ГлавнаяВся прозаЖанровые произведенияФантастика → Госпиталь "Добрая Надежда" 19. Ниторские карты.

 

Госпиталь "Добрая Надежда" 19. Ниторские карты.

5 ноября 2012 - Татьяна Стафеева

 -Скажите, пожалуйста, уважаемый Райра, когда вы прибыли на ДН?

Вечером у себя в комнате Наталья включила голографический проектор, куда зарядила кристалл, полученный от Вроды. Включилась запись того разнесчастного вечера.

В 16.00 на ресепшен царила деловая суета: выписывались трое больных Коваля, двое – Смита и один – хирурга Раеля, подлежавшие высадке на разных планетах. Их транспорт следовал попутно и забирал больных со всех отделений. Следовало поторопиться. Врода работала четко, по-деловому. Каждому подготовила выписные документы, поступившие намедни от палатных врачей, выдала листы рекомендаций, лекарства и литературу. Девушка уложилась точно в срок, и сорок минут спустя вахта опустела. Вряд ли кто-нибудь мог пройти незамеченным в этот отрезок времени.

 

 

 Больные смиренно ожидали очередности, ни один не отлучался. Никто из свободного персонала в отделение не входил, посторонние - тоже. Ситуация смотрелась тревожной, ибо медики, дежурившие в тот день, имели возможность преспокойно проникнуть в палату и произвести некие манипуляции. Но зачем, для чего? Кому понадобилось травить беднягу? Изпопу, Алене, Глории, Ковалю или, прости, Господи, ей самой? Все предположения казались чудовищным абсурдом и ни к чему не пристегивались – для совершения столь серьезного преступления, как убийство, требовалась столь же серьезная причина. Или, как сказал бы Рассел Грив, мотив. А у вышеперечисленных никаких мотивов не имелось.

 

 

 Или имелось? Изпопу надоело менять пациенту подгузники? Глории не нравилась физиономия ниторянина? Алена пришла на работу не в настроении? Ка-Раак, лаборант, хотел испытать возможности лекарства? Коваль задался вопросом, каковы возможности столь гигантского организма? А ей почему задумалось сгубить несчастного? Наталья поймала себя на мысли, что пытается придумать приемлемый мотив. Дурдом! Неперспективно и неправильно. Даже алогично – ей-то доподлинно известно о собственной невиновности.

 

 

Итак, в поле зрения оставался один подозреваемый – астронавт с Нитора, приятель покойного, проведший возле больного целых полчаса. Но вот уж незадача – он не медик, посему вряд ли способен рассчитать дозу биркуридина, потребного для постепенного умерщвления индивидуума с данной массой тела. Но это могли сделать за него другие. Доктора с Нитора. Допустим, на неизвестной планете в поясе Инкаты астронавт видел нечто такое, о чем власти категорически не желали информировать Межгалактический Комитет, потому подослали друга… Стоп! Но почему товарищ и коллега покойного, а не наемный убийца? Да во избежание подозрений! Обыкновенно больных посещают родственники и близкие знакомцы.

 

 

Предварительно Райра взяли за жабры, то есть,  поймали за хвост, в смысле, нарыли некий компромат и заставили прикончить соплеменника. Опять же, тогда душегуб не просидел бы в палате столько времени, постарался бы побыстрее смыться. Или он пространно извинялся, прежде чем влить биркуридин в трубку капельной системы? Мол, прости, друг, сожалею, но не могу иначе! Глупость какая!

Кроме того, если смерть астронавта выгодна властям, то незачем было вообще транспортировать больного на ДН, пусть бы просто умер в карантине. Обычное дело, никаких подозрений! И все шито-крыто! Означает ли данное умозаключение полную невиновность Райра? Вовсе нет. Для доказательства требуются улики и факты, а не голые выводы.

 

 

 Предположим далее, убийца – не дурак и не стал переть буром через ресепшен, есть ведь еще и межуровневая лестница, откуда вполне возможно проскочить незамеченным. Тогда ситуацию прояснит видеозапись коридора.

В функциональных кабинетах отделений не разрешалось размещать камеры наблюдения. В случае необходимости операции фиксировались на носители информации специальной службой, но не сотрудниками охраны ДН. Ближайший к палате ниторянина электронный глаз висел на противоположной стене в коридоре и включался только на движение. Показания данного прибора поступали в головной компьютер и являлись закодированной информацией. На ресепшен другой принцип работы – централизованный пульт с вмонтированной видеосистемой, пишущей события и в общую сеть, и для дежурной.

 

 

Кристалл Вроды ничем не помог нашей героине. Рассуждения на данном этапе зашли в тупик. Суть преступления – по всей логике – не дать ниторянину придти в сознание. Видимо, сначала убийца счел его безнадежным, но гигант не спешил отправляться к праотцам, а медленно и верно шел на поправку. Тогда злодей, не полагаясь на фортуну, решил активизироваться. Тут Зайкину осенило в очередной раз: выходит, на ДН имелся наблюдатель за состоянием здоровья астронавта. Или же некие лица на Ниторе получали подробные сводки о течении его болезни и делали выводы. Еще одно направление поиска – поднять запросы, посланные в отделение, и проанализировать отзывы по данному поводу.

 

 

 Что такое суперважное и стратегическое знал покойник? Кому его сведения внушали опасения? Вот тут-то и пригодились бы показания Райра - не предателя, но друга, хорошо знавшего убитого. Наталья еще раз пересмотрела отрывок записи с пульта. 18.00 прошлых суток - гигант вошел, зарегистрировался честь по чести, получил одноразовую стерильную одежду - шапочку, халат и чуни, – в кои облачился и удалился с глаз в направлении, указанном дежурной. Именно на этой записи Наталья впервые увидела ниторянина, так сказать, "живьем". Очи его, как она и предполагала, оказались глубокой сияющей черноты, словно бесконечный бездонный вакуум, и придавали непропорциональному угластому лицу вид жутковатый и загадочный. Приблизительно так люди воображали себе инопланетян в Докосмическую Эру. Кожа – серая с лиловым оттенком. Лысый череп, мощная шея. На посетителе – синий комбинезон с фиолетовыми вставками. Стерильная форма для крупных рас катастрофически мала ему. Халат короток, чуни еле налезли, а шапочка сидит на макушке. Мощный, зараза.

 

 

Недолго думая, Зайкина набрала центральный пульт и поинтересовалась, здесь ли еще посетитель с Нитора Райра.

-Минуточку, доктор, я проверю! – приветливо ответила оператор.

Чуть повременив, девушка заговорила:

-Райра с Нитора поменял срок визита и отбывает послезавтра утренним рейсом в 8.40. А пока проживает в отеле "Ракета" – уровень семь, номер пятнадцать.

-Спасибо!

Скинув домашний халатик из легкого центаврианского льна, девушка надела любимое короткое платье-сафари, причесала волосы, споро впрыгнула в удобные мокасины и понеслась к лифту. У двери номера 15 она столкнулась нос к носу с Расселом Гривом.

 

 

-Ба! Кого я вижу! Доктор Заикина! – церемонно раскланялся он.

-Собственной персоной! Рада вас видеть, детектив! – фальшиво разулыбалась Наталья.

-А я-то как рад! Прямо до чертиков! – шаркал ножкой марсианин.

-Истинно так! До чертей! Зеленых, - доктор сделала книксен.

-А я – до красных, с красной же планеты! Хм…

-Прелестно! Вы эталон патриотизма!

-Беру пример с вас!

 

 

-Право, не стоит преувеличивать! – соскромничала девушка, опустив глазки.

-Ничуть! – заверил ее Грив.

-Однако…

-Отнюдь…

-Воля ваша…

-Вам пора?

-Отчего же, я только пришла!

-Так! Прекратите балаган, черт возьми! – темное лицо Грива приобрело багровый оттенок.

-Вы тоже, черт возьми!

-Зачем вы здесь?

-Хотела поговорить с Райра!

 

 

-Разве в компетенцию врача входит беседовать с посетителями?

-А разве нет?

-Не ерничайте!

-А вам, стало быть, никогда не приходилось леживать в госпиталях!

-Бог миловал, при моей-то работе! – Рассел суеверно и троекратно сплюнул.

-Беседа с родными больного - прямая обязанность доктора! – пояснила Зайкина.

-Даже если пациент того… откинулся?

-Особенно, тогда. Думаю, детектив, нас с вами интересует одно и то же!

 

 

-Допустим, но меня оно интересует по долгу службы, а вас – из праздного любопытства!

-Неужели непонятно, на все отделение брошена тень …

-Напомню, детектив – я, и мне рассеивать эту вашу тень!

-Все равно не уйду, не надейтесь! Весь персонал под подозрением, кроме дежурной с ресепшен, но и она удалялась с рабочего места!

-Видите ли, понятия "презумпция невиновности" и "бремя доказывания" по-прежнему актуальны! Как и "тайна следствия"! – сообщил Грив.

-Кучеряво! – повторила Зайкина выражение Алены Клоковой. – Будьте вы человеком! По долгу службы я умею хранить врачебную тайну, сохраню и тайну следствия!

 

 

-Вообще-то я – марсианин. Ладно, приморили совсем, леди медицина! Обещайте, что после беседы с Райра перестанете путаться у меня под ногами!

-Торжественно клянусь!

Так наши герои худо-бедно достигли консенсуса.

Как и предполагала Наталья, вблизи Райра выглядел еще более впечатляюще: огромные очи, казались, доставали собеседника до печенок. Встать и встретить посетителей астронавт не пожелал, лишь нажал кнопку впускного пульта, расположенного на панели стола. Оттуда же можно запустить голографический проектор, радио ДН или запросить центральный пульт.

 

 

Ниторянин лишь кивнул большой шишковатой башкой, приветствуя вошедших. Он раскладывал на стеклянной столешнице мудреный пасьянс национальными картами, -   глянцевыми квадратами размером примерно десять на десять сантиметров, испещренными причудливыми рисунками. И даже сидя, обитатель номера ростом был наравне с Зайкиной, а марсианина ниже всего-то на полторы головы.

Детектив выдвинул пульт из панели и набрал на диалоговой шкале "английский" - "ниторский" и представился:

-Детектив Грив, служба охраны ДН. Доктор Заикина, она лечила вашего соплеменника.

-Я ждал подобного визита, - глухим гулким голосом ответил гигант.

 

 

-Вчера. В семнадцать тридцать по местному времени, - он замолчал, ожидая продолжения.

-А во сколько посетили больного товарища?

-В 18.00 по местному времени.

Видимо, парень не из болтливых. Доктор и Грив переглянулись, невольно ощутив себя в одном лагере.

-Сколько времени вы провели у ложа вашего друга?

-Ровно тридцать минут.

-А что делали? – в голосе Рассела зазвучало невольное любопытство.

-А что делали бы вы? – неподвижное лицо ниторянина слегка видоизменилось, будто он улыбнулся, но не очень приятственно, с некоторым сарказмом.

 

 

-Не знаю, наверное, попробовал пообщаться, дабы вызвать его к жизни, - проговорил марсианин.

-Вот и ответ на вопрос, - последовало бесстрастное.

-И все же! Вы провели в палате интенсивной терапии достаточно много времени. Лично я не набрал бы целых полчаса для беседы с недвижимым телом.

-То зависит от вашего интеллекта.

Рассел побагровел, а Наталья с легким сочувствием посмотрела на детектива: вольно или невольно гигант затронул его самолюбие.

-Или от степени знакомства с больным, - выдержав паузу, смягчил эффект астронавт.

-А потом?

 

 

-Посидел и пошел в гостиницу, в этот самый номер. Связался с Нитором, поговорил с ЦУПом[1], доложил о состоянии здоровья Кайко. Ваш главный доктор сказал, что он медленно, но верно идет на поправку. Я поверил профессионалу, а утром мне сообщили о смерти друга.

Почему-то Наталью задела фраза о Ковале, содержавшая не очень хорошую подоплеку. Видимо, Райра – мастер на провокационные высказывания. Девушка раскрыла рот, собираясь встрять в беседу, но Грив вовремя перебил ее:

-Какова была реакция вашего руководства?

-Мы ждем официального документа. Пока никак не оцениваем ситуацию.

Тактика отношений с Нитором еще не выбрана, поняла наша героиня, и пока идет разбирательство незачем демонстрировать свою осведомленность.

 

 

-Какие отношения связывали вас с покойным?

-Дружеские. Более того, мы вместе с Кайко посетили ту планету в поясе Инкаты…

-Скажите, каким образом ваш друг заразился? – не выдержала Зайкина.

 

 

-Понимаю, вам интересно, как врачу. Мы с ним и еще двумя астронавтами получили задание руководства обследовать незнакомое небесное тело. Знали только, что там атмосфера пригодна для дыхания. Этого мало, как вы понимаете. Надлежало взять пробы воздуха, воды, почвы, и привезти любых представителей флоры и фауны. Судно высадилось на весьма подходящую площадку прямо перед небольшим хребтом серой породы. Дальше шел непроходимый лес, очень заболоченный. Идти приходилось по щиколотку в грязной мутной жиже. Мы были хорошо вооружены и одеты в защитные комбинезоны с перчатками и шлемами. Все сделали быстро и уже возвращались назад, когда произошел некий печальный курьез: Кайко наступил на корягу с изрядной кривулиной, незаметную под водой.

 

 

Суковатая палка выскочила из болотистой почвы и стукнула его по шлему, пробила дыру в забрале и угодила толстым отростком прямо в рот друга. Он упал на спину, подняв тучу брызг, грязная, кишащая паразитами вода попала на его лицо и губы. Я помог ему встать, и мы поспешили на корабль. Так Кайко оказался в карантине. А дальше вы знаете. Он заразился… Бедный, бедный наш товарищ! Немало мы с ним планет посетили, но ни разу не напоролись на столь подлый сук. Теперь понимаете?

 

 

-Да, спасибо, уважаемый Райра! - поблагодарила Зайкина. - А я-то все гадала, где опытный астронавт мог подцепить такую страшную бациллу. Нелепая случайность, смешная по видимости и ужасная по сути! А у вас часом, не дай Бог, не произошло инфицирование персонала привезенным материалом?

-Нет, разумеется. Мы же не настолько беспечны!

-Ясно. Видимо, яйца развиваются лишь в теплокровных организмах, но не в лабораторных сосудах, - сделала вывод наша героиня, решив проигнорировать грязный намек ниторянина.

Наталья задумалась о бренности бытия. Гуманоид, бороздящий Космос, хозяин Вселенной, герой с большой буквы "Г" погиб из-за вмешательства какой-то идиотской палки! Впрочем, не только. Из одного вытекает другое, совокупная цепь обстоятельств: нет коряги - нет инъекции. Никакие доктора не помогут, когда за дело берется ее Величество Судьба.

Пока наша героиня кручинилась, Рассел продолжал свои расспросы:

 

 

-Сколько времени вы находились на той безымянной планете?

-Не более часа земного времени, и далеко от корабля не удалялись.

-Не видели ничего из ряда вон выходящего или подозрительного?

-Нет, ничего. Стая птиц кружилась над головами, да роились насекомые. Кстати, Кайко нечаянно проглотил пару надоедливых мошек по дороге. Мы быстро вернулись и не стали испытывать судьбу…

-Здоровая трусость – не глупость, - в отместку заметил марсианин с некоторой ехидцей.

-Главное, задание выполнили, - бесстрастно ответствовал Райра.

-Больше вам нечего сказать? – подозрительно сощурился Грив.

-Почему же? Сказать можно много, но вам это вряд ли будет интересно!

-Перед экспедицией ваш друг не выглядел испуганным, озабоченным, не показалось, будто он что-то скрывает?

 

 

-Нет. Душевная смута Кайко не прошла бы мимо моего внимания, и утаивать ему нечего, ибо чист перед родиной и начальством! Поверьте, все так и есть. Хотите, раскинем карты? – вдруг спросил астронавт, и на лике его впервые появилась некоторая заинтересованность.

-Простите, но зачем? Гадания не являются доказательствами в суде…

-Но их можно рассматривать как эзотерические данные о личности умершего. Впрочем, вряд ли вам, как детективу, известны столь тонкие вещи, - высказался ниторянин в своем духе.

-Зато мне, как доктору, будет интересно! – проговорила Наталья, успокаивающе дотрагиваясь до руки марсианина – на всякий случай.

-Хорошо.

 

 

Не успели они и глазом моргнуть, как гигант начал вытворять чудные вещи: глянцевые квадраты порхали в его руках, словно экзотические бабочки, мелькали между пальцами, раскидывались веером и снова собирались в стопку, подкидывались вертикально вверх и приземлялись на крышку стола в виде извилистой линии. Затем бесконечная гармошка залетела за спину, описала полный круг и вернулась в руки хозяину. И, наконец, в эпицентре его манипуляций оказалась серая шишковатая голова. Карты словно водили вокруг нее хоровод.

-Офигеть! – проговорил детектив.

Затруднившись в толковании словечка, электронный переводчик возмущенно зашипел и выдал: "Вульгаризмы и жаргон в языковых библиотеках отсутствуют."

-Просто здорово! Вы факир, уважаемый Райра! – восхитилась девушка.

-У вас есть уникальная возможность, доктор, понять, какую личность вы загубили своим дилетантским лечением, - безапелляционно заявил ниторянин.

 

 

Пришла очередь Рассела дотрагиваться до руки девушки.

Тем не менее, карты все же легли на столешницу. Они образовали на стекле причудливую загогулину, поразительно напоминавшую мужской член с яичками.

-Так-так-так. Знак иудиного стержня, синий цвет, красные разводы и коричневый, много коричневого, - проговорил ниторянин. – Налицо развитый гениальный ум и великая надежность, трагическая смерть и дерьмо, много дерьма после…

-Это я мог и без всяких карт сказать. Именно в этом дерьме мы сейчас и ковыряемся, - буркнул Рассел.

Ему удалось раззадорить Райра, в крупных глазах которого появилось раздражение.

 

 

-Тогда слушайте внимательно. Кайко считал экспедицию на планеты Инкаты преждевременной, потому лететь не хотел. Будто предчувствовал недоброе, но и ослушаться командира не посмел. Я еще не видел заключение о смерти – его предоставят лишь официальному представителю Нитора. Мне же родные Кайко доверили забрать бренные останки. Но из переливов и игры света видно: смерть друга насильственная. Его убили.

-Слухом станция полнится, - заявил детектив. – Ничего из ряда вон, вы все знали заранее!

-Хорошо, не верите священным картам Кимо, не надо. Только, уважаемые, у каждой личности почему-то получается своя фигура и своя цветовая гамма. Как понимаете, моя осведомленность имеет четко определенные границы, но для меня бесспорно и сомнению не подлежит одно: убийца страшен, неуловим, хитроумен, изобретателен. Беда не только в смерти Кайко, а в том, что она – не последняя. Будут другие, и весьма скоро.

 

 

-А этого нам не надо! Святые угодники! – воскликнул Грив и перекрестился.

-Может, ваши карты устали и врут… то есть, немного ошибаются? – робко предположила Наталья.

-Не надейтесь! Более того: вам искать убийцу.

-Имеете в виду службы ДН? – уточнил Рассел.

-Отнюдь. Конкретно вас двоих. Вам искать убийцу несчастных пациентов. Новая смерть не за горами. Новое убийство. Вот так.

-Уверены? – переспросила Зайкина.

 

 

-Абсолютно. Но ничего больше, - ниторянин смешал карты на столешнице и вопросительно взглянул на Наталью, - Хотите, кину на вас?

-Пожалуй, - подумав, согласилась девушка.

И она, и Грив не без удовольствия посмотрели повтор мудреного тасования. Квадратики на сей раз легли неправильной восьмеркой и цвет имели желто-оранжево-красный с вкраплениями зеленого. С минуту Райра изучал расклад.

-У вас, доктор, знак священного колоса, в целом благоприятный, но не ждите легкой жизни. Жар, холод, а тепло только в вас. Любовь, много любви. В недалеком прошлом – серьезная драка со страшным, чудовищным врагом. Сейчас одно существо, очень маленькое, имеет для вас огромное значение. Но скоро добавится и второе. Работа и карьера, много друзей, только вот…

-Да? – Наталья невольно подалась вперед.

 

 

-Рядом смерть. Все, что произойдет здесь, станет крутиться вокруг вас. И путь к счастью будет нелегким. Более ничего. А вы, детектив, рискнете?

-Вот еще! – возмутился марсианин с видом самым недоверчивым. – Любой молодой девушке можно сделать подобное предсказание, а уж мрачняк – дань ранее выбранному сценарию. Опять же, вы знали о недавнем ЧП на станции из местных новостей.

-Неужели? Когда же я их смотрел? – удивился ниторянин.

-Рассел, не надо подвергать сомнению сведения нашего гостя, а поблагодарить. Предупрежден – значит, вооружен. Спасибо, достойный Райра! - произнесла девушка, на которую оба прогноза произвели впечатление, слишком уж зловеще они прозвучали.

-Пожалуй, нам пора. До свидания, уважаемый оракул! – взгляд Грива налился тяжелой

ртутной иронией.

 

 

-Вы безнадежны, детектив, с вашими бы мозгами да на руках бороться. Я не настаиваю на вашем доверии, время покажет. И все-таки раскину на вас карты и пришлю результат.

-Не трудитесь! – рявкнул марсианин.

В коридоре он отдышался, интенсивно раздувая ноздри. Краска отхлынула с его выразительного темного лица.

-Вот сволота! Козел пучеглазый! – смачно выругался Грив.

-Рассел, не принимайте  все так близко к сердцу! – успокаивающе произнесла Наталья.

-Самое поганое, знаешь что? Я действительно борюсь на руках! – марсианин снова засопел. – С такими просто поговарить, и то дерьма нажрешься! Примерно, как замужнюю

дамочку охаживать!

Наталью несколько покоробило крайнее сравнение, она запальчиво возразила:

-Заметь, спать с женатым ничуть не лучше!

 

 

-Извини, доктор! А у тебя? Ведь тоже есть сомнения?

-Знаешь, насчет маленького существа он в точку попал! Базя у меня из головы нейдет! Как-то он там без меня? – призналась девушка.

-Да о деле об опеке над идюшонком только глухой не слышал! Райра просто умелый манипулятор! Знаешь, как действуют некоторые досужие гадалки? Узнают из разных источников о прошлом клиента и выдают на гора! А потом предсказывают один из возможных вариантов развития будущего, а там – дело техники, посетитель сам реализует заложенную программу на подсознательном уровне! Год назад мы расследовали дело о мошенничестве. Одна из шустрых дам, умело пользуясь общей базой данных ДН, огорошивала собеседника знанием его биографических данных, а потом, завоевав полнейшее доверие, сдирала кругленькую сумму за бизнес-прогноз на полугодие.

 

 

Собственно, начинала с того, о чем всем известно, но облекала сведения в столь красочную форму, что клиент и не думал сомневаться. Талант! С десяток умнейших личностей оболванила! Те и не думали подозревать ее при любом исходе. Так уж устроены всяческие разумные мозги: в случае удачи плюс ворожее, а если дело провалилось, значит, где-то я нарушил рекомендации и сам же виноват. А попалась на сущей ерунде: предсказала послу Раффети смещение с поста и дала рекомендации на будущее, как не выпасть из обоймы. Все насочиняла от начала и до конца. Тот возмутился и пожаловался начальнику охраны ДН, мол, ваша сотрудница статистической службы трясла с меня немалые деньги за самые абсурдные прогнозы! Тут-то и выяснилось, что никакая дамочка не сотрудница, а аферистка, которой запретили доступ на пять планет Межгалактического Содружества. Вот она и окопалась на ДН, пользуясь поддельными въездными документами.

 

 

-Да уж! Нашла, с кем связаться! С раффети! – удивилась Наталья.

-Жадность фраера сгубила, как говорят на Земле. А самое интересное – того посла действительно скоро поперли с поста! Кому-то дорогу перешел. Выходит, гадалка за правду пострадала, хоть пальцем в небо ткнула, в чем сама призналась! Правда, к тому времени тетка уже вовсю пахала трудовую повинность на Бета Ледяной Змеи! – усмехнулся марсианин.

-Занятно!

За беседой они незаметно подошли к двери ее комнаты.

-Спасибо тебе! – проговорила девушка. – Одна бы я не вынесла столь интеллектуального собеседника!

-Больше не лезь, куда не надо, я тебя прошу! Хотя, твоя правда, Райра этот не просто  неприятен, а невыносим! Ничего вот пройдет время, и ты убедишься, он нас тупо взял на понт!

-Скажи, ты просмотрел запись с камеры, которая висит напротив палаты ниторянина? – поинтересовалась Наталья.

 

 

-Опять за свое! Говори, не говори! – притворно возмутился детектив.

-Ну, пожалуйста, Рассел! Кто-нибудь, кроме персонала и посетителя, заходил в палату?

-Нет. Не знаю, – вид у Грива сделался весьма обескураженный. – В 18.00 прибор зафиксировал нашего великого эзотерика Райра, потом, в 18.40 - Глорию, а с 18.50 до 18.57   запись отсутствует ровно на семь минут… Время, вполне достаточное для убийства.

-Как это? – воскликнула докторша, ощутив прилив предчувствий самых нехороших.

-Да так! Нет записи, и все тут, так, рябь какая-то. Словно, помехи идут. Сама понимаешь, испортить пленку при определенных сетевых навыках – раз плюнуть!

-Да, наверное, - Наталья задумалась. – Значит, никто из наших здесь ни при чем?

 

 

-Не факт. Одно другому не мешает. Глорию, тебя и санитара-керта видно четко. Это некоторым образом вас обеляет, но не совсем, сама понимаешь! Сам по себе факт порчи съемки ничего не доказывает. Наши эксперты сейчас занимаются технической стороной вопроса, отчего да почему. Так, Наталья, еще раз прошу, не вмешиваться! – проговорил Грив.

-Но разве непонятно: убийца испортил запись, чтобы войти и выйти незамеченным!

-Вот вы, медики, ставите диагноз по вторичным признакам? – коварно осведомился детектив.

-Нет, конечно! А иногда его вообще можно определить наверняка, лишь когда вскроешь брюшину! – призналась доктор.

-Вот видишь! Так и здесь – нужны прямые доказательства! А убийцу я найду, не сомневайся! – побожился марсианин.

 

 

-И не думала. Ну, ладно, пока? – спросила Зайкина.

-Слушай, Наталья, завтра в восемь в "Розе ветров" состоится соревнование по армрестлингу среди крупных рас, я участвую, приходи, а?

-Пожалуйста, зови меня, как все - Наталь… - попросила доктор.

-Ладно, учту! Ну, так как, придешь?

-Вообще-то, вечером я свободна. Если не случится ничего непредвиденного, приду! –

пообещала девушка. – Пока!

-Пока!

 

 

Марсианин развернулся и очутился нос к носу с Ковалем. Тот возвращался из научной библиотеки с коробками кристаллов.

-Добрый вечер, детектив! – преувеличенно вежливо поздоровался зав. – Разве моих сотрудников положено допрашивать и по вечерам?

-И по ночам, если надо будет! – обрубил марсианин и, поклонившись с нарочитой учтивостью, двинулся, печатая шаг, к лифту.

-Павел Зигмундович, он вовсе не допрашивал, мы чисто случайно встретились у дверей ниторянина! – залепетала смущенная Зайкина.

-У дверей ниторянина? – повторил Коваль, сверля ее тяжелым взглядом. – Ну-ну!

 

 

-Я хотела поговорить с Райра, и тут появился детектив…

-Правда? Ну, это в корне меняет дело! – произнес Коваль с нарочитым благодушием и вдруг окрысился. – Один вопрос! Какого лешего ты делала возле номера Райра? А?

Помявшись, девушка безмолвствовала.

-Молчишь? Предупреждаю, Наталь, не вздумай вмешиваться в расследование! Нам ни к чему лишний геморрой в твоем лице…

-В моем лице нет геморроя! Один нос и даже без насморка! - съерничала наша героиня.

-Ты хорошо поняла меня! – раздражился зав. - К тому же, когда я подошел, Грив куда-то

манил тебя. Что вы замышляете на пару? – тон зава не предвещал ничего хорошего.

 

 

Словно строгий старший брат отчитывал непутевую сестрицу. По какому, собственно, праву? Вне отделения она может проводить время, как ей заблагорассудится!

-Ничего такого. Просто Рассел пригласил меня на соревнования по армрестлингу среди крупных рас, только и всего! – доложилась девушка с некоторым вызовом. – Сделаю ставку!

-Надеюсь, не на него? – с иронией поинтересовался Павел.

-Конечно, на него! Грив – сильный и жесткий противник… Он обязательно победит!

-Ну-ну! Не жаль бабла, пожалуйста! Спокойной ночи!

-И тебе того же!

 

 

Коваль зашагал по коридору к своему номеру. Наталья проводила его взглядом и, зайдя за дверь, в сердцах воскликнула:

-Черт! Черт! Черт! Вот уж не вовремя его принесло! Почему он так разозлился? Лезу не в свои сани? То ли оттого что… Бред! Не  мог же Коваль психануть из-за Грива и его армрестлинга? С какой стати? Скорее всего, наш уважаемый зав просто устал, ведь пять лет без отпуска, шутка ли!

 



[1] ЦУП – центр управления полетами.

© Copyright: Татьяна Стафеева, 2012

Регистрационный номер №0090348

от 5 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0090348 выдан для произведения:

 -Скажите, пожалуйста, уважаемый Райра, когда вы прибыли на ДН?

Вечером у себя в комнате Наталья включила голографический проектор, куда зарядила кристалл, полученный от Вроды. Включилась запись того разнесчастного вечера.

В 16.00 на ресепшен царила деловая суета: выписывались трое больных Коваля, двое – Смита и один – хирурга Раеля, подлежавшие высадке на разных планетах. Их транспорт следовал попутно и забирал больных со всех отделений. Следовало поторопиться. Врода работала четко, по-деловому. Каждому подготовила выписные документы, поступившие намедни от палатных врачей, выдала листы рекомендаций, лекарства и литературу. Девушка уложилась точно в срок, и сорок минут спустя вахта опустела. Вряд ли кто-нибудь мог пройти незамеченным в этот отрезок времени.

 

 

 Больные смиренно ожидали очередности, ни один не отлучался. Никто из свободного персонала в отделение не входил, посторонние - тоже. Ситуация смотрелась тревожной, ибо медики, дежурившие в тот день, имели возможность преспокойно проникнуть в палату и произвести некие манипуляции. Но зачем, для чего? Кому понадобилось травить беднягу? Изпопу, Алене, Глории, Ковалю или, прости, Господи, ей самой? Все предположения казались чудовищным абсурдом и ни к чему не пристегивались – для совершения столь серьезного преступления, как убийство, требовалась столь же серьезная причина. Или, как сказал бы Рассел Грив, мотив. А у вышеперечисленных никаких мотивов не имелось.

 

 

 Или имелось? Изпопу надоело менять пациенту подгузники? Глории не нравилась физиономия ниторянина? Алена пришла на работу не в настроении? Ка-Раак, лаборант, хотел испытать возможности лекарства? Коваль задался вопросом, каковы возможности столь гигантского организма? А ей почему задумалось сгубить несчастного? Наталья поймала себя на мысли, что пытается придумать приемлемый мотив. Дурдом! Неперспективно и неправильно. Даже алогично – ей-то доподлинно известно о собственной невиновности.

 

 

Итак, в поле зрения оставался один подозреваемый – астронавт с Нитора, приятель покойного, проведший возле больного целых полчаса. Но вот уж незадача – он не медик, посему вряд ли способен рассчитать дозу биркуридина, потребного для постепенного умерщвления индивидуума с данной массой тела. Но это могли сделать за него другие. Доктора с Нитора. Допустим, на неизвестной планете в поясе Инкаты астронавт видел нечто такое, о чем власти категорически не желали информировать Межгалактический Комитет, потому подослали друга… Стоп! Но почему товарищ и коллега покойного, а не наемный убийца? Да во избежание подозрений! Обыкновенно больных посещают родственники и близкие знакомцы.

 

 

Предварительно Райра взяли за жабры, то есть,  поймали за хвост, в смысле, нарыли некий компромат и заставили прикончить соплеменника. Опять же, тогда душегуб не просидел бы в палате столько времени, постарался бы побыстрее смыться. Или он пространно извинялся, прежде чем влить биркуридин в трубку капельной системы? Мол, прости, друг, сожалею, но не могу иначе! Глупость какая!

Кроме того, если смерть астронавта выгодна властям, то незачем было вообще транспортировать больного на ДН, пусть бы просто умер в карантине. Обычное дело, никаких подозрений! И все шито-крыто! Означает ли данное умозаключение полную невиновность Райра? Вовсе нет. Для доказательства требуются улики и факты, а не голые выводы.

 

 

 Предположим далее, убийца – не дурак и не стал переть буром через ресепшен, есть ведь еще и межуровневая лестница, откуда вполне возможно проскочить незамеченным. Тогда ситуацию прояснит видеозапись коридора.

В функциональных кабинетах отделений не разрешалось размещать камеры наблюдения. В случае необходимости операции фиксировались на носители информации специальной службой, но не сотрудниками охраны ДН. Ближайший к палате ниторянина электронный глаз висел на противоположной стене в коридоре и включался только на движение. Показания данного прибора поступали в головной компьютер и являлись закодированной информацией. На ресепшен другой принцип работы – централизованный пульт с вмонтированной видеосистемой, пишущей события и в общую сеть, и для дежурной.

 

 

Кристалл Вроды ничем не помог нашей героине. Рассуждения на данном этапе зашли в тупик. Суть преступления – по всей логике – не дать ниторянину придти в сознание. Видимо, сначала убийца счел его безнадежным, но гигант не спешил отправляться к праотцам, а медленно и верно шел на поправку. Тогда злодей, не полагаясь на фортуну, решил активизироваться. Тут Зайкину осенило в очередной раз: выходит, на ДН имелся наблюдатель за состоянием здоровья астронавта. Или же некие лица на Ниторе получали подробные сводки о течении его болезни и делали выводы. Еще одно направление поиска – поднять запросы, посланные в отделение, и проанализировать отзывы по данному поводу.

 

 

 Что такое суперважное и стратегическое знал покойник? Кому его сведения внушали опасения? Вот тут-то и пригодились бы показания Райра - не предателя, но друга, хорошо знавшего убитого. Наталья еще раз пересмотрела отрывок записи с пульта. 18.00 прошлых суток - гигант вошел, зарегистрировался честь по чести, получил одноразовую стерильную одежду - шапочку, халат и чуни, – в кои облачился и удалился с глаз в направлении, указанном дежурной. Именно на этой записи Наталья впервые увидела ниторянина, так сказать, "живьем". Очи его, как она и предполагала, оказались глубокой сияющей черноты, словно бесконечный бездонный вакуум, и придавали непропорциональному угластому лицу вид жутковатый и загадочный. Приблизительно так люди воображали себе инопланетян в Докосмическую Эру. Кожа – серая с лиловым оттенком. Лысый череп, мощная шея. На посетителе – синий комбинезон с фиолетовыми вставками. Стерильная форма для крупных рас катастрофически мала ему. Халат короток, чуни еле налезли, а шапочка сидит на макушке. Мощный, зараза.

 

 

Недолго думая, Зайкина набрала центральный пульт и поинтересовалась, здесь ли еще посетитель с Нитора Райра.

-Минуточку, доктор, я проверю! – приветливо ответила оператор.

Чуть повременив, девушка заговорила:

-Райра с Нитора поменял срок визита и отбывает послезавтра утренним рейсом в 8.40. А пока проживает в отеле "Ракета" – уровень семь, номер пятнадцать.

-Спасибо!

Скинув домашний халатик из легкого центаврианского льна, девушка надела любимое короткое платье-сафари, причесала волосы, споро впрыгнула в удобные мокасины и понеслась к лифту. У двери номера 15 она столкнулась нос к носу с Расселом Гривом.

 

 

-Ба! Кого я вижу! Доктор Заикина! – церемонно раскланялся он.

-Собственной персоной! Рада вас видеть, детектив! – фальшиво разулыбалась Наталья.

-А я-то как рад! Прямо до чертиков! – шаркал ножкой марсианин.

-Истинно так! До чертей! Зеленых, - доктор сделала книксен.

-А я – до красных, с красной же планеты! Хм…

-Прелестно! Вы эталон патриотизма!

-Беру пример с вас!

 

 

-Право, не стоит преувеличивать! – соскромничала девушка, опустив глазки.

-Ничуть! – заверил ее Грив.

-Однако…

-Отнюдь…

-Воля ваша…

-Вам пора?

-Отчего же, я только пришла!

-Так! Прекратите балаган, черт возьми! – темное лицо Грива приобрело багровый оттенок.

-Вы тоже, черт возьми!

-Зачем вы здесь?

-Хотела поговорить с Райра!

 

 

-Разве в компетенцию врача входит беседовать с посетителями?

-А разве нет?

-Не ерничайте!

-А вам, стало быть, никогда не приходилось леживать в госпиталях!

-Бог миловал, при моей-то работе! – Рассел суеверно и троекратно сплюнул.

-Беседа с родными больного - прямая обязанность доктора! – пояснила Зайкина.

-Даже если пациент того… откинулся?

-Особенно, тогда. Думаю, детектив, нас с вами интересует одно и то же!

 

 

-Допустим, но меня оно интересует по долгу службы, а вас – из праздного любопытства!

-Неужели непонятно, на все отделение брошена тень …

-Напомню, детектив – я, и мне рассеивать эту вашу тень!

-Все равно не уйду, не надейтесь! Весь персонал под подозрением, кроме дежурной с ресепшен, но и она удалялась с рабочего места!

-Видите ли, понятия "презумпция невиновности" и "бремя доказывания" по-прежнему актуальны! Как и "тайна следствия"! – сообщил Грив.

-Кучеряво! – повторила Зайкина выражение Алены Клоковой. – Будьте вы человеком! По долгу службы я умею хранить врачебную тайну, сохраню и тайну следствия!

 

 

-Вообще-то я – марсианин. Ладно, приморили совсем, леди медицина! Обещайте, что после беседы с Райра перестанете путаться у меня под ногами!

-Торжественно клянусь!

Так наши герои худо-бедно достигли консенсуса.

Как и предполагала Наталья, вблизи Райра выглядел еще более впечатляюще: огромные очи, казались, доставали собеседника до печенок. Встать и встретить посетителей астронавт не пожелал, лишь нажал кнопку впускного пульта, расположенного на панели стола. Оттуда же можно запустить голографический проектор, радио ДН или запросить центральный пульт.

 

 

Ниторянин лишь кивнул большой шишковатой башкой, приветствуя вошедших. Он раскладывал на стеклянной столешнице мудреный пасьянс национальными картами, -   глянцевыми квадратами размером примерно десять на десять сантиметров, испещренными причудливыми рисунками. И даже сидя, обитатель номера ростом был наравне с Зайкиной, а марсианина ниже всего-то на полторы головы.

Детектив выдвинул пульт из панели и набрал на диалоговой шкале "английский" - "ниторский" и представился:

-Детектив Грив, служба охраны ДН. Доктор Заикина, она лечила вашего соплеменника.

-Я ждал подобного визита, - глухим гулким голосом ответил гигант.

 

 

-Вчера. В семнадцать тридцать по местному времени, - он замолчал, ожидая продолжения.

-А во сколько посетили больного товарища?

-В 18.00 по местному времени.

Видимо, парень не из болтливых. Доктор и Грив переглянулись, невольно ощутив себя в одном лагере.

-Сколько времени вы провели у ложа вашего друга?

-Ровно тридцать минут.

-А что делали? – в голосе Рассела зазвучало невольное любопытство.

-А что делали бы вы? – неподвижное лицо ниторянина слегка видоизменилось, будто он улыбнулся, но не очень приятственно, с некоторым сарказмом.

 

 

-Не знаю, наверное, попробовал пообщаться, дабы вызвать его к жизни, - проговорил марсианин.

-Вот и ответ на вопрос, - последовало бесстрастное.

-И все же! Вы провели в палате интенсивной терапии достаточно много времени. Лично я не набрал бы целых полчаса для беседы с недвижимым телом.

-То зависит от вашего интеллекта.

Рассел побагровел, а Наталья с легким сочувствием посмотрела на детектива: вольно или невольно гигант затронул его самолюбие.

-Или от степени знакомства с больным, - выдержав паузу, смягчил эффект астронавт.

-А потом?

 

 

-Посидел и пошел в гостиницу, в этот самый номер. Связался с Нитором, поговорил с ЦУПом[1], доложил о состоянии здоровья Кайко. Ваш главный доктор сказал, что он медленно, но верно идет на поправку. Я поверил профессионалу, а утром мне сообщили о смерти друга.

Почему-то Наталью задела фраза о Ковале, содержавшая не очень хорошую подоплеку. Видимо, Райра – мастер на провокационные высказывания. Девушка раскрыла рот, собираясь встрять в беседу, но Грив вовремя перебил ее:

-Какова была реакция вашего руководства?

-Мы ждем официального документа. Пока никак не оцениваем ситуацию.

Тактика отношений с Нитором еще не выбрана, поняла наша героиня, и пока идет разбирательство незачем демонстрировать свою осведомленность.

 

 

-Какие отношения связывали вас с покойным?

-Дружеские. Более того, мы вместе с Кайко посетили ту планету в поясе Инкаты…

-Скажите, каким образом ваш друг заразился? – не выдержала Зайкина.

 

 

-Понимаю, вам интересно, как врачу. Мы с ним и еще двумя астронавтами получили задание руководства обследовать незнакомое небесное тело. Знали только, что там атмосфера пригодна для дыхания. Этого мало, как вы понимаете. Надлежало взять пробы воздуха, воды, почвы, и привезти любых представителей флоры и фауны. Судно высадилось на весьма подходящую площадку прямо перед небольшим хребтом серой породы. Дальше шел непроходимый лес, очень заболоченный. Идти приходилось по щиколотку в грязной мутной жиже. Мы были хорошо вооружены и одеты в защитные комбинезоны с перчатками и шлемами. Все сделали быстро и уже возвращались назад, когда произошел некий печальный курьез: Кайко наступил на корягу с изрядной кривулиной, незаметную под водой.

 

 

Суковатая палка выскочила из болотистой почвы и стукнула его по шлему, пробила дыру в забрале и угодила толстым отростком прямо в рот друга. Он упал на спину, подняв тучу брызг, грязная, кишащая паразитами вода попала на его лицо и губы. Я помог ему встать, и мы поспешили на корабль. Так Кайко оказался в карантине. А дальше вы знаете. Он заразился… Бедный, бедный наш товарищ! Немало мы с ним планет посетили, но ни разу не напоролись на столь подлый сук. Теперь понимаете?

 

 

-Да, спасибо, уважаемый Райра! - поблагодарила Зайкина. - А я-то все гадала, где опытный астронавт мог подцепить такую страшную бациллу. Нелепая случайность, смешная по видимости и ужасная по сути! А у вас часом, не дай Бог, не произошло инфицирование персонала привезенным материалом?

-Нет, разумеется. Мы же не настолько беспечны!

-Ясно. Видимо, яйца развиваются лишь в теплокровных организмах, но не в лабораторных сосудах, - сделала вывод наша героиня, решив проигнорировать грязный намек ниторянина.

Наталья задумалась о бренности бытия. Гуманоид, бороздящий Космос, хозяин Вселенной, герой с большой буквы "Г" погиб из-за вмешательства какой-то идиотской палки! Впрочем, не только. Из одного вытекает другое, совокупная цепь обстоятельств: нет коряги - нет инъекции. Никакие доктора не помогут, когда за дело берется ее Величество Судьба.

Пока наша героиня кручинилась, Рассел продолжал свои расспросы:

 

 

-Сколько времени вы находились на той безымянной планете?

-Не более часа земного времени, и далеко от корабля не удалялись.

-Не видели ничего из ряда вон выходящего или подозрительного?

-Нет, ничего. Стая птиц кружилась над головами, да роились насекомые. Кстати, Кайко нечаянно проглотил пару надоедливых мошек по дороге. Мы быстро вернулись и не стали испытывать судьбу…

-Здоровая трусость – не глупость, - в отместку заметил марсианин с некоторой ехидцей.

-Главное, задание выполнили, - бесстрастно ответствовал Райра.

-Больше вам нечего сказать? – подозрительно сощурился Грив.

-Почему же? Сказать можно много, но вам это вряд ли будет интересно!

-Перед экспедицией ваш друг не выглядел испуганным, озабоченным, не показалось, будто он что-то скрывает?

 

 

-Нет. Душевная смута Кайко не прошла бы мимо моего внимания, и утаивать ему нечего, ибо чист перед родиной и начальством! Поверьте, все так и есть. Хотите, раскинем карты? – вдруг спросил астронавт, и на лике его впервые появилась некоторая заинтересованность.

-Простите, но зачем? Гадания не являются доказательствами в суде…

-Но их можно рассматривать как эзотерические данные о личности умершего. Впрочем, вряд ли вам, как детективу, известны столь тонкие вещи, - высказался ниторянин в своем духе.

-Зато мне, как доктору, будет интересно! – проговорила Наталья, успокаивающе дотрагиваясь до руки марсианина – на всякий случай.

-Хорошо.

 

 

Не успели они и глазом моргнуть, как гигант начал вытворять чудные вещи: глянцевые квадраты порхали в его руках, словно экзотические бабочки, мелькали между пальцами, раскидывались веером и снова собирались в стопку, подкидывались вертикально вверх и приземлялись на крышку стола в виде извилистой линии. Затем бесконечная гармошка залетела за спину, описала полный круг и вернулась в руки хозяину. И, наконец, в эпицентре его манипуляций оказалась серая шишковатая голова. Карты словно водили вокруг нее хоровод.

-Офигеть! – проговорил детектив.

Затруднившись в толковании словечка, электронный переводчик возмущенно зашипел и выдал: "Вульгаризмы и жаргон в языковых библиотеках отсутствуют."

-Просто здорово! Вы факир, уважаемый Райра! – восхитилась девушка.

-У вас есть уникальная возможность, доктор, понять, какую личность вы загубили своим дилетантским лечением, - безапелляционно заявил ниторянин.

 

 

Пришла очередь Рассела дотрагиваться до руки девушки.

Тем не менее, карты все же легли на столешницу. Они образовали на стекле причудливую загогулину, поразительно напоминавшую мужской член с яичками.

-Так-так-так. Знак иудиного стержня, синий цвет, красные разводы и коричневый, много коричневого, - проговорил ниторянин. – Налицо развитый гениальный ум и великая надежность, трагическая смерть и дерьмо, много дерьма после…

-Это я мог и без всяких карт сказать. Именно в этом дерьме мы сейчас и ковыряемся, - буркнул Рассел.

Ему удалось раззадорить Райра, в крупных глазах которого появилось раздражение.

 

 

-Тогда слушайте внимательно. Кайко считал экспедицию на планеты Инкаты преждевременной, потому лететь не хотел. Будто предчувствовал недоброе, но и ослушаться командира не посмел. Я еще не видел заключение о смерти – его предоставят лишь официальному представителю Нитора. Мне же родные Кайко доверили забрать бренные останки. Но из переливов и игры света видно: смерть друга насильственная. Его убили.

-Слухом станция полнится, - заявил детектив. – Ничего из ряда вон, вы все знали заранее!

-Хорошо, не верите священным картам Кимо, не надо. Только, уважаемые, у каждой личности почему-то получается своя фигура и своя цветовая гамма. Как понимаете, моя осведомленность имеет четко определенные границы, но для меня бесспорно и сомнению не подлежит одно: убийца страшен, неуловим, хитроумен, изобретателен. Беда не только в смерти Кайко, а в том, что она – не последняя. Будут другие, и весьма скоро.

 

 

-А этого нам не надо! Святые угодники! – воскликнул Грив и перекрестился.

-Может, ваши карты устали и врут… то есть, немного ошибаются? – робко предположила Наталья.

-Не надейтесь! Более того: вам искать убийцу.

-Имеете в виду службы ДН? – уточнил Рассел.

-Отнюдь. Конкретно вас двоих. Вам искать убийцу несчастных пациентов. Новая смерть не за горами. Новое убийство. Вот так.

-Уверены? – переспросила Зайкина.

 

 

-Абсолютно. Но ничего больше, - ниторянин смешал карты на столешнице и вопросительно взглянул на Наталью, - Хотите, кину на вас?

-Пожалуй, - подумав, согласилась девушка.

И она, и Грив не без удовольствия посмотрели повтор мудреного тасования. Квадратики на сей раз легли неправильной восьмеркой и цвет имели желто-оранжево-красный с вкраплениями зеленого. С минуту Райра изучал расклад.

-У вас, доктор, знак священного колоса, в целом благоприятный, но не ждите легкой жизни. Жар, холод, а тепло только в вас. Любовь, много любви. В недалеком прошлом – серьезная драка со страшным, чудовищным врагом. Сейчас одно существо, очень маленькое, имеет для вас огромное значение. Но скоро добавится и второе. Работа и карьера, много друзей, только вот…

-Да? – Наталья невольно подалась вперед.

 

 

-Рядом смерть. Все, что произойдет здесь, станет крутиться вокруг вас. И путь к счастью будет нелегким. Более ничего. А вы, детектив, рискнете?

-Вот еще! – возмутился марсианин с видом самым недоверчивым. – Любой молодой девушке можно сделать подобное предсказание, а уж мрачняк – дань ранее выбранному сценарию. Опять же, вы знали о недавнем ЧП на станции из местных новостей.

-Неужели? Когда же я их смотрел? – удивился ниторянин.

-Рассел, не надо подвергать сомнению сведения нашего гостя, а поблагодарить. Предупрежден – значит, вооружен. Спасибо, достойный Райра! - произнесла девушка, на которую оба прогноза произвели впечатление, слишком уж зловеще они прозвучали.

-Пожалуй, нам пора. До свидания, уважаемый оракул! – взгляд Грива налился тяжелой

ртутной иронией.

 

 

-Вы безнадежны, детектив, с вашими бы мозгами да на руках бороться. Я не настаиваю на вашем доверии, время покажет. И все-таки раскину на вас карты и пришлю результат.

-Не трудитесь! – рявкнул марсианин.

В коридоре он отдышался, интенсивно раздувая ноздри. Краска отхлынула с его выразительного темного лица.

-Вот сволота! Козел пучеглазый! – смачно выругался Грив.

-Рассел, не принимайте  все так близко к сердцу! – успокаивающе произнесла Наталья.

-Самое поганое, знаешь что? Я действительно борюсь на руках! – марсианин снова засопел. – С такими просто поговарить, и то дерьма нажрешься! Примерно, как замужнюю

дамочку охаживать!

Наталью несколько покоробило крайнее сравнение, она запальчиво возразила:

-Заметь, спать с женатым ничуть не лучше!

 

 

-Извини, доктор! А у тебя? Ведь тоже есть сомнения?

-Знаешь, насчет маленького существа он в точку попал! Базя у меня из головы нейдет! Как-то он там без меня? – призналась девушка.

-Да о деле об опеке над идюшонком только глухой не слышал! Райра просто умелый манипулятор! Знаешь, как действуют некоторые досужие гадалки? Узнают из разных источников о прошлом клиента и выдают на гора! А потом предсказывают один из возможных вариантов развития будущего, а там – дело техники, посетитель сам реализует заложенную программу на подсознательном уровне! Год назад мы расследовали дело о мошенничестве. Одна из шустрых дам, умело пользуясь общей базой данных ДН, огорошивала собеседника знанием его биографических данных, а потом, завоевав полнейшее доверие, сдирала кругленькую сумму за бизнес-прогноз на полугодие.

 

 

Собственно, начинала с того, о чем всем известно, но облекала сведения в столь красочную форму, что клиент и не думал сомневаться. Талант! С десяток умнейших личностей оболванила! Те и не думали подозревать ее при любом исходе. Так уж устроены всяческие разумные мозги: в случае удачи плюс ворожее, а если дело провалилось, значит, где-то я нарушил рекомендации и сам же виноват. А попалась на сущей ерунде: предсказала послу Раффети смещение с поста и дала рекомендации на будущее, как не выпасть из обоймы. Все насочиняла от начала и до конца. Тот возмутился и пожаловался начальнику охраны ДН, мол, ваша сотрудница статистической службы трясла с меня немалые деньги за самые абсурдные прогнозы! Тут-то и выяснилось, что никакая дамочка не сотрудница, а аферистка, которой запретили доступ на пять планет Межгалактического Содружества. Вот она и окопалась на ДН, пользуясь поддельными въездными документами.

 

 

-Да уж! Нашла, с кем связаться! С раффети! – удивилась Наталья.

-Жадность фраера сгубила, как говорят на Земле. А самое интересное – того посла действительно скоро поперли с поста! Кому-то дорогу перешел. Выходит, гадалка за правду пострадала, хоть пальцем в небо ткнула, в чем сама призналась! Правда, к тому времени тетка уже вовсю пахала трудовую повинность на Бета Ледяной Змеи! – усмехнулся марсианин.

-Занятно!

За беседой они незаметно подошли к двери ее комнаты.

-Спасибо тебе! – проговорила девушка. – Одна бы я не вынесла столь интеллектуального собеседника!

-Больше не лезь, куда не надо, я тебя прошу! Хотя, твоя правда, Райра этот не просто  неприятен, а невыносим! Ничего вот пройдет время, и ты убедишься, он нас тупо взял на понт!

-Скажи, ты просмотрел запись с камеры, которая висит напротив палаты ниторянина? – поинтересовалась Наталья.

 

 

-Опять за свое! Говори, не говори! – притворно возмутился детектив.

-Ну, пожалуйста, Рассел! Кто-нибудь, кроме персонала и посетителя, заходил в палату?

-Нет. Не знаю, – вид у Грива сделался весьма обескураженный. – В 18.00 прибор зафиксировал нашего великого эзотерика Райра, потом, в 18.40 - Глорию, а с 18.50 до 18.57   запись отсутствует ровно на семь минут… Время, вполне достаточное для убийства.

-Как это? – воскликнула докторша, ощутив прилив предчувствий самых нехороших.

-Да так! Нет записи, и все тут, так, рябь какая-то. Словно, помехи идут. Сама понимаешь, испортить пленку при определенных сетевых навыках – раз плюнуть!

-Да, наверное, - Наталья задумалась. – Значит, никто из наших здесь ни при чем?

 

 

-Не факт. Одно другому не мешает. Глорию, тебя и санитара-керта видно четко. Это некоторым образом вас обеляет, но не совсем, сама понимаешь! Сам по себе факт порчи съемки ничего не доказывает. Наши эксперты сейчас занимаются технической стороной вопроса, отчего да почему. Так, Наталья, еще раз прошу, не вмешиваться! – проговорил Грив.

-Но разве непонятно: убийца испортил запись, чтобы войти и выйти незамеченным!

-Вот вы, медики, ставите диагноз по вторичным признакам? – коварно осведомился детектив.

-Нет, конечно! А иногда его вообще можно определить наверняка, лишь когда вскроешь брюшину! – призналась доктор.

-Вот видишь! Так и здесь – нужны прямые доказательства! А убийцу я найду, не сомневайся! – побожился марсианин.

 

 

-И не думала. Ну, ладно, пока? – спросила Зайкина.

-Слушай, Наталья, завтра в восемь в "Розе ветров" состоится соревнование по армрестлингу среди крупных рас, я участвую, приходи, а?

-Пожалуйста, зови меня, как все - Наталь… - попросила доктор.

-Ладно, учту! Ну, так как, придешь?

-Вообще-то, вечером я свободна. Если не случится ничего непредвиденного, приду! –

пообещала девушка. – Пока!

-Пока!

 

 

Марсианин развернулся и очутился нос к носу с Ковалем. Тот возвращался из научной библиотеки с коробками кристаллов.

-Добрый вечер, детектив! – преувеличенно вежливо поздоровался зав. – Разве моих сотрудников положено допрашивать и по вечерам?

-И по ночам, если надо будет! – обрубил марсианин и, поклонившись с нарочитой учтивостью, двинулся, печатая шаг, к лифту.

-Павел Зигмундович, он вовсе не допрашивал, мы чисто случайно встретились у дверей ниторянина! – залепетала смущенная Зайкина.

-У дверей ниторянина? – повторил Коваль, сверля ее тяжелым взглядом. – Ну-ну!

 

 

-Я хотела поговорить с Райра, и тут появился детектив…

-Правда? Ну, это в корне меняет дело! – произнес Коваль с нарочитым благодушием и вдруг окрысился. – Один вопрос! Какого лешего ты делала возле номера Райра? А?

Помявшись, девушка безмолвствовала.

-Молчишь? Предупреждаю, Наталь, не вздумай вмешиваться в расследование! Нам ни к чему лишний геморрой в твоем лице…

-В моем лице нет геморроя! Один нос и даже без насморка! - съерничала наша героиня.

-Ты хорошо поняла меня! – раздражился зав. - К тому же, когда я подошел, Грив куда-то

манил тебя. Что вы замышляете на пару? – тон зава не предвещал ничего хорошего.

 

 

Словно строгий старший брат отчитывал непутевую сестрицу. По какому, собственно, праву? Вне отделения она может проводить время, как ей заблагорассудится!

-Ничего такого. Просто Рассел пригласил меня на соревнования по армрестлингу среди крупных рас, только и всего! – доложилась девушка с некоторым вызовом. – Сделаю ставку!

-Надеюсь, не на него? – с иронией поинтересовался Павел.

-Конечно, на него! Грив – сильный и жесткий противник… Он обязательно победит!

-Ну-ну! Не жаль бабла, пожалуйста! Спокойной ночи!

-И тебе того же!

 

 

Коваль зашагал по коридору к своему номеру. Наталья проводила его взглядом и, зайдя за дверь, в сердцах воскликнула:

-Черт! Черт! Черт! Вот уж не вовремя его принесло! Почему он так разозлился? Лезу не в свои сани? То ли оттого что… Бред! Не  мог же Коваль психануть из-за Грива и его армрестлинга? С какой стати? Скорее всего, наш уважаемый зав просто устал, ведь пять лет без отпуска, шутка ли!

 



[1] ЦУП – центр управления полетами.

Рейтинг: +4 200 просмотров
Комментарии (10)
Света Цветкова # 6 ноября 2012 в 09:24 +1
elka2 elka2 elka2
Татьяна Стафеева # 6 ноября 2012 в 20:56 +1
dance rolf
Ольга Постникова # 14 ноября 2012 в 14:49 0
Так и хочется спросить, кто Вы, Татьяна?! Астроном, астронавт, врач, экстрасенс, гадалка? А теперь ещё и - детектив?!Всё в одном лице - фантаст. Если честно, я давно не читала ничего более увлекательного и увлекающего!!! Татьяна, просто - супер!!! big_smiles_138
Татьяна Стафеева # 14 ноября 2012 в 20:08 +1
Олечка, благодарю от души и сердца! Вам всегда рада и во всем солидарна! Гадать пробовала в детстве, у мамы училась. Говорят, нельзя - счастье прогадаешь! Медициной тоже увлекалась, но поступить было непросто. Потому пошла в инженеры и до сих пор на производстве, среди увлекательных железок. Искренне благодарю - как автора и человека! С глубоким уважением.
5min
Ольга Постникова # 16 ноября 2012 в 20:35 +1
Всё что угодно предполагала, любую специальность, но только - не инженер. Всё в таких деталях выписано в Г.Д.Н.,что видела в Вас врача, ну может-педиатра. look
Татьяна Стафеева # 17 ноября 2012 в 22:40 +1
педиатр - самая гуманная профессия наверное, не доросла! Искренне благодарю! rolf
Елена Нацаренус # 21 июня 2013 в 02:15 +1
Прекрасно работаете - как Шахрезада, останавливаетесь всегда на самом ин тересном! Пошла дальше...
Татьяна Стафеева # 21 июня 2013 в 08:37 +1
Еще та сказочница - хорошо, что можно "продолжать дозволенные речи"! Леночка, благодарю
от души!
Владимир Проскуров # 17 июля 2013 в 23:34 0
Мы рождены с предчувствиями смерти …
Татьяна Стафеева # 18 июля 2013 в 19:35 0
Владимир, Ваша правда,
рождение - есть первый шаг к смерти.
Такова жизнь...
Спасибо, с уважением и неподдельной заинтересованностью!!!

tort3