? – подал голос умненький Изпопу. – В чем для  вас заключается абсолютная ценность?

-Спасибо. Вы проявили ко мне неподдельный интерес. Польщен, - просипел ходиж, чем окончательно вызвал к себе симпатию. – Для лучеподобных самое важное – понимание…

 

 

-Понимание чего, простите? – выкрикнула Алена Клокова.

-Всего. Чем бы ни приходилось заниматься, мы должны понимать. Но не просто, а глубоко, до самой сути вещей. В данном случае передо мной стоит задача научить вас общаться с ниторянами. Это особая раса. Я бы сказал, уникальнейшая среди многих и многих. Они умны, необыкновенно вдумчивы, проницательны. Умеют говорить и слушать гадости с равным достоинством. Предупреждаю: соприкосновение с ними может оказаться очень и очень неприятным. Кое-кто из вас уже столкнулся с подобным явлением…

Сказать о ходячем скафандре "посмотрел" – явный перебор, однако Зайкина ничуть не сомневалась: Зиг-Рига говорил о ней. Ах да, они же умеют читать мысли! Докторша невольно кивнула головой в знак согласия. Коваль, сидевший на краю сцены прямо у колен лучеподобного, бросил на нее уничтожающий взгляд. 

 

 

-Ниторяне говорят так, будто все обо всем знают и видят вас насквозь. Поверьте, это не более чем тактический прием – вы для них такая же загадка, как вакуум, который плещется в их собственных уникальных глазах…

Образность сравнения в очередной раз сыграла на руку Великому.

 

 

-Однако они умеют задеть за живое и создать о себе неизгладимое впечатление, не так ли? – снова небольшой поворот корпуса в сторону нашей героини, та вновь автоматически кивнула. – Уроженцы Нитора не злы, не мстительны и не обидчивы. Не пытайтесь в ответ уколоть собеседника, он все равно среагирует не так, как вам хотелось бы. Постарайтесь не замечать колкостей и провокаций. Так или иначе, проверяющие побеседуют с каждым, особенно, с теми, кто дежурил в тот роковой вечер. Однако остальным не следует расслабляться: их тоже опросят на предмет мнения о своих же коллегах – обычная система общения, принятая в ниторском обществе. Это неприятно, согласитесь. Совет мой таков: не запираться и отвечать искренне. Как бы ни хотелось прикрыть товарищей, не лукавьте, и вас поймут правильно. Говоря неприятные вещи, гиганты вовсе не стремятся вас обидеть, лишь сделать выводы, построенные на противоречиях. Станьте на время толстошкурыми и непробиваемыми, обрядитесь в некий скафандр, подобно вашему покорному слуге, но воображаемый!

 

 

Медики вновь сдержанно заулыбались. Зиг-Рига окончательно завоевал аудиторию – ничто так не покоряет слушателей, как легкая самоирония оратора.

-Еще один совет: не выказывайте излишнюю осведомленность, не говорите о причине гибели астронавта, не произносите слово "биркуридин" и вообще, никакой конкретики, пока вас не спросят. Если же начнут сбивать с толку, ссылайтесь на официальный документ. Ни к чему выказывать чрезмерную осведомленность. Раз идет проверка, то и пусть делают выводы сами.

Собственно, это все. Вопросы есть?

-Могу я сказать, мол, дело санитара убирать дерьмо, а не строить предположения? – выступил умненький керт.

-Именно в таком ключе и следует отвечать, - треугольная "башка" согласно качнулась.

 

 

-А как быть мне? Ведь именно я делала химанализ крови покойного? – спросила Звария.

-Вам лучше всего сослаться на официальный документ – к тому времени Нитор получит всю потребную информацию, в том числе, и заключение о смерти! – заявил Рига Первый.

-А если спросят, есть ли у меня собственное мнение? – не унималась лекиянка.

-Скажите, лаборантка должна делать анализы, а не строить предположения! Берите пример с находчивого санитара! – прозвучало с легкой доброй иронией.

Керт  расплылся в довольной улыбке.

-Итак, коллеги, благодарю за внимание. Если кому-нибудь из вас понадобится мой совет, обращайтесь без стеснения!

-Спасибо, уважаемый Зиг-Рига! Уверяю, вы нам очень помогли! – зав вскочил на ноги и отвесил психологу неглубокий почтительный поклон.

 

 

Медики дружно, но без ажитации похлопали в ладоши, и начали расходиться. Наталья задержалась и приблизилась к сцене.

-Достойнейшая леди! Видимо, нам следует поговорить наедине! – видя ее нерешительность, предложил лучеподобный.

-Вы правы, Великий!.

Ходиж неспешной манерой спустился с возвышения по пандусу и остановился напротив девушки. Зайкина ощутила возле него прохладный воздух, точно к ней вплотную подъехал рефрижератор с раскрытым люком. Вокруг ворота вился романтический парок, словно внутри доспеха курились индийские благовония.

 

 

-Наши телепатические способности могут быть неприятны точно также как бесцеремонность ниторян, - весьма располагающе просипел психиатр.

-Мне вовсе не неприятно, - возразила доктор. – Просто хотела сказать: вы очень точно описали некоторые особенности гигантов! Если бы я пообщалась с вами раньше, то и моя беседа с Райра прошла бы в совсем другом ключе! Во всяком случае, не так задела бы!

Ходиж уловил неподдельное восхищение Натальи и слегка склонил корпус в знак признательности.

-Мне приходилось достаточно хорошо изучить эту расу, потому меня и прислали к вам! Могу сказать одно: вы все же испытываете обиду на Райра.

-Верно, - призналась Зайкина.

 

 

-Попробуйте изжить неприятное чувство. Трудно?

-Да.

-Понимаю. Простите хотя бы своего зава,-неожиданно свернул в другую сторону Зиг-Рига.

Наталья густо покраснела.

-Знаете, достойнейшая, на ДН надо быть не пластилином, сминающимся от каждого прикосновения, а резиновым мячом, отскакивающим от любой преграды. Все просто: много дела и мало церемоний. Весь негатив – в сторону, своеобразный юмор – защитная реакция на  эмоционально сложную работу, не более. Врачевание не терпит суетных переживаний, оно премного выше всего остального. Вы – новичок, и вам нелегко. Но вы справитесь, я верю!

 

 

В сипе лучеподобного прозвучало столько мудрой благожелательности, что Зайкина прослезилась:

-Вы так хорошо все понимаете, уважаемый Зиг-Рига!

-Спасибо за милостивое позволение поддержать вас! Это более необходимо мне, чем вам! – ходиж, казалось, растрогался. – Обращайтесь, когда захотите…

-Обязательно. Я еще хотела спросить… - девушка замялась.

-Полагаю, вас смущают ниторские карты?

-В точку. Их предсказания действительно точны?

 

 

-А вы как считаете? – вопрос прозвучал слегка лукаво.

-Бред и нелепица! – воскликнула девушка. – Причем, неприятная!

-Более чем. Гадание посулило новые убийства, новые жертвы. На вашем месте я бы тоже упал духом. Знаете, чем обусловлена правдивость ниторских карт? На них должна посидеть священная муха Савоя. Но, смею вас уверить,  она – давно мумия и хранится под стеклом тамошнего музея Религии. Никто даже под страхом смерти не рискнет вытащить ее оттуда!

-У нас, на Земле, дабы карты не врали, на них должна посидеть нецелованная девственница – тоже достаточная редкость, - сообщила Зайкина.

-Несомненно, земляне куда более романтичны, - невозмутимо прокомментировал ходиж.

 

 

-Значит, Райра не стоит верить?

-Обыкновенно, карты предсказывают то, что нужно гадающему, потому отчасти не врут…

-Выходит, мне нужны новые жертвы? – насторожилась Наталья.

-Вы меня не так поняли. Не вам, Райра. Нитор не может смириться с гибелью соотечественника. Подспудно им хочется, чтобы пострадали и другие расы.

-Странно. Гиганты казались мне куда более благородными и куда менее завистливыми.

 

 

-Вы не совсем правы, дитя мое. Ниторяне не стараются казаться лучше, чем есть на самом деле, даже слегка этим бравируют. Они лояльны только по отношению к своей нации – такова для них высшая форма благородства. Зловещее предсказание сильно нервирует, и я не рискну предложить вам забыть о нем, но и не советую жить в постоянном напряжении, делайте свою архиважную работу, тогда быстро придете в норму. Повторяю, обращайтесь ко мне в любое время, постараюсь помочь советом и делом!

-Спасибо, Зиг-Рига Великий! Вы мне здорово помогли! – Наталья поклонилась ходижу.

Тот в ответ качнул треугольником головы, и они расстались, довольные друг другом.

 

 



[1] Ва - кака – я здесь, идю.

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0090350

от 5 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090350 выдан для произведения:

 Порешив таким образом, наша героиня тем не менее не могла отделаться от чувства неловкости, будто в чем-то провинилась. В сне ей пригрезился Павел Зигмундович, облаченный в операционный костюм и маску. Он строго выпучивал глаза, вдвигал и выдвигал сверкающее лезвие лазерного скальпеля, который держал в руке. Выговаривал с замечательной строгостью:

-Ты бросила тень на все отделение!

-…на все отделение! – вторило гулкое эхо.

-И не имеешь почетного права зваться хирургом ДН!

-…рургом ДН!

-Как говорится, через букву "И" пишется только хороший хирург. Тебя надо писать через букву "Е"!

-…букву "Е"! – изгалялось эхо.

 

 

-Ты опозорила всех нас!

-…зорила всех нас!

Наталья пятилась от него, спрятав руки за спину и бормоча:

-Простите, Павел Зигмундович! Я не нарочно! Больше не буду!

-Поздно, Наталь! Ты осрамилась по полной программе!

-…по полной программе!

-За каждый промах я буду ампутировать тебе по одному пальцу!

Зловещая личность в маске подступала ближе и ближе.

 

 

Наконец, позвоночник девушки впечатался в стену, пятиться было решительно некуда. Зав подошел вплотную, отбросил скальпель, сорвал маску и вдруг впился в ее губы зверским поцелуем. Зайкина проснулась, вскочила, задыхаясь и хватая ртом воздух.

-Вот черт! – выдохнула она.

Лобызаться с начальством – к неприятностям. И чем должность выше, тем неприятности крупнее. Оценив размер грядущих бедствий, как чуть выше среднего, наша героиня тут же упала на кровать и вырубилась.

 

 

В отличие от нее Павел засыпал тяжело, долго ворочался, испытывая недовольство собой. И с какой стати он, собственно, разошелся, как кипящий самовар? Зачем наорал на девчонку? Ну, ходила она к ниторянину, ну, ищет приключений на свою задницу, ему-то что? Он не может запретить ей делать глупости. А, может, ему не понравилось, что Наталь уже накоротке с пронырой-марсианином? Опять же, какое его-то собачье дело?

Армрестлинг, значит! Ну-ну, любители острых ощущений, все-то вам неймется. Чего бы здоровяку-Гриву на руках не побороться, коли силушку некуда девать? А хорошему хирургу руки беречь надо, уж не до глупостей!

Однако ретивое играло в научном заве еще некоторое время, не давая уснуть.

 

 

Наутро в "народной" палате возник небольшой принципиальный спор – на то она и "народная". Галарет Драл сцепился с марсианином Гайдаком Коу, а ново-кранеец  Гикс и верн Края едва не подрались из-за электронного переводчика – каждому хотелось посмотреть бесплатный спектакль.

Мучимый катаром желудка Гайдак, пробудился от смачного хруста, доносившегося с соседней койки. Галарет, получивший намедни с оказией посылку из дома, с аппетитом уписывал некие длинные палочки желтого цвета. Яство исчезало в глотке с видимой скоростью. Изо рта Драла висело сразу две означенных штуки. Лакомство, к тому же, источало пряный будоражащий аромат. Марсианин, сидевший на строгой диете, неодобрительно сморщился:

-Не мог бы ты есть это где-нибудь в другом месте?

 

 

-С какой стати? Не в коридор же идти из-за твоей прихоти!

-Нельзя было сожрать свои желтые колбаски вчера, когда я гулял в ботаническом саду?

-Отвянь, ботаник! Когда хочу, тогда и питаюсь!

-От твоей жратвы воняет! И вообще она похожа на длинную какашку! Говорят, скажи мне, что ты ешь, и я скажу, кто ты! – глумливо произнес то ли Гайдак, то ли его катар желудка.

-Сам смердишь, как несвежий труп! И, к тому же, твои "изысканные блюда" здорово напоминают сопли!

-Меня кормят дрянью с лечебной целью, а ты жрешь ее добровольно!

 

 

-Сырные полоски – вовсе не дрянь, а самая вкусная вещь на свете! – парировал Драл.

-Неужели? – с максимально возможным сарказмом спросил марсианин.

-Хочешь попробовать? Я парень не жадный! – великодушно предложил галарет.

-Дай! - Гайдак протянул руку и схватил любезно протянутую палочку, достал из тумбочки банку с солью, щедро обсыпал угощение, после чего побежал в санузел, широко распахнул дверь и демонстративно выкинул оное в урну.

-Ты че сделал, придурок? – возмутился Драл.

-Ненавижу соленый сыр! – заявил Коу и снова улегся в постель.

-Да ты идиот! Лучше самому подавиться, чем такого козла кормить!

-Чего-чего? За идиота ответишь!

 

 

Марсианин вскочил и треснул соседа по физиономии, вытер руку о пижаму:

-А за козла – попозже отдуешься, обещаю!

Галарет, не ожидавший подобного наскока, схватил подушку, одним прыжком подлетел к обидчику и накрыл его голову пухлым причиндалом. Коу сучил ногами и сдавленно матерился.

Гикс и верн тревожно переглянулись и, не сговариваясь, бросились к драчунам. Еле-еле оттащили галарета от полузадушенной жертвы.

-Заговор, да? Против тяжелобольного! Я, между прочим, этими палочками горло лечу, уродов пачка! – орал разобиженный Драл, по мере сил сопротивляясь.

 

 

-Ты, гад ползучий, первый начал надо мной издеваться! А у меня, чтоб ты знал, потроха нездоровые! Надо понимать, где деликатесы жрать! – возмущался едва отдышавшийся Гайдак.

-А зачем в рыло-то сразу! Борец за правду, блин! Твой гнилой ливер – сущая ерунда,  вот моя опоясывающая нарость – куда серьезнее! – наконец успокоившись, пробурчал галарет.

-Подумаешь! Сотенка жаб на талии вскочила! Счистил их, и снова здоров, как конь, а моя болячка – на всю жизнь!

-Чего! "Жаб счистить"? Совсем спятил! Да моими швами можно твою тупую башку дважды опоясать! – вскричал галарет, оскорбленный в лучших чувствах.

 

 

-О, глядите на него! Хвалится будущими шрамами! Да на тебе все зарастет, как на дикой красно-шерстной собаке! – спрогнозировал Гайдак. – А у меня анализы крови и мочи гораздо хуже твоих. Мой катар в любой момент может спровоцировать язвенный шип!

-Сравнил хер с сарделькой! То один шип, а то сотня жаб! И анализы мои ничуть не лучше. Эта чертова нарость весь мой иммунитет разрушила! – аргументировал Драл.

-А у меня его отродясь не было! – возразил Коу.

Спор о том, чья болячка круче, неожиданно прервало появление Изпопу, прикатившего тележку с моющими средствами и приспособлениями для уборки.

-Нашел, чем гордиться! В нашу просвещенную эру не иметь иммунитета просто стыдно! – важно изрек он.

-Ума палата! – буркнул Гайдак. – Даром, что санитар!

 

 

-К сожалению, ваша палата не ума, а дерьма! Так, больные! Настоятельно предлагаю навести порядок в тумбочках, напоминаю, не держите там продукты, на то есть ящики и холодильник! – провозгласил керт на трех языках. – Приберите вещи, а то тут у вас будто самум пронесся. Теперь индивидуальные пожелания. Вы, Коу, скажите своей маме, чтобы не трезвонила на ресепшен по пять раз на дню! Ваше состояние достаточно стабильно, и, право, не стоит так беспокоиться! Впредь общайтесь с ней сами, имейте мужество. Вы, Драл, не отвлекайте постовых сестер разговорами – они при исполнении! Вы, Гикс, не шляйтесь по женским палатам, а вы, Края, оставьте в покое нашу Лулу – она слезно просила оградить ее от ваших посягательств! Нельзя надоедать девушке, это чревато травмой!  Итак, за дело! Уважайте труд сантехников и уборщиц!

Изпопу вооружился щеткой, тряпкой и баночкой с дезраствором и исчез в санузле.

 

 

-Во, блин, врачи мне тут лекции не читают, а какой-то санитар указания дает налево и направо! – возмущался галарет.

-Не вошь нас гнобит, а гнида сношает! – поддержал его марсианин, наклоняясь, однако, к тумбочке.

В палате начался тихий шурш.

 

 

Анекдот.

Очень полная и высокая леди приходит к женскому врачу:

"Доктор, назначьте мне лечение! Кажется, я подцепила лобковых вшей!"

Осмотрев пациентку, гинеколог уточнил:

"Пожалуй, мадам, дело намного серьезнее! У вас завелись лобковые мыши!"

"Боже! Что делать?!" – ужаснулась тучная пациентка.

"Полагаю, надо завести лобкового кота!"

 

 

К чему это я? Да так, к слову пришлось.

Тем не менее, наш мужественный санитар способствовал восстановлению мира в "народной" палате посредством элементарной гигиены.

Наталья и Коваль столкнулись в холле: каждый шел на обход своих палат. Девушка невольно покраснела, вспомнив недавний сон.

-Привет, Наталь…

-Доброе утро.

Оба слегка замешкались, пытаясь разминуться.

-Слушай, извини за вчерашний инцидент с марсианином, - проговорил зав.

-Да ладно, не стоит, - докторшу насторожила его вежливость куда сильнее, чем, если бы он говорил гадости.

 

 

-Не знаю, что вдруг на меня нашло… Не люблю ищеек! У них просто талант и мания окучивать наивных девочек. Смотри не сболтни лишнего! Помни - на тебя все отделение смотрит! – патетически произнес Коваль и подмигнул самым ироническим образом.

-Совесть моя чиста, и опасаться мне нечего! – невольно раздражилась Зайкина.

-Настоящей женщине всегда есть, чего опасаться! – ответствовал зав и, приняв отсутствующий вид, заспешил дальше.

"Уж не переборщил ли я?" – на ходу подумал Павел.

 

 

Наталья же размышляла вполне философически: "Надо было ему сказать: "Настоящему мужчине не к лицу хамить наивным девочкам!" Вот всегда так! Стоит обидчику удалиться, сразу находятся нужные слова! И вечно не вовремя! Закон подлости! Но как он смеет так со мной говорить! А я-то, рохля, слушаю и мямлю! Дуреха!"

Зайкина с расстройства завернула в седьмую палату, хотя направлялась сначала к раффети. Так захотелось увидеть Базю, заглянуть в его глазенки и хоть чуть-чуть поднять себе настроение, испорченное несносным завом! Малыш кинулся к ней и радостно забормотал:

-Гры-гры, фью-фью, Натал! Апчхи! Кысь-кысь! Натал!

 

 

-Крошечка моя! Пуговка, лепешечка, пряничек! – наша героиня подхватила идюшонка на руки и чмокнула в щечку. – Я так соскучилась по тебе, мой золотой!

-Ой. Ва – кака[1], - возразил Базя.

-Ты – кака? Тыквочка моя солнечная! Завтра у меня выходной, пойду в обучающий центр, идю в башку закачаю! И скоро буду хорошо тебя понимать! А послезавтра ты переезжаешь отсюда ко мне! Пойдешь в развивающий центр для малых рас и станешь самым хорошеньким приготовишкой! Если получится, конечно, напялить на тебя какую-нибудь одежонку!

-Ой, - повторил кроха.

-Ладно, ваши взрослые – ама Ниня, к примеру – не ходят телешом, и ты не будешь!

-Апчхи! – последовало согласие.

 

 

-Пип! – Наталья легонько надавила на носик малыша. – Пора мне, лапуля! Сегодня с вас снимут повязки, побегаете денек с открытыми швами – они совсем затянулись!

Сунув в ротики малюток по крошечному мятному леденцу, девушка направилась,

наконец, к раффети. Наталья молча поблагодарила судьбу за то, что у нее есть Базя. Иначе как пережить мелкие неприятности и не впасть в крупный пессимизм?

Сразу после обхода весь дежурный персонал собрали в конференц-зале, оставив только вернку Лулу на ресепшен. Вызвали также центаврианку Вроду, находившуюся на вахте в день, когда скончался ниторянин.

 

 

На небольшую сцену поднялся не кто иной, как Коваль.

-Коллеги! Минуточку внимания!

Зайкина невольно фыркнула и отвернулась.

-Ты чего? – пихнула ее в бок Алена Клокова.

-Не могу его видеть!

-Почему еще? – удивилась медсестра.

-Он мне утром в коридоре таких гадостей наговорил! До сих пор вспоминать тошно! – скривилась докторша.

-Как интересно! Ну-ка, ну-ка, выкладывай!

 

 

-Сказал, что я наивная дурочка и что мне до настоящей женщины, как семь верст до Пекина пешком шагать! – наша героиня передала суть в слегка искаженном виде.

-Ни фига себе! Видать, он совсем рехнулся! Чем же ты заслужила подобную "честь"?

-Долго рассказывать! Давай потом! – Наталья махнула рукой.

 

 

-…право слово, прискорбно! Каждая смерть на ДН, как вы знаете, есть предмет обязательного разбирательства пострадавшей стороной. Или, если уровень ее медицины ниже, чем требуется для установления истины, независимыми экспертами, - вещал меж тем Павел Зигмундович. – Сегодня ситуация осложняется тем, что смерть пациента оказалась насильственной. У любой медали две стороны, а у любой проблемы два аспекта. Положительный момент для нас - не наши действия привели к гибели астронавта, а чудовищное злодеяние безжалостного убийцы. А отрицательный – к трагедии привело наше бездействие! Персонал отделения не смог уберечь своего больного от супостата, а значит, косвенно допустил преступление и является косвенной же причиной оного. Такая неблагоприятная обстановка сложилась у нас впервые, потому по моей просьбе к нам прислали психолога, который подготовит персонал к общению с ниторской стороной. С нами побеседует врач-психиатр высшей категории Зиг-Рига Первый из рода Рига-Великих, лучеподобных! Попрошу внимания!

 

 

-Ого! – проговорила Алена. – Вот так мощь! Из рода Великих! Не знаю, как тебе, а мне хочется забраться под кресло!

-Может, надо было кого попроще выписать? – поддержал ее санитар Изпопу.

-Говорят, центр психиатрии выдвигает кандидатов для той или иной задачи по собственному усмотрению, - обернулся рентгенолог Сюр-Релист. – Не вызвать эксперта зав не мог – больно уж ЧП экстраординарное!

-Прямо скажем, полная жопа! – прокомментировала Глория Анжу.

 

 

-Меня, признаться, больше интересует сам лучеподобный, - заявил керт и принялся скороговоркой рассказывать:  - Раса лучеподобных ходижей представляет собой одну из самых загадочных форм разумной жизни. Даже сверхразумной. Как ее представители выглядят на самом деле, никто не знает, ибо они носят специальные скафандры – некие функциональные сооружения, состоящие из треугольной головной части, квадратного туловища, "рук" и "ног". Форма костюма явно навеяна строением тел большинства гуманоидных наций. Для привычности восприятия, не иначе. Ходижи способны считывать информацию на  телепатическом уровне, посему понимают любые наречия и могут на них же общаться. Они никого не пускают на свою планету Ори-Ту, зато сами свободно перемещаются по любым небесным телам Межгалактического Сообщества. Свою негостеприимность лучеподобные объясняют просто – отсутствием на их родине атмосферы, пригодной для дыхания теплокровных существ. Мол, там одни серые скалы да песок.

 

 

 Горы, однако, богаты широчайшим составом металлических руд, кои с успехом добываются с помощью промышленных роботов. Ходижи только управляют машинами, которые, по слухам, создают сами себя. Искусственный интеллект, таким образом, покорился им и пашет на них в поте лица, или что там у него. Голубая и розовая мечта фантастов всех времен и народов сбылась единственно на Ори-Ту. Говорят, лучеподобные бессмертны, их души посылает на безвоздушную планету сам Создатель. Межгалактический Комитет счел за лучшее принять загадочную расу такой, как есть, ибо она согласилась следовать всем установленным правилам. Пусть у себя там творят, что хотят, а мы лезть не станем. Очень надо! Лишь бы не отказывали младшим расам в помощи, а Комитету – в членских взносах.

 

 

Поистине, мудрое решение в свете вышесказанного. Полярно ему решение не портить полудикую цивилизацию Идю сверхпередовыми технологиями. Из одной бочки наливали, правда, из разных слоев. Ходижи ведут себя по отношению к партнерам вполне деликатно, со слегка высокомерным достоинством, чего еще надо для полноты счастья!

Не правда ли, любопытство Изпопу вполне объяснимо?

Сама Наталья ожидала Зиг-Рига с замиранием сердца и думала о том, что, не попади она на ДН, не увидать бы ей лучеподобной расы, как своих ушей.

 

 

Тем временем из-за красного бархатного занавеса на сцену выплыло создание, великолепное во всех отношениях. Глазам медиков предстало НЕЧТО – другое слово подобрать трудно. Оно плавно перемещалось по полу, словно по воде, не обмочив при этом ступней, и представляло собой сооружение из блестящего пятнистого пластика не только с "руками", "ногами" и треугольной головой, но и с солидным "воротником", из-под которого торчало несколько гофрированных  трубок, уходивших внутрь доспеха.  Из-под мощных "челюстей" выбивался яркий желтый свет, а при движении еще и валил пар, но не горячий и влажный, а сухой и холодный. Нечто издавало нездоровый сип, подобно легочному больному.

 

 

Медики невольно замерли – слышно было, как воздух обтекал лакированную башку и ударялся о "крылья" ворота. Зайкина отчего-то испытала парализующий страх, прямо-таки приросла к стулу. Так шествовать мог равно посланец Бога или дьявола. И то, и другое одинаково интригующе. Зиг-Рига остановился в центре сцены и простер "руки" в зал:

-Друзья! Пусть вас не настораживает мой экзотический внешний вид. Без костюма я выглядел бы еще более жутко!

Говорил психиатр по-английски. По слушателям пронесся незримый шорох, словно все вздохнули свободно. Впрочем, так оно и было: одной фразой ходижу удалось разрядить обстановку. "Пожалуй, он не такой страшный!" – решила Наталья.

 

 

-Итак, обсудим недавнее ЧП и его последствия. Убийство – самый тяжкий из грехов. У землян оно стоит на первом месте в самом популярном реестре заповедей! "Не убий!" – просипел Зиг-Рига, делая сильный эмоциональный акцент на цитате из Библии. – Только так, если ты хоть сколько-нибудь разумен! Мы, лучеподобные, бессмертны. Нам нет смысла лишать жизни как себе подобных – сие не в нашей власти, - так и любых других индивидуумов. Разумеется, и для нас жизнь – великая ценность, но не абсолютная, как для тепло- и холоднокровных…

-Можно вопрос? – подал голос умненький Изпопу. – В чем для  вас заключается абсолютная ценность?

-Спасибо. Вы проявили ко мне неподдельный интерес. Польщен, - просипел ходиж, чем окончательно вызвал к себе симпатию. – Для лучеподобных самое важное – понимание…

 

 

-Понимание чего, простите? – выкрикнула Алена Клокова.

-Всего. Чем бы ни приходилось заниматься, мы должны понимать. Но не просто, а глубоко, до самой сути вещей. В данном случае передо мной стоит задача научить вас общаться с ниторянами. Это особая раса. Я бы сказал, уникальнейшая среди многих и многих. Они умны, необыкновенно вдумчивы, проницательны. Умеют говорить и слушать гадости с равным достоинством. Предупреждаю: соприкосновение с ними может оказаться очень и очень неприятным. Кое-кто из вас уже столкнулся с подобным явлением…

Сказать о ходячем скафандре "посмотрел" – явный перебор, однако Зайкина ничуть не сомневалась: Зиг-Рига говорил о ней. Ах да, они же умеют читать мысли! Докторша невольно кивнула головой в знак согласия. Коваль, сидевший на краю сцены прямо у колен лучеподобного, бросил на нее уничтожающий взгляд. 

 

 

-Ниторяне говорят так, будто все обо всем знают и видят вас насквозь. Поверьте, это не более чем тактический прием – вы для них такая же загадка, как вакуум, который плещется в их собственных уникальных глазах…

Образность сравнения в очередной раз сыграла на руку Великому.

 

 

-Однако они умеют задеть за живое и создать о себе неизгладимое впечатление, не так ли? – снова небольшой поворот корпуса в сторону нашей героини, та вновь автоматически кивнула. – Уроженцы Нитора не злы, не мстительны и не обидчивы. Не пытайтесь в ответ уколоть собеседника, он все равно среагирует не так, как вам хотелось бы. Постарайтесь не замечать колкостей и провокаций. Так или иначе, проверяющие побеседуют с каждым, особенно, с теми, кто дежурил в тот роковой вечер. Однако остальным не следует расслабляться: их тоже опросят на предмет мнения о своих же коллегах – обычная система общения, принятая в ниторском обществе. Это неприятно, согласитесь. Совет мой таков: не запираться и отвечать искренне. Как бы ни хотелось прикрыть товарищей, не лукавьте, и вас поймут правильно. Говоря неприятные вещи, гиганты вовсе не стремятся вас обидеть, лишь сделать выводы, построенные на противоречиях. Станьте на время толстошкурыми и непробиваемыми, обрядитесь в некий скафандр, подобно вашему покорному слуге, но воображаемый!

 

 

Медики вновь сдержанно заулыбались. Зиг-Рига окончательно завоевал аудиторию – ничто так не покоряет слушателей, как легкая самоирония оратора.

-Еще один совет: не выказывайте излишнюю осведомленность, не говорите о причине гибели астронавта, не произносите слово "биркуридин" и вообще, никакой конкретики, пока вас не спросят. Если же начнут сбивать с толку, ссылайтесь на официальный документ. Ни к чему выказывать чрезмерную осведомленность. Раз идет проверка, то и пусть делают выводы сами.

Собственно, это все. Вопросы есть?

-Могу я сказать, мол, дело санитара убирать дерьмо, а не строить предположения? – выступил умненький керт.

-Именно в таком ключе и следует отвечать, - треугольная "башка" согласно качнулась.

 

 

-А как быть мне? Ведь именно я делала химанализ крови покойного? – спросила Звария.

-Вам лучше всего сослаться на официальный документ – к тому времени Нитор получит всю потребную информацию, в том числе, и заключение о смерти! – заявил Рига Первый.

-А если спросят, есть ли у меня собственное мнение? – не унималась лекиянка.

-Скажите, лаборантка должна делать анализы, а не строить предположения! Берите пример с находчивого санитара! – прозвучало с легкой доброй иронией.

Керт  расплылся в довольной улыбке.

-Итак, коллеги, благодарю за внимание. Если кому-нибудь из вас понадобится мой совет, обращайтесь без стеснения!

-Спасибо, уважаемый Зиг-Рига! Уверяю, вы нам очень помогли! – зав вскочил на ноги и отвесил психологу неглубокий почтительный поклон.

 

 

Медики дружно, но без ажитации похлопали в ладоши, и начали расходиться. Наталья задержалась и приблизилась к сцене.

-Достойнейшая леди! Видимо, нам следует поговорить наедине! – видя ее нерешительность, предложил лучеподобный.

-Вы правы, Великий!.

Ходиж неспешной манерой спустился с возвышения по пандусу и остановился напротив девушки. Зайкина ощутила возле него прохладный воздух, точно к ней вплотную подъехал рефрижератор с раскрытым люком. Вокруг ворота вился романтический парок, словно внутри доспеха курились индийские благовония.

 

 

-Наши телепатические способности могут быть неприятны точно также как бесцеремонность ниторян, - весьма располагающе просипел психиатр.

-Мне вовсе не неприятно, - возразила доктор. – Просто хотела сказать: вы очень точно описали некоторые особенности гигантов! Если бы я пообщалась с вами раньше, то и моя беседа с Райра прошла бы в совсем другом ключе! Во всяком случае, не так задела бы!

Ходиж уловил неподдельное восхищение Натальи и слегка склонил корпус в знак признательности.

-Мне приходилось достаточно хорошо изучить эту расу, потому меня и прислали к вам! Могу сказать одно: вы все же испытываете обиду на Райра.

-Верно, - призналась Зайкина.

 

 

-Попробуйте изжить неприятное чувство. Трудно?

-Да.

-Понимаю. Простите хотя бы своего зава,-неожиданно свернул в другую сторону Зиг-Рига.

Наталья густо покраснела.

-Знаете, достойнейшая, на ДН надо быть не пластилином, сминающимся от каждого прикосновения, а резиновым мячом, отскакивающим от любой преграды. Все просто: много дела и мало церемоний. Весь негатив – в сторону, своеобразный юмор – защитная реакция на  эмоционально сложную работу, не более. Врачевание не терпит суетных переживаний, оно премного выше всего остального. Вы – новичок, и вам нелегко. Но вы справитесь, я верю!

 

 

В сипе лучеподобного прозвучало столько мудрой благожелательности, что Зайкина прослезилась:

-Вы так хорошо все понимаете, уважаемый Зиг-Рига!

-Спасибо за милостивое позволение поддержать вас! Это более необходимо мне, чем вам! – ходиж, казалось, растрогался. – Обращайтесь, когда захотите…

-Обязательно. Я еще хотела спросить… - девушка замялась.

-Полагаю, вас смущают ниторские карты?

-В точку. Их предсказания действительно точны?

 

 

-А вы как считаете? – вопрос прозвучал слегка лукаво.

-Бред и нелепица! – воскликнула девушка. – Причем, неприятная!

-Более чем. Гадание посулило новые убийства, новые жертвы. На вашем месте я бы тоже упал духом. Знаете, чем обусловлена правдивость ниторских карт? На них должна посидеть священная муха Савоя. Но, смею вас уверить,  она – давно мумия и хранится под стеклом тамошнего музея Религии. Никто даже под страхом смерти не рискнет вытащить ее оттуда!

-У нас, на Земле, дабы карты не врали, на них должна посидеть нецелованная девственница – тоже достаточная редкость, - сообщила Зайкина.

-Несомненно, земляне куда более романтичны, - невозмутимо прокомментировал ходиж.

 

 

-Значит, Райра не стоит верить?

-Обыкновенно, карты предсказывают то, что нужно гадающему, потому отчасти не врут…

-Выходит, мне нужны новые жертвы? – насторожилась Наталья.

-Вы меня не так поняли. Не вам, Райра. Нитор не может смириться с гибелью соотечественника. Подспудно им хочется, чтобы пострадали и другие расы.

-Странно. Гиганты казались мне куда более благородными и куда менее завистливыми.

 

 

-Вы не совсем правы, дитя мое. Ниторяне не стараются казаться лучше, чем есть на самом деле, даже слегка этим бравируют. Они лояльны только по отношению к своей нации – такова для них высшая форма благородства. Зловещее предсказание сильно нервирует, и я не рискну предложить вам забыть о нем, но и не советую жить в постоянном напряжении, делайте свою архиважную работу, тогда быстро придете в норму. Повторяю, обращайтесь ко мне в любое время, постараюсь помочь советом и делом!

-Спасибо, Зиг-Рига Великий! Вы мне здорово помогли! – Наталья поклонилась ходижу.

Тот в ответ качнул треугольником головы, и они расстались, довольные друг другом.

 

 



[1] Ва - кака – я здесь, идю.

Рейтинг: +4 688 просмотров
Комментарии (8)
Зинаида Русак # 5 ноября 2012 в 22:05 +1
Хорошо, интересно, весело, жал, но я с фантастикой на Вы big_smiles_138 buket3
Татьяна Стафеева # 6 ноября 2012 в 20:58 +1
Спасибо, Зинаида, за добрые слова! К фантастике тоже отношусь с пиететом, и все же, рискую - как фанат!
super shokolade
Ольга Постникова # 14 ноября 2012 в 15:22 0
Таня, надоела я Вам своими восторгами, но, ничего кроме них нет, после прочтения очередной главы.Сдаётся мне, что Вы далеко не любитель - профи! big_smiles_138 38 (ажитации? Ажиотаж?)
Татьяна Стафеева # 14 ноября 2012 в 20:18 +1
Как можно, Олечка!?! Такие отзывы ничего, кроме восторгов, не вызывают!!! Спасибо-спасибо-спасибо! Может, просто удачно получилось - до профи уж очень далеко! Ажитация - словцо свистнула нагло у Акунина, в одной из книг о Фандорине. Полагаю, на старый манер "ажиотаж". Да, выходит, плагиат, но приглянулось словцо! Огромная благодарность!
38
Ольга Постникова # 20 ноября 2012 в 09:41 +1
c0137
Татьяна Стафеева # 20 ноября 2012 в 18:36 +1
c0411
Владимир Проскуров # 17 июля 2013 в 23:38 0
Мы играем в игры мозга,
Смело в будущем живем,
Себя в прошлом узнаем,
Наши сны подвластны звездам …
Татьяна Стафеева # 18 июля 2013 в 19:54 0
Красиво, Владимир, растрогана!
Игры разума интересны сами по себе,
так и тянет в них поиграть!

С благодарностью безмерной!!!
Удачи и самого хорошего, истинный поэт!!!

konfety7